Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Гейне Генрих
Вицлипуцли

 Прелюдия
 
 Вот она -- Америка!
 Вот он -- юный Новый Свет!
 Не новейший, что теперь,
 Европеизован, вянет,--
 
 Предо мною Новый Свет,
 Тот, каким из океана
 Был он извлечен Колумбом:
 Дышит свежестью морскою,
 
 В жемчугах воды трепещет,
 Яркой радугой сверкая
 Под лобзаниями солнца...
 О, как этот мир здоров!
 
 Не романтика кладбища
 И не груда черепков,
 Символов, поросших мохом,
 Париков окаменелых.
 
 На здоровой почве крепнут
 И здоровые деревья --
 Им неведомы ни сплин,
 Ни в спинном мозгу сухотка.
 
 На ветвях сидят, качаясь,
 Птицы крупные. Как ярко
 Оперенье их! Уставив
 Клювы длинные в пространство,
 
 Молча смотрят на пришельца
 Черными, в очках, глазами,
 Вскрикнут вдруг -- и все болтают,
 Словно кумушки за кофе.
 
 Но невнятен мне их говор,
 Хоть и знаю птиц наречья,
 Как премудрый Соломон,
 Тысячу супруг имевший.
 
 И наречья птичьи знавший,--
 Не, новейшие одни
 Но и, древние, седые
 Диалекты старых чучел,
 
 Новые цветы повсюду!
 С новым диким ароматом,
 С небывалым ароматом,
 Что мне проникает в ноздри
 
 Пряно, остро и дразняще,--
 И мучительно хочу я
 - Вспомнить наконец: да где же
 Слышал я подобный запах?
 
 Было ль то на Риджент-стрит
 В смуглых солнечных объятьях
 Стройной девушки-яванки,
 Что всегда цветы жевала?
 
 В Роттердаме ль, может быть,
 Там, где ламятник Эразму,
 В бедой вафельной палатке
 За таинственной гардиной?
 
 Созерцая Новый Свет,
 Вижу я моя особа,
 Кажется, ему внушает
 Больший ужас... Обезьяна,
 
 Что спешит в кустах укрыться,
 Крестится, меня завидя,
 И кричит в испуге: "Тень!
 Света Старого жилец!"
 
 Обезьяна? Не страшись:
 И не призрак и не тень;
 Жизнь в моих клокочет жилах,
 Жизни я вернейший сын.
 
 Но общался с мертвецами
 Много лет я -- оттого
 И усвоил их манеры
 И особые причуды...
 
 Годы лучшие провел я
 То Кифгайзере, то в гроте
 У Венеры,-- словом, в разных
 Катакомбах романтизма.
 
 Не пугайся, обезьяна!
 На заду твоем бесшерстом,
 Голом, как седло, пестреют
 Те цвета, что мной любимы:
 
 Черно-красно-золотистый!
 Обезьяний зад трехцветный
 Живо мне напоминает
 Стяг имперский Барбароссы.
 
 Был он лаврами увенчан,
 И сверкали на ботфортах
 Шпоры золотые -- все же
 Не герой он был, не рыцарь,
 
 А главарь разбойной шайки,
 Но вписавший в Книгу Славы
 Дерзкой собственной рукой
 Дерзостное имя Кортес.
 
 Вслед за именем Колумба
 Расписался он сейчас же,
 И зубрят мальчишки в школах
 Имена обоих кряду.
 
 Христофор Колумб -- один,
 А другой -- Фернандо Кортес.
 Он, как и Колумб, титан
 В пантеоне новой эры.
 
 Такова судьба героев,
 Таково ее коварство
 Сочетает наше имя
 С низким, именем злодея.
 
 Разве не отрадней кануть
 В омут мрака и забвенья,
 Нежели влачить вовеки
 Спутника,с собой такого?
 
 Христофор Колумб великий
 Был герой с открытым сердцем,
 Чистым, как сиянье солнца,
 И неизмеримо щедрым.
 
 Много благ дарилось людям,
 Но Колумб им в дар принес
 Мир, дотоле неизвестный;
 Этот мир -- Америка.
 
 Не освободил он нас
 Из темницы мрачной мира,
 Но сумел ее расширить
 И длиннее цепь йам сделать.
 
