Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Science fiction
Шапарова Наталья
X-Files: что дальше? Shapes (Формы)

["Образцовый оборотень не должен быть любопытен.

Вся его жизнь состоит из нескольких несложных действий: унюхал, догнал, разорвал, сожрал и снова в спячку. А все, что сверх, плохо кончится."

(А.Кудрявцев, "Защитный механизм")]

Американцы очень любят рассказы об оборотнях. Можно даже сказать, что оборотни и вампиры - это любимая тема их мистических боевиков... Вероятно, потому, что именно эти существа издревле известны мифам очень многих народов и представляют, так сказать, "активное зло". Правда, в случае с оборотнями это христианство постаралось... Когда-то оборотничество было тесно связано с культом древних богов; вспомним хотя бы Геродота, который писал: "Эти люди (племя невров, обитавших в наиболее болотистой области Восточной Европы), по-видимому, оборотни. Ведь скифы и эллины, которые живут в Скифии, говорят, что раз в год каждый невр становится волком на несколько дней и затем снова возвращается в прежнее состояние". Еще в XIX в. как в Европе, так и на территории матушки-России во время новогодних карнавалов рядились в волчьи шкуры, подражая предкам-язычникам... И при этом смертельно боялись колдунов (в древности - языческих жрецов, позднее объявленных церковью "приспешниками дьявола"), искренне веруя, что те могут бегать в волчьем облике и по собственной прихоти превращать мирных поселян в звериную стаю.

Потом ученые выдвинули теорию ликантропии, а народ - идею заразности (если тебя укусил оборотень, то ты тоже станешь оборотнем). И пошло-поехало...

Наша "оборотневая история" случилась в Монтане, вблизи индейской резервации. Вообще, в Америке оборотней чаще всего связывают с индейцами; это и неудивительно: ведь индейцы некогда были очень дружны с волками и до сих пор, не смотря на всеобщий технический прогресс, еще не совсем утратили связь с природой (европейцы-то лишились ее давным-давно). Впрочем, и белый человек иной раз любит поселиться в глуши, подальше от шума и чада больших городов. Вот, к примеру, Джим и Лайл Паркеры (отец и сын) были вполне счастливы на ранчо: разводили скот, держали лошадей, вели натуральное хозяйство... Они, правда, не очень ладили с местными индейцами, но времена Дикого Запада прошли и всем приходилось как-то уживаться с соседями. Вот они и уживались... до той ночи, когда Лайл пошел в хлев проверить разнервничавшийся скот и обнаружил мертвого быка, а в следующий миг на него прыгнуло нечто мохнатое, клыкастое и когтистое. Подоспевший Джим, решив впотьмах, что на его сына напала пума, выстрелил... А потом обнаружил, что подстрелил индейца.

С точки зрения закона, Паркер был не так уж виноват, поскольку действовал в целях самообороны; но ситуация усугублялась тем, что у фермеров давно имелись разногласия с индейцами из-за земли. К тому же кто-то повадился забивать скот Паркеров, и подтверждением тому была туша быка на дворе; но только Джим, бывалый охотник, был уверен, что никакой здешний хищник не смог бы обработать скотину таким образом - несчастный бык был похож "на бумагу, которую пропустили через бумагорезательную машину". Раны на груди Лайла тоже не ногтями поскребли... В общем, темное это было дело. Паркер уверял, что когда примчался на крик сына, то увидел красные глаза и клыки... что, кажется, не является характерной чертой индейцев.

Естественно, столь загадочное дело попало в отдел "Секретных материалов". Выслушав показания Паркеров, агенты пошли осмотреть место преступления, и Малдер не был разочарован: в грязи он сразу увидел отпечатки чьих-то ног, сменяющиеся отпечатками лап, а в конце следа нашел здоровенный лоскут кожи (похоже, кто-то тут основательно линял).

