Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Андеграунд
Уайт Тони
Сатана!Сатана!Сатана!

I

Кто-то нарисовал на стене перевернутый крест. И целую чертову дюжину радостных черепов, обтекающих красной краской и явно стебущих троицу юных девиц, преклонивших пред ними колени на скользкий холодный бетон, как будто пришла пора для какого-то несвятого причастия. И, хули тут говорить, так и было. Деб засунула руку за пазуху кожаной куртки, извлекла на свет божий какой-то бумажный пакетик и осторожно его развернула. Музыка, долетавшая до толчка, превратилась в глухое невнятное буханье баса, но подружки все же узнали завывающее вступление к свежайшему синглу "Псов Тора" и обменялись взглядами избранных, а Деб нежно щелкнула ногтем по краю пакета и высыпала чуть-чуть порошка на крышку толчка.

- Деб, она розовая.

- Да знаю я, хули. Джез говорит что она круче торкает.

Тиш тихо хихикнула:

- Ну ему ли не знать. Этот хуй затолкал себе в нос больше грамм, чем весь ебаный Лидс вместе взятый. Давай, бля, дели.

Деб вытащила из-за пазухи бритву, висевшую у нее шее, и раскропалила скорость, чтоб не осталось комков. Потом двумя ловкими взмахами произвела на свет божий три прекрасных дорожки.

- Ебаный в рот, у меня же с собой нет лове...

- И у меня нет. Ебать тебя...

- Ща, один сек, - Тиш порылась в карманах, - вот он где, бля.

Она извлекла из кармана слегка мятый флаер чьего-то будущего турне и стала сворачивать в трубку.

- Наконец-то эта хуйня хоть зачем-нибудь пригодилась.

- Даа, - согласилась Деб, - Имейте в виду, этот Ричи - кореш что надо, он мне сказал мы сегодня сможем пройти хоть за дырку от бублика...

- Вот пусть и ебет свою дырку от бублика! Грязный ублюдок...

Девицы по очереди наклонились над крышкой толчка и занюхали скорость. Через пару секунд они, спотыкаясь, вывалились из кабинки в залитый ярким светом сортир и столпились у зеркала, чтоб завершить боевую раскраску. Они были похожи на ходячие трупы - белые лица, черные губы и здоровенные черные круги под глазами. Тиш была самой высокой из троицы, самой здоровой и все дела, ее длинные волосы были зачесаны вверх в виде черной колонны, презирающей силу тяжести. К ней постоянно влекло всяких тощих хануриков, жаждущих задохнуться в ее мощных сисярах. Сэл и Дэб были обе такие же тощие, как те ханурики. Сэл выбрила себе две трети башки, и оставшийся черный ирокез был гофрирован на хуй. Волосы Дэб прямыми мертвыми патлами висли до самых плеч. Все в наколках и рваных ажурных чулках и викторианских корсетах из китового уса и фальшивых брильянтах из лавки старьевщика в Уитби все они трое смотрелись пиздец охуительно круто.

Когда он вывалились из сортира и ломанулись сквозь клубный тусняк, кто-то крикнул:

- Ха, это ж три ебаных ведьмы! Все ништяк, цыпочки?

- Йее, - Тиш хихикнула снова, - Но, бля, берегись, Билко, а то я тебя заколдую в пизду.

- Чо, превратишь меня в стремную жабу, да?

- Очень надо, ты, хуй уродливый, ты и так похож на стремную жабу.

- Какой-нибудь гадости, цыпочки?

- Нет уж, спасибо! - хором пропели все трое - и их хохот исчез вместе с ними в толпе.

Билко был широко известным банчилой, банчившим гадостью редкостно стремного качества, которую он вдобавок бодяжил чем только можно, чисто от жадности. Выглядел он потрясающе - сломанный нос и выпученные глаза, казавшиеся еще огромней за толстыми стеклами очков в толстой черной оправе, очков, навсегда прописавшихся у него на носу, и вечная банка СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm) в лапе, без которой его почти никогда не видели; Билко умел был прикольным парнем, когда не втыкал или не отъезжал от побочек всякой бодяги, которую вечно пихал себе в вену - но так как это случалось не очень-то часто, мало кто слышал о Клевом Билко. Дэб всегда считала его просто клоуном и изо все сил старалась не вспоминать, как однажды купила у него дэцл дряни, а потом всю неделю валялась, как труп в лихорадке. Впрочем, хоть раз поимев такой опыт и научившись не хавать его ушлый треп - типа, "дайте наличку и я чисто щас прошвырнусь и стопудово куплю вам нормального торча" (после чего он с гарантией испарялся хуй знает куда на все несколько сраных недель) - вы могли быть уверены: Билко вполне безобиден. Но он никак не был частью культурной программы ни в эту свободную ночь, ни в какую другую.

Клуб "Адский огонь" был набит под завязку: вечерок светил оказаться вполне заебатым. В качестве разнообразия местность была полна похотливо пасущих молодчиков в готическом стиле - вместо привычного сборища университетских юнцов, косящих под педиков-декадентов только из-за того, что были полнейшим отстоем в постели - и Дэб утешала себя надеждой, что в этот-то раз найдется хотя бы один настоящий мужик, который с радостью клюнет на предложение выебать в одного всю их верную троицу. Она уже присмотрела себе особенный экземпляр. Новый кадр, она его раньше не видела. Он стоял у дверей, когда они вошли внутрь. Он казался изнеженным, почти что женоподобным, полные крови глаза слегка и небрежно обведены черной кохлой. И, в отличие от всех прочих клубистов, у него были белые волосы, они были сложены в аккуратную и никогда не устаревавшую прическу. Он пялился в пол, избегая смотреть в глаза завсегдатаям, которым он раздавал свои флаеры. Несмотря на его откровенную некрутизну, в нем было что-то чудное, что-то, из-за чего он казался гнилым и порочным, что-то, от чего ее кровь напрочь заледенела, а пизда зачесалась от похоти. Одна только мысль о его вставшем хуе - и Дэб охватили судороги огня.

"Вы знаете, где я тусуюсь, цыпочки!" - крикнул Билко вдогонку троице. Но никто не услышал, и до Билко дошло, что на этот раз стопудово послали вовсе не его гадость, а конкретно его самого. Он бухнул своего СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm), похлопал себя по карману, услышал шуршанье надежных запасов, с облегчением выдохнул и заработал локтями, вбуравливаясь в толпу.

Сортир вонял до самых небес. Повсюду валялись забытые клубные флаеры, впитывая пиво с мочой, а вода, что упорно текла неизвестно откуда, образовала на потолке чудные бетонные сталактиты. Билко вытащил из кармана скорость и произвел небольшую разминку в умственной арифметике. Планы были такими: продать два пакета и инвестировать выручку в вечернее пиво, а третий пакет приберечь для себя и для троицы Деб и безжалостно вынюхать вместе с ними, так сказать, козырь, который он вытащит из кармана и сунет ей прямо в лицо, когда крыша ее поедет от отходняка. Но данный расклад был весьма нереален - мало того, что Дэб едва обратила внимание на него, похоже, что Джез до хуя недосыпал в пакеты. Сраный ублюдок. Ебать их всех начерно, думал Билко, я снюхаю все и спизжю пиво у Рона когда слезу с ебаного потолка.

*

Когда через несколько часов свет, наконец, врубили, из Тиш, Сэл и Дэб мозги вылетали вместе со скоростью, и они хохотали, как школьницы-сатанистки. Да, бля, это была Ночь Зла. Танцпол оккупировала парочка готических японцев, они танцевали брейкданс, как зловещие роботы, а все остальные стояли вокруг с опущенным видом и пинтами гиннесса, лагера или черного кофе. Ну, скажем так, почти все; казалось, Билко был всюду, куда б она ни посмотрела - он хаотично метался, как угорелый выебанный хорек, и нес околесицу каждому, кто был в состоянии слушать; глаза он таращил еще пуще обычного и постоянно оглядывался, чтобы встретить взгляд Дэб. Было вполне очевидно, что он хотел впечатлить ее, но сама мысль о том, чтобы трахнуться с Билко... ну, скажем, это была просто жуткая мысль.

Дэб провела почти всю ночь, пытаясь сбежать от него, пытаясь найти того странного парня, который стоял у дверей, но, казалось, он перешел в тонкий план. Она спросила у пары экс-ебарей, кто он такой, но они только странно на нее посмотрели и пожали плечами. Во имя Ебли, только из-за того, что она с ними больше не хотела ебаться, им не стоило так вот пухнуть от ревности. В конце концов от отчаянья верная троица скорешилась с компанией крутых чуваков в стильных тату и с конскими хвостиками; они утверждали, что таскали аппаратуру во время последнего тура "Сестер Милосердия", и у каждого был большой ботл "Джека Дэниелса" где-то во внутреннем кармане древней кожаной куртки. Казалось, из-за чего-то они прикололись к девчонкам, Дэб отразила кривые улыбочки, коими парни обменивались между собой, услаждая их слух развеселыми байками о закулисной жизни Элдрича и Компании. Они таскали аппаратуру даже для "Баухауса", и это в натуре было слегка жутковато, потому что как только Пит начал об этом рассказывать, ди-джей тут же поставил "Бела Лугоши Мертв". Охуеть пиздатое совпадение.

"К нам обращается Дьявол!" - захихикала Тиш. Они все уже обоссались от смеха.

Чтобы залезть к Дэб в трусы, нужно было обычно больше, чем дать ей пару глотков "Джека Дэниелса", но когда они трое рванули в сортир и впылесосили все, что осталось от Джезовой скорости, Тиш просто сказала: "Ебаный в рот, у Энди крутые наколки, может, у него и соски проколоты" - и все стало ясно. Когда музыку сделали тише и чуваки пригласили девчонок на пати ("Я думаю, кое-кто из "Сестер" тоже может прийти..."), Дэб поняла, что, конечно, никого кроме них там не будет, что их будет только шестеро в какой-нибудь засранной меблирашке, и что эти ребята всего лишь любили ебать поэтично настроенных готических цыпочек, но ей было наплевать:

- А чо, это круто. Мы с удовольствием.

И, возможно - всего лишь возможно - кое-кто из "Сестер" действительно может прийти.

Направляясь на выход, Пит указал на спящий мешок с дерьмом, бесформенной грудой свалившийся на пол одной из кабинок.

- Смотрите, какой позор!

- Ха, это ж ебаный Билко, - сказала Тиш.

Сэл хихикнула:

- Наверно, нюхал свою бодягу!

После чего они дружно расхохотались и ломанулись сквозь двери на улицу. По пути Дэб заметила стопку флаеров, лежащую на полу как раз там, где стоял тот таинственный сексапильный блондин. Она взяла один с самого верха стопки и запихала в сумочку Сэл.

Снаружи было тепло, и Тиш объявила во всеуслышанье, что сам черт ей не брат.

- Где должна быть эта ебаная вечеринка, а, Энди?

- В Вудхаусе.

- Давайте-ка сделаем маленький ебаный крюк.

- Круто.

Через несколько минут они лезли один за другим через дырку в старинной железной ограде, окружавшей разрушенную церковь рядом с Вудхаусской Пустошью. Парочка запоздалых автобусов проехала мимо, а так их никто не заметил. Улицы были мертвы; лишь издали доносился хохот, а время от времени - чей-то пьяный крик. Полная луна помогала им пробираться сквозь ежевику и плющ, опутавшие оскверненные статуи. Безголовые ангелы встали на страже, когда они сели на вымокшую траву у огромной гробницы. Один ее край обвалился, и все по очереди заглянули в дыру, светя зажигалкой, но увидели только кирпичную кладку. Трупа там не было. Дэйв достал ботл и пустил по кругу, виски ожгло их глотки, губы их онемели, но справиться с бешеной скоростью, омывавшей их вены, виски было не в силах.

- Ну чо тогда, я приколочу, - сказал Энди.

- Клево, - сказала Сэл, - а чо у тебя за гэш?

- Черный.

- Круто!

Энди достал из кармана бумажки для самокруток и начал склеивать их в полоску с уверенностью ветерана. Потом он стрельнул у Пита мальборо и начал скручивать косячину. Через пару минут он чиркнул сучком люцифера, который щелчком отправил во тьму, когда тот сделал свою работу. Сдунув пламя, на мгновение вспыхнувшее на конце косяка, он втянул мощный дым в глубину своих легких.

Потом они все разбились на пары. Прямо на кладбище. Два-три нетопыря бестолково порхали над их головами, ловя последних москитов, и когда луна скрылась за старым тисом, тьма придала их возне немного интимности. Дэб вдруг вскочила на ноги.

- Ну, похиляли, бля.

Она ухватила ближайший ботл и изрядно бухнула, потом ткнула им в Пита, который начал вставать. Он добил ботл, резко вдохнул сквозь зубы, вытер рот тыльной стороной ладони и громко выразил свое удовлетворенье. Потом он увидел черный чулок - это Дэб задрала свою юбку, чтоб прыгнуть через могилу - и бросился вслед за ней.

- Погоди.

Они отыскали плоский надгробный камень, на коем не было плюща с ежевикой. Они целовались долго и страстно. Хитро выебанные руны, некогда сообщавшие имя того, кто гнил под ними, стерлись до неразборчивости, но пока они целовались, Деб почувствовала, как руки Пита залезли под черный рваный шелк ее лифа и как он ногтями нанес ей на кожу не менее хитро выебанные письмена, а уж их-то смысл был вполне однозначен.

Дэб протянула руку и стала мять его хуй, который начал топорщить промежность его черных ливайсов. Пит резко вдохнул сквозь зубы и громко выразил свое удовлетворенье. Потом он скользнул рукой за вырез ее платья и начал мять ее сиськи. Когда он слегка ущипнул ее за сосок, у нее в пизде тут же включилась динамо-машина, и Дэб принялась извиваться от жуткого жара своих дьявольских вожделений. Дэб задрала юбку, отодрала руку Пита от своих сисек и положила ее на гладкую кожу собственной ляжки. Питу не требовалось большего поощренья, и пальцы его стали рыться в ее трусах и тянуть их вбок в жгучей жажде найти сучью жаркую адскую дырку. Он быстро пробрался сквозь лобковые заросли, в дебрях которых укрывалась пизда, раздвинул дрожащие губы и стал щипать и терзать ее клитор с демонским блеском в глазу. Дэб реагировала, как одержимая, она вонзила зубы ему прямо в шею и сосала, пока не почувствовала набухший синяк, тем временем ее руки боролись с ремнем и зиппером, чтобы освободить его полную крови любовную кость из хватки благопристойности.

- Пососи мой хуй! - вдруг взмолился он.

- Сам соси свой хуй! - ответила Дэб, положив ему руку на грудь и грубо толкнув на холодный камень. Она собрала свои юбки одной рукой, а другой ухватила его за древко хуя и направила его в волосатые врата гадеса.

- Я проедусь верхом на тебе до ада, ты, похотливый ублюдок! - вскричала она, садясь, как на кол, на его огромный венозный хуй, и, будто в ответ, он вбуравился им безошибочно в разгоряченное, пульсирующее сердце ее естества. Пит ощутил, как стены чистилища сомкнулись над ним, пока Дэб скакала на нем, завывая, как сучка-баньши на электрическом стуле. Когда они оба одновременно кончили, формы и звуки ночного кладбища канули в небытие, и на их месте вознесся косящий под Босха ландшафт декадентских и извращенных желаний; империя нечестивого удовольствия. Дэб и Пит создали собственный Сад Земных Наслаждений и, когда он изверг буквально галлоны горячей молофьи в ее судорожную пизду, они осознали, что это хорошо.

II

- Ибо семя твое будет будто млеко ослицы, и семя твое будет во многих водах, и очистит оно всех тех, кто испьет от них, и царь его будет возвышен, и царство его возликует. Но внемли тому, что скажу я, и остерегись. Не дай твоему врагу испить от твоей доброты: он будет повержен пред ликом твоим, он пойдет на тебя единожды и устрашится тебя семижды...

Белый Валлиец прервал свою громогласную проповедь и оперся рукой об алтарь для надежности. Он сделал глубокий вдох и почувствовал, как святой дух наполняет его тело светом, причащая его Божественной Силе. Выдыхая, он даже увидел частички святого духа, вылетающие у него его рта вместе с воздухом. Он поборол искушение закрыть рот и дышать через нос, чтоб уменьшить потери, потом внутренне рассмеялся над своею тщетой и возвел очи горе, бормоча неслышимую молитву благодарности Богу за то, что тот даровал ему привилегию быть таким совершенным сосудом. Глаза его тут же наполнились слезами радости.

- Благодарю Тебя, Господи, за то, что наполнил нас Духом Твоим! - прорычал он.

- Аминь! - автоматически проблеяли в ответ прихожане Церкви Вечного Дня.

Альбинос-проповедник осмотрел свою церковь и понял, что все это хорошо. Глядя на паству, преклонившую перед ним колени, Иеремия Джонс вновь глубоко вдохнул и вполне преднамеренно выдохнул в их направлении. В конце концов, духа святого было хоть завались. Да, сказал он про себя, воистину Господь наполнил чашу мою! И не затем ли в те далекие морозные утра на берегах Галилеи люди задирали свои одежды, когда обращались к Богу в попытках впитать хоть немного Его туманного утреннего дыхания? Да, воистину, было так. И поверг ли он их в прах? Нет, не поверг. Духа святого было хоть завались. И разве они не сбирали парные плоды Его тела и не чтили их, не строили церкви там, где Он мучился и кряхтел на карачках среди пустыни? Несомненно, сбирали и чтили. Джонс благодушно обвел глазами белобрысые головы, склоненные вокруг него в молитве.

- Тот, кто истово верует, да приимет слово Господне!

- Аминь! - отозвались хором послушники Белого Валлийца.

- Тот, кто истово верует, да позволит именем Господа смиренному слуге Господню очистить его!

- Аминь! - отозвались еще раз послушники Белого Валлийца.

- И кто среди вас больше всех заслужил высочайшую честь быть очищенным, чтоб стать достойным принять слово Господа в сердце свое, как Господь завещал нам в Писаньи?

Паства заверещала у него под ногами, целуя с мольбой подол его рясы, и он ощутил, как Господня рука ложится ему на чресла. Время пришло. Он отдал свое тело Богу. Я только лишь марионетка Воли Твоей, прошептал он неслышимую молитву, покажи мне Путь Твой. Покажи мне, кто здесь достоин сделать твою работу.

Солнечный луч внезапно пробился сквозь разноцветный витраж позади алтаря, озаривши пылинки, порхавшие над послушниками и оседавшие прямо на голову одного из них, который вовсе не верещал, вставши на четвереньки, выбрав того, кто, в отличие от всех, все так же стоял на коленях в неслышной молитве. Кроткие сердцем, подумал Иеремия, воистину унаследуют землю.

- Благодарю тебя, Господи, - проревел он, - за то что Ты указал смиренному слуге своему Путь Твой!

- Аминь! - промямлила благословенная паства, чьи губы были прижаты к его одеждам, а руки хватали его ягодицы с преданностью и жаждой служенья.

Иеремия Джонс сделал шаг вперед, раскидавши своих любимцев как осенние листья, и возложил свою руку на голову той, что послужит Господу.

- Встань, юная леди. Господь сказал свое Слово.

Преданная послушница начала неуклюже вставать, потом посмотрела на белоснежное лицо Джонса и увидала, как свет образует нимб вокруг его гривы белоснежных волос. Она отразила вопрошающие морщины, собравшиеся на альбиносьем челе Иеремии Джонса; увидела весь свой грех, отразившийся в пристальном взгляде его святых и розовых глаз; ощутила давление, теперь уже сильное, его руки на своей голове. Она упала на четвереньки и поползла по ступенькам наверх, как грязная сука, какой, несомненно, и была в глазах Господа.

Джонс взял с алтаря кубок, и осторожно, чтобы не расплескать ни капли святой воды, коей тот был наполнен, поднял его над собой и перекрестил, благословляя в глазах Господа, а потом нежно прижал к груди.

- Господь, твой истинный Бог, показал мне, что воды святой реки Иордан текут внутри нас! - проревел Иеремия Джонс.

- Аминь!

- А ты, дева, - промурлыкал Джонс, поддев подбородок прелестной послушницы пальцем и заставив ее посмотреть наверх, чтобы внять слову Бога, - отдала ли ты сегодня хоть чуть-чуть своих вод?

Со стыдом на лице послушница потрясла головой.

- И с юга пожертвуй, сказал Господь, и с запада не скупись, вы не можете сдерживать воды святой реки Иордан, - теперь Иеремия говорил почти умоляющим шепотом, - Достойна ли ты пролить свои воды на глазах Господа, твоего Бога?

Она закивала, задирая свою простоватую хлопковую тунику, а страдающий от отсутствия меланина священник поставил золотую дароносицу перед нею на пол. Она была полна почти до краев, но послушница села над нею нараскорячку и пролила свои воды, повинуясь приказу. Янтарная жидкость перелилась через край, и бесцветный священник в восторге облизал свои губы. Когда ливень иссяк, он поднял чашу и нежно прижал к груди, возвел очи горе и неслышно пробормотал благодарственную молитву.

Девушка завозилась в облаченье Валлийца и быстро нашла, что искала. Момент - и белоснежный хуй бледнолицего проповедника освободился из складок пурпурной рясы.

Когда привлекательная послушница начала правоверно дрочить его хуй рукой, Джонс узрел Путь, Свет и Истину и ощутил Святой Дух, трепещущий в его чреслах.

- Это есть тело мое! - проревел он. - Съешь его! Чтобы ты смогла войти в райское царство!

Когда девушка стала сосать жезл его жизни, Иеремия понял, что слово Господне неумолимо вырвется из него. Он стукнул ее в висок, а потом передал ей украшенную изумрудами чашу. Он резко вдохнул сквозь зубы и громко выразил собственное удовлетворение.

- Благодарю тебя, Господи! Чаша моя переполнена! - яростно проревел он, когда горячая сперма упала в святые воды.

- Ибо семя твое будет будто млеко ослицы, и семя твое будет во многих водах, и очистит оно всех тех, кто испьет от них, - напевал он, пока дароносица передавалась по кругу, чтоб правоверные могли отхлебнуть благословенную жидкость, - и йоу, царь его будет возвышен, и царство его возликует. Но внемли тому, что скажу я, и остерегись. Не дай твоему врагу испить от твоей доброты: он будет повержен пред ликом твоим, он пойдет на тебя единожды и устрашится тебя семижды...

III

День уже успел почти кончиться, пока Дэб соизволила выбраться из постели. Когда они ушли с кладбища, начинало светать, и Джезова скорость совсем перестала торкать. Дэйв, Пит и Энди похиляли на хаус и все дела, но сначала обзавелись телефонными номерами, чтоб гарантировать продолжение блудней с похотливыми пташками в черном прикиде и в готическом стиле.

Сэл и Тиш по-прежнему дрыхли. Они все настолько утрахались, что завалившись домой, были не в силах даже кобениться друг перед дружкой, описывая свои ночные победы.

Дэб врубила чайник и радио. Из радио тут же с ревом понесся какой-то хит, и Дэб, подумав получше, тут же радио вырубила. Ебаный в рот, ей было хуево. Она проспала отходняк со скорости, и теперь отходняк от всего остального начал ее потихоньку колбасить. Ноги тянуло, и почему-то болели колени. Лишь осмотрев их и обнаружив на каждом по здоровенной ссадине, Дэб припомнила, что всю ночь ебла Пита. На ебаной, хули, надгробной плите! Мимо промчалась полицейская тачка с ревущей ослицей, но Дэб едва обратила на это внимание, так засосали ее воспоминанья прошедшей ночи. Она улыбнулась в собственный адрес, плеснув кипятка себе в кружку, и громко расхохоталась, выбросив чайный пакетик в переполненный черный мешок для мусора, что торчал в углу кухни, тщательно не обращая внимание на кубышки скисшего молока и прочую гнойную муть, скопившуюся внутри. Тиш в смежной комнате издала тяжкий стон, означавший, что щас она пробудится или типа того. Дэб потянулась и сволокла с полки еще одну чашку.

*

Резко дернувшись, Билко проснулся в подвальном флэту еще ниже по склону холма. Полицейская тачка промчалась мимо с ревущей ослицей, и этот внезапный нойз прервал дикий сон, в котором Билко в натуре был превращен в отстойную жабу и горько и одиноко скакал по мощеным линолеумом коридорам Департамента Социального Удовольствия, пытаясь хоть как-то сформулировать суть своего иска. Он испытал известное облегчение, вновь вернувшись на землю живых. Он лежал ничком на постели, в полном прикиде, не сняв даже свой пресловутый "ослиный чехол"*. Сбросив ноги с кровати и попытавшись сесть прямо, он ощутил приливную волну сногсшибательной тошноты, рот наполнился горькой начинкой желудка, лицо покрыл жирный холодный пот. Он умудрился доскакать до толчка до того, как тело его с негодованьем извергло, при этом довольно жестоко, непереваренный шашлык из свинины, чипсы неясного происхождения и СУПЕРКРЕПКИЙ ЛАГЕР(tm), очевидно, показавшийся телу особенно оскорбительным.

Когда тело пришло в состоянье весьма деликатного равновесия, он слабо наощупь дополз до кровати и был весьма удивлен видом грязной лопаты, лежащей на подлокотниках кресла. Совковой лопаты. Нет, хули блядь, натуральной саперной лопаты. "Л. Ц. К." - возвещали чьи-то инициалы, выжженные на дереве. Потом Билко внезапно увидел грязную моррисоновскую дорожную сумку, которая, судя по положению на кровати, всю ночь служила ему уютной подушкой. В ту же секунду он вспомнил обрывки вчерашней ночи, и то, что он сделал, когда вышибалы столь непочтительно дали ему поджопник из опустевшего клуба. Тут же желудок его конвульсивно сжался, и, зажимая рот своей грязной рукой, чтоб сдержать наводнение, он вновь выбежал из "гостиной" и преклонил колени перед толчком, и его изнасилованные кишки не замедлили продолжить процесс, столь триумфально начатый ими пару минут назад.

*

Вот и Тиш соизволила всплыть. Три готических птахи сосали чай за кухонным столиком. Все дружно молчали, по лицам размазалась тушь. То и дело одна из них хваталась руками за голову и издавала жалобный вой.

- Эй, Дэб, - наконец простонала Тиш, - у тебя есть какой-нибудь, блядь, анальгин, или типа того?

Не ответив, Дэб встала и, покопавшись в выдвижном ящике, и извлекла на свет божий пузырек с анальгетиками и пачку "Черного Собрания", оставшуюся от какой-то из прошлых бурных ночей. Она вступила в неравный бой с крышечкой пузырька, а победив ее, выдала каждой подруге по паре колес.

- О, это клево! - сказала Сэл, запихавши колеса в свой зоб и запивши чайком, - завтрак, бля.

- Уж скорее обед, хули, - сказала Тиш, заглотав свою дозу.

- Нет, на хуй, ужин, в натуре, - поправила подруг Дэб, глянув в окошко на быстро угасающий день. Но, ебать-колотить, день ведь угаснет и без их участия.

Они были тварями ебаной ночи, не так ли, эй, бля?

Дэб стащила из пачки одну из бессмертно модных декадентских сигарет и испытующе потрясла коробку заляпанных жиром сучков люцифера, стоявшую вот уже несколько месяцев на грязнющем столе. Открыв ее, она с нетерпением стала выкидывать палочки бесполезного древесного угля, пока не наткнулась на ту, что еще не использовала. Чиркнув ею, она глубоко и чуть-чуть нарочито затянулась "Черным Собранием", потом затушила сернисто пахший сучок люцифера и положила его обратно в коробку.

*

Билко сидел на столе у себя на флэту еще ниже по склону холма. Он только что сползал до лавки - надыбать чего-нибудь похомячить, ну, и еще там хуе-мое, и теперь вот сидел себе и посасывал холоднющую банку СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm). Он поставил последнюю запись "Псов Тора" на старенькую вертушку и притопывал ножкой в такт зловещим запилам шведских рокеров-сатанистов. На секунду он оторвался от лагера, поставил его на стол и вытащил из кармана свой "Старый Холборн". Открывши пластиковую пачку, он покопался в ее отсыревшем и досконально покоцанном содержимом, случайно накнувшись на пакетик оранжевых "Ризл". Секунду спустя он чиркнул сернисто пахшим сучком люцифера и глубоко затянулся отстойнейшей самокруткой, набирая полные легкие ароматного дыма и прерывая этой процесс лишь затем, чтобы выплюнуть блудные табачные крошки.

Наконец Билко начал, пока еще смутно, ощущать себя человеком. Чего он кое о ком ну никак не мог сказать, подумал он с самодовольным хихиканьем. Отвращенье, испытанное им в момент пробужденья, потихоньку сменилось осознаньем того, какой же он все-таки ушлый ублюдок. Впрочем, он никогда не петрил в чистящих веществах. Никогда не видел в них особой нужды, и уж, точно, не представлял, что сортов их такая прорва. Что существует такой охуенный выбор. Кто, имеем Ебли, покупает всю эту поебень? До него никак не могло дойти, в честь чего это "Джиф" лучше "Доместоса", а "Флэш" эффективнее "Харпика"? Кто, блядь, может это определить? В натуре, искрящая белизна не была по его части, и ни на одной бутылке к тому же не было никаких указаний, как сделать то, что он задумал. И в натуре, не мог же он просто взять и об этом спросить? От одной этой мысли он громко расхохотался посреди магазина, представив себе выражение сонной физии продавца, когда тот допрет, с каким, в сущности, типом имеет дело: "Прости, кореш, а у вас есть хоть что-нибудь, чтобы..." Он поднял глаза посредине очередного приступа хохота и увидел, что старый кассир внимательно наблюдает за ним, глядя в кривое зеркало для контроля за клептоманами. Соберись-ка, сынок, подумал он, потом распрямился, прочистил горло и попытался сканать за нормального покупателя.

В оконцовке он решил купить по экземпляру всех средств. Чувачина за кассой посмотрел на него с непонятной иронией. Все, зачем Билко приходил сюда раньше - это был лишь его дневной рацион СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm).

- Прибираемся перед весной? - спросил чувачина.

- Йе, типа того... Надо кое-что дэцл почистить, брателло! - подтвердил Билко, чудом сдержав истерический хохоток. Вернувшись домой, он просто вылил в ванну все, что купил, предоставив различным разноцветным растворам смешиваться, как попало.

