Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Евтушенко (Гангнус) Евгений Александрович
Ревю стариков

 В том барселонском знаменитом кабаре
 встал дыбом зал, как будто шерсть на кабане,
 и на эстраде два луча, как два клыка,
 всадил с усмешкой осветитель в старика.
 
 Весь нарумяненный, едва стоит старик,
 и черным коршуном на лысине парик.
 Хрипит он, дедушка, затянутый в корсет:
 «Мы — труппа трупов — начинаем наш концерт!»
 
 А зал хохочет, оценив словесный трюк,
 поскольку очень уж смешное слово — «труп»,
 когда сидишь и пьешь, вполне здоров и жив,
 девчонке руки на колено положив.
 
 Конферансье, по-мефистофельски носат,
 нам представляет человечий зоосад:
 «Объявляю первый номер!
 Тот певец, который помер
 двадцать пять, пожалуй, лет назад...»
 
 И вот выходит хилый дедушка другой,
 убого шаркнув своей немощной ногой
 и челюсть юную неверную моля,
 чтобы не выпала она на ноте «ля».
 
 Старик, фальшивя, тянет старое танго,
 а зал вовсю ему гогочет: «Иго-го!»
 Старик пускает, надрываясь, петуха,
 а зал в ответ ему пускает: «Ха-ха-ха!»
 
 Опять хрипит конферансье, едва живой:
 «Наш танцевальный номер — номер огневой!
 Ножки — персики в сиропе!
 Ножки — лучшие в Европе,
 но, не скрою,— лишь до первой мировой!»
 
 И вот идет со штукатуркой на щеках
 прабабка в сетчатых игривеньких чулках.
 На красных туфлях в лживых блестках мишуры
 я вижу старческие тяжкие бугры.
 
 А зал защелкнулся, как будто бы капкан.
 А зал зашелся от слюны: «Канкан! Канкан!»
 Юнец прыщавый и зеленый, как шпинат,
 ей лихорадочно шипит: «Шпагат! Шпагат!»
 
 Вот в гранд-батман идет со скрежетом нога,
 а зал скабрезным диким стадом: «Га-га-га...»
 Я от стыда не поднимаю головы,
 ну а вокруг меня сплошное: «Гы-гы-гы...»
 
 О, кто ты, зал? Какой такой жестокий зверь?
 Ведь невозможно быть еще подлей и злей.
 Вы, стариков любовью грустной полюбя,
 их пожалейте, словно будущих себя.
 
 Эх вы, орущие соплюшки, сопляки,
 ведь вы — грядущие старушки, старики,
 и вас когда-нибудь грядущий юный гад
 еще заставит делать, милые, шпагат.
 
 А я бреду по Барселоне, как чумной.
 И призрак старости моей идет за мной.
 Мы с ним пока еще идем раздельно, но
 где, на каком углу сольемся мы в одно?
 
 Да, я жалею стариков. Я ретроград.
 Хватаю за руки прохожих у оград:
 «Объявляю новый номер!
 Я поэт, который помер,
 но не помню, сколько лет назад...»
 
 1967, Барселона — Москва
 

Число просмотров текста: 939; в день: 0.33

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0