 Человечество ликует,
 Утомясь и от Европы,
 И от Азии, а также
 И от Африки не меньше...
 
 Лишь единственный герой
 Нечто лучшее принес нам,
 Нежели Колумб, -- и это
 Тот, кто даровал нам бога.
 
 Был Амрам его папаша,
 Мать звалась Иохавед,
 Сам он Моисей зовется,
 Это -- мой герой любимый.
 
 Но, Пегас мой, ты упорно
 Топчешься вблизи Колумба.
 Знай, помчимся мы с тобою
 Кортесу вослед сегодня.
 
 Конь крылатый! Мощным взмахом
 Пестрых крыл умчи меня
 В Новый Свет -- в чудесный край,
 Тот, что Мексикой зовется.
 
 В замок отнеси .меня,
 Что властитель Монтесума
 Столь радушно предоставил
 Для своих гостей-испанцев.
 
 Но не только кров и пищу --
 В изобилии великом
 Дал король бродягам пришлым
 Драгоценные подарки,
 
 Золотые украшенья
 Хитроумного чекана, --
 Все твердило, что монарх
 Благосклонен и приветлив.
 
 Он, язычник закоснелый,
 Слеп и не цивилизован,
 Чтил еще и честь и верность,
 Долг святой гостеприимства.
 
 Как-то празднество устроить
 В честь его решили гости.
 Он, нимало не колеблясь,
 Дал согласие явиться
 
 И со всей своею свитой
 Прибыл, не страшась измены,
 В замок, отданный гостям;
 Встретили его фанфары.
 
 Пьесы, что в тот день давалась,
 Я названия не знаю,
 Может быть -- "Испанца верность"
 Автор -- дон Фернандо Кортес.
 
 По условленному знаку
 Вдруг на короля напали.
 Связан был он и оставлен
 У испанцев как заложник.
 
 Но он умер -- и тогда
 Сразу прорвалась плотина,
 Что авантюристов дерзких
 От народа защищала.
 
 Поднялся прибой ужасный.
 Словно бурный океан,
 Цридивдли ближе, ближе
 Гневные людские водны.
 
 Но хотя испанцы храбро
 Отражали каждый натиск,
 Все-таки подвергся замок
 Изнурительной осаде.
 
 После смерти Монтесумы
 Кончился подвоз припасов;
 Рацион их стал короче,
 Лица сделались длиннее.
 
 И сыны страны испанской,
 Постно глядя друг на друга,
 Вспоминали с тяжким вздохом
 Христианскую отчизну,
 
 Вспоминали край родной,
 Где звонят в церквах смиренно
 И несется мирный запах
 Вкусной оллеа-потриды,
 
 Подрумяненной, с горошком,
 Меж которым так лукаво
 Прячутся, шипя тихонько,
 С тонким чесноком колбаски.
 
 Созван был совет военный,
 И решили отступить:
 На другой же день с рассветом
 Войско все покинет город.
 
 Раньше хитростью проникнуть
 Удалось туда испанцам.
 Не предвидел умный Кортес
 Всех препятствий к возвращенью.
 
 Город Мехико стоит
 Среди озера большого;
 Посредине укреплен
 Остров гордою твердыней.
 
 Чтобы на берег попасть,
 Есть плоты, суда, паромы
 И мосты на мощных сваях;
 Вброд по островкам проходят.
 
 До зари во мгле рассветной
 Поднялись в поход испанцы.
 Сбор не били барабаны,
 Трубы не трубили зорю,
 
 Чтоб хозяев не будить
 От предутренней дремоты...
 (Сотня тысяч мексиканцев
 Крепкий замок осаждала.)
 
 Но испанец счет составил,
 Не спросись своих хозяев;
 В этот день гораздо раньше
 Были на ногах индейцы.
 
 На мостах и на паромах,
 Возле переправ они
 С угощеньем провожали
 Дорогих гостей в дорогу.
 
 На мостах, плотах и гатях -
 Гайда! -- было пированье.
 Там текла ручьями кровь,
 Смело бражники сражались --
 
 Все дрались лицом к лицу,
 И нагая грудь индейца
 Сохраняла отпечаток
 Вражьих панцирей узорных.
 
 Там друг друга в страшной схватке
 Люди резали, душили.
 Медленно поток катился
 По мостам, плотам и гатям.
 
