Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Классика
Гейне Генрих
Путевые картины. Часть третья. Путешествие от Мюнхена до Генуи

Благородную душу  вы никогда  не принимаете в расчет; и тут

разбивается вся ваша мудрость (открывает ящик письменного

стола, вынимает два пистолета, один из них кладет на стол, другой

заряжает) .

Л. Роберт. Сила обстоятельств.

ГЛАВА I

Я самый вежливый человек  в мире. Я немало  горжусь тем, что никогда не был  груб  на   этом   свете,   где  столько   несносных  шалопаев,  которые подсаживаются  к  вам и повествуют о своих страданиях или  даже  декламируют свои стихи;  с истинно христианским  терпением я  всегда спокойно выслушивал эту жалкую  дрянь,  ни одной  гримасой не обнаруживая, как тоскует моя душа. Подобно кающемуся  брамину, отдающему свое тело в жертву  насекомым, дабы  и эти  создания божьи  могли  насытиться, я часто  по целым дням  имел дело  с последним   отребьем  человеческого  рода  и  спокойно   его  выслушивал,  и внутренние вздохи мои слышал только Он, награждающий добродетель.

Но и житейская  мудрость повелевает  нам  быть  вежливыми и не  молчать угрюмо  или тем более  не  возражать раздраженно, когда какой-нибудь  рыхлый коммерции  советник  или худой  бакалейщик  подсаживается к  нам и  начинает общеевропейский разговор словами: "Сегодня прекрасная погода". Нельзя знать, при каких

162    

обстоятельствах придется нам вновь встретиться с этим филистером, и он, пожалуй, больно  отомстит  за то,  что мы не  ответили  вежливо: "Да, погода очень хорошая". Может даже случиться, любезный  читатель, что ты окажешься в Касселе за табльдотом рядом  с означенным  филистером,  притом по левую  его руку,  — и именно  перед  ним будет стоять  блюдо с жареными карпами,  и он будет весело раздавать  их; и  вот, если у него есть  старинный  зуб  против тебя, он  станет передавать тарелки неизменно направо, по кругу, так  что на твою долю  не останется и  крохотного кусочка от хвоста. Ибо  —  увы! — ты окажешься тринадцатым за столом,  а это всегда опасно, если сидишь налево от раздающего, а тарелки  передаются  вправо. Не получить  же  вовсе  карпов — большое горе, пожалуй,  самое  большое  после потери  национальной  кокарды. Филистер же, причинивший тебе это горе, еще вдобавок и посмеется над тобою и предложит тебе лавровых листьев, оставшихся  в коричневом соусе.  Увы!  — к чему человеку все  лавры, если  нет  при них карпов? А филистер  прищуривает глазки, хихикает и лепечет: "Сегодня прекрасная погода".

Ах,  милый  мой, случиться  может  и  так,  что  ты  будешь  лежать  на каком-нибудь  кладбище  рядом  с  этим  самым филистером,  услышишь  в  день Страшного суда  звуки трубы и скажешь Соседу: "Любезный  друг, будьте добры, подайте  мне  руку,  чтобы  я мог  подняться, я  отлежал  себе  левую  ногу, провалявшись чертовски  долго!" Вот  тут-то ты  и  увидишь вдруг хорошо тебе знакомую  филистерскую  улыбку   и   услышишь  язвительный  голос:  "Сегодня прекрасная погода".

ГЛАВА II

"Сегодня пре-е-е-красная погода".

Если бы  ты,  любезный  читатель, услышал  тот  тон,  ту  неподражаемую басовую фистулу,  которой  произнесены были эти  слова,  и  увидел бы притом говорившего  —  архипрозаическое  лицо  казначея  вдовьей  кассы,  хитрющие глазки, вздернутый  кверху ухарский, вынюхивающий нос,  ты сразу признал бы, что  этот цветок расцвел не на каком-нибудь  обыкновенном песке и  что звуки эти сродни языку Шарлоттенбурга, где говорят по-берлински лучше, чем в самом Берлине.

163    

Я  —  самый вежливый  человек в мире, охотно ем жареных  карпов, верую временами и в воскресение мертвых, и я ответил: "Действительно, погода очень хорошая".

Прицепившись  ко  мне  таким  образом,  сын  Шпрее  стал  наступать еще энергичнее, и я никак не  мог отделаться от его вопросов,  на которые сам же он  и отвечал, а в  особенности  от  параллелей, которые  он  проводил между Берлином и Мюнхеном, этими  новыми  Афинами, которые  он разделывал  в пух и прах.

Я взял, однако, новые Афины  под  свою защиту, имея обыкновение  всегда хвалить то  место, где нахожусь в  данное  время.  Ты  охотно  простишь мне, любезный читатель,  что я проделал это за счет Берлина, если  я, между нами, сознаюсь, что делаю я это большею частью только из политики: я знаю — стоит мне лишь начать хвалить моих берлинцев, как приходит конец моей доброй славе среди них; они  пожимают плечами и шепчутся между собой:  "Совсем  измельчал человек,  даже  нас  хвалит".  Нет  города,  где  бы  меньше  было  местного патриотизма, чем в  Берлине. Тысячи  жалких сочинителей уже воспели Берлин в прозе и стихах, и  ни один петух не прокричал о  том в Берлине,  и ни  одной курицы  не сварили им за это;  и  они,  как прежде, так и поныне, слывут Под Липами  за  жалких поэтов. С  другой  стороны, столь  же  мало обращали  там внимания  на какого-нибудь лжепоэта, когда  он обрушивался на Берлин в своих парабазах. Но  пусть  бы  кто  осмелился написать что-либо оскорбительное по адресу Польквитца, Инсбрука, Шильды, Познани,  Кревинкеля  и  других столиц! Как  заговорил бы там  местный  патриотизм! Причина заключается  в том,  что Берлин вовсе не город, Берлин — лишь место, где собирается множество людей, и среди  них  немало умных, которым все равно,  где они  находятся; они-то и составляют   интеллигенцию  Берлина.  Проезжий   чужестранец  видит   только втиснутые в линию однообразные дома, длинные, широкие  улицы, проложенные по шнурку,  почти  всегда  по  усмотрению отдельного лица  и не дающие никакого представления  об  образе  мыслей  массы. Только счастливец может  разгадать кое-что в области частных убеждений обывателей, созерцая длинные ряды домов, старающихся,  подобно  самим   людям,  держаться  дальше  друг  от  друга  и окаменевших во взаимной неприязни. Лишь однажды, в лунную ночь,

164    

когда я,  в несколько поздний час,  возвращался от Лютера и Вегенера, я заметил, как это черствое состояние перешло в кроткую меланхолию,  как дома, столь враждебно стоявшие друг против друга, теперь, словно добрые христиане, обменивались   умиленными   взглядами,   и,   готовые  упасть,  устремлялись примиренно друг к  другу в объятия, так что  я,  несчастный,  идя посередине улицы, боялся быть раздавленным. Иным эта боязнь покажется смешною, да и сам я  над  собой смеялся, когда на следующее  утро проходил по  тем  же улицам, глядя на  все трезвыми  глазами, а дома прозаически зевали, стоя друг против друга. Действительно, требуется несколько бутылок  поэзии,  чтобы увидеть  в Берлине  что-либо,  кроме неодушевленных  домов да  берлинцев.  Здесь трудно увидеть духов.  В городе так мало  древностей, и он такой  новый,  и все  же новизна эта уже состарилась, поблекла,  отжила. Дело в том,  что возник  он, как отмечено,  не  по желанию массы,  а главным  образом  по  воле отдельных личностей. Великий Фриц, конечно, еще лучший среди  этих немногих; все,  что он  застал,  было лишь прочным фундаментом; только  от него город  воспринял свой особый характер, и если бы по смерти его больше ничего не строилось, то остался бы исторический  памятник  духу  этого  удивительного  прозаического героя, с истинно  немецкой храбростью развившего в себе утонченное безвкусие и цветущую  свободу  мысли,  всю  мелочность и всю деловитость  эпохи. Таким памятником представляется нам, например, Потсдам; по его пустынным улицам мы бродим, как среди посмертных творений философа из Сан-Суси, он принадлежит к его oeuvres  posthumes1;  хотя  Потсдам и оказался  лишь каменною макулатурою,  хотя  в  нем  много  смешного, все  же  мы  смотрим  на него с настоящим интересом и время от времени подавляем  в себе желание посмеяться, как  бы боясь  получить по спине удар камышовой  трости старого  Фрица. Но в Берлине мы этого  никогда  не  боимся; мы  чувствуем, что  старый Фриц и его камышовая трость уже  не имеют здесь  никакой силы;  ведь  иначе  из старых, просвещенных  окон  здорового  Города  Разума  не  высовывалось  бы  столько болезненных обскурантских лиц и среди старых, скептических философских домов не торчало бы

    ________________________________

1 Посмертным произведениям (фр.).

165    

столько глупых суеверных зданий. Я  не хочу быть неправильно понятым  и решительно заявляю, что отнюдь не имею в виду новую Вердерскую церковь, этот готический собор в обновленном стиле,  лишь для  иронии  воздвигнутый  среди современных зданий с целью аллегорического пояснения того, какою пошлостью и нелепостью   было  бы  восстановление  старых,  давно   отживших  учреждений средневековья  среди  новообразований   нашего  времени.  Все  вышесказанное относится  только  к внешнему виду Берлина, и  если  сравнить  с ним  в этом смысле Мюнхен, то с полным правом можно утверждать, что последний составляет полную  противоположность Берлину.  Ведь Мюнхен  —  город, созданный  самим народом,  и  притом целым  рядом  поколений,  дух  которых до  сих  пор  еще отражается  в постройках,  так  что  в  Мюнхене,  как в макбетовской сцене с ведьмами, можно  наблюдать ряд  духов в хронологическом  порядке,  начиная с багрово-красного духа  средневековья, появляющегося в  латах  из  готических дверей  какого-нибудь  храма,  и  кончая  просвещенно-светлым  духом  нашего времени, протягивающим  нам  зеркало, в коем каждый  из  нас с удовольствием узнает себя.  В  такой  последовательности  заключается элемент  примирения; варварство  не  возмущает  нас  более,  безвкусица  не  оскорбляет,  раз они представляются  нам  началом  и  неизбежными  ступенями  в  одном  ряду.  Мы настраиваемся на  серьезный лад, но не сердимся при виде варварского собора, который  все еще  возвышается над городом, напоминая прибор для  стаскивания сапог, и дает в своих стенах приют теням и призракам средневековья. Столь же мало вызывают наше  негодование и даже забавно трогают нас замки позднейшего периода,  похожие  на  косички  к  парикам,  неуклюжее,  в   немецком  духе, подражание противоестественно гладким французским образцам — все эти пышные здания, полные безвкусицы,  с нелепыми завитками снаружи, а внутри еще более изукрашенные  кричаще пестрыми аллегориями, золочеными  арабесками, лепкой и картинами,   на  которых  изображены  почившие  высокие  особы:  кавалеры  с красными,  пьяно-трезвыми  лицами   в   обрамлении   париков,   напоминающих напудренные  львиные  гривы, дамы с тугими прическами,  в стальных корсетах, стягивающих их  сердца,  и  в необъятных  фижмах,  придающих  им еще большую прозаическую полноту. Как сказано, зрелище

166    

это  не раздражает нас, оно обостряет живое чувство современности и  ее светлых сторон, и когда мы смотрим на творения нового времени, возвышающиеся рядом со старыми, то, кажется, с  головы нашей сняли тяжелый  парик и сердце освободилось  от  стальных оков. Я  имею здесь в виду радостно-светлые храмы искусства  и  благородные  дворцы,  в  смелом  изобилии  возникающие из духа великого мастера — Кленце.

ГЛАВА III

Однако называть  весь  этот  город  новыми Афинами, между  нами говоря, немного смешно, и мне стоит большого труда отстаивать его в этом звании. Это я  особенно почувствовал  в беседе с  берлинским филистером, который, хотя и разговаривал со мной уже некоторое время, был все же настолько невежлив, что отрицал в новых Афинах наличие какой бы то ни было аттической соли.

—  Подобные  вещи,—кричал  он громко,—встречаются только  в Берлине! Только там есть и остроумие и ирония. Здесь найдется хорошее белое пиво, но, право, нет иронии.

—  Иронии  у нас  нет, —  воскликнула Наннерль,  стройная  кельнерша, пробегавшая в эту минуту мимо нас.— Но зато все другие сорта пива имеются.

Меня очень огорчило, что Наннерль  сочла  иронию за  особый  сорт пива, быть может,  за лучшее  штеттинское,  и для того, чтобы она в дальнейшем, по крайней  мере, не делала  подобных  промахов,  я  стал поучать  ее следующим образом:  "Прелестная Наннерль, ирония — не пиво, а  изобретение берлинцев, умнейших людей на свете, которые,  рассердившись на то, что родились слишком поздно  и  поэтому  не  смогли  выдумать  порох, постарались  сделать другое открытие, столь же важное, и притом полезное именно  для тех, кто не выдумал пороха. В прежние времена, милое дитя, когда кто-нибудь совершал глупость,— что можно было сделать? Совершившееся не могло стать несовершившимся, и люди говорили:  "Этот  парень болван". Это было  неприятно. В  Берлине, где  люди самые  умные  и  где проделывается больше всего глупостей,  эта неприятность чувствовалась всего острее. Правительство пыталось принять серьезные меры

167    

против этого: лишь самые  крупные  глупости разрешалось печатать, более мелкие допускались только в разговорах, причем такая льгота распространялась лишь на  профессоров и  крупных государственных  чиновников, а люди помельче могли  высказывать свой глупости  лишь тайком; но все эти меры  нисколько не помогли,  подавляемые глупости  с  тем  большей силой выступали  наружу  при исключительных  обстоятельствах;   они   стали   даже   пользоваться  тайным покровительством  сверху,  они  открыто поднимались  снизу  на  поверхность; бедствие приняло немалые размеры, но вот наконец  изобрели средство, которое действует с  обратной  силой  и  благодаря  которому  всякая глупость  может считаться  как  бы  не совершенною  или  может даже превратиться в мудрость. Средство это совершенно простое, и заключается оно в заявлении, что глупость совершена или сказана в ироническом смысле.  Так-то,  милое дитя, все в этом мире   движется  вперед:  глупость   становится  иронией,  неудачная   лесть становится  сатирою, природная грубость  становится искусным пародированием, истинное безумие — юмором, невежество — блестящим остроумием, а ты станешь в конце концов Аспазиею новых Афин".

Я сказал бы еще больше, но  хорошенькая  Наннерль, которую я держал все время  за  кончик передника, с силой вырвалась от меня,  потому что со  всех сторон стали слишком уж бурно требовать: "Пива! Пива!"  А берлинец показался мне воплощенной иронией,  когда  заметил, с  каким  энтузиазмом  принимались высокие  пенящиеся бокалы.  Указывая на  группу любителей пива,  которые  от всего сердца наслаждались хмелевым нектаром и спорили о его достоинствах, он произнес с улыбкой: "И это афиняне?"

Замечания, которые последовали за этими словами, причинили мне изрядное огорчение, так как я питаю немалое пристрастие к нашим новым Афинам; поэтому я постарался  всячески объяснить торопливому  хулителю, что  мы лишь недавно пришли к мысли создать из  себя  новые  Афины, что мы лишь юные начинатели и наши великие умы, да и  вся  наша  образованная публика, еще  не  приучились показываться другим вблизи. "Все это пока  в периоде возникновения, и мы еще не все в сборе. Лишь низшие специальности, — добавил  я, — представлены  у нас: вы, любезный друг, заметили, вероятно, что

168    

у  нас  нет недостатка,  например,  в  совах,  сикофантах и Фринах.  Не хватает  нам  только  высшего  персонала,  и  некоторые  принуждены   играть одновременно  несколько  ролей.  Например, наш поэт,  воспевающий  нежную, в греческом  духе,  любовь к мальчикам, должен был  усвоить и  аристофановскую грубость; но  он все может, он обладает всеми данными для  того, чтобы  быть великим  поэтом, кроме,  пожалуй, фантазии и  остроумия, и будь у него много денег, он был бы богат.  Но недостаток в количестве мы восполняем качеством. У нас  только один великий  скульптор, но зато  это "Лев". У нас только один великий оратор, но я убежден, что и Демосфен не мог бы так греметь по поводу добавочного  акциза на солод  в  Аттике.  Если  мы до сих  пор  не  отравили Сократа, то, право, не из-за недостатка яда. И если  нет у нас  еще демоса в собственном  смысле,  то  есть  целого  сословия  демагогов,  то  мы   можем предоставить к услугам вашим один прекрасный экземпляр этой породы, демагога по  профессии, который один стоит целой кучи  болтунов, горлодеров, трусов и прочего сброда — а вот и он сам!"

Я не могу преодолеть искушение изобразить подробнее фигуру, представшую перед нами.  Я  оставляю открытым вопрос, вправе  ли эта  фигура утверждать, будто  голова  ее  имеет  в  себе что-либо человеческое и  что  поэтому  она юридически вправе  выдавать  себя за человека. Я бы принял эту голову скорее за обезьянью; лишь из вежливости я согласен признать ее человеческою. Голову эту покрывала  суконная  шапка, фасоном схожая со шлемом Мамбрина, а жесткие черные  волосы  спадали  длинными  прядями  на  лоб  с  пробором  спереди  a 1'enfant1. На эту переднюю часть головы, выдававшую себя за лицо, богиня пошлости наложила свою печать, притом с такою силою, что находившийся там  нос  оказался  почти  расплющенным;  опущенные  вниз  глаза,  казалось, напрасно  искали носа и  были  этим крайне опечалены; дурно  пахнущая улыбка играла вокруг рта, который был чрезвычайно обольстителен и благодаря некоему поразительному  сходству   мог  вдохновить  нашего  греческого  лжепоэта  на нежнейшие  газеллы.  Одежда  состояла   из  старонемецкого  кафтана,  правда несколько видоизменен-

    _____________________

1 Как у ребенка (фр.).

169    

ного   сообразно  с   настоятельнейшими  требованиями   новоевропейской цивилизации, но покроем все  еще напоминавшего тот, который был на Арминии в Тевтобургском  лесу  и первобытный  фасон  которого  сохранен  был  каким-то патриотическим союзом  портных с тою  же  таинственною  преемственностью,  с какою  сохранялись  некогда готические формы в архитектуре мистическим цехом каменщиков. Добела вымытая тряпка, являвшая глубоко знаменательный  контраст с  открытой  старонемецкой  шеей,  прикрывала воротник  этого  удивительного сюртука;  из  длинных  рукавов  торчали  длинные  грязные  руки,  между  рук помещалось  скучное  долговязое  тело,  под  которым болтались две  забавные короткие ноги; вся фигура представляла горестно-смешную пародию на  Аполлона Белъведерсжого,

— И это новоафинский демагог?— спросил берлинец, насмешливо улыбаясь. — Господи ты боже, да это мой землях! Я едва верю собственным глазам — да, это тот, который... нет, возможно ли?

— О слепые берлинцы, — сказал  я не  без пыла, — вы отвергаете своих отечественных гениев и  побиваете  камнями  своих  пророков!  А  нам  всякий пригодится!

— Но на что же вам нужна эта несчастная муха?

— Он  на  все  пригоден  там,  где  требуются прыжки,  пролазничество, чувствительность, обжорство, благочестие, много древненемецкого, мало латыни и  полное  незнание греческого. Он  в  самом деле очень хорошо прыгает через палку,  составляет  таблицы  всевозможных  прыжков  и   списки  всевозможных разночтений  старонемецких  стихов.  К   тому   же  он  является  ревнителем патриотизма, не будучи  ни в  малейшей  мере  опасным.  Ибо  известно  очень хорошо, что от старонемецких демагогов, в среде которых он когда-то случайно обретался, он вовремя отстранился, когда дело их стало  несколько опасным  и больше уже не соответствовало христианским наклонностям его мягкого  сердца. Но  с  той  поры как  опасность  прошла,  как  мучеяики пострадали  за  свои убеждения  и  сами  почти  все  отказались  от них, даже  пламеннейшие  наши цирюльники  поснимали  свои  немецкие  сюртуки,  —  с  той поры  и  начался настоящий расцвет нашего осторожного спасителя отечества;  он один  сохранил костюм демагога  и связанные с ним  обороты  речи;  он  все еще  превозносит херуска Арминия и госпожу Тус-

170    

нельду,  как  будто  он — их белокурый внук.  Он все еще  хранит  свою германско-патриотическую  ненависть к романскому вавилонству, к  изобретению мыла, к языческо-греческой грамматике Тирша, к Квинтилию Вару, к перчаткам и ко всем  людям,  обладающим  приличным  носом;  так  и  остался  он  ходячим памятником минувшего  времени  и,  подобно последнему  могикану, пребывает в качестве  единственного представителя целого могучего племени, он, последний демагог. Итак,  вы  видите, что в  новых  Афинах, где  еще  очень  ощущается недостаток  в  демагогах, он может  нам  пригодиться; в его  лице  мы  имеем прекрасного  демагога,  к тому  же столь ручного,  что  он облизывает  любую плевательницу, жрет из рук  орехи,  каштаны,  сыр, сосиски,  вообще все, что дадут; а так  как  он единственный в своем роде, то  у нас есть  еще  особое преимущество:  впоследствии,  когда  он  подохнет, мы набьем его чучело и  в качестве  последнего демагога  сохраним для потомства с кожею  и с волосами. Но, пожалуйста, не говорите об этом профессору Лихтенштейну в Берлине, иначе он затребует его в свой зоологический музей,  что может послужить поводом  к войне  между  Пруссией и Баварией, ибо мы ни в каком случае не  отдадим его. Уже  англичане  нацелились на него и предлагают за  него  две тысячи семьсот семьдесят семь гиней, уже австрийцы  хотели обменять на него жирафа, но наше правительство,  говорят,  заявило,  что мы  ни  за  какую  цену не  продадим последнего  демагога,  он составит  когда-нибудь  гордость  нашего  кабинета естественной истории и украшение нашего города.

Берлинец  слушал, казалось, несколько рассеянно;  более привлекательные предметы обратили  на  себя  его  внимание,  и  он  наконец  остановил  меня следующими словами :

— Покорнейше прошу позволения прервать вас. Скажите, что это за собака там бежит?

— Это другая собака.

— Ах, нет, вы меня не поняли, я говорю  про ту  большую мохнатую белую собаку без хвоста.

— Дорогой мой, это собака нового Алкивиада.

— Но, — заметил берлинец, — скажите мне, где же сам новый Алкивиад?

—  Признаться  откровенно,— отвечал я,— вакансия эта  еще не занята, пока у нас есть только собака.

171

ГЛАВА IV

Место,  где  происходил  этот  разговор, называется "Богенхаузен",  или "Нойбургхаузен", или  вилла Гомпеш, или сад Монжела, или "Малый замок", да и незачем называть его по  имени, когда собираешься съездить туда из  Мюнхена: кучер поймет  вас по характерному подмигиванию человека,  одержимого жаждою, по  особым кивкам головы, говорящим о предвкушаемом блаженстве, и  по другим подобным отличительным гримасам.  Тысяча выражений у араба для его  меча,  у француза для любви,  у англичанина для  виселицы, у немца  для выпивки, а  у нового афинянина даже и  для  места, где он пьет.  Пиво  в  названном  месте действительно   очень   хорошее,   оно  не   лучше   даже   и   в  Пританее, vulgo1  именуемом Боккеллер, оно  великолепно в особенности, если пьешь  его на  ступенчатой террасе, с которой открывается  вид на Тирольские Альпы. Я  часто  сиживал там  прошлой  зимой  и любовался  покрытыми  снегом горами,  которые  блестели  в лучах солнца  и  казались  вылитыми из чистого серебра.

