Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Гейне Генрих
Король Длинноухий I

 Само собой, в короли прошел
 Большинство голосов получивший осе
 И учинился осел королем.
 Но вот вам хроника о нем:
 
 Король-осел, корону надев,
 Вообразил о себе, что он лев;
 Он в львиную шкуру облекся до пят
 И стал рычать, как львы рычат.
 Он лошадьми себя окружает,
 И это старых ослов раздражает.
 Бульдоги и волки -- войско его,
 Ослы заворчали и пуще того.
 Быка он приблизил, канцлером сделав,
 И тут ослы дошли до пределов.
 Грозятся восстанием в тот же день!
 Король корону надел набекрень
 И быстро укутался, раз-два,
 В шкуру отчаянного льва.
 Потом объявляет особым приказом
 Ослам недовольным явиться разом,
 И держит следующее слово:
 "Ослы высокие! Здорово!
 Ослом вы считаете меня,
 Как будто осел и я, и я!
 Я -- лев; при дворе известно об этоv
 И всем статс-дамам, и всем субреттам.
 И обо мне мой статс-пиит
 Создал стихи и в них говорит:
 "Как у верблюда горб природный,
 Так у тебя дух льва благородный --
 У этого сердца, этого духа
 Вы не найдете длинного уха".
 Так он поет в строфе отборной,
 Которую знает каждый придворный.
 Любим я: самые гордые павы
 Щекочут затылок мой величавый.
 Поощряю искусства: все говорят,
 Что я и Август и Меценат.
 Придворный театр имею давно я;
 Мой кот исполняет там роли героя.
 Мимистка Мими, наш ангел чистый,
 И двадцать мопсов -- это артисты.
 В академии живописи, ваянья
 Есть обезьяньи дарованья.
 Намечен директор на место это --
 Гамбургский Рафаэль из гетто,
 Из Грязного вала,--Леман некто.
 Меня самого напишет директор.
 Есть опера, и есть балет,
 Он очень кокетлив, полураздет.
 Поют там милейшие птицы эпохи
 И скачут талантливейшие блохи.
 Там капельмейстером Мейер-Бер,
 Сам музыкальный миллионер.
 Уже наготовил Мерин-Берий
 К свадьбе моей парадных феерий.
 Я сам немного занят музыкой,
 Как некогда прусский Фридрих Великий.
 Играл он на флейте, я на гитаре,
 И много прекрасных, когда я в ударе
 И с чувством струны свои шевелю,
 Тянутся к своему королю.
 Настанет день -- королева моя
 Узнает, как музыкален я!
 Она -- благородная кобылица,
 Высоким родом своим гордится.
 Ее родня ближайшая -- тетя
 Была Росинанта при Дон-Кихоте;
 А взять ее корень родословный
 Там значится сам Баярд чистокровный;
 И в предках у ней, по ее бумагам,
 Те жеребцы, что ржали под флагом
 Готфрида сотни лет назад,
 Когда он вступал в господень град.
 Но прежде всего она красива,
 Блистает! Когда дрожит ее грива,
 А ноздри начнут и фыркать и гроха|
 В сердце моем рождается похоть,--
 Она, цветок и богиня кобылья,
 Наследника мне принесет без усилья.
 Поймите, -- от нашего сочетанья
 Зависит династии существованье.
 Я не исчезну без следа,
 Я буду в анналах Клио всегда,
 И скажет богиня эта благая,
 Что львиное сердце носил всегда я
 В груди своей, что управлял
 Я мудро и на гитаре играл".
 
 Рыгнул король, и речь прервал он,
 Но ненадолго, и так продолжал он:
 
 "Ослы высокие! Все поколенья!
 Я сохраню к вам благоволенье,
 Пока вы достойны. Чтоб всем налог
 Платить без опоздания, в срок.
 По добродетельному пути,
 Как ваши родители, идти,--
 Ослы старинные! В зной и холод
 Таскали мешки они, стар и молод,
 Как им приказывал это бог.
 О бунте никто и мыслить не мог.
 С их толстых губ не срывался ропот,
 И в мирном хлеву, где привычка и О!
 Спокойно жевали они овес!
 Старое время ветер унес.
 Вы, новые, остались ослами,
 Но скромности нет уже меж вами.
 Вы жалко виляете хвостом
 И вдруг являете треск и гром.
 А так как вид у вас бестолков,
 Вас почитают за честных ослов;
 Но вы и бесчестны, вы и злы,
 Хоть с виду смиреннейшие ослы.
 Подсыпать вам перцу под хвост, и вмиг
 Вы издаете ослиный крик,
 Готовы разнести на части
 Весь мир, -- и только дерете пасти.
 Порыв, безрассудный со всех сторон!
 Бессильный гнев, который смешон!
 Ваш глупый рев обнаружил вмиг,
 Как много различнейших интриг,
 Тупых и низких дерзостей
 И самых пошлых мерзостей,
 И яда, и желчи, и всякого зла
 Таиться может в шкуре осла".
 
 Рыгнул король, и речь прервал он,
 Но ненадолго, и так продолжал он:
 
 "Ослы высокие! Старцы с сынами!
 Я вижу вас насквозь, я вами
 Взволнован, я злюсь на вас свирепо
 За то, что бесстыдно и нелепо
 О власти моей вы порете дичь.
 С ослиной точки трудно постичь
 Великую львиную идею,
 Политикой движущую моею.
 Смотрите вы! Бросьте эти штуки!
 Растут у меня и дубы и буки,
 Из них мне виселицы построят
 Прекрасные. Пусть не беспокоят
 Мои поступки вас. Не противясь,
 Совет мой слушайте: рты на привязь!
 А все преступники-резонеры --
 Публично их выпорют живодеры;
 Пускай на каторге шерсть почешут.
 А тех, кто о восстании брешут,
 Дробят мостовые для баррикады,--
 Повешу я без всякой пощады.
 Вот это, ослы, я внушить вам желал бы
 Теперь убираться я приказал бы".
 
 Король закончил свое обращенье;
 Ослы пришли в большое движенье;
 Они прокричали: "И-а, и-а!
 Да здравствует наш король! Ура!"
 
 

Число просмотров текста: 716; в день: 0.29

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0