 Мексиканцы дико выли;
 Молча бились все испанцы,
 Шаг за шагом очищая
 Путь к спасению себе.
 
 Но в таких проходах тесных
 Нынче не решает боя
 Тактика Европы старой,--
 Кони, шлемы, огнеметы.
 
 Многие испанцы также
 Золото несли с собою,
 Что награбили недавно...
 Бремя желтое, увы,
 
 Было в битве лишь помехой;
 Этот дьявольский металл
 В бездну влек не только душу,
 Но и тело в равной мере.
 
 Стаей барок и челнов
 Озеро меж тем покрылось;
 Тучи стрел неслись оттуда
 На мосты, плоты и гати.
 
 Правда, и в своих же братьев
 Попадали мексиканцы,
 Но сражали также многих
 Благороднейших идальго.
 
 На мосту четвертом пал
 Кавалер Гастон, который
 Знамя нес с изображеньем
 Пресвятой Марии-девы.
 
 В знамя это попадали
 Стрелы мексиканцев часто;
 Шесть из этих стрел остались
 Прямо в сердце у Мадонны,
 
 Как мечи златые в сердце
 Богоматери скорбящей
 На иконах, выносимых
 В пятницу страстной недели.
 
 Дон Гастон перед кончиной
 Знамя передал Гонсальво,
 Но и он, сражен стрелою,
 Вскоре пал. В тот самый миг
 
 Принял дорогое знамя
 Кортес, и в седле высоком
 Он держал его, покуда
 К вечеру не смолкла битва.
 
 Сотни полторы испанцев
 В этот день убито было;
 Восемьдесят их живыми
 К мексиканцам в плен попало.
 
 Многие, уйдя от плена,
 Умерли от ран позднее.
 Боевых коней с десяток
 Увезли с собой индейцы.
 
 На закате лишь достигли
 Кортес и его отряды
 Твердой почвы -- побережья
 С чахлой рощей ив плакучих.
 
 II
 
 
 Страшный день прошел. Настала
 Бредовая ночь триумфа;
 Тысячи огней победных
 Запылали в Мехико.
 
 Тысячи огней победных,
 Факелов, костров смолистых
 Ярким светом озаряют
 Капища богов, палаты.
 
 И превосходящий все
 Храм огромный Вицлипуцли
 Что из кирпича построен
 И напоминает храмы
 
 Вавилона и Египта --
 Дикие сооруженья,
 Как их пишет на картинах
 Англичанин Генри Мартин.
 
 Да, узнать легко их. Эти
 Лестницы так широки,
 Что по ним свободно всходит
 Много тысяч мексиканцев.
 
 А на ступенях пируют
 Кучки воинов свирепых
 В опьяненье от победы
 И от пальмового хмеля.
 
 Эти лестницы выводят
 Через несколько уступов
 В высоту, на кровлю храма
 С балюстрадою резною.
 
 Там на троне восседает
 Сам великий Вицлипуцли,
 Кровожадный бог сражений.
 Это -- злобный людоед,
 
 Но он с виду так потешен,
 Так затейлив и ребячлив,
 Что, внушая страх, невольно
 Заставляет нас смеяться...
 
 И невольно вспоминаешь
 Сразу два изображенья:
 Базельскую "Пляску смерти"
 И брюссельский Меннкен-Писс.
 
 Справа от него миряне,
 Слева -- все попы толпятся;
 В пестрых перьях, как в тиарах,
 Щеголяет нынче клир.
 
 А на ступенях алтарных-
 Старичок сидит столетний,
 Безволосый, безбородый;
 Он в кроваво-красной куртке.
 
 Это -- жрец верховный бога.
 Точит Он с улыбкой ножик,
 Искоса порою глядя
 На владыку своего.
 
 Вицлипуцли взор, его
 Понимает, очевидно:
 Он ресницами моргает,
 А порой кривит и губы.
 
 Вся духовная капелла
 Тут же выстроилась в ряд:
 Трубачи и литавристы --
 Грохот, вой рогов коровьих...
 
 Шум, и гам, и вой, и грохот.
 И внезапно раздается
 Мексиканское "Те Deum"1,
 Как мяуканье кошачье,--
 
 Как мяуканье кошачье,
 Но такой породы кошек,
 Что названье тигров носят
 И едят людское мясо!
 