В то время и  в душе моей была зима, мысли и чувства как  будто занесло снегом, сердце увяло  и  очерствело, а к этому  присоединились еще несносная политика, скорбь по  милой умершей  малютке,  старое  раздражение и насморк. Кроме того, я пил много пива, так  как меня уверяли, что  оно очищает кровь. Но самые лучшие сорта аттического пива не шли мне на пользу, ибо  в Англии я привык уже к портеру.

Наступил  наконец  день,  когда  все   совершенно  изменилось.   Солнце выглянуло  на небе и  напоило землю, дряхлое дитя, своим  лучистым  молоком; горы  трепетали  от восторга и в изобилии лили свои снежные слезы; трещали и ломались  ледяные покровы озер, земля раскрыла свои синие глаза, из груди ее пробились ласковые  цветы и звенящие рощи —  зеленые соловьиные дворцы, вся природа улыбалась, и эта улыбка  называлась  весною.  Тут  и во мне началась новая весна; в  сердце зацвели  новые цветы, свободные чувства  пробудились, как  розы, с  ними и тайное томление  — как юная фиалка; среди всего этого, правда, было немало и негодной  крапивы. Надежда  убрала могилы моих желаний свежею зеленью, верну-

    ______________________

1 В просторечии (лат.).

172    

лись и поэтические мелодии, подобно перелетным птицам, прозимовавшим на теплом юге и вновь отыскавшим  свое  покинутое гнездо на севере, и покинутое северное сердце зазвучало  и зацвело опять, как прежде, —  не  знаю только, как  это  произошло. Темнокудрое ли или белокурое солнце  пробудило  в  моем сердце новую весну и поцелуем возвратило к жизни все дремавшие в этом сердце цветы и  улыбкою вновь приманило туда соловьев?  Родственная  ли мне природа нашла  вдруг  отзвук в  моей груди и  радостно отразила в ней весенний  свой блеск? Не знаю, но думаю,  что эти новые чары посетили мое сердце на террасе в "Богенхаузене",  в виду Тирольских Альп. Когда я  сидел там, погруженный в свои  мысли, мне часто казалось,  словно я вижу дивно прекрасный  лик юноши, притаившегося за горами,  и мне  хотелось  иметь крылья,  чтобы  полететь  в страну,  где  он находится,—в  Италию.  Часто чувствовал я также,  как меня обвевает  благоухание лимонов  и апельсинов, несущееся из-за  гор, лаская, и маня, и призывая меня в Италию. Однажды  даже, золотой сумеречной  порой,  я увидел  на вершине одной  из гор совершенно ясно  во весь рост его, молодого бога весны;  цветы  и лавры  венчали  радостное  чело,  и  своими смеющимися глазами и своими  цветущими устами он звал меня: "Я люблю тебя, приди ко мне в- Италию!" ГЛАВА V

Не  удивительно поэтому, что в моем взгляде отражалось томление,  когда я, в отчаянии от бесконечного филистерского разговора, смотрел на прекрасные тирольские горы и глубоко вздыхал.  Но мой берлинский филистер принял и этот взгляд, и эти вздохи за новый повод к разговору и стал  тоже вздыхать:  "Ах, ах, и я хотел  бы быть сейчас в Константинополе. Ах! Увидеть Константинополь было  всегда единственным  желанием  моей жизни, а теперь  русские, наверно, вошли уже.— ах! — в Константинополь! Бывали ль вы в Петербурге?" Я ответил отрицательно и попросил рассказать о нем. Но оказалось, что не сам он, а его зять,  советник  апелляционного суда,  был  там прошлым летом, и это, по его словам, совсем особенный город. "Бывали ль вы в Копенгагене?" После того как я и  на этот вопрос ответил отрицательно и попросил  описать город, он хитро улыб-

173    

нулся, покачал с весьма довольным видом головкой  и стал честью уверять меня, что  я  не могу  составить себе никакого  понятия  о  Копенгагене,  не побывав там. "Этого  в ближайшее время не случится, — возразил я, — я хочу предпринять теперь другое путешествие, которое задумал уже весною: я  еду  в Италию".

Услыхав  эти  слова,  собеседник мой вдруг вскочил со стула,  три  раза повернулся на одной ноге и запел: "Тирили! Тирили! Тирили!"

Это было для меня последним толчком.  Завтра еду — решил я тут  же. Не стану больше медлить,  мне хочется  как можно скорее увидеть страну, которая способна привести даже самого сухого  филистера  в такой экстаз,  что он при одном упоминании о ней поет перепелом. Пока я укладывал дома свой чемодан, в ушах моих непрерывно звучало это  "тирили",  и брат  мой, Максимилиан Гейне, сопровождавший  меня  на другой день до  Тироля, не мог понять, почему я всю дорогу не проронил ни одного разумного слова и непрестанно тириликал.

ГЛАВА VI

Тирили! Тирили!  Я живу! Я  чувствую сладостную  боль бытия, я чувствую все восторги и  муки мира, я стражду ради спасения всего рода человеческого, я искупаю его грехи, но я и вкушаю от них.

И не только  с  людьми, но  и  с растениями я чувствую заодно; тысячами зеленых  языков рассказывают они мне прелестнейшие истории; они знают, что я чужд человеческой  гордости и говорю со скромнейшими полевыми цветами так же охотно, как с высочайшими елями! Ах, я ведь знаю, что бывает с такими елями! Из  глубины  долины вознеслись они  к  самым небесам, поднялись  выше  самых дерзких  утесов. Но сколько  длится это великолепие? Самое большее несколько жалких столетий, а потом они валятся  от старческой дряхлости и  сгнивают на земле.  А  по  ночам появляются  из  расселин  утесов  злобные  совы  и  еще издеваются над  ними:  "Вот вы, могучие ели, хотели  сравняться  с горами  и теперь валяетесь, сломанные, на земле,  а горы все  еще стоят непоколебимо". Орел, сидящий  на своей одинокой любимой  скале,  должен  испытывать чувство сострадания,  слушая эти  насмешки. Он  начинает думать о  своей собственной судьбе.

174    

И он не знает, как низко он будет некогда лежать. Но звезды мерцают так успокоительно, лесные воды шумят так  умиротворяюще, и  его собственная душа так гордо  возносится над всеми малодушными мыслями, что он скоро забывает о них.  А  как только  взойдет солнце, он опять  чувствует себя как  прежде, и взлетает  к этому солнцу, и, достигнув достаточной высоты, поет ему о  своих радостях и муках. Его собратья — животные, в особенности же люди, полагают, что орел не может  петь, но  не знают  того, что  он поет  лишь тогда, когда покидает  их  пределы, и что он,  в гордости своей, хочет, чтобы его слышало одно только солнце. И  он прав:  кому-нибудь  из его пернатых сородичей там, внизу, может взбрести в голову прорецензировать его  пение. Я по опыту знаю, какова  подобная критика:  курица становится на  одну ногу  и кудахчет,  что певец   лишен   чувства;  индюк  клохчет,  что   певцу   недостает  истинной серьезности; голубь воркует о  том, что  он не знает  настоящей  любви; гусь гогочет,  что  у  него  нет  научной  подготовки;  каплун  лопочет,  что  он безнравствен; снегирь  свистит, что он, к сожалению, не религиозен;  воробей чирикает, что он  недостаточно  плодовит; удоды, сороки,  филины  — все это каркает, крякает, кряхтит... Только соловей не  вступает в хор критиков, ему нет дела ни до кого в мире. Пурпурная роза —  о ней только мысли его, о ней его единственная песнь;  полный страсти, порхает он вокруг пурпурной розы и, полный вдохновения, стремится к возлюбленным  шипам ее, и обливается кровью, и поет.

ГЛАВА VII

Есть в немецком отечестве один орел, чья солнечная песнь звучит с такою силою, что ее  слышно и здесь, внизу, и даже  соловьи прислушиваются к  ней, забывая о своей мелодической скорби. Это ты, Карл Иммерман, и о тебе я часто думал в  стране,  которую  ты так прекрасно воспел! Как  мог бы  я, проезжая Тироль, не вспомнить о "Трагедии"?

Правда,  я видел  все в другом  освещении; но все же  я  дивлюсь поэту, который   из   глубины  своего  чувства  воссоздает   с  такой  близостью  к действительности  то,  чего он  никогда  сам  не  видел.  Более  всего  меня позабавило, что "Тирольская трагедия" запрещена в Тироле.

175    

Я вспомнил  слова, которые писал мне друг мой Мозер, сообщая о том, что запрещена вторая часть "Путевых  картин": "Правительству не было  надобности запрещать книгу, ее и так стали бы читать".

В Инсбруке, в гостинице "Золотой орел", где  жил Ан-дреас Гофер и где в каждом углу лепятся его изображения и воспоминания о нем, я спросил хозяина, господина Нидеркирхнера,  не может ли он  рассказать мне подробнее о хозяине трактира "На  песке".  Старик стал изливаться  в красноречии  и поведал мне, хитро подмигивая, что теперь вся эта история напечатана, но на книгу наложен тайный запрет, и, отведя меня в темную каморку, где он хранит свои  реликвии из  времен  тирольской войны,  он  снял грязную синюю обертку  с истрепанной зеленой  книжки,  в которой я,  к изумлению  своему,  признал иммермановскую "Тирольскую  трагедию".  Я сообщил ему, не  без  краски гордости в лице, что человек, написавший книгу, мой друг. Господин Нидеркирхнер пожелал  узнать о нем как можно больше, и я сказал  ему, что это человек заслуженный, крепкого телосложения, весьма честный и весьма искусный по части писания,  так что не много  найдется  ему  равных.  Только  господин  Нидеркирхнер никак  не  мог поверить, что он пруссак,  и воскликнул, соболезнующе улыбаясь: "Ах,  да что вы!"  Никакими словами нельзя было его убедить, что Иммерман не тиролец и не участвовал в тирольской войне. "Откуда мог он иначе все это узнать?"

Удивительны причуды народа! Он требует своей истории в изложении поэта, а не историка. Он требует не точного отчета о голых фактах, а растворения их в той изначальной поэзии, из которой они возникли. Это знают поэты, и не без тайного злорадства они по своему произволу перерабатывают народные предания, едва ли не с тем, чтобы посмеяться над сухой спесью историков и пергаментных государственных архивариусов.  Немало позабавило  меня,  когда в  лавках  на последней ярмарке я увидел историю Велизария в ярко раскрашенных  картинках, притом  не по  Прокопию,  а в  точности  по трагедии Шенка. "Так  искажается история,—воскликнул мой ученый друг, сопровождавший меня, — ведь в ней нет ничего о мести оскорбленной  супруги, о захваченном в  плен сыне, о  любящей дочери и о прочих сердечных  измышлениях нынешнего времени!" Но разве же это недостаток,

176    

в самом деле? И неужели надо тотчас привлекать  поэтов к  суду за такие подлоги? Нет, ибо я отвергаю обвинительный акт. История  не фальсифицируется поэтами. Они  передают смысл ее  совершенно правдиво,  хотя  бы и прибегая к образам  и  событиям, вымышленным ими  самими.  Существуют  народы,  история которых изложена исключительно в поэтической форме,  например  индусы. И тем не  менее  такие поэмы, как "Махабхарата", передают смысл  индийской истории гораздо   правильнее,   чем  все  составители   компендиумов,  со  всеми  их хронологическими  датами. Равным образом я  мог  бы  утверждать, что  романы Вальтера Скотта передают дух английской  истории гораздо вернее, чем  Юм; по крайней  мере, Сарториус  вполне  прав,  когда  он, в  своих  дополнениях  к Шпиттлеру, относит эти романы к числу источников по истории Англии.

С  поэтами  происходит  то  же, что со спящими,  которые  во сне как бы маскируют   внутреннее   чувство,   возникшее   в  их   душе   под  влиянием действительных  внешних  причин,  и  подменяют  в  сновидениях  эти  причины другими, также  внешними, но равносильными в  том смысле,  что  они вызывают точно такое же  чувство. Так и в  иммермановской "Трагедии"  многие  внешние обстоятельства вымышлены в достаточной  степени  произвольно, но сам  герой, являющийся ее эмоциональным центром, создан  грезой поэта  в соответствии  с истиной, и если этот образ, плод мечты, сам представлен мечтателем, то и это не  противоречит действительности. Барон  Гормайр,  компетентнейший судья  в таком  вопросе, недавно, когда я  имел удовольствие с ним  говорить, обратил мое  внимание на это  обстоятельство. Мистический элемент чувства, суеверная религиозность,   эпический   характер   героя   схвачены  Иммерманом  вполне правильно. Он воссоздал совершенно верно образ того верного голубя,  который со сверкающим мечом  в клюве, как  сама воинствующая любовь, носился с такой героической отвагой  над  горами Тироля,  пока пули Мантуи не пронизали  его верное сердце.

Но что более всего  служит к чести поэта, так это  столь  же  правдивое изображение противника, из которого он не сделал некоего яростного Гесслера, чтобы еще более превознести своего Гофера; как этот последний подобен голубю с мечом, так первый — орлу с оливковой ветвью.

177

ГЛАВА VIII

В  гостинице  господина Нидеркирхнера в Инсбруке висят в столовой рядом друг  с  другом  и в  добром  согласии  портреты Андреаса Гофера,  Наполеона Бонапарта и Людвига Баварского.

Сам  город  Инсбрук  имеет вид нежилой  и  слабоумный.  Быть может,  он несколько умнее  и уютнее зимою,  когда высокие горы,  которыми  он окружен, покрыты снегом, когда грохочут лавины и повсюду сверкает и трещит лед.

Вершины этих гор я увидел закутанными в облака, словно в серые тюрбаны. Видна  и  Мартинова  стена,   место  действия  очаровательного  предания  об императоре. Вообще, память о рыцарственном Максе до сих пор не отцвела  и не отзвучала в Тироле.

В придворной  церкви  стоят столь часто  упоминаемые статуи государей и государынь из австрийского дома и их предков,  и среди них имеются и  такие, которые,  конечно, и по  сей  день не поймут, за  что  они удостоились такой чести.  Они стоят во весь свой  могучий  рост,  отлитые  из  чугуна,  вокруг гробницы Максимилиана. Но так как церковь маленькая и своды низкие, кажется, что  находишься  в ярмарочном  балагане  с  черными  восковыми фигурами.  На пьедесталах  большинства  из   них  можно   прочесть  имена  высоких   особ, представленных статуями. Когда я рассматривал их, в церковь вошли англичане: тощий  господин с ошеломленным лицом, с заложенными в  проймы белого  жилета большими  пальцами рук и  с  переплетенным в кожу  "Guide des  voyageurs"1 в зубах;  за  ним  —  долговязая  подруга его  жизни, уже  немолодая,  слегка поблекшая,  но все еще довольно красивая дама; за ними — красная  портерная физиономия, с белыми, как пудра, бакенбардами, напыщенно выступавшая в столь же красном сюртуке,  а его негнущиеся руки нагружены были перчатками миледи, ее альпийскими цветами и мопсом.

Это трио  направилось прямо к алтарю,  где сын Альбиона  стал объяснять своей супруге статуи  по своему "Guide  des  voyageurs",  в котором  со всей точностью говорилось: "Первая статуя — король Хлодвиг Француз-

_______________________

1 "Путеводителем" (фр.).

178    

ский,   вторая  —   король  Артур   Английский,   третья   —  Рудольф Габсбургский" и т. д. Но вследствие  того, что бедный англичанин начал обход с конца, а не с начала, как предполагал "Guide des  voyageurs", то произошла забавнейшая   путаница,  которая   оказывалась   еще   комичнее,  когда   он останавливался  перед  какой-нибудь  женской  статуей,  изображавшей, по его мнению, мужчину,  и  наоборот,  так  что он  не  мог понять,  почему Рудольф Габсбургский представлен в  женском одеянии, а королева Мария  — в железных штанах и с длиннейшей бородой. Я, готовый  всегда  прийти на  помощь  своими познаниями, заметил мимоходом,  что  этого  требовала,  вероятно,  тогдашняя мода, а может быть, таково было особое желание высоких особ — быть отлитыми в таком именно  виде  и ни в каком ином.  Так, и  нынешнему императору может захотеться, чтобы его отлили в фижмах  или даже в пеленках  — кто бы мог на это что-нибудь возразить?

Мопс   критически  залаял,   лакей   вытаращил   глаза,   его  господин высморкался, а миледи произнесла: "A fine exhibition, very fine indeed!"1

ГЛАВА IX

Бриксен — второй большой город в Тироле, куда я завернул. Он находится в  долине,  и  когда  я  подъехал, его  застилали  туман  и  вечерние  тени. Сумеречная  тишина,  меланхолический  перезвон  колоколов,  овцы семенили  к стойлам, люди — к церквам; всюду за сердце хватающий запах безобразных икон и сухого сена

"В  Бриксене иезуиты", — прочел я  незадолго до того  в "Гесперусе". Я озирался  на всех улицах,  ища их, но не увидел никого похожего на  иезуита, разве  одного толстого  мужчину  в треуголке  духовного  образца  и в черном сюртуке  поповского покроя,  старом и  поношенном,  составлявшем разительный контраст с блистательно новыми черными панталонами.

"Он  не может быть иезуитом", — подумал я, так  как всегда представлял себе  иезуитов  худощавыми.  Да  и  существуют  ли еще  иезуиты?  Иногда мне кажется, что су-

____________________________________

1 "Прекрасная, превосходная выставка!" (англ.)

179

ществование иезуитов  —  лишь  химера,  что  только  страх перед  ними создает в нашем воображении эти призраки, а  самая опасность давно миновала, и все усердные  противники иезуитов напоминают мне людей,  которые  все  еще ходят  с раскрытыми дождевыми зонтиками  после того,  как  дождь  давно  уже прошел. Мало того, иногда  мне  кажется, что дьявол,  дворянство  и  иезуиты существуют лишь постольку, поскольку мы верим в них. Относительно дьявола мы можем утверждать  это безусловно,  так  как  до сих  пор его  видели  только верующие. Также и относительно  дворянства мы придем через некоторое время к заключению, что bonne societel перестанет  быть bonne  societe, едва  только добрый буржуа перестанет быть столь добр, чтобы признавать bonne societe. Но иезуиты?  Они, по крайней мере, уже не носят старых панталон. Старые иезуиты лежат  в  могилах  со  своими старыми  панталонами,  вожделениями,  мировыми планами, кознями, тонкостями, оговорками и ядами, и тот, кто на наших глазах крадется  по  земле в блистательных новых панталонах, —  не столько дух их, сколько призрак, глупый, жалкий призрак, изо дня в день свидетельствующий на словах и на деле  о  том, как  мало  он страшен;  право, это  напоминает нам историю  одного призрака, являвшегося  в  Тюрингенском  лесу;  этот  призрак однажды избавил от страха тех, кто испытывал перед ним страх, сняв на виду у всех свой череп с плеч и показав каждому, что он внутри полый и пустой.

Я не могу не упомянуть  здесь, что  нашел случай  подробнее рассмотреть толстого мужчину в блистательных новых панталонах и убедиться,  что он вовсе не иезуит, а самая  обыкновенная божья тварь. А  именно — я  встретил его в столовой своей  гостиницы, где он ужинал в обществе худощавого,  долговязого человека,  именовавшегося превосходительством  и  столь  похожего на старого холостяка  деревенского  дворянина из  шекспировской пьесы,  что,  казалось, природа совершила плагиат. Чтобы чем-то еще приправить свою трапезу, оба они осаждали  служанку  любезностями, которые  явно  были  весьма противны  этой прехорошенькой девушке, и она насильно вырывалась от них, когда один начинал похлопывать ее сзади, а другой пытался даже обнять. При

_________________________

1 Хорошее общество (фр.).

180

этом они отпускали грубейшие сальности, которые, как они знали, девушка вынуждена  была выслушивать: она  оставалась  в комнате, чтобы  прислуживать гостям и чтобы накрыть  стол для меня. Но когда непристойности стали наконец нестерпимыми,  молодая  девушка  вдруг оставила  нас,  бросилась к  двери  и вернулась в  комнату  только через  несколько минут с  маленьким ребенком на руках; она не выпускала его из рук во все  время работы в столовой, хотя это и  очень  затрудняло  ее.  Оба  собутыльника, духовное  лицо и дворянин,  не отваживались уже ни на  одну оскорбительную выходку  против девушки, которая прислуживала  им  теперь без  всякого  недружелюбия,  но с  какою-то  особой серьезностью;  их разговор  принял другой оборот,  оба  пустились  в обычную болтовню о большом заговоре против  трона и алтаря,  пришли к  соглашению  о необходимости  строгих  мер  и  много раз  пожимали  друг другу  руки в знак священного союза.

ГЛАВА X

Для истории Тироля  труды Иосифа  фон Гормайра незаменимы; для новейшей же истории сам  он является  лучшим, иногда  единственным источником. Он для Тироля то же, что Иоганнес фон Мюллер для Швейцарии;  параллель между  этими двумя историками напрашивается  сама  собою.  Они как бы соседи по комнатам; оба с юности своей одинаково воодушевлены родными  Альпами, оба — усердные, пытливые, оба — с историческим складом ума и уклоном чувства;  Иоганнес фон Мюллер настроен более эпически и погружен духом  в историю  минувшего; Иосиф фон   Гормайр  чувствует  более  страстно,  более   увлечен  современностью, бескорыстно рискует жизнью ради того, что ему дорого.

"Война тирольских  крестьян в 1809 году" Бартольди — книга, написанная живо и хорошо, и если и есть в ней недостатки, то они были неизбежны, потому что  автор, как  свойственно  душам  благородным, явно отдавал  предпочтение гонимой партии и потому, что пороховой дыгй еще окутывал события, которые он описывал.

Многие замечательные  происшествия  того времени  вовсе  не  записаны и живут лишь в памяти народа, ко-

181    

торьй теперь неохотно  говорит о  них, так  как  при этом припоминаются многие   несбывшиеся   надежды.  Ведь  бедные   тирольцы  приобрели   теперь разнообразный опыт, и если сейчас спросить их, добились ли они, в награду за свою  верность,  всего  того,  что  им  было обещано  в  тяжелую  пору,  они добродушно пожимают  плечами и  наивно говорят: "Может быть,  все  это  было обещано не совсем всерьез, забот и дум у  императора хватает, и- кое-что ему трудно вспомнить".

Утешьтесь, бедняги! Вы не единственные, кому было кое-что обещано. Ведь часто  же  случается на больших галерах, что  во время  сильной  бури, когда корабль  находится  в опасности,  обращаются  к  помощи черных  невольников, скученных внизу, в темном  трюме. В таких случаях разбивают их железные цепи и обещают свято и непреложно, что им будет дарована свобода, если они своими усилиями  спасут  корабль. Глупые  чернокожие, ликуя, взбираются наверх,  на свет дневной, — ура! —спешат к насосам, качают изо всех сил, помогают, где только можно, лазают, прыгают, рубят мачты, наматывают канаты, короче говоря —  работают  до  тех  пор,  пока  не  минует опасность.  Затем,  само собой разумеется,  их отводят  обратно вниз,  в  трюм, опять приковывают наилучшим образом,  и в темной юдоли своей  они демагогически  вспоминают об обещаниях торговцев душами, которые, избегнув опасности,  заботятся лишь о  том, чтобы наменять побольше новых душ.