*

Примерно в это же время Дэб и нашла тот флаер. Он был выполнен строго в черных и красных тонах, совсем не как те радостно-желтые рожи, взывавшие к заурядным клубистам.

- Эй, гляньте-ка на это, - сказала она, бросив флаер на стол под нос своим подружкам.

По верху готическим шрифтом шла надпись, похожая на легенду:

ФЕСТИВАЛЬ НОЧИ

А еще ниже значилось:

АББАТСТВО В УИТБИ, 31 ОКТЯБРЯ

Это ж ебаный Хэллоуин! Круто!

- Бля, заебись! Поехали, хули! - с энтузиазмом подпрыгнула Сэл, точно эхо, повторив мысли Дэб. - Скока стоит?

- Вот ведь жопа, целых тридцать ебаных фунтов.

- Ну а кто хоть лабать-то будет? - спросила Тиш, явно все еще не сеча поляну.

Сэл зачитала вслух список команд:

- Псы Тора, Суккубы, Адские Шлюхи, Христианские Хуесосы, Сестры Милосердия, Баухаус, Сепультура, Кьюбенейт, "Зэ Неф", Розы Лавины, Автралиский Белый Дом, Австралийский Погром...

- Йоу, супер, я это НЕ ПРОПУЩУ! - завопила Тиш, едва в силах сдерживать возбуждение. Она взяла штуку "Черного Собрания" и чирканула сернисто пахшим сучком люцифера, а потом набрала себе полные легкие дыма. - Это в натуре пиздец заебато круто, а? Это, дифчонки, как вы считаете, каковы, хули, шансы, что парни нас проведут?

"О йе, шансы-обжимансы! - подумала Дэб. - Чертовы Сестры тоже будут лабать. Уж Пит-то как пить дать проведет ее хоть за дырку от бублика."

- Ну, хули, парням придется немного растолковать, чего хотят девочки, - она захихикала, - Но, блядь, ручаюсь, они просекут поляну!

*

Билко выпустил жидкость из ванны, и теперь на плите побулькивала большая кастрюля. Уж такая-то штука точно впечатлит Дэб. Она просто не сможет устоять перед ним. Весь день он слушал "Псов Тора", но только что врубил ящик, чисто в качестве фона. Он протопал на кухню и заглянул в кастрюлю. Так. Угощение варится. Пар затуманил его очки, стекла которых были толщиной с дно молочной бутылки, от дезинфектора дэцл защипало глаза. Так, еще часик, подумал Билко. Он пошел к холодильнику, достал еще одну банку СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm) и открыл ее, топая в комнату. Он оглядел обветшалую мебель, доставшуюся ему вместе с флэтом. Пару месяцев назад он слегка ошаел, разглядывая в гостях у кореша фотки в книжке о настоящих убийствах. Ебать-колотить, у него на полу такой же ковер, как у Денниса, ебтыть, Нильсона. Массового убийцы. Варил трупы жертв и всякое-разное неприятное говно. Билко задумался на секунду, а не был ли сам ковер воплощением Зла, не было ли чего-то такого в его дизайне, от чего у народа сносило башню, потом одернул себя, продумал еще раз, бухнул дэцл лагера и пошел и сел в скрипучее кресло. Поставив пиво на подлокотник, он поискал глазами свой "Старый Холборн", не нашел и принялся рыться сбоку сиденья. Секунду спустя он чиркнул сернисто пахшим сучком люцифера и набрал себе полные легкие ароматного дыма. Ведущий выпуска новостей вернул Билко к действительности.

- И главные новости дня. Террористические группы Лоялистов-раскольников, протестующие против мирного соглашения, заключенного в Страстную Пятницу в Северной Ирландии, взяли на себя ответственность за взрыв дветысячифунтовой бомбы, произошедший сегодня днем в Белфастском католическом соборе и унесший жизни двадцати трех человек. Полиция и Силы безопасности недоумевают, как бомба, бомба такого размера, могла быть подложена под здание, которое является центром отправления культа для всех католиков, живущих в провинции. Передаю слово нашему корреспонденту в Северной Ирландии Симусу О\'Коннору, в данный момент находящемуся в Белфасте. Симус, о чем, по-вашему, думали люди, которые...

Скромные запасы внимания Билко рассеялись напрочь от перспективы выслушивать нудный анализ старого пердуна. Предпочтя смотреть на пейзаж за спиной ветерана-репортера, он разглядывал, в какие жалкие полыхающие руины превратилась некогда впечатляющая постройка. Внезапно шпиль содрогнулся и с грохотом рухнул в адское пламя. Это было пиздец охуительно круто. Типа как в каком-нибудь фильме. Типа как в "Омене" или типа того. Он еще раз бухнул СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm) и ради эксперимента присосался к бычку. Результат отрицательный. Он настолько был потрясен новостями, что самокрутка погасла, но он взял коробку сучков люцифера и за пару секунд раскурил бычок снова.

Когда он поднял взгляд на экран, там было уже про другое.

- ...а Епископ Дерби привел сегодня в полное замешательство глав Англиканской церкви своим заявлением, что Иуда, а не Иисус Христос, был истинным Сыном Божиим. Он заявил также, что его высказывания были "напрочь выдраны из контекста". Спикер Генерального Синода, однако, отказался сделать по этому поводу официальное заявление, заметив только, что в свете сегодняшних ужасных событий в Северной Ирландии не следовало бы фокусировать внимание общественности на тонкостях теологических споров, и что симпатии и мысли всех прихожан всего мира должны быть в этот трагический час на стороне народа Северной Ирландии...

Билко с отвращением вырубил звук телевизора. Ни хрена они ему не показали. У них там, наверно, были целые рулоны пленки со съемками этой ебаной полыхающей церкви, а они вместо этого распизделись о каком-то набожном сутенере из сраного Дерби. Он нажал кнопку "плей" и извлек из иллюзорной гитары сокрушительной силы аккорд, когда раздалось завывающее вступление заглавного трека свежайшего диска "Псов Тора". Через два такта со страшной силой забухал напрочь расстроенный бас, а потом демонический голос Влада Варгстрома истошно заверещал над полной отчаянья страной звука, будто по волшебству вызывая из ниоткуда образы злобных и мстительных норвежских богов, что рыщут подобно сюрреальным волкам по примитивной Европе, затаптывая последние уголья надежды. Поправив сползшие на нос очки, Билко соединился с потоком похабных вокальных наездов Варгстрома:

Хуй-спаситель, хуй СОСИТЕ, - громко орал он,

Отрывайте хуй врагам,

Хуй-спаситель, хуй СОСИТЕ,

Ждите церкви к четвергаааааааааааааам!

Билко с размаху дал воздуху в морду, когда вновь заорало охуевшее соло.

Мы по праву всех ебем,

Ночью хуй всем оторвем,

Сук еби и убивай,

Рви им пизды, НЕ ЗЕВАААААААЙ!

Потом Билко принялся прыгать по комнате, потому что в последний раз грянул припев. Эта песня была двухминутным блицкригом темнейшей стороны скандинавского воображения, и, сука блядь, он ее обожал. Варгстром орал, как спятивший старый ведьмак, которого сам Сатана ебет в жопу.

Хуй-спаситель, хуй СОСИТЕ,

Отрывайте хуй врагам,

Хуй-спаситель, хуй СОСИТЕ,

Ждите церкви к четвергаааааааааааааам!

Ждите церкви к четвергаааааааааааааам!

Но что-то было не так. "Ждите церкви к четвергам"? Чем громче Билко подпевал брутально звучащей абсурдной строке, тем абсурдней она звучала. Внезапно картинка разбомбленной церкви еще раз мелькнула на экране телевизора в заключительной сводке главных событий дня, и до Билко дошло, чего же на самом деле требовал Варгстром:

Жгите церкви к всем чертям!

Жгите церкви к всем чертям!

Жгите церкви к всем чертям!

Жгите церкви к всем чертям!

Неожиданно успокоенный сим откровением, Билко поставил песню еще раз, потом протопал на кухню - проверить кастрюлю - и ради эксперимента по пути присосался к бычку. Опять, блядь, потух. Он прикурил от горелки и выключил газ. Должно быть, готовчинский. Спустив рукава, он накрыл кастрюлю какой-то уж слишком не подходящей крышкой, а затем, с косяком во рту, со слезящимися от дыма глазами, он вылил в раковину грязную от дезинфектора воду. Она была цвета куриного супа и пахла больничным сортиром, но ебать всех чертей, подумал он, заглянувши в кастрюлю, когда пар рассеялся - трюк-то в натуре охуительно удался!

*

Дэб и вся ее кодла тоже смотрели телик. Похмелье ее как рукой сняло, и она учинила бурную активность, вспомнив, КАКИЕ фотокопии она наделала вчера в колледже. Она спиздила книжку об Остине Османе Спэре из тамошней библиотеки, так как решила, что его зарисовки автоматических духов были охуенно круты. Она увеличила один из них во много раз на библиотечном фотокопере, так что наружу вылезло около пятидесяти листов бумаги - будто гигантская ебаная мозаика - и они с Тиш потеряли примерно час жизни на то, чтоб их склеить и повесить а стену; это был пиздец какой медленный процесс. Картина была похожа на безликого монстра, восстающего из Геенны, и надо сказать, очень круто смотрелась, оттеняя софу. Когда они кончили маяться этой дурью, Тиш пошла в магазин, Сэл пошла в ванну, а Дэб пошла докурить последнюю штуку "Черного Собрания".

- Ебаный в рот! Смотри, чо творится, - сказала Сэл, войдя в комнату и одной рукой грубо ткнув в телевизор, а другой рукой нежно гладя свой свежевыстиранный ирокез. Она заржала, надевая свои охуенные бусы из странных рунических четок с черепом птицы посередине, которые обнаружила в прошлом году, собирая грибы:

- Ни хуя это ни лоялисты-раскольники! Это ж просто "Псы Тора" какие-то, да?

- Да уж, блядь, - захихикала Дэб. Только она собралась скорчить морду в духе Влада Варгстрома, как дверь открылась.

- Чо за хуйня? - спросила Тиш, входя внутрь с какой-то растворимой лапшой.

Сэл издала особый замученный вздох, означавший обычно "подруга-сука-не-тормози":

- Северная, ебать ее в рот, Ирландия, вот чо...

- Не... - ответила Тиш, - в смысле я это, чо, ну я знаю чо там такое. Не. В смысле это вот чо за хуйня? На пороге валяется, чуть не запнулась.

Она положила на стол картонную коробку. Та была вся обмотана скотчем, а на крышке красным маркером было написано: "ДЭБ - ОТ ЕЕ ОБОЖАТЕЛЯ".

- У нас, блядь, вроде не Валентинов день, а? - пробормотала Дэб, - Чо ж там такое, в натуре?

Она прильнула к окну, чтоб проверить - может тот, кто это принес, все еще там ошивается. На долю секунды ей показалось, что какая-то тень улепетывает вдаль по аллее на заднем дворе, но было слишком темно.

- Ну, блядь, открывай уже, Дэб! - в фальшивом изнеможении спели Сэл и Тиш хором.

- Ну, блядь, а почему бы и нет?

Она содрала весь скотч и чуть-чуть повозившись, справилась с крышкой. На мгновение она отпрянула в ужасе, но потом снова взглянула на странно изящный предмет внутри.

- Ебать всех чертей, ну разве ж не красота? - закричала она, доставая предмет из коробки.

- Ааааааааа! - завизжала Тиш, - он чо, настоящий, а?

- Йо! Как мило! - промурлыкала Дэб, - Эт, должно быть, от Пита. Эти, как их, ну, "Сестры" его - у них все песни про такую херню. Чо, как считаете, может нам поставить его на эту, блядь, как ее, на каминную полку?

- Круто, - сказали Тиш и Сэл в унисон. - Йо, это круто, йо. - И они слегка нервно пронаблюдали за тем, как Дэб смела в сторону всякую херь, чтоб очистить место, и аккуратно поставила череп над самым камином.

IV

Реджинальд С. Феллоуз был вдумчивым и слегка озабоченным преподобным отцом в духе благородной традиции вдумчивых и слегка озабоченных преподобных отцов, которую на протяженье столетий воспроизводила старая добрая Англиканская Церковь. Его красноватая физиономия и клочковатые волосы говорили о слишком, пожалуй, уж сильной любви к старой доброй Крови Христовой для человека его положения, и, может быть, думал он, запирая дверь ризницы в старом огромном Соборе, бывшем его обиталищем добрых лет тридцать, именно эта любовь и заставила так его вляпаться в это дерьмо. Он никак не мог взять в толк, почему вчера так ужасно отклонился от темы речи, заранее им сочиненной для ежегодного Епископского Обеда, разве что вправду вину нужно было валить на ослабшее с возрастом и чудовищным литражом сопротивление Бахусовым соблазнам.

И теперь, точно зная, что банда жующих гамбургеры газетных фотографов заняла дислокацию на лужайке перед входом в его домик рядом с Собором, он счел надежным убежищем сам Собор и прятался там. Они не дерзнуть войти сюда, он знал это. А учитывая, что дети его давным-давно выросли, а жена его жила во грехе с каким-то полным счастья и триппера баптистским священником Бог-знает-где, было весьма непохоже, что назойливые и шумные папарацци смогут здесь кого-либо серьезно обеспокоить.

Его собратья-священники оказали ему единодушную поддержку, и это чертовски много значило для Реджинальда С. Феллоуза.

Было, однако, странновато и жутко думать обо всех тех обычных преступниках, что точно так же искали убежища в стенах Собора за всю его тысячелетнюю историю. О грабителях и бандитах, хватавших здоровый медный дверной молоток, долбивших в двери Западного Крыла и требовавших своего Богом данного права на посещенье святилища; две недели бесстыдного объедания и обпивания Церкви, вытворение соответствующих их призванию гнусностей и, наконец, побег во Францию на каком-нибудь судне - все это входило в свое время в их обязательную программу. Господи Боже! - сказал сам себе Феллоуз, - как ужасно-то времена поменялись, раз теперь здесь вынужден прятаться Я. В заморских странах такое, конечно, случалось - в Восточной Европе до паденья Берлинской Стены, или в какой-нибудь из тех Богом проклятых адовых ям Латинской Америки - но ему никак не удавалось припомнить хоть одного английского епископа, который бы прятался в собственном Соборе с тех пор, как Томас Беккет однажды не попробовал провернуть это дело в Кентербери и не потерпел сокрушительное фиаско.

Феллоуз решил обратиться за помощью к тому единственному человеку, чьи советы спасали его на протяжении почти что всей жизни. Человеку, который всегда был готов оказать поддержку, и на мудрость которого в вопросах как великих, та и незначительных можно был полагаться, как ни на чью другую. Но когда он поднял в ризнице телефонную трубку и набрал номер чеширского дома престарелых, где его мать постепенно кончалась в тумане старческого маразма и довоенной поп-музыки, линия оказалась занятой. Чертово невезенье!

Он печально спустился по нефу, в который раз поражаясь царственной грации древних норманнских колонн, и бормоча под нос те слова, что навеки скрепили смертный приговор Томасу Беккету: "О кто меня избавит от сего святоши-баламута?"

- О Боже! - возопил он, воздевая руки к превосходным и заслуженно прославленным соборным витражам, - неужто я - еще один святоша-баламут? Терния, впившаяся в плоть... простите, нудная помеха, от которой нужно поскорей избавиться? Блоха, которую раздавят прямо на хребте сего мирского общества, не дав ей и шанса на искупление, да?

Он вздрогнул от неожиданности, когда резкий голос с оттенком веселья громогласно ответил ему, раскатившись эхом по элегантным готическим зенитным фонарям:

- ДА!

Феллоуз обернулся, уставившись на роскошный барочный свод в вышине, который тут же пришел во вращение, будто после особо тяжелого состязания со старым добрым соком, способствующим единению душ.

- К-кто з-здесь? - робко спросил он.

Внезапно величественный орган времен династии Тюдоров ожил, и, озираясь в полном замешательстве, Феллоуз узрел некую стройную юную особу с белокурыми волосами, сидящую, как на жердочке, высоко над покрытой изящной резьбой ширмой для хора, сделанной во времена короля Якова I-го, и, без сомнения, исполняющую с невиданным блеском один из его, Феллоуза, самых любимых гимнов. Будучи слишком старомодным с точки зрения большинства его коллег, гимн этот, однако, всегда казался Реджинальду С. Феллоузу воистину пророческим. Но на сей раз пророчество, похоже, собиралось сбыться.

- Жатва началась, жатва началась, - грохотал на весь Собор самый изысканный баритон, который Феллоуз мог припомнить. Он еще раз осмотрелся и с облегчением увидел фигуру священника, входящую в неф из викторианско-готического уродства, официально известного как "Мемориальная Часовня Рабочих Железной Дороги", но которую сам он всегда несколько презрительно называл "Станцией Святого Панкрата".

Жатва началась, жатва началась...

Таинственный священник продолжал распевать. У него в самом деле был на удивление сильный и берущий за душу голос. И когда священник свернул в гранитное великолепие нефа, Феллоуз увидел, что он несет перед собою свой жезл. Значит, епископ. Но голоса он не узнал. Он бы точно узнал этот голос, однажды услышав. Голос просто невероятный, подумал Феллоуз, подлинный дар, и мысль сия заставила его тихо возблагодарить Господа за его чудесные деяния.

Жатва началась, жатва началась...

Приближаясь, неведомый "епископ" вдруг вступил в огромную лужу золотого сияния, образованную посреди пола солнечными лучами, прошедшими сквозь Окно Благодати в восточном конце трансепта. Феллоуз никогда не мог уразуметь, почему открытки с фотографией этого окна всегда лучше всего раскупались в "Сувенирной лавке" Собора, хотя оно, вне всяких сомнений, изливало почти что магический свет в такие роскошные осенние вечера, как сегодня.

Он еще раз глянул на обладателя баритона и довольно громко с удивлением ахнул. Человек этот был с головы до пят облачен в одежды чистейшего белого цвета; мало того, его кожа и волосы также прямо-таки сверкали от белизны. Единственным мазком цвета в фигуре были глаза, лучистые розовые глаза, которые будто бы прожигали Феллоуза насквозь, чтобы заглянуть в самые недра его души и проклясть без всякого сожаления за увиденное внутри. На мгновение Феллоуз, обнадежась, решил, что это какое-то привидение. Но когда Белый Валлиец приблизился и вновь начал петь, все волосы на затылке Феллоуза встали на дыбы, и, полузадушенно ахнув еще раз, он сорвался с места и драпанул мимо алтаря вдоль восточной стороны нефа.

Он бежал под древними каменными сводами, подпиравшими в свое время норманнские зенитные фонари, и наконец забился в Часовню Пресвятой Девы рядом с огромной Восточной Дверью. Он всю свою жизнь недоумевал, почему такой странный рудимент папства до сих пор никто не убрал из его протестантского собора, но теперь все сомнения были забыты, и он фанатично взмолился Пресвятой Богородице Деве Марии, как перепуганный насмерть мальчик-хорист, которого в первый раз ебет в жопу Отец-настоятель.

Но все было без толку - грохочущий голос, казавшийся ныне воплощением ужаса, а не красоты, раздавался все ближе и ближе, все громче и громче.

Жатва началась, жатва началась...

И шаги белого, как сама смерть, обладателя баритона приближались тоже.

Феллоуз, стоя на коленях, оглянулся через плечо и с ужасом понял, что таинственный священник держит в руках вовсе не ординарный церемониальный епископский жезл; он нес с собой самую настоящую косу и методично косил ею воздух, как мускулистый французский фермер, которого Феллоуз как-то видел в музее Курбе в Париже, а может, и не в Курбе, в конце концов в данный момент он ни за что в жизни не вспомнил бы, что это был за музей...

Жатва началась, жатва началась...

- Ч-что вам угодно? - пролепетал Феллоуз своему белолицему палачу, - К-кто вы?

Белый Валлиец не снизошел до ответа на эти вопросы.

- А также не смеешь ты приносить сию мерзость в свой дом, иначе ты будешь проклят, как и она, - пророкотал Иеремия Джонс, - но ты воистину должен возненавидеть ее, и ты воистину должен отвергнуть ее, ибо проклята мерзость сия.

- О, ради Бога, - сказал Феллоуз, постаравшись придать своему голосу самые увещевательные интонации, - как я уже объяснял Архиепископу, мои замечания были напрочь вырваны из контекста... Я просто хотел указать на то, что...

- Еще до первых петухов ты трижды отречешься от меня! - пророкотал в ответ Иеремия Джонс.

Феллоуз потерял дар речи. Что это, черт возьми, за насмешка над Богом? Этот тип точно не имел никакого отношения к старой доброй Англиканской Церкви.

- Осмелишься ли ты быть крещенным точно так, как Иисус Христос был крещен в священных водах реки Иордан?

Феллоуз задохнулся от ужаса и был не в силах оказать сопротивления, когда Белый Валлиец резко поднес косу к его шее. С некоторым облегчением, впрочем, он осознал, что широкое лезвие только слегка касается его горла. Но он, безусловно, не был готов к тому, что случилось потом.

- О Господи, нет! - завопил он, когда подлый падре извлек на свет божий, как мощный хлыст, жезл своей жизни.

- Омой себя, о грешник, священными водами реки Иордан! - приказал Джонс, направляя свой белоснежный хуй на падшего раба Божьего и извергая водопад святой воды прямо в открытый рот перепугавшегося насмерть Епископа.

Но Феллоуз отнюдь не собирался сдаваться. Внезапно налившись благородным негодованием, он рывком приподнялся, выставив вперед руки, чем застал Валлийца врасплох - и тот повалился навзничь, дернулся вбок, и тут рукоятка косы вошла ему прямо в солнечное сплетение. Феллоуз тут же воспользовался шансом на спасенье, вскарабкался на статую Девы Марии, лапая ее где попало, и перелез на высоченный алтарь, стоявший за нею. Но вероломный викарий уже вскочил на ноги и с диким видом махал косой, стараясь достать его ноги; Феллоуз принялся прыгать и почти потерял равновесие. Он в отчаянье огляделся и внезапно увидел путь, ведущий к спасению. Ну же, трус! - подумал он, прыгая на дорогую занавесь синего бархата, которая драпировала всю верхнюю часть стен Часовни Пресвятой Девы, - Если б я только...

Но Иеремия Джонс обладал невероятной реакцией и ударил своим смертоносным орудием, опередив Феллоуза, и окровавил косу о его ногу, прорубив ее до кости.

- Замахнись же серпом своим и пожинай! - пророкотал он с триумфом, - Ибо время пришло тебе пожинать; ибо созрел урожай земли твоей!

Феллоуз крикнул от жгучей боли, соскользнул с бархата и неуклюже сорвался, случайно запутавшись в роскошном золоченом шнуре, коим была украшена занавесь. Крик ужаса тут же застрял у него горле, так как изысканно украшенная серебристыми кисточками петля захлестнулась вокруг его шеи. Он тут же отцепился от бархата и скончался, успев дернуться два-три раза, повиснув над алтарем; пятно молофьи моментально начало расползаться по переду его рясы.

Джонс посмотрел на свою работу, и увидел он, что это хорошо. Но он моментально сорвался с места, развернулся и побежал, когда занавесь синего бархата порвалась надвое под воздействием мощного веса болтающегося тела епископа, которое рухнуло на алтарь с тошнотворным хлюпаньем. А в вышине, медная рейка в виде пики, на которую была натянута завесь, сперва неуверенно заскользила, а потом сорвалась с крепления. Падая наземь, за секунду до того, как пробить насквозь труп фиолетоволицего экс-епископа, огромная медная пика сбила чудовищных размеров серебряный канделябр, украшавший алтарь со времен гражданской войны, и когда он, в свою очередь, перевернулся, древний и напрочь высохший бархат мгновенно охватили мстящие языки огня.

V

Билко давал себе поджопники. Он проклинал себя за то, что не остался прошлой ночью посмотреть, как Дэб выражает благодарность и любовь мужчине, который, как она, несомненно, знала, был ее единственным настоящим поклонником. Единственным, кто ее по-настоящему понимал.

Ему следовало забраться на самый верх мусорных баков, стоявших на заднем дворе ее дома, и подсмотреть в окно гостиной, как Дэб открывает его подарок. Хотя... Билко немного напряг мозги и вспомнил, почему так не сделал. Баки были под завязку полны кубышками скисшего молока и гнойной мутью всех разновидностей. Из одного из пластиковых мешков выскочила здоровая крыса, а он, скажем так, не собирался видеться с крысами чаще, чем то было необходимо. Не то, чтобы тухлые яйца и грызуны были чем-то противным до рвоты. По крайней мере, не для него. Они полностью меркли в сравненье с его эскападами третьего дня, то есть третьей ночи.

И что это, блядь, на него нашло? Он потряс головой и ради эксперимента присосался к бычку. Надыбав коробку сучков люцифера, он снова привел его в дымящее состояние. Он просто-напросто не мог вспомнить, что творилось тогда у него в башке. Что за дьявол вселился в него и заставил сделать то, что он сделал? По правде сказать, все, что было после того, как он снюхал всю скорость, маячило неким смутным пятном. Воспоминания его, казалось, полностью состояли из совершенно не связанных между собой осколков. Разговор с Роном о тибетских трубах из берцовых костей. Зрелище Дэб, уболтанной этими неудачниками. Вылет из клуба после короткой схватки с вышибалами в ирокезах. Прогулка по мертвым улицам - лишь изредка до него доносился хохот, а порой - чей-то пьяный крик. Он точно помнил, что никакой блестящей идеи в его башке тогда не было.

Но раз она, выходит, все-таки родилась, он, должно быть, с относительной легкостью пролез через дырку в старинной железной ограде, окружавшей разрушенную церковь рядом с Вудхаусской Пустошью. А оказавшись внутри, найти раздолбанный сарай давно покойного садовника было как два пальца обоссать. Сарай скрывал свои сокровища за деревянной дверью, обитой снизу ржавым листовым железом. Крышу подпирала балка, вся увитая плющем. Он вспомнил, как содрал железо и изо всех сил пнул дверь, и как его нога просто прошла сквозь трухлявую древесину. Внутри был целый набор инструментов и всякие причиндалы; он выбрал очень крепкую на вид лопату.

Билко бросил быстрый взгляд на кровать. Из-под нее торчала рукоятка лопаты. Он в два прыжка настиг ее и выпнул из поля зрения, потом сел обратно в кресло и ради эксперимента присосался к бычку.

- Пидорасы! - крикнул он, швырнув самокрутку через комнату.

Он продирался сквозь ежевику и плющ в поисках подходящего места. Он мельком увидел силуэты разбитых статуй на фоне полной луны. Казалось, что безголовые ангелы стояли на стреме, пока он свершал свои неугодные богу полночные подвиги. Если сама церковь ныне была секуляризована, не относилось ли это и к ангелам? В конце концов, большинство из них были "падшими" в самом буквальном смысле.

Он вспомнил, как всматривался в темноту за какими-то битыми камнями, валявшимися у подножия опутанного плющом обелиска, видимо, опасаясь увидеть, как чей-то скелет таращится на него в неверном свете сучка люцифера. Но внутри обелиска было пусто, и все, что он там увидел, была кирпичная кладка.

И вот ведь какое дело: не то, чтобы он сам нашел то, что нужно. Как бы не так. Оно само его там нашло, типа этого. Он споткнулся об это, потому что оно все заросло ежевикой и всякой херней. Падая, он инстинктивно оперся на лопату, чем спас свою башню от разрушения, это по-любому. Ебаный хуй, подумал он, только представьте себе, что я выбил свои мозги на могилу, и утром какой-нибудь коп находит мой труп с лопатой в руке. Срань Господня!

В момент охваченный паникой, он вскочил, поднял с пола отвергнутый им косяк, зажег его, снова сел и какое-то время задумчиво пыхал.

Он потряс головой, настолько все это было невероятно. Ты, наверное, просто спятил на хуй, и все, подумал он про себя. Ебанулся-таки башкой. А может, башню как сорвало с тех полутора граммов, рассудил он, так и продолжало срывать, хоть он и вырубился ненадолго в клубе "Адский огонь". Но, по-любому, дело было только в бодяге. И, будучи ответственным за тот факт, что скорость становилась минимум в два раза более бодяжной, попадая в его руки, он персонально мог поклясться, что она была на редкость хуевая.

Билко припомнил, как, обнимая лопату и все еще переводя дух, обнаружил, что смотрит на небольшой надгробный камень, возвышавшийся над относительно безъежевичным, травянистым холмиком. Он не удосужился прочесть эпитафию, или что там было написано, так как сразу решил, что не хочет слишком уж много знать о... ну, не хочет, и все тут.

Лопата легко вошла во влажную землю, и, греясь от бодяжной скорости и страха быть схваченным на месте преступления, он быстро добился значительного успеха. Он развлекал себя, воображая, как бы общался с... ну, с этим самым... "Прошу прощения. Сдается мне, нас не представили друг другу"!.. Или с каким-нибудь не в меру любопытным офицером Вест-Йоркширской Полиции: "Добрый вечер, констебль. Я правильно копаю до Австралии?" Его бы тут же заперли и стопудово б выбросили ключ.

Билко почувствовал прилив бодрости оттого, что его-таки не застукали, и празднично отбухнул немного из банки СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm), гревшейся на подлокотнике его кресла.

Сколько же он копал? Сказать было трудно, но ему показалось, что прошло очень много времени, пока лопата не уперлась во что-то, по плотности сильно отличное от мягкой земли. Он нагнулся и отскреб ногтями часть почвы, потом эксперимента ради потопал по дереву. Во второй раз за ночь его нога просто прошла насквозь. Он тут же вытащил ее, внезапно почувствовав отвратительный кисло-сладкий запах, сочившийся из-под гнилых, разломанных досок. Потом он просто вбил лопату под доски и выломал их на хуй, нагнулся, сунул руки внутрь и вытащил свой приз. Что было после, он не помнил вообще. Как он дошел до дома и его в таком виде никто не остановил, не укладывалось в его башке. С муниципальной лопатой через плечо и старой моррисоновской дорожной сумкой в клешне... Срань Господня! Может, он просто казался чернорабочим, идущим на раннюю смену: "Э-эй, ух-нем, э-эй, ух-нем, кого уго-одно возьмем да рю-ухнем..." Ебать-копать! Даже думать об этом не хотелось.