 И когда полночный ветер
 Звуки к берегу доносит,
 У испанцев уцелевших
 Кошки на сердце скребут.
 
 У плакучих ив прибрежных
 Все они стоят печально,
 Взгляд на город устремив,
 Что в озерных темных струях
 
 Отражает, издеваясь,
 Все огни своей победы,
 
 ------------------
 1 "Тебя, бога (хвалим)".-- католический-гими (лат.).
 
 
 И гладят, как из партера
 Необъятного театра,
 
 Где открытой сценой служит
 Кровля храма Вицлипуцли
 И мистерию дают
 В честь одержанной победы.
 
 Называют драму ту
 "Человеческая жертва";
 В христианской обработке
 Пьеса менее ужасна,
 
 Ибо там вином церковным
 Кровь подменена, а тело,
 Упомянутое а тексте, --.
 Пресной тоненькой лепешкой.
 
 Но на сей раз у индейцев
 Дело шло весьма серьезно,
 Ибо ели мясо там
 И текла людская кровь,
 
 Безупречная к тому же
 Кровь исконных христиан,
 Кровь без примеси малейшей
 Мавританской иль еврейской.
 
 Радуйся, о Вицлипуцли:
 Потечет испанцев кровь;
 Запахом ее горячим
 Усладишь ты обонянье.
 
 Вечером тебе зарежут
 Восемьдесят кабальеро --
 Превосходное жаркое
 Для жрецов твоих на ужин.
 
 Жрец ведь только человек,
 И ему жратва потребна.
 Жить, как боги, он не может
 Воскуреньями одними.
 
 Чу! Гремят литавры смерти,
 Хрипло воет рог коровий!
 Это значит, что выводят
 Смертников из подземелья.
 
 Восемьдесят кабальеро,
 Все обнажены позорно,
 Руки скручены веревкой,
 Их ведут наверх и тащат,
 
 Пред кумиром Вицлипуцли
 Силой ставят на колени
 И плясать их заставляют,
 Подвергая истязаньям,
 
 Столь жестоким и ужасным,
 Что отчаянные крики
 Заглушают дикий гомон
 Опьяневших людоедов.
 
 Бедных зрителей толпа
 У прибрежия во мраке!
 Кортес и его испанцы
 Голоса друзей узнали
 
 И на сцене освещенной
 Ясно увидали все:
 Их движения, их корчи,
 Увидали нож и кровь.
 
 И с тоскою сняли шлемы,
 Опустились на колени
 И псалом запели скорбный
 Об усопших -- "De profundis".
 
 Был в числе ведомых на смерть
 И Раймондо де Мендоса,
 Сын прекрасной аббатисы,
 Первой Кортеса любви.
 
 На груди его увидел
 Кортес медальон заветный,
 Матери портрет скрывавший,--
 И в глазах блеснули слезы.
 
 Но смахнул он их перчаткой
 Жесткой буйволовой кожи
 И вздохнул, с другими хором
 Повторяя: "Miserere!"
 
 Вот уже бледнеют звезды,
 Поднялся туман рассветный --
 Словно призраки толпою
 В саванах влекутся белых.
 
 Кончен пир, огни погасли,
 И в кумирне стало тихо.
 На полу, залитом кровью,
 Все храпят -- и поп и паства.
 
 Только в красной куртке жрец
 Не уснул и в полумраке,
 Приторно оскалив зубы,
 С речью обратился к богу:
 
 "Вицлипуцли, Пуцливицли,
 Боженька наш Вицлипущш!
 Ты потешился сегодня,
 Обоняя ароматы!
 
 Кровь испанская лилась --
 О, как пахло аппетитно,
 И твой носик сладострастно
 Лоснился, вдыхая запах.
 
 Завтра мы тебе заколем
 Редкостных коней заморских -
 Порожденья духов ветра
 И резвящихся дельфинов.
 
 Если паинькой ты будешь,
 Я тебе зарежу внуков;
 Оба -- детки хоть куда,
 Старости моей услада.
 
 Но за это должен ты
 Нам ниспосылать победы --
 Слышишь, боженька мой милый,
 Пуцливицли, Вицлипуцли?
 
 Сокруши врагов ты наших,
 Чужеземцев, что из дальних
 Стран, покамест не открытых,
 По морю сюда приплыли.
 
