Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Черный Саша (Гликберг Александр Михайлович)
Страшная история

           I
 
 Окруженный кучей бланков,
 Пожилой конторщик Банков
 Мрачно курит и косится
 На соседний страшный стол.
 
 На занятиях вечерних
 Он вчера к девице Керних,
 Как всегда, пошел за справкой
 О варшавских накладных -
 
 И, склонясь к ее затылку,
 Неожиданно и пылко
 Под лихие завитушки
 Вдруг ее поцеловал.
 
 Комбинируя событья,
 Дева Керних с вялой прытью
 Кое-как облобызала
 Галстук, баки и усы.
 
 Не нашелся бедный Банков,
 Отошел к охапкам бланков
 И, куря, сводил балансы
 До ухода, как немой.
 
 
 
          II
 
 Ах, вчера не сладко было!
 Но сегодня, как могила,
 Мрачен Банков и косится
 На соседний страшный стол.
 
 Но спокойна дева Керних:
 На занятиях вечерних
 Под лихие завитушки
 Не ее ль он целовал?
 
 Подошла, как по наитью,
 И, муссируя событье,
 Села рядом и солидно
 Зашептала, не спеша:
 
 "Мой оклад полсотни в месяц,
 Ваш оклад полсотни в месяц, -
 На сто в месяц в Петербурге
 Можно очень мило жить.
 
 Наградные и прибавки
 Я считаю на булавки,
 На Народный Дом и пиво,
 На прислугу и табак".
 
 Улыбнулся мрачный Банков -
 На одном из старых бланков
 Быстро свел бюджет их общий
 И невесту ущипнул.
 
 Так Петр Банков с Кларой Керних
 На занятиях вечерних,
 Экономией прельстившись,
 Обручились в добрый час.
 
 
 
          III
 
 Проползло четыре года.
 Три у Банковых урода
 Родилось за это время
 Неизвестно для чего.
 
 Недоношенный четвертый
 Стал добычею аборта,
 Так как муж прибавки новой
 К Рождеству не получил.
 
 Время шло. В углу гостиной
 Завелось уж пьянино
 И в большом недоуменье
 Мирно спало под ключом.
 
 На стенах висел сам Банков,
 Достоевский и испанка.
 Две искусственные пальмы
 Скучно сохли по углам.
 
 Сотни лиц различной масти
 Называли это счастьем...
 Сотни с завистью открытой
 Повторяли это вслух!
 
 
 
        * * *
 
 Это ново? Так же ново,
 Как фамилия Попова,
 Как холера и проказа,
 Как чума и плач детей.
 Для чего же повесть эту
 Рассказал ты снова свету?
 Оттого лишь, что на свете
 Нет страшнее ничего...
 
 <1911>
 

Число просмотров текста: 917; в день: 0.34

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0