Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Science fiction
Шапарова Наталья
X-Files: что дальше? Space (Космос)

["Земля в иллюминаторе, Земля в иллюминаторе,

Земля в иллюминаторе видна..."

(из шлягера 80-х)]

Когда в 70-х были получены снимки поверхности Марса, вокруг них было очень много шуму. Как и вокруг выхода человека в открытый космос. Вовсю обсуждались разные необычные явления, связанные с этими фактами: ну, в частности, на одной из фотографий Марса обнаружилось "лицо" - нечто, похожее на огромную скульптуру, маску, выложенную на ровной поверхности. Ученые пришли к выводу, что это "лицо" вряд ли можно считать останками инопланетной цивилизации; скорее всего, это лишь игра света и тени, работа солнечных ветров, овевающих скальные породы. Однако фотография "марсианина" обошла свет, попала в энциклопедии и даже висела у Малдера в кабинете - видимо, Фокс тоже относился к сторонникам теории о марсианской цивилизации. А вот Маркус Белт, бывший астронавт, а позднее - руководитель разных космических исследований, высказывался против этой теории и говорил, что природа подчас творит куда более диковинные вещи, чем самые умелые скульпторы...

И при этом Белт, бывалый космопроходец, совершенно осознанно и бессовестно кривил душой.

А по ночам он ворочался с боку на бок и стонал, ибо терзал его один и тот же кошмар - кошмар из давнего прошлого, когда он, тогда еще совсем молодой космонавт, вышел в открытый космос и любовался прекрасной, огромной, безмятежной Землей, укутанной в перламутровую кисею атмосферы... пока откуда-то из непроглядной, ледяной мглы космоса к нему не выплыл призрак. Натуральный призрак - белое аморфное облачко с зыбким лицом, сотканным из клубящегося тумана лицом, похожим на маску, пробивающуюся сквозь пески Марса. И этот призрак уверенно скользнул к нему, Белту, беспомощно висящему в пустоте...

...И вот об этом Маркус Аурелиус Белт, в 90-х годах уже полковник и директор космической программы Gemini Eight, отчаянно старался не вспоминать.

Ну вот. Тут в программе, за которую отвечал Белт, наметились какие-то неполадки: шаттл едва не погиб при взлете, а все из-за поломки вспомогательного клапана питания. Рентгеновский снимок показал - повреждение очень серьезное, и черт знает, откуда взялось: вроде детали новые, да и проверялось все на сто рядов. Больше всего это встревожило Мишель Дженеро, ответственную за связь с шаттлом: кто-то прислал ей снимок сломанной детали, она подозревала саботаж в НАСА, а ведь в следующий полет должен был уйти ее жених. Правда, она никак не могла объяснить, как кому-то удалось повредить этот проклятый клапан: ведь сплав титана, из которого он был сделан, мог выдерживать совершенно кошмарные перепады температур. Так что Мишель, не зная, что делать, прилетела в Вашингтон и связалась с отделом "Секретных материалов", в надежде, что там-то уж ребята набили руку в объяснении необъяснимого.

Малдер готов был помочь, чем сможет, потому что с детства бредил космосом, ну а Маркус Белт просто был его героем. Так что они со Скалли поехали в Хьюстонский Космический Центр и переговорили с Белтом и техниками, но все им твердили, что клапан сломать - это вам не семечки лузгать, работенка не для одного человека и не на один час. И самое странное, что от рентгеновского снимка все отреклись, никто его не заказывал; ну и в конечном счете все ссылались на Белта - он-де тут главный, у него и спрашивайте. В результате Скалли пришла к выводу, что Белт знает больше, чем говорит; но и остальные тоже не рвались особо откровенничать, так как все в НАСА жутко боялись, что программу прикроют (а такая угроза действительно существовала: чуть превысишь бюджет - и опаньки, финансирование перекроют).