О navis, referent in mare te novi

Fluctus? etc.1

Мой старый учитель, объясняя эту оду Горация,  где Римское  государство сравнивается с  кораблем, постоянно сопровождал  свои комментарии различными политическими соображениями, которые  должен был прервать вскоре после того, как произошло сражение под Лейпцигом и весь класс разбежался.

Мой  старый  учитель  знал все заранее. Когда пришло первое известие об этой битве,  он  покачал седой головой. Теперь я понимаю, что  это  значило. Вскоре  были  получены  более  подробные  сообщения,  и тайком  показывались рисунки, где пестро и назидательно изображено

_________________________________________

1 О корабль, унесут в море опять тебя волны? и т. д. (лат.).

182

было,  как  высочайшие полководцы преклоняли колена  на поле сражения и благодарили бога.

"Да, им следовало поблагодарить бога, — говорил мой учитель, улыбаясь, как он обычно  улыбался, комментируя Саллюстия,  —  император Наполеон  так часто колотил их, что в конце концов и они могли от него этому научиться".

Затем появились  союзники и скверные  освободительные стихи,  Арминий и Туснельда,   "Ура",  "Женский   союз",  и  отечественные  желуди,  и  вечное хвастовство лейпцигской битвой, и так без конца.

"С ними происходит, — заметил  мой учитель, — то же, что с фиванцами, когда они  разбили  наконец при Левктрах  непобедимых  спартанцев  и  начали беспрестанно похваляться  своею  победою, так что Антисфен  сказал про  них: "Они поступают как дети, которые  не  могут прийти в себя от радости,  избив своего школьного учителя! Милые дети, было  бы лучше, если бы поколотили нас самих".

Вскоре после того старик  умер. На его могиле растет прусская  трава, и пасутся там благородные кони наших подновленных рыцарей.

ГЛАВА XI

Тирольцы красивы, веселы, честны, храбры и непостижимо ограниченны. Это здоровая человеческая раса,  — должно  быть, потому, что они слишком глупы, чтобы болеть. Я бы назвал их благородной расой, так как они очень разборчивы в пище и чистоплотны в быту; но они  совершенно лишены  чувства собственного достоинства.  Тиролец  отличается  особого  рода  юмористической,  смешливой угодливостью, она носит почти ироническую окраску, но в основе своей глубоко искренна. Тирольские  женщины здороваются  с  тобою  так  предупредительно и приветливо,  мужчины  так крепко  жмут тебе  руку  и жесты  их  полны  такой выразительной  сердечности, что  можно подумать, они смотрят на  тебя как на близкого родственника или,  по крайней  мере, как на равного ; но это далеко не так — они никогда не  упускают из виду, что они  только простые люди, ты же — важный господин, который, конечно, доволен, когда простые лю-

183

    ди  без застенчивости вступают с ним в общение. И в этом они совершенно правильно   руководствуются   природным   инстинктом;   самые    закоренелые аристократы, рады случаю  снизойти,  ибо именно тогда  они и чувствуют,  как высоко стоят. На родине тирольцы проявляют эту  угодливость безвозмездно, на чужбине же они стараются  на ней  что-нибудь заработать.  Они  торгуют своей личностью, своей национальностью.  Эти  пестро одетые  продавцы  одеял,  эти бравые  тирольские  парни,  странствующие  по  свету  в  своих  национальных костюмах, охотно  позволяют  подшутить  над  собой,  но  ты  при этом должен что-нибудь у  них  купить.  Известные  сестры  Райнер, побывавшие в  Англии, понимали это еще лучше; кроме того, у них был еще и хороший советник, хорошо знавший  дух  английской знати. Отсюда и хороший прием  в центре европейской аристократии,  in the west-end of the town1. Когда прошлым летом в блестящих концертных  залах  лондонского  фешенебельного  общества я  увидал,  как  на эстраду входили тирольские  певцы, одетые в родные национальные  костюмы,  и услышал те песни, которые в Тирольских Альпах так наивно  и скромно поются и находят  столь  нежные отзвуки даже в наших северонемецких сердцах, вся душа моя возмутилась;  снисходительные улыбки аристократических губ жалили  меня, как змеи, мне казалось, что целомудрие немецкой речи оскорблено самым грубым образом  и  что  самые  сладостные  таинства  немецкого чувства  подверглись профанации  перед  чуждой  чернью.  Я не мог  вместе с  другими рукоплескать такому  бесстыдному торгу самым сокровенным;  один швейцарец, покинувший зал под  влиянием  такого  же  чувства,  заметил  совершенно  справедливо:  "Мы, швейцарцы,  тоже  отдаем многое за  деньги — наш  лучший сыр и  нашу лучшую кровь,  но  мы  с трудом переносим звук альпийского  рожка на чужбине, а тем менее способны сами трубить в него за деньги".

ГЛАВА XII

Тироль очень красив, но  и самые красивые виды  не могут восхищать  нас при  хмурой  погоде  и таком же  расположении духа. У меня расположение духа всегда сле-

________________________________

1 В западной части города (англ.).

184

дует за погодой,  а так как тогда шел дождь, то  и у меня  на душе было ненастье. Только  по временам я решался высунуть  голову из экипажа и  видел тогда высокие, до небес, горы; они строго  взирали  на меня и кивали  своими исполинскими головами и длинными облачными бородами, желая мне доброго пути. То  тут,  то  там  примечал  я  синевшую  вдали  горку,  которая,  казалось, становилась на цыпочки и с любопытством заглядывала через, плечи других гор, вероятно  стараясь увидеть  меня.  При этом  всюду  громыхали  лесные ручьи, свергаясь, как безумные, с  высоты и стекаясь  внизу,  в долинах,  в  темные водовороты.  Люди  устроились   в   своих  миловидных  чистеньких   домиках, рассеянных по отрогам, на самых крутых склонах, вплоть до верхушек гор, — в миловидных  чистеньких  домиках,   обыкновенно  украшенных   длинной,  вроде балкона,  галереей,  которая,  в свою очередь,  украшена  бельем,  образками святых, цветочными горшками  и девичьими личиками. Домики эти окрашены очень приятно, большей частью в белое и зеленое, будто одеты в народный тирольский костюм —  зеленые помочи поверх белой  рубашки. При взгляде на такой домик, одиноко стоявший под дождем,  сердце мое порывалось выпрыгнуть к этим людям, которые,  конечно,  сидят  там внутри,  совершенно сухие  и довольные.  Там, внутри,  думалось мне, живется,  наверное, хорошо и  уютно, и старая бабушка рассказывает самые таинственные истории. Но экипаж неумолимо катился дальше, и  я часто оглядывался назад  —  посмотреть на голубоватые столбы дыма  над маленькими трубами домов, а дождь лил все сильнее как снаружи,  так и в моей душе, и капли его чуть не выступали у меня на глазах.

Сердце  мое часто  вздымалось  в  груди и,  несмотря на дурную  погоду, взбиралось  наверх, к людям, которые обитают на  самой вершине, которые едва ли хоть  раз  в жизни спускались с гор и мало  знают  о  том, что происходит здесь,  внизу. От этого  они не становятся  ни менее  благочестивы, ни менее счастливы. О  политике они ничего не  знают, кроме того, что император носит белый мундир и красные штаны, — так  рассказывал им старый дядюшка, который сам слышал  это в Инсбруке от черного Зепперля, побывавшего в Вене. Когда же к ним взобрались патриоты и красноречиво стали внушать им, что теперь у  них будет государь в синем мундире и белых

185

штанах, они схватились за ружья, перецеловали жен и детей, спустились с гор и пошли на смерть за белый мундир и любимые старые красные штаны.

В  сущности,  ведь  все  равно, за что  умереть, только  бы умереть  за что-нибудь дорогое, и  такая кончина, исполненная  тепла и веры, лучше,  чем холодная  жизнь без веры. Уже  одни песни о  такой  кончине, звучные рифмы и светлые слова согревают наше сердце, когда его начинают омрачать сырой туман и назойливые заботы.

Много таких песен прозвучало в  моем  сердце, когда я переваливал через тирольские  горы. Приветливые еловые леса оживили своим  шумом в памяти моей много забытых слов любви. Особенно в те минуты, когда большие голубые горные озера с таким непостижимым томлением смотрели мне в глаза, я вспоминал опять о тех  двух  детях,  что  так любили друг  друга и умерли вместе.  Это очень старая история, никто уж  теперь  не верит в нее, да и сам я знаю  о ней  по нескольким стихам:

Я знал двух детей королевских — Печаль их была глубока:

Они полюбили друг друга,

Но их разлучала река1.

Эти слова сами собою зазвучали во мне опять, когда у одного из  голубых озер  я увидал на том  берегу маленького  мальчика, а  на этом —  маленькую девочку, — оба были в причудливых пестрых национальных костюмах, в зеленых, с лентами,  остроконечных  шапочках,  и  раскланивались друг с другом  через озеро.

Печаль их была глубока...

Но их разлучала река.

ГЛАВА XIII

В   южном   Тироле   погода   прояснилась;   почувствовалась   близость итальянского солнца, горы стали  теплее и блестящее, я  увидел виноградники, лепившиеся  по склонам, и  мог все чаще высовываться  из экипажа. Но когда я высовывался, то со  мной  вместе высовывалось сердце, и  с  сердцем  —  вся любовь его, его печаль и его

_____________________

1 Перевод Л. Гинзбурга.

186

глупость.  Часто  случалось, что  бедное сердце накалывалось  на  шипы, заглядываясь на розовые  кусты, цветущие вдоль  дороги, а розы Тироля далеко не безобразны.  Проезжая через Штейнах  и оглядывая  рынок, где у  Иммермана действует хозяин трактира "На песке" Гофер  со  своими товарищами,  я нашел, что  рынок этот чересчур  мал  для скопища повстанцев,  но достаточно велик, чтобы  там влюбиться. Тут  всего два-три белых домика; из  маленького окошка выглядывала  маленькая  хозяйка  "На  песке",  целилась  и  стреляла  своими большими глазами; если бы  экипаж не промчался  мимо и если бы у нее хватило времени зарядить еще раз,  я, наверно, был бы застрелен. Я закричал: "Кучер, пожалуйста, побыстрее, с такой  красоткой Эльзи  шутки плохи, того  и гляди, она  тебе пожар устроит". В качестве обстоятельного путешественника я должен отметить,  что хотя  сама хозяйка в Штерцинге  и оказалась  старою женщиною, зато у нее  две молоденькие дочки, которые своим  видом способны благотворно обогреть  сердце,  если  уж  оно  высунулось.  Но  тебя  я забыть  не  могу, прекраснейшая из всех красавиц — пряха на  итальянской границе! Если бы  ты дала  мне, как Ариадна Тезею, нить от  клубка твоего,  чтобы  провести  меня через лабиринт  этой жизни, то Минотавр был  бы теперь побежден, я  любил бы тебя, и целовал бы, и не покинул бы никогда!

"Хорошая примета,  когда женщины  улыбаются",—  сказал  один китайский писатель; того  же мнения был и один  немецкий  писатель,  когда он проезжал через  южный  Тироль,  там,  где  начинается Италия, мимо горы,  у  подножия которой  на  невысокой  каменной плотине  стоял  один из домиков,  так  мило глядевших на нас  своими приветливыми галереями и наивною росписью. По  одну сторону  его  стояло  большое  деревянное распятие; оно служило  опорой  для молодой виноградной лозы, и  как-то  жутко-весело  было  смотреть, как жизнь цепляется  за смерть,  как сочные зеленые лозы обвивают окровавленное тело и пригвожденные руки и  ноги Спасителя. По  другую сторону  домика  находилась круглая голубятня;  пернатое  население  ее реяло  вокруг,  а один  особенно грациозный белый  голубь  сидел на красной верхушке  крыши, которая, подобно скромному  каменному венцу над нишей,  где таится статуя святой, возвышалась над головой прекрасной пряхи. Она сидела на маленьком

187

балконе и  пряла,  но  не  на  немецкий лад — не  самопрялкой,  а  тем стародавним способом, при котором обвитую льном  прялку держат под мышкой, а спряденная нить спускается на свободно висящем  веретене.  Так пряли царские дочери в Греции, так прядут еще и доныне парки и все  итальянки. Она пряла и улыбалась, голубь  неподвижно сидел  над ее  головой, а над  домом,  позади, вздымались высокие горы; солнце освещало их снежные вершины, и они  казались суровой стражей великанов со сверкающими шлемами на головах.

Она пряла  и улыбалась  и, мне кажется, крепко запряла мое сердце, пока экипаж несколько медленнее катился  мимо,  — ведь по другую  сторону дороги бушевал широким потоком Эйзах. Милые черты не выходили у меня из памяти весь день;   всюду  видел  я  прелестное  лицо,  изваянное,  казалось,  греческим скульптором  из  аромата   белой   розы,   такое  благоуханно-нежное,  такое блаженно-благородное,  какое,  может быть, снилось ему  когда-то в юности, в цветущую  весеннюю  ночь.  Глаза  ее, впрочем, не  могли  бы пригрезиться ни одному греку  и совсем не могли бы быть поняты  им. Но я увидел и понял  их, эти  романтические  звезды, так волшебно освещавшие античную  красоту.  Весь день преследовали меня эти глаза, и в следующую ночь они мне приснились. Она сидела, как тогда, и улыбалась, голуби реяли кругом, как ангелы любви, белый голубь над ее головой таинственно пошевеливал крыльями, за нею все величавей и величавей  поднимались стражи в шлемах, перед нею все яростнее и неистовее катился  поток, виноградные  лозы  обвивали  в судорожном  страхе деревянное распятие, оно болезненно колыхалось, раскрывало  страждущие глаза и истекало кровью, — а она пряла и улыбалась,  и на нитях ее прялки, подобно пляшущему веретену, висело мое собственное сердце.

ГЛАВА XIV

По мере того как солнце все  прекраснее  и величественнее  расцветало в небе, одевая золотыми покровами горы  и замки, на сердце у  меня становилось все  жарче  и  светлее;  снова грудь моя полна была цветами; они пробивались наружу, разрастались высоко над головой,  и сквозь цветы моего  сердца вновь просвечивала небес-

188

ная  улыбка  прекрасной  пряхи.  Погруженный в  .такие  грезы,  сам  — воплощенная греза, я приехал в Италию, и так  как  в  дороге я слегка забыл, куда еду,  то почти испугался, когда на меня взглянули разом все эти большие итальянские  глаза,  когда  пестрая,  суетливая  итальянская жизнь во  плоти устремилась мне навстречу, такая горячая и шумная.

А  произошло  это  в городе Триенте,  куда я прибыл  в  один прекрасный воскресный  день ближе  к вечеру, когда жара спадает,  а  итальянцы встают и прогуливаются  взад и вперед по улицам. Город,  старый и сломленный  годами, расположен  в широком кольце цветущих  зеленых  гор, которые, подобно  вечно юным  богам, взирают сверху на тленные дела людские. Сломленная годами и вся истлевшая, стоит возле  него  высокая крепость, некогда господствовавшая над городом, —  причудливая постройка  причудливой эпохи с  вышками, выступами, зубцами  и  полукруглой  башней,  где  ютятся  только  совы  да  австрийские инвалиды.   Архитектура  самого  города  так   же  причудлива,  и  удивление охватывает при первом  взгляде на эти древние дома с их поблекшими фресками, с   раскрошившимися  статуями   святых,  башенками,   закрытыми   балконами, решетчатыми окошками и выступающими вперед фронтонами, покоящимися на серых, старчески дряблых колоннах, которые  и сами нуждаются в опоре. Зрелище  было бы  слишком  уж грустное,  если бы  природа  не  освежила  новою жизнью  эти отжившие  камни,   если  бы  сладкие  виноградные   лозы   не  обвивали  эти разрушающиеся колонны тесно и нежно, как юность обвивает старость, и если бы еще более  сладостные  девичьи лица не выглядывали  из  сумрачных  сводчатых окон,  посмеиваясь  над приезжим  немцем, который,  как блуждающий  лунатик, пробирается среди цветущих развалин.

Я и в самом деле был как во сне, — как во сне, когда хочется вспомнить что-то, что уже однажды снилось. Я смотрел то на дома, то на людей;  порою я готов был подумать, что видел эти дома когда-то, в  их  лучшие дни; тогда их красивая роспись еще сверкала красками,  золотые  украшения на карнизах окон еще  не  были так  черны, и  мраморная мадонна с младенцем  на  руках еще не успела  расстаться со  своею дивно  красивой головой, которую  так плебейски обломало наше иконоборческое

189

время.  И  лица  старых  женщин  были  так знакомы мне:  казалось,  они вырезаны из тех староитальянских  картин, которые я видел когда-то мальчиком в  Дюссельдорфской  галерее.  Да  и  старики  итальянцы  казались  мне давно забытыми  знакомцами и своими  серьезными глазами смотрели на меня как бы из глубины тысячелетия.  Даже  в  бойких молодых  девушках  было что-то, как бы умершее тысячу лет тому назад и все-таки вновь вернувшееся к цветущей жизни, так что меня почти охватывал страх, сладостный страх, подобный тому, который я  однажды ощутил, когда в полночной тишине прижал свои губы к губам  Марии, дивно  прекрасной  женщины, не имевшей  ни  одного недостатка,  кроме только того, что она  была  мертва. Но  потом я смеялся над собой,  и мне  начинало казаться,  что весь город — не что  иное,  как красивая повесть,  которую я читал когда-то, которую я  сам и сочинил,  а теперь я  каким-то  волшебством втянут  в мир  моей  повести  и пугаюсь образов  собственной фантазии. Может быть, думалось мне, все  это действительно  только сон, и я от всего  сердца заплатил бы талер за одну только оплеуху, чтобы лишь узнать, бодрствую я или сплю.  Малости не хватало,  чтобы даже  и за  более  дешевую  цену  получить желаемое, когда на углу рынка я споткнулся о толстую торговку фруктами. Она, впрочем,  удовлетворилась  тем,  что  бросила  мне  в  лицо несколько  самых настоящих  фиг1, благодаря чему я убедился, что  пребываю в самой  настоящей действительности, посреди рыночной площади  Триента, возле большого фонтана, медные дельфины и тритоны которого извергали  приятно освежающие серебристые струи.  Слева  стоял  старый  дворец;  стены  его  были  расписаны  пестрыми аллегорическими  фигурами, а на его террасе муштровали  для будущих подвигов серых    австрийских    солдат.   Справа    стоял   домик    в   прихотливом готическо-ломбардском вкусе, внутри  его сладкий, порхающе-легкий девический голос разливался  такими  бойкими  и  веселыми  трелями,  что дряхлые  стены дрожали не то от  удовольствия, не то  от  собственной неустойчивости; между тем сверху, из стрельчатого окошка, высовывалась черная с лабиринтообразными завитками комедиантская шевелюра, из-

________________________________________

1  Игра слов:  Ohrfeige — оплеуха, Feigen an die Ohren — букв. фиги в уши (нем.}.

190

под  которой  выступало худощавое, резко очерченное  лицо с одной  лишь нарумяненной  левой  щекой,  отчего  оно  было  похоже на пышку, поджаренную только с  одной  стороны.  Прямо  же передо мной  находился  древний-древний собор, не  большой,  не мрачный, напоминающий веселого старца на склоне лет, приветливого и радушного.

ГЛАВА XV

Раздвинув  зеленый  шелковый  занавес,  прикрывавший вход  в  собор,  и вступив  в  храм, я  почувствовал  телесную  и душевную свежесть от  приятно веявшей внутри  прохлады и от умиротворяюще-магического света, который лился на молящихся из пестро расписанных окон. Тут были по большей части  женщины, стоявшие длинными рядами в коленопреклоненных позах на низеньких молитвенных скамеечках. Они молились, тихо  шевеля  губами,  и непрестанно  обмахивались большими  зелеными   веерами,  так   что   слышен  был  только   непрерывный таинственный шепот, видны были только движущиеся веера и  колышущиеся вуали. Резкий  скрип  моих сапог  прервал  не  одну прекрасную молитву,  и  большие католические глаза посматривали  на меня  полу  любопытно, полублагосклонно, должно быть, советуя мне тоже простереться ниц и предаться душевной сьесте.

Право,  такой собор  с его сумрачным освещением  и веющей  прохладою — приятное пристанище, когда снаружи ослепительно светит  солнце и томит жара. Об этом не  имеют никакого понятия в нашей протестантской Северной Германии, где церкви построены  не так комфортабельно,  а свет  так нагло врывается  в нераскрашенные рационалистические окна и где даже прохладные проповеди плохо спасают от  жары.  Что бы  ни  говорили,  а католицизм — хорошая религия  в летнее время. Хорошо лежать на скамьях такого старого собора;  наслаждаешься прохладой  молитвенного настроения, священной dolce  far niente1, молишься,  грезишь  и мысленно грешишь; мадонны  так  всепрощающе кивают  из своих ниш, они, чувствуя по-женски, прощают даже тогда, когда их собственные прелестные черты вплетаются в наши гре-

____________________________

1 Приятной праздностью (ит.).

191

ховные мысли;  в  довершение  всего,  в каждом  углу  стоит  коричневая исповедальная будочка, где можно освободиться от грехов.

В  одной  из  таких  будочек  сидел  молодой  монах  с  сосредоточенной физиономией,  но  лицо  дамы,  каявшейся  ему в  грехах, было скрыто от меня отчасти  белой вуалью,  отчасти же боковой перегородкой исповедальни. Однако поверх перегородки  видна была  рука,  приковавшая меня  к  себе. Я  не  мог наглядеться на эту руку; голубоватые жилки и благородный блеск белых пальцев были мне так  поразительно  знакомы, и душа моя привела в движение  всю силу своей фантазии, пытаясь воссоздать лицо,  относящееся к  этой руке. То  была прекрасная рука, совсем  не похожая на руки молодых девушек, этих полуягнят, полуроз, у которых растительно-животные ручки чужды  всякой мысли, — нет, в ней было, напротив,  что-то одухотворенное,  что-то исторически обаятельное, как в руках  красивых  людей, очень образованных или много страдавших.  Было также  в  ней что-то трогательно  невинное,  так что,  казалось,  этой  руке незачем каяться, да и не хочется ей слушать, в чем кается ее обладательница, а потому  она  и ждет в стороне, пока та покончит со своими делами.  Но дела затянулись надолго; у дамы, по-видимому, было что рассказать о своих грехах. Я не мог  более ждать;  душа моя запечатлела невидимый прощальный поцелуй на прекрасной руке, которая в тот же миг вздрогнула,  притом так особенно,  как вздрагивала каждый раз рука покойной Марии, когда я ее касался. "Боже мой,— подумал я,—  что  делает в Триенте  умершая Мария?" — и поспешил прочь  из церкви. ГЛАВА XVI

Когда я возвращался рыночной площадью, вышеупомянутая торговка фруктами приветствовала  меня весьма  дружески и фамильярно,  словно мы  были  старые знакомые. "Все равно, — подумал  я,—как бы ни  завязать знакомство, только бы познакомиться  друг с другом". Две-три брошенные  в лицо фиги  не всегда, правда,  оказываются  лучшей  рекомендацией, но  оба  мы,  и  я и  торговка, смотрели  теперь  друг на  друга  так  приветливо,  словно обменялись самыми солидными рекомендательными письмами. Притом женщина эта отнюдь не

192

обладала  дурной внешностью.  Она, правда, была в  том  возрасте, когда время отмечает  отработанные нами годы  роковыми черточками на  лбу, но зато она была  тем  массивнее, возмещая недостаток молодости  прибавкою в весе. К тому  же  лицо ее  все еще хранило  следы  былой  красоты;  на  нем, как  на старинных горшках, было  написано : "Быть любимым и любить — значит счастье заслужить". Но что  придавало ей замечательную прелесть,— так это прическа, завитые локоны, напудренные до  ослепительной  белизны,  обильно  удобренные помадою и идиллически перевитые белыми колокольчиками. Я разглядывал женщину с таким  же  вниманием,  как антикварий  разглядывает  выкопанные  из  земли мраморные  торсы; я  мог бы и  больше  прочесть в  этих  живых  человеческих развалинах,  мог  бы проследить  по  ним стадии  итальянской  цивилизации — этрусскую,  римскую,   готическую,  ломбардскую,  вплоть   до   современной, припудренной; ее цивилизованная внешность, так расходившаяся с ее профессией и  страстным темпераментом,  возбудила  во  мне  большой  интерес. Не  менее заинтересовали меня  и  предметы ее  торговли —  свежий  миндаль, который я никогда еще  не видел в его природной зеленой оболочке, и  ароматные  свежие винные ягоды, разложенные большими грудами, как у нас груши. Большие корзины со свежими лимонами  и  апельсинами  также  привели меня в  восхищение. И — очаровательное  зрелище!  — рядом  в пустой  корзинке  лежал прехорошенький мальчик  с  маленьким  колокольчиком в  руках;  пока  бил  большой  соборный колокол, он, между ударами его,  позванивал  в свой маленький  колокольчик и при этом смотрел в  голубое небо, так блаженно-бездумно улыбаясь, что и мной овладело самое шаловливое детское  настроение, и я, как ребенок, остановился перед  приветливыми  корзинами,  начал  лакомиться  и  вступил  в  беседу  с торговкой.