Он выбухал остатки СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm) и решил пойти нанести визит Дэб и всей кодле. Сыграть в крутого парня, типа того. Он затушил свой уже отдавший концы косяк и решительно вцепился в подлокотники кресла обеими клешнями. Они были покрыты пестрым узором из бактерицидных пластырей, ничуть не облегчавших токающую боль от зловещего вида волдырей под ними. Корчась от боли, Билко медленно поднялся на ноги.

*

- Дэб, это к тебе! - проорала Тиш в глубину дома. Ебать, подумалось Билко, какая она огромная. Масса зачесанных кверху волос приводила ее к необходимости слегка выгибать шею; она стояла на пороге, возвышаясь над ним, как башня. Ее сиськи тоже были массивными, и он глаз не мог оторвать от сосков, выпиравших из-под черного шелка ее лифчика, словно парочка кукишей.

Внезапно он пришел в себя и спрятал пластырями поросшие клешни глубоко в карманы поношенной синей псевдофлотской штормовки. Он весь гудел от нервного напряжения, предвкушая, как Дэб, наконец, признает его за того, кем он на деле является, и одарит его любовью и благодарностью, которые он заслуживает.

Дэб замаячила в прихожей позади Тиш, и когда ее любопытное лицо показалось у той над плечом, Билко не смог сдержаться.

- Приветики, Дэб! - ликующе прохихикал он и тут же взял себя в руки. - Вот, заскочил по дороге, такие дела.

Дэб выглядела фантастически. Словно смерть в лихорадке. Словно трагический, но все равно прекрасный персонаж какой-нибудь новеллы Эдгара Аллана По. Ну, это было по Джезовой части; так он сказал, когда Билко однажды ночью поднял данный вопрос в клубе "Адский Огонь". А Эдгар ебать-его-в-жопу Аллен как-его-там, скорей всего, был как раз таким чтивом, каким Джез увлекался, так что Билко решил, что ему оно тоже должно проканать. Но когда Дэб взглянула через плечо Тиш на Билко и ночь, он не мог не заметить смутного облома, исказившего на миг ее совершенные черты. Он поправил сползшие на нос очки и улыбнулся.

- О, э-э, Билко. Как ты, - вяло сказала Дэб.

- Йе-е, все ништяк, спасибо, - сказал Билко. - Вот, заскочил по дороге, такие дела.

- Йе-е, ты тока что сказал то же самое, - сказала Дэб, подавив ухмылку, - Проходи тогда, что ли.

Билко распрямил плечи. Дэб улыбнулась ему. Улыбнулась вне всяких сомнений. Он улыбнулся в ответ, но Дэб куда-то девалась, и он был вознагражден лишь блестящим оскалом Тиш, которая тут же запрыгала вслед за Дэб из прихожей по коридору, потом обернулась к нему и сказала:

- К нам сюды.

- Ой, чо это в натуре за поебень? - спросил остолбеневший Билко.

- Это презент от Пита, круто ведь, да?.. А, вот это...

Билко с открытым ртом стоял и смотрел на рисунок Остина Османа Спэра, закрывавший всю стену за софою в гостиной.

- Это Остин Осман Спэр, вот чо, - сказала Дэб, - ты чо, про него не слышал никогда?

Билко вовсе не хотел показывать своего невежества.

- Э-э, йе-е. Я про него чо-то слышал, да. В смысле я у него ни разу не видел такого большого... А в какой он щас группе?

- О, нет! Он же помер. Давным-давно помер, ебаный в рот. Ебанутый художник, в натуре, да? Он типа того что духов рисовал. Духи вошли в его руки и рисовали чо надо. Он был типа как в трансе по жизни, во.

- О, йе-е! - тут же выпалил Билко, пытаясь не покраснеть, - О йе-е, я врубился, чо это за чувак. Он был крутой, да ведь, бля?

- Я взяла книжку его рисунков из библиотеки в колледже, - сказала Дэб, пытаясь не засмеяться, взяла со стола книжку и протянула ему, - На, глянь, если хошь.

- О, круто, - сказал Билко, распрямил плечи и взял предложенное. Она опять ему улыбнулась. - Спасибочки.

Тиш стояла у него за спиной и скорчила рожу, показывая на перхоть, усыпавшую плечи его поношенной синей псевдофлотской штормовки. Дэб подавила смешок, но он все равно вырвался, и ей пришлось брякнуть первое, что пришло в голову:

- Это мой любимый художник, - брякнула Дэб, - Возьми посмотреть, если хошь.

Билко не верил своим глазам: она опять ему улыбнулась.

Он смотрел на нее с таким патетическим выражением благодарности на очкастой физиономии, что на сей раз она не смогла ему не улыбнуться.

- Йе-е, давай, бери, говорю. Да бери же. Тока смотри, верни обратно, она уж и так просрочена, бля.

- Круто. Йе-е, спасибочки, йе-е, верну. Круто.

Дэб взяла у него книжку и раскрыла ее на странице, где торчала закладка.

- Гляди, есть вообще заебатые картинки. Вышли бы крутые наколки. Ни на чо ни похожие, бля.

- Эй! - сказала вдруг Сэл, игнорировавшая Билко в пользу телика, - Слушайте...

- ...и еще одна трагедия. Епископ Дерби был найден сегодня мертвым под дымящимися руинами Собора Дерби. Есть мнение, что он покончил с собой из-за скандала, вызванного его речью на ежегодном...

- Это вчерашняя новость, - сказал Билко тупо, кивая на кадры горящего собора, мелькавшие на экране, - Северная Ирландия.

- Не. Это уже в другом месте. Это Дерби. Ебать всех чертей!

- Странно! - сказала Тиш.

- Круто! - сказала Дэб.

- Заебись! - сказал Билко, поправив сползшие на нос очки.

Но думал он совсем про другое. Он углядел на столе флаер "Фестиваля Ночи".

- Эт чо такое?

- А, это... Йе-е, звучит круто, а, бля?

- Уитбинское Аббатство. Эт чо такое?

- Ох, Билко, ебать тебя так. Ты чо, никогда там не был, в натуре? Это же просто охуеть как чудесно. Это такое, ну, аббатство на вершине утеса. Пиздец как таинственно. Там, типа, высадился Дракула, ну это, типа, в книжке... Все лабают, кто тока можна: Сестры Милосердия и все-все-все, короче...

- Круто, - сказал Билко, - Йе-е, я б туда и сам съездил.

Но тут его внимание вновь вернулось к проблемам насущного. Он закрыл книжку Остина Османа Спэра. Так вот как, значит, это ее любимый художник. Где-то на задворках его сгнившего от скорости мозга начал срастаться план. План, который должен заставить Дэб рухнуть на спину и умолять Билко сунуть ей по самое плечо. Она ему улыбнулась. В натуре ведь улыбнулась. Интересуется, значит. Он ей еще покажет кое-что интересненькое.

- Э-э, слушай, - сказал он, засунув книгу подмышку, - Мне, типа, топать пора. Но все равно за книжку - спасибочки преогромные. Это круто. Я ее скоро верну. Спасибо еще раз. Йе-е.

С этими словами он вывалился, спотыкаясь, из комнаты, чудом не ебанувшись башкой об косяк.

- Чокнутый, да? - захихикала Тиш, когда дверь парадной захлопнулась вслед за ним.

- Как Мартовский Заяц, бля, - согласилась Сэл.

- Да господи, он и мухи-то не обидит, - сказала Дэб, - но ваша правда. Ебанутый на всю башку.

VI

Влад Варгстром дотянулся до куртки. Курящий как паровоз журналист английской музыкальной газеты выдалбливал из него идеи всю первую половину дня, стараясь выстроить хоть немного бэкграунда для пущей объемистости статьи про грядущий концерт Псов Тора на "Фестивале Ночи", который должен быть стать кульминацией их успешного европейского турне. От дыма у Влада начался очередной приступ астмы, и когда он почувствовал знакомые судороги в грудной клетке и начал хватать ртом воздух, то инстинктивно вытащил портативный медицинский прибор из кармана древнего на вид кожана, накинутого на спинку с умом размещенного в комнате соснового кресла.

Он разок присосался и секунду-другую сидел, будто проглотив кочергу, пока убывала сокрушительная боль в легких, потом вдруг расслабился и глубоко вдохнул.

- Разница для вас есть, если окно я открой? - спросил он.

- Валяй, - сказала акула пера, мысленно взяв на заметку состоянье здоровья Варгстрома.

- Наш воздух в Швеции хорошо, нет?

Кузнец афоризмов выдрал штуку облегченного "Мальборо" из пачки, купленной в зоне "дьюти фри", потом посмотрел на сатанинского певца. Влад Варгстром выглядел, как смерть в лихорадке. На майке его красовалось знаменитое фото, изображавшее бывшего вокалиста группы "Погром", Мертвеца, лежащего на тахте с пушкой в одной клешне и мозгами в другой. Редкие светлые патлы Варгстрома обрамляли болезненно-желтоватую физию и лишь подчеркивали лиловость свастиковидного шрама на лбу. Начитался книг про Мэнсона, подумала акула пера, внезапно отчаявшись набрать достаточно материала для центральных страниц, заполнить коих его сюда и послали. Однако "Псы Тора" были событием, и он это знал. А еще знал, что его читатели горят желанием заплатить немалые денежки за закулисный зырок на личность, ответственную за занимающий высшие строчки продаж альбом "Хуй-спаситель". Но он лично был почти убежден, что парни просто-напросто только что впрыгнули в последний вагон норвежского дэт-металлического эшелона. Этот выкидыш даже не знал, что такое Уитби. От безнадежности борзописец дал ему "Дракулу" Брема Стокера, которую взял почитать в самолет для изученья бэкграунда.

- Так, значит, вы кого-то недавно убили? - спросил задумчиво лондонец.

- Ну, идет, иными словами, наподобие войны различных групп в Норвегии, но здесь Швеция, что мы провозглашаем войну на единственно христианство. Вот это и есть почему наш, гм, музыка про то.

- "Хуй-спаситель", к примеру?

- Да, это то. "Ждите церкви к четвергам". Так правильно на английском? Круто, нет?

Опытный гений детали мысленно отредактировал интервью и покрыл лист бумаги хитрыми закорючками стенограммы, пытаясь сделать услышанное хоть чуточку более злобным. Чуточку более неким, чем совсем никаким. Все на хуй слишком уж весело. Слишком уж на хуй весело. Читателям на родине будет на хуй начхать на этого неудачника, если они узнают, каков бывает нудный шведский мудозвон.

- А это вы видели? - он вытащил из своей дорожной сумки ворох английских газет за два дня и разгладил одну из них на сосновом столе. Может, он услышит-таки хоть что-нибудь вызывающее. Или выдумает, если придется.

Физия Варгстрома озарилась.

- Нет. Но только что до сих пор. Эти в Англии церкви? - фальшиво пропел швед.

- Ну, вот эта - в Северной Ирландии, - сказала акула пера, показывая на драматические руины Белфастского Католического Собора, украшавшие первую полосу "Таймс". - Но эта - в Англии.

- Да! - сказал с энтузиазмом скандинав-сатанист, - Круто, нет? У нас есть английский, как вы говорите, преданный фан.

- Да, он такой, - нехотя сказал журналюга, - очень-преочень преданный.

Какой недоношенный выкидыш, подумал он. Однако, будучи профессионалом до мозга костей, уже выстраивал в голове страницу. Для начала сойдет пара библиотечных гравюр с полыхающими церквями. Но что насчет заголовка? "Псы Ступора", вот так бы все это назвать. Это было бы правдой, и все дела, но Редактор в жизни не пойдет на такое, так как это на хуй похоронило бы весь разворот с рекламой "Хуя-спасителя" в следующем номере. Затем он еще раз взглянул на записи и закудахтал под нос: "Влад Варстром заявляет: это сделали наши фаны!"

Вот оно! Он записал находку, потом на секунду задумался и, едва не заржав, исправил "Влад Варстром" на "Влад-Сажатель-На-Кол". Но тут же, повинуясь молниеносному рефлексу тренированного писаки, жирно перечеркнул слова "Сажатель-на-кол" и начертал окончательный приговор.

Скалясь над собственной остротой, он завершил интервью.

- Ну что, вышло? Простите, вошло? - сказал, скалясь, торговец тяжелым металлом.

- И вышло, и вошло, - кивнул самодовольный пасквилянт, хватая дорожную сумку, - Увидимся в Уитби!

VII

"Эхо Северного Йоркшира",

понедельник, 14 сентября 1999 г.

"ЗАПРЕТИТЬ ФЕСТИВАЛЬ!" - требуют местные жители, возмущенные "ЯЗЫЧЕСКИМ РОКОМ"

Обеспокоенные жители Уитби подали вчера петицию, требующую отмены так называемого "Рок-фестиваля Ночи", который должен пройти в тени Аббатства Уитби 31 Октября - в ночь Хеллоуина.

Спикер группы протеста заявил: "Уитби - небольшая рыбацкая деревенька, имеющая репутацию места, куда люди приезжают в поисках покоя и мира. Я знаю, какая должна собраться толпа, и спрашиваю местный Совет: учел ли совет вопрос расселения, давая "добро" организаторам фестиваля? И мне хочется знать, как они осмеливаются заявлять после этого, что оглушительный грохот "ни в малейшей степени не скажется на удобстве местных жителей"? Это просто скандал!"

Спикер совета сказал нам: "Процветание Уитби весьма сильно зависит от туризма, и все, что способно вызвать подобный прилив потребителей, благоприятно скажется на местном предпринимательстве. Можно показать, что, фактически, ожидаемое число гостей фестиваля в Уибти будет примерно тем же, что собирает ежегодный Августовский День Банкиров".

Местные лидеры духовенства также враждебно настроены против участия в фестивале так называемых "дэт-металлических" рок-групп. Последняя пластинка шведской группы "Псы Тора", являющейся "гвоздем" фестиваля, призывает к поджогу церквей. Духовенство опасается, что местная молодежь может попытаться подражать исполнителям подобной "языческой музыки".

Попытки журналистов "Эха" связаться с организаторами фестиваля - компанией "Ночь Инкорпорейтид" - в их лондонском офисе не увенчались успехом.

СМОТРИ СТРАНИЦУ 5.

VIII

Варгстром стоял и пялился на карту, которую Улав Йоргенсон, курящий как паровоз менеджер "Псов", пришпилил к стене их прекрасно обставленного стокгольмского офиса в тщетной попытке создать впечатление, будто он, на самом-то деле, крутой международный воротила шоу-бизнеса. Йоргенсон прикуривал новую сигарету от бычка предыдущей и разорялся перед звукозаписывающей компанией насчет авторских прав, время от времени переключаясь на постоянную линию, чтобы ответить на очередной звонок из "Ночь Инкорпоретид". Муха на стене, или, допустим, маленький москит, который жужжал над его башкой и которого он время от времени пытался схватить, смогли бы при случае присягнуть, что еще одним занятием Йоргенсона было тщательно игнорировать сам факт присутствия знаменитого певца-сатаниста.

Йоргенсон был рок-менеджером старой школы, и сильнее всего прославился в Швеции тем, что был человеком, прогнавшим с порога "Аббу". "Девочка-мальчик плюс девочка-мальчик - этого никогда никому не продать. Вы должны быть доступны - фаны этого захотят! Если б я мог разделить вас на две группы и заставить девочек петь песни Петулы Кларк... Вот это бы я тут же продал!" - таков был часто цитируемый от-ворот-поворот, с коим он указал им на дверь. Больше он ни разу не совершил подобной ошибки. Фактически, с 1970 года он не отверг предложения ни одной пришедшей рок-группы, боясь опять проебать свой шанс. В результате он подписал контракты со всеми видами порожняка, что проходил парадом по ту сторону некогда привлекательного стола из сосны, из-за которого он дирижировал бизнесом. Однажды он заимел все шведские права на продукцию норвежского коллектива, исполнявшего исключительно песни тех, кого он во время оно так пресловуто отверг: коллектива в составе "девочка-мальчик плюс девочка-мальчик", под названьем "Норвежская Абба". Но сейчас, наконец, его безнадежная доктрина, похоже, начала приносить плоды! "Псы Тора" впервые появились в его оргенайзере в качестве коллектива, исполнявшего исключительно песни исландских первопроходцев "Зэ Шугэкьюбз" и называвшегося тогда "Шведские Айс-Кьюбз" - но, слегка и острожно взнуздав, немного поувольняв и по-директорски попинав, он вырвал команду из тисков концертов на общественных пикниках и благотворительных распродаж уцененных пластинок, приносивших команде гроши на хлеб с маслом. И, похоже, ныне "Псы Тора" были первыми кандидатами на то, чтоб заполнить вакуум, образовавшийся после инкарцерации (по обвиненью в убийстве) практически всех, кто имел отношение к "дэт-металлической" сцене Норвегии. Располагая сидящими в тюрьмах подобиями Варга Викернеса и огромной аудиторией в Европе и Америке, на задних лапках просящей еще чуть-чуть сатанизма, Йоргенсон уже планировал, как потратить звонкие доллары, что вот-вот должны были покатиться в закрома его фирмы. Он подписал с "Псами Тора" пожизненный контракт на условиях, вышедших из моды с запрещением работорговли, и если эти тупые объебки были согласны на карманные деньги, бесплатное бухло и бесплатные наколки, то его вкусы были намного более утонченными; его сауна нуждалась в починке, и коллекция мебели в шведском стиле начала столетия была далеко не полна.

Влад Варгстром, весь уйдя в свои мысли, рассеянно присосался к медицинскому агрегату. Перед тем он читал, вернее, пытался читать ту самую книгу, которую днями раньше ему подарил журналист-англичанин. И теперь он пялился на карту Европы, пытаясь отыскать Уитби. В книжке Дракула выбрал Уитби портом своего прибытия в Англию. Судно без экипажа вплывает под парусом в гавань, труп капитана прихвачен ремнями к штурвалу, смертельное карго скрывается в трюме: не только сам Граф Дракула, но еще и тысячи черных чумовых крыс. Замутка была ништяк. Варгстром стал фаном Дракулы за одну бессонную ночь. Определенно, он мог срубить с менеджера изрядно капусты, добавив немного вампирства в предстоящее шоу. Нетопыри, кровища и срань господня. Он повернулся к Йоргенсону, находившемуся в процессе прикуривания очередной сигареты от бычка предыдущей.

- Где мы находим Витби?

- А я хуй его знает, ты, хуесос! - рявкнул Йоргенсон, зажав рукой трубку, чтоб исполнительный продюсер звукозаписывающей компании на другом конце линии не услыхал матерка. - Смотрись в ебаный атлас, нет? - Йоргенсон неопределенно ткнул сигаретой куда-то в книжные полки.

- Нет! - сказал Варгстром, приблизившись к полкам, искусно сколоченным из сосны, и сканируя множественные тома, ощетиненные на него.

Он стащил с полки атлас и начал водить ногтем большого пальца по указателю.

- Варрингтон, Вашингтон, Висконсин... - шептал он под нос, прорабатывая весь список. - Витби! Нет, я отрыл эту мать!

Пролистав назад увесистый справочник, он нашел указанную страницу, изображавшую большущий шмат Англии, и опять залез в указатель - проверить квадрат, содержащий искомый объект.

- Дэ-Три, - объявил он громко, ни к кому в особенности не обращаясь, и вновь раскрыл карту. - Дэ-дэ-дэ... - бормотал он, ведя ногтем большого пальца по верху страницы. - Три-Три-Три, - мурлыкал он, изучая правое поле. Затем, по завершении поиска, посидел немного в молчаливом раздумьи. Размышлять особенно было не над чем. Черная точка, рядом надпись "Уитби". Его затуманенный взор скользнул, блуждая, по карте. Беззвучно он начал проговаривать названия населенных пунктов, катать их на языке, наслаждаясь звучаньем английского:

- Хек-монд-ви-кей, - пропел он торжественно. - Харлей-факс, Худерсвельд.

Разумеется, весь материал они пели на английском, но ни один член команды по-английски не говорил совсем. Он прикололся, подумав, каково это - жить, скажем, в Эссексе.

Он рассеянно вспомнил трудное интервью с английским музыкальным критиком и вдруг ярко увидел отличные фотки горящих соборов в газетах.

- Бельфаст, - пробормотал он и вновь раскрыл указатель.

*

Билко расчистил локтями толпу и вывалился на улицу из лавки Пита Пантеры. Уже стемнело, и улицы были мертвы; лишь изредка издалека доносился хохот, а порой - чей-то пьяный крик. Дело было почти что в шляпе; Пит посоветовал прийти вечером, когда не так людно, а коль скоро они были одноцветными, то и покончили они с ними гораздо быстрее, чем он думал. Несмотря на рожу в коростах и грязный и напрочь промасленный кожан, из-за которого у него был вид закоренелого скупщика запчастей для "харлеев", Пит Пантера в натуре был наиклевым из кольщиков, и если бы он не сумел отдать должное принесенным эскизам, то, думал Билко, хуй его знает, кто бы сумел.

Билко потратил лучшую часть последних трех дней на пребыванье у Пита, и по этой причине у него подросла целая прорва свободного времени, чтоб изучить в деталях историю Остина Осмена Спэра. Теперь он врубался, почему он был любимым художником Дэб. Он рисовал пиздец охуительно круто. В особенности Билко проникся тем, как Спэр опорожнил свой разум и дал духам свободу использовать себя как инструмент их воли. Типа того что вот, оказывается, откуда приходят идеи. Если, типа, ты достаточно восприимчив. Он прикололся: а что, если его недавние приключения имели тот же источник вдохновения - ну, типа, мир духов. Типа наркотики распахнули двери его восприятия, и к нему с того света пришли некие новые способности - как уродливые картины и твари явились этому типу Остину Осмену Спэру. И он, типа, как художник воплотил это дело в жизнь. Нет, он дал духам воплотить их идеи в жизнь. Ему понадобятся тонны скорости. А может дело как раз в бодяге. Нужно точно вычислить пропорцию, попытаться вспомнить, сколько именно тальковой присыпки и стирального порошка "Аякс" ушло на тот грамм.

А еще дело было в боли. Что-то в ней было такое, что мозг его будто переключался на другую скорость, когда он лежал на кушетке у Пита дома. Будто б жужжание куда-то девалось и его выносило в какой-то уродливый, странный сон наяву. Просто лежачи там и читая книжку. Думая, все такое. Думая, бля, про всякую хуету. Это был как будто бы ритуал, как в фильме "Человек по имени конь", где парня, типа, подвесили на крюки за кожу и все такое. И он возникает с того света боли как истинный воин или типа того. Да, вот на чо это было похоже. Принимать видения и наркотики. Дать духам показать тебе виденья будущего и всякую там хуету. Виденья Дэб, сосущей с трепетом твой хуй за то, что ты сделал для нее. Снимающей трусы и разводящей ноги со словами: "О, мой Билко! Выеби меня, ублюдок ты такой!" Таким было будущее. Так показали духи.

Спустившись по ступенькам в свою подвальную квартиру и войдя вовнутрь, Билко испытал позыв немедленно развернуться и броситься домой к Дэб, как из пушки. И, типа, кой-чо показать. Но потом подумал еще раз и принял решение дождаться финала. Без понту портить сюрприз, подумал он. Пусть она лучше увидит все по полной программе.

С силой захлопнув дверь, он осторожно стянул свою поношенную синюю псевдофлотскую штормовку. Это вышел неслабый трюк, ибо, учитывая кондицию его рук и всего остального, он был похож а ходячую рекламу целительной мощи "эластопласта", а также сортирных рулонов и "селлотейпа". Он направился прямиком к холодильнику и извлек на свет божий банку СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm), дернул за херь и немного бухнул, резко вдохнул сквозь зубы и громко выразил свое удовлетворение. Неуверенно опустившись в кресло, он нашарил пачку "Старого Холборна", потом поправил сползшие на нос очки. Через секунду он уже чиркал сучком люцифера и набирал полные легкие ароматного дыма.

По полной программе, подумал он подло и самодовольно, выплюнув блудную табачную крошку. По полной программе, сука блядь.

*

Влад Варгстром в кои-то веки остался в офисе один. Улав Йоргенсон умотал на затяжное свидание с пиарщиками на звукозаписывающую компанию "Псов Тора". Вообще говоря, это был прозрачный намек на жесткий отскисон с пивом и коксом, который не закончится, пока они не вывалятся в четыре, пять, шесть утра из единственного в Стокгольме алкогольного стрипиз-клуба.

За окнами ярко горели огни ночного города, но в первый раз в жизни Варгстром напрочь забыл о биксах, бухле и клубах. Муха на стене, или, допустим, маленький москит, который жужжал над его башкой и которого он время от времени пытался схватить, могли бы при случае присягнуть, что напрочь не одупляются, что он там себе думает. Факт тот, что Варгстром задумался напрочь. Он сдвинул стильный журнальный столик из норвежской сосны с его обычного места рядом с йоргенсоновской покоцанной кожаной софой и подогнал его под карту Европы на стене офиса. Сграбастав со стола пригоршню цветных канцелярских кнопок, он поставил раскрытый атлас на стол, потом склонился, изучив сперва раскрытую страницу атласа, потом - соответствующий район на карте. Ткнув в Уитби пальцем, он распрямился и, найдя данный пункт на карте, воткнул в него булавку. Он проделал те же операции для Белфаста, потом для Дерби. В результате все три города были пришпилены булавками. Невольно содрогнувшись, Варгстром сел и взял в руки "Дракулу" Брема Стокера.

*

Рон умотал примерно час назад. Как только он свалил, Билко уселся за стол, склонясь над зеркалом из ванной, поставив пред собой свои аптечные весы и взяв по бритве в обе руки. Он бодяжил скорость, купленную у Рона; бодяжил тальковой присыпкой и мукой для веса и стиральным порошком "Аякс", чтоб драло нос. Он действовал намного аккуратней, чем обычно, стараясь по возможности точнее повторить рецепт прошлой бодяги. Он то и дело прерывал процесс, чтоб отделить дорожку лезвием, и снюхивал ее, чисто проверить качество. Когда он понял, что доволен результатом, почти весь грамм был уже снюхан. Ну все таки ведь это привелегия драг-дилера, подумал Билко. К тому же осталось еще порядком, хватит, чтоб забанчить несколько пакетов, все с лихвой окупится. Он выдрал несколько страниц из старого телевизионного справочника и начал мастрячить маленькие оригами. Складывать квадратики из бумаги с автоматизмом старого ветерана и отвешивать граммы. Он поправил очки, сползшие на нос, поперхнулся от горечи, поднимавшейся в горле, и выбухал то, что осталось от СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm).

Лишь после этого Билко вдруг одуплился, что Рон оставил в его квартире свежий номер "Нью Мьюзикл Экспресс" и двадцать грамм отстойного гашиша. Он схватил газету и начал яростно ее изучать. Скорость, снюханная им за последние полчаса, начала не по-детски торкать. Кожа вся зудела, и шуршание пластырей и "селлотейпа" под шмотками начало его раздражать. Прыгая с ноги на ногу, он понял, что не в силах сосредоточиться, и, дойдя примерно до середины газеты, окончательно сдался, напялил свою поношенную синюю псевдофлотскую штормовку, потом свернул поп-издание в очень тугую трубку и засунул в карман. Задержавшись только, чтоб взять с собой пачку "Старого Холборна" и еще пару пакетиков скорости, он выскочил из квартиры и через секунду уже со всей силы ломился к пабу.

*

Факс, торчавший на некогда симпатичном сосновом столе Йоргенсона, внезапно развил бурную деятельность. С громким гудением он начал медленно выделять бумагу. Неожиданный нойз посреди во всех смыслах мертвого помещения с легкостью вывел Варгстрома из его вдохновленных Бремом Стокером бредней. Он размечтался о том, как он, Влад Варгстром, преодолевает под парусом Северное Море и входит в туманную гавань Уитби на судне, полном чумовых крыс; половину команды он свел с ума, половину прикончил. Он отложил книгу, потом босиком протопал к столу и принялся пялиться, как дюйм за дюймом из факса вылазит факс.

Какой-то отстой. Страница-другая набросков от дизайнера, вот и все. Наброски новой эмблемы турне. Тупые. Кровавые молотки крест-накрест внутри пентаграммы. Волки внутри пентаграммы. Свастика внутри пентаграммы. Варгстром рассеянно глянул на них, бросил в поддон и побрел от стола. Он уже было взял в руки "Дракулу", но вдруг развернулся, подскочил к факсу и выдрал из него бумагу.

*

Окончательно Билко сорвало башню в "Парк Тэверн". Пару часов он трещал уже исключительно об этом ебучем Остине Осмене Спэре, Рон не мог и словечка ввернуть, лишь периодически хрюкал, а Билко знай себе верещал, закусывал губы, поправлял сползшие на нос очки и скручивал сигареты, хотя одна у него уже торчала во рту, а другая дымила в пепельнице. И беспредельно гнал. Духи там, духи сям, надо дать, блядь, видениям выплыть хуй его знает откуда и скоро раскроется какая-то сраная великая тайна и все охуеют в пизду и ля ля ля ля ля ля ля. Прерываясь только затем, чтобы сплюнуть блудную табачную крошку, он разорялся, как одержимый, глаза его лезли на лоб еще сильней, чем обычно. Но вдруг он заткнулся прямо посреди фразы, и когда Рон взглянул на него, чтоб понять, хрюкнуть ему или просто кивнуть, то с удивленьем увидел, что Билко воткнул и спит, косяк в одной лапе и пинта в другой. Рон хотел было вынуть стремную самокрутку из его грязных пальцев, но, принюхавшись, понял, что та загасилась сама по себе - и разве не существует такой замутки, что, типа, лунатиков будить не положено? Не то чтобы Билко был в натуре лунатиком, но какого черта, Рон был рад передышке.

Когда раздался звонок, означавший, что пора бы сделать последний заказ, Рон ринулся к стойке сквозь толпу, размахивающую деньгами, и еле-еле поспел в срок. Повернувшись лицом к столику с парочкой пинт в им самим и наколотых лапах, он удивился еще раз: Билко проснулся. И не просто проснулся, а весьма успешно забирался на стол. Волосы дыбом, шары неземные, машет центральным разворотом "Нью Мьюзикл Экспресс", а свободной рукой тычет в репродукцию викторианской карты британских островов, висящую на стене в рамке. Минуту Рон не решался, что предпринять - пойти и снять его оттудова или просто прикинуться, что никогда не видел этого мудака, и подождать, пока Билко не вышибут вон. Потом, одуплившись, что хозяева бара все еще слишком заняты, чтоб обратить внимание на творящееся, он продрался к столику, распихав толпу бражников и облив пивом джинсы.