 Что их гонит из отчизны?
 Голод или злодеянье?
 "На родной земле работай
 И кормись", -- есть поговорка.
 
 Нашим золотом карманы
 Набивать они желают
 И сулят, что мы на небе
 Будем счастливы когда-то!
 
 Мы сначала их считали
 Существами неземными,
 Грозными сынами солнца,
 Повелителями молний.
 
 Но они такие ж люди,
 Как и мы, и умерщвленью
 Поддаются без труда.
 Это испытал мой нож.
 
 Да, они такие ж люди,
 Как и мы, -- причем иные
 Хуже обезьян косматых:
 Лица их в густрй шерсти;
 
 Многие в своих штанах
 Хвост скрывают обезьяний,--
 Тем же,кто не обезьяна,
 Никаких штанов не нужно.
 
 И в моральном отношенье
 Их уродство велико;
 Даже, говорят, они
 Собственных богов съедают.
 
 Истреби отродье злое
 Нечестивых богоедов,
 Вицлипуцли, Пуцливицли,
 Дай побед нам Вицлипуцли!"
 
 Долго жрец шептался с богом,
 И звучит ему в ответ
 Глухо, как полночный ветер,
 Что камыш озерный зыблет:
 
 "Живодер в кровавой куртке!
 Много тысяч ты зарезал,
 А теперь свой нож себе же
 В тело дряхлое вонзи.
 
 Тотчас выскользнет душа
 Из распоротого тела
 И по кочкам и корягам
 Затрусит к стоячей луже.
 
 Там тебя с приветом спросит
 Тетушка, царица крыс:
 "Добрый день, душа нагая,
 Как племянничку живется?
 
 Вицлипуцствует ли он
 На медвяном солнцепеке?
 Отгоняет ли Удача
 От него и мух и мысли?
 
 Иль скребет его богиня
 Всяких бедствий, Кацлагара,
 Черной лапою железной,
 Напоенною отравой?"
 
 Отвечай, душа нагая:
 "Кланяется Вицлипуцли
 И тебе, дурная тварь,
 Сдохнуть от чумы желает.
 
 Ты войной его, прельстила.
 Твой совет был страшной бездной
 Исполняется седое,
 Горестное предсказанье
 
 О погибели страны
 От злодеев бородатых,
 Что на птицах деревянных
 Прилетят сюда с востока.
 
 Есть другая поговорка:
 Воля женщин -- воля божья;
 Вдвое крепче воля божья,
 Коль решила богоматерь.
 
 На меня она гневится,
 Гордая царица неба,
 Незапятнанная дева
 С чудотворной, вещей силой.
 
 Вот испанских войск оплот.
 От ее руки погибну
 Я, злосчастный бог индейский,
 Вместе с бедной Мексикой".
 
 Поручение исполнив,
 Пусть душа твоя нагая
 В нору спрячется. Усни,
 Чтоб моих не видеть бедствий!
 
 Рухнет этот храм огромный,
 Сам же я повергнут буду
 Средь дымящихся развалин
 И не возвращусь вовеки.
 
 Все ж я не умру; мы, боги,
 Долговечней попугаев.
 Мы, как и они, линяем
 И меняем оперенье.
 
 Я переселюсь в Европу
 (Так врагов моих отчизна
 Называется) -- и там-то
 Новую начну карьеру.
 
 В черта обращусь я; -бог
 Станет богомерзкой харей;
 Злейший враг моих врагов,
 Я примусь тогда за дело
 
 Там врагов я стану мучить,
 Призраками их пугая.
 Предвкушая ад, повсюду
 Слышать будут запах серы.
 
 Мудрых и глупцов прельщу я;
 Добродетель их щекоткой
 Хохотать заставлю нагло,
 Словно уличную девку.
 
 Да, хочу я чертом стать,
 Шлю приятелям привет мой:
 Сатане и Белиалу,
 Астароту, Вельзевулу.
 
 А тебе привет особый,
 Мать грехов, змея Ли лита!
 Дай мне стать, как ты, жестоким,
 Дай искусство лжи постигнуть!
 
 Дорогая Мексика!
 Я тебя спасти не властен,
 Но отмщу я страшной местью,
 Дорогая Мексика!"
 
 
 

Число просмотров текста: 1503; в день: 0.72

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0