По   ломаному   итальянскому   говору  она  приняла  меня  сначала   за англичанина, но  я признался  ей, что  я  всего только немец. Она тотчас  же поставила мне ряд вопросов географического, экономического, гортологического и климатического характера насчет Германии и удивилась, когда я признался ей в  том,  что  у нас не  растут лимоны, что мы,  изготовляя  пунш, принуждены сильно выжимать те лимоны, которые в небольшом количестве

193

получаем из Италии, и с отчаяния подливаем  в него  побольше рому. "Ах, милая,—  сказал  я ей,—  у  нас очень  холодно и  сыро,  наше лето  только выкрашенная в зеленый  цвет  зима;  даже  солнце  принуждено  у  нас  носить фланелевую  куртку,  чтобы  не  простудиться;  под  лучами  такого  желтого, фланелевого солнца у  нас не могут  поспевать  фрукты,  на вид они  жалки  и зелены; между нами говоря, единственный зрелый плод у нас — печеные яблоки. Что касается фиг, то мы получаем их, так же как лимоны и апельсины, из чужих стран, и благодаря  долгому пути они становятся плоски  и  мучнисты;  только самый  скверный сорт мы можем получить в свежем виде из первых рук, и притом он столь горек, что  получающий его начинает вдобавок процесс об оскорблении действием. Миндалины у нас бывают  только  припухшие. Короче говоря,  у  нас недостаток во всех благородных плодах — есть у нас только крыжовник, груша, орехи, сливы и прочий сброд".

ГЛАВА XVII

В самом деле, я был рад, что тотчас по приезде в Италию завязал хорошее знакомство,  и если бы  сила чувств  не  влекла  меня к югу, я остался  бы в Триенте подле  доброй  торговки с  ее  вкусными  винными ягодами и миндалем, подле  маленького  звонаря и  —  чтобы  уж  сказать  всю  правду  —  подле прекрасных девушек, толпами пробегавших  мимо. Не знаю, согласятся ли другие путешественники  с  эпитетом  "прекрасные",  но мне  триентинки  понравились особенно. Это  был как  раз  тот  тип, который я люблю: я  люблю эти бледные элегические лица,  на которых  так любовно-страстно  светятся большие черные глаза; люблю  и смуглый  цвет этих гордых шей, которые еще любил и зацеловал до загара сам Феб. Я люблю даже эти чуточку перезрелые затылки с пурпуровыми точками,  точно  их  клевали  жадные  птицы.  Но  больше  всего  я люблю эту гениальную  поступь, эту  немую музыку тела, формы,  сохраняющие в  движении чудеснейший  ритм,  роскошные,  гибкие,  божественно-сладострастные,  то  до смерти ленивые, то  вдруг воздушно-величавые  и  всегда  высокопоэтичные.  Я люблю все это, как люблю самое поэзию; и эти мелодически

194

движущиеся  фигуры, эта чудесная человеческая симфония,  рокотавшая  на моем пути, все это нашло отклики в моем сердце и затронуло в нем родственные струны. - Теперь не стало уже волшебной мощи первого впечатления, сказочного обаяния совершенно чуждого  зрелища; теперь дух  мой спокойно,  как  критик, читающий поэму, уже восхищенно вдумчивым взором созерцал эти женские образы. А подобное  созерцание  открывает столько  печального,  —  и  все богатство прошедшей жизни,  и бедность  в настоящем,  и сохранившуюся гордость. Дочери Триента  и теперь  бы охотно наряжались  так,  как во времена Собора,  когда город  пестрел  бархатом  и  шелками;  но  Собор   свершил  немного,  бархат поистерся,  шелк  посекся, и бедным детям ничего  не осталось, кроме  жалкой мишуры,  которую  они  тщательно  берегут  в  будни  и в которую  наряжаются только— по  воскресеньям. У иных даже  нет и этих остатков былой роскоши, и они должны довольствоваться всевозможными грубыми и дешевыми изделиями нашей эпохи.  Вот почему  и  встречаются  трогательные  контрасты  между  телом  и платьем: тонко  очерченный рот призван, кажется, царственно повелевать, а на него  насмешливо  бросает  сверху  тень  жалкая  кисейная  шляпка с помятыми бумажными  цветами,  гордая грудь  колышется  под  жабо из грубых поддельных фабричных кружев, а остроумнейшие бедра облекает  глупейший ситец. О скорбь! Имя твое  — это ситец, и  притом коричневый в полоску ситец! Ибо — увы! — ничто не  вызывало во  мне более скорбного  состояния,  чем  вид триентинки, формами  и цветом лица подобной  мраморной богине и прикрывающей эти антично благородные формы платьем из коричневого в полоску ситца; казалось, каменная Ниоба вдруг развеселилась,  переоделась  в  наше модное  мещанское платье  и шагает нищенски-гордо и величаво-неуклюже по улицам Триента.

ГЛАВА XVIII

Когда  я  вернулся  в  "Locanda  dell' Grande  Europa"1, где заказал себе  хороший  pranzo2, на душе у  меня было так грустно, что я не мог есть, а этим много сказано.

________________________________

1 Гостиницу "Великая Европа" (ит.).

2 Обед (ит.).

195

Я уселся у двери  соседней  bottega1, освежился щербетом и обратился  к самому себе:

"Капризное  сердце!  Вот  ты  теперь  в  Италии  —  почему  же  ты  не тириликаешь?  Может быть, вместе с  тобою в Италию пробрались и  твои старые немецкие скорби, глубоко затаившиеся в тебе,  и теперь они радуются, и их-то дружное ликование вызывает в груди ту романтическую  боль, что  так  странно колет  внутри,  и дрожит, и шипит?  Да почему  бы и не порадоваться иной раз старинным скорбям?  Ведь здесь, в Италии, так красиво, красивы здесь и самые страдания,  в   этих  разрушенных  мраморных  дворцах  вздохи  звучат  много романтичнее, чем в наших миленьких кирпичных  домиках,  под  этими лавровыми деревьями  плачется гораздо приятнее,  чем  под  нашими  угрюмыми  зубчатыми елями,  и при взгляде на идеальные  очертания облаков в голубом  небе Италии мечтается сладостнее, чем под пепельно-серым, будничным немецким небом,  где даже  тучи корчат  почтенные  мещанские  рожи и  скучно  позевывают  сверху! Оставайтесь же в  груди моей, скорби! Нигде вам не найти лучшего пристанища! Вы мне дороги  и милы, никто  лучше меня не сумеет  холить и  беречь вас, и, признаюсь  вам,  вы  доставляете мне  удовольствие.  И  вообще  — что такое удовольствие?  Удовольствие —  не что иное,  как в высшей  степени приятная скорбь".

Этот монолог мелодраматически  сопровождали  звуки музыки, на которые я сперва, должно быть,  не обратил внимания, хоть они и быстро собрали у входа в кофейню толпу слушателей. То было удивительное трио: двое мужчин и молодая девушка,  игравшая  на арфе.  Один  из  мужчин,  одетый  по-зимнему  в белый байковый сюртук, был коренастый малый, с широким красным разбойничьим лицом; оно пылало в раме черных волос и  черной бороды, подобно угрожающей  комете; между ног его  зажат  был громадный контрабас,  по  которому он  так яростно водил смычком, словно повалил наземь  в Абруццах  бедного  путешественника и торопился смычком  перерезать ему горло; другой  был  длинный  тощий старик, дряхлый скелет которого болтался в  изношенном черном  сюртуке, а  белые как снег волосы представляли очень жалкий контраст с его комическими куплетами

______________

1 Кофейни (ит.).

196

шутовскими  прыжками. Грустно, когда  старый человек, под гнетом нужды, принужден  продавать за  деньги уважение, на  которое  он имеет право в силу своего возраста,  и корчит  из себя фигляра; насколько же грустнее, когда он проделывает это в  присутствии или даже в обществе своего ребенка! А девушка была  дочерью   старого  "буффо"  и  аккомпанировала  на  своей  арфе  самым недостойным выходкам  старика отца,  а иногда  отставляла арфу  в  сторону и начинала петь с  ним  комический  дуэт; он представлял  старого  влюбленного щеголя, она же —  его молодую, бойкую  любовницу. При всем том  девушка  не вышла, казалось,  из детского возраста,  более того  — похоже  было, что из ребенка,  еще не вступившего  в  девическую пору,  сразу сделали  женщину, и женщину  отнюдь   не   добродетельную.  Отсюда  вялая  блеклость   и   дрожь недовольства  на красивом лице, гордые черты  которого  как  будто встречали насмешкой всякий намек на сострадание; отсюда скрытая  печаль в глазах,  так вызывающе  сверкавших  из-под  своих черных  триумфальных  арок; отсюда  тон глубокого страдания, составлявший такой жуткий контраст с улыбкой прекрасных губ, с которых он  слетал; отсюда болезненность этой слишком  нежной фигуры, закутанной  как  можно  плотнее  в  коротенькое  бледно-фиолетовое  шелковое платьице. А на поношенной соломенной шляпе развевались ярко-пестрые атласные ленты, грудь же была весьма символически украшена раскрытым розовым бутоном, который,  казалось, не расцвел  естественным путем,  а скорее  был  насильно расправлен в своей зеленой оболочке. В то же время несчастная девушка — эта весна,  уже   овеянная  пагубным   дыханием   смерти,  —  была   неописуемо привлекательна, грациозна, и это  давало себя знать в каждом  ее  взгляде, в каждом движении, в каждом звуке и сказывалось даже тогда, когда, устремляясь вперед  всем  своим  тельцем,  она  насмешливо-сладострастно  подтанцовывала навстречу  отцу,  который  столь  же  непристойным образом,  выпятив  живот, ковылял к  ней.  Чем  наглее были  ее  движения, тем больше  сострадания она внушала мне; когда же из груди  ее вылетали нежные и чарующие  звуки  песни, как бы  с  мольбой  о прощении,  змееныши в  моей груди начинали ликовать  и кусать  себе хвосты от удовольствия. И роза, казалось мне, смотрела  на меня как бы умоляюще; раз я видел даже, как она задрожала, по-

197

бледнела,  но  в  тот же миг  еще радостнее  зазвенели в высоте девичьи трели,  старик  заблеял еще влюбленнее, а  красная кометообразная рожа стала истязать  свой контрабас с такой яростью,  что тот начал издавать  чудовищно причудливые звуки, и слушатели загоготали еще бешенее.

ГЛАВА XIX

Это была музыкальная пьеса в чисто  итальянском вкусе, из  какой-нибудь оперы-буфф,  того удивительного  жанра,  который  дает  самый полный простор юмору и где этот юмор может проявиться со всей скачущей веселостью, безумною чувствительностью, смеющейся печалью и  смертельной воодушевленностью, жадно влюбленной  в жизнь. Это был тот  подлинный  стиль Россини, который с особой прелестью нашел свое выражение в "Севильском цирюльнике".

Хулители итальянской музыки, отказывающие в признании и этому ее жанру, не  избегнут  когда-нибудь заслуженного возмездия  в  аду  и осуждены, может быть, не слышать целую вечность ничего, кроме  фуг Себастиана Баха. Жаль мне многих моих  коллег,  например  Релльштаба,  которого  также не  минует  это проклятие,  если он  перед  смертью  не обратится к Россини. Россини, divinо maestro1,  солнце  Италии, расточающее  свои  звонкие лучи  всему миру!  Прости  моим  бедным соотечественникам,  поносящим  тебя на  писчей и пропускной  бумаге! Я же восхищаюсь  твоими золотыми тонами,  звездами твоих мелодий,  твоими искрящимися мотыльковыми  грезами,  так любовно  порхающими надо мной и целующими сердце мое устами граций. Divino maestro, прости  моим бедным  соотечественникам, которые не видят твоей  глубины,— ты прикрыл  ее розами и потому  кажешься недостаточно глубокомысленным и основательным, ибо ты порхаешь  так легко, с таким божественным  размахом  крыл!  Правда, чтобы любить нынешнюю итальянскую музыку и  любовно понимать ее, надо иметь  перед глазами самый народ, его небо,  его характер, выражения лиц, его страдания и радости, всю его историю, от Ромула, основавшего священное римское

__________________________

1 Божественный маэстро (ит.).

198

царство,  до позднейшего времени, когда оно  пало  при Ромуле-Августуле II. Бедной порабощенной Италии запрещено говорить, и она может лишь  музыкой поведать  чувства своего  сердца.  Все свое  негодование  против чужеземного владычества*  свое  воодушевление  свободой,  свое  бешенство   от  сознания собственного  бессилия,  свою скорбь  при мысли о прошлом величии и, рядом с этим,  свои слабые надежды, свое ожидание, свою страстную  жажду  помощи, — все это она облекает в мелодии, выражающие все —  от причудливого опьянения жизнью до элегической мягкости, и в  пантомимы, переходящие от льстивых ласк к грозному затаенному бешенству.

Таков  эзотерический   смысл   оперы-буфф.  Экзотерическая   стража,  в присутствии  которой  эта   опера   поется   и  представляется,  отнюдь   не подозревает,  каково  значение   этих  веселых  любовных  историй,  любовных горестей  и  шалостей,  в  которых  итальянец  скрывает   свои  убийственные освободительные замыслы, подобно тому  как  Гармодий  и Аристогитон скрывали свой  кинжал  в  миртовом венке. "Все  это просто  дурачество",  —  говорит экзотерическая стража, и  хорошо,  что она ничего  не замечает.  В противном случае  импресарио вместе  с примадонной и премьером скоро  очутились бы  на подмостках, именуемых  крепостью; была бы учреждена  следственная  комиссия, все  опасные  для  государства трели  и  революционные  колоратуры  были  бы занесены  в  протокол, было бы арестовано множество арлекинов,  замешанных в дальнейших  ответвлениях  преступного заговора,  а  с  ними  вместе  также и Тарталья, Бригелла  и  даже  старый осторожный Панталоне;  бумаги доктора из Болоньи   были  бы  опечатаны,  сам  он  был  бы  оставлен   под  сильнейшим подозрением,  а  у  Коломбины  глаза распухли  бы от слез по  поводу  такого семейного  несчастья. Но я думаю, подобное несчастье не разразится над этими добрыми людьми, так как итальянские демагоги хитрее  бедных немцев, которые, затеяв то же самое, замаскировались черными дураками, надели черные дурацкие колпаки,  но  вид  имели  столь  унылый, столь  обращали на  себя  внимание, становились  в столь грозные  позы и,  совершая свои основательные  дурацкие прыжки, называемые ими гимнастическими упражнениями, корчили столь серьезные физиономии, что правительства наконец заметили их и принуждены были упрятать их в тюрьмы.

199

ГЛАВА XX

Маленькая арфистка уловила, вероятно,  что я, пока она пела  и  играла, часто  посматривал на розу, приколотую  к ее  груди,  и, когда  я  бросил на оловянную тарелку, в которую она собирала свой гонорар, монету не слишком уж мелкую, она  хитро улыбнулась и таинственно спросила, не желаю ли я получить розу.

Но ведь я — самый вежливый человек на свете, и ни за что на свете я не хотел  бы обидеть  розу, будь  то даже  роза,  потерявшая  уже  часть своего аромата. Если даже,  думал я, она уже не так  благоухающе  свежа и не пахнет добродетелью, как роза Сарона, какое мне до  этого дело,  мне, у  которого к тому  же отчаянный насморк! Ведь одни только люди принимают это так близко к сердцу. Мотылек  же  не  спрашивает  у цветка:  целовал  ли тебя  кто-нибудь другой? И цветок не спрашивает: порхал ли ты около другого цветка? К тому же наступила ночь, а ночью, подумал я, все цветы серы, и  самая грешная роза не хуже  самой добродетельной петрушки. Словом, без  долгих колебаний, я сказал маленькой арфистке: "Si, signora"l.

Только не подумай  ничего дурного, любезный читатель. В  то  время  уже стемнело, звезды смотрели мне в сердце так ясно и  благочестиво. В самом  же сердце трепетало  воспоминание  о мертвой Марии. Я  думал  опять о той ночи, когда стоял у постели, где лежало  прекрасное бледное тело с кроткими тихими губами.  Я  думал опять о  том особенном  взгляде, который  бросила  на меня старуха,  сторожившая  у гроба  и  передавшая мне на  несколько  часов  свои обязанности. Я  думал  опять  о ночной  фиалке: она стояла в вазе на столе и благоухала так  странно. И мною  опять овладело странное сомнение: правда ли то был порыв ветра и от  него  погасла  лампа? Правда ли, в комнате  не было никого третьего?

ГЛАВА XXI

Скоро я лег в постель, заснул и утонул в нелепых сновидениях. А именно, я увидел себя  во  сне  как бы  возвратившимся на  несколько  часов назад; я только что приехал в Триент; я поражался так же, как тогда, даже

__________________

1 Да, синьора (ит.).

200

больше прежнего, ибо по улицам вместо людей прогуливались цветы.

.Бродили  пылающие  гвоздики,   сладострастно  обмахивавшиеся  веерами, кокетливые

бальзамины,

гиацинты

с

красивыми

пустыми головками-колокольчиками, а за ними  — толпа  усатых нарциссов и  неуклюжих рыцарских шпор. На углу  ссорились  две маргаритки. Из  окошка старого  дома болезненной внешности  выглядывал левкой, весь в  крапинках, разукрашенный с нелепою пестротою, а позади  него раздавался мило благоухающий голос фиалки. На  балконе большого палаццо на  рыночной площади собралось все  дворянство, вся  знать,  а именно  — те лилии, которые не работают,  не прядут и все же мнят  себя столь же великолепными, как  царь Соломон  во  всей  славе своей. Показалось  мне, что  я увидел там и толстую торговку  фруктами; но когда  я присмотрелся  внимательно, то  она оказалась  зазимовавшим  лютиком, который тотчас же накинулся  на  меня на  берлинском наречии: "Что вам здесь  нужно, незрелый вы  цветок,  кислый  вы  огурец?  Этакий  заурядный  цветок с одной тычинкой! Вот  сейчас я вас полью!" В  страхе  я поспешил в собор  и чуть не наскочил  на  старую   прихрамывающую   мать-и-мачеху,   за   которой  несла молитвенник маргаритка. В соборе  было  опять-таки  очень приятно:  длинными рядами  там  сидели  разноцветные  тюльпаны  и  набожно  клонили  головы.  В исповедальне сидела черная редька, а перед нею стоял на коленях цветок, лица которого  не  было  видно. Но  он благоухал так знакомо  жутко,  что я опять почему-то вспомнил о ночной фиалке,  стоявшей в комнате,  где лежала мертвая Мария.

Когда  я вышел  из  собора,  мне  повстречалась  похоронная  процессия, исключительно из роз в черных вуалях, с белыми платочками, а на катафалке — увы! — лежала преждевременно  распустившаяся роза, которую впервые я увидел на груди  у  маленькой  арфистки.  Теперь  она  была еще привлекательнее, но бледна как  мел, —  белый  труп  розы.  У  маленькой  часовни  гроб  сняли, послышались плач и рыдания; под конец вышел старый полевой мак и стал читать длинную отходную  проповедь, в  которой было много  болтовни о  добродетелях покойной, о земной  юдоли, о лучшем мире, о любви, надежде и вере,  все  это протяжно-певуче, в  нос, — водянистая речь, такая длинная и  скучная, что я от нее проснулся.

201

ГЛАВА XXII

Мой веттурино запряг своих коней раньше, нежели Гелиос, так что к обеду мы достигли  Алы.  Здесь  веттурино задерживаются  обыкновенно  на несколько часов, чтобы переменить экипаж.

Ала  уже  чисто  итальянский городишко. Расположен он  живописно —  на склоне горы;  мимо  с шумом бежит река, веселые зеленые лозы  обвивают тут и там покосившиеся,  натыкающиеся друг на друга,  залатанные нищенские дворцы. На углу  косой  площади,  размером  с птичий двор,  написано величественными громадными буквами: "Piazza  di San Marco"l.  На каменном обломке большого  старо  дворянского герба сидел маленький  мальчик  и  делал нужное дело. Яркое  солнце  освещало его простодушную  спину,  а в  руках он держал бумажку  с  изображением святого,  которую он перед  тем  с  жаром  целовал. Маленькая, прехорошенькая девочка стояла  рядом, погруженная в созерцание, и время от времени дула, аккомпанируя ему, в деревянную детскую трубу.

Гостиница, где я  остановился  и обедал, тоже была в чисто  итальянском вкусе. Наверху,  во втором  этаже,— открытая терраса  с видом на  двор, где валялись разбитые экипажи и томные кучи навоза, разгуливали индюки с дурацки красными зобами  и  спесивые  павлины, а  с полдюжины  оборванных  загорелых мальчишек искали в головах друг у друга по белль-ланкастерской методе. Через террасу с поломанными железными перилами попадаешь в большую гулкую комнату. Здесь мраморный пол, посредине широкая кровать, где блохи празднуют свадьбу; всюду невероятная грязь. Хозяин прыгал около меня,  стараясь предугадать мои желания. Он  был в  ярко-зеленой  домашней  куртке;  лицо, все  в  морщинах, отличалось  подвижностью;  на нем  торчал длинный  горбатый нос  с волосатой красной бородавкой,  сидевшей посредине, точь-в-точь как обезьяна в  красной куртке  на спине верблюда. Хозяин прыгал взад и вперед, и, казалось, красная обезьянка на его носу тоже прыгает вместе с ним. Но прошел целый час, прежде чем  он принес хоть что-нибудь; а когда я выбранился,  он стал уверять меня, что я уже очень хорошо говорю по-итальянски.

________________________

1 Площадь Св. Марка (ит.).