- Билко, немедленно слазь оттуда, тупой ты пиздюк! Ты чо, блядь, на хуй, воротишь?

Билко лишь характерно вытаращил на него глаза, а потом, будто вдруг пробудился от страшного сна или чо он там видел, посмотрел вниз на столик, шатавшийся под ногами, потом вновь на Рона, и робкой овцой неуклюже спустился на пол, взяв пинту пива, которую Рон ему сунул под нос.

- Ну и чо это была за хуйня, а, кореш?

Билко просто ткнул в напрочь скомканный центральный разворот.

- Вот! - сказал он. - Просто... вот просто глянь, если хочешь.

- А, это, бля. Да это ж хуйня. Не делали фаны "Псов" ничего ни хуя.

- Да нет же, я знаю, что не они это. Ты глянь на это! На города! На ебаной карте, бля!

Определенно чувствуя, что если он не посмотрит, то Билко залезет обратно на стол и покажет ему, Рон послушно поднялся и поискал на карте Белфаст и Дерби.

- Йе-е... Белфаст и Дерби. Ну и чо теперь?

- И Уитби! - завопил Билко. - Ебучее Уитби и вся хуйня!

- Уитби? Уитби-то тут при чем?

- Эта хуйня еще не закончилась, вот при чем. Ни хуя не закончилась, - Билко сплюнул и поправил сползшие на нос очки. Потом вздохнул, оглушительно пернул и рухнул лицом на стол, опрокинув пепельницу и пролив свою пинту.

Рон бросился к нему и затряс за плечо:

- Билко! Билко!!!

*

Влад Варстром сидел на грязном, мощеном махоркой полу офиса. Он по-прежнему держал на коленях атлас, но закинул голову и громко храпел. Дрых, так сказать.

Карта над ним была чудовищно испохаблена. Британские острова украшала огромная пентаграмма, каждая грань которой была многократно, грубо и жирно прочерчена. Муха на стене, или, допустим, маленький москит, который жужжал над его башкой и которого он был не в силах схватить, смогли бы при случае присягнуть, что пентаграмма соединяет разные города. И если бы этот москит облетел пентаграмму против часовой стрелки, стартуя в юго-восточном углу, а не влетел бы Варстрому прямо в открытый рот, он бы смог присягнуть, что города эти - Дерби, Пелхили, Белфаст, Моффет и Уитби.

IX

- Ну, так могёшь ты нас провести, или где?

Дэб брала быка за рога.

- Чо?

- Уитби! Провести нас смогёшь?

- Возможно. Почему бы и нет, йе-е, - неопределенно ответил Пит, не отрывая глаз от свежего номера "Нью Мьюзикл Экспресс".

- Клево! - сказала Дэб, сумасшедше скалясь и провокационно расстегивая лиф. Она собиралась выебать Пита прямо в его отстойной крохотной меблирашке, хотела вписать еще одни стрелки в его расписанье. - Тогда пошли.

- Погоди, ща вот кончу, - ответил Пит, будто приклеившись к музыкальной газете.

- Чо-о? Через полминуты, край! - воскликнула она.

Дэб была в изумленье; прямо здесь и сейчас она предлагала мужчине, всего пару дней назад назвавшемуся "поклонником", использовать все ее неслабые прелести, чтоб провести покруче считанные минуты, покуда он не свалил грузить свои тонны контейнеров, кабелей, брезента, всякой хуйни - а ему, похоже, был интересней ебучий "Нью Мьюзикл Экспресс"!

- Йе, йе, через полминуты. Вот, типа, кончу это интервью с "Псами Тора"...

Вращая глазами, Дэб подошла к столу, за которым сидел Пит. Она наклонилась и принялась целовать его в шею. Он тихо хрюкнул, очевидно, радуясь таким проявленьям внимания, но не делая никаких попыток их поощрить.

Дэб подняла глаза на статью, посмотреть, что это ебаный в рот интересного он там нашел интересней ее. Интервью с "Псами Тора" занимало весь центральный разворот газетенки, и было окружено большими цветными фото горящих церквей. Заголовок сверху гласил:

ВЛАД-ЧТО-ЛЮБИТ-МЕНТОЛ ЗАЯВЛЯЕТ: "ЭТО СДЕЛАЛИ НАШИ ФАНЫ!"

Пит шевелил губами, неслышно проговаривая слова. Она поцеловала его небритую щеку, потом схватила за длинный и неопрятно смотревшийся "хвост" и немного подергала.

- Эй, пошли давай!

Осознав, что ему не видать покоя, пока он не удовлетворит неугодных богу желаний смазливой готической птички, Пит взглянул на нее. Прежде чем он успел вымолвить "Ну, пошли тогда", каковая фраза уже булькала в его горле, она прижала свои горячие губы к его губам и сунула ему язык в рот. Они целовались долго и страстно, его руки пытливо ползали по ее телу, ощущая, как изящные формы смещаются под рваным черным шелком ее лифа. Она укусила его за ухо и одновременно схватила его рукой за промежность. Она почувствовала, как его хуй встает, становится жарче и жарче, тверже и тверже, удлиняется и вырывается из кулака. Пит резко вдохнул сквозь зубы и громко выразил свое удовольствие. Затем, возжаждав сменить шуршание шелка на мягкость, тепло и податливость кожи, он залез ей рукой за вырез платья и начал мять ее сиськи. Когда он слегка ущипнул ее за сосок, у нее в пизде тут же включилась динамо-машина, и она принялась извиваться от жуткого жара своих дьявольских вожделений. Дэб села на край стола, потом задрала одну ногу и сунула ему прямо под нос, ткнув шпилькой кожаного сапога в подлокотник кресла, где сидел Пит. Потом она задрала юбку, отодрала руку Пита от своих сисек и положила ее на гладкую кожу собственной ляжки. Питу не требовалось большего поощренья, и пальцы его стали рыться в ее трусах и тянуть их вбок в жгучей жажде найти сучью жаркую адскую дырку. Он быстро пробрался сквозь лобковые заросли, в дебрях которых укрывалась пизда, раздвинул дрожащие губы и стал щипать и терзать ее клитор с демонским блеском в глазу. Дэб на мгновенье застыла, из губ ее вырвался слабый стон. Но Пит так играл ее клитором - то нежно, то жестко - что ее пизда разогрелась и увлажнилась, а мысли напрочь запутались. Ее губы, дрожа, умоляли пустить в дело хуй, и когда Пит засунул ей в жопу палец, Дэб среагировала, как одержимая. Она вонзила зубы ему прямо в шею и сосала, пока не почувствовала набухший синяк, тем временем ее руки боролись с ремнем и зиппером, чтобы освободить его полную крови любовную кость из хватки благопристойности.

- Пососи мой хуй! - вдруг взмолился он.

- Сам соси свой хуй! - ответила Дэб, откидываясь и растягиваясь на столе. Она задрала свои юбки и закинула ноги на плечи рок-грузчика. Потом ухватила его за древко хуя и направила его в волосатые врата гадеса. Вид ее ляжек в ажурных чулках и горячей влажной пизды являлся для Пита самым ясным намеком.

- Я проедусь верхом на тебе до ада, ты, похотливый ублюдок! - вскричала она, когда Пит вогнал в нее, словно кол, свой огромный венозный хуй, и, будто в ответ, он вбуравился им безошибочно в разгоряченное, пульсирующее сердце ее естества. Пит ощутил, как стены чистилища сдавили его, пока Дэб извивалась под ним, завывая, как сучка-баньши на электрическом стуле. Когда они оба одновременно кончили, формы и звуки отстойной Питовой спальни канули в небытие, и на их месте вознесся косящий под Босха ландшафт декадентских и извращенных желаний; империя нечестивого удовольствия, населенная целым сонмом дьявольских и кошмарных существ, для коих не писаны законы природы. Дэб и Пит создали собственный Сад Земных Наслаждений и, когда он изверг буквально галлоны горячей молофьи в ее судорожную пизду, они осознали, что это хорошо.

*

Еще два дня, проведенных у Пита Пантеры - и с Билко было покончено. Он топал домой осторожно, стараясь избегать любых судорожных рывков, из-за которых кожа могла натянуться в неожиданном направлении, стараясь нести свои руки и корпус, как статуя, и двигать дело одними ногами. Он напрочь не одуплялся, какие мощные волны отвращения вздымало его мимолетное присутствие в каждом прохожем, подходившем близко. В последний раз он мылся несколько недель назад, так как крайне серьезно воспринял Питов совет не мочить наколки дней десять-пятнадцать. Если он их намочит, сказал ему Пит, коросты отвалятся, и половина чернил отвалится с ними. Не чесать их было просто убийственно, но Пит до кучи настоял и на этом.

Он совершил легкий крюк и засунул Остина Осмена Спэра в почтовый ящик Дэб и всей кодлы, потом окоченело рванул прочь по улице, чтоб ненароком не напороться ни на одну из них. Это было бы шило. Сюрприз был бы испорчен. А он приберег его на этот уик-энд, на вечеринку в клубе "Адский огонь".

Войдя в квартирку, он осторожно снял свою синюю поношенную псевдофлотскую штормовку, снял джемпер и майку. Расшнуровал пехотные сапоги, непроизвольно на миг отвернувшись от трупных струй воздуха, вдруг вырвавшихся наружу. Он спиздил обувь на рыночной распродаже излишков армейского обмундирования, не заметив сразу, что несет от них так, будто б их откопали в общей могиле где-нибудь в Сребре- (ебать ее) -Нитце иль где похуже. Потом, сбросив с ног оскорбительную обнову в дальний угол гостиной, он расстегнул пояс и стянул с себя сальные джинсы. Избавившись таким образом от всего гардероба, он нервно запрыгал по всей квартире в нездорово пятнистых семейных трусах. Когда-то "грязные" было точным для них эпитетом, но теперь их можно было читать, как дневник сранья Билко; пятно наползало на пятно, подобно многослойному изображению дрейфа материков. Билко коллекционировал говенные пятна, как люди коллекционируют марки или пластинки.

Вся верхняя половина его тела была облеплена кровавыми катышами туалетной бумаги, прихваченными "селлотейпом". Он выглядел, как реклама "Андрекса", и все хозяйство шуршало и поскрипывало при ходьбе. Он встал перед зеркалом, стоявшим на аптечном шкафчике, и попытался прикинуть, как будут выглядеть наколки после снятия туалетной бумаги. Даже прикинуть не получилось. Было ясно одно: когда Дэб их увидит, она рухнут на спину и засучит всеми лапками!

Это было просто убийство, вся кожа чесалась с такой страшной силой, что он в тот момент мечтал лишь о ванне с теплой водичкой, но страх испоганить детище Пита был намного сильнее. В конце концов он решил-таки лечь на кровать. И тут же заснул мертвым сном.

*

"Эхо Западного Йоркшира",

12 сентября 1999 г., понедельник.

ОСКВЕРНИТЕЛИ МОГИЛ ОРУДУЮТ В ЛИДСЕ:

ОГРАБЛЕНА МОГИЛА НА КЛАДБИЩЕ СВ. ЧЕДЗА

Рабочие местного Совета обнаружили вчера оскверненную могилу на кладбище при церкви св. Чедза, что на краю Вудхаусской пустоши. Дверь в сарай с инструментами была взломана, и, по всей, видимости, оттуда была украдена лопата.

Официальный представитель городской полиции Западного Йоркшира заявил: "Все, что нам известно наверняка - это то, что примерно на прошлой неделе неизвестный злоумышленник, или злоумышленники, проникли на территорию кладбища св. Чедза, и что одна из могил была ограблена. В настоящий момент мы не собираемся раскрывать тайну личности усопшего, по крайней мере, до тех пор, пока не будет установлено место жительства его живых родственников, если таковые, конечно, имеются. Мы просим всех лиц, обладающих ценной для расследования информацией, не таиться и сообщить ее нам, и гарантируем, что все телефонные переговоры буду строго конфиденциальны, и что данным лицам не грозит смерть в заключении при таинственных обстоятельствах.

Спикер местного совета сказал нам: "Разумеется, мы делаем все, что в наших силах, для поддержания безопасности местных церквей и предотвращения подобных актов разнузданного, бесцельного вандализма. Не будем забывать и о том, что усопший тоже платил Совету церковную пошлину, и что нашим долгом является гарантировать каждому жителю Лидса столь же комфортную вечность, сколь комфортно протекание здесь отмеренных Библией "семи десятков" лет земной жизни. В настоящий момент мы работаем совместно с Полицейским комитетом над планом из пяти пунктов, который, как мы надеемся, поможет избежать повторения этого печального инцидента."

Декан факультета медицины Лидского университета настойчиво отрицает наличие какой-либо нехватки трупов, необходимых студентам для занятий: "Этот отвратительный поступок не является, я повторяю, не является делом рук неких новоявленных Берка и Хэра. Но мне кажется уместным воспользоваться возможностью напомнить читателям "Эха" всегда брать с собой свои донорские карты."

СМОТРИ СТРАНИЦУ 5.

XI

Когда Пит и два других рок-грузчика умотали на пару дней в Лондон грузить концертную технику, Дэб, Тиш и Сэл порешили сгонять в клуб "Адский огонь", обторчаться там и задать всем жару. На сборы у них ушла целая вечность. Тиш надыбала в супермаркете СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm) для предстартовой подзарядки, и они уселись, побухивая из жестянок, перед зеркалом, чтобы нанести на лицо смертоносную белую раскраску, зачесать назад волосы и намазать губы черной помадой. Дэб ублажила себя, купив новую пачку "Черного Собрания", и пока Сэл потчевала их рассказами о том, какой массивный был у Энди хуй и каким грязным ебарем он оказался и все такое, Дэб нашарила коробку сучков люцифера, вот уже несколько месяцев стоявшую на столе. Выкинув несколько палочек бесполезного древесного угля, она чирканула одной из немногих пригодных, глубоко и чуть-чуть нарочито затянулась, затушила, тряхнув, сернисто пахнущий сучок люцифера и положила обратно в коробку. Потом присосалась еще раз к прославленно декадентской сигарете, набрав полные легкие дорого пахшего дыма.

- Ну, не гони, не выебал! - хихикала Тиш.

- Еще как выебал! Мне было чертовски больно сидеть весь следующий день! - настаивала Сэл.

- Ну чо, вы готовы, нет? - спросила Дэб.

- Н-но, - ответила Сэл, - Тиш, пошли.

*

Входя в клуб, они были похожи на ходячие трупы - белые лица, черные губы и здоровенные черные круги под глазами. Все в наколках и рваных ажурных чулках и викторианских корсетах из китового уса и фальшивых брильянтах из лавки старьевщика в Уитби они смотрелись пиздец охуительно круто.

Когда он вывалились из сортира и ломанулись сквозь клубный тусняк, кто-то крикнул:

- Ха, это ж три ебаных ведьмы! Все ништяк, цыпочки?

- Йее, - прохихикала Сэл, - Как делишки, Рон.

- Спасибо ништяк, - сказал Рон, ухмыляясь, - Не видали этого... как его... Билко?

- Нее... Он чо, здесь?

- Йее, - кивнул Рон, - И он вас типа того что ищет и все такое. Говорит, что хочет кой-чо показать.

- А у меня вот другие данные, - прохихикала Тиш, - такие данные, что ему абсолютно нечего показать.

Сэл и Дэб захихикала тоже, потом дружно заржали. Рон со слегка недоуменным видом промолчал. В департаменте брюк на него жалоб не было, и шуточки-прибауточки смазливых готических цыпочек насчет толщины с длиной не так уж его беспокоили, раз стеб был не в его адрес, но он не собирался ни с кем обсуждать размер любовного рога своего кореша.

- Во всяком случае, он так и сказал. Сказал, что хочет кой-чо показать, - ответил он раздраженно.

- Ну тогда я наверное, посмотрю! - прокудахтала Дэб.

- Йее! Поржем вволю! - проквакала Сэл.

И засим они исчезли в густых клубах тусняка. Ди-джей гонял "Сьюкси энд зе Бэншиз", и все мысли о Билко мгновенно куда-то делись. Что он ищет ее - это довольно херово, но это не значит, что она теперь должна срочно броситься на его поиски.

Как оказалось, в этом действительно не было необходимости. Ломясь через танцпол, три изысканных готических цыпочки внезапно вывалились в пустое пространство.

- Господь всеебущий! Ну и вонища! - провыла потрясенная Тиш.

- Может, опять толчок протек? - спросила Сэл, вдруг вспомнив, как однажды покоцанная канализация клуба "Адский огонь" испустила дух, и многонедельное скопище говнища и гигиенических пакетов взбунтовалось против сил тяготения. Клубисты поскальзывались на протухших тампонах, пробиваясь к дверям.

- Ой, ебать бога мать! - воскликнула Дэб, с ужасом тыча пальцем в фигуру, извивавшуюся, как дервиш, в самом центре танцпола. - Чо он, блядь, с собой сделал?

На Билко были только сальные джинсы. Прыгая про танцполу, он напрочь не одуплялся, что толпу отбрасывают от него лишь мощные волны отвращения; ему казалось, что отпавшие челюсти клубистов просто-напросто подтверждают его новый статус, что он теперь - персонаж. Он впылесосил пару грамм скорости и теперь делал то, что велели духи. Они использовали его, как марионетку, и заставляли плясать, как охуевшую тварь. Его эпилептические кульбиты создавали впечатление, что его ебошат из какого-то суперэлектропистолета, и парочка вышибал смотрела на него, улыбаясь и прикидывая - выпнуть его поскорее на хер или вызвать скорую помощь. Два или три готических японца, напрочь забыв про свой крутой отчужденный имидж, пялились на него, раскрыв рот, в подлинном столбняке.

Внезапно Билко прекратил танцевать и неустойчиво выгнулся над танцполом, будто б вдруг оказался на палубе судна в сильную качку. Поправив сползшие на нос очки, он вдруг увидел знакомое и поразительно симпатичное личико, таращащее на него глаза из толпы. Это была Дэб. Он развязно махнул рукой и направился к ней.

Когда он приблизился, Дэб обнаружила, что инстинктивно пытается отступить на шаг, но толпа, глазевшая на наколки Билко, не давала ей сдвинуться с места. Ди-джей врубил песню-мертвый-воскресни: "Иди-ка к папочке" в исполнении "Вёрджин Прунз", и ее сочетание со злорадными выпученными глазками Билко было просто кошмарным.

- Б-б-билко! - пробормотала она, - Что ты, блядь, с собой сделал?

Билко ради эксперимента присосался к остойному косяку. Погас, сука.

Иди-ка к папочке.

- Есть огонь, Дэб? - спросил он, наслаждаясь тем, что он принял за ее похотливое одобрение.

Дэб покопалась в сумочке и извлекла на свет божий коробок сучков люцифера, выкинула несколько палочек бесполезного древесного угля, наконец, чиркнула одной из немногих годных и протянула Билко. После того, как он набрал в легкие дыма и сплюнул блудную табачную крошку, Дэб затушила, тряхнув, сернисто-пахнущий сучок люцифера и засунула его в коробок.

- Билко!?

- Это все ебаный Остин Осмен Спэр, чтоб он сдох, бля.

Иди-ка к папочке.

Дэб заставила себя посмотреть на дряблое тело Билко. Каждый дюйм его торса и рук был покрыт чернильным узором. Будто страшные духи и демоны лезли из преисподней. Она подумала, что у нее приход с глюками. Татуировки были будто живые. Будто в любой момент они могли застонать и завыть от своей вековечной тоски. На теле его разместился весь каталог работ Остина Осмена Спэра, и результат был скорей любопытным, чем отвратительным, но отвратительным он был точно. Она не знала, на какую из рож смотреть.

- Работа Пита Пантеры, - добавил Билко. Теперь-то уж точно Дэб сдастся пред давней тайной симпатией к его мощному хую.

- Они настоящие?! - завопила Дэб в замешательстве, - В смысле, чо это, блядь, в натуре наколки?!

- Йе-е, круто ведь, да? - просиял Билко. У него от скорости напрочь сносило башню, и раз он кончил плясать, ему ничего не оставалось, кроме как охуело гнать. - Ты сказала что выйдут крутые наколки и я решил ну ты знаешь духи решили чтоб я решил понимаешь чо я имею ввиду я знаю откуда приходят идеи Дэб так что духи использовали меня или типа того ну я и решил знаешь типа йе-е, ты права, могут выйти крутые и духи мне показали чо делать и я наколол для тебя Дэб но знаешь теперь это тоже мой любимый художник и я не мог одуплиться какие типа из них наколоть и в конце концов я решил, по хуй чо и решил сделать весь каталог ну и вот Пит Пантера крутой бля врубился и типа того что кололи мы их две недели, но...

Тут Билко скосился на сонмище черных рож, украшавшее его дряблое тело, и тут же застыл под гипнозом потусторонних буркал, ползавших и расплывавшихся у него на глазах; Дэб использовала свой шанс и начала отступление. Поначалу пятилась, медленно, по шажку, потом просто развернулась и вчистила со всех ног сквозь тусняк, и драпала, не останавливаясь, пока, запыхавшись, не оказалась на автобусной остановке в другом конце улицы.

Иди-ка к папочке.

В голове ее громыхали "Вёрджин прунз", тошнотворные лица демонов танцевали перед глазами, но тошнотворней всего была знающая ухмылка Билко. Он сделал это ради нее! Что за хуйню он несет?! Полагал поди, что она восхитится, или типа того... ФУ, БЛЯ!..

Иди-ка к папочке.

Ты проебал своей шанс, подумала Дэб. Бесповоротно проебал свой единственный шанс.

XII

- Аминь! - дружным хором пропели послушники.

- И меж семи свечей был один, как Сын человеческий, в белых одеждах до самой пяты своей и подпоясан по чреслам золотым поясом. Лицо его и власа были белее шерсти, белее снега; и очи его были словно огни...

Иеремия Джонс простер руки над склоненными головами паствы.

- Аминь! - пропели они еще раз и содрогнулись, узнав в лишенном пигмента пророке лицо из священного писания.

- Один из нас согрешил! - пророкотал Джонс. Мгновенно подняв свой взор от раскрытой Библии, лежащей на кафедре, он сканировал штабеля смазливых послушников, павших перед ним на колени, пока глаза его не опалили того из них, что казался смущеннее прочих.

- Брат Джонатан, - прогремел Джонс, - брат Джонатан! Осмелишься ли ты предстать пред Христом и убить любовь?

Объект пристального взора священника явственно вздрогнул, после чего его тело, будучи выебано чувством вины и мгновенно ослаблено превосходящими силами истинной веры, выблевало прямо на пол жгучую желчь.

- Ибо это - то, что ты сотворил, брат Джонатан! Ты убил Христову любовь! Истинно говорю тебе, это ты вогнал гвозди в руки Его!

- Аминь! - раздался ответ послушных послушников.

Брат Джонатан вытер рот рукавом и горестно зарыдал.

Страдающий без меланина священник опустил руку вниз и взял с кафедры некий предмет. То был недельной давности номер "Нью Мьюзикл Экспресс".

Полыхая глазами, Джонс хлопнул газетой в воздухе, после чего, понизив гоос до шепота, он огласил грехи брата Джонатана.

- О возлюбленные, - промурлыкал он, - О дети мои. По что вы меня оставили? Господь мой, прости брата Джонатана, он сам не знает, что творит. Истинно, некий бес соблазнил его мыслями о земных наслажденьях, и песнями...

Он вознес над своей головой "Нью Мьюзикл Экспресс" и радикально повысил громкость:

- ... самого Сатаны!!! Он принес эту мерзость в храм Господень, и гореть ему в Геенне огненной!!!

Брат Джонатан в ужасе поднял голову. Он купил "Нью Мьюзикл Экспресс" в городе и спрятал у себя в спальне. Джонс обнаружил газету, и теперь брат Джонатан точно отправится в Ад. Ибо он согрешил. Его соблазнила Мать Всех Блудниц, он убил Христову любовь и воистину заслужил полыхать в Аду весь остаток вечности. Он конвульсивно содрогнулся еще раз, и горькая жидкость еще раз рванула из его нечистого тела.

- Но... - Джонс опять перешел на шепот, и апостолы альбиноса потянулись вперед, чтоб услышать Истину, что он возгласит. - Но пути Господа, нашего Бога, воистину неисповедимы. Ибо именно Он приказал брату Джонатану прочесть сие посланье из Геенны огненной. И именно Он заставил брата Джонатана спрятать сию греховную мерзость именно там, где, как Он знал, Его скромный слуга обязательно ее обнаружит! Ибо Господь, ваш Бог, показал мне пути Свои. Господь, ваш Бог, показал мне Истину и Свет Свой. И Господь, ваш Бог, показал мне вот ЭТО!!!

Джонс ткнул пальцем в рекламное объявление на последней странице модного поп-обозрения.

- Господь, ваш истинный Бог, использовал нашего возлюбленного брата Джонатана, как марионетку, и показал мне, что воистину Сатана не преуспеет в делах его! ЧТО ЖЕ ЭТО ЗА МЕРЗОСТЬ?! - прогрохотал он, снова и снова тыча в страницу своим смертоносным указательным пальцем, - Я скажу вам: это - фестиваль НОЧИ!!! Фестиваль ГРЕХА!!! Фестиваль ЗЛА!!! А значит, фестиваль САТАНЫ!!! Благодарю тебя, Господи, за то, что благословил брата Джонатана и дал ему сообщить нам волю Свою!

Брат Джонатан тихо охуевал. Его только что вытащили из пропасти вечного проклятия. Его смертный разум был не в силах справиться с такой переменой своей духовной фортуны, и, оглушительно пернув, брат Джонатан упал в обморок.

- Братья и Сестры, - пророкотал валлиец, - несите его сюда, чтобы он был благословлен Любовию Божьей и братством Святого Духа!

Если бы брат Джонатан был в сознании, он почувствовал бы, как руки множества тварей Господних возлегли на него. Как его поднимают, несут и кладут на алтарь. Как запястья его и лодыжки привязывают к четырем углам. Как руки сдирают с него мирскую одежду и оголяют его перед взором Господним.

- Встаньте в круг, о воистину верующие, - пропел Джонс, - и мы крестим Брата нашего именем Бога!

Послушники единодушно раздвинули рясы.

Брат Джонатан пробудился и увидел одну из своих Сестер; раскорячившись у него над мордой, она скользнула рукой в промежность и разгребла золотистые локоны, обрамлявшие ее неземную дыру. Увидел, как она ловко надрачивает свой клитор, и как он мгновенно краснеет и набухает. Он попытался вырваться из ремней и всосаться в ее пизду. Он почувствовал запах сока любви, закипавшего в ее святой щели, и увидел он, что это хорошо. После чего она разрядилась священными водами реки Иордан. Отвращая лицо от горячих, сладких струй ссаки, он увидел, что окружен Любовью, и ощутил, что теплые воды реки Иордан омывают всю его кожу, что все его Братья и Сестры благостно ссут на него.

Когда последние капли были сброшены с членов и выдавлены из пизд, и когда ссака образовала под ним огромную лужу, ему стало вдруг холодно, и он бессознательно съежился.

- Переверните же вашего возлюбленного Брата, чтоб он был полностью благословлен! - скомандовал Джонс. Послушники сгрудились в кучу и сняли ремни, которыми Джонатан был привязан, после чего весьма жестко положили его брюхом вниз и вновь обездвижили.

Мановеньем руки Иеремия Джонс приказал органисту играть. До Рождества было далековато, но он выбрал гимном дня "Кончайте грязнуть в грехе, о истинно верующие", и, когда заглохли протяжные ноты вступления, Джонс велел всем послушникам петь вместе с ним.

- Итак, брат Джонатан, готов ли ты сжать в объятиях тело Христово, чтоб навсегда войти в Райское Царство?

Джонатан молча кивнул. Он мечтал о Спасении. Он не хотел тлеть в Геенне огненной весь остаток вечности. Он ощутил дуновение ветра на своих ягодицах - то Джонс снял с себя свою белую мантию и ослабил золотой пояс; ощутил, как сей пояс порет его по заднице раз, другой, третий... А потом, когда дружно поющие послушники достигли крещендо припева знаменитого рождественской песни, Джонс вогнал свою любовную кость глубоко в жопу верного апостола и начал наяривать в такт с бодрящим органным музоном.

- А! А! А! - стонал бледный, как смерть, проповедник.

- Уф! Уф! Уф! - хрюкал брат Джонатан.

- Аааа-ааа-аа-а! - вопил Иеремия Джонс, натягивая верную жопу своего апостола и чувствуя Божью Любовь, кипящую в яйцах.

- О прими же... - взревел он, пуская слюни на тело послушника, распластанное под ним, - Прими же в себя Дух Святой! Кто бы ни грешил на тебя, они простили грехи твои; и кто б ни хотел искупить тебя, те искупили тебя. Истинно, истинно я говорю тебе: когда ты был юн, ты подпоясывал себя и шел, куда вздумается - но когда ты состаришься, ты... а!.. протянешь... а!.. свои... а!.. ООО!!!... - после чего галлоны горячей и млечно-белой христианской спермы фонтаном в ударили в жопу послушника.

*

Чуть позже днем Джонс сидел за своим столом, сжимая в руке телефонную трубку. Обшитый дубовыми панелями офис мощно пах ладаном, горевшим на подоконнике в изысканной золотой кадильнице. Роскошный свет осеннего солнца втекал сквозь окно, и, на мгновенье отвлекшись от далекого голоса, с сильным акцентом бубнившего что-то на другом конце линии, Джонс огляделся и подивился на чудесные деяния Господни. "Все вещи малые и великие", подумал он, "Благословенно все". Затем, вновь вспомнив о насущном, он быстро что-то записал в открытой папке, лежавшей перед ним, и дал отбой. Взял папку и побрел в свое "святилище", библиотеку. Казавшаяся просто ненормально крупным шкафом для посуды, библиотека на самом деле была настоящим бункером с регулируемой влажностью, способным выдержать термоядерный взрыв, и содержала одну из самых крупных в мире коллекций материалов по сатанизму. На небольшом столе у дальней стены стоял факс; в приемном поддоне скопилась целая груда бумаги. Джонс просканировал факсы, пришедшие из столь далеких мест, как Арктика и Южная Америка. Затем, скатав в рулон, он сунул их подмышку и любовно оглядел свою коллекцию. Одна из полок библиотеки была целиком отведена под собрание писем Алистера Кроули; Джонс в свое время сбил все ноги в поисках малоизвестного контрабандного Кроули, но каждый вложенный в это дело пенс окупился с лихвой. Еще у него были подлинники рукописей Антона ЛаВея, несколько рисунков Остина Осмена Спэра, вся продукция "Храма Психической Молодежи" (от ксерокопий антипропагандистских листовок и записанных в домашних условиях кассет, на которых Дженезис Пи-Орридж подпевает пластинкам "Велвет Андерграунд", тренируя голос для записи альбома "Накачай руку случая", до тщательно реконструированных и тотально демонских "машин мечты"), а также все когда-либо выпускавшиеся "готические", дэт- и хэви-металлические альбомы. Сторонний наблюдатель наверняка бы решил, что Джонс, собравший самый полный в Европе архив искусства и литературы сатанизма - извращенец и даже антихрист. Но Иеремия Джонс считал иначе: "знай врага твоего" - таким, по жизни, был один из его девизов.

