Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Христианство
Автора нет или неизвестен
Материалы II Ватиканского собора. Декрет об обновлении монашеский жизни применительно к современным условиям.

ПАВЕЛ ЕПИСКОП РАБ РАБОВ БОЖИИХ

С ОТЦАМИ СВЯТЕЙШЕГО СОБОРА

НА ВЕЧНОЕ ПАМЯТОВАНИЕ

Декрет

ОБ ОБНОВЛЕНИИ МОНАШЕСКОЙ ЖИЗНИ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К СОВРЕМЕННЫМ УСЛОВИЯМ

PC

"Perfectae caritatis"

1. В Конституции о Церкви, озаглавленной "Lumen Gentium", Святейший Собор уже предварительно указал, что обретение совершенной любви посредством евангельских советов берёт свое начало в учении и примере Божественного Учителя и являет собою преславное знамение Царства Небесного. Теперь же Собор намерен рассмотреть вопрос о жизни и дисциплине институтов, члены которых приносят обеты целомудрия, бедности и послушания, и позаботиться об удовлетворении их потребностей соответственно условиям нашего времени.

Уже со времён первоначальной Церкви были такие мужчины и женщины, которые через практику евангельских советов стремились с большей свободой следовать за Христом и ближе подражать Ему. Каждый из них по-своему вёл жизнь, посвященную Богу. Многие из этих людей, побуждаемые Святым Духом, вели отшельническую жизнь или основывали монашеские семьи, которые Церковь охотно принимала и одобряла своей властью. Отсюда по Божественному промышлению выросло дивное разнообразие монашеских общин, которое немало способствовало тому, чтобы Церковь не только была приготовлена ко всякому доброму делу (ср. 2 Тим 3, 17) и готова на дело служения, для созидания Тела Христова (ср. Еф 4, 12), но и украсилась бы различными дарованиями своих детей, словно Невеста, украшенная для мужа своего (ср. Откр 21, 2), и через неё сделалась известной многоразличная премудрость Божия (ср. Еф 3, 10).

Однако при таком многообразии дарований все те, кто призван Богом к практике евангельских советов и верно их исповедует, особым [188]   образом посвящают себя Господу, следуя Христу, Который, будучи девственным и нищим (ср. Мф 8, 20; Лк 9, 58), искупил и освятил людей Своим послушанием до смерти крестной (ср. Флп 2, 8). Так они, движимые любовью, излитой в их сердца Святым Духом (ср. Рим 5, 5), всё более и более живут для Христа и для Тела Его, которое есть Церковь (ср. Кол 1, 24). Поэтому, чем с бульшим пылом они сочетаются Христу в такой самоотдаче, которая объемлет всю их жизнь, тем богаче становится жизнь Церкви и тем более обильные плоды приносит её апостольство.

А для того, чтобы выдающаяся ценность посвящённой жизни, проводимой в исповедании евангельских советов, и её необходимое служение в условиях настоящего времени обернулись для Церкви ещё бульшим благом, сей Святейший Собор выносит следующие постановления, которые относятся лишь к общим принципам обновления жизни монашествующих применительно к современным условиям и дисциплины орденов, а также — с учётом их особого характера — тех обществ совместной жизни, где не приносят обетов, равно как и дисциплины секулярных институтов. Частные нормы, необходимые для разработки и применения этих принципов, по окончании Собора должны быть установлены полномочной властью.

2. Обновление монашеской жизни применительно к современным условиям предполагает в одно и то же время как постоянное возвращение к истокам всякой христианской жизни и к первоначальному духу орденов, так и их приспособление к изменяющимся условиям времени. Это обновление, по побуждению Святого Духа и под руководством Церкви, следует осуществлять согласно следующим принципам:

а) Поскольку конечной нормой монашеской жизни является следование Христу, предлагаемое в Евангелии, все ордены должны считать его высшим правилом.

б) Для блага самой Церкви важно, чтобы институты обладали своим особым характером и служением. Поэтому им следует признавать и верно блюсти дух своих Основателей и поставленные ими цели, а также здравые традиции: всё это и составляет наследие каждого института.