202

Я  принужден был  долгое  время  довольствоваться  приятнейшим  запахом жаркого, доносившимся  из  кухни без дверей. Там сидели  рядом мать  и дочь, пели  и ощипывали  кур. Мать была  отменно толста:  груди  в пышном изобилии высоко вздымались кверху, но все же были невелики в сравнении с колоссальною заднею  частью,  так что первые казались лишь "Институциями", а последняя — их  расширенным  изданием  —  "Пандектами".  Дочь,  не  очень  высокая,  но солидного сложения особа, тоже как будто была склонна к полноте; но цветущий жир ее ни в коем случае не сравним был со старым салом матери. Черты ее лица не отличались  ни приятностью,  ни  привлекательностью  молодости,  но  были вполне  соразмерны,  благородны, античны;  локоны и  глаза  жгуче-черные.  У матери,  наоборот, были  плоские, тупые черты, розовый нос,  голубые—глаза, похожие на  вываренные в  молоке  фиалки,  и напудренные до лилейной белизны волосы.  Время   от   времени   прибегал   вприпрыжку  хозяин,   il   signor padre1, и требовал  что-нибудь из посуды,  спрашивал ту  или иную вещь,  на что ему  спокойно,  речитативом, отвечали,  чтобы он сам  поискал. Тогда  он, щелкнув  языком,  начинал  рыться  в шкафах, пробовал  содержимое кипящих  горшков, обжигался  и убегал  вприпрыжку, а с ним его нос-верблюд и красная  обезьянка.  Им вдогонку  неслись самые веселые  трели,  знак нежной насмешки и семейного подтрунивания.

Но  эти  мирные,  почти  идиллические  занятия прерваны  были  внезапно разразившейся   грозой:  ворвался  дюжий   парень  с  бешеной   разбойничьей физиономией и  прокричал  что-то, чего я не понял. Обе женщины  отрицательно покачали головами; тогда  он  впал в безумную ярость и стал изрыгать огонь и пламя,  точно   маленький  рассердившийся  Везувий.  Хозяйка,   по-видимому, испугалась и пробормотала несколько успокоительных  слов, которые произвели, однако,  совершенно  обратное  действие;  окончательно  взбесившись,  парень схватил железную  лопату, разбил  несколько несчастных  тарелок и  бутылок и поколотил бы,  наверно, бедную женщину,  если бы  дочь  не  схватила длинный кухонный нож и не пригрозила зарезать его, коли он сейчас же не уберется.

Это было прекрасное зрелище: девушка стояла блед-

_______________________

1 Синьор отец (ит.).

203

но-желтая и окаменевшая от гнева, как мраморная статуя; губы также были бледны,  глубокие глаза горели  убийственно, голубая  жила вздулась  поперек лба,  черные  локоны  извивались, как  змеи, в руках  ее  — кровавый нож. Я затрепетал от  восторга,  узрев перед  собой живой  образ Медеи, столь часто грезившийся  мне в  ночи  моей юности,  когда  я засыпал  у  нежного  сердца Мельпомены, сумрачно-прекрасной богини.

Во  время этой  сцены  il signor  padre ни на  секунду  не потерялся; с деловитым  спокойствием   он  собрал  осколки  с  пола,  отложил  в  сторону оставшиеся  в  живых тарелки и  потом принес мне: суп с пармезаном,  жаркое, жесткое  и твердое,  как  немецкая  верность,  раков, красных,  как  любовь, зеленый, как надежда, шпинат с яйцами, а  на десерт тушеный лук, вызвавший у меня слезы умиления. "Все это пустяки, такая уж манера у Пьетро", — заметил он,  когда я с удивлением  указал в сторону  кухни;  и действительно,  когда зачинщик  ссоры  удалился, казалось,  будто ничего и  не  произошло: мать  с дочерью опять сидели так же спокойно, пели и щипали кур.

Счет  убедил меня  в  том,  что signor  padre  тоже  смыслит  кое-что в ощипывании, и когда я, уплатив  по счету, дал ему еще  и на водку, он чихнул от удовольствия так сильно, что  обезьянка  чуть-чуть не свалилась со своего места.  Затем я  дружески кивнул в направлении  кухни, последовал  дружеский ответный кивок, и вскоре я вновь сидел в другом экипаже, быстро катился вниз по  Ломбардской равнине и к вечеру достиг  древнего, всемирно прославленного города Вероны.

ГЛАВА XXIII

Пестрая  сила новых  впечатлений окружала меня в Триенте  обаянием лишь сумеречным и смутным, подобно сказочному трепету;  в  Вероне же она охватила меня словно лихорадочным сном, полным ярких красок,  резко очерченных  форм, призрачных  трубных  звуков  и  отдаленного   гула  оружия.  Тут  попадались обветшалые дворцы, глядевшие на меня так пристально, словно  хотели доверить мне  какую-то  старинную  тайну,  словно  они  робели  днем   перед  напором человеческого потока  и  просили  меня  вернуться к  ним  ночью. И все-таки, несмотря

204

на шум толпы  и  на неистовое солнце, лившее свои красные лучи, не одна старая  потемневшая  башня успела бросить  мне  несколько  многозначительных слов;  кое-где подслушал  я и  шепот  разбитых колонн, а  когда я всходил по невысокой лестнице, ведущей на Piazza de'Signori1, камни поведали мне   ужасную,  кровавую  историю,  и   я  прочитал  на  углу  слова:  Scala Mazzanti2.

Верона,  древний, всемирно прославленный  город, расположенный по обоим берегам Эча, служил всегда как бы первой стоянкой на пути германских кочевых народов, покидавших свои холодные северные леса и  переходивших Альпы, чтобы насладиться золотым  солнечным  сиянием  прелестной  Италии.  Одни  тянулись дальше,   к  югу,   другие  находили  и  это  место  достаточно  приятным  и располагались здесь с уютом,  как на  родине,  облекаясь в шелковые домашние одеяния  и  мирно  проводя  время  среди  цветов  и  кипарисов,  пока  новые пришельцы,  еще не  успевшие снять с  себя стальных одеяний,  не являлись  с севера  и  не  вытесняли их;  эта  история  часто повторялась и  получила  у историков название переселения народов. Теперь, когда бродишь по Вероне и ее окрестностям, всюду находишь причудливые следы той эпохи, так же как и следы более  раннего  и  более позднего времени.  Память о римлянах  воскрешают  в особенности амфитеатр и триумфальные  ворота;  о Теодорихе-Дитрихе Бернском, которого  еще  поют  и славят  в своих легендах немцы, напоминают  сказочные развалины    нескольких   византийских    доготических   зданий;    какие-то фантастически  дикие обломки напоминают  о  короле  Альбоине и его  свирепых лангобардах; овеянные легендами памятники говорят о Карле  Великом, паладины которого  изваяны у дверей  собора  с  той франкской  грубостью,  какая  их, несомненно, отличала  в  жизни,—  и  когда  глядишь  на все  это,  начинает казаться, что весь город — большой постоялый двор народов; и как посетители гостиницы имеют обыкновение писать свои имена на стенах и окнах, так и здесь каждый народ оставил следы своего пребывания,  часто, правда,  в  не слишком удобочитаемой  форме, ибо  многие  немецкие  племена не умели  еще писать  и должны были довольствоваться тем,

_______________________

1 Площадь Господ (ит.).

2 Лестница Убитых (ит.).

205

что  разрушали что-нибудь  на  память  о себе; этого, чем, было  вполне достаточно, так как  развалины  говорят яснее  затейливых письмен.  Варвары, вступившие ныне в старую  гостиницу, не замедлят оставить такие же памятники своего  милого  пребывания, ибо им  недостает  скульпторов  и  поэтов, чтобы удержаться в памяти человечества при помощи более мягких приемов.

Я пробыл в Вероне только  один день, непрестанно  удивляясь никогда  не виданному, вглядываясь то в старинные здания, то в людей, кишевших среди них с таинственной  стремительностью, то, наконец, в  божественно голубое  небо, заключавшее  все это как бы  в драгоценную раму и создававшее из всего целую картину. Странное,  однако,  чувство, когда сам составляешь частицу картины, которую сейчас рассматривал, когда  тебе  время от времени улыбаются на этой картине фигуры,  особенно женские, что  испытал  я с приятностью  на  Piazza delle  Erbe1. Это и  есть  Овощной  рынок,  а на нем —  изобилие причудливейших обликов, женщины  и  девушки,  томные  и  большеглазые, милые приветливые тела,  обольстительно желтые,  наивно грязные,  созданные скорее для ночи,  чем для дня. Белые  или черные покрывала, которые носят на голове горожанки, так хитро  перекинуты были через  грудь, что больше  подчеркивали красоту форм, нежели скрывали их. Служанки  носят  шиньоны, приколотые одною или  несколькими  золотыми  стрелами или  иной  раз  серебряной  булавкой  с наконечником  в форме желудя. На крестьянках по большей части были маленькие тарелкообразные соломенные шляпки с кокетливыми цветами, прикрывавшие голову только  с одного боку. Мужской наряд меньше  отличается от нашего,  и только громадные  черные бакенбарды, пышно распускавшиеся над галстуком,  бросились мне в глаза, и здесь я впервые обратил внимание на эту моду.

Но если пристально вглядишься в этих людей, мужчин и женщин, то в лицах и  во всем существе их  откроешь следы  цивилизации, которая  отличается  от нашей  тем,  что она  ведет  начало  не от  средневекового  варварства, а от римской  эпохи,  причем  она  никогда не  была  вполне  искоренена  и только видоизменялась сообразно с характером разных хозяев страны. Цивилиза-

_________________

1 Площади Трав (ит.).

206

ция этих  людей не  отмечена такой бьющей в  глаза свежестью полировки, как у нас, где дубовые стволы только вчера обтесаны и все пахнет еще  лаком. Кажется, что эта человеческая толпа на Piazza delle Erbe на протяжении веков постепенно меняла только одежду и обороты речи, нравы же и самый дух ее мало изменились. Здания, окружающие эту площадь, по-видимому, не могли так  легко угнаться за временем;  от этого, однако, вид их не менее привлекателен, и он удивительно    трогает   душу.   Здесь   расположены   высокие    дворцы   в венецианско-ломбардском   стиле,   с  бесчисленными  балконами  и   веселыми фресками;  посредине возвышается  единственный памятник — колонна, рядом  с ней фонтан и каменная статуя святой; виднеется затейливо расписанный красной и  белой  краской Подеста,  гордо высящийся за величественными  стрельчатыми воротами   там   замечаешь   опять   старую   четырехугольную  колокольню  с полуразрушенным циферблатом и  часовою стрелкою, так что похоже на то, будто время  само  решило  покончить с собою,  —  над  всею  площадью веет то  же романтическое  очарование,  которое  так радостно сквозит  в  фантастических творениях Людовико Ариосто или Людовико Тика.

Близ площади находится дом,  который  считают дворцом Капулетти, потому что над внутренним двором  его высечена из  камня шляпа.  Теперь это грязный кабак  для извозчиков  и  кучеров,  и в качестве трактирной вывески  над ним висит  красная  жестяная шляпа,  вся  продырявленная.  В  церкви  неподалеку показывают и  часовню, где,  согласно преданию,  помолвлена  была несчастная влюбленная  пара. Поэт любит посещать такие  места, хотя бы он сам и смеялся над легковерием  своего сердца. Я застал  в  этой часовне одинокую  женщину, жалкое, поблекшее существо; после долгих коленопреклонений  и молитв  она со вздохом встала, удивленно посмотрела на меня безмолвным болезненным взглядом и, наконец, вышла, шатаясь, словно у нее были переломаны кости.

Невдалеке от Piazza delle Erbe находятся и гробницы Скалигеров. Они так же поразительно  великолепны, как  и  сам этот гордый  род, и жаль,  что они расположены  в  тесном углу, где  должны как бы жаться друг к  другу,  чтобы занять  как  можно меньшее  пространство,  и где  даже  для  наблюдателя  не остается места, чтобы рассмотреть их как  следует. Похоже на то, будто здесь символи-

207

чески представлена историческая участь этого рода; он занимает столь же малый уголок  в  общеитальянской  истории, но этот уголок  заполнен  блеском подвигов,  величием  чувств и высокомерной пышностью. В своих памятниках они такие же,  как  в  истории, — гордые, железные  рыцари на железных конях, и всех величественнее Кангранде — дядя — и Мастино — племянник. ГЛАВА XXIV

О  веронском  амфитеатре  говорили   многие;  там  довольно  места  для размышлений, и нет таких размышлений, которые не вместились  бы в круг этого знаменитого сооружения. Выстроено оно именно в  том строго деловитом  стиле, красота  которого  определяется  совершенной  прочностью,  и,  подобно  всем общественным римским  зданиям, свидетельствует о духе, являющем не что иное, как   дух   самого   Рима.   А   Рим?   Найдется   ли    человек   настолько невежественно-здоровый, чтобы  сердце  его  не затрепетало  втайне при  этом имени  и  чтобы ум  его  не  испытал  обычного в таком случае  традиционного потрясения? Что касается меня, то, признаюсь, я почувствовал больше тревоги, чем радости, при мысли, что скоро буду бродить по земле древнего Рима. "Ведь древний Рим теперь мертв, — успокаивал  я  мою  трепетную  душу, — и  тебе выпала отрадная участь  обозревать, не подвергаясь опасности, его прекрасные останки". Но вслед за тем опять возникали во мне фальстафовские страхи: что, если он не совсем  еще мертв, а только  притворяется и  восстанет  вновь, — ведь это было бы ужасно!

Когда я посетил амфитеатр, там разыгрывали комедию: посредине арены, на маленькой деревянной эстраде, ставили итальянский фарс, и зрители сидели под открытым небом,  частью  на  низеньких стульях,  частью на высоких  каменных скамьях  старого амфитеатра. Сидел здесь и я и смотрел  на  шуточные схватки Бригеллы  и  Тартальи  на  том  самом месте,  где сидели  когда-то  римляне, созерцая  своих  гладиаторов  и травлю зверей. Небо  надо мною,  эта голубая хрустальная  чаша,  было  то  же,  что  и  над  ними. Понемногу  смеркалось, загорались  звезды, Труффальдино смеялся, Смеральдина  сокрушалась,  наконец явился  Панталоне и  соединил  их руки.  Публика зааплодировала  и в  полном восторге разо-

208

шлась. Вся игра не  стоила ни  одной капли крови. Но это и была  только игра.  А  римские   игры  не   были  играми.   Те  люди   никак   не   могли удовольствоваться одной только видимостью, им для  этого недоставало детской душевной ясности,  а та серьезность,  которая им  была свойственна, в  своем чистейшем и самом кровавом виде проявлялась в их играх. Они не были великими людьми, но  благодаря своему положению были выше  других земных существ, ибо им опорой служил Рим. Стоило им сойти  с семи холмов, и  они  превращались в мелкоту. Отсюда и та мелкость, с которой мы сталкиваемся в их частной жизни. Геркуланум  и  Помпея,  эти  палимпсесты  природы, где теперь  из-под  земли выкапывают  старые каменные тексты,  являют глазам путешественников  частную жизнь  римлян, протекавшую в маленьких  домиках с  крохотными  комнатушками, которые  составляют  такой  резкий контраст с  колоссальными постройками как выражением  общественной  жизни,   с   театрами,  водопроводами,  колодцами, дорогами, мостами, развалины которых  и до сих пор  вызывают изумление. Но в том-то все и дело: подобно тому как греки велики идеей искусства,  евреи  — идеей единого всесвятого  бога, так  римляне велики  идеей их  вечного Рима, велики повсюду, где  они,  воодушевленные  этой идеей, сражались,  писали  и строили.  Чем  более  разрастался  Рим,  тем  более  расширялась  эта  идея, отдельные  единицы  терялись  в  ней, великие  люди,  еще  возвышающиеся над другими, держатся только ею, и ничтожество малых становится благодаря ей еще заметнее.  Потому-то  римляне  были  одновременно  героями  и в то  же время величайшими сатириками,  героями — когда  они действовали, думая о Риме,  и сатириками — когда они думали о Риме,  осуждая  действия соотечественников. Даже и крупнейшая  личность  должна  была казаться  ничтожной, когда  к  ней применялась идея такого необъятного масштаба, как  идея  Рима, и становилась жертвой сатиры. Тацит — самый жестокий  мастер сатиры именно потому, что он глубже других чувствовал величие Рима и ничтожество людей. Он чувствует себя в своей стихии всякий  раз,  когда может сообщить, что передавали на  форуме злые языки  о какой-нибудь  низости императора;  он  злобно счастлив,  когда может  рассказать о скандале с каким-нибудь сенатором, например, о неудачной лести.

209

Я  долго  еще  разгуливал по верхним скамьям  амфитеатра, погруженный в мысли о  прошлом.  Так  как  все  здания  наиболее  ясно при  вечернем свете проявляют  свойства  живущего  в них духа, то и  эти стены рассказали мне на своем отрывочном, лапидарном языке1 о вещах, исполненных глубокой значительности, они поведали мне о муках древнего Рима, и мне казалось,  что я вижу,  как  бродят  эти белые  тени,  внизу  подо  мною, в  темном  цирке. Казалось,  я вижу  Гракхов  и  их  вдохновенные  глаза  мучеников.  "Тиберий Семпроний, — воскликнул я,—я  вместе  с  тобой подам мой голос за аграрный закон!"  Увидел  я  и Цезаря,  он  шел рука  об руку  с  Марком  Брутом. "Вы помирились?" — вскричал  я. "Мы  оба  считали  себя  правыми, —  засмеялся Цезарь, — я не знал, что существует еще один римлянин, и считал себя вправе упрятать Рим в карман, а так как сын мой Марк оказался таким же  римлянином, то  он счел себя вправе убить меня за это". Позади их обоих скользил Тиберий Нерон, с расплывающимися ногами и неопределенным выражением лица. Видел  я и женщин, бродивших  там,  и  среди  них  Агриппину, с этим  прекрасным лицом, властолюбивым и  вызывающим странное сострадание, как лицо древней мраморной статуи,  в чертах которой словно  окаменела  скорбь. "Кого  ищешь  ты,  дочь Германика?" Уже  я  слышал  ее  жалобы  —  но вдруг  раздался  глухой  звон молитвенного колокола и отвратительный барабанный  бой вечерней зори. Гордые духи  Рима  исчезли,  и   я   снова   очутился   в   христианско-австрийской современности.

ГЛАВА XXV

Когда стемнеет, высший свет Вероны прогуливается по площади  Ла-Бра или восседает там на маленьких стульчиках перед кофейнями, наслаждаясь шербетом, вечерней  прохладой  и  музыкой.  Там  хорошо посидеть;  мечтательное сердце убаюкивается  сладостными  звуками и  само  звучит им  в  лад. Порою,  когда загремят  трубы, оно внезапно очнется от  упоительной дремоты и вторит всему оркестру. Солнечная бодрость пронизывает душу,

_________________________________________

1  Игра  слов:  ляпис  — по-латьига  "камень"; лапидарный язык — язык камня.

210

пышным цветом  распускаются  чувства и воспоминания, раскрывая глубокие черные  глаза,  и поверх всего,  точно  облака,  проплывают  мысли,  гордые, медлительные, вечные.

Я бродил далеко  за полночь  по улицам Вероны,  постепенно  пустевшим и удивительно   гулким.  При  свете  полумесяца  обрисовывались  здания  с  их статуями, и  мраморные  лики, бледные  и скорбные,  порой  бросали  на  меня взгляд.  Я торопливо  прошел  мимо гробниц  Скалигеров: мне  показалось, что Кангранде,  со свойственною  ему  по отношению  к  поэтам любезностью, хочет сойти  с коня и сопровождать меня. "Оставайся, сиди,— крикнул  я ему,— мне не нужно тебя, мое сердце — лучший чичероне, и оно повсюду рассказывает мне об  историях, случившихся в домах, рассказывает точно, во всех подробностях, вплоть до имен и годов!"

Когда я подошел к римской Триумфальной арке, оттуда  выскользнул черный монах,  и вдалеке раздалось ворчливое немецкое:  "Кто идет  ?" — "Свои", — пропищал чей-то самодовольный дискант.

Но какой женщине принадлежал  голос, так зловеще и  сладостно проникший мне в душу, когда  я поднимался по Scala  Mazzanti? Словно  песня рвалась из груди  умирающего соловья, полная предсмертной  нежности и как бы  молящая о помощи; каменные дома  своим эхом повторили ее. На  этом месте Антонио делла Скала убил своего брата  Бартоломее, когда тот  шел  к  возлюбленной. Сердце говорило мне,  что она все еще сидит  в своей  комнате, ждет возлюбленного и поет,  лишь  бы  заглушить страшное предчувствие.  Но  вскоре песня и  голос показались  мне такими  знакомыми;  я  уже  и прежде  слышал эти  бархатные, страстные, истекающие кровью звуки; они охватили меня, словно нежные, полные мольбы воспоминания.  "Глупое  сердце, — сказал я сам себе, —  разве ты не знаешь песню  о больном мавританском короле, которую так часто пела покойная Мария? А самый голос — разве ты забыл голос покойной Марии?"

Протяжные звуки  преследовали меня по  всем улицам вплоть до  гостиницы "Due Torre"1, вплоть до моей спальни,  вплоть до сновидений, — и я опять увидел мою

__________________

1 "Две башни" (ит.).

211

бесценную усопшую, увидел ее прекрасной и недвижной;  сторожившая  гроб старуха  опять  удалилась, искоса  бросив  загадочный  взгляд; ночная фиалка благоухала;  я  опять поцеловал  милые уста,  и  дорогая  покойница медленно поднялась, чтобы возвратить мне поцелуй.

ГЛАВА XXVI

Ты знаешь край? Цветут лимоны в нем.

Ты  знаешь эту  песню?  Вся Италия  изображена в ней, но  изображена  в томящих тонах страсти. В "Итальянском путешествии" Гете  воспел ее несколько подробнее, а Гете пишет всегда, имея оригинал  перед глазами, и можно вполне положиться на  верность  контуров и красок.  Потому-то я и  нахожу  уместным сослаться здесь,  раз и навсегда, на "Итальянское  путешествие" Гете —  тем более,  что  до Вероны  он ехал тем же  путем,  через  Тироль.  Я уже прежде говорил об этой книге, еще  не будучи знаком с  ее предметом,  и нахожу, что мои  суждения, основанные на  предчувствии, вполне  подтверждаются. В  книге этой мы повсюду видим реальное понимание вещей  и спокойствие самой природы. Гете держит перед  нею зеркало,  или  — лучше  сказать  — он  сам  зеркало природы. Природа пожелала узнать, как она выглядит, и создала Гете. Он умеет отражать даже мысли  ее, ее намерения, и пылкому гетеанцу нельзя поставить в упрек — особенно в жаркие летние дни  — то обстоятельство, что он, изумясь тождеству  отражений и  оригиналов,  приписывает  зеркалу  творческую  силу, способность  создавать такие же  оригиналы.  Некий господин Эккерман написал как-то  книгу о Гете, где совершенно серьезно уверяет, что,  если бы господь бог при сотворении мира  сказал Гете: "Дорогой Гете, я, слава богу, покончил теперь со всем, кроме птиц и деревьев, и ты сделал бы мне большое одолжение, если  бы согласился создать за меня эту мелочь", — то Гете,  не хуже самого господа  бога,  сотворил  бы  этих  птиц  и  эти  деревья,  в  духе  полного соответствия со всем мирозданием,  а  именно — птиц создал бы пернатыми,  а деревья зелеными.