- Вперед, солдаты-христиане, - прогудел он под нос, засунув папку на полку шкафа для документов, закрыв его и заперев на ключ, - Единым строем на войну. Покончив с делами, он вернулся в относительно свободное помещение офиса, не забыв, однако, перво-наперво запереть библиотечную дверь из листового металла. Негоже, чтобы невинные послушники случайно забрели сюда; эти материалы могут любого ввергнуть в бездну безумия. Плюс, он совсем не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о еще одном скромном бизнесе, вершившемся за бетонными стенами библиотеки толщиною в два фута.

Сев обратно за стол, он извлек калькулятор из выдвижного ящика и стал что-то быстро высчитывать, записывая суммы в огромный блокнот, потом с триумфом пробормотал "да!" и подчеркнул окончательный результат своих набожных калькуляций.

Он вырвал лист из блокнота и живо направился к двери. Открыв ее, он еще раз взглянул на свои каракули и стремительно двинул по коридору.

В церкви глаза паствы сразу же обратились на внушительную фигуру Белого Валлийца, вновь занимавшего свое место за кафедрой. День выдался долгий. С семи утра они все как один молились, а последние пять часов простояли молча. Кое-кто упал в обморок и теперь лежал на полу и храпел. Но одного лишь присутствия бледного богомольца оказалось достаточно, чтоб разбудить их и заставить, кряхтя, встать на ноги. "Сорок дней и сорок ночей наш Спаситель постился в пустыне", - говорил в таких случаях Джонс, - "Вы же не можете выстоять даже сорок минут. О маловерные!"

Он дал отмашку одному из послушников врубить проектор, висящий над их головами. Ацетатная ксерокопия рекламного постера "Фестиваля Ночи" из популярнейшей музыкальной газеты отобразилась на экране справа от алтаря.

- Изыди, Сатана! - прокричал Иеремия Джонс.

- Аминь! - усталым хором ответила паства.

Дав отмашку послушнику сместить фокус так, чтоб в него попало название группы - "гвоздя" фестиваля, Джонс обнародовал результат своего дневного труда. Толкуя по Каббале, объяснил он, мы получаем, что цифровое значение имени данного не угодного Богу альянса, известного как "Псы Тора", составляет 3996. Вычитаем из этой цифры год, когда группа выпустила свой первый сингл, делим результат на Святую Троицу - Отца, Сына и Святого Духа - и узрите, о маловерные! - вот вам 666 и 6 в периоде!

- Пусть же мудрый, - пропел он торжественно, - сочтет число зверя: ибо это число человека; а число его - шестьсот шестьдесят шесть.

Он ткнул пальцем в слова на экране.

- Сии так называемые "Псы Тора" - не сам Сатана, но истинно, истинно говорю вам, что они есть мерзость в глазах Господа нашего, ибо они творят дела зверя и исчислены числом зверя. "Кто творит дела зверя?" - спрашивает Господь. И я отвечаю вам: сии слуги Дьявола несут число его в своих сгнивших сердцах. И посему говорю вам: мы должны сокрушить их. Йе-е, дети мои, последние дни воистину настали для нас. Дела Зверя вершатся повсюду. Имеющий уши да услышит, ибо Судный День уже не за горами. И Семеро Ангелов с семью трубами приготовятся дунуть. Дунет Первый Ангел, и будут град и огонь, смешанный с кровью, и рухнут они на землю, и третья часть всех деревьев спалится и вся зеленая травка спалится. И Второй Ангел дунет, и великая гора, горящая огнем, рухнет в море, и третья часть моря обернется кровью. И Третий Ангел дунет, и рухнет с Небес великая звезда, и имя той звезде будет Звезда Полынь, и третья часть вод станет горькой и многие умрут, испив этих вод. И дунет Четвертый Ангел, и третья часть солнца умрет, и третья часть луны умрет и третья часть звезд, и день будет темным третью часть и ночь третью часть. И Ангел пролетит средь небес и будет петь, Горе, горе, горе жителям земли ибо будут звуки трех оставшихся труб трех оставшихся ангелов которые еще дунут!

- Аминь! - из последних сил дружно выдохнули апостолы альбиносого лидера Церкви Вековечного Дня.

XII

Билко шатаясь вывалился из дверей. Ему все еще мощно сносило чердак, когда пришло время всех выпинывать на хуй. Он потратил лучшую часть последней пары часов, галопом носясь по клубу "Адский огонь" в поисках Дэб. Сэл и Тиш по прежнему тусовались, он слышал их ржание, куда бы ни сунулся, но Дэб как и след простыл. Он натянул футболку на голову и сунул руки в рукава своей поношенной синей псевдофлотской штормовки. Он никак не мог одуплиться, чо же это нашло на Дэб. Может, с ней случился бэд-трип и из-за глюков началась паранойя или чо-то такое. Может, она испугалась диких желаний, несомненно ее пожиравших. Есть люди, которые боятся настоящего чувства, предпочитая мелкие отмели легкой ебли глубоким и бурным океанам страсти. Может, он просто ошибся на ее счет, но нет, конечно же, нет. Он понимал ее; знал, что ее отношения с миром духов были столь же реальны, как и его.

Билко побрел домой. Улицы были мертвы; лишь издали доносился хохот, а порой - чей-то пьяный крик. Затянув потуже свою поношенную синюю псевдофлотскую штормовку, чтоб защититься от ночной осенней прохлады, он загнал в подсознание беспощадную мысль о том, что, возможно, она просто его не хотела. Конечно, хотела. Он понял это по выражению ее глаз, когда она так уставилась на наколки, сделанные им для нее. Он знал, что она умирала от желания прыгнуть на его горячий и твердый хуй. Возможно, он выбрал для показа не совсем то место. Возможно, поэтому она и сбежала. Потому что боялась показать свои настоящие чувства перед подобным сборищем. Может, она убежала в толчок, заперлась и устроила жесткую дрочку - просто чтоб обрести контроль над своими чувствами. Сама мысль о Дэб - юбка задрана, одна нога на крышке толчка, одна рука теребит сосок, другая ласкает горячий бесштанный клитор - сама эта мысль была для Билко почти что невыносима. Он представил себе, как Дэб дрочит, дрочит и дрочит, и, наконец, кончая шепчет его погоняло сквозь сжатые зубы. Да, стопудово так все и было. Это было виденье из мира духов. Она могла поступить только так. Вариантов нет. Неудивительно, что она так быстро сбежала. Волны любви и желанья захлестывали его с головой, когда он протрусил по ступенькам вниз и вошел в свой подвальный флэт.

Очутившись внутри, он содрал свою синюю поношенную псевдофлотскую штормовку и швырнул ее на кровать, после чего протопал на кухню и вытащил из холодильника банку СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm), коими банками он жестко затарился, чтобы было чего предложить Дэб бухнуть, когда он ее, наконец, снимет и приведет домой. Подняв ближайший к камину угол ковра, Билко извлек на свет божий пакет со скоростью. Сев комфортабельно в старое кресло, он вскрыл жестянку, после чего, уравновесив ее на подлокотнике, бережно развернул пакет и высыпал его содержимое - пол-грамма скорости - в пенистый лагер. Потом, подумав получше, скрутил пустой квадрат оригами в трубочку и сунул его туда же, не пропадать же добру. Покончив с этим, он извлек на свет божий пачку "Старого Холборна" и упаковку бумаги "Ризла" красного цвета. Спустя мгновение он уже чиркал сернисто пахшим сучком люцифера и поджигал отстойную самокрутку, время от времени прерываясь, чтоб сплюнуть блудную табачную крошку. Схватив СУПЕРКРЕПКИЙ ЛАГЕР(tm), он выбухал половину банки, резко вдохнул сквозь зубы и громко выразил свое удовлетворение. Скорость, не долго думая, впиталась в изнанку его кишок, и, догнав предыдущий дозняк, нахлобучила не по-детски.

*

Влад Варгстром орудовал, как одержимый. Всю ночь он планировал, как зрелищнее обставить прибытие "Псов Тора" в последнюю ночь фестиваля в Уитби. Улав Йоргенсон тоже принялся за дела и подписал договор с "Ночь инкорпорейтед", промоутерами фестиваля. Теперь все было на мази. Варгстром сидел и рисовал в блокноте какие-то каракули, чисто работая над деталями. Планируя, как произвести максимум шума. Спасибо за все английскому журналисту. Он заронил в мозги Влада идею, подарив ему "Дракулу" Брема Стокера. Но только нордическое упорство Варгстрома смогло довести идею почти что до воплощения. Йоргенсону, конечно, идея понравилась. Все, что могло помочь продавать пластинки, было для него заебись.

Варгстром зевнул и решил, что пора и честь знать. Щас он пойдет домой и немного подрыхнет. Но когда он был уже у дверей, гасил свет, то снова глянул на карту, которую испоганил на прошлой неделе. Йоргенсон не потрудился снять ее иль хотя бы сменить. Он сказал, что ему по душе устрашающая пентаграмма, грубо начерченная на Британских островах.

Варгстром вернулся и сорвал карту со стены. Затем разложил ее на столе Йоргенсона и провел пальцем по им же самим и сделанным украшениям, трогая пятиугольный символ, у которого так много значений. Вдруг он увидел что-то на полу. Он наклонился и поднял коробку сучков люцифера, должно быть, выпавшую днем из кармана паровозно-курящего менеджера "Псов". Чиркнув одним из сучков, он поднес зажженный конец к городу Белфаст, потом взялся за сгоревший конец и поджег бумагу в том месте, где под жирными черными линиями все еще было видно слово "Дерби". Когда пламя лизнуло маленький сучок люцифера, он быстро его затушил и чиркнул еще одним. Поднес к самой северной оконечности пентаграммы - какой-то дыре под названием Моффат - после чего торопливо поджег бумагу под крохотным полуостровом в Северном Уэльсе, и, наконец, стараясь не подпалиться, предал огню Уитби.

Варгстром таращился как зачарованный. Какую-то долю секунды - прежде чем карта всерьез занялась и скукожилась, обратившись в пепел - вся территория Британских островов озарилась пылающей пентаграммой. Огонь, однако, быстро распространялся все более впечатляющим кольцом разрушения. Внезапно испугавшись, что система пожаротушения может автоактивироваться, Варстром опрокинул вазу с цветами, стоявшую на краю стола, и пламя тут же погасло.

*

Он не мог одуплиться, сколько проспал. Может, пару минут, может, пару часов. Снаружи было все так же темно, и Билко чувствовал, что его зовут духи. Он сразу насторожился; скорость все еще торкала не по-детски. Что-то случилось, пока он спал. Как Остин Осмен Спэр, он открыл свой разум загробному царству, и теперь чувствовал, как в мозгу формируются новые идеи, буквально слышал, как там происходит некая электрическая активность. На мгновение сердце его перестало биться: он понял всю правду про Дэб. Он мало сделал, чтоб добиться ее. Что-то нужно свершить. Что-то жесткое. Он дал духам нарисовать картины в его мозгу. Разрешил им действовать сквозь него. Типа, он как художник должен дать их идеям поселиться у себя в голове, а потом, типа, воплотить их в жизнь. В ослепительной вспышке он понял, что должен сделать. Чисто две вещи. Две прекрасные, злые вещи. Он заставит Дэб захотеть его так, что пизда ее раскалится и будет, дрожа, умолять сунуть хуй все 24 часа в сутки. Не будет ей покоя, пока она не сядет, как на кол, на его трепещущую любовную кость. Об этом он позаботится. Однако прямо сейчас, чтобы осуществить свой план, он должен замутить пару фишек. Он схватил с кровати свою поношенную синюю псевлофлотскую штормовку и вывалился из квартиры, даже не задержавшись, чтоб захватить с собой пачку "Старого Холборна".

XIV

Иди к Паааааааапочке.

Дэб проснулась в холодном поту. Сердце бешено колотилось, и она тут же села в кровати; потом, осознав, что это был просто сон, она снова легла и уставилась в потолок. Во сне она была на гастролях "Вёрджин Прунз", только фронтменом команды был Билко, он пел эту песню, всю дорогу тыча в Дэб пальцем, а позади него лица остальных музыкантов медленно превращались в ужасные видения существ с того света. Но это был только сон. Хвала тебе, ёбля, подумала она, услыхав, как кто-то возится в нижней комнате.

- У, ё, бля!

Это была Сэл. Она обычно вставала первой.

Дэб сбросила одеяла и выползла из постели, бледную кожу осветили сквозь окно лучи дня. Было холодно, и кожа тут же покрылась крапинками мурашек, соски затвердели. Спальня Дэб на втором этаже смотрела окном на чей-то лишенный окон чердак, так что она очень редко задергивала занавески.

Подойдя голышом к окну, Дэб уставилась на город, занятый, как обычно, своими делами. Интересно, который час. Должно быть, поздненько. Проведя рукой по груди, Дэб нежно щипнула себя за сосок, зажав его между большим и указательным пальцами. Пит и контора должны сегодня вернуться. Клево. Мысль о Питовом хуе, таранящем ее в раскаленную жопу, заставила пизду завибрировать в предвкушении. Она взялась за сосок еще раз, покатала его между пальцев; потом покатала второй. Казалось, в пизде заработала динамо-машина, оттуда сразу же потек сок. Дэб провела рукою по животу, забравшись в густые черные заросли, и сразу раздвинула половые губы, отдав клитор во власть холодным касаниям пальцев и воздуха. Все так же легко массируя сиськи одной рукой, она подергала клитор несколько раз, пока не вошла в нормальный и ровный ритм.

Пизда Дэб настолько изголодалась по жесткому "экшну", что было понятно: не видать ей покоя, если она не кончит так, чтоб косточки захрустели - с помощью Питова хуя, или без оной. Она включила электрокамин и вновь забралась в постель, наслаждаясь запахом жженого пуха на моментально раскалившихся элементах. Под одеялами было все так же тепло. Она широко раздвинула ноги и довольно быстро взяла прежний темп, медленно водя двумя пальцами по вставшему клитору, то нежно, то более жестко. Она закрыла глаза и представила полную крови Питову любовную кость, пляшущую перед самым носом; вот она хватает ее рукой и высовывает язык, чтобы лизнуть лиловую головку, которая не менее тверда и блестяща, чем галька, отполированная океаном за бесчисленные века. Потом она разожмет зубы и всосет его венозный хуй целиком, будет давиться, двигая головой туда-сюда, туда-сюда, и легонько покусывать его корень зубами.

Ее пальца начали двигаться быстрее, настойчивей, и соответственно гуще полился сок из пизды.

Он повалит ее на кровать и уляжется сверху. Нет. Не канает. Дэб перевернулась, и вместо того, чтоб цивильно лежать на спине, встала на четвереньки как возбужденная похотливая сука. Раздвинув ноги и выставив пизду с дыркой в жопе наружу, она приспособилась стоять так, что лицо ее боком легло на подушку, а сиськи плотно прижались к простыне. Она любила, когда ее так ебли. Жопой наружу. Одной рукой она продолжила дрочку, а воображаемый Пит - которого так-то легко можно было заменить на большого черного пса - вгонял свой толстый венозный хуй глубоко ей в пизду. "Я проедусь верхом на тебе до ада, ты, похотливый ублюдок!" - думала она, двигая и двигая жопой и представляя, как он безошибочно вгоняет свой горячий прибор в разгоряченное, пульсирующее сердце ее естества, пока она корчится, завывая, как сучка-баньши на электрическом стуле. Когда ее таз и бедра начали содрогаться, она удвоила усилия, жестко деря себя за соски свободной рукой. Внезапно картины и звуки ее фантазий канули в небытие, и на их месте вознесся косящий под Босха ландшафт декадентских и извращенных желаний; империя нечестивого удовольствия. Дэб создала свой собственный Сад Земных Наслаждений и, мотая головой из стороны в сторону и громко кончая сквозь сжатые зубы, она осознала, что это хорошо.

*

Билко прохилял по проходу "Национального Экспресса" и в конце концов выбрал место в хвосте, поближе к толчку. На двери в туалет висела написанная от руки табличка, сообщавшая попросту: "Не работает". Он запихал свою сумку под сиденье, потом откинулся, наслаждаясь поездкой. Да, давненько я не устраивал себе отпуска, подумал Билко, глядя в окно на далекую автобусную станцию.

Он обналичил свой неприкосновенный запас. Сперва побывал в стройкооперативе и забрал все, что там было. Все чеки на оплату ренты, приходившие по бывшему адресу одного его кореша исправно, как часы, и которые он использовал для открытия счета, затарившись спизженной где-то квитанцией за электричество. Однажды кореш куда-то поехал и хотел, чтобы кто-нибудь покормил его кошку, так что Билко взял у него ключи. Подумав о будущем, он сделал себе дубликат и спиздил у Дэнни карту "Национальной службы здравоохранения". Их до сих пор принимали как удостоверение личности, но не такая это была штука, что Дэнни б заметил ее пропажу. Через несколько месяцев, когда кореш свалил в Амстердам, Билко проник в его дом - посмотреть, на что есть посмотреть. Он был рад, что так все продумал. Он ни разу до этого не воровал. Всю выручку с продаж скорости он был должен Рону, но ни разу до этого не воровал.

Если бы кто-то увидел, как он выходит из сортира на автобусной станции, в смысле, кто-то знакомый, тот бы, наверное, его не узнал; Билко стал другим человеком. Это все была духова работа. Это была их идея. Чтобы он перестал быть слишком заметным. Часть денег Дэнни ушла на одежду; Билко купил новехонькие черные ливайсы, пару новехоньких черных футболок, загнал свою поношенную синюю псевдофлотскую штормовку и приобрел новехонькую "парку" из армейских излишков и, наконец, инвестировал средства в пару новехоньких вишнево-красных "доков". Прибыв на автобусную станцию, он прямиком направился в "служебную комнату отдыха" (ха-ха), где, как и положено, имелся душ. Он купил в автомате бритвенный прибор и одноразовую зубную щетку. Потом встал под теплые струи, чувствуя, как вода барабанит по коже. Через двадцать минут он вышел наружу; с зализанными назад волосами, свежевыбритый, в новых шмотках - новый человек, короче. Даже его старые, в толстой оправе очки казались трендовыми. Трендоватыми. Он бросил старого Билко в мусорный бак и рванул на автобус.

Он нагнулся и вынул из сумки банку СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm), открыл ее, произнес про себя тост за здравие Дэнни и выбухал половину, резко вдохнул сквозь зубы и громко выразил свое удовлетворение.

Двигатели под ним заработали, и автобус, дернувшись, зажил прыгучей, зубодробительной жизнью. Через секунду они выехали из гаража и вломили под горку, прямо на трассу.

Билко снова откинулся на сиденье. Будет весело, стопудово.

*

- Чо за хуйня? - сказала Дэб.

- Чо-чо... Чо сказала, вот чо, - Сэл была не на шутку расстроена.

Обе они стояли у раковины на кухне и пялились в окно на задний двор дома. Кто-то ночью, похоже, копался в сраных мусорных ящиках.

- Наверно, лиса, или чо-то такое, - выдвинула предположение Дэб.

- Нно... Или собака, или чо-то такое.

- Сволочь! - сплюнула Дэб. Вот чем ей меньше всего хотелось заниматься с утра пораньше - ползать на карачках и собирать кубышки скисшего молока и прочую гнойную муть, раскиданную по бетону.

- Ебать их всех в жопу! Сраные лисы! - рявкнула Сэл.

- Ну и где тогда ебучие чертовы мусорные мешки? - спросила Дэб.

- Ну-ну. Ты же у нас ни хуя не знаешь. Тут они, блядь, внизу, в ебучем чертовом сраном шкафу!

Дэб посмотрела на переполненный мешок для мусора, торчавший в углу кухни и битком набитый кубышками скисшего молока и прочей гнойною мутью. Он был похож на Джаббу-ебать-его-Хатта. Она громко заржала.

- Эй, - повернулась к ней Сэл, чье настроение портилось с каждой минутой, - Чо такого, ебать-тебя-так, смешного? Я всегда выставляю сраный мусор из шкафа!

- Эй, смотри, он похож на Джаббу-ебать-его-Хатта, ведь да?

- А ведь да... - ответила Сэл, заржав над пузатым черным мешком, несмотря на шлюшьи прихваты подруги, - В натуре похож!

- Давай тогда, - сказала Дэб, протянув Сэл один из черных мешков, - Пошли прибираться, бля.

*

Когда междугородка направилась на Ливерпуль, Билко взглянул на ряды пустых сидений перед собой. Кроме него, в салоне были лишь двое-трое пассажиров. И стюардесса. Он смотрел, как она хиляет туда-сюда по проходу. Не мог оторвать глаз от ее аппетитной задницы, двигавшейся независимо от серой униформенной юбки из полиэстера. Бэджик на белой униформенной блузке "Национального Экспресса" сообщил ему, что ее зовут Барбара; блузка была порядком расстегнута, так что когда стюардесса склонилась, чтобы спросить, не желает ли он чашку чая пакет чипсов выйти отлить, Билко увидел ее изрядные сиськи. Он притворился, что обдумывает предложение, задал пару дежурных вопросов, типа "А с каким наполнителем у вас чипсы?" Загорелые какие. Чуть ли не золотые. "А какие у вас газированные напитки?" Или только что вернулась из отпуска, или ходит в какую-нибудь, как-их-там, дубильную мастерскую, то есть в солярий. Он представил себе, как она раздевается, расстегивает свой лифчик и ложится голая на кушетку для зажарки. "А сэндвичи с сыром у вас свежие?" Втирает крем для зажарки в мягкую теплую кожу. "А чай сколько стоит?" Сиськи мягко дрожали от тряской езды. Пиздец охуительно круто. "Нет, спасибо, ничего не нужно", - сказал он в конце концов, исчерпав все возможности держать ее в этой клевейшей позе. Билко прикололся: а вдруг она не против потрахаться? Типа, может она специально показала ему свои титьки?

Когда она вернулась на свое место у кабины шофера, Билко вытащил банку СУПЕРКРЕПКОГО ЛАГЕРА(tm) оттуда, куда ее сунул, и выбухал оставшуюся половину пива. Потом откинулся на сиденье и на секунду прикрыл глаза. Но только на секунду, потому что внезапно наклонился, вытащил сумку из-под ног и плюхнул ее на пустое сиденье рядом с собой.

Захотев курнуть сигу, он полез в карман "парки" за пачкой "Старого Холборна" и озадачился: там ее не было. Не сразу он вспомнил, что слегка разорился на пачку "Бенниз". Хотя, скорее, разорился-то Дэнни. Билко стянул целлофановую "соплю", взломал пачку и щелкнул ногтем большого пальца по низу, чтоб выбить сигу наружу. Он выдвинул пепельницу из спинки переднего сиденья, после чего, сунув в пасть невероятно смачную сигу, чиркнул сернисто-пахнущим сучком люцифера и всосал в свои легкие дорогостоящий дым. Снаружи начался дождь, и Билко стал наблюдать, как вода образует на окне дорожки, презирающие силу тяжести, собирается в ртутные лужицы на подоконнике.

Сига, казалось, погасла еще до того, как он закурил ее - таким галопом неслись мысли Билко. Он нехотя забычковал ее в выдвижную пепельницу и повернулся, чтоб расстегнуть зиппер сумки. Пока он рылся в свежих футболках и всякой разнообразной всячине, разум его вернулся к событиям прошедшей ночи.

Ему не понадобилось много времени, чтоб дохилять до дома Дэб и всей кодлы. Он осторожно прокрался по задней аллее, считая дома, и, наконец, добрался до их задворков. Разумеется - как он и думал - рядом с крыльцом возвышалась гора черных пластиковых мешков. Всевозможные виды кубышек скисшего молока и разнообразная гнойная муть вываливались из них. Он был рад, что мусорщики еще не пришли, так как это чертовски осложнило бы его жизнь. Приближаясь к мусору, он услышал скребущийся звук, исходивший, казалось, из самых недр одного из мешков. И, хотя он ступал совершенно неслышно, ответственное за шум явление, должно быть, учуяло его присутствие, так как шебуршание на секунду прекратилось и из мусора вывалилась здоровенная коричневая тварь. Она посмотрела на него любопытным глазом. Внезапно набравшись храбрости, Билко улыбнулся своему сотоварищу по ночи. Крысы умные, он знал об этом, и данная крыса в данный момент, несомненно, оценивала крутизну недавно полученных им оккультных верительных грамот. Вдруг крыса прыгнула, проскочив в аккурат меж его сапог из армейских излишков. Она была больше, чем сапоги, почти с кошку размером. Из Билко чуть дух не вылетел вон, и он с трудом сдержался, чтоб не подпрыгнуть, когда королевский экземпляр Rattus Norvegicus, норвежской крысы, отер своими боками его лодыжки. Билко глубоко вдохнул и с минуту стоял не шевелясь. Пытаясь взять себя в руки. Очевидно, крыса почуяла его силу и испугалась. Что ж, тогда все пиздато. Это был, типа, некий знак. Некий Омен. От духов, наверно. Подтверждение того, что силы тьмы в нем растут не по часам. Он чувствовал духов у себя за левым плечом, чувствовал, как они ведут его. Ну, выходите! - прошептал Билко, - Я не боюсь вас, мохнатое мудачьё!

Скрепя сердце, он пополз по склону горы за мешком на вершине. Попробовал снять его оттуда, но, когда потянул тонкий черный пластик, тот просто порвался под давлением гнойной мути внутри, и рвотно-вонючие потроха блеванули на бетонный двор. С минуту Билко материл отстойное качество британских пластиковых товаров из вторсырья, но потом до него дошло, что задача только облегчилась, раз все вывалилось наружу. Да и как иначе? Он не сможет действовать лишь наощупь. Он спустился вниз, встал на карачки и принялся рыться. Яичная скорлупа и картофельные очистки. Бутылки из-под сидра и сигаретные пачки. Нет. Это не то, что он ищет. Он опрокинул ближайший мешок и стал ворошить содержимое носком сапога. Та же история; просто кухонные отбросы и пакеты из-под жратвы. Бесчисленные бычки. Абсолютный отстой. Он не мог использовать все это говно. Когда, наконец, Билко добрался до четырнадцатого, и последнего, мешка, он почти потерял надежду хоть что-то найти. Но, опрокинув его, он увидел искомое - среди мешанины дохлых чайных пакетиков и пустых жестянок из-под копченых бобов - маленькую прозрачную пластиковую сумочку со связанными бечевкой ручками. Он еле сдержался, чтоб не заржать. В сумочке, как он и полагал, находилось содержимое мусорной корзины из ванной Дэб. Он разорвал ее, и, покопавшись в пустых упаковках из-под краски для волос и шампуня, нашел, что искал.

Рассовав свои сокровища по карманам, он крадучись выполз на заднюю аллею, быстро глянул налево и направо, чтобы убедиться, что берег чист, и сделал ноги.

Когда он свалил, и эхо его шагов замолкло на задних дворах домов с террасами, крыса снова вылезла из-под "ловушки для вони" ныне снесенного уличного толчка, нюхая воздух, и быстро глянула налево и направо, чтобы убедиться, что берег чист. Только на этот раз она была не одна. Дюжины крыс повалили из каждого темного уголка, и, визжа от восторга, принялись пировать гниющими плодами Дэбовой щедрости.

- Эй, просыпайтесь!

Кто-то тряс его за плечо.

- А?..

- Просыпайтесь! Конечная!

Это была стюардесса. Приоткрыв глаза, Билко вновь был вознагражден видом ее роскошно прожаренных сисек. Он молча пялился на них сквозь щелочки глаз, притворяясь, что все еще спит. Когда она снова потрясла его за плечо, сиськи мерно качнулись. Его хуй моментально попытался вырваться из хлопковой тюрьмы.

- А?.. - спросил он еще раз, изображая сонное замешательство.

- Давай вставай, соня! Конечная! Мы...

Она внезапно остановилась, увидев контуры полной крови любовной кости, что топорщила промежность крутых черных ливайсов сонного пассажира. Так как она проводила каждый божий день, треплясь ни о чем с паровозно-курящими, желтоволосыми водителями автобусов, вид молодого, свежего мяса включил динамо-машину в ее пизде, и та моментально потребовала пустить в дело хуй.

- Я пошел до кантина, Барбара! Ты идешь? - прокричал водитель, стоя в дверях.

- Ага... Минут через пять, - ответила она одной из будущих жертв коронарной атаки.

Припарковались они на задней стоянке у станции, так как теперь у них была пара свободных часов. Выгнав двух старых попрошаек, сидевших в начале салона и обсуждавших успехи своих дружков, они с водителем и думать забыли про еще одного пассажира в хвосте. Однако теперь водитель свалил, и она на цыпочках пробежала по проходу и повернула выключатель, запирающий пневматическую сдвижную дверь.

Пока она топала обратно к Билко, пизда ее, казалось, становилась с каждым шагом все мокрей и мокрей. Дойдя до него, она поняла, что не видать ей покоя, если она не кончит так, чтоб косточки захрустели.

Решив, что это будет не лишним, она задернула занавески вдоль трех последних рядов, после чего склонилась к похотливому юному пассажиру:

- Эй, просыпайся! - сказала она с придыханием.

- А? Чо? Все уже, что ли? - сказал Билко, разлепляя глаза.

- Не совсем все, - подмигнула она, расстегивая униформенную блузку "Нэйшнл Экспресс". Парень пах мылом из "служебной комнаты отдыха", а ее ебли в таком количестве душевых на автобусных станциях, что от одного лишь запаха пизда ее радостно задрожала.