в) Все институты должны участвовать в жизни Церкви и согласно особому характеру каждого из них усваивать и в меру сил развивать её начинания и намерения: как, например, в библейских, литургических, вероучительных, пастырских, экуменических, миссионерских и социальных вопросах. [189] 

г) Институтам следует развивать у своих членов надлежащие знания об условиях, в которых живут люди настоящего времени, и о нуждах Церкви, чтобы они, в свете веры мудро судя об обстоятельствах современной эпохи и пылая апостольским рвением, могли успешнее приходить на помощь людям.

д) Поскольку монашеская жизнь прежде всего направлена к тому, чтобы монашествующие следовали Христу и соединялись с Богом через исповедание евангельских советов, необходимо серьёзно подумать над тем, что даже самые лучшие преобразования применительно к современным условиям не добьются успеха, если они не будут воодушевляться духовным обновлением, которому всегда следует уделять первое место, даже в осуществлении внешних трудов апостольства.

3. Образ жизни, молитвы и деятельности должен повсюду, а особенно на миссионерских территориях, надлежащим образом соответствовать физическим и психическим условиям членов институтов, а также — в той мере, в какой этого требует характер каждого института — нуждам апостольства, требованиям культуры и социально-экономическим обстоятельствам.

Согласно тем же критериям следует подвергнуть пересмотру и порядок управления институтами.

Поэтому конституции, "руководства", книги обычаев, молитв и обрядов и другие кодексы того же рода надлежит соответственным образом пересмотреть и, упразднив устаревшие предписания, преобразовать применительно к документам настоящего Священного Собора.

4. Успешное обновление и верное преобразование применительно к современным условиям могут иметь место лишь в том случае, если в них примут участие все члены института.

Однако установление норм обновления применительно к современным условиям, законодательная деятельность, а также благоразумное определение достаточно длительного испытательного срока является делом лишь полномочных властей, в первую очередь генеральных капитулов, причём по мере нужды остаётся необходимость получить утверждение Святого Престола или местных Ординариев согласно нормам права. Настоятелям же следует подобающим образом советоваться с членами института и выслушивать их в вопросах, касающихся судеб всего института.

Для обновления жизни женских монастырей применительно к современным условиям можно будет прислушаться также к пожеланиям [190]   и советам, высказанным на заседаниях их федераций или на других законно созванных собраниях.

Однако всем надлежит помнить о том, что надежду на обновление следует возлагать скорее на тщательное соблюдение уставов и конституций, чем на умножение числа законов.

5. Пусть члены каждого института памятуют прежде всего о том, что исповеданием евангельских советов они дали ответ на Божественный призыв, так что они не только мертвы для греха (ср. Рим 6, 11), но также, отрекшись от мира, живут только для Бога. Ибо всю свою жизнь они посвятили служению Ему, и это составляет некое особое освящение, глубоко коренящееся в крещальном освящении и полнее выражающее его.

Однако, поскольку эта самоотдача монашествующих была принята Церковью, они должны также сознавать, что посвящены и на служение ей.

Это служение Богу должно побуждать и поощрять их к развитию добродетелей, прежде всего смирения и послушания, крепости и целомудрия, благодаря которым они причаствуют самоуничижению Христа (ср. Флп 2, 7-8) и вместе с тем — Его жизни в Духе (ср. Рим 8, 1-13).

Поэтому монашествующие, верные своим обетам, оставляя всё Христа ради (ср. Мк 10, 28), следуют за Ним (ср. Мф 19, 21) как за единственно необходимым (ср. Лк 10, 42), слушая слово Его (ср. Лк 10, 39) и заботясь о Господнем (ср. 1 Кор 7, 32).

Потому нужно, чтобы члены каждого института, прежде всего и единственно ища Бога, соединяли созерцание, благодаря которому они умом и сердцем прилепляются к Богу, с апостольской любовью, посредством которой они пытаются участвовать в деле Искупления и распространять Царство Божие.

6. Тем, кто исповедует евангельские советы, следует прежде всего искать и любить Бога, Который Сам первым возлюбил нас (ср. 1 Ин 4, 10), и во всех обстоятельствах стараться пестовать жизнь, сокрытую со Христом в Боге (ср. Кол 3. 3), откуда проистекает и побуждается любовь к ближнему во спасение мира и для созидания Церкви. Этой любовью одушевляется и направляется и практика евангельских советов.