212

В словах этих есть  правда, и я  даже  держусь того  мнения, что Гете в некоторых случаях лучше бы справился с  делом,  чем сам господь  бог, и что, например,  он более правильно создал бы господина Эккермана — сделал бы его пернатым  и зеленым.  Право, природа  совершила  ошибку, не  украсив  голову господина  Эккермана  зелеными  перьями,   и  Гете  пытался  исправить  этот недостаток, выписав  ему  из Иены докторскую  шляпу, которую собственноручно надел ему на голову.

После  "Итальянского  путешествия"  можно рекомендовать  "Италию"  г-жи Морган и  "Коринну" г-жи Сталь. Недостаток в таланте, который мог бы сделать этих  дам  совсем  незаметными  рядом  с  Гете,  они  возмещают мужественным настроением,  которого  Гете  недостает. Ведь г-жа  Морган  говорила  совсем по-мужски, своими речами она вселяла скорпионов в сердца наглых наемников, и смелы и сладостны  были трели этого порхающего соловья свободы. Точно так же г-жа Сталь — и это известно всякому — была любезной  маркитанткой  в стане либералов  и  смело  обходила ряды  борцов  со  своим  бочонком  энтузиазма, подкрепляя усталых, и сражалась вместе с ними лучше, чем лучшие из них.

Что касается вообще описаний итальянских  путешествий, то В. Мюллер уже довольно давно дал в "Гермесе" их обозрение. Число им — легион. Среди более ранних  немецких писателей  выделяются в этой области по уму  и своеобразию: Мориц,  Архенгольц,  Бартельс,  славный  Зойме, Арндт,  Мейер,  Бенковитц  и Рефуэс.  Новейшие мне менее известны, и  лишь  немногие из них доставили мне удовольствие и  принесли  пользу. В числе  таких  сочинений  я  назову "Рим, римляне  и  римлянки" безвременно  скончавшегося  В.  Мюллера,— ах!  он был немецким поэтом! —затем "Путешествие"  Кефалидеса,  несколько  сухое; далее "Цизальпинские  страницы"   Лесмана,   несколько  водянистые,   и,  наконец, "Путешествие по Италии, начиная  с 1822  года, Фридриха Тирша, Людв.  Шорна, Эдуарда Гергардта и  Лео  фон Кленце". Пока вышла в свет только первая часть этой книги, содержащая  преимущественно  записи моего  благородного дорогого Тирша, гуманный дух которого сквозит в каждой строке.

213

ГЛАВА XXVII

Ты знаешь край? Цветут лимоны в нем

И апельсин в листве горит огнем.

Там с неба веет кроткий ветерок,

Тих скорбный мирт и гордый лавр высок.

Ты знаешь край?

Туда с тобой Хотела б я теперь, любимый мой!

Но не  езди туда в начале  августа, когда днем тебя жарит солнце, ночью поедают блохи.  Также не  советую  тебе, любезный  читатель, отправляться из Вероны в Милан в почтовой карете.

Я ехал в обществе шести бандитов в тяжеловесной "кароцце", которая была так заботливо прикрыта со всех сторон от слишком густой пыли, что я почти не заметил  красот местности.  Только два  раза  по пути  до Брешии  мой  сосед приподнял кожаную  занавеску,  чтобы  сплюнуть.  В первый  раз  я не  увидел ничего, кроме нескольких вспотевших елок, которые, казалось, сильно страдали в своих зеленых зимних  одеяниях от  томящей солнечной жары; в другой раз  я увидел кусочек дивно прозрачного голубого озера, в котором отражались солнце и тощий  гренадер. Этот последний,  австрийский  Нарцисс, с детской радостью дивился тому, как отражение в точности повторяло его движения, когда он брал ружье на караул, на плечо или на прицел.

О  самой  Брешии  я  мало могу  сказать,  так как  воспользовался своим пребыванием  в этом городе  лишь  для хорошего "пранцо".  Нельзя поставить в упрек  бедному путешественнику, что он  стремится утолить  голод  физический раньше духовного. Но все  же  у меня хватило добросовестности —  прежде чем снова сесть в карету,  порасспросить  о  Брешии у "камерьере"1  я узнал, между прочим, что в городе сорок тысяч жителей, одна ратуша, двадцать одна кофейня,  двадцать  католических  церквей, один сумасшедший  дом,  одна синагога, один зверинец, одна тюрьма, одна  больница, один столь же  хороший театр и одна виселица для воров, крадущих на сумму меньше ста тысяч талеров.

Около  полуночи я прибыл в  Милан и остановился  у  господина Рейхмана, немца, устроившего свою гости-

_________________

1 Лакея (ит.).

214    

ницу на чисто  немецкий лад. Это лучшая гостиница в Италии, заявили мне знакомые,  которых  я  там  встретил  и которые весьма  дурно отзывались  об итальянских содержателях гостиниц  и о блохах. Я только и  слышал от них что возмутительные  истории об  итальянских мошенничествах; особенно же расточал проклятия сэр Вильям,  уверяя, что, если Европа  — мозг мира,  то Италия — воровской орган этого мозга. Бедному баронету пришлось заплатить за  скудный завтрак в "Локанда Кроче Бианка" в Падуе не  более  не менее  как двенадцать франков, а в Виченце с него потребовал на водку человек, поднявший перчатку, которую  он обронил,  садясь в карету.  Кузен его  Том  утверждал,  что  все итальянцы мошенники, с  тою лишь разницею, что они не воруют. Если бы он был привлекательнее  на вид,  то мог бы  также  заметить,  что все итальянки  — мошенницы. Третьим  в  этом  союзе  оказался некий мистер Лайвер, которого я покинул в Брайтоне молодым теленком и нашел теперь в Милане сущим boeuf a la mode1.  Он  был  одет  как  истый денди,  и  я  никогда  не видел человека,  который превзошел бы  его  способностью изображать  своею фигурой одни лишь острые углы. Когда он засовывал большие пальцы в проймы жилета, то кисти и  остальные пальцы образовывали углы; даже пасть его разинута была  в виде четырехугольника. К этому надо прибавить угловатую голову, узкую сзади, заостренную  кверху,  с  низким  лбом  и  очень длинным  подбородком.  Среди английских знакомых, которых я опять увидел в  Милане, была и толстая  тетка мистера  Лайвера; подобно  жировой  лавине  спустилась она  с  высот Альп  в обществе двух  белых  как  снег, холодных как  снег снежных  гусенят — мисс Полли и мисс Молли.

Не обвиняй меня в  англомании, любезный читатель, если  я  в этой книге часто говорю об англичанах; они слишком многочисленны сейчас в Италии, чтобы можно  было  не замечать  их; они  целыми полчищами кочуют  по этой  стране, располагаются  во всех гостиницах, бегают повсюду, осматривая  все, и трудно представить себе  в  Италии лимонное дерево  без обнюхивающей его англичанки или же картинную галерею без толпы англичан,

____________________________

1 Мясное блюдо — рагу из говядины со шпиком и морковью; буквально: бык по моде (фр.).

215    

которые с путеводителями в  руках носятся поверяя,  все ли  указанные в книге достопримечательности  налицо. Когда видишь, как этот  светловолосый и краснощекий  народ, расфранченный и преисполненный любопытства, перебирается через  Альпы  и  тянется  по всей  Италии  в  блестящих каретах,  с пестрыми лакеями, ржущими  скаковыми  лошадьми, камеристками,  закутанными в  зеленые вуали, и прочими дорогими принадлежностями, кажется, будто присутствуешь при некоем элегантном переселении народов. Да и в самом деле, сын Альбиона, хоть он  и носит  чистое белье и платит  за  все наличными, все же представляется цивилизованным варваром  в  сравнении с  итальянцем, который  являет  скорее переходящую  в  варварство  цивилизацию.  Первый  обнаруживает  в  характере сдержанность  грубости,  второй  —  распущенную  утонченность.  А   бледные итальянские лица, с этими страдальческими белками глаз, с болезненно нежными губами  —  как  они  глубоко  аристократичны  по  сравнению  с  деревянными британскими физиономиями и  их плебейски румяным здоровьем! Ведь итальянский народ  внутренне  болен, а больные,  право, аристократичнее  здоровых;  ведь только  больной  человек  становится  человеком,  у  его тела  есть  история страданий,  оно  одухотворено.  Мне  думается  даже,  что путем страдания  и животные  могли бы  стать  людьми;  я  видел однажды умирающую собаку: она в своих предсмертных муках смотрела на меня почти как человек.

Выражение страдания заметнее  всего на лицах итальянцев, когда говоришь с  ними о  несчастии  их  родины, а к  этому  в  Милане представляется много поводов.  В  груди  итальянцев  —  это  самая   болезненная  рана,   и  они вздрагивают,  если даже осторожно прикоснуться к  ней. В  таких случаях  они как-то по  особенному  поводят плечом —  движение, наполняющее нас чувством необычайного  сострадания.   Один  из  моих   англичан   считал   итальянцев равнодушными к политике на  том основании,  что  они, казалось,  безразлично слушали, как мы, иностранцы, толкуем о католической эмансипации и о турецкой войне;  он  был  настолько  несправедлив,  что  насмешливо  высказал  это  в разговоре  с  одним  бледным  итальянцем, у которого была черная  как  смоль борода.  Накануне  вечером мы присутствовали на  представлении новой оперы в "La Scala" и наблюдали картину неистовства,

216

обычную  в  этих  случаях. "Вы,  итальянцы,  —  обратился  британец  к бледному человеку, — умерли, кажется, для всего, кроме музыки, и только она еще может воодушевлять вас".—"Вы несправедливы, — ответил  бледный человек и  повел плечом.  —  Ах! — прибавил он со вздохом,  —  Италия  элегически грезит среди своих развалин; если время  от  времени она  вдруг пробуждается при звуках какой-нибудь песни и бурно  срывается  с места, то  воодушевление это  вызвано  не   самою  песней,  а  скорее   воспоминаниями  и  чувствами, разбуженными песней.  Италия всегда  хранит их в сердце,  а тут они с  силою вырываются наружу, — и в  этом-то смысл  дикого шума, который  вы слышали в "La Scala".

Быть  может,  признание  это  дает  некоторый  ключ  к  разгадке   того энтузиазма,  который вызывают по ту  сторону Альп оперы Россини и Мейербера. Если мне  когда-либо приходилось созерцать неистовство человеческое, так это на  представлении  "Crociato in Egitto"1, где  музыка  переходила внезапно от  мягких тонов грусти  к скорбному  ликованию.  Такое неистовство именуется в Италии furore.

ГЛАВА XXVIII

Хотя мне и представляется теперь  случай, любезный читатель,  коснуться Бреры и Амброзианы и преподнести тебе мои суждения об искусстве, я,  однако, пронесу мимо тебя чашу сию и удовольствуюсь замечанием, что тот самый  узкий подбородок, который придает  оттенок  сентиментальности картинам ломбардской школы, я наблюдал у многих ломбардских красавиц на улицах Милана. Мне всегда в  высшей  степени   поучительной   казалась  возможность   сопоставлять   с произведениями какой-нибудь школы те  оригиналы,  которые  служили  для  нее моделями;  характер школы выяснялся  при  этом нагляднее.  Так, на ярмарке в Роттердаме мне стал понятен Ян Стен в божественной своей веселости;  позднее таким же  путем  постиг  я  на Лунгарно  правдивость  форм  и  энергию  духа флорентийцев,  а на  площади Св. Марка — чуткость  к краскам и мечтательную поверхностность венецианцев.

_________________________

1 "Распятого в Египте" (ит.).

217

Устремись  же  к Риму,  душа  моя,  может  быть  там ты возвысишься  до созерцания идеального и до постижения Рафаэля!

Все же я не могу оставить  без  упоминания  величайшую  во всех смыслах достопримечательность Милана — его собор.

Издали кажется, что  он  вырезан из белой  почтовой бумаги,  а вблизи с испугом замечаешь, что эта резьба создана из самого неопровержимого мрамора. Бесчисленные статуи святых, покрывающие все здание, выглядывают всюду из-под готических  кровелек и усеивают все шпили;  все это  каменное  сборище может повергнуть вас  в полное  смятение. Если рассматривать  здание  в  его целом несколько  дольше,  то  находишь  его  все  же  очень  красивым,  исполински прелестным, вроде игрушки для детей великанов. В полунощном сиянии месяца он представляет зрелище еще более красивое; все эти бесчисленные белые каменные люди  сходят со своей высоты, где  им так тесно, провожают  вас по площади и нашептывают  на ухо старые истории, забавные и святые таинственные истории о Галеаццо  Висконти, начавшем  постройку  собора,  и  о  Наполеоне Бонапарте, продолжившем ее.

"Видишь  ли, — сказал мне один  странный святой, изваянный  в новейшее время из новейшего мрамора, —  видишь  ли,  мои старшие  товарищи не  могут понять, почему император Наполеон взялся так усердно за достройку собора. Но я-то хорошо  понимаю:  он  сообразил,  что это большое каменное  здание,  во всяком  случае, окажется полезным  сооружением  и  пригодится даже  и тогда, когда христианства больше не будет".

Когда христианства больше не  будет... Я прямо  испугался, когда узнал, что в Италии  есть святые, говорящие таким языком, да притом на площади, где разгуливают  взад  и вперед  австрийские  часовые  в  медвежьих  шапках  и с навьюченными  на спину  ранцами. Как бы то  ни  было, этот каменный чудак до некоторой степени  прав: внутри  собора летом веет  приятной прохладой,  там весело и мило, и своей ценности он не утратил бы и при ином назначении.

Достроить  собор — было одним из любимых замыслов Наполеона, и он  был близок  к цели, когда его могущество оказалось  сломленным. Теперь австрийцы завер-

218

шают   это   сооружение.   Продолжается   также  постройка   знаменитой Триумфальной арки, которая должна была замыкать Симплонскую  дорогу. Правда, статуя  Наполеона не  будет  увенчивать  арку,  как  это предполагалось.  Но все-таки великий император  оставил по  себе памятник много  лучше и прочнее мраморного,  и  ни один австриец  не скроет его  от нашего  взора. Когда мы, прочие,  давно  уже  будем  срезаны косою времени  и  развеяны  ветром,  как какие-нибудь  былинки, памятник этот все еще  будет стоять невредимо;  новые поколения возникнут из земли, будут с головокружением взирать снизу вверх на этот  памятник  и  снова  лягут  в  землю;  и время,  не  имея сил разрушить памятник, попытается закутать его  в  легендарные туманы, и его  исполинская история станет, наконец, мифом.

Быть может, через  тысячи лет какой-нибудь хитроумный учитель юношества в своей преученой диссертации неопровержимо докажет,  что Наполеон Бонапарте совершенно  тождественен  с  другим  титаном,  похитившим  огонь  у   богов, прикованным  за  это  преступление к одинокой скале среди моря и  отданным в добычу коршуну, который ежедневно клевал его сердце.

ГЛАВА XXIX

Прошу   тебя,   любезный  читатель,  не  прими  меня   за  безусловного бонапартиста; я поклоняюсь не делам, а гению этого человека. Я,  безусловно, люблю  его только до восемнадцатого брюмера — в тот день он предал свободу. И сделал он это не по необходимости, а из тайного влечения к аристократизму. Наполеон  Бонапарте  был  аристократ,  аристократический  враг  гражданского равенства,  и  страшным   недоразумением   оказалась  война,  в  смертельной ненависти  навязанная ему европейской аристократией во главе с Англией; дело в том, что  если  он и намеревался  произвести некоторые перемены  в  личном составе  этой аристократии, он сохранил  бы  все  же большую  ее часть и  ее основные принципы; он возродил бы эту аристократию, которая теперь повержена в  прах, чему виною ее  собственная  дряхлость, потеря крови и усталость  от последней, несомненно, самой последней ее победы.

219

Любезный читатель! Условимся  здесь раз навсегда. Я прославляю не дела, а только  дух человеческий; дела — только одежды  его,  и вся история — не что  иное, как старый гардероб человеческого духа. Но любви дороги иногда  и старые одежды, и я именно так люблю плащ Маренго.

"Мы на поле битвы при Маренго". Как возликовало мое сердце, когда кучер произнес эти  слова! Из Милана  я выехал вечером в обществе весьма  учтивого лифляндца, изображавшего из себя русского, и на следующее утро увидел восход солнца над знаменитым полем битвы.

Здесь  генерал Бонапарте  глотнул так сильно  из  кубка  славы,  что  в опьянении  сделался  консулом,  императором  и  завоевателем  мира,  пока не протрезвился, наконец, на острове Св. Елены. Немного лучше пришлось и нам: и мы опьянели вместе  с ним, нам  привиделись те же сны, мы так же,  как и он, пробудились и с  похмелья  пускаемся во всякие дельные размышления. Иной раз нам  кажется  даже,  что военная слава — устаревшее развлечение, что  война должна  приобрести  более благородный  смысл  и что  Наполеон,  может  быть, последний завоеватель.

Действительно, похоже на  то, что  теперь борьба идет не столько  из-за материальных, сколько из-за духовных интересов, что всемирная история должна стать уже не историей разбойников,  а историей умов. Главный  рычаг, который так  успешно приводили в  движение  честолюбивые и  корыстные  государи ради собственных своих интересов, а именно  — национальность с  ее тщеславием  и ненавистью, — обветшал и  пришел  в  негодность,  с каждым  днем все  более исчезают  глупые национальные предрассудки,  резкие различия сглаживаются во всеобщности европейской цивилизации. В Европе нет больше наций, есть  только партии, и удивительно, как они, при наличии самых разнообразных окрасок, так хорошо узнают друг друга  и при  огромном различии в языках так  хорошо друг друга  понимают. Подобно тому как есть материальная политика государств, так есть  и духовная политика  партий,  и подобно  тому как политика  государств способна  создать  из  самой  ничтожной  войны,  возгоревшейся  между  двумя незначительнейшими державами,  общую европейскую войну, в  которую с большим или меньшим жаром и, во всяком случае, с интересом

220

вмешиваются  все государства,  так теперь в мире не  может возникнуть и самое ничтожное столкновение, при котором, в силу указанной политики партий, не были бы поняты общие духовные интересы, и самые далекие, чуждые по складу партии не оказались бы вынужденными  выступить pro или contra1. В результате  этой  политики партий,  которую  я называю  политикой  духовной, потому что  ее интересы  одухотвореннее,  а  ее ultimae rationes2 подкрепляются не металлом, — так же как и в результате политики государств, создаются  два больших i лагеря, враждебных друг  другу и ведущих борьбу  — борьбу  слов  и взглядов.  Лозунги и представители этих  двух огромных масс, принадлежащих   к  разным   партиям,  меняются  ежедневно,   путаницы  здесь достаточно, часто  происходят величайшие недоразумения, и  число  их  скорее увеличивается, чем уменьшается, благодаря дипломатам  этой духовной политики — писателям,  но  если умы  и заблуждаются,  то сердца чувствуют,  чего они хотят, и время движется, требуя решения своей великой ' задачи.

В чем же заключается великая задача нашего времени?

Это   —  эмансипация.   Не  только  эмансипация   ирландцев,   греков, франкфуртских евреев, вест-индских чернокожих и каких-либо других угнетенных народов, но эмансипация всего  мира,  в особенности Европы, которая достигла совершеннолетия  и  рвется  из  железных  помочей,  на  которых   ее  держат привилегированные сословия,  аристократия.  Пусть некоторые  философствующие ренегаты свободы продолжают ковать тончайшие цепи доводов, пытаясь доказать, что миллионы людей  созданы в качестве вьючных животных для нескольких тысяч привилегированных  рыцарей;  они  не  смогут  убедить нас в  этом,  пока  не докажут, выражаясь  словами Вольтера, что  первые родились на свет с седлами на спинах, а последние — со шпорами на ногах.

Всякое  время имеет свои задачи, и, разрешая  их, человечество движется вперед. Прежнее  неравенство, установленное в  Европе  феодальной  системой, являлось, может быть, необходимым или служило необходимым

_____________________

1 За или против (лат.).

2 Последние доводы (лат.}.

221

условием для успехов цивилизации; теперь же оно задерживает ее развитие и возмущает  цивилизованные  сердца.  Французы,  народ  общественный,  были, естественно,  крайне   раздражены   этим  неравенством,  которое  нестерпимо противоречило принципам  общественности, они попытались  добиться равенства, принявшись рубить головы тем, кто хотел во что бы то ни  стало подняться над общим  уровнем, и революция явилась сигналом для освободительной войны всего человечества.

Восславим французов! Они позаботились об удовлетворении двух величайших потребностей  человеческого  общества —  о  хорошей  пище  и о  гражданском равенстве:  в поварском искусстве и в деле  свободы они достигли  величайших успехов,  и  когда все мы, как равноправные гости, соберемся на великом пиру примирения,  в  хорошем  расположении  духа,  —  ибо  что может быть  лучше общества равных за богато убранным столом? — то первый тост мы провозгласим за  французов. Правда, пройдет  еще некоторое время, прежде чем  можно будет устроить этот праздник и прежде  чем осуществится  эмансипация; но  оно, это время, наступит наконец, и мы, примиренные и равные, усядемся за одним и тем же  столом;  мы объединимся тогда  и в полном единении будем бороться против всяческих других мировых зол, быть может в конце концов и против смерти, чья строгая система  равенства нас,  по  крайней  мере, не  оскорбляет  так, как самодовольное учение аристократов о неравенстве.

Не улыбайся,  поздний  читатель! Каждая эпоха верит в то, что ее борьба —  самая  важная  из всех; в  этом, собственно, и заключается  вера  каждой эпохи, с этой  верой она живет и умирает; будем же и  мы жить этой  религией свободы и умрем с нею; быть может,  она  более заслуживает названия религии, чем пустой отживший призрак, который мы по привычке называем этим именем, — наша  священная  борьба  представляется  нам  самой  важной  борьбой,  какая когда-либо велась  на земле, хотя  историческое предчувствие и  подсказывает нам,  что когда-нибудь наши внуки будут смотреть  на  эту  борьбу с  тем же, может  быть, равнодушием,  с  каким  мы  смотрим  на  борьбу  первых  людей, воевавших    с   такими    же   жадными    чудовищами    —    драконами   и хищниками-великанами.

222

ГЛАВА XXX

На поле битвы  при Маренго  мысли налетают на человека  такой несметной толпой, что можно подумать — это те самые мысли, которые  здесь  оборвались внезапно у многих и которые блуждают теперь, как собаки, потерявшие  хозяев. Я  люблю поля сражений; ведь как  ни ужасна война,  все же  она обнаруживает величие  человека, дерзающего противиться своему злейшему исконному врагу — смерти.  В особенности  же  поражает  именно  это  поле  сражения,  усеянное кровавыми  розами,  где миру был явлен танец  свободы,  великолепный брачный танец! Народ Франции  был в  то время женихом, он созвал  весь мир к себе на свадьбу и, как поется в песне:

Эх! справили мы сговор, Мы били не горшки — Дворянские башки.

Но — увы!  — каждая пядь, на которую продвигается человечество, стоит потоков крови. Не слишком  ли это дорого? Разве жизнь отдельного человека не столь же ценна, как и  жизнь целого поколения? Ведь каждый отдельный человек — целый мир, рождающийся и умирающий вместе  с  ним, под  каждым надгробным камнем — история целого мира. Помолчим об  этом,—могли бы сказать мертвые, павшие здесь, но мы-то  живы и будем сражаться и впредь в священной войне за освобождение человечества.