Билко в остолбенении выпучил глаза, мгновенно прорубив ситуацию. Это было словно сон в руку; стюардесса просила пустить в дело хуй, и он был намерен обеспечить ее таковым. С более чем превеликим удовольствием. Она выправила блузку из юбки и полностью распахнула ее, открывши юному стиляге-оккультисту беспрецедентный вид на объекты его желания.

- Нравится? - она взяла по сиське в каждую руку.

- Йе-е, круто! - с энтузиазмом закивал Билко.

Засунув пальцы между шелком и кожей, она высвободила свои сиськи из кружевного бюстгальтера. Билко впился глазами в ее здоровенные, темные соски.

- Тогда давай! - требовательно прорычала она.

Билко схватил ее руками за талию и плотоядно подтащил поближе. Пробежался пальцами вверх по животу и спустя мгновение держал в каждой руке по большой загорелой сиське. Он чмокнул соски и жадно всосался сначала в один, а потом и в другой. Вкус у них был как у ада и рая в одном флаконе и это был сущий деликатес которым он никак не мог насосаться. Похотливая стюардесса восторженно застонала. Давненько никто так не хавал ее роскошные сиськи. Билко, тем временем, насасывал с такой силой, что едва умудрялся дышать. Он провел рукой по хребту своего бесплатного развлечения и с легкостью проник под ее униформенную юбку из полиэстера. Чем больше он сосал и лизал сиськи Барбары, тем мокрее она становилась, и вот, не в силах больше ждать грозящей ей посадки на кол, вдруг наклонилась и, вихляя бедрами, задрала свою юбку обеими руками. Тем временем руки Билко, казалось, зажили своей собственной жизнью. Он был по-прежнему полностью поглощен аппетитными сиськами у себя во рту, но руки его уже добрались до гладкой и теплой кожи стюардессовой жопы. Они уже выяснили, что трусиков на ней не было, и нашли подвязки, державшие чулки. Билко затолкал пару пальцев прямо в ее истекавшую соком пизду, ощутив, как она восторженно содрогнулась. Вдруг осознав, что у него распирает чресла, он быстро слизнул со своих пальцев пиздатый сок, потом расстегнул ширинку и высвободил свой хуй из хватки благопристойности. Он затащил Барбару на себя, так что ее ажурные коленки застряли под подлокотниками сидений справа и слева. Он чувствовал, как ее волосатый куст щекочет головку хуя, которая была не менее тверда и блестяща, чем галька, отполированная океаном за бесчисленные века. С задушенным стоном стюардесса наделась ему на хуй. "Я проедусь верхом на тебе до Ада, ты, похотливый ублюдок!" - прокричала она, садясь, словно на кол, на полную крови любовную кость, и, будто в ответ, он принялся мерно вгонять ее прямо в разгоряченное, пульсирующее сердце ее естества. Билко почувствовал, как стены чистилища сомкнулись над ним, когда Барбара стала скакать на нем, завывая, как сучка-баньши на электрическом стуле. Когда они оба одновременно достигли дарвинской цели, формы и звуки интерьера "Нэйшнл Экспресс" канули в небытие, и на их месте вознесся косящий под Босха ландшафт декадентских и извращенных желаний; империя нечестивого удовольствия. Билко и Барбара создали собственный Сад Земных Наслаждений и, когда он изверг буквально галлоны горячей молофьи в ее судорожную пизду, они осознали, что это хорошо.

XV

"Лондонские ежедневные новости",

20 октября 1999 г., понедельник.

ИМЕНЕМ ГОСПОДА, ОСТАНОВИТЕСЬ! -

"Вперед, солдаты-христиане", - призывают организаторы

кампании протеста против "сатанинского" фестиваля

Преподобный Иеремия Джонс, харизматический лидер основанной в Лондоне Церкви Вековечного Дня, объявил сегодня об организации общенациональной христианской коалиционной "армии", которая будет бороться как с влиянием "сатанинской рок-музыки" в целом, так и, более конкретно, против проведения грядущего поп-фестиваля, посвященного, по его словам, "пропаганде сил тьмы".

На пресс-конференции, прошедшей в "Лондонском методистском центре" в Вестминстере, 53-летний Джонс умолял всех прихожан страны присоединиться к кампании протеста. Он аргументированно и блестяще говорил об опасности, которую несет детям нашей страны так называемый "дэт-металлический" культ, и о необходимости всем христианам, вне зависимости от их вероисповедания, "объединиться против этого Зла во имя Господа нашего Иисуса Христа".

В то время, как хор пел известный гимн "Вперед, солдаты-христиане", наделенный эффектной внешностью альбиноса церковный лидер изложил свое видение предстоящей кампании протеста. Во-первых, он настоятельно призвал всех истинно верующих написать Архиепископу Кентерберийскому, во-вторых, объявил о начале "Марша миллиона христиан" - на манер знаменитого Вашингтонского марша протеста, устроенного "Нацией Ислама" и другими афро-американскими организациями - каковой марш, как надеется Джонс, не позволит фестивалю начаться просто в силу его, марша, количества участников.

Репортеры "Лондонских ежедневных новостей" попытались связаться с избегающими контактов организаторами "Фестиваля Ночи", который должен начаться в легендарном Уитби в ночь Хэллоуина, но не смогли поговорить ни с кем из уполномоченных представителей.

СМОТРИ СТРАНИЦУ 5.

XVI

Дэб не могла поверить своим ушам. Пит вернулся в город с лондонской веселухи, где он грузил контейнеры и брезент для "Сестер Милосердия". Едва войдя в гостиную Дэб и всей кодлы, он залез рукой в карман куртки, исполнив пальцовку, достойную мага-профи, и извлек на свет божий три заламинированных черных пригласительных на "Фестиваль Ночи". На лицевой стороне, под готическим шрифтом фестивального логотипа, красовались магические слова "Допуск на всю территорию". Это было настолько пиздец охуительно круто, что Дэб просто лишилась дара чириканья. "Спасибочки!" - вот и все, что она смогла выдавить. "Йе-е, это круто", - добавила Тиш, - "большое спасибо!" После чего Пит заметил на стене фотопринтную фреску Остина Осмена Спэра и череп на каминной полке.

- Уау! - сказал он, - Он чо, настоящий?

- Ты чо? Тебе, хули, лучше знать!

- Это как это? - Пит сморщил лоб.

- Ну, это ты ж мне его прислал, или чо?

- Я думаю я б запомнил такую хуйню! - засмеялся Пит, - Но все равно, это просто пиздец охуительно круто. Он же в натуре настоящий!

- Йе-е, думаю, да... Ебать. Я думала, это ты мне его прислал.

Теперь Дэб именно зачирикала, ее ротовое отверстие вело себя независимо от мозгов. Мозги же спешно производили опись загнанных в подсознание мыслей. Если это не Пит прислал ей череп, то кто тогда? Ответ был только один, но мозги отказывались даже думать об этом. И тут-то Тиш придала словесную форму неизбежному заключению, к которому Дэб страшилась прийти.

- Так значит, это от придурка Билко! Ща, один сек! - Тиш внезапно выскочила из комнаты.

- Что ж, - сказала Дэб, не желая слишком расстраивать Пита, - Кто б это ни прислал, все равно это пиздец охуительно круто!

- Йе-е... Наверное, да, - ответил Пит, моментально ментально вычислив тот очевидный факт, что у него есть соперник в борьбе за внимание Дэб. Он был рад, что пришел не с пустыми руками. - Так значит, у тебя есть поклонник, Дэб?

Дэб демонстративно уставилась на стол, где лежали пригласительные с "допуском на всю территорию".

- Йе-е... Наверное, да. Но мне насрать на этого чухана.

Пит издал ментальный вздох облегчения. Слава тебе, Господи, ебаный ты в рот. Всю неделю, находясь в отлучке, он думал в основном о разных изобретательных способах, коими трахнет роскошную готическую цыпочку, когда вернется. И сейчас, когда он вернулся, она казалась еще ебательней, чем обычно. Более того: со своими черными мертвыми патлами и выбеленным лицом, наколками и рваными ажурными чулками и викторианским корсетом из китового уса и фальшивыми брильянтами из лавки старьевщика в Уитби она смотрелась пиздец охуительно круто.

Тиш вошла в комнату, потрясая в воздухе местной газетой за прошлую неделю.

- Эй! - завопила она. - Как думаешь, может это тоже Билко сделал, а?

- Чо? - Дэб обернулась посмотреть, на что намекает ширококостная напарница.

- А вот чо, - сказала Тиш, ткнув пальцем в передовицу газеты.

Дэб поперхнулась, прочитав заголовок: "Осквернители могил орудуют в Лидсе". Она еще раз взглянула на череп. Казалось, он стебется над ней. В ее мозгу возникло видение: Билко, копающий мать сырю-землю, прыгающий в яму и триумфально вздымающий над головой гнилой череп.

Пит нарушил страшную тишину.

- Ну, если это был он, то он охуенно постарался, чтоб очистить эту хреновину!

Дэб побледнела, как труп. Она почувствовала, что ее сейчас вырвет. Теперь она смотрела на череп и буквально видела свисающее с него лохмотьями тухлое мясо, видела червей, извивающихся в волосах. Она слышала байку о членах "Храма Психической Молодежи", которые грабили несколько лет назад могилы в Ньюкасле, чтоб делать тибетские трубы из берцовых костей - так их поймали и все дела! Но подумать только: кто-то грабит могилу в ебаном Лидсе только затем, чтоб добиться ее внимания! Сейчас блевану! Пит обратил внимание на перемену в ее окраске; вместо того, чтоб быть мертвенно-белой, роскошная готическая цыпочка приобрела странноватый зеленый оттенок.

- Ну-ка, - сказал он, покопавшись в рюкзаке. - Судя по виду, тебе не мешает немного глотнуть!

Он вытащил непочатый ботл "Джека Дэниэлса". Он собирался выбухать его с корешами во время просмотра футбольного матча в этот уик-энд, но внезапно сей план показался ему не самым удачным.

- Тогда... за наше здоровье! - Тиш будто из воздуха извлекла на свет божий отстойный набор коньячных рюмок, купленный на благотворительной распродаже.

Когда они опрокинули пару-другую рискованных тостов за здравие духа поруганного покойника, Пит достал из кармана бумажки для самокруток и начал склеивать их в полоску с уверенностью ветерана. Потом он стрельнул у Дэб сигу "Черного Собрания" и начал скручивать косячину. Через пару минут он чиркнул сучком люцифера, который щелчком отправил в камин, когда тот сделал свою работу. Сдунув пламя, на мгновенье расцветшее на конце косяка, он втянул мощный дым в глубину своих легких. К этому моменту Дэб уже немного оттаяла - благодаря мастерству прославленных винокуров из Теннеси; угольная фильтровка, из колена в колено передающееся ноу-хау и неспешная, десятилетняя выдержка произвели, казалось, позитивный эффект на строй мыслей еще недавно охуевавших мозгов роскошной готической цыпочки.

- Он точно псих, - констатировал Пит бесспорный факт. - Этот тип Билко.

- Йе-е, думаю, да. - Дэб находилась в процессе вливания в рюмку еще одной дозы пахшего дымом виски. Она вылакала ее, как материнское молоко.

Она рассказала реальную байку о том, как Билко ошеломил клуб "Адский Огонь" своими новыми тату. Пит рассмеялся, когда Дэб сказала: "Ладно бы он наколол лишь одну! На руке или где! Он, хули, весь каталог наколол! На всем теле!"

- Хороша валентинка, ебать-колотить! Я думаю, он совсем рехнулся, - сказала Тиш. - Христос-хуесос! В смысле чо, сначала он грабит могилу, потом берет и колет на всем своем теле рисунки Остина Осмена Спэра! Что он еще придумает?!

- Йе-е, - ответила Дэб, - Этого я, блядь, и боюсь.

Она схватила косяк, которым махал ей Пит, и с жадностью присосалась. Как ни парадоксально, в мозгу ее вдруг возник образ Билко. Образ сопровождался острой чесоткой в пизде и неожиданным выделением сока. Она содрогнулась, нахмурилась, а потом связала это с близостью Пита и своим желанием трахнуться с ним до потери пульса, пока кончилось время ведьм. Она наклонилась и поцеловала своего рок-грузчика - долго и страстно - потом укусила за мочку уха и прошептала:

- Жду не дождусь, когда ты трахнешь меня, похотливый ублюдок.

*

Билко прыгал сквозь ночь, набирая полные легкие холодного воздуха. Он вскочил на платформу и влетел в вагон "спринтера" как раз в тот момент, когда двери с шипением сшиблись. Плюхнув сумку на сиденье напротив, он захихикал под нос, потом сел и расслабился. В Ливерпуль он вернется еще до начала времени ведьм, так что сможет с комфортом пересесть на ночной межгород до Глазго. Не так уж она и дурна, эта замутка с путешествиями. Он всегда думал, что все его кореша, валившие в Гоа или по хуй куда, были просто бедными объебками, искавшими то, что им никогда не найти: где б они не пытались искать, в Амли или Афганистан. Все эти гоны про "путешествия ради путешествий", и про то что "я не турист!" и что "я хочу увидеть реальных людей, чувак" - это были, по его мнению, страшные гоны. Он на практике убедился, что можно расширить сознание, не выходя из собственной квартиры. Просто подружившись с древними силами духов и впустив их в свою жизнь. Нет, лучший вид путешествий, решил он - это когда путешествуешь с определенной целью. Путешествуешь с умыслом, и хоть ты ебись конем.

Издалека, перекрывая даже ритмичный перестук колес громыхавшего поезда, до Билко донеслись звуки сирен, несущихся сквозь ночь. Сработало! Он встал и захлопнул окно.

Выкопав "Уокмен" из вместительного кармана "парки", он сунул в уши маленькие наушники, нажал кнопку "плэй" и извлек из иллюзорной гитары сокрушительной силы аккорд, когда раздалось завывающее вступление "Хуя-спасителя". Через два такта со страшной силой забухал напрочь расстроенный бас, а потом демонический голос Влада Варгстрома истошно заверещал над полной отчаянья страной звука, будто по волшебству вызывая из ниоткуда образы злобных и мстительных норвежских богов, что рыщут подобно сюрреальным волкам по примитивной Европе, затаптывая последние уголья надежды. Сев поудобней, насколько это возможно в стремных пластиковых креслах "спринтера", Билко весьма атонально присоединился к потоку отдающих шведским акцентом вокальных наездов Влада Варгстрома.

*

Когда горячая готическая цыпочка в черном засунула ему палец в жопу, Пит резко вдохнул сквозь зубы и громко выразил свое удовлетворение. Все мысли о Билко были изгнаны парой часов непринужденного трепа, половиной ботла "Джека Дэниэлса" и несколькими косяками лучшего Питова черного гэша. И когда толстая напарница Дэб отправилась баиньки, они решили, что тоже пора. Дэб, не тратя времени даром, стала стягивать с Пита шмотки, и вид ее искусных костлявых пальцев, расстегивающих кожаные штаны, подействовал на голодного до секса рок-грузчика подобно визуальной виагре, мгновенно вызвав жесткий стояк. Их жадные рты нашли друг друга и они целовались долго и страстно. Потом он скользнул рукой ей под юбку и щупал ажурную ляжку, пока не добрался до жаркого, полного соком прохода в ад; другая рука тем временем забралась в вырез платья и начала мацать сиськи. Когда он слегка ущипнул ее за сосок, в пизде у Дэб словно включилась динамо-машина, и она принялась извиваться от жуткого жара своих дьявольских вожделений.

Пит расстегнул навороченные застежки ее старинного лифа с отточенным блеском профессионала, и когда он всосался в ее освобожденные сиськи, Дэб реагировала, как одержимая; она вонзила зубы ему прямо в шею и сосала, пока не почувствовала набухший синяк, одновременно засунув в его волосатую сральницу еще один палец.

- Пососи мой хуй! - вдруг взмолился он.

- Сам соси свой хуй! - ответила Дэб, потому что никогда не сосала хуй, хотя и была настоящей похотливой сучкой. Через пару секунд она выдернула оба пальца из его волосатой сральницы, толкнула его на кровать, задрала свои юбки и забралась на него верхом. Вид роскошной готической цыпочки, возвышающейся над ним, лишь утвердил Пита в намеренье заставить ее обкончаться так, чтоб все ее косточки жестко хрустнули, и вот она заграбастала его венозный хуй своим изысканным кулачком и направила прямо в волосатые врата гадеса.

- Я прокачусь верхом на тебе до Ада, ты, похотливый ублюдок! - вскричала она, садясь, как на кол, на его огромный венозный хуй, и, будто в ответ, он вбуравился им безошибочно в разгоряченное, пульсирующее сердце ее естества. Пока они сношались, как бесы, Пит ощутил, что стены чистилища смыкаются над ним, тем временем Дэб скакала на нем, завывая, как сучка-баньши на электрическом стуле. Когда бедра Дэб стали неудержимо дрожать, формы и звуки ее спальни канули в небытие, и на их месте вознесся косящий под Босха ландшафт декадентских и извращенных желаний, империя нечестивого удовольствия, населенная сонмами похотливых демонов и прочих ирреальных существ, для коих напрочь не писаны никакие законы природы. Дэб и Пит создали гротескный и дармовой Сад Земных Наслаждений, и, когда он изверг буквально галлоны горячей молофьи в ее судорожную пизду, они осознали, что это хорошо.

*

Билко не мог поверить собственному везенью. Стояла сухая безветренная ночь, и Шотландская приходская церковь св. Алойзиуса, ул. Бёрнса, г. Моффет, оказалась не только надежно укрыта деревьями, она сама была почти полностью деревянной.

Он тайно затарился канистрой бензина в гараже на другом конце города, обменявшись с подсобным рабочим, в качестве объяснения, парой фраз типа "сраные-английские-тачки-никуда-до-них-не-доехать-на-хуй". Билко был просто горд своей идеей поменять имидж - не только он тут же перепихнулся с Барбарой в междугородке, у него теперь был вид нормального, карьерного парня. Такого парня, на которого никто - за исключением похотливых стюардесс, охочих до секса в салоне - не посмотрит дважды.

Медленно топая вокруг церкви, он осторожно облил бензином различные стратегически важные части деревянной постройки, потом пустил бензиновый ручеек вдоль укрытого деревьями края мощеной тропинки. Забросил пустую канистру в дыру надгробного камня увитой плющом могилы и достал из кармана свечу. Отойдя подальше от зоны распространения опасно горючих паров, он оплавил воск в основанье свечи и припаял ее ко дну коробка "Лебединых Вест", после чего поджег фитиль одним из красноголовых сучков люцифера. Сия система более чем оправдала себя в Пелхили, не было причин сомневаться, что здесь она учинит такие же разрушения. Закрыв пламя рукой, Билко медленно двинулся к церкви. Внезапно он захихикал, вообразив себя одним из юных псаломщиков, несущих такие здоровенные латунные подсвечники по проходу между рядами, и обругал себя, когда понял, что его короткого хрюканья было достаточно, чтоб загасить трепещущий желтый огонек. Он снова зажег фитиль, вспоминая, как занялась уэльская церковь, вспоминая те языки огня, что учинили такое беспредельное опустошение. Было просто совестно, что он не смог потусоваться поблизости и насладиться шоу. Возможно, стоило смешаться с толпой, но, будучи чужаком, он привлек бы к себе кой-какое внимание, а это шило. Плюс он смутно припоминал телегу, что поджигатели часто ошиваются рядом, чтоб посмотреть на полыхающие плоды своих пиротехнических забав, но он-то не был ни обычным, ни даже огородным поджигателем: он делал на Земле работу Дьявола, и собирался трахнуть Дэб до состоянья комы. Перспектива попасть в тюрягу в качестве заурядного злодея, совершившего антиобщественный "акт протеста", не только оскорбляла его гордость, такой поворот дел мог в пизду погубить весь грандиозный план.

Поставив шипящую свечу на тропинку, он построил вокруг нее "подкову" из кирпичей, чтоб защитить от шальных порывов ветра, потом развернулся и резво затопал сквозь лес к небольшой шотландской железнодорожной станции небольшого шотландского городка. Свеча догорит примерно за десять минут, а через десять минут с утра пораньше в Моффете должен остановиться "поезд молочников"; Билко будет уже на полпути в Глазго, прежде чем пожар хотя бы начнется.

Четыре наши, подумал он. Четыре наши, одну прикупим. Сначала Дерби и Белфаст, теперь, благодаря не кому-нибудь, блядь, а лично ему, к списку добавились Пелхили и Моффет. Он не знал, кто устроил два первых поджога; это, так-то, и не имело значения. Что имело значение, так это то, что он, Билко, прорубил схему. Благодаря интервенции духов он прорубил, что нужно сделать. Он узрел пентаграмму огня, прочерченную по Британским островам, и понял - "Ищущий да обрящет", сказали духи - что, завершив богохульный символ, он получит полную поддержку сил тьмы и сможет добиться осуществления второй части плана, как трахнуть Дэб насмерть.

Четыре наши, вновь подумал он, скалясь. Таким образом, остается лишь Уитби.

Дэб и вся ее кодла говорили что-то об огромном ебучем аббатстве или типа того, и Уитби было последним углом диаграммы деградации, которую он чертил по английской земле. Он завершит образ зла, спалив это ебаное аббатство, после чего обуздает силы тьмы для победы в битве за пизду Дэб. Он изнемогал от желания видеть, как полыхает исторический Божий Храм, как он рушится, точно карточный домик, и как, наконец, от него остается лишь тлеющая руина. О, каким же это будет зрелищным и пиздатым финалом для его нечестивых планов, особенно, если он прокатится верхом на похотливой готической цыпочке, пока полыхает Уитби!

XVII

Гримерша на секунду замешкалась. Она понятия не имела, что делать, хотя решить нужно было в крайнем случае вчера. Обычно прихорашивание гостей для интервью на ТВ ограничивалось нанесением толстого слоя грима телесного цвета, чтоб они не выглядели, как ходячие трупы, но субъект, сидевший сейчас перед ней, был не похож ни на что, с чем ей хоть раз приходилось сталкиваться.

- Что-то не так, юная леди?

- Ничего, просто...

- Была ли ты крещена именем Господа Нашего?

- Нет!.. Я... э... да. В сущности, да.

Она тут же решила использовать самую белую пудру, которая, как минимум, уберет блеск с лица белесого проповедника. Не было смысла пытаться придать его физии нормальный цвет; может, оно и лучше - чтобы он выглядел таким "неземным". От сияния его белоснежных черт у операторов точно заболит голова, но это уже не ее проблема. Она быстро закончила работу и отступила со сцены в тень как раз, когда голос диктора, звучащий из мониторов студии, закончил подводку:

- По иронии судьбы, - тут ветеран-репортер "Би-Би-Си" в Шотландии Мартин Диксон успешно справился со своим злорадством, - на самом деле пожар устроили вовсе не неизвестные поджигатели. Церковь неумышленно поджег заядлый курильщик трубки преподобный Джеймс Макдональд, бросивший этим утром на землю тлеющую спичку перед тем, как открыть Храм Божий. Спикер Королевской клиники в Мазеруэлле заявил, что преподобный Макдональд получил ожоги четвертой степени, и что его состояние на данный момент является критическим. И...

- Давай, Джимми!

Джемсу Бовреллу не понадобилось других намеков, кроме надтреснутого голоса в наушнике. Он был весьма известен - как в бизнес-кругах, так и в гостиных по всей Британии - как высокомерный хлыщ, наделенный недюжинным талантом нагло и по-Итонски презирать все вокруг; и он тут же понял, что режиссер пытается выбесить его, используя уменьшительную форму его имени. Он скорчил рожу, делая вид, что сейчас обосрет все вокруг; "Я не стерплю такой наглости... ни от кого другого", - подумал он. Кивнув в камеру, он повернулся к последнему гостю из длинного списка уродов, которых ему пришлось интервьюировать за всю свою длинную карьеру сотрудника "Ньюс Ревью", ведущей новостной программы "Би-Би-Си":

- Со мной в студии находится Иеремия Джонс, харизматичный лидер Церкви Вековечного Дня. Мистер Джонс, недавно вы начали кампанию протеста против так называемой "дэт-металлической" музыки. Хорошо известно, что некоторые последователи этого, э... музыкального культа несут ответственость за поджег церквей в... - лицо Боврелла болезненно дернулось, - в Норвееееегии... Неужели мы здесь имеем дело с аналогичным случаем?

Иеремия Джонс не был профаном в том, что касалось бесплатного телеэфира. Он знал, что начать сейчас мудреную библейскую проповедь значит обломать как раз тех английских ублюдков-христиан среднего класса, в которых он нуждался, чтобы увеличить число участников марша. Болтовня об "огне и сере" ничем не поможет произвести эффект. Чтобы добиться цели, он заранее решил стать голосом Разумной Озабоченности.

- Спасибо, Джеймс. Да, я с прискорбием должен заявить, что здесь мы имеем дело с аналогичным случаем: сколько же еще честных слуг Божиих должно умереть смертью мучеников, чтобы добрые люди Англии встали и сказали: "Довольно"?! И давайте без обиняков: мы все - разумные люди. Я не один из тех чокнутых аутсайдеров, что считают: если пустить в обратную сторону запись какой-нибудь популярной рок-группы, обязательно услышишь послание Дьявола. Но эта музыка действительно проповедует сатанистскую веру, в этом ее назначение, а проповедует она так, что это может лишь повредить умам впечатлительных молодых людей. К примеру, в чартах альбомов за эту неделю мы видим на десятой позиции долгоиграющую пластинку, содержащую однозначную инструкцию: "Жгите церкви к всем чертям". Яснее эти люди высказаться не могли. И ныне неизвестное лицо - или лица - воплощают эти порочные идеи на практике.

- В фокусе протеста вашей кампании находится так называемый "Фестиваль Ночи", который должен начаться в Уитби в ночь Хэллоуина, не так ли?

- Совершенно верно, Джеймс. Я здесь, чтобы заявить: я истово верую не только в Господню любовь и братство Святого Духа, но и в нашу великую демократию. Свобода слова - чудесная вещь. Но предоставлять трибуну группировкам, защищающим самое настоящее насилие, я подчеркиваю, самое настоящее насилие над основами нашей цивилизации - это уже слишком. Министр внутренних дел должен принять активные меры, прежде чем этот презренный культ зайдет слишком далеко...

Боврелл заметил, что режиссер подает ему сигнал "кончай".

- Я боюсь, что... - начал он, но Джонс был не в том настроении, чтобы кончать, не закончив речи, и просто-напросто увеличил громкость:

- Вот почему я убеждаю добрых христиан по всей стране...

- ...к сожалению...

- ...присоединиться к нашему крестовому походу...

- ...на этом...

- ...и показать, что в точности мы думаем обо всей этой грязи...

- ...наше время...

- Следующая церковь, которая сгорит, - Джонс смотрел прямо в камеру, - может оказаться вашей. Давайте объединимся и не допустим этого!

Боврелл издал вздох облегчения. Режиссер яростно показывал, как надо резать горло врагу, что, как понимали посвященные, означало "заткни ебучего ублюдка".

- Большое спасибо, мистер Джонс. Кстати, мы просили организаторов "Фестиваля Ночи" появиться сегодня в студии, но они отказались давать интервью. Теперь у нас как раз остается время, чтобы взглянуть на завтрашние газетные передовицы...

Иеремию Джонса быстро вытолкал со сцены честный и румяный молодой ассистент режиссера.

- Большое спасибо, что вы так быстро откликнулись на приглашение, мистер Джонс. Водитель ожидает вас в приемной. Должен вам сказать, вы говорили очень убедительно, - излил свои чувства ассистент режиссера, - Желаю вам всяческой удачи в вашем крестовом походе.

Джонс постоянно находился в поиске свежей плоти для пополнения паствы, особенно такой молодой и румяной плоти. Он повернулся к выпускнику Оксбриджа:

- Скажите мне одну вещь, молодой человек. Были ли вы крещены в священных водах реки Иордан?

- Да, я... ну, в сущности, нет... - признание заставило представительного ассистента залиться краской.

Джонс возложил отеческую руку на плечо юноши.

- Двери в Храм Божий всегда открыты, сын мой. У нас ежедневные службы!

- С-спасибо. Да, м-может быть, я и... Спасибо.

- Да пребудет с тобой благодать, о дитя, - Джонс сжал плечо новообращенного и ослепительно улыбнулся.

Садясь в машину с роскошной обивкой, Джонс захихикал под нос. Он прекрасно понимал, почему организаторы фестиваля отказались появиться на шоу одновременно с ним! Они б ни за что не сделали этого. Никогда в жизни!

Он громко расхохотался.

Водитель бросил секундный взгляд на мутантоподобного служителя Господа в зеркало заднего вида, нажал на газ и вырулил с автостоянки ТВ-центра "Би-Би-Си".

XVIII

Дэб поднялась и вырубила телик. Все они чуть не обоссались, стебясь над церковным позерством нелепого альбиноса в "Ньюс Ревью" и пребывая в полном убеждении, что никакие козни белесого проповедника не смогут помешать им оттянуться на грядущем "Фестивале Ночи". У Пита и всей его шараги грузчиков были вписки в центре Уитби, и он сказал, что можно будет зависнуть. Все они забронировали места в "национальном экспрессе" до Скарборо, а оттуда до Уитби всего полчаса езды обычным автобусом. Дэб просто не находила места от нетерпения. После стольких фестивалей в жизни, конечно, трудно считать это событием и все дела. Но что-то все-таки говорило ей, что это шоу будет просто пиздец охуительно круто.

К счастью, Билко в последнее время не нарисовывался. Фактически, его вообще никто не видел. Рон был очень из-за этого зол, говорил, что Билко должен ему лове, и где же, типа, пиздюк-соучастник. Дэб не могла ему ничем помочь, она была б рада навсегда избавиться от упорных и никчемных приставаний очкастого дилера, и, типа, точка. Но вот что чудно - и она об этом ни кому не говорила - он продолжал посещать ее мысли. Абсолютно непрошеным и в самое неподходящее время. Она вдруг видела его злорадную физию умственным взором, и одновременно чувствовала горячее жженье в пизде. Фу! Конечно же, она не хотела его ебать. Возможно, просто у нее был цистит или чо-то такое. Йе-е, стопудово, просто цистит.

*

Билко стоял перед зеркалом в стремной придорожной гостинице, куда забурился на день-другой. Он забавлялся идеей отправить Дэнни открытку, но Бэрроу оказалось такой дырой в жопе, что в почтовых киосках открытки не продавались. Вероятно, просто до кучи.