Поэтому членам институтов надлежит усердно пестовать молитвенный дух и самую молитву, черпая её из подлинных источников христианской духовности. Прежде всего им нужно ежедневно браться за Священное Писание, чтобы через его чтение и размышление над [191]   ним учиться "превосходству познания Христа Иисуса" (Флп 3, 8). Они должны сердцем и устами совершать священную Литургию, особенно святейшую тайну Евхаристии, согласно духу Церкви, и питать свою духовную жизнь из этого богатейшего источника.

Насыщенные таким образом трапезой Закона Божия и священного престола, пусть они по-братски любят других членов Тела Христова, с сыновним почтением и любовью относятся к пастырям. Пусть они всё больше живут и чувствуют вместе с Церковью и полностью посвящают себя служению её миссии.

7. Институты, целиком предназначаемые к созерцательной жизни, так что их члены посвящают себя только Богу в одиночестве и молчании, в прилежной молитве и усердном покаянии, в мистическом Теле Христовом, в Котором "не у всех членов одно и то же дело" (Рим 12, 4), всегда сохраняют за собою славнейшую часть, сколь бы настоятельной ни была нужда в деятельном апостольстве. Ибо своими хвалами они приносят Богу величайшую жертву, озаряют народ Божий изобильнейшими плодами святости и подвигают его своим примером, а также распространяют его сокровенной апостольской плодотворностью. Таким образом, они являют собою славу Церкви и родник благодати. Но образ их жизни следует пересмотреть согласно вышеуказанным принципам и критериям обновления применительно к современным условиям. Однако при этом надлежит свято соблюдать их отрешённость от мира и упражнения, свойственные созерцательной жизни.

8. В Церкви существует множество институтов, составленных как клириками, так и мирянами, и посвящённых различным делам апостольства. Они обладают различными дарованиями по данной им благодати: если это служение — пребывают в служении; кто учитель — в учении; кто увещатель — в увещании; кто раздаватель — раздаёт в простоте; кто благотворитель — благотворит с радушием (ср. Рим 12, 5-8). "Дары различны, но Дух один и тот же" (1 Кор 12, 4).

В этих институтах апостольская и благотворительная деятельность относится к самуй природе монашеской жизни как священное служение и дело любви, поручаемое им Церковью и осуществляемое от её имени. Поэтому вся монашеская жизнь их членов должна проникаться апостольским духом, а вся их апостольская деятельность — складываться под действием духа монашеского. Итак, чтобы члены институтов прежде всего отвечали своему призванию следовать Христу и служили Ему в Его членах, необходимо, чтобы их апостольская деятельность проистекала из тесного единения с [192]   Ним. Вследствие этого получит поддержку и сама любовь к Богу и к ближнему.

Потому этим институтам следует должным образом согласовать свои правила и обычаи с требованиями апостольства, которому они посвящаются. Поскольку же монашеская жизнь, посвящённая делам апостольства, принимает разнообразные формы, необходимо, чтобы её обновление применительно к современным условиям учитывало это разнообразие и чтобы в различных институтах жизнь их членов, направленная на служение Христу, поддерживалась свойственными этим институтам и пригодными к этому средствами.

9. Пусть верно сохраняется и с каждым днём всё более сияет в своем подлинном духе — как на Востоке, так и на Западе — древнее установление монастырской жизни, в течение многих веков стяжавшее себе славные заслуги перед Церковью и перед человеческим обществом. Главная обязанность монахов заключается в смиренном и в то же время благородном служении Божественному Величию в стенах монастыря — посвящают ли они себя всецело богопочитанию в уединённой жизни или на законных основаниях берутся за то или иное дело апостольства либо христианского милосердия. Поэтому, сохраняя своеобразную природу института, они должны обновить древние благотворительные традиции и так согласовать их с нынешними потребностями душ, чтобы монастыри были как бы рассадниками созидания христианского народа.

Равным образом ордены, по уставу или установлению тесно соединяющие апостольскую жизнь с богослужением в хоре и с монашеской дисциплиной, должны так согласовать свой образ жизни с требованиями апостольства, чтобы верно сохранить свою форму жизни, которая оборачивается для Церкви исключительным благом.

10. Жизнь монашествующих мирян — как мужчин, так и женщин —составляет завершённый в себе самум статус исповедания евангельских советов. Поэтому, высоко ценя этот образ жизни, столь полезный для пастырского служения Церкви в деле воспитании молодёжи, заботы о больных, а также в исполнении других обязанностей, Священный Собор утверждает членов институтов мирян в их призвании и призывает их приспособить свою жизнь к современным требованиям.

Как заявляет Священный Собор, ничто не препятствует тому, чтобы некоторые члены монашеских общин братьев — при том что мирской характер институтов остаётся в неприкосновенности — по распоряжению генерального Капитула принимали священный сан, дабы удовлетворить потребности в священнослужении в своих обителях. [193] 

11. Хотя секулярные институты и не являются монашескими институтами, они всё же предполагают подлинное и полное исповедание евангельских советов в миру, признаваемое Церковью. Это исповедание сообщает некое посвящение мужчинам и женщинам, мирянам и клирикам, живущим в миру. Поэтому они должны прежде всего стремиться к полной отдаче себя Богу в совершенной любви, а самим институтам следует сохранять свой особый характер, а именно секулярный, чтобы успешно и повсюду совершать в миру и как бы от мира то апостольство, ради исполнения которого они и возникли.

Однако они должны ясно сознавать, что не смогут выполнить столь великую задачу, если их члены не будут так тщательно наставлены в предметах Божественных и человеческих, чтобы действительно быть закваской в миру для укрепления и возрастания Тела Христова. Поэтому руководителям следует серьёзно заботиться прежде всего о духовном воспитании членов своих институтов и о проведении их дальнейшей подготовки.

12. Целомудрие "для Царства Небесного" (Мф 19, 12), исповедуемое монашествующими, следует считать превосходным даром благодати. Ибо целомудрие особым образом освобождает сердце человека (ср. 1 Кор 7, 32-35), дабы оно всё более возгоралось любовью к Богу и ко всем людям. Поэтому целомудрие — особое знамение небесных благ, а также наиболее подходящее средство, благодаря которому монашествующие могут ревностно посвятить себя служению Богу и делам апостольства. Так они напоминают всем верным Христу о дивном брачном союзе, основанном Богом, который полностью должен явиться в грядущем веке и в силу которого Христос для Церкви — единственный Жених.

Поэтому необходимо, чтобы монашествующие, стараясь верно блюсти свои обеты, верили словам Господа и, уповая на помощь Божию, не ценили свои силы чересчур высоко, а прибегали к умерщвлению плоти и бдительно следили за своими чувствами. Пусть не пренебрегают они и естественными средствами, благоприятными для душевного и телесного здоровья. Благодаря этому они не поддадутся ложным теориям, утверждающим, что совершенное воздержание невозможно или вредно для развития человека, и неким духовным чутьём будут отвергать всё то, что подвергает опасности их целомудрие. Кроме того, всем, особенно Настоятелям, следует помнить о том, что целомудрие надежнёе соблюдается тогда, когда между членами института царит подлинная братская любовь в совместной жизни.

Поскольку соблюдение совершенного воздержания тесно затрагивает самые глубинные наклонности человеческой природы, кандидаты [194]   могут приступать к принесению обета целомудрия или получать разрешение на это только после того, как они пройдут действительно достаточный испытательный срок, и лишь при наличии у них должной психологической и аффективной зрелости. Их следует не только пpeдупредить об опасностях, угрожающих целомудрию, но и воспитывать так, чтобы они приняли посвящённое Богу безбрачие как благо для всей своей личности в целом.

13. Добровольная бедность ради следования Христу, которая сегодня особенно высоко ценится как Его знамение, должна усердно осуществляться монашествующими и, если нужно, выражаться также в новых формах. Благодаря ей даётся участие в бедности Христа, Который, будучи богат, обнищал ради нас, дабы мы обогатились Его нищетой (ср. 2 Кор 8, 9; Мф 8, 20).

Что же касается монашеской бедности, то недостаточно подчиняться Настоятелям в пользовании имуществом: необходимо, чтобы монашествующие были нищими материально и духовно, имея сокровище своё на небе (ср. Мф 6, 20).

В своём служении каждый должен сознавать себя подвластным общему закону труда и, добывая необходимое для жизни и для своего дела, отвергать всякую заботу сверх должной и поручать себя Провидению Отца Небесного (ср. Мф 6, 25).

Конгрегации монашествующих могут в своих конституциях разрешать своим членам отрекаться от наследования имущества — как в настоящем, так и на будущее.

Учитывая условия каждого отдельного места, институты должны стремиться к своего рода коллективному свидетельству о бедности и охотно отдавать некую долю своего имущества на иные нужды Церкви и на содержание бедных, которых все монашествующие должны любить любовью во Христе (ср. Мф 19, 21; 25, 34-36; Иак 2, 15-16; 1 Ин 3, 17). Пусть провинции и обители институтов монашествующих делятся друг с другом материальными благами, чтобы те, кто имеет больше, помогали тем, кто испытывает нужду.

Хотя институты, если только в их уставах и конституциях не предусмотрено обратного, имеют право владеть всем необходимым для временной жизни и для своего дела, они, тем не менее, должны избегать всякой видимости роскоши, неумеренного стяжательства и накопления имущества.

14. Обетом послушания монашествующие полностью отдают свою волю Богу, словно принося в жертву самих себя, и благодаря этому постояннее и надёжнее соединяются со спасительной волей Божией. По [195]   примеру Иисуса Христа, Который пришёл, чтобы творить волю Отца (ср. Ин 4, 34; 5, 30; Евр 10, 7; Пс 40 (39), 9) и, "приняв образ раба" (Флп 2, 7), страданиями научился послушанию (ср. Евр 5, 8), монашествующие, движимые Святым Духом, в вере подчиняются своим Настоятелям, выступающим от лица Бога, а Настоятели ведут их на служение всем братьям во Христе, как и Сам Христос в силу Своей покорности Отцу служил братьям и отдал душу Свою для искупления многих (ср. Мф 20, 28; Ин 10, 14-18). Так они всё теснее присоединяются ко служению Церкви и стремятся придти "в меру полного возраста Христова" (Еф 4, 13).

Поэтому члены институтов должны в духе веры и любви к воле Божией выказывать смиренную покорность своим Настоятелям по нормам уставов и конституций, используя силы своего ума и воли, а также природные и благодатные дарования для исполнения предписаний и для осуществления возложенных на них задач, сознавая, что они трудятся ради созидания Тела Христова по замыслу Божию. Так монашеское послушание не только не уменьшает достоинства человеческой личности, но и приводит её к полной зрелости, расширяя свободу сынов Божиих.

Настоятели же, обязанные дать отчёт о вверенных им душах (ср. Евр 13, 17), покорные воле Божией в исполнении своих обязанностей, пусть так пользуются своей властью в духе служения братьям, чтобы выражать любовь, которой Бог любит их. Им следует управлять подчинёнными как детьми Божьими и, уважая человеческую личность, способствовать их добровольному послушанию. Поэтому пусть они предоставляют им должную свободу — особенно в том, что касается Таинства Покаяния и духовного руководства. Им надлежит подводить членов своего института к тому, чтобы они сотрудничали в исполнении своих обязанностей и в различных начинаниях, проявляя активное и ответственное послушанием. Поэтому пусть Настоятели охотно выслушивают монашествующих и поощряют их единодушное сотрудничество на благо института и Церкви. Однако при этом остаётся в силе власть Настоятелей решать и предписывать, чту надлежит делать.

Капитулам и Советам следует верно исполнять порученные им обязанности в деле управления, причём все они по-своему должны служить выражением участия и заботы всех членов института на благо всей общины.

15. Жизнь, которую им надлежит вести совместно, по примеру первоначальной Церкви, в которой "у множества ... уверовавших было одно сердце и одна душа" (ср. Деян 4, 32), должна постоянно протекать в [196]   молитве и в общении одного и того же духа, питаясь евангельским учением, Священной Литургией и прежде всего Евхаристией (ср. Деян 2, 42). Как члены Тела Христова, монашествующие должны в почтительности предупреждать друг друга (ср. Рим 12, 10), нося "бремена друг друга" (Гал 6, 2), ибо в любви Божией, излитой в сердца Святым Духом (ср. Рим 5, 5), община, как настоящая семья, собранная во имя Господне, радуется Его присутствию (ср. Мф 18, 20). Но любовь есть исполнение Закона (ср. Рим 13, 10) и "совокупность совершенства" (Кол 3, 14), и благодаря ей мы знаем, что "перешли из смерти в жизнь" (1 Ин 3, 14). Более того: единство братьев являет пришествие Христово (ср. Ин 13, 35; 17, 21), и из него проистекает великая сила апостольства.

Чтобы братские узы, объединяющие монашествующих, были крепче, те, кого называют братьями-"конверсами", сотрудниками или как-либо иначе, должны находиться в тесной связи с жизнью и делами общины. Если обстоятельства действительно не продиктуют иного, надо позаботиться о том, чтобы в женских институтах перешли к единственному разряду сестёр. В этом случае следует сохранять лишь различие между лицами, требуемое в силу разнообразия тех дел, к которым сёстры предназначаются либо по особому призванию Божию, либо по своим особым способностям.

Что же касается мужских монастырей и институтов, не состоящих из одних лишь мирян, то, согласно их характеру и по нормам их конституций, они могут на равных основаниях принимать и клириков, и мирян, предоставляя им равные права и обязанности — кроме тех, что проистекают из священного сана.

16. Папский затвор должен оставаться в силе для монахинь, ведущих сугубо созерцательную жизнь. Однако его следует преобразовать применительно к условиям времени и места, отменяя устаревшие обычаи и выслушав пожелания самих монастырей.

Прочих же монахинь, по установлению посвящающих себя внешним делам апостольства, следует изъять из строгого затвора, чтобы они могли лучше исполнять вверенные им обязанности апостольства; но при этом надлежит соблюдать затвор по нормам конституций.

17. Монашеское одеяние, будучи знаком посвящения, должно быть простым и скромным, бедным и вместе с тем благопристойным. Кроме того, оно должно отвечать требованиям гигиены и условиям времени и места, а также быть приспособленным к потребностям апостольства. Одеяние, не соответствующее этим нормам — как мужское, так и женское — следует изменить. [197] 

18. Обновление институтов применительно к современным условиям в высшей степени зависит от подготовки их членов. Поэтому членов института, не являющихся клириками, а также монахинь, не следует назначать на делб апостольства сразу после новициата: их монашеская и апостольская, богословская и техническая подготовка, предусматривающая также и получение соответствующих званий, должна уместным образом продолжаться в приспособленных для этого обителях.

Но для того, чтобы приспособление монашеской жизни к требованиям нашего времени не было сугубо внешним, а те, кто по установлению занят внешним апостольством, не оказались неспособны исполнить своё служение, монашествующих нужно как подобает, соответственно умственным дарованиям и личному характеру каждого из них, познакомить с обычаями, действующими в нынешней общественной жизни, а также с современными умонастроениями. Эту подготовку следует проводить так, чтобы благодаря гармоничному слиянию различных элементов она содействовала единству жизни членов институтов.

На протяжении всей своей жизни членам институтов надлежит стремиться к тому, чтобы прилежно совершенствовать эту духовную, вероучительную и техническую культуру, а Настоятели должны в меру сил предоставлять им для этого возможности, средства и время.

Настоятели обязаны также заботиться о том, чтобы руководители, духовники и преподаватели избирались тщательнейшим образом и получали основательную подготовку.

19. При учреждении новых институтов следует серьёзно задуматься над необходимостью в них или, по крайней мере, над их полезностью, а также над возможностью их дальнейшего развития, чтобы по неосторожности не возникали институты, не приносящие пользы или лишённые достаточной силы. В молодых Церквах нужно особо поддерживать и развивать те формы монашеской жизни, которые считаются с характером и нравами жителей, а также с обычаями и условиями данного места.

20. Институты должны верно сохранять и развивать свойственную им деятельность и, учитывая пользу всей Церкви и диоцезов, сообразовывать её с потребностями времени и места, прибегая для этого к уместным средствам, в том числе и новым, но при этом отказываясь от такой деятельности, которая сегодня уже не отвечает духу и подлинному характеру института.

В институтах монашествующих надлежит всячески сохранять миссионерский дух и в зависимости от природы каждого из них так сообразовывать его с современными условиями, чтобы проповедь Евангелия всем народам стала успешнее. [198] 

21. Тем институтам и монастырям, которые, по мнению заинтересованных местных Ординариев и по суждению Святого Престола, не подают обоснованной надежды на свой дальнейший расцвет, следует запретить впредь принимать новициев. По возможности их нужно присоединить к другому, более процветающему институту или монастырю, не слишком отличному от них по своей цели и по своему духу.

22. При наличии основательных причин и с одобрения Святого Престола автономным (sui iuris) институтам и монастырям следует образовывать: федерации — если они тем или иным образом принадлежат к одной и той же монашеской семье; объединения — если у них почти одинаковые конституции и они проникнуты одним и тем же духом (особенно в том случае, если эти институты и монастыри невелики); ассоциации — если они заняты одинаковой или сходной внешней деятельностью.

23. Следует поощрять конференции или советы старших Настоятелей, учреждённые Святым Престолом, которые могут немало содействовать более полному достижению цели каждого из институтов, развитию более успешного сотрудничества на благо Церкви, более справедливому распределению работников Евангелия на определённой территории, а также обсуждению вопросов, общих для монашествующих, наладив подобающие координацию и сотрудничество с епископскими Конференциями в том, что касается осуществления апостольства.

Подобные конференции могут быть учреждены и для секулярных институтов.

24. Священникам и христианским воспитателям следует приложить серьёзные усилия к тому, чтобы в прямом соответствии с потребностями Церкви вновь возросло число монашеских призваний, отбираемых надлежащим образом и тщательно. В обычной проповеди также нужно чаще говорить о евангельских советах и о принятии статуса монашествующего. Пусть родители, воспитывая своих детей в христианских нравах, стараются развивать и сохранять в их сердцах монашеское призвание. Чтобы поощрять призвания, институтам позволяется распространять сведения о себе и искать кандидатов, но лишь с тем условием, чтобы это делалось с должным благоразумием и с соблюдением норм, установленных Святым Престолом и местным Ординарием.

Вместе с тем пусть монашествующие помнят о том, что пример их собственной жизни — это лучшая рекомендация их института и самое удачное приглашение принять монашескую жизнь. [199] 

25. Институты, для которых устанавливаются эти нормы обновления применительно к современным условиям, должны с готовностью откликнуться на своё Божественное призвание и соответствовать задаче, стоящей перед ними в Церкви в настоящее время. Ибо Священный Собор высоко ценит их образ жизни, проводимой в целомудрии, бедности и послушании, пример которой — Сам Иисус Христос, и возлагает твёрдую надежду на их столь плодотворные дела: как сокровенные, так и явные. Поэтому монашествующим следует в полной вере, с любовью к Богу, к ближнему и ко кресту, в надежде на грядущую славу распространять во всём мире благую весть о Христе, чтобы всем было видно их свидетельство и чтобы прославлялся Отец наш Небесный (ср. Мф 5, 16). Так, по молитвам Пресвятой Богородицы, Девы Марии, "жизнь Которой — урок для всех"1, они будут ежедневно расти и приносить всё более обильные спасительные плоды.

Всё, что провозглашено в этом Декрете — и в целом, и по отдельности — было угодно Отцам Святейшего Собора. Апостольской властью, данной Нам Христом, Мы вместе с Достопочтенными Отцами утверждаем, решаем и постановляем это во Святом Духе и повелеваем обнародовать во славу Божию то, что было постановлено на Соборе.

Рим, у Св. Петра, 28 октября 1965 г.

Я, ПАВЕЛ, Епископ Католической Церкви.
Следуют подписи Отцов

1 Св. Амвросий, О девстве, 1. 2 гл. 2. 15.

Число просмотров текста: 3856; в день: 0.92

Средняя оценка: Никак
Голосовало: 3 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

1