"Кто  теперь  думает  о Маренго!  — сказал  мой  спутник,  русский  из Лифляндии, когда мы проезжали по этому полю,—Теперь все взоры устремлены на Балканы, где мой земляк Дибич оправляет чалмы на  турецких головах, и мы еще в этом году займем Константинополь. Вы за русских?"

Это был вопрос, на который я охотно ответил бы всюду, только не на поле битвы при Маренго. Я  увидел в утреннем тумане человека в треугольной шляпе, в сером походном плаще; он мчался вперед со скоростью мысли, вдалеке звучало жутко-сладостное  "Allons, enfants de la  patrie!"1 И все-таки  я ответил: "Да, я за русских".

__________________________

1 "Вперед, дети родины!" (начальные слова "Марсельезы") — (фр.).

223    

И в самом деле, в  удивительной смене лозунгов и вождей, в этой великой борьбе обстоятельства сложились  так, что самый  пылкий друг революции видит спасение  мира только в  победе  России и даже смотрит на императора Николая как на  гонфалоньера  свободы.  Странная перемена! Еще два года назад мы эту роль  приписывали  одному  английскому  министру;  вопли  глубоко  торийской ненависти  по адресу  Джорджа  Каннинга  решили  в  то  время наш  выбор;  в аристократически подлых оскорблениях, нанесенных ему, мы видели гарантию его верности,  и  когда он  умер смертью мученика, мы надели  траур,  и  восьмое августа  стало  священным днем  в  календаре  свободы. Но самое знамя  мы  с Даунинг-стрит перенесли в Петербург,  избрав знаменосцем императора Николая, рыцаря Европы, защитившего  греческих вдов  и сирот от азиатских варваров  и заслужившего  в  этой  доблестной  борьбе  свои  шпоры. Опять враги  свободы слишком явно выдали себя,  и той проницательностью, которую  они проявляют в своей  ненависти,  мы вновь воспользовались для того,  чтобы  познать, в чем наше собственное благо. Повторилось обычное явление: ведь наши представители определяются не  столько  нашим собственным выбором, сколько  голосами наших врагов,  и, наблюдая удивительно подобравшийся  приход,  воссылавший  к небу благочестивые   мольбы  о  спасении  Турции  и  погибели  России,  мы  скоро обнаружили,  кто нам друг  или,  вернее, кто внушает страх нашим  врагам.  И смеялся  же,  должно  быть,  господь  бог на небе, слушая,  как  Веллингтон, великий  муфтий,  папа, Ротшильд  I,  Меттерних и  целая свора  дворянчиков, биржевиков,  попов  и  турок  молятся одновременно об  одном —  о  спасении полумесяца!

Все, что алармисты сочиняли до сих пор об опасности, которой подвергает нас чрезмерная мощь России,— сплошная глупость. Мы, немцы, по крайней мере, ничем не рискуем: немного меньше или немного больше рабства — это не  имеет значения, когда дело идет о завоевании самого высокого — об освобождении от остатков  феодализма  и  клерикализма. Нам грозят  владычеством  кнута, но я охотно  вытерплю и порцию кнута, если буду знать наверно, что и нашим врагам достанется  то  же. Бьюсь, однако, об заклад,  что они будут,  как  и прежде всегда делали, вилять хвостом перед новой властью, бу-

224

дут  грациозно  улыбаться и  предложат  самые  постыдные  .услуги, а  в награду за  это, раз уж  надо подвергаться порке, выхлопочут себе привилегию почетного кнута, подобно сиамским вельможам, которых, когда они присуждены к наказанию, суют в  шелковые мешки  и бьют надушенными  палками,  меж тем как провинившимся  простым обывателям  полагается  всего  лишь холщовый мешок  и палки отнюдь не столь ароматные. Что же, предоставим им эту  привилегию, раз она единственная,  только бы  их  выпороли,  в  особенности —  английскую ; знать. Пусть нас усердно уверяют, что это та самая знать, которая вынудила у деспотизма Великую  Хартию, что Англия, при устойчивости в ней  гражданского сословного  неравенства, все-таки  гарантирует  личную  свободу, что  Англия являлась  убежищем  для  всех свободных умов,  когда деспотизм  угнетал весь континент — все это tempi  passati1. Пусть провалится Англия  со своими аристократами! Для свободных умов  существует  теперь лучшее убежище! Если  бы и вся Европа превратилась в сплошную тюрьму, то осталась бы лазейка для бегства: это — Америка, и, слава богу, лазейка больше, .чем вся тюрьма.

Но все  это смешные опасения.  Если  сравнить в смысле свободы Англию и Россию, то и самый мрачно на—строенный человек не усомнится, к какой партии примкнуть. Свобода возникла в Англии на почве исторических обстоятельств,  в России  же  —  на  основе  принципов. .Как  самые  обстоятельства, так и их духовные последствия в Англии носят печать средневековья; вся Англия застыла в своих, не поддающихся омоложению, средневековых  учреждениях,  за которыми аристократия окопалась и ждет смертного боя. Между тем принципы,  из которых возникла русская свобода  или, вернее,  на основе которых  она с каждым днем все больше и больше развивается, это — либеральные идеи новейшего  времени; русское правительство проникнуто этими идеями, его неограниченный абсолютизм является  скорее  диктатурой,  направленной  к  тому,  чтобы  внедрить  идеи непосредственно в жизнь; это правительство не уходит корнями .в  феодализм и клерикализм, оно прямо  враждебно силам дворянства  и церкви; уже  Екатерина ограничила церковь,

_________________________

1 Времена прошедшие (лат ).

225

а право на дворянство  дается в России государственной службой;  Россия —  демократическое  государство,  я   бы  назвал   ее   даже   христианским государством,  если употреблять это  столь часто  извращаемое понятие  в его лучшем космополитическом значении: ведь русские уже благодаря размерам своей страны  свободны от  узкосердечия  языческого  национализма, они космополиты или, по крайней мере, на одну шестую  космополиты, поскольку Россия занимает почти шестую часть всего населенного мира.

И, право, когда  какой-нибудь русский  немец,  вроде моего лифляндского спутника,  патриотически хвастается и распространяется о "нашей России" и  о "нашем Дибиче", мне кажется, будто я  слушаю селедку, выдающую океан за свою родину, а кита — за соотечественника.

ГЛАВА XXXI

"Я за  русских",—  сказал я на  поле битвы  при  Маренго  и  вышел  на несколько  минут  из   кареты,   чтобы   предаться   утреннему  молитвенному созерцанию.

Словно из-под  триумфальной  арки,  образованной  исполинскими  грядами облаков,  всходило  солнце   —  победоносно,  радостно,  уверенно,   обещая прекрасный  день. Но я чувствовал  себя как бедный  месяц,  еще бледневший в небе. Он совершил  свой одинокий путь в  глухой ночи, когда  счастье спало и бодрствовали только призраки, совы  и  грешники; а  теперь, когда  народился юный день, в ликующих лучах, в трепещущем  блеске утренней  зари, теперь  он должен уйти —  еще  один скорбный взгляд в  сторону великого светила,  и он исчез, как благовонный туман.

"Будет прекрасный день!" — крикнул  мой спутник  из кареты. Да,  будет прекрасный  день, тихо  повторило  мое благоговейное сердце и  задрожало  от тоски  и  радости.  Да, будет  прекрасный день, солнце свободы согреет землю лучше, чем  вся аристократия звезд;  расцветет  новое поколение,  зачатое  в свободном  любовном  объятии, не  на ложе принуждения и  не  под  присмотром духовных мытарей; свободно рожденные люди принесут с собою свободные мысли и чувства, о которых мы, прирож-

226

денные  рабы,  не имеем и понятия —  о, те  люди совершенно так же  не будут понимать, как ужасна  была ночь,  во мраке которой  нам пришлось жить, как  страшна была наша  борьба с безобразными призраками,  мрачными совами и ханжествующими грешниками!  О, мы, бедные  бойцы, всю  нашу  жизнь провели в борьбе, и усталые и бледные встретим мы зарю победного дня! Пламя солнечного восхода не вызовет  румянца на наших  щеках  и  не  согреет наших сердец, мы умираем, как заходящий месяц, — слишком  скупо отмерены человеку  пути  его странствий, и в конце их — неумолимая могила.

Право,  не  знаю,  заслуживаю  ли  я  того,  чтобы  гроб  мой  украсили когда-нибудь лавровым венком. Поэзия, при всей моей любви к ней, всегда была для меня только  священной игрушкой или же освященным средством для небесных целей. Я  никогда  не придавал  большого  значения славе поэта, и меня  мало беспокоит,  хвалят  ли  мои песни или  порицают.  Но на гроб  мой вы  должны возложить  меч,  ибо  я  был  храбрым  солдатом  в  войне   за  освобождение человечества!

ГЛАВА XXXII

В  полуденный зной  мы укрылись во  францисканском  монастыре,  который расположен  был довольно высоко в  горах и,  словно  какой-нибудь  охотничий замок  веры, со своими мрачными кипарисами и белыми  монахами смотрел сверху вниз на радостно-зеленые долины Апеннин.  Это было красивое сооружение, да и вообще  мне пришлось проезжать мимо многих весьма замечательных монастырей и церквей, не считая картезианского монастыря в Монце, который я  видел только снаружи. Часто я не  знал,  чему  больше дивиться — красоте  ли  местности, величию ли  старинных храмов  или  столь  же  величественному, твердому, как камень, характеру  их зодчих, которые, конечно, могли  предвидеть,  что лишь поздние потомки в состоянии будут закончить постройку, и все же, невзирая на это, в полном спокойствии закладывали первый  камень  и  громоздили камни на камни, пока смерть  не отрывала их от работы; тогда другие зодчие продолжали постройку  и, в свою очередь,  уходили на покой — все в твердом уповании на вечность като-

227

лической веры  и в твердой уверенности, что таков же будет образ мыслей последующих  поколений, которые должны продолжить то, на чем остановились их предшественники.

То  была вера эпохи,  с этою  верою жили и смыкали глаза старые зодчие. Вот  лежат они в преддвериях тех самых  храмов, и нельзя  не пожелать, чтобы сон  их был крепок,  чтобы  новое  время смехом  своим  не  разбудило их,  в особенности  же  тех,  кто покоится  у какого-нибудь  старого незаконченного собора:  им было  бы  слишком  тяжко, проснувшись внезапно  ночью, увидеть в скорбном сиянии  месяца  свое незавершенное творение и убедиться вскоре, что время  дальнейшего строительства миновало и вся их жизнь прошла бесполезно и глупо.

Таков голос нынешнего, нового времен у которого иные задачи, иная вера.

Когда-то я  слышал в  Кельне, как маленький мальчик спрашивал у матери, почему  не  достраивают  наполовину  готовые  соборы.  Это  был  хорошенький мальчик, и я поцеловал  его  в умные глаза, а так как мать не могла ответить ему толком, то я сказал, что люди сейчас заняты совсем другим делом.

Недалеко от  Генуи,  с  высоты Апеннин, видно море,  меж зеленых горных вершин светлеет  голубая  водная равнина, и,  кажется, суда, появляющиеся то здесь,  то там,  плывут на всех  парусах среди гор.  Если  же наблюдать  это зрелище в закатный час, когда начинается чудная  игра последних лучей солнца и первых вечерних теней и все краски и контуры окутываются  туманом, то душу охватывает  подлинно  сказочное  очарование;  карета  шумно катится  с горы, дремлющие  в  душе сладостные  образы  пробуждаются  и  вновь  замирают,  и, наконец, вам мерещится, что вы в Генуе.

ГЛАВА XXXIII

Город  этот стар без старины, тесен без уюта и безобразен свыше  всякой меры. Он выстроен на скале, у подножия гор, поднимающихся амфитеатром и  как бы  замыкающих  в своих  объятиях прелестный  залив. Тем  самым генуэзцы  от природы получили лучшую и безопаснейшую гавань. Поскольку весь  город стоит, как уже

228

сказано, на  одной скале,  пришлось, ради  экономии места, строить дома очень высокими и делать улицы  очень узкими, так  что почти все они темные и только по двум из них  может проехать карета. Но дома  служат здесь жителям, по большей части купцам, почти исключительно в качестве товарных складов,  а по ночам они спят  в них; весь же свой торгашеский день они  проводят, бегая по  городу или сидя у своих  дверей — вернее,  в дверях, ибо  иначе жителям противоположных домов пришлось бы соприкасаться с ними коленями.

Со  стороны  моря, особенно  вечером, город представляет более приятное зрелище. Он покоится тогда у берегов, как побелевший  скелет выброшенного на сушу огромного зверя; черные муравьи, именующие себя генуэзцами, копошатся в нем,  голубые морские  волны  плещутся  и журчат подобно колыбельной  песне, месяц, бледное око ночи, грустно глядит сверху.

В саду дворца Дориа  старый морской герой стоит  в образе Нептуна среди большого бассейна. Но  статуя обветшала  и изувечена, вода иссякла,  и чайки вьют гнезда на ветвях черных кипарисов. Как мальчик, у которого из головы не выходят знаменитые драмы, я, при  имени Дориа, сейчас же вспомнил о Фридрихе Шиллере, этом благороднейшем, хотя и не величайшем поэте Германии.

Дворцы прежних  властителей Генуи, ее нобилей, несмотря на свой упадок, в  большинстве все  же  прекрасны и  полны роскоши. Они  расположены главным образом на двух больших улицах, именуемых Strada  nuova1 и Balbi. Самый замечательный из них — дворец Дураццо; здесь  есть хорошие картины, в том  числе принадлежащий  кисти Паоло Веронезе "Христос", которому Магдалина вытирает омытые  ноги. Она  так  прекрасна, что боишься,  как  бы  ее,  чего доброго, не совратили, еще раз. Я долго стоял перед нею. Увы! Она не подняла на  меня  глаз. Христос стоит, как  некий  Гамлет  от религии,—  "go  to  a nunnery"2. Я  нашел  тут также  нескольких голландцев и  отличные картины   Рубенса;  они  насквозь  пронизаны  величайшей  жизнерадостностью, свойственной этому нидерландскому титану, чей дух был так мощно

________________________

1 Новая улица (ит ).

2  "Иди в  монастырь" (англ  ) — слова Гамлета,  обращенные  к  Офелии (Шекспир. Гамлет).

229

окрылен,  что  взлетел  к  самому  солнцу,  несмотря на то,  что  сотня центнеров  голландского сыра тянула его за ноги книзу. Я не могу пройти мимо самой незначительной картины  этого великого живописца, чтобы не принести ей дань моего восхищения — тем более что теперь входит в моду пожимать плечами при  его имени  из-за недостатка  у него  идеализма.  Историческая  школа  в Мюнхене с  особенной важностью  проводит  этот  взгляд. Посмотрите только, с каким  высокомерным  пренебрежением  шествует  долговолосый  корнелианец  по рубенсовской зале!  Но, может быть, заблуждение  учеников  станет  понятным, если уяснить  всю громадность контраста между  Петером Корнелиусом и Петером Паулем  Рубенсом. Невозможно,  пожалуй, вообразить больший контраст — и тем не  менее  иногда мне  кажете", что  между ними  есть  что-то  общее,  более чувствуемое мною,  чем видимое. Быть может, в обоих заложены в скрытой форме характерные свойства их общей родины, находящие слабый  родственный отзвук в их третьем земляке — во  мне. Но это  скрытое родство  ни в коем случае  не заключается в нидерландской жизнерадостности и  яркости красок,  улыбающихся нам со всех картин Рубенса, — можно подумать, что  они написаны в опьянении радостными  струями рейнского  вина,  под  ликующие  звуки  плясовой  музыки кирмеса.  Картины  же  Корнелиуса   кажутся,  право,  написанными  скорее  в страстную пятницу,  когда на  улицах раздавались заунывные напевы  скорбного крестного  хода,  нашедшие отзвук  в  мастерской и  в сердце  художника. Эти художники напоминают  друг друга скорее плодовитостью, творческим дерзанием, гениальной  стихийностью; оба — прирожденные живописцы;  оба  принадлежат к кругу великих мастеров, блиставших по преимуществу в эпоху Рафаэля, в эпоху, которая могла еще непосредственно влиять на Рубенса, но так резко отличается от нашей, что  нас  почти пугает появление  Петера  Корнелиуса, и  порою  он представляется нам  как бы духом  одного  из великих живописцев рафаэлевской поры, вставшим  из гроба,  чтобы  дописать  еще  несколько  картин,  мертвым творцом,  вызвавшим себя к жизни силой  схороненного вместе с ним, знакомого ему животворящего слова. Когда рассматриваешь его картины, они глядят на нас как  бы глазами пятнадцатого века; одежды на них призрачны, словно  шелестят мимо нас

230

в  полуночную  пору,  тела  волшебно  могучи,  обрисованы  с  точностью ясновидения, захватывающе  правдивы, только  крови недостает  им,  недостает пульсирующей жизни, красок. Да, Корнелиус — творец,  но  если всмотреться в созданные им образы, то кажется, что все они недолговечны, все они как будто написаны за час до своей кончины, на всех лежит скорбный отпечаток  грядущей смерти. Фигуры Рубенса,  несмотря на  свою жизне-' радостность,  вызывают  в нашей душе  такое же чувство; кажется,  что  и в  них  также  заложено  семя смерти,  и именно благодаря  избытку жизни, багровому полнокровию, их должен поразить удар. В этом, может быть, и состоит то тайное сродство,  которое мы так  удивительно ощущаем, когда  сопоставляем обоих мастеров. Доведенная  до предела жизнерадостность в некоторых картинах Рубенса и глубочайшая скорбь в картинах Корнелиуса  возбуждают  в нас, пожалуй, одно  и то  же чувство.  Но откуда эта скорбь у нидерландца?  Быть может, это — страшное  сознание, что он принадлежит к  давно  отошедшей эпохе и  жизнь его  —  лишь  мистический эпилог? Ведь он  — увы! —  не только  единственный великий живописец среди ныне живущих, но, может быть, последний из тех, кто будет живописцем на этой земле;  до  него, уже со  времен семьи Караччи, — долгий период мрака, а за ним вновь  смыкаются тени, его  рука  — одиноко  светящаяся рука призрака в ночи искусства, и картины, которые  она пишет, запечатлены зловещей  грустью этой суровой, резкой отчужденности. На эту руку, руку последнего  живописца, я не мог  смотреть без тайного  содрогания,  когда  встречался с ним  самим, невысоким, подвижным человеком с  горящими глазами; и  вместе с тем рука эта вызывала во мне чувство самого глубокого благоговения, ибо  я вспоминал, что когда-то  она  любовно  водила  моими  маленькими  пальцами и  помогала  мне очерчивать  контуры  лиц,   когда  я,  еще  мальчиком,  учился  рисованию  в Дюссельдорфской академии.

ГЛАВА XXXIV

Я никак не могу  не упомянуть о собрании портретов генуэзских красавиц, которые показывают во дворце Дураццо. Ничто в мире не настраивает нашу  душу печальнее, чем такое созерцание портретов красивых женщин,

231

умерших  несколько столетий тому назад. Нами овладевает меланхолическая мысль:  от  оригиналов  всех  этих  картин,  от  всех этих  красавиц,  таких прелестных,  кокетливых,  остроумных,  лукавых, мечтательных, от  всех  этих майских головок с апрельскими капризами, от  всей этой  женской весны ничего не  осталось,   кроме  пестрых  мазков,  брошенных  живописцем,  тоже  давно истлевшим, на  ветхий кусочек полотна, которое  со временем тоже обратится в пыль  и развеется.  Так  бесследно проходит в  жизни  все,  и  прекрасное  и безобразное; смерть, сухой педант, не  щадит  ни  розы, ни репейника, она не забывает  одинокой  былинки  в  самой  дальней  пустыне,  она  разрушает  до основания, без устали; повсюду мы видим, как  она обращает в прах растения и животных, людей  и  их творения, даже египетские пирамиды, которые, казалось бы,  противятся  этой  разрушительной ярости, но  они —  только  трофеи  ее могущества, памятники тленности, древние гробницы царей.

Но еще тягостнее, чем это чувство вечного умирания, пустынного зияющего провала в небытие, гнетет нас мысль, что мы и умрем даже не как оригиналы, а как копии  давно исчезнувших людей", подобных  нам и  духом и  телом,  и что после  нас  опять родятся  люди, которые,  в свою  очередь, будут в точности походить  на  нас, чувствовать  и мыслить, как  мы,  и точно  так  же  будут уничтожены  смертью,—безрадостная,  вечно  повторяющаяся  игра,  в  которой плодоносной  земле  суждено  лишь производить, производить больше, чем может разрушить  смерть,  и  заботиться не столько  об  оригинальности  индивидов, сколько о поддержании рода.

С поразительной  силой  охватил  меня  мистический трепет таких мыслей, когда я во дворце  Дураццо увидел  портреты генуэзских красавиц, и среди них — картину, возбудившую сладостную бурю в моей душе, так что и теперь, когда я  вспоминаю  об  этом,  ресницы мои  дрожат,—это было изображение  мертвой Марии.

Хранитель галереи был, правда, того мнения, что картина изображает одну генуэзскую герцогиню,  и пояснил тоном  чичероне,  что она принадлежит кисти Джордже Барбарелли да Кастельфранко нель Тревиджано,  по прозвищу Джорджоне, — он был одним из величайших живописцев  венецианской школы, родился в 1477 и умер в 1511 году.

232

— Пусть будет по-вашему, синьор custode1. Но портрет  очень схож, если он даже и  написан  на  несколько столетий раньше  —  это же  не изъян.  Рисунок правилен,  краски  великолепны, складки  покрывала  на груди удались  отлично.  Будьте  любезны,  снимите картину на  несколько секунд со стены, я сдую пыль с  губ  и  сгоню паука, усевшегося в  углу рамы,—  Мария всегда испытывала отвращение к паукам.

— Eccellenza2, по-видимому, знаток.

— Да нет, синьор custode. Я обладаю талантом  чувствовать волнение при виде некоторых картин, и глаза мои  становятся несколько влажными.  Но что я вижу! Кем написан портрет мужчины в черном плаще, что висит вот там?

— Тоже Джорджоне, мастерское произведение.

—  Прошу  вас,  синьор, будьте добры,  снимите также и эту  картину со стены и подержите ее секунду здесь, рядом с зеркалом, чтобы я мог взглянуть, похож ли я на портрете.

—  Eccellenza  не столь бледны.  Картина —  шедевр Джорджоне;  он был соперником Тициана: родился в 1477, умер в 1511 году.

Любезный читатель, Джорджоне мне много  милее, чем Тициан, и я особенно благодарен ему  за то, что он  написал для меня Марию.  Ты, конечно,  вполне согласишься  со мною, что Джорджоне  написал  картину  для  меня,  а  не для какого-нибудь старого генуэзца. И  портрет  очень похож, до  смерти  похож в своем безмолвии;  уловлена даже боль  в глазах, боль,  которая  была вызвана страданием,  скорее  пригрезившимся, чем  пережитым, и которую  очень трудно было передать. Вся картина словно вздохами запечатлена на полотне. И мужчина в    черном    плаще    тоже    очень    хорошо   написан,    очень   похожи лукаво-сентиментальные губы,  так  похожи,  точно  они  говорят,  точно  они собираются  рассказать  историю,  историю  рыцаря,  который  поцелуем  хотел вырвать свою возлюбленную у смерти, и когда погас свет...

___________________

1 Хранитель (ит.).

2 Ваше превосходительство (ит.).

233

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Третья часть  "Путевых картин" была  опубликована  книгой в  1829 году, отдельные фрагменты ее Гейне до этого помещал в журналах.

