Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Евтушенко (Гангнус) Евгений Александрович
Фронтовик

 Глядел я с верным другом Васькой,
 укутан в теплый тетин шарф,
 и на фокстроты, и на вальсы,
 глазок в окошке продышав.
 Глядел я жадно из метели,
 из молодого января,
 как девки жаркие летели,
 цветастым полымем горя.
 Открылась дверь с игривой шуткой,
 и в серебрящейся пыльце -
 счастливый смех, и шепот шумный,
 и поцелуи на крыльце.
 Взглянул -
       и вдруг застыло сердце.
 Я разглядел сквозь снежный вихрь:
 стоял кумир мальчишек сельских -
 хрустящий,
       бравый фронтовик.
 Он говорил Седых Дуняше:
 "А ночь-то, Дунечка,-
                  краса!"
 И тихо ей:
       "Какие ваши
 совсем особые глаза..."
 Увидев нас,
        в ладоши хлопнул
 и нашу с Ваською судьбу
 решил:
    "Чего стоите, хлопцы?!
 А ну, давайте к нам в избу!"
 Мы долго с валенок огромных,
 сопя, состукивали снег
 и вот вошли бочком,
                негромко
 в махорку, музыку и свет.
 Ах, брови -
         черные чащобы!..
 В одно сливались гул и чад,
 и голос:
      "Водочки еще бы!.."-
 и туфли-лодочки девчат.
 Аккордеон вовсю работал,
 все поддавал он ветерка,
 а мы смотрели,
           как на бога,
 на нашего фронтовика.
 Мы любовались,- я не скрою,-
 как он в стаканы водку лил,
 как перевязанной рукою
 красиво он не шевелил.
 Но он историями сыпал
 и был уж слишком пьян и лих,
 и слишком звучно,
              слишком сыто
 вещал о подвигах своих.
 И вдруг
    уже к Петровой Глаше
 подсел в углу под образа,
 и ей опять:
         "Какие ваши
 совсем особые глаза..."
 Острил он приторно и вязко.
 Не слушал больше никого.
 Сидели молча я и Васька.
 Нам было стыдно за него.
 Наш взгляд,
      обиженный, колючий,
 его упрямо не забыл,
 что должен быть он лучше,
                      лучше
 за то,
    что он на фронте был.
 Смеясь,
    шли девки с посиделок
 и говорили про свое,
 а на веревках поседелых
 скрипело мерзлое белье.
 
 1955
 

Число просмотров текста: 951; в день: 0.34

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0