Потом состоялся взлет шаттла - тот самый, которого так боялась Мишель - и все прошло нормально. Малдер и Скалли присутствовали в центре управления, и Малдер буквально сиял изнутри - сбылась детская мечта! Больше агентам делать тут было нечего и они собрались домой... но буквально в последний момент их перехватила Мишель и сообщила, что дела опять пошли наперекосяк: сперва начались технические неполадки, потом их вроде исправили, но затем связь с шаттлом прервалась и теперь все на грани тихой паники. Агентам опять следовало ехать в Хьюстон, причем по ночи, дождю и туману. Мишель ехала на своей машине впереди, агенты следом, видимость была практически нулевой, но машины потихоньку продвигались вперед... Пока на Мишель из тумана не вылетело нечто - тот самый призрак из космоса. Он соткался из тумана и с беззвучным воплем ринулся прямо в лицо девушке, так что она перепугалась и слетела с дороги. Машина перевернулась, но, на счастье Дженеро, агенты были рядом и быстренько выволокли девушку наружу. Мишель не слишком пострадала и сразу потребовала поскорее доставить ее в центр управления - она должна знать, что там происходит.

Добравшись до Хьюстона, троица узнала, что связь с шаттлом есть, но хреновая; а еще у космонавтов неполадки: система маневрирования работает со сбоями, они не могут начать вращение и уйти от Солнца, температура внутри аппарата растет... в общем, сплошные проблемы, и если срочно что-нибудь не предпринять, шаттл просто сгорит. Активизировать системы с Земли не получается: кто-то блокирует телеметрию, не иначе, проблемы с компьютерами. Агенты бросились в комнату с аппаратурой и нашли там техника, который их просветил: кто-то спер какой-то там датчик, случился сбой в одном из процессоров телеметрии, а он, техник, пытается устранить неполадку. Малдер вызвал службу безопасности, чтобы обыскали помещение и вообще охраняли здание.

Тем временем, в центре управления все еще пытались что-нибудь сделать с шаттлом, но как-то ничего не получалось. Наконец-то появился давно уже вызванный Белт и распорядился полностью отключить телеметрию - тогда у пилотов будет шанс наладить работу системы там, у себя. Народ в центре (включая Малдера) усомнился в мудрости этого решения, но вариантов не было: пилотам отдали все карты в руки и центр погрузился в напряженное ожидание. Через некоторое время восстановилась связь: пилотам удалось все наладить, теперь они летели как надо и готовы были доставить свой полезный груз по назначению.

После этого Белт отправился на пресс-конференцию, а Малдер и Скалли принялись расспрашивать Мишель. Их удивляло, как ведет себя Белт: будто ничего и не случилось. Мишель объяснила, что он вынужден так держаться: даже под угрозой гибели людей шаттл обязан был доставить на орбиту груз, потому что если этого не сделать, миллионы долларов вылетят в трубу, а Конгресс живо прикроет проект. Белт со сцены заявил, что полет прошел великолепно и груз доставлен без прецедентов; Мишель, скривившись от отвращения, ушла, а Малдер остался, чтобы переговорить с полковником.

Белт с одного взгляда понял, о чем думает молодой агент, и сразу же это высказал. Да, Малдер имеет право думать, что если он, Белт, солгал прессе, то мог солгать и агентам; но у него, Белта, сейчас нет выбора. Он сам был астронавтом, и знает, что это за профессия: ты должен рисковать жизнью ради прогресса, а люди узнают о тебе, только если твой корабль взорвется ко всем чертям. Прямо на вопрос о саботаже он так и не ответил...

Потом Белт отправился немного отдохнуть, и его опять стали одолевать воспоминания. А потом... потом Белт проснулся на кровати, и его лицо стало искажаться... и превратилось в маску с Марса... и нечто, подобное призраку, внезапно покинуло тело полковника, на секунду зависло над кроватью и неспешно скользнуло в окно.

И буквально в то же время с шаттла передали, что слышат "что-то сверхъестественное".