Бэрроу! Во имя ебли! Он не мог с уверенностью сказать, почему выбрал эту дыру. По возвращении в Глазго его ждало приятное открытие: капусты в бочке осталось порядком, более чем достаточно, чтоб залечь на дно на пару дней. И когда обратный поезд в Лидс через Донкастер подъехал к унылой маленькой станции городка на северном побережье, Билко как будто что-то позвало из этого богом забытого места. Повинуясь мгновенному импульсу, он просто-напросто сграбастал сумку и ловко сиганул с поезда.

Топая под горку в направлении центра города, он почувствовал, что расслаблен как никогда в жизни. Нет, не просто расслаблен. Он позитивно чувствовал силу. Вот оно что. Это было чувство благополучия, которое приходит лишь тогда, когда ты заставляешь мир вращаться по твоей указке, для чего все средства хороши. Он не знал: жалеть ли патетические экземпляры гомо сапиенса, волочащиеся позади, или же просто поиграть несчастными слепыми пешками и раздавить их каблуком, смеясь в их жалобные лица импотентов.

Не долго он искал гостиницу с пустыми номерами. Все как одна отчаянно нуждались в постояльцах, что для такого захолустья было, блядь, не удивительно.

Он разделся до трузеров и принялся восхищенно пялиться на свои портачки в зеркало трельяжа. Сначала анфас, потом в профиль, потом, выворачивая шею, на те, что на спине. Он не мог оторвать взгляда от сонмища черных рож, украшавшего его дряблое тело, попав под гипноз потусторонних буркал, ползавших и расплывавшихся у него на глазах, то в фокусе, то в расфокусе, будто они в натуре были загробными духами и отчаянными привиденьями, вызванными с того света жужжащей иголкой Пита Пантеры. Они бы не стали выглядеть реальнее даже зловеще завыв и начав изливать свою вековую тоску. А этот Пит Пантера - ебаная в рот звезда, подумал Билко. Ебаная в рот звезда!

Он двинул к кровати, сжимая яйца рукой сквозь новые шмотки. Еще немного - и Дэб будет его и только его готической цыпочкой, но ждать он уже не мог. Сумка Билко лежала на кровати. Открыв ее, он покопался внутри и извлек на свет божий коробку, обмотанную для сохранности футболками. Он лег на покрывало и снял с коробки крышку, потом осторожно порылся в туалетной бумаге и вынул наружу куклу.

Ну, "кукла" - это было бы несколько сильно сказано. Грубо слепленная восковая фигура была не более чем здоровенной колбасой из плавленых свечей, из которой торчали пять каких-то обрубков. Один из обрубков, торчавший из конца колбасы, был украшен грубо намалеванной рожицей; она выглядела, как детские каракули, только гораздо хуже - но, учитывая тот факт, что намалевана она была помадным огрызком из помойного ведра ванной Дэб, Билко был просто в восторге от результата. В помойном ведре был колтун из черных волос, который она, наверное, выдрала из расчески, и колтун этот полувиднелся сквозь воск демонической головы Куклы Дэб. Вокруг "тела" было обернуто и типа того что припаяно воском что-то навроде черного кружевного белья. Билко приспустил мизинцем перед этого кружевного белья и потер два кусочка помады, вылезшие наружу. На самом деле кружевное белье это было останками старых трусиков Дэб, каковые, опять же, он добыл на помойке. Он поднес куклу к носу и мощно понюхал. Трусики пахли как ад и рай, два в одном. Перевернув восковое изделие, Билко произвел инспекцию рваной раны, которую он прорезал между ножных обрубков. Из этой свечно-восковой пизды торчала ниточка. Пусть его и не было сейчас видно, но в центре устрашающей статуэтки находился использованный Дэбов тампон, глубоко утопленный в восковом сердце куклы - на тампоне были даже лобковые волосы, приставшие к засохшей менструальной крови. Сила деталей, подумал Билко самодовольно. Вся сила - в деталях. Та маленькая пластиковая сумочка всякой всячины из помойного ведра ванной Дэб оказалась настоящим сокровищем оккультиста. Она разгласила все эти тайные прелести, и теперь, когда они были вживлены в сие чучело готической цыпочки - Билко знал это, потому что ему так сказали духи - оно перестало быть просто чучелом; в каком-то странном, мистическом смысле сия демоническая кукла была самой Дэб; он знал, что его власть над ней теперь будет только расти - до тех пор, пока она будет не более способна сопротивляться его самым темным желаниям, чем этот дьявольский манекен.

Он ухмыльнулся собственной ушлости и стал щекотать грубо вырезанную дыру, время от времени дергая нитку тампона. У него моментально развился стояк. Он мог смело поспорить, что где бы Дэб сейчас не была, ее пизда горит и трепещет и отчаянно жаждет проглотить несколько дюймов его полной крови любовной кости; и он знал это безо всякой подсказки духов.

Раздался стук в дверь. Билко на секунду перестал ласкать свой хуй и поднял взгляд:

- Кто там?

- Это я, миссис Блэкли.

- Секундочку!

Какого хуя ей надо? Билко крайне осторожно положил "Дэб" в коробку, схватил футболку и, натянув ее на голову, подошел к двери и приоткрыл ее.

- Добрый день, мистер Спэр. Я просто хотела узнать, останетесь ли вы до... Ой, простите, я, э...

Фраза, начатая роскошной хозяйкой гостиницы, повисла в воздухе, ибо она узрела вздутие на свежих хлопковых трузерах Билко.

Билко понял причину ее смущения и решил извлечь из ситуации максимум пользы. Он был уверен, что похотливая хозяйка жаждет сесть, как на кол, на его полную крови любовную кость. Он открыл дверь пошире, чтоб ей было все видно.

- Входите, миссис Би.

Миссис Би не требовалось большего поощрения; она захлопнула за собой дверь и сразу же принялась расстегивать пуговицы своего прелестно сшитого халатика. А она ничего, подумал Билко; вид ее ненормально огромных сисек заставил его хуй трепетать от жажды трахнуть ее до потери пульса. Миссис Би засунула свой язык ему в рот; муж ее был на работе в городе, а она уже целую вечность не сосала, стоя на коленях, мощный молодой хуй.

Чего Билко не понимал, жадно насасывая темные, большие и стремительно твердеющие соски своей хозяйки, так это того, что его зависание в Бэрроу было отнюдь не случайно. Когда она встала на колени и стала насасывать его венозный хуй, он, наверное, был слишком занят, чтоб одуплиться, что сонный прибрежный город, который он выбрал вроде бы наугад, был на самом деле геометрическим центром дьявольской диаграммы, которую он помогал начертать. И что он был вовсе не архитектором демонических планов, которые строились у него под ногами, а скорее, простым наемным рабочим.

Но Билко не должен был этого знать. Он поймет это, причем по-жесткому, через пару дней - но никак не сейчас. Так что давайте оставим его наедине с его жалкими фантазиями и дадим ему мирно выебать миссис Би до состояния комы.

IXX

Вперед, солдаты христиа-а-ане,

Единым строем на войну-у!

С Его Распятием воспря-а-нем

И защитим свою страну-у!

Христиане были в хорошем расположении духа. Церковь Вековечного Дня была упакована в мини-караван междугородных автобусов, возглавлявший, в свою очередь, гораздо больший караван христиан со всей страны, сросшийся в Лидсе на шоссе М1; ныне, пересекая Пустоши Северного Йоркшира и направляясь в Бухту Робина Гуда, караван этот растянулся до самого горизонта: едва ли не тысячи междугородок неслись все быстрей сквозь кусачее осенее утро.Солнце светило на несущиеся мимо мили вереска и утесника, только-только начавшего жухнуть; вороны и овцы в панике ломанулись прочь от шоссе, когда ведущая междугородка вкатила, пыля, в сонный прибрежный городок, откуда, собственно, и должен был начаться штурмовой бросок на Уитби.

Иеремия Джонс забрался на кабину главного автобуса: он вел своих солдат на войну. Он бросил взгляд вперед - на красоту Творения Господня, потом - назад, на бесконечную шеренгу супертачек, с ревом прущих вперед. Он поднес ко рту мегафон и затянул для своих апостолов другой гимн:

- Все светлое, прекрасное... - начал он.

- БЛАГОСЛОВЕННО ВСЁООО!!! -радостным хором проревели в ответ его облаченные в белое послушники.

Валлиец был на подъеме. Резонанс его скромной кампании - одной пресс-конференции и того интервью для "Ньюз Ревью", всего-то - напрочь затмил его самые дикие и амбициозные прогнозы, и вот теперь добрые люди Британии объединились, чтоб дать отпор силам зла. Тот факт, что сам он являлся хозяином самой внушительной в мире коллекции "дэт-металлических" и "готических" групп, лишь убеждал Джонса в истовости его веры. Создав буквально на пустом месте оффшорную компанию "рок-промоушна", он сумел отыметь музыкальный бизнес, натравив его алчность саму на себя. С помощью щедрых авансов, которые "Ночь Инкорпорейтед" платила участникам фестиваля, сама оставаясь в полной тени, Джонс добился того, что мощное сборище сатанинских скальдов просто рвалось поучаствовать в своем собственном уничтожении. Они лезли из кожи вон, чтоб оказаться на фестивале! Яки агнцы, - подумал он самодовольно, - яки агнцы под нож мясника.

*

Дэб, Тиш и Сэл смешались с тусовкой в черном прикиде, тащившейся вверх по легендарной лестницей Уитби. Каменные плиты повторяли все неровности гигантского холма - почти утёса - от гавани далеко внизу до Аббатства на самой вершине; поверхность плит истерли столетия непогоды и непрерывного паломничества. Они слышали, как звукари кочегарят мощные усилители: шквалы звука над каменистой вершиной. Да, пестренькая же коллекция готиков и металлистов перлась сейчас по этой сотне ступеней. Дэб и вся ее кодла вырядились, как обычно; со своими наколками и рваными ажурными чулками и викторианскими корсетами из китового уса и фальшивыми бриллиантами из лавки старьевщика из Уитби все они выглядели пиздец охуительно круто. Перед ними топала группа бесполых фанов Мэрилин Мэнсона, позади тащились старые рокеры в "моторхедных" футболках. Один истощенный готик задрал на себе футболку с логотипом "Зэ Неф", чтоб показать всем наколку на спине: "СМЕРТЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ ЕСТЬ БУДУЩЕЕ РОКА" - таков был текст, исполненный готическим синюшным шрифтом.

На миг оьернувшись и глянув поверх голов старых рокеров, Дэб узрела отличный вид на сонную деревню у гавани. Яркий свет осеннего солнца и прозрачный воздух поймали деревню в отчетливый фокус. Трудно было поверить, что это отсюда во время оно двинул под парусом сам Капитан Кук, что крупнейшие китобойные флотилии Европы во время оно были приписаны к этой деревне. Но на самой вершине холма, что высился на дальнем берегу гавани, Дэб увидела колоссальную арку из китового уса, немую свидетельницу тех давних лет.

Она попробовала на минуту представить, на что было раньше похоже сие местечко; суда, толпящиеся в гавани; шлюхи на выгуле; туши огромных китов, которые рубят на пристани топорами; рев матросов, несущихся из таверны в таверну; брань и похвальбу, летящие с вельботов в переулки... Но она не смогла.

*

"Будни Озерного Края",

29 октября 1999 г., пятница.

УБИТА ХОЗЯЙКА МЕСТНОЙ ГОСТИНИЦЫ:

ШОКИРУЮЩИЕ ПОДРОБНОСТИ

КРОВАВОГО ИЗНАСИЛОВАНИЯ

Популярная в Бэрроу хозяйка гостиницы, миссис Джемима Блэкли, была вчера зверски изнасилована и убита в своем собственном заведении. Вечером того же дня в связи с убийством был арестован мужчина, в настоящий момент помогающий полиции вести расследование.

Спикер городской полиции Озерного Края заявил: "Это убийство было совершено с особым цинизмом, и судя по ряду характерных признаков, было ритуальным. Миссис Блэкли была популярной местной фигурой, и я гарантирую, что офицеры моей команды не успокоятся, пока не найдут виновного или виновных. В данный момент мы не видим причин считать, что кому-либо из членов местного сообщества угрожает опасность, но мы настоятельно просим всех, кто, возможно, видел что-нибудь необычное в гостинице "Блэкли Тауэрз", обратиться к нам - разумеется, строго конфиденциально. Я могу заверить местное сообщество в том, что если кто-то сообщит нам ценную информацию, то ему не "пришьют" никаких нераскрытых преступлений - даже если у этого лица окажутся проблемы с психикой.

Вчера вечером сосед четы Блэкли так выразил шок, в котором пребывает местное сообщество: "Мы просто поверить не можем, что подобное произошло у нас в городе. Она была, так сказать, "популярной фигурой" в нашем районе, и мы просто-напросто в шоке!"

ПОЛНЫЙ РЕПОРТАЖ И ФОТОГРАФИИ

СМОТРИ СТРАНИЦУ 5

*

Влад Варгстром поежился и натянул на плечи дорогое шведское пальто. Несмотря на солнце, он замерз, как собака. Он уже начал жалеть о собственных навороченных планах эффектного появления на "Фестивале Ночи". Поначалу это казалось хорошей идеей - воссоздать путешествие Графа Дракулы на борту судна-призрака, прибыть в Уитби с горящими факелами и провести макабрическую процессию по ступеням от гавани до фестивальной сцены, вовремя выйдя на нее со своей "гвоздевой" программой - но ныне, проведя всю ночь в скачке по грубым горбам Северного Моря, ночь, полную яростного ветра, свищущего в оснастке и сдирающего кожу, Варгстром усомнился, стоило ли так кипежить. Йоргенсон со своими корешами из шоу-бизнеса, должно быть, давно уже с комфортом зависал в ближайшем "Холидей Инне", и Влада позитивно давила жаба. Еще Владу было жутко интересно, не пиздел ли паровозно-курящий менеджер "Псов", убеждая группу в том, что в Англии старинный бриг не арендуешь ни за деньги, ни за поцелуи, и что единственным возможным вариантом было нанять "Принцессу Готенбурга" на неделю с полной предоплатой.

- Будет аутентичней некуда, - приговаривал Йоргенсон, игриво похлопывая его по спине, - Если вы, парни, актуально сплавлены вместе с судном. Подумал о газетном освещении, нет?

Ну, может быть, и так. Но ныне, глядя на паруса, безжизненно свисающие с мачт, Варгстром стал сомневаться, что они вообще доберутся до Уитби.

Внезапно, без предупреждения, судно окуталось туманом. Варгстром не заметил, как тот подполз. Он проклял влажный воздух и достал свой ингалятор; подобная погода удушала его астмой. Ветра по-прежнему не было; паруса занимались исключительно тем, что бессмысленно трепыхались на реях, но Варстром определенно чувствовал, что судно движется.

- Да ладно, - подумал он вслух, спускаясь в трюм, - Может, мы и в натуре куда-нибудь приплывем.

*

- РЕЛИГИЯ - ВОТ НОВЫЙ РОК-Н-РОЛЛ!

Голос Иеремии Джонса гремел из огромных колонок, установленных посредине автостоянки на вершине утеса, где одна междугородка за другой вываливала наружу свое христианское карго. Некоторым автобусам пришлось припарковаться на много миль ниже по склону, и счастливые как триппер "протестанты" уже маршировали в такт его словам. Народ будет все еще прибывать в Бухту Робина Гуда, когда я буду в Уитби, подумал он. Это будет непрерывный поток чистой веры, который не сможет остановить никакое количество неверных. Они утопят силы тьмы в болоте чистой силой своего числа.

- Воистину, кроткие унаследуют Землю! - радостно объявил Джонс. - Особенно, если их, то есть нас, так много!

Он оглядел толпу христиан, кишевших перед ним на склоне холма. Каждый купался в одном только истинном свете, был счастлив стать воином в Битве Добра, которая скоро начнется. Еще мгновение, и Церковь Вековечного Дня - в белых одеждах, с белыми знаменами, колеблемыми бризом - поведет за собой легион правоверных по тропе на вершине утеса, вперед на Уитби, во имя Спасения.

Он передал микрофон епископу города Бексхилл-он-Си, потом спустился с трибуны, чтобы найти своего привлекательного белобрысого пресс-атташе. Встретившись с ним взглядом, Валлиец поманил его из толпы.

- Где мой крем от загара, дитя мое? - спросил Иеремия Джонс.

*

- А там чо такое? - проорала Дэб поверх грохота гаргантюанской усилительной системы "Фестиваля Ночи", показывая пальцем на видневшуюся сквозь просвет в руинах большую белую сцену, сооруженную на соседнем поле.

- Пивная палатка, поди! - ответила Тиш.

На площадке рубились "Христианские Хуесосы", и мрачные звуки, которыми рвало их инструменты, несколько диссонировали с роскошной и ясной погодой, но это нисколько не умаляло энтузиазма черных орд, толпившихся перед сценой. Дэб и вся ее кодла торчали между ямой у самой сцены, куда можно было ссать и бросать бутылки, и валявшимися, как мусор на траве, телами обдолбанных готиков на отшибе.

- Щас будет песня под названием "Дева Мария дает ебаться в жопу!" - прогремел вокалист "Хуесосов". Его голос, впрочем, тут же был пожран нойзом, производимым остальными членами группы, и превратился в почти что неразличимый компонент всеобщего звукового пиздеца. Голоса многих тысяч христиан-гимнопевцев всю дорогу доносились с соседнего поля, проходя через хорус и флэнджер ветра и расстояния. Для Дэб и всей кодлы это звучало так, будто "Хуесосы" на протяжении всего своего выступления гоняли закольцованный сэмпл каких-то григорианских хоралов; зловещее и потустороннее песнопение, от которого саунд "Хуесосов" делался только более сатанинским.

- Эй! Вот это саунд, а? - провизжала Сэл.

- Йе-е! - подтвердила Дэб. - Похоже на саунд "Сайкик Ти-Ви"!

- Чо?!

- "Сайкик Ти-Ви"!!! - повторила Дэб, увеличив громкость.

- Это же "Хуесосы"!

- Но звучит как "Сайкик Ти-Ви"! Эти гимны!

- Чо?!

- Гимны!!!

- О, йе-е! - согласилась Сэл.

- Сральник - полный отстой, - Тиш наконец вернулась из толчка. - Есть тут хоть кто-нибудь знакомый?

Дэб скорчила рожу. Цистит ее доканал. Оставшись никем не услышана, она извинилась и сломя голову кинулась в толчок, чтобы поссать, наверно, в сотый раз за день. Странно, но к тому же она чувствовала себя, как перед менструхой. Как будто вот-вот протечет. У нее была такая страшная анорексия, что последние месячные она имела около трех лет назад; в общем, она не подумала купить в дорогу тампонов. Ебучая невезуха, злобно думала Дэб, пробиваясь через толпу; вот я в ебучем поле с ебучей чесучей пиздой, перманентным желанием обоссаться до смерти, с ебучей менструхой и, блядь, ни одной ебучей тампонной машины, куда ни кинь свой ебучий взгляд!

*

Билко стащил свою сумку с верхней полки и начал бурить дорогу на выход. Все остальные пассажиры оглянулись и воззрились на него со страхом, значившим "неужто-он-не-слышал-об-очереди". Билко чувствовал лишь презрение к патетичным экземплярам гомо сапиенса; если им не хотелось поспешить свалить с транспорта как можно скорее, это была конкретно их ебаная головная боль; лично он собирался так поступить. Он выскочил на мощеные улочки автопарковки рыночной площади Уитби. Повсюду кишели орды в черном прикиде, и все эти орды ломились на мост, пересекавший крохотную гавань, чтоб выйти на ступени, ведущие к фестивалю. Грохочущие гитары, жесткий белый шум и еще что-то, что звучало как сэмпл григорианских хоралов, шквалами рвались с верхушки холма на другом берегу. Несмотря на дурные атмосферные условия, Билко все же узнал в звуковом пиздеце песню "Дева Мария" группы "Христианские хуесосы". И он стал подпевать:

Христос ебет Марию в жопу,

Потом дает ей отсосать,

И сука прется!

Двое-трое озабоченных с виду христиан, в анораках с бэджиками "Фестиваль Света", в ужасе вздрогнули, но тупые всеблагожелатели были безнадежно превзойдены количеством, и святоши решили не пользоваться сим поводом проповедовать Слово.

Билко мог только скалиться, вспоминая, как прошлой ночью еле унес ноги из гостиницы в Бэрроу. Связав Миссис Би и выебав ее до потери пульса, он зверски зарезал тупую старую клячу, после чего намарал на стенах непристойные лозунги ее собственной кровью. Едва он успел успел упрятаться в платяном шкафу, как в номер вломился мистер Би. У тупого старого ебаря не стояло уже несколько лет, но вид миссис Би, растопырившей ноги, по всей очевидности возбудил похотливого старикашку, и Билко пришлось наблюдать, как он трахает труп. Через пару минут вломились менты, коих вызвал какой-то обеспокоенный постоялец, и они повязали козла со спущенными трусами. В десятиминутную паузу между увозом мистера Би ради блага общества и прибытием трупной судебной бригады Билко успел добежать до железнодорожной станции. Он вписался не под своим именем, так что никакой опасности, что его выследят, не было.

Ныне, одолевая сотню или около того ступеней, Билко чувствовал себя до странности успокоенным своим опытом. Музыка делалась все громче и громче, и было похоже на то, что фестиваль будет просто что надо.

Но, появившись на фестивальной площадке, Билко отпрянул в шоке. Кто-то опередил и тем уделал его. Некий ебарь уже успел сжечь Аббатство. Ебаный в рот, он не верил своим глазам. Он собирался нанести последние штрихи своих дьявольских пиротехник, завершить пентаграмму огня; зажечь последний сучок люцифера, который проложит знак Сатаны по всей долготе и широте Британии. Весь его мир обрушился, и руины Аббатства, казалось, стебались над ним, маяча страшными силуэтами в свете осеннего солнца. История не была одни из его коньков. Он просто не знал, что Генри Восьмой сделал его работу четыреста лет назад.

Он почувствовал, что из-под его ног выдергивают ковер. Если кто-то другой сжег Аббатство, то как он выполнит условия пакта с измерением духов, как заручится их помощью в деле выебанья Дэбовых мозгов? Из транса его выбил дикий внезапный вопль:

- БИЛКО!!!

*

Иеремия Джонс содрогнулся, взойдя на сцену. Сатанинский саунд "Сестер Милосердия" грохотал с соседнего поля, так что настало время вызвать силы добра. Он обозрел шеренги солдат-христиан, выстроенные перед ним en masse. Потом вскинул руки жестом, в котором смешались и мольба и покорность.Толпа притихла. Все в предвкушении смотрели на Иеремию Джонса: он мог быть изрядным оратором, если по-настоящему заводился.

Джонс содрогнулся, взойдя на кафедру и приблизившись к микрофону.

Он улыбнулся, но улыбка умерла у него на устах. Потом, еще не начав говорить, Джонс содрогнулся еще раз. Он почувствовал, будто кто-то идет по его могиле. Потом, внезапно, он ощутил пристуствие... какого-то зла. Как будто кто-то чужой только что вошел в его тело и... и... и Джонс не смог справиться с силами тьмы, которые сам же по недомыслию вызвал, когда принес в жертву Епископа Дерби на его собственном алтаре, и теперь эти силы заполнили самое сердце его естества. За его головой появилась, мерцая, призрачная деревянная вывеска. На ней красной краской было выведено легендарное изречение: "ТЕ, ЧТО НЕ ПОМНЯТ ПРОШЛОЕ, ПРИГОВОРЕНЫ ЕГО ПОВТОРЯТЬ". И хотя в данный момент он никак не мог этого знать, именно это и собирался сделать человек, некогда бывший Иеремией Джонсом.

Толпа в недоумении зароптала, когда бессильная марионетка пророка бессмысленно заметалась на кафедре. Он ощутил, что открывает рот. Как будто он был всего лишь чревовещающим манекеном. Он ощутил, что рот его открылся, чтобы говорить, но сам он не имел ни малейшего понятия, что сейчас скажет. Волнистые холмы и руины Аббатства Уитби, казалось, вышли из фокуса, и время от времени он как будто выглядывал в окна какой-то грубо сколоченной деревянной усадьбы на какие-то поля и джунгли вдали. Он попытался справиться со злым духом, вторгшимся в самое сердце его естества, но смог издать только полузадушенный, патетический кашель.

- О, как же я сильно старался сделать все, что возможно, чтоб дать вам хорошую жизнь, - наконец сказал он.

Или, скорее, кто-то сказал что-то сказало это его голосом.

Тут эфемерная вывеска с текстом, мерцавшая позади него, вдруг стала меняться. "ТЕ, ЧТО НЕ ПОМНЯТ ПРОШЛОЕ, ПРИГОВОРЕНЫ ЕГО ПОВТОРЯТЬ" - изначально гласила она. В предыдущий раз, когда толпа христиан глазела на эту вывеску, она оказалась последней вещью, которую они видели в жизни. Но то было тогда, а это было теперь, и пока добрые христиане смотрели, разинув рот, на сцену, слово "НЕ" просто-напросто растаяло в эфире. Теперь текст возвещал: "ТЕ, ЧТО ПОМНЯТ ПРОШЛОЕ, ПРИГОВОРЕНЫ ЕГО ПОВТОРЯТЬ".

Ибо уже не Иеремия Джонс стоял перед перед внушительными шеренгами христиан, собравшихся, чтобы выразить свой протест, на "Фестиваль Света", в него вселился дух Джима Джонса, покойного лидера Храма Народов; человека, отвественного за то, что девятьсот с лишним человек совершили массовое самоубийство в джунглях Южной Америки. И духу Джима Джонса было насрать с большой колокольни на "Фестиваль Ночи", гремящий в соседнем поле. Ему было полностью по хуй, представляет или не представляет "дэт-металлическая" музыка угрозу для семейных ценностей добрых христиан. В чем был заинтересован внезапно воплотившийся преподобный Джим Джонс - так это в том, чтобы повторить прошлое, как и сообщала вывеска. Повторить прошлое слово в слово.

- Несмотря на все, что я пробовал сделать, горстка людей своей ложью сделала наши жизни более невозможными, - продолжил он, обнаружив, что гортань белесого богослова эффективно стерла его американский акцент, так что он звучал больше похоже на Тома Джонса, чем на Джима Джонса.

- У нас нет никакой возможности отстраниться от того, что случилось сегодня.

Уродливый дух входил в форму. Речь будет длиться около получаса, и когда она кончится, он заберет с собой весь этот глупый добрый христианский сброд.

- Предательство века. Кое-кто украл детей у матерей и прямо сейчас собирается убить их, потому что они украли у них детей. Я имею ввиду, мы сидим здесь и ждем на пороховой бочке и я не думаю что это то, что мы хотим сделать с нашими крошками. Я не думаю, что это то, что мы мысленно планируем сделать с нашими крошками.

Так говорилось величайшими пророками с незапамятных времен: никто не имеет права отнять у меня мою жизнь, я сам отдаю свою жизнь. Так что просто сидеть здесь и ждать катастрофы, которая вот-вот случится на том самолете, а это будет катастрофа, это едва не случилось здесь, это едва не случилось, конгрессмен едва не был убит прямо здесь. Но никто не может красть у людей их детей, никто не может отбирать у людей их детей, не ожидая насильственной реакции. И это нам тоже не так уж незнакомо. Если мы только посмотрим на старых христиан, не бывших коммунистами...

Иеремия Джонс попытался, на долю секунды, вернуть себе контроль над своим телом, победить и изгнать уродливый дух мертвого полутезки, который в данный момент говорил в него, словно в рупор, но оказался способен лишь время от времени издавать кашель.

- Мнение мира (кашель) насилие а насилие (кашель) сила. Но если мы не можем жить в мире, тогда давайте умрем в мире. Меня так предали. Меня так ужасно предали. Мы пытались, и (кашель) то что он сказал буквально минуту назад это то что как он сказал, даже если это стоило всего одного дня то на это стоило тратить время (кашель). Прямо сейчас, что случится буквально через несколько минут - это то, что один из людей на том самолете застрелит, застрелит пилота. Я знаю это. Я не планировал этого, но я знаю, что это случится. Они застрелят этого пилота и самолет рухнет в джунгли и для нас лучше если ни одного из наших детей не останется когда все будет кончено, потому что они (кашель) на нас. Суть в том что этот самолет. Я не знаю, как это сказать. Я никогда не лгал вам. Я никогда не лгал вам. Я знаю, что это - то, что должно случиться. Это то что он намеревается сделать и он сделает это. Он сделает это. Что это значит, я терпел столько мук видя как вероломно ведут себя все эти люди. Для меня это было слишком чтобы это терпеть, но теперь я знаю, что он говорил мне и это случится. То есть, если самолет поднимется в воздух. Так что мое мнение таково будьте добры к своим детям будьте добры к тем кто старше вас и выпейте зелье как было принято в Древней Греции. И уходите тихо, ибо мы не совершаем самоубийства, это революционный акт. Для нас нет пути назад. Не долго нам быть проигравшими. Мы не сдадимся чтобы говорить больше лжи что значит больше конгрессменов. У нас нет, у нас нет никакой возможности выжить. Вы можете устроить забастовку но нам придется бастовать против людей против которых мы не хотим бастовать. Нам нужно схватить людей учинивших это безобразие и если кто-то готов и знает как это сделать пусть скажет Тимоти Стоуну, но самолета нет. Самолета нет. Мы не успеем на этот самолет.

Над толпой верующих повисло гробовое молчание. Они впитывали каждое слово марионетки Джонса.

- Он в ответе за это, - продолжал уродливый дух, - он привел к нам этих людей. Он и Дайана Мёртл. Люди в Сан-Франциско этого так не оставят. Вы знаете, что мы умираем не зря.

- Разве все слишком поздно для России? - один из послушников выступил вперед и прокричал вопрос, или, скорее, что-то прокричало его устами преданного христианина.

