Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Бальмонт Константин Дмитриевич
Червь Красного озера

 Ирландская легенда
 
 В Донегале, на острове, полном намеков и вздохов,
 Намеков и вздохов приморских ветров,
 Где в минувшие дни находилось Чистилище, -
 А быть может и там до сих пор,
 Колодец-Пещера Святого Патрикка, -
 Пред бурею в воздухе слышатся шепоты,
 Голоса, привидения звуков проходят.
 Они говорят и поют.
 Поют, упрекают, и плачут.
 Враждуют, и спорят, и сетуют.
 Проходят, бледнеют, их нет.
 Кто сядет тогда над серебряным озером,
 Под ветвями плакучими ивы седой,
 Что над глинистым срывом,
 Тот узнает над влагой стоячею многое,
 Что в другой бы он раз не узнал.
 Тот узнает, из воздуха, многое, многое.
 В Донегале другое есть озеро, в чаще. Лаф Дерг,
 Что по-нашему - Красное Озеро.
 Но ни в бурю, ни в тишь к его водам нельзя подходить.
 В те старинные дни, как не прибыл еще
 К берегам изумрудной Ирландии
 Покровитель Эрина, Патрикк,
 Это озеро звалося озером Фина Мак-Колли.
 И недаром так звалось оно.
 Тут была, в этом всем, своя повесть.
 Жила, в отдаленное время, в Ирландии
 Старуха-колдунья, чудовище,
 Что звалася Ведьмою с Пальцем.
 И сын был при ней, Исполин.
 Та вещая Ведьма любила растенья,
 И ведала свойства всех трав,
 В серебряном длинном сосуде варила
 Отравы, на синем огне.
 А сын-Исполин той отравой напаивал стрелы,
 И смерть, воскрыляясь, летела
 С каждой стрелой.
 На каждой руке у Колдуньи, как будто змеясь,
 По одному только было
 Длинному гибкому пальцу.
 Да, загибались
 Два эти длинные пальца,
 В час, как свистела в разрезанном воздухе,
 Сыном ее устремленная,
 Отравой вспоенная,
 Безошибочно цель достающая, птица-стрела.
 Ведьмою с Пальцем
 Было немало подобрано тех, до кого прикоснулась,
 Ядом налитая, коготь-стрела.
 В Ирландии правил тогда король благомудрый Ниуль.
 Он созвал Друидов,
 И спросил их, как можно избавиться
 От язвы такой.
 Ответ был, что только единый из рода Фионов
 Может Колдунью убить.
 И убить ее должно серебряной меткой стрелой.
 Самым был славным и сильным из смелых Фионов
 Доблестный, звавшийся Фином Мак-Колли.
 Сын его был Оссиан,
 Дивный певец и провидец,
 Видевший много незримого,
 Слышавший, кроме людского,
 Многое то, что звучит не среди говорящих людей.
 Был также славный Фион, звавшийся Гэлом Мак-Морни.
 Был также юный беспечный, что звался Куниэн-Миуль.
 Все они вместе, по слову Друидов,
 Отправились к чаще, излюбленной Ведьмою с Пальцем.
 Они увидали ее на холме.
 Она собирала смертельные травы,
 И с нею был сын-Исполин.
 Мак-Морни свой лук натянул,
 Но стрела, просвистев, лишь задела
 Длинный колдуний сосуд,
 Где Ведьма готовила яд,
 Кувырнулся он к синему пламени,
 Ушла вся отрава в огонь.
 Исполин, увидав наступающих,
 На плечи схватил свою мать
 И помчался вперед,
 С быстротой поразительной,
 Через топи, овраги, леса.
 Но у Фина Мак-Колли глаза были зорки и руки уверены,
 И серебряной меткой стрелой
 Пронзил он ведовское сердце.
 Гигант продолжал убегать.
 Он с ношей своей уносился,
 Пока не достиг, запыхавшись,
 До гор Донегаль.
 Пред скатом он шаг задержал,
 Назад оглянулся,
 И, вздрогнув, увидел,
 Что был за плечами его лишь скелет:
 Сведенные руки и ноги, да череп безглазый, и звенья
 спинного хребта.
 Он бросил останки.
 И вновь побежал Исполин.
 С тех пор уж о нем никогда ничего не слыхали.
 
 Но несколько лет миновало,
 Сменилися зимы и весны,
 Не раз уже лето, в багряных и желтых
 Листах, превратилося в осень,
 И те же, все те же из славных Фионов
 Охотились в местности той,
 Скликались, кричали, смеялись, шутили,
 Гнались за оленем, и места достигли,
 Где кости лежали, колдуний скелет.
 Умолкли, былое припомнив, и молча
 Напевы о смерти слагал Оссиан,
 Вдруг карлик возник, рыжевласый, серьезный,
 И молвил: "Не троньте костей.
 Из кости берцовой, коль тронете кости,
 Червь глянет, и выползет он,
 И если напиться найдет он довольно,
 Весь мир может он погубить".
 "Весь мир", - прокричал этот карлик серьезно,
 И вдруг, как пришел, так исчез.
 Молчали Фионы. И в слух Оссиана
 Какие-то шепоты стали вноситься,
 Тихонько, неверно, повторно, напевно,
 Как будто бы шелест осоки под ветром,
 Как будто над влагой паденье листов.
 Молчали Фионы. Но юный беспечный,
 Что звался Куниэн-Миуль,
 Был малый веселый,
 Был малый смешливый,
 Куда как смешон был ему этот карлик,
 Он кости берцовой коснулся копьем.
 Толкнул ее, выполз тут червь волосатый,
 Он длинный был, тощий, облезло-мохнатый,
 Куниэн Миуль взял его на копье,
 И поднял на воздух, - и бросил со смехом,
 Далеко отбросил, и червь покатился,
 Упал, не на землю, он в лужу упал.
 И только напился из лужи он грязной,
 Как вырос, надулся, раскинулся тушей,
 И вдоль удлинился, и вверх укрепился,
 Змеей волосатой, мохнатым Драконом,
 И бросился он к опрометчивым смелым,
 И тут-то был истинный бой.
 
 Кто знает червей, тот и знает драконов,
 Кто знает Змею, тот умеет бороться,
 Кто хочет бороться, тот знает победу,
 Победа к бесстрашным идет.
 Но как иногда ее дорого купишь,
 И сколько в борении крови прольется,
 Об этом теперь говорить я не буду,
 Не стоит, не нужно сейчас.
 
 Я только скажу вам, кто внемлет напеву,
 Я был в Донегале, на острове вздохов,
 Я был там под ивой седой,
 Я многое видел, я многое слышал,
 И вот мой завет вам: Не троньте костей.
 Коль нет в том нужды, так костей вы не троньте,
 А если так нужно, червя не поите,
 Напиться не дайте ему.
 Так мне рассказали на острове древнем,
 Пред бурей, над влагой, над глинистым срывом,
 Сказали мне явственно там
 Шёпоты в воздухе. В воздухе.
 
 

Число просмотров текста: 1329; в день: 0.45

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0