Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Юмор
Чехов Антон Павлович
Комик

Комик Иван Акимович Воробьев-Соколов заложил  руки  в  карманы  своих широких панталон, повернулся к окну и устремил свои ленивые глаза на  окно противоположного дома. Прошло минут пять в молчании...

- Ску-ка! - зевнула ingenue Марья Андреевна. -  Что  же  вы  молчите, Иван Акимыч? Коли пришли и помешали зубрить роль, то хоть  разговаривайте! Несносный вы, право...

- Гм... Собираюсь  сказать  вам  одну  штуку,  да  как-то  неловко... Скажешь вам спроста, без деликатесов... по-мужицки, а вы сейчас и осудите, на смех поднимете... Нет, не скажу лучше! Удержу язык мой от зла...

"О  чем  же  это  он  собирается  говорить? -   подумала   ingenue. - Возбужден, как-то странно смотрит, переминается с ноги на  ногу...  Уж  не объясниться ли в любви хочет? Гм... Беда с этими сорванцами! Вчера  первая скрипка  объяснялась,  сегодня   всю   репетицию   резонер   провздыхал... Перебесились все от скуки!"

Комик отошел от окна и, подойдя к комоду, стал рассматривать  ножницы и баночку от губной помады.

- Тэк-ссс... Хочется  сказать,  а  боюсь...  неловко...  Вам  скажешь спроста, по-российски, а вы сейчас:  невежа!  мужик!  то  да  се...  Знаем вас... Лучше уж молчать...

"А что ему сказать,  если  он  в  самом  деле  начнет  объясняться  в любви? -  продолжала  думать  ingenue. -   Он   добрый,   славный   такой, талантливый, но... мне не  нравится.  Некрасив  уж  больно...  Сгорбившись ходит, и на лице какие-то волдыри... Голос хриплый...  И  к  тому  же  эти манеры... Нет, никогда!"

Комик молча прошелся по комнате, тяжело опустился в кресло и с  шумом потянул к себе со стола газету. Глаза его забегали по газете,  словно  ища чего-то, потом остановились на одной букве и задремали.

- Господи... хоть бы мухи были! - проворчал он. - Все-таки веселей...

"Впрочем, у него глаза недурны, - продолжала думать ingenue. - Но что у него лучше всего, так это характер, а у мужчины не  так  важна  красота, как душа, ум... Замуж еще, пожалуй, можно пойти за него,  но  так  жить  с ним... ни за что! Как он, однако, сейчас на меня взглянул... Ожег! И  чего он робеет, не понимаю!"

Комик тяжело вздохнул и крякнул. Видно было, что  ему  дорого  стоило его молчание. Он стал красен, как рак, и покривил рот в сторону... На лице его выражалось страдание...

"Пожалуй, с ним и так жить можно, - не переставала думать  ingenue. - Содержание он получает хорошее... Во всяком случае, с ним лучше жить,  чем с каким-нибудь оборвышем капитаном. Право,  возьму  и  скажу  ему,  что  я согласна! Зачем обижать его, бедного, отказом? Ему и так горько живется!"

- Нет! Не могу! - закряхтел комик, поднимаясь и бросая газету. - Ведь этакая у меня разанафемская натура! Не могу себя побороть! Бейте, браните, а уж я скажу, Марья Андреевна!

- Да говорите, говорите. Будет вам юродствовать!

- Матушка!   Голубушка!   Простите   великодушно...    ручку    целую коленопреклоненно...

На глазах комика выступили слезы с горошину величиной.

- Да говорите... противный! Что такое?

- Нет ли у вас, голубушка... рюмочки водочки? Душа  горит!  Такие  во рту после вчерашнего перепоя окиси, закиси и перекиси, что  никакой  химик не разберет! Верите ли? Душу воротит! Жить не могу!

Ingenue покраснела,  нахмурилась,  но  потом  спохватилась  и  выдала комику рюмку водки... Тот выпил, ожил и принялся рассказывать анекдоты.

Число просмотров текста: 932; в день: 0.46

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0