Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Виталий Диксон: Жизнь и творчество в литературной критике и публицистике
Кобенков Анатолий
Музы старого нового Иркутска

Вы можете мне не поверить, но всю минувшую неделю, за несколько дней до кровавого десятого, меня преследовала строка из давнего-предавнего стихотворения Вадима Шефнера:

Война не нужна, но возможна…

Я был занят обычными бытовыми делами, привычной работой со словом и фактами, а эта строка – по-мушиному назойливая – не оставляла меня ни днём, ни ночью:

Война не нужна, но возможна…

Так оно и вышло: российские танки вошли на территорию Чечни – жизнь потемнела, стала ещё более хрупкой, чем была год или полгода назад, и от этого ещё более, чем прежде, дорогой и на новый лад бесценной…

Война не нужна, но возможна.
Вдали – сквозь бензиновый чад
, Сквозь ритмику джазов – тревожно
Военные трубы звучат…

Голоса военных труб, зазвучавшие на Кавказе, для нас, сибиряков, покуда почти не слышны, но центральные газеты, до предела заполненные репортёрскими сводками с театра военных действий, пахнут порохом, разорённым людским жилищем и могильной землёй.

…И строгие тени убитых
С оружьем проходят вдали…

Поэтому я и не знаю, как мы – уже через четыре месяца – станем отмечать пятидесятилетие победы, одержанной бывшей советской армией над бывшим фашизмом, в то время, как сегодняшние российские войска (их внутренние, спецназовские и государственные полки и подразделения) будут утверждать всесильность конституционной буквы по колена в крови?..

Если по правде, то я выбит из седла всем происходящим и потому, как умею, спасаюсь: музыкой, книгой, театром.

Сегодня мне, как никогда, представляется особенно важным и дорогим любое свидетельство по-былому устойчивой жизни, упрямо держащейся не только хорошего нового, но, прежде всего – хорошего старого.

Иркутск, как и в прежние годы, начал серию традиционных «декабристских вечеров», не позабыв о своём замечательном художнике Аркадии Вычугжанине (на днях в Художественном музее откроется выставка его работ), собрал ансамбль народных инструментов, обсуждает новые спектакли ТЮЗа и музыкального театра, готовится к премьере в охлопковской драме.

На одном из «декабристских вечеров», случившемся в органном зале, я услышал увлекательнейшие рассказы Марка Сергеева о музыкальном Иркутске прошлого столетия, замечательный ансамбль Владимира Карпенко и удивительную Евгению Введенскую.

Марк Сергеев – это всегда и давно хорошо, Владимир Карпенко и его музыканты – это с некоторых пор уже привычно хорошо, а вот Евгения Введенская – это хорошо по-новому.

Её крепкое сопрано, в равной степени волшебно звучащее как в добродушно лирическом вальске Титова, так и в отчаянно озорном Варламове, её истинно драматическое дарование, ярко продемонстрированное в арии Леоноры из вердиевской «Силы судьбы» и почти до конца уверенное в сложнейшей «Casta diva», стоят того, чтобы и забыться и воспарить.

Введенская тем более хороша, что, доселе не знакомая Иркутску, она явилась нам со своим репертуаром и таким духовным опытом, что выдают в ней сложившуюся певицу.

Мне пришлись по сердцу и те, кто был в этот вечер заодно с ней: флейта Евгения Факеева, кларнет Сергея Качая, скрипка Галины Шулик, виолончель Риммы Граблевской и, конечно же, тактично звучащие клавесин и рояль Владимира Карпенко.

Хорошо, что мы слышали ту музыку, что некогда звучала в том Иркутске, который мог похвастаться только двумя роялями, но при этом умудрялся услышать «нового» Беллини прежде Петербурга: в дома декабристов высылались ноты из самой Италии и чуть ли не из первых рук…

Так вышло, что именно к «декабристским дням» - пусть с обидным, но уже, слава Богу, пережитым нами опозданием – вышла первая книга Виталия Диксона.

Для интересующихся литературой имя это не ново: некоторое время Диксон был увлечён политическими играми столичных и местных старо- и новопартийцев, многое себе позволял, многих раздражал – причём не только резкими оценками депутатов очередной волны, но и прогнозами на их будущее (некоторые из этих прогнозов, и правда, сбылись); потом Диксон оставил эти занятия – увлёкся сочинением нового, кажется, шестого по счёту романа…

В первой книге Виталия Диксона мы находим роман и рассказы – в них множество знакомцев и незнакомцев, петербуржцев и иркутян; здесь Петербург Державина и Иркутск Сперанского, иногда – глухая провинция, иногда – краешек священного Олимпа для философов из народа, доморощенных поэтов и собственных политиков, с азартом играющих в самодержавие, свободу и демократию.

Историк по образованию, Диксон умеет читать архивы; офицер по судьбе, он рискован в своих сюжетах; писатель по духу, он отчаянно влюблён в разноцветье архаизмов и неожиданные переливы сочных эпитетов; его живые диалоги стучатся в театр, выведенные им характеры тревожат воображение и надолго остаются в памяти…

Со временем об Евгении Введенской и Виталии Диксоне будут привычно говорить, как о лучших представителях нашей культуры - на этом настаивает добротность освоенных ими школ, их разумная оглядка на традицию и симпатичная житейская несуетность.

В связи с последним я не могу не упомянуть имя одного из замечательнейших наших актёров, Александра Зиновьевича Бермана.

Всю жизнь отдавший служению театру, интеллигентнейший из иркутских лицедеев, Александр Зиновьевич ещё с большим опозданием, нежели Введенская или Диксон, получил официальное признание – только на днях. В канун своего шестидесятилетия он удостоен звания заслуженного артиста России.

Впрочем, многие из нас знали цену Александру Берману задолго до этого.

Порадуемся за Александра Зиновьевича, а заодно и за себя: наша влюблённость услышана столицей.

Порадуемся за наш город, за эту Сибирь, на которую сегодня с завистью глядят из центра: у нас по-прежнему больше хорошего, чем плохого – всякую неделю случается что-либо важное для души…

Только бы без войны, которая, увы, возможна…

Андрей ДОР [Анатолий Кобенков]

«Советская молодёжь», 17 декабря 1994 г. (Рубрика: Декабрьский монолог)

Число просмотров текста: 1275; в день: 0.55

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 10 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0