- Вот почему все слишком поздно для России. Они убивают. Они начали убивать. Из-за этого все слишком поздно для России. При другом раскладе я бы сказал да сэр можете спорить на свою жизнь, но теперь слишком поздно. Я не могу контролировать этих людей. Они преступили черту. Они взяли ружья и теперь слишком поздно. Раз они кого-то убили, по меньшей мере так я склонен считать. Я просто связал с вами свой жребий. Если кто-то из моих людей делает что-то, то это я. Когда они говорят что я не должен брать на себя за это вину, знаете, я не буду, я не буду жить иначе чем я живу и если они выпускают а потом хотят схватить этого человека, вот что это такое. И разве матери не лгали о нем, лгали и лгали о нем и хотели разрушить эту семью и они все сгроворились убить нас любой ценой. Вы думаете, я им позволю? Ни за что в жизни. Нет, у вас не выйдет. У вас не выйдет. У вас не выйдет. Я не могу так жить. Я не могу так жить. Я жил для всех и я умру для всех. Я долгое время жил надеждой. Они делают наши жизни хуже ада. И делают так, что часть нас отвергает нас. Они говорят так много лжи - там, в том грузовике. Я не вижу для нас никакой альтернативы. Но для меня смерть не страшна. Это жизнь страшна. Я никогда никогда никогда в своей жизни не видел ничего подобного этому. Я никогда не видел, чтобы люди использовали закон и делали так, и провоцировали нас и пытались намеренно встревожить матерей детей. Просто нет, нет смысла, нет смысла так жить, нет смысла так жить. Есть один человек, который обвиняет Майкла Стоуна в убийстве его матери, и он остановит тот самолет любой ценой. Нет никакой возможности вести самолет без пилота. Я еще никогда не видел никого, кто б не умер. И я собираюсь выбрать свой собственный способ смерти. Я устал постоянно (кашель) в аду вот от чего я устал. Я устал от этого. Жизнь стольких людей в моих руках. Я говорил вам вплоть до сегодняшнего дня, что без меня у жизни нет смысла. Я лучший друг, какой у вас только может быть. Я должен заплатить. Я стою за вас народ мой. Вы - часть меня. Я не могу отстраниться. Я отстраняюсь. Нет, нет, нет, нет, нет, нет. Я никогда не остранялся ни от одной из ваших бед. Я всегда взваливал ваши беды на свои плечи. И я не собираюсь ничего теперь менять. Слишком поздно. Я бежал слишком долго. Я не собираюсь меняться.

Толпа молча слушала, как дух Джима Джонса вещает сквозь пустую оболочку Белого Валлийца.

*

Не имея ни малейшего понятия о том, какие богонеугодные дела творятся на соседнем поле, Билко был сконцентрирован на неотложной задаче не задохнуться в объятиях массивной туши Тиш. Секунду назад, когда он услышал, что кто-то кричит его имя, он на мгновенье подумал, что это, должно быть, Дэб. Он повернулся, чтоб поприветствовать объект своих дьявольских вожделений, но был вознагражден лишь зрелищем Тиш, срывающей с себя шмотки и физически прущей в его направлении.

- Билко! - вопила она, - Ебаный в рот, ты выглядишь пиздец охуительно круто! Я иду к тебе, ты, похотливый ублюдок!

Внезапно он был пригвожден к земле, лишенный возможности дать отпор ее настойчивым приставаниям. Буквально за пару секунду она приспустила до колен его черные ливайсы и села, словно на кол, на его полную крови любовную кость.

- Я прокачусь верхом на тебе до ада, о мой крутой ебарь! - проорала Тиш, придавив своей мощной жопой неодупленный объект своей устрашающей страсти.

Билко был в полном неодуплении. С этим делом было что-то не так. Абсолютно все вышло как-то не так. Сначала ебаное Аббатство а теперь еще и вот это. Это не Тиш вожделела его, это Дэб его вожделела, духи ебать-колотить сказали ему об этом. Однако он был лишен возможности сопротивляться, и жирная готическая курочка стала скакать и корчиться над ним, как сучка-баньши на электрическом стуле. Билко мог быть в каком угодно неодуплении, но вот тупицей он не был точно. Тиш исполняла с ним трах столетия, и, одуплившись, что можно и поразвлечься, он одной рукой ухватил массивную сиську, а другой потянулся Тиш за спину и засунул ей палец в раскаленную жопу. Тиш реагировала, как одержимая, она вонзила ему зубы в шею и сосала, пока не почувствовала набухший синяк. Будто в ответ, Билко принялся мощно вбивать свой толстый венозный хуй глубоко в раскаленное, пульсирующее сердце ее естества.

О чем Билко даже не догадывался, ощущая, как стены чистилища смыкаются над ним, так это о том, что кровавый тампон в центре сделанной им дьявольской восковой куклы принадлежал Тиш, равно как и лобковые волосы и черные кружевные трусики. Магический манекен стработал ништяк, но он сработал не на ту пташку.

*

- То, о чем я сейчас говорю есть отправление правосудия. Это совет революционного самоубийства. Я не говорю о само... саморазрушении. Я говорю о чем, у нас нет другого пути. Я возьму ваш крик, и я передам его русским. И теперь я могу сказать вам ответ, потому что я - пророк. Позовите русских и скажите им, и посмотрим, возьмут ли они нас.

Пока Джим-Иеремия заунывно читал свою речь, с полдюжины канистр фруктового сока и груда одноразовых пластиковых стаканчиков, мерцая, овеществились среди массированных шеренг христиан, расположившихся перед сценой Фестивля Света. Оболваненные святоши, неспособные действовать вопреки своей вере в "возлюби соседа твоего", принялись вежливо предлагать друг другу напитки и передавать от группы к группе стаканчики со смертносным соком.

- Я пытался подарить вам мир и спокойствие. Я практически положил на то свою жизнь. Я практически умирал каждый день, чтобы подарить вам мир и спокойствие. И у вас до сих пор не было ни спокойствия, ни мира. Вы выглядите лучше, чем какими я видел вас за долгие годы, но все равно это не тот мир, который я хотел дать вам. Продолжающий твердить, что вы побеждаете, когда на самом деле вы проигрываете - просто дурак. Шаг вперед, два шага назад. Что? Мы побеждаем, мы побеждаем, когда умираем. Им больше некого ненавидеть. Им больше некого ненавидеть. Многие уничтожат себя. Сегодня я говорю не как управляющий, но как пророк. Я не говорил бы с такой серьезностью, если б не знал, о чем говорю. Сегодня свершится непоправимое. Но я не могу отстраниться от боли моих людей. Я не могу отстраниться. Задумайтесь и поймите: мы двигались вместе слишком долго. Я спас их. Я спас их. Но я подал пример. Я выразил себя. Я манифестировал себя и мир был готов. Не готов ко мне. Павл говорит, что я человек, родившийся в должное время года. Я родился в должное время года как и все мы и самое лучшее свидетельство которое мы можем дать это покинуть этот Богом проклятый мир. Всем сохранять спокойствие. Спокойствие. Спокойствие. Сложите с себя свое бремя и я сложу свое бремя у берега реки. Сложим ли мы бремя наших жизней здесь, в Гайяне, или где-то еще - какая разница? Ни один человек не отнял у нас наших жизней, он их не отнял. Но когда они начнут стрелять в нас с воздуха они застрелят наших невинных крошек. Я не лгу. Их пятьдесят, их там пятьдесят, но они должны застрелить меня, чтобы добраться до некоторых из этих людей. Я не позволю им забрать ваших детей. А вы позволите им забрать ваших детей?

*

Разрядив свой заряд в пизду Тиш, Билко встал и осмотрелся. Фестиваль разыгрался на всю катушку, и сцена, представшая его глазам, была косящим под Босха ландшафтом декаденских и извращенных желаний; империей нечестивого удовольствия. Это был Сад Земных Наслаждений, и Билко видел, что это хорошо. Выступал "Австралийский Погром", и где-то в глубинах микса Билко расслышал сэмпл знаменитой бутлеггерской записи Джонстаунской суицидной речи. "Смешно", - приколовшись, подумал Билко, - "Не замечал, что у Джима Джонса был уэльский акцент".

Скоро должна была начаться "гвоздевая" программа. Ходили слухи, что "Псы Тора" собирались грандиозно появиться в ближайшие полчаса.

*

- Долгие месяцы я старался не допустить, чтобы это произошло. Но ныне я вижу, что в том была воля верховного существа, чтобы это случилось с нами. И мы отдаем свои жизни, протестуя против того, что делается. И мы отдаем свои жизни, протестуя против того, что было сделано. Преступность людей. Жестокость людей, что ушли отсюда сегодня. Вы знаете тех людей, что ушли, большинство этих белых людей. Большинство этих белых людей ушли. Я так благодарен тем, кто не ушел. Тем, кто знают, кто они такие. Нет смысла, в этом нет смысла. Мы... мы родились раньше времени. Они не примут нас и я не думаю, что мы должны сидеть здесь и тянуть время когда нашим детям угрожает опасность и если они придут за нашими детьми и мы отдадим им своих детей наши дети будут страдать вечно.

Протестующие христиане начали кричать и хвататься за горло, один за другим они падали на землю, корчась в судорогах и пуская пену изо рта, когда стрихнин оказывал свое смертоносное действие, но напитки все так же вежливо передавались из рук в руки.

- Вы должны быть честны и если вы говорите что хотите сбежать, вы бы уже убежали с теми потому что сегодня любой мог не выдержать и сбежать. Я знаю, что вы не беглецы, и я бы... Ваша жизнь драгоценна для меня. Так же драгоценна как жизнь Джона и я не... То что я делаю, я делаю взвешенно, справедливо и судьбоносно. И я ждал невзирая на всю очевидность. Спокойно, спокойно, спокойно, спокойно. Сядьте, сядьте, сядьте. Я так сильно, так сильно старался. Кое-кто здесь пытается выяснить, что это такое. Что сейчас будет. Кто же это? Уберите отсюда Дуайера, пока с ним что-нибудь не случилось. Все кончено. Все кончено. Какое наследство, какое наследство. Знаете, лишь Красные Бригады имели хоть какой-то смысл. Они вторглись в нашу частную жизнь. Они вторглись в наш дом. Они шли за нами шесть тысячь миль в никуда. Красные Бригады показали им правосудие: Конгрессмен мертв. Пожалуйста давайте примем какой-нибудь препарат. Это просто. От этого не бывает конвульсий. Это совсем-совсем просто. Прошу вас, примите его, пока не поздно. Говорю вам, оборонные войска правительства (GDF??? - не нашел) скоро придут сюда, действуйте, действуйте, действуйте. Не бойтесь умереть. Если эти люди высадятся здесь они подвергнут пыткам наших детей. Они подвергнут пыткам многих наших людей. Они будут пытать наших стариков. Мы не можем этого допустить. Вы что, собираетесь отстраниться от тех, кто застрелил конгрессмена - кто б они ни были? Я не знаю, кто его застрелил. Они говорят о мире. Они считают, что у них есть право и сколько еще убито. О Бог мой. Боже Всемогущий. Я не знаю, как они осмеляться хоть когда-нибудь написать о нас. Слишком поздно. Слишком поздно. Конгрессмен мертв. Конгрессменша мертва. Многие наши предатели мертвы. Они все еще валяются там мертвые. Я не делал этого, это сделали мои люди. Они - мои люди и их слишком сильно провоцировали. Их слишком сильно провоцировали. То что случилось здесь было слишком... это было актом провокации. Умоляю вас, поспешите. Пожалуйста, поспешите с этим лекарством. Вы не знаете, что наделали. Я пытался. Они увидели, как это случилось. Побежали в джунгли и бросили свои пулеметы. Вам нужно шевелиться. Вам нужно принять это лекарство. Вам нужно шевелиться. Они будут здесь через двадцать минут. Вам нужно уйти именно так. Это единственный способ уйти. У нас теперь нет выбора, мы потеряли влась выбирать. И я очень надеюсь, что все эти батальоны остануться там, где их место, и не заявятся сюда. Это трудно. Это трудно но только поначалу это трудно. Это трудно только поначалу. Жизнь, если вы посмотрите на смерть, это только кажется, жизнь намного труднее. Вставать каждое утро и не знать что случится, что приносит ночь, это труднее, это намного труднее. Прошу вас, ради Бога, давайте смиримся с этим. Мы жили так, как никто до нас не жил и не любил. Мы поимели от этого мира столько, сколько возможно. Давайте просто покончим с этим. Давайте покончим с этой мучительной агонией. Это намного, намного труднее - смотреть как вы медленно умираете день за днем. И с младенческого возраста до самых седин вы медленно умираете. Это революционное самоубийство. Это не саморазрушительное самоубийство. Они заплатят за это. Они довели нас до этого и они заплатят за это. Я пророчу им эту участь. Кто хочет умереть со своим ребеном имеет право умереть со своим ребенком. Я думаю, что это человечно. Я хочу умереть. Я хочу увидеть, как вы справитесь с этим. Они могут взять меня. И они могут делать все что ни захотят. Я хочу увидеть, как вы умрете. Я больше не хочу видеть как вы живете в этом аду. Никогда, никогда, никода. Мы пытаемся. Все расслабьтесь. Лучшее, что вы можете сделать - это расслабиться и у вас не будет проблем. У вас не будет проблем с тем что произойдет если вы просто расслабитесь. Этого не нужно бояться. Этого не нужно бояться. Это друг. И вот вы сидите здесь так покажите свою любовь друг другу. Умрем, давайте умрем, давайте умрем. Кто это такие? Мы ничего не можем поделать. Мы не можем, мы не можем отстраняться от своих же людей. Двадцать лет пролежать в каком-то старом гниющем приюте для престарелых. Протащить нас сквозь все эти мучительные годы. Они схватили нас и заковали в цепи и это ничто. Вот это что такое, и это не с чем абсолютно не с чем сравнить все это. Они ограбили нас лишили нашей земли и схватили нас и выгнали нас а мы лишь пытались найти себя. Мы пытались найти новое начало но теперь слишком поздно. Вы не можете отстраняться от своих братьев и сестер. Я никак не могу себе этого позволить. Я... Я отказываюсь. Я не знаю, кто произвел выстрел. Я не знаю, кто убил конгрессмена, но моя совесть говорит мне, что это я убил его. Вы понимаете, что я говорю? Я убил его. Ему было абсолютно незачем приходить сюда. Я сказал ему не ходить сюда.

*

Когда спустилась ночь, случилась странная и удивительная вещь. Дети у окон спален, выходящих на море, в восторге смотрели на призрак, выплавший из морского тумана. Это было похоже на кадр из какого-то фильма: величественное судно, с полной оснасткой и горящили факелами на носу и корме, медленно и торжественно заходило в порт. Наверняка никто из многих тысяч наблюдателей сего видения не обратил внимания на то, что никакого ветра не было, что паруса безжизненно свисали с мачт. И никто не задал себе вопрос, какие силы втягивали в гавань этот призрак галеона. Рыбачьи лодки превращались в карликов в тени гигантского судна, вызывавшего в памяти образы славного прошлого Уитби. Триумфальных дней, когда Капитан Кук, подняв паруса, вышел в плаванье из этой же самой бухты. Дней, когда крупнейшие в Европе китобойные флотилии были приписаны к этой деревеньке. Дней, когда величественные суда вроде этого толпились в гавани, когда на пристани рубили топорами туши огромных китов, кода шлюхи орудовали на выгуле и город трясся от рева матросов, несущихся из таверны в таверну. Дней, когда брань и похвальба летели с лодок в переулки.

Толпа местных жителей собралась у доков; к ней присоединился штатный фотограф "Эха Северного Йоршира", сгоравший от желания заполучить снимок для первой полосы ближайшего издания газеты. С высоты кормы невидимые руки сбросили крепкую веревку, и местный рыбак привязал судно к причалу. С борта под звук скрипящих тросов медленно спустились сходни, упав на булыжники с оглушительным эхом.

Местные жители сгрудились вокруг, чтоб посмотреть, какое карго им привез величественный бриг, какие экзотические гости соизволили пожаловать в их сонный прибрежный городок столь элегантным образом.

Сперва им показалось, что это водопад. Пенная лавина хлынула через планшир на сходни и полетела хлопьями на потрясенную публику. Потом, с единым криком ужаса, зеваки ломанулись кто куда, когда первая тысяча огромных черных крыс каскадом рухнула на причудливо мощеную пристань. Многие оказались недостаточно проворны, и были тут же сбиты с ног бурлящей массой грызунов, попадав в обморок от жуткой вони чумного разложенья, воплощенной в отвратительных созданьях. Сонмище проклятых тварей мгновенно рассыпалось, ринувшись в каждую улицу и аллею живописного Йоркширского туристского центра; многие люди нырнули в воды гавани, но даже те, казалось, состоялись сплошь из крыс.

Через пару минут у доков никого не осталось. Никого, чтоб увидеть выгрузку настоящего карго зловещего корабля.

Пальто Влада Варстрома свободно болталось у него на плечах, и он, высоко вздымая горящий факел, неуверенно и спотыкаясь спустился по сходням. Позади него шли остальные участники группы "Псы Тора". Ни один возбужденный зевака не сфотографировал, как они шествуют по живописным улочкам. Никто не увидел, как они, шатаясь, взбираются по сотне ступеней к Аббатству. Они шли в полном молчании, время от времени спотыкаясь на выбоинах старинной кладки, но никто из них ни разу не глянул под ноги. Они лишь качались на месте секунду-другую, чтоб обрести равновесие, и продолжали свой путь. Глядя прямо перед собой немигающими глазами, странный ансамбль проторил себе путь сквозь периметр фестивальной толпы. Пестрое сборище готиков и сатанистов, стареющих байкеров и панков в черном прикиде молча расступилось, чтоб пропустить их; все как один подпав под гипноз зловещей процессии. Потом, за их спинами, в толпе пробудился ропот.

- Эй, мужики! Это ж ебаные "Псы Тора", в натуре!

- Это чо же это, "Псы", или чо ли?

- Круто! Это же "Псы"! Ебать меня в рот!

Когда призраки-готы взошли на сцену, "Австралийский Погром" заканчивал свое выступление. Не сговариваясь, антиподные торгаши кавер-версиями побросали свои инструменты и дружно свалили. Будто они каким-то образом догадались, что сии скандинавские сатанинские скальды были некими глашатаями Зла.

Варгстром швырнул горящий факел в толпу, обратив в горящие чучела нескольких членов прикинутой в черное публики, после чего подобрал со сцены гитару. Она все еще была включена, и он с грохотом взял атональный, экспериментальный аккорд. Прочие члены команды последовали его примеру; один взял в руки бас, другой встал за клавиши, третий уселся за барабаны. Фестивальная тусовка пялилась на все это в потрясенном молчании, нарушаемом только жуткими сэмплами человеческих криков и записью Джонстаунской суицидной речи, которую "Австралийский Погром" крутил на протяжении всей своей программы.

Билко стоял рядом с Дэб, Тиш и всей кодлой у самой сцены. Они были в полном опизденении. Какой охуительный выход! Стоило сюда ехать хотя бы для того, чтобы увидеть это, пускай они уже насладились блестящими выступлениями "Суккубуса", "Адских Шлюх", "Христианских Хуесосов", "Сестер Милосердия", "Баухауса", "Сепультуры", "Зэ Неф", "Роз Лавины", "Австралийского Белого Дома" и "Австралийского Погрома". Конечно, все эти банды были горячи, как говно, но "Псы Тора" были совсем из другого измерения, и, судя по первым же звукам, они привезли абсолютно новый материал.

- Пиздец! - сказала Дэб.

- Охуительно! - сказала Тиш.

- Круто! - сказал Билко.

*

Вопли десятков тысяч мертвых и умирающих христиан взлетали и падали, как листва на ветру, но Джим-Иеремия продолжал все равно:

- Умрите с уважением. Умрите с долей благородства. Отдайте свои жизни с благородством, не отдавайте их со слезами и криками. В смерти нет ничего такого. Это как сказал Мэк, это будто ты входишь в другую плоскость. Не надо, не надо так волноваться. Прекратите эту истерику. Не так должны умирать коммунисты и социалисты. Не так мы должны умирать. Мы должны умирать с благородством. Мы должны умирать с каким-никаким благородством. До сих пор у нас не было никакого выбора, теперь у нас есть хоть какой-то выбор. И что, вы думаете, они позволят этому случиться и позволят нам избежать ответственности? Вы должно быть сошли с ума. Это только... Чтобы вы обрели покой. О Боже. Матери, матери, матери, матери, матери, прошу вас. Матери, прошу вас, прошу вас, прошу вас, не надо. Не делайте этого. Не делайте этого. Отдайте свою жизнь со своим ребенком но не делайте этого. Освободитесь, наконец. Сдерживайте свои эмоции. Сдерживайте свои эмоции. Лекарство не причинит вам боли если вы будете сдерживать свои эмоции. Если вы будете спокойны. Вы говорте, подобного никогда не происходило. Но так поступало любое племя в истории. Любое племя перед лицом аннигиляции. Все индейцы Амазонки делают это прямо сейчас. Они отказываются рожать миру младенцев. Они убивают каждого младенца приходящего в этот мир потому что они не хотят жить в подобном мире. Успокойтесь, успокойтесь. Смерть - это... Я говорю вам мне все равно сколько криков я слышу. Все равно сколько задушенных воплей. Смерть в миллион раз предпочтительнее, чем еще десять дней такой жизни, как эта. Если б вы знали, что вас ждет впереди, если б вы знали, что вас ждет впереди вы бы с радостью умирали сегодня ночью. Смерть, смерть, смерть естественна для людей. Спросите самоа, они умирают, как ходят и дышат. Просто будьте благородны, будьте самим благородством. О, прекратите твердить им, что они умирают. О взрослые, остановите же это безобразие. Взрослые, взрослые, взрослые, я призываю вас прекратите это безобразие. Я призываю вас прекратить дергать ваших детей когда все чем они занимаются это они обретают благодать и покой. Я призываю вас прекратить это сейчас же если у вас есть хоть капля уважения. Мы же черные и гордые, и мы социалисты, или что же мы такое?! Ну-ка, прекращайте это безобразие. Хватит этого бреда. Вы возбуждаете ваших детей.

Нет, нет никакой печали в том что все кончено. Я рад что все кончено. Поторопитесь, поторопитесь дети мои, поторопитесь. Не отдадим себя в руки врага. Поторопитесь дети мои, поспешите. Среди нас есть старики я беспокоюсь за них, торопитесь же. Я не хочу оставлять своих стариков во всем этом дерьме. Ну же, быстро, быстро, быстро, быстро, быстро... Больше не будет боли, Эл. Я сказал, больше не будет боли, Эл. Боли нет. Джим Кобб в этот момент уже лежит мертвый на летном поле. Запомните этот момент. Все моменты, когда он... вот эти люди, торговцы ненавистью. Все что мы делаем, мы отдаем свою жизнь. Мы не позволим им отобрать нашу жизнь, мы отдаем свою жизнь. Нас тошнит от их лжи и мы просто-напросто хотим мира. Все что для этого нужно это выпить напиток, чтобы уснуть. Вот что такое смерть, это сон. Неважно. Я устал от всего этого. Если вы не... не последуете моему совету вы пожалеете. Вы пожалеете. Если мы сделаем это то пусть и они сделают это. Верьте мне... Вы должны преступить черту. Мы так любили петь хором. Сей мир, сей мир, он совсе не наш дом. Конечно же, нет. Мы всегда повторяли. Конечно же, нет. И мы не хотим говорить ему. Не хотим говорить ему всего одну вещь. Успокойте этих детей. Разве не может хоть кто-нибудь успокоить этих детей объяснить им что это всего лишь релаксация перехода в иную плоскость. Мы подадим пример всем остальным. Мы подаем... Целая тысяча человек заявивших нам не нужен подобный мир. Возьми у нас наши жизни. Мы отдали их. Мы устали. Мы не кончали жизнь самоубийством, мы совершили акт революционного самоубийства в качестве протеста против условий жизни в нечеловеческом мире.

Джим-Иеремия закончил свою речь как раз когда последний из протестовавших христиан с воплем завершил свою предсмертную агонию. Бледный богомолец, уже не одержимый, всего лишь проклятый, споткнулся, повалился замертво на сцену и уставился незрячими розовыми буркалами на десятитысячную толпу фиолетоволицых христианских трупов, ковром устилавших волнистые холмы перед сценой.

С другой стороны разрушенного Аббатства Влад Варгстром извлек из гитары еще один судорожный аккорд, и в тот же момент Билко крикнул, как от смертельной боли. Тиш, Дэб и вся кодла отпрянули в ужасе, когда он, внезапно скорчившись, рухнул рядом с ними на землю. Толпа моментально рассыпалась в стороны, пока одетый с иголочки оккультист содрогался в агонии. Билко почувствовал себя, как несчастный чувак из тысячи виденных им фильмов про оборотней. Он ощутил, как миллионы терзаемых пыткой духов забираются в его тело и пытаются перелопатить его мускулы, кости и внутренности в некую новую и дьявольскую форму. Внезапно его костяк отказался справляться с бесчисленными адскими легионами, пытавшимися заполонить саму его душу, и с воплем, впрочем, мгновенно заткнувшимся, Билко взорвался; его кровь и кишки, на микросекунду зависнув в воздухе, изобразили в красках вечную муку духов. Текучие формы агонизирующих фантомов, которых Билко по недомыслию вызвал в земное измерение, временно зафиксировались в туче его хрящей и мозгов, которая будто зависла между землей и небом над головами охваченной ужасом фестивальной тусовки. Потусторонние буркала шевелились, как кляксы, у них на глазах. Удаленные зрители дружно вопили "оооооо!!!" и "аааааа!!!", будто все это было всего лишь чем-то типа дьявольского фейерверка или частью лазерного шоу "Псов Тора" или типа того. Потом, пока "Псы" давали говна как стая тормозных макак под винтом, орды духов из ада исчезли в полуночном небе, и задранные физии фестивальной публики оросила ровная морось Билкодождя.

Варгстром и Компания тоже разваливались на части, в буквальном смысле этого слова. Лохмотья кожи валились на сцену под ноги сатанинских скальдов, пока от них не остались только скелеты, все так же спастически лупящие в свои инструменты. Но внезапно как будто кто-то пустил весь ебучий видеоклип в обратную сторону; комья жира, кожа и мускулы, казалось, полетели обратно на место. Как будто некие невидимые руки лепили пластилиновые модели на скелетных каркасах экс-шведов, которые с уморительными ужимками прыгали по сцене подобно дурно анимированным куклам в каком-нибудь воскресном мультсериале про Синдбада. Но в существах, возникавших на сцене, не было абсолютно ничего комичного. И они были мало похожи на нордических рокеров, чьи тела стали просто сырьем для чьего-то злого дизайна. Пока продолжалась зловещая трансформация, тусовщики один за другим взлетали вверх из канавы, вырытой перед сценой; вопли ужаса умирали в их глотках, когда их тела размазывались по тушам отвратительных гибридных мутантов, как какая-то глина для лепки. Уродливые рогатые монстры с чешуйчатыми крылами, со множеством сисек и мудей по всему телу, покрытые языками и щупальцами, пялящиеся на мир сквозь множество глаз, стояли теперь на сцене вместо "Псов Тора", которых в буквальном смысле больше не существовало, хотя какая-то часть их плоти и послужила макетом, по которому были созданы эти страшные демоны.

Монстр, некогда бывший Варгстромом, подошел к микрофону.

Кое-кто из сильнее всего набухавшихся членов публики радостно загоготал. Кое-кто из ужравшихся кислотой придурков решил, что именно он, и лишь он один, увидел в галлюцинациях все ужасы истекших минут. Все прочие просто смотрели, разинувши рты от ужаса.

Загробный рев грянул из гаргантюанских фестивальных колонок:

- Говорят, что Дьявол сочинил все лучшие песни! - казалось, пророкотал злобный голос, - И знаете что? ЭТО ТАК!!!

После чего демонический зверь-"барабанщик" в глубине сцены, дав лихой брейк, начал наяривать ударное вступление, звучавшее мучительно знакомо. И когда он начал играть, земля перед сценой с грохотом разошлась. Языки огня взвились высоко в небо, и воздух наполнился вонью горящего мяса, так как сотни несчасных тусовщиков рухнули в страшную яму. Но тут вдруг прямо из врат Гадеса показалась маленькая фигурка, окруженная чавкающим и визжащим сонмом зловеще-выглядящих рептильных тварей, не подчиняющихся законам природы, которые вылетели, киша, из Ада и распространили свое зловещее присутствие по всей ныне проклятой публике, зверски терзая и распиная обсирающихся от ужаса готов. Люцифер поднимался, и Люцифер был мужчиной. Средних лет и с лысеющей головой. Казалось, его ничуть не тронуло бесовское пламя, и он запросто взобрался на сцену и схватил микрофон.

Люцифер дал воздуху кулаком по морде и крикнул: "Хэллоу, Уитби!", после чего запел первый куплет бессмертной "Кончу в твои волосы сегодня ночью".

- Ой! - только и сумела, поборов свой ужас, провопить Дэб, когда бывший барабанщик и сменный вокалист знаменитой группы "прогрессив-рока" принялся исполнять свои фирменные па. - Это ж ОН!!!

После чего Земля под ее ногами прекратила существование и она стала падать, и падать, и падать.

И кричать, и кричать, и кричать.

Навсегда.

Послесловие:

Чума моментально распространилась из прибрежного городка в Нью-Йоркшире, убив миллионы на своем пути, распространилась по всей стране, как радиация, как круги от камня, брошенного в маленькую, залитую нефтью лужу. Спутник "ФатСат", подвешенный на геостационарной орбите над Великобританией, на мгновение показал всему миру безошибочно узнаваемый образ пентаграммы огня, прочерченной по английской земле от Белфаста и Пелхили на западе до Моффета на севере, Уитби на востоке и Дерби на юге, после чего дал сбой программы, свалился с орбиты и устроил ядерный взрыв надземного типа, войдя в атмосферу прямо над Лондоном. Все понтовавшиеся на Фестивалях Ночи и Дня подохли и отправились в Ад, где Люцифер отныне будет их вечно мучить своей полной дискографией, многократно получавшей престижнейшие награды.

Тем временем странный величественный бриг в гавани Уитби, наконец, тоже изверг свое истинное карго. Не легион чумовых крыс, не Псов Тора, но яростных и мстительных богов Норвегии, которые теперь, визжа как сверхъестественные волки, несутся по охваченным отчаяньем пейзажам вновь впавшей в варварство Европы, затаптывая все оставшиеся жалкие и гаснущие угольки надежды.

К О Н Е Ц

перевод - Денис Борисов

Число просмотров текста: 6900; в день: 1.6

Средняя оценка: Никак
Голосовало: 8 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

1