Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Евтушенко (Гангнус) Евгений Александрович
Паруса

 

Памяти К. Чуковского

 
 Вот лежит перед морем девочка.
 Рядом книга. На буквах песок.
 А страничка под пальцем не держится —
 трепыхается, как парусок.
 
 Море сдержанно камни ворочает,
 их до берега не докатив.
 Я надеюсь, что книга хорошая —
 не какой-нибудь там детектив.
 
 Я не вижу той книги названия —
 ее край сердоликом прижат,
 но ведь автор — мой брат по призванию
 и, быть может, умерший мой брат.
 
 И когда умирают писатели —
 не торговцы словами с лотка,—
 как ты чашу утрат ни подсахари,
 эта чаша не станет сладка.
 
 Но испей эту чашу, готовую
 быть решающей чашей весов
 в том сраженье за души, которые,
 может, только и ждут парусов.
 
 Не люблю я красивых надрывностей.
 Причитать возле смерти не след.
 Но из множества несправедливостей
 наибольшая все-таки — смерть.
 
 Я платочка к глазам не прикладываю,
 боль проглатываю свою,
 если снова с повязкой проклятою
 в карауле почетном стою.
 
 С каждой смертью все меньше мы молоды,
 сколько горьких утрат наяву
 канцелярской булавкой приколото
 прямо к коже, а не к рукаву...
 
 Наше дело, как парус, тоненько
 бьется, дышит и дарит свет,
 но ни Яшина, ни Паустовского,
 ни Михал Аркадьича нет.
 
 И — Чуковский... О, лучше бы издали
 поклониться, но рядом я встал.
 О, как вдруг на лице его выступило
 то, что был он немыслимо стар.
 
 Но он юно, изящно и весело
 фехтовал до конца своих дней,
 Айболит нашей русской словесности,
 с бармалействующими в ней.
 
 Было легкое в нем, чуть богемное.
 Но достойнее быть озорным,
 даже легким, но добрым гением,
 чем заносчивым гением злым.
 
 И у гроба Корнея Иваныча
 я увидел — вверху, над толпой
 он с огромного фото невянуще
 улыбался над мертвым собой.
 
 Сдвинув кепочку, как ему хочется,
 улыбался он миру всему,
 и всему благородному обществу,
 и немножко себе самому.
 
 Будет столько меняться и рушиться,
 будут новые голоса,
 но словесность великая русская
 никогда не свернет паруса.
 
 ...Даже смерть от тебя отступается,
 если кто-то из добрых людей
 в добрый путь отплывает под парусом
 хоть какой-то странички твоей...
 
 1969
 

Число просмотров текста: 996; в день: 0.35

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0