Потом агенты поехали в резервацию, чтобы поговорить с местным шерифом - Чарли Тскани. Пытаясь его отыскать, они зашли в местный бар, но там им оказали довольно холодный прием - похоже, все до единого здесь знали, что на самом деле произошло прошлой ночью. Старый мудрый индеец Иш, сидевший в углу, посоветовал агентам ехать домой - все равно существо, которое они ищут, уже нашел и убил старший Паркер. Услышав это, молодая индианка за бильярдным столом - Гвен Гуденснэйк - гневно стукнула кием и крикнула, что Паркер убил ее брата, а все "слишком боятся глупой старой легенды, чтобы что-нибудь сделать".

Тут пришел шериф и повел агентов к себе в офис осматривать "тело преступления". Перед офисом торчали двое дюжих индейцев - охраняли душу покойного; шериф признался агентам, что он старается не вмешиваться в старые обычаи и предрассудки, покуда они не мешают Закону. Рассказывать древние легенды он не захотел, зато объяснил, что погибший (Джо "Добрый Змей") и его сестра Гвен были главными противниками Паркера: они считали, что он пускает свой скот на земли резервации и даже подали против него иск.

Осмотрев тело Джо, агенты обнаружили на его груди шрамы - такие же, как у Лайла, только старые; а во рту у "Доброго Змея" были два острых звериных клыка. Малдеру очень хотелось провести вскрытие и посмотреть, нет ли внутри у Джо еще каких-нибудь аномалий; однако шериф запретил аутопсию, сказав, что индейская религия это запрещает, к тому же вечером состоятся похороны.

Похороны представляли собой кремацию: тело уложили на высокий помост, шаман поджег гору хвороста и затянул заунывную песнь. Наблюдая за тем, как вздымаются языки пламени, Малдер поведал Скалли истинную причину, по которой он решил взяться за это дело: самым первым "секретным материалом", который завел самолично Дж. Эдгар Гувер, был как раз случай такого рода. Во время Второй Мировой в этом самом районе прокатилась волна убийств: трупы были искалечены, как если бы их рвал дикий зверь, однако несколько жертв нашли дома, как если бы они сами впустили убийцу. В 1946 г. полиция загнала это "животное" в маленький домик в национальном парке и расстреляла; а когда вошли внутрь, чтобы подобрать тело, обнаружили труп Ричарда Уоткинса. После этого убийства прекратились... а потом снова начались - в 59-м, затем в 64-м, 78-м, и вот теперь снова - в 94-м. Но человек-животное бродил по этим краям еще 150 лет назад: в отчетах экспедиции Льюиса и Кларка говорится, что некоторые индейцы могли превращаться в волков. Скалли, конечно, сказала, что все это - старые легенды или случаи ликантропии; и даже если бы Джо действительно был оборотнем, он ведь теперь мертв, не так ли?..

Гвен, разумеется, присутствовала на похоронах, но соболезнования агентов принять не пожелала. А уж когда приехал Лайл Паркер, она и вовсе взорвалась: да как он смеет, кричала она, не слушая его извинений, да чтоб ему самому пришлось пережить то, что довелось ей!..

Раньше люди верили, что проклятие, особенно произнесенное в ярости, непременно исполнится. Так и случилось... Тем же вечером Джим Паркер, в одиночестве сидевший на веранде, был неожиданно атакован каким-то странным животным. Его искалеченное тело нашли утром; в теле даже остался один огромный коготь. Скалли предположила, что либо на старика напал горный лев, либо это была месть за Джо и кто-то имитировал хищника. Шериф предположений не выдвигал, но отметил, что Гвен и Лайл исчезли: никто не видел их после похорон. Агенты прогулялись по окрестностям, и Малдер отыскал клок шерсти и лоскут кожи, а Скалли - нагого Лайла Паркера, очевидно, пребывающего в шоковом состоянии. Встревоженная состоянием юноши, Дана увезла его в больницу, а Малдер прижал шерифа к стенке (подозревая, что тот кое-что знает), и Тскани отвел его к Ишу - он-де лучше сможет объяснить ситуацию...