В этой части  отражены  пребывание  поэта  в Мюнхене с  конца  1827  до середины  1828 года  и  последующее путешествие в Италию, продолжавшееся  до ноября  1828  года.  Здесь  снова  трактуются  вопросы  не  только  немецкой внутриполитической,  культурной,  литературной  жизни,  но  и более  широкие проблемы европейской действительности.

В  Мюнхен  Гейне  привела практическая надежда  получить  профессорское место в тамошнем университете. Над баварской столицей  с 1825 года, когда на престол взошел король Людвиг I, витал дух культурного обновления: соперничая с  Берлином, Людвиг намеревался превратить Мюнхен  в культурную столицу,  во "вторые Афины", не жалея  средств, стягивал  сюда  культурные  силы,  затеял строительство  многочисленных  помпезных  зданий, организовал  музеи. Однако весь  этот  болезненный  культурполитический   энтузиазм  энтузиазм  питался реакционными  феодально-католическими  настроениями  с  уклоном в мистику  и национализм:  в Мюнхене главным  пророком был  президент баварской  Академии наук  Шеллинг,  чья  натурфилософия  в  молодости  выражала  смелые  искания романтизма, но с  годами все  более устремлялась к  религиозному мистицизму; похожую,  но  еще  более  резкую эволюцию  проделали числившиеся  в  местном университете   экс-романтики   философ  Баадер   и   историк   Геррес,   чья реакционность уже  тогда  становилась  притчей во языцех. Их  усилия  не без успеха   поддерживал  теолог-мракобес  Деллингер,   впоследствии  снискавший печальную  известность  основателя  и   вождя  старокатолического  движения; Деллингер  возглавил нападки  на  мюнхенский журнал  "Политические  анналы", когда  Гейне  стал его  редактором в  1828  году.  В  Мюнхене  подвизался  и националист-тевтономан Массман, которого Гейне  впоследствии не раз атаковал своей сатирой. Понятно, что в таком  окружении Гейне в Мюнхене никак не  мог прижиться.

Славой первого поэта "баварских Афин" пользовался тогда граф Август фон Платен-Галлермюнде  (1796—1835),   писатель  небесталанный,  но  безнадежно погрязший  в  затхлой  мистической атмосфере Мюнхена той поры.  Платен умело подыгрывал  новоантичным  притязаниям  баварского  короля,  писал  в  манере "древних",  культивируя  в  своей  поэзии  изощренный  аристократизм  формы, подчеркнутую  академичность,  брезгливо сторонился "злобы  дня" и  при  этом постоянно  негодовал  на  "чернь", на широкую публику, которая к  его стихам равнодушна.  Понятно,  что  всякий  упрек  в  свой  адрес  он воспринимал  с величайшим  возмущением:  страдая  в  глубине  души комплексом  литературной неполноценности,  он по малейшему поводу, а то и вовсе без повода  рвался  в литературную полемику и, естественно, не мог простить Карлу Им-мерману и его другу Гейне эпиграмм, опубликованных в "Северном море", и грубо напал на них в своей комедии "Романтический Эдип".

В "Луккских водах"  Гейне ответил Платену. В полемике  с  Платеном поэт отнюдь  не  беспощаден,  напротив,  он  очевидно   своего  противника  щадит (истинную  силу  Гейне-полемиста Платен скорее мог  почувствовать в  третьей главе   "Путешествия  от  Мюнхена  до  Генуи"),   ясно  давая   понять,  что руководствуется отнюдь  не личными  мотивами.  Платен  для Гейне  — явление общественного   порядка,   печальное    порождение   пресловутых    немецких обстоятельств,   результат   многовековой   отторгнутости    искусства    от общественной жизни. И  хотя  Платен с его замашками жреца от  поэзии, с  его аристократической   спесью,   с    его   противоестественными   эротическими наклонностями  чрезвычайно Гейне  неприятен,  эта личная антипатия  по  мере возможности из полемики устранена. Гейне  выводит  спор на  более  серьезный уровень размышления об искусстве и условиях, в которых возникает искусство и формируются его задачи.

Итальянские главы "Путевых картин" с особой силой дают почувствовать, в какой  мере  Гейне уже в те годы был писателем  политическим. Надо помнить о традициях  "итальянской  темы"  в   немецкой  литературе,  о  многочисленных описаниях  Италии  как страны-музея (от  Винкельмана до Гете и  романтиков), чтобы  оценить смелость,  с  какой  Гейне  эту  традиционную  картину Италии отодвинул на  второй план.  Для  Гейне живые люди, условия,  в  которых  они живут, важнее памятников старины. Он  видит прежде  всего итальянский народ, страдающий  от засилия  чужеземных захватчиков, но не порабощенный духовно и не сломленный морально. В Италии  тогда росло народное негодование, в начале 20-х  годов  поднялись  восстания в Неаполе и  Сицилии, жестоко  подавленные силами Священного союза, оккупировавшего  большую часть страны  австрийскими войсками. Иносказанием,  намеком,  деталью  Гейне  умеет  показать,  сколько революционной  энергии  таится  в  простом  народе  Италии, и  с  сожалением противопоставляет  итальянцев своим законопослушным соотечественникам, столь неприязненно выведенным в "Луккских водах".

ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ МЮНХЕНА ДО ГЕНУИ

Стр.  162.  Эпиграф.  —  "Сила  обстоятельств"  —  драма  берлинского писателя Людвига Роберта, друга Гейне. Цитируемое место — 3, 7.

Стр. 163. ...после потери национальной кокарды. — Лишение национальной кокарды  — мера наказания в  Пруссии,  введенная Фридрихом-Вильгельмом III, влекла за собою поражение в гражданских правах.

Стр. 164. Лжепоэт.  — Выпад против  Августа фон Платена и  его комедии "Романтический   Эдип",   в  парабазах   (обращениях  к   публике)   которой недоброжелательно трактовались берлинские литературные дела.

Стр.  165.  Лютер  и  Вегенер  —  известный  литературно-артистический кабачок в Берлине.

Великий Фриц — прусский король Фридрих II (1712 — 1786).

Сан-Суси — дворец Фридриха II под Потсдамом.

Стр.  166.  Вердерская церковь.—  Выстроена в новоготическом  стиле  в 1824—1830 гг. знаменитым архитектором Шинкелем в Берлине.

Стр.  167.   Кленце   Лео   фон   (1784—1864)  —  видный  архитектор, руководивший реконструкцией и новой застройкой Мюнхена с 1815 г.

Стр.  168.  Аспазия  (V  в.  до н. э.)  — знаменитая афинская  гетера, возлюбленная,  а потом  жена  Перикла;  славилась умом,- ф  почитали Сократ, Платон и Ксенофонт.

Стр. 169. ...в совах, сикофантах и Фринах. — Сова — эмблема мудрости, здесь  подразумеваются,  видимо,  лжеученые   мужи;  сикофантами  в   Афинах назывались доносчики;  Фрина — афинская  гетера (IV в. до н. э.),  здесь — синоним потаскухи.

...наш поэт...— Платен.

...один  великий скульптор, но зато это "Лев".— Имеется в виду Лео фон Кленце (см. выше).

...великий оратор... —  Игнац Рудгарт,  в феврале 1828  г.  выступал в баварском  ландтаге с гневными речами  по  поводу  акциза  на  солод:  Гейне иронически  сравнивает его со знаменитым древнегреческим оратором Демосфеном (384—322 гг. до н. э.), прославившимся  своими филиппиками  (обличительными выступлениями) против македонского царя Филиппа II, завоевателя Греции.

...фигуру,  представшую  перед  нами.—  Первый  у  Гейне  сатирический портрет  националиста  Ганса  Фердинанда Массмана (1797— 1874),  основателя немецкого  гимнастического  движения, сторонника  возвращения  к  "исконным" народным традициям  и простоте  "честных патриархальных  нравов". Массман  с 1826 г. преподавал гимнастику в мюнхенском кадетском корпусе, с 1829 г. стал профессором германистики в Мюнхенском университете.

Шлем  Мамбрина.  —  Имеется в виду таз цирюльника,  который  Дон-Кихот принял за шлем Мамбрина ("Дон-Кихот", 1, 21 и 44).

Стр.  170.  ...прыгает через  палку, составляет...  списки всевозможных разночтений...—Гейне   подразумевает   гимнастическую   и    филологическую деятельность Массмана, в  1828 г. тот  опубликовал  разночтения к  "Песни  о Нибелунгах".

Стр. 170 — 171. Туснельда — жена Арминия (см. коммент. к с. 57).

Стр. 171. Тирш  Фридрих Вильгельм (1784—1860) — мюнхенский профессор, автор известной "Греческой грамматики".

Лихтенштейн,— См. коммент. к с. 55.

Стр.  172.  "Богенхаузен"  и  т.  д.  —  Перечисляются  увеселительные заведения в Мюнхене и в его окрестностях.

Пританей — общественное здание для заседаний государственного совета в древних Афинах.

...скорбь по милой умершей  малютке...— В 1828 г. умерла кузина  Гейне Матильда.

Стр. 173. ...русские, наверно,  вошли уже... в  Константинополь. -Гейне вводит в повествование злободневные политические новости, в данном случае — соображения и разговоры о русско-турецкой войне 1828-1829 гг.

Стр 175 "Трагедия" — Имеется в виду "Тирольская трагедия" (1828) Карла Иммермана

Стр 176  Мозер Моисей (1796—1838) — друг Гейне, банковский  служащий, литератор

Гофер Андреас (1767—1810)  — вождь тирольского восстания  J809 г, был расстрелян  в Мантуе  после  подавления восстания  баварскими и французскими войсками

Велизарий — византийский  полководец (VI в), Прокопий  — византийский историк того  же  периода, сопровождал Be л и  зари  я и  писал  о нем, Шенк Эдуард фон  (1788—1841) —  крупный правительственный чиновник  в  Баварии, благоволил  к   Гейне  Написал  в  1829  г  трагедию   "Велизарий",   полную всевозможных исторических искажений

Стр  177  Юм  Дэвид  (1711-1776)-английский  философ  и  историк, автор "Истории Англии от вторжения Юлия Цезаря до революции 1688 года" (1763)

Шттгтлер (1712— 1810)  —  немецкий историк, автор "Очерков по истории европейских  государств"   (1793),   Сарториус  —  См.  коммент  к  с.  69, осуществлял второе и третье издания этой книги

Гормайр Иозеф фон  (1781 —1848) —  официозный историк на австрийской, позже — на баварской службе, автор  книг о  Гофере  и тирольском восстании, одобрительно отрецензировал трагедию Иммермана

Яростный  Гесслер  —  австрийский наместник в  Швейцарии,  чрезвычайно жестокий и коварный, изображен Шиллером в драме "Вильгельм Телль"

Стр  178  место  действия  очаровательного  предания об  императоре  — Предание гласит, что в 1493 г император Максимилиан во время охоты  сорвался с Мартиновой  стены (отвесной скалы в  Тироле,  неподалеку  от  Инсбрука)  и покатился вниз, но на краю пропасти его спас ангел

Стр 179 "Гесперус" — журнал, издававшийся с 1822 г издательством Котта

Стр 180 деревенского дворянина из шекспировской пьесы — Имеется в виду сэр Тоби из комедии "Двенадцатая ночь"

Стр 181  Иоганнес фон Мюллер  (1752—1809) —  немецкий  историк, автор "Истории Швейцарии"

Бартольди  Якоб  Соломон (1779—1825) —  прусский дипломат, лютый враг Наполеона и всего французского Упоминаемая Гейне книга вышла в 1814 г

Стр 182 О navis — Начало знаменитой оды Горация (I, 14)

Стр 183 "Женский союз" —  благотворительная патриотическая организация во время войны 1809—1815 гг

Лейпцигская битва — так называемая "Битва народов" в октябре 1813  г., где армия Наполеона была разбита союзными войсками.

...Антисфен сказал... — Антисфен — греческий философ IV в. до  н. э., основоположник  школы  киников.  Гейне  пересказывает  здесь  "Жизнеописание Лукулла" Плутарха (30).

Стр. 185. ...император носит белый мундир и красные  штаны...— Имеется в  виду  австрийский   император;  ...государь   в  синем  мундире  и  белых штанах...—король Баварии. По мирному договору между Наполеоном и Австрией в 1805 г. Тироль отошел к Баварии.

Стр. 187.  ...маленькая  хозяйка  "На  песке"...—Речь идет  о любовной сюжетной линии в "Тирольской трагедии" Иммермана. Эльзи —  жена трактирщика —  влюбляется во французского  офицера,  а  когда тот  хочет  оставить  ее, поджигает  дом,  чтобы  погубить соблазнителя.  При  позднейшей  переработке трагедии Иммерман эту линию опустил.

Стр. 193. Гортологический. — Гортология — наука о садоводстве.

Стр. 195. ...во времена Собора...—Имеются в виду  съезды католического духовенства в Триенте в 1545—1563 гг. для борьбы с Реформацией.

Ниоба — жена фиванского царя, прогневившая богов, за что те убили всех ее детей. От горя Ниоба окаменела (г ре ч. ми ф.).

Стр. 196. Абруццы  — высокая лесистая часть Апеннин, излюбленное место разбойников.

Стр. 197.  Буффо — шут,  традиционный  персонаж итальянской комической оперы.

Стр.   198.   Реллъштаб  Людвиг   (1799—1860)  —  известный  немецкий музыкальный критик, гонитель итальянской музыки.

Стр.  199.  Ромул-Августул  II—последний  император  Западной  Римской империи, свергнут германскими племенами под предводительством  Одоакра в 476 г.

Эзотерический, экзотерический.—См. коммент. к с. 56.

Гармодий и Аристогитон — убийцы афинского тирана Гиппарха (VI в. до н. э.).

Арлекин, Тарталья, Бригелла, Панталоне, доктор из Болоньи, Коломбина — персонажи итальянской народной комедии "дель арте".

Стр.   202.   Белль-ланкастерская  метода  —  педагогическая  система, основанная  на взаимном обучении:  продвинувшиеся  ученики  под  наблюдением учителя  объясняют  предмет остальным. Предложена в нач.  XIX  в. независимо друг от друга Дж. Ланкастером и А. Беллем.

Стр. 203.  "Институции"  и "Пандекты" — разделы кодекса Юстиниана (см. коммент. к с. 14).

Стр. 204.  Медея  —  дочь  царя  Колхиды,  помогла греку  Ясону  и его аргонавтам добыть золотое руно (г ре  ч. миф.);  Мельпомена — муза трагедии (греч. миф.).

Стр. 205.  Теодорих (Дитрих Бернский)  — король остготов, с 489 г.  — властелин  Италии, герой многочисленных  германских сказаний. Резиденция его была в Вероне (Берн).

Альбоин — основатель царства лангобардов, завоевал Верону в 572 г.

Стр. 206. Варвары, вступившие ныне в старую гостиницу..,— австрийцы.

Стр. 207.  Подеста — градоправитель,  в данном  случае подразумевается его дворец.

Ариосто  Людовико  (1474—  1533)  —  итальянский  поэт,  автор  поэмы "Неистовый Роланд"; Людовико Тик — Людвиг Тик (1773—1853), видный немецкий романтик, часто обращавшийся в своих произведениях к итальянскому колориту.

...дом,  который считают дворцом Капулетти...— Капулетти и Монтекки — враждующие  семьи  из   трагедии  Шекспира  "Ромео  и  Джульетта".  Действие трагедии,   как  и  старинной  итальянской  новеллы,  легшей  в  ее  основу, разыгрывается в Вероне.

Скалигеры  — династия, правившая в Вероне  в XIII —XIV вв.; Мастино I — основатель  династии; Кангранде — один  из наиболее удачливых правителей из  Скалигеров,  правил  с  1311  по  1329  г.,  его  племянник  Мастино  II (1329—1351)  втянул  Верону  в безуспешную  войну  с Флоренцией, Венецией и Миланом.

Стр.  208. Фалъстафовские страхи.  —  Шекспир. Генрих  IV  (I, V,  4). Фальстаф  притворяется  убитым из страха,  что  лежащий  рядом Перси, убитый по-настоящему, тоже притворяется.

Труффальдино, Смеральдина — персонажи итальянской народной комедии.

Стр.  209.  Стоило им сойти с семи холмов...—На семи холмах расположен Рим.

Геркуланум и Помпея  —  древнеримские  города,  засыпанные извержением Везувия в 79 г. до н. э. Раскопки их были начаты с середины XVIII в.

Палимпсест  —  пергамент,  на  котором  по  старому,  замазанному  или стертому, тексту написан новый.

Стр.  210. Тиберий  Гракх (ум. в 133  г. до н. э.) — народный  трибун, предложил проект изъятия излишков земель у крупных  землевладельцев в пользу бедных  крестьян,  за  что  был  убит  заговорщиками.  Дело  Тиберия  Гракха безуспешно пытался  продолжить  его  брат  Гай.  После  Великой  французской революции  имена  Гракхов  надолго укрепились в  общественном  сознании  как символ борьбы за свободу и демократию.

Брут   Марк  Юний   (85  —  42  гг   до  н   э)  —   один   из  убийц Це1-заря, Агриппина — мать  римского  императора Тиберия Нерона, уничтб1-женная сыном с помощью наемных убийц

Стр 211  Кангранде  —  См коммент  к с  207, оказывал  покровительство Данте, изгнанному в 1302 г из Флоренции

Антонио делла Скала — последний из династии Скалигеров

Стр 212  "Ты знаешь край "— Начальная строка знаменитой  песни Миньоны из романа Гете ."Годы  учения  Вильгельма Мейсте-ра",  Миньона поет в ней об Италии

Эккерман  Иоганн Петер (1792—1854) — автор восторженной, хотя местами наивной  книги о Гете, вышедшей  в 1823 г  Позже,  в  1836 г, издал  ставшую знаменитой книгу "Разговоры с Гете"

Стр 213  выписав  ему из  Иены докторскую шляпу  —  В 1825  г  Йенский университет предоставил Гете право выбрать двух молодых людей докторами наук Гете  выбрал  Эккермана  и  своего   литературного  секретаря  Римана  Гейне относился   к  Эккерма-ну   неприязненно,  подозревая,  что  тот   предвзято отзывается о нем в разговорах с Гете

"Италия"  — книга  английской писательницы  леди Морган (1786 — 1859) была опубликована в 1821 г в Лондоне

"Гермес" — ежегодный  альманах "Обзор литературы об Италии" Вильгельма Мюллера напечатан в выпусках 1820 и 1821 гг., Мориц Карл Филипп (см коммент. к с 78) — опубликовал "Путешествие немца по Италии" в 1792—1793 гг. (в 3-х томах), Архенгольц — См коммент к с 80 Бартельс —  автор "Писем о Калабрии и Сицилии" (1787—1792, в 3-х томах), Займе Иоганн Готфрид (1763 — 1810) — немецкий писатель-демократ, автор трехтомной  книги  "Прогулка  в  Сиракузы" (1803), Арндт (см. коммент. к с 57)  —  опубликовал в  1801 г книгу путевых заметок об  Италии, Мейер Фридрих  Иоганн Лоренц — автор "Повествования  об Италии"  (1792),  Бенковитц  — автор  "Путешествия  из Глогау  в  Сорренто" (1803—1805),  в 3-х томах, Рефуэс Филипп Иозеф  (1779 —1843)  —  немецкий литератор, прожил  в Италии  с  1801  по  1805 г, опубликовал  восемь  томов сочинений об  итальянской жизни  (1807—1810), он  был немецким поэтом  — О Вильгельме Мюллере  см  коммент к с 57 Его книга "Рим, римляне  и  римлянки" вышла  в  1820  г  (в  2-х  томах),  Кефалидес  Август  Вильгельм  —  автор "Путешествия  в Италию  и в  Сицилию" (1818), Лесман Даниэль  — автор книги "Цизальпий-ские страницы" (1822), "Путешествие по  Италии " — издано в 1826 г , Тирш — См коммент к с 171 Кление — См коммент к с 166

Стр  216  о  турецкой  войне  —  См  коммент  к с  173  При  Нава-рине объединенные  силы  русского,  английского  и  французского  флота   разбили турецко-египетскую эскадру (1827 г.), русские войска взяли Эрзерум и вышли к Адрианополю (1829 г.).

Стр. 217. "Crociato in Egitto" — опера композитора Мейербера (1824).

Брера  —   дворец  в   Милане,  где  помещалась  картинная  галерея  и библиотека. Амброзиана — известная миланская библиотека.

Стен Ян (1626—1689) — известный голландский живописец.

Лунгарно — набережная реки Арно во Флоренции.

Стр. 218. ...достопримечательность Милана — его собор.—Собор этот был заложен еще в 1386  г.; при Наполеоне,  а  затем, при австрийском императоре Франце I, работы по завершению собора основательно продвинулись.

Стр. 220. Мы на поле битвы при Маренго.  Здесь в 1800 г. Наполеон нанес сокрушительное поражение австрийским войскам.

Стр. 223. Дибич  (Забалканский) Иван Иванович  (1785-1831)-фельдмаршал, главнокомандующий русскими войсками в войне с Турцией 1828-1829 гг.

Стр.  224. ...на  императора  Николая  как  на гонфалоньера свободы. — Гонфалоньер — знаменосец. Гейне разделяет иллюзии, которые в ту пору питали многие представители либерально мыслящей интеллигенции,  противопоставлявшие "освободительную  миссию   России  на  Балканах"   внешней  политике  других государств  Священного  союза.  После  1830  г.,  особенно  после  жестокого подавления  Николаем I польского  восстания в 1831 г., Гейне от этих иллюзий решительно отошел.

Каннинг  Джордж  (1770—1827)  —  английский политический  деятель  из партии  тори,  проводил  прогрессивную  внешнюю  политику,  был  противником Веллингтона.

Даунинг-стрит — улица в Лондоне, на ней  расположены правительственные учреждения.

Великий муфтий — глава магометанского духовенства.

Стр. 225.  Великая  Хартия  вольностей —  закон, принятый в 1215  г. в Англии, первое в истории конституционное ограничение монархической власти.

Стр. 229. Дориа —  древний генуэзский  аристократический  род.  Андреа Дориа  (1468—1560),  дож Генуи  в  1547  г., уничтожил  заговор Фиеско; эти события легли в основу трагедии Шиллера "Заговор Фиеско в Генуе".

Стр.  230. Историческая  школа  в  Мюнхене  —  так  называемый  кружок "назарейцев"  во  главе  с  Корнелиусом,  группа живописцев,  стремившихся к возрождению   христианского   средневекового   искусства.  Корнелиус   Петер (1783—1867) — немецкий художник, автор монументальных произведений.

...их  общей  родины...—Юность  Рубенса  прошла в Кельне;  Кор-нелиус, земляк Гейне,  — родом  из Дюссельдорфа, оба  города расположены в Рейнской области.

Кирмес — храмовой сельский праздник в Нидерландах и Бельгии.

Стр. 231. Караччи — семья итальянских живописцев, основавшая в 1582 г. Академию живописи в Болонье.

...рука эта вызывала во мне чувство самого глубокого благоговения... — Гейне учился рисованию не у  самого Петера Корнелиуса,  а  у его брата, хотя Петер Корнелиус мог присутствовать на этих занятиях.

Стр.  233.  Джорджоне. — Гейне неточно  приводит дату его смерти (1510 г.).

Перевод В. Зоргенфрея

Число просмотров текста: 1503; в день: 0.67

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками:

Генератор sitemap

0