Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Ходасевич Владислав Фелицианович
Эпизод

                         ...Это было
 В одно из утр, унылых, зимних, вьюжных, --
 В одно из утр пятнадцатого года.
 Изнемогая в той истоме тусклой,
 Которая тогда меня томила,
 Я в комнате своей сидел один. Во мне,
 От плеч и головы, к рукам, к ногам,
 Какое-то неясное струенье
 Бежало трепетно и непрерывно -
 И, выбежав из пальцев, длилось дальше,
 Уж вне меня. Я сознавал, что нужно
 Остановить его, сдержать в себе, - но воля
 Меня покинула... Бессмысленно смотрел я
 На полку книг, на желтые обои,
 На маску Пушкина, закрывшую глаза.
 Все цепенело в рыжем свете утра.
 За окнами кричали дети. Громыхали
 Салазки по горе, но эти звуки
 Неслись во мне как будто бы сквозь толщу
 Глубоких вод...
 В пучину погружаясь, водолаз
 Так слышит беготню на палубе и крики
 Матросов.
 И вдруг - как бы толчок, - но мягкий, осторожный, -
 И все опять мне прояснилось, только
 В перемещенном виде. Так бывает,
 Когда веслом мы сталкиваем лодку
 С песка прибрежного; еще нога
 Под крепким днищем ясно слышит землю,
 И близким кажется зеленый берег,
 И кучи дров на нем; но вот качнуло нас -
 И берег отступает; стала меньше
 Та рощица, где мы сейчас бродили;
 За рощей встал дымок; а вот - поверх деревьев
 Уже видна поляна, и на ней
 Краснеет баня.
                 Самого себя
 Увидел я в тот миг, как этот берег;
 Увидел вдруг со стороны, как если б
 Смотреть немного сверху, слева. Я сидел,
 Закинув ногу на ногу, глубоко
 Уйдя в диван, с потухшей папиросой
 Меж пальцами, совсем худой и бледный.
 Глаза открыты были, но какое
 В них было выраженье - я не видел.
 Того меня, который предо мною
 Сидел, - не ощущал я вовсе. Но другому,
 Смотревшему как бы бесплотным взором,
 Так было хорошо, легко, спокойно.
 И человек, сидящий на диване,
 Казался мне простым, давнишним другом,
 Измученным годами путешествий.
 Как будто бы ко мне зашел он в гости,
 И, замолчав среди беседы мирной,
 Вдруг откачнулся, и вздохнул, и умер.
 Лицо разгладилось, и горькая улыбка
 С него сошла.
 Так видел я себя недолго: вероятно,
 И четверти положенного круга
 Секундная не обежала стрелка.
 И как пред тем не по своей я воле
 Покинул эту оболочку - так же
 В нее и возвратился вновь. Но только
 Свершилось это тягостно, с усильем,
 Которое мне вспомнить неприятно.
 Мне было трудно, тесно, как змее,
 Которую заставили бы снова
 Вместиться в сброшенную кожу...
                         Снова
 Увидел я перед собою книги,
 Услышал голоса. Мне было трудно
 Вновь ощущать все тело, руки, ноги...
 Так, весла бросив и сойдя на берег,
 Мы чувствуем себя вдруг тяжелее.
 Струилось вновь во мне изнеможенье,
 Как бы от долгой гребли, - а в ушах
 Гудел неясный шум, как пленный отзвук
 Озерного или морского ветра.
 
             1918
 

Число просмотров текста: 786; в день: 0.27

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0