Похоже было, что кто-то долбится в шаттл; а тут еще началась утечка кислорода - ну прямо из огня да в полымя. Между прочим, точно такие же проблемы когда-то наблюдались у Белта, тогда еще капитана корабля: шаттл едва не погиб, но Маркус как-то ухитрился вернуть его на Землю, так что теперь вся надежда была на него. Однако Белт куда-то подевался, и его никто не мог отыскать, а у ребят на орбите осталось едва полчаса. Малдер отыскал полковника в его комнате и привел в центр управления; Белт чувствовал себя неважно, но перед лицом новой катастрофы собрался и отдал четкое распоряжение: надеть скафандры, приготовиться к экстремальной ситуации и доставить груз на орбиту. Мишель чуть удар не хватил, но полковник был непреклонен: доставить груз - и точка.

Разгневанная Мишель сбежала из центра, агенты пошли за ней. Скалли и Мишель считали, что Белт с самого начала знал про неполадки, возможно, даже был в них повинен; однако Малдер убеждал их, что Белт не хочет гибели астронавтов и знает, что делает - он ведь сам был в такой ситуации. Однако даже Малдер считал, что Белт как-то связан с саботажем, поэтому агенты отправились в Технический Центр и принялись рыться в разных документах. Это явно был поиск иголки в стоге сена; но, на удивление, иголка отыскалась: рентгеновский снимок от 1986 года (за неделю до взрыва Челленджера), заказанный Белтом и аналогичный тому, который Мишель послала агентам.

Тут примчалась Мишель с известием: астронавты увидели призрака рядом с шаттлом и передали об этом на Землю, а с полковником случился какой-то припадок и его отнесли в его офис. Агенты примчались туда и застали полковника в весьма жалком виде - он сидел под столом и вопил: "Нет! Нет!" Малдер вызвал медиков, а Белту становилось все хуже и он бессвязно бормотал что-то о скафандрах, космосе и о том, что "оно там!" Мишель сказала, что пойдет сажать шаттл, но полковник возопил, что этого делать нельзя, и никто не мог понять, почему. Тогда Малдер применил что-то вроде примитивного гипноза, заставив Белта сосредоточиться, и Белт сказал ему, что шаттл сгорит при входе в атмосферу из-за повреждений, причиненных "ими", а он не сумел "их" остановить". Потом он добавил, что "они не хотят, чтобы мы знали" и что "оно вошло в меня, оно живет во мне". Тут лицо полковника стало искажаться, сквозь него проступили другие черты и Мишель узнала лицо, которое вылетело на нее из тумана. Белт еще успел прохрипеть Малдеру, что шаттлу нужно изменить траекторию на 35 градусов; потом несчастным полковником занялись медики, а остальные кинулись в центр управления.

Мишель передала указания космонавтам буквально в последний момент; потом связь прервалась, но шаттл, слава Богу, сел благополучно. Потом Мишель пришлось вместо Белта выступить на пресс-конференции... и солгать, что полет прошел благополучно.

А Белт, лежа чуть ли не под капельницей, внезапно очнулся и из него снова полезла инопланетная сущность. Белт пытался сражаться с пришельцем, потом завопил и выскочил из окна - закончив, таким образом, свое безнадежное сражение. Малдер, прочитав уже в Вашингтоне некролог, печально сказал, что полковник, вероятно, был одержим пришельцем и саботировал проект, даже не отдавая себе отчета в своих действиях; но подсознательно он оберегал астронавтов и поэтому послал Мишель те снимки и сделал все, чтобы спасти шаттл. Ну а в конце он отдал собственную жизнь - как настоящий астронавт. В заключение Малдер задумчиво добавил: "Знаешь, Скалли, мы посылаем в космос людей, чтобы открыть двери Вселенной, но мы даже не знаем, что за теми дверьми".

Во всяком случае, полковника похоронили со всеми подобающими почестями; хотя, как он и говорил, никто - или почти никто - так и не узнал, за что и почему он погиб.

Контакт с автором: tash@irk.ru

Число просмотров текста: 2617; в день: 0.51

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0