Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Гарсиа Лорка Федерико
Стихи об одиночестве в Колумбийском университете

 ВОЗВРАЩЕНИЕ С ПРОГУЛКИ
 
 Я в этом городе раздавлен небесами.
 И здесь, на улицах с повадками змеи,
 где ввысь растет кристаллом косный камень,
 пусть отрастают волосы мои.
 
 Немое дерево с культями чахлых веток,
 ребенок, бледный белизной яйца,
 
 лохмотья луж на башмаках, и этот
 беззвучный вопль разбитого лица,
 
 тоска, сжимающая душу обручами,
 и мотылек в чернильнице моей...
 
 И, сотню лиц сменивший за сто дней, -
 я сам, раздавленный чужими небесами.
 
 
 1910
 
 (Интермедия)
 
 Те глаза мои девятьсот десятого года
 еще не видали ни похоронных шествий,
 ни поминальных пиршеств, после которых
 плачут,
 ни сутулых сердец, на морского конька похожих.
 
 Те глаза мои девятьсот десятого года
 видели белую стену, у которой мочились дети,
 морду быка да порою - гриб ядовитый
 и по углам, разрисованным смутной луною,
 дольки сухого лимона в четкой тени бутылок.
 
 Те глаза мои все еще бродят по конским холкам,
 по ковчегу, в котором уснула Святая Роза,
 по крышам любви, где заломлены свежие руки,
 по заглохшему саду, где коты поедают лягушек.
 
 Чердаки, где седая пыль лепит мох и лица,
 сундуки, где шуршит молчанье сушеных раков,
 уголки, где столкнулся сон со своею явью.
 Там остались и те глаза.
 
 Я не знаю ответов. Я видел, что все в этом мире
 искало свой путь и в конце пустоту находило.
 
 В нелюдимых ветрах - заунывность пустого
 пространства,
 а в глазах моих - толпы одетых,
 но нет под одеждами тел!
 
 
 ИСТОРИЯ И КРУГОВОРОТ ТРЕХ ДРУЗЕЙ
 
 Эмилио,
 Энрике
 и Лоренсо.
 
 Все трое леденели:
 Энрике - от безвыходной постели,
 Эмилио - от взглядов и падений,
 Лоренсо - от ярма трущобных академий.
 
 Эмилио,
 Энрике
 и Лоренсо.
 
 Втроем они сгорали:
 Лоренсо - от огней в игорном зале,
 Эмилио - от крови и от игольной стали,
 Энрике - от поминок и фотографий
 в стареньком журнале.
 И всех похоронили:
 Лоренсо - в лоне Флоры,
 Эмилио - в недопитом стакане,
 Энрике - в море, в пустоглазой птиие,
 в засохшем таракане.
 
 Один,
 второй
 и третий.
 Из рук моих уплывшие виденья -
 китайские фарфоровые горы,
 три белоконных тени,
 три снежных дали в окнах голубятен,
 где топчет кочет стайку лунных пятен.
 
 Эмилио,
 Энрике
 и Лоренсо.
 Три мумии
 с мощами мух осенних,
 с чернильницей, запакощенной псами,
 и ветром ледяным, который стелет
 снега над материнскими сердцами, -
 втроем у голубых развалин рая,
 где пьют бродяги, смертью заедая.
 
 Я видел, как вы плакали и пели
 и как исчезли следом,
 развеялись
 в яичной скорлупе,
 в ночи с ее прокуренным скелетом,
 в моей тоске среди осколков лунной кости,
 в моем веселье, с пыткой схожем,
 в моей душе, завороженной голубями,
 в моей безлюдной смерти
 с единственным запнувшимся прохожим.
 
 Пять лун я заколол над заводью арены -
 и пили веера волну рукоплесканий.
 Теплело молоко у рожениц - и розы
 их белую тоску вбирали лепестками,
 Эмилио,
 Энрике
 и Лоренсо.
 Безжалостна Диана,
 но груди у нее воздушны и высоки.
 То кровь оленья поит белый камень,
 то вдруг оленьи сны проглянут в конском оке.
 
 Но хрустнули обломками жемчужин
 скорлупки чистой формы -
 и я понял,
 что я приговорен и безоружен.
 Обшарили все церкви, все кладбища и клубы,
 искали в бочках, рыскали в подвале,
 разбили три скелета, чтоб выковырять золотые зубы.
 
 Меня не отыскали.
 Не отыскали?
 Нет. Не отыскали.
 Но помнят, как последняя луна
 вверх по реке покочевала льдиной
 и море - в тот же миг - по именам
 припомнило все жертвы до единой.
 

Число просмотров текста: 846; в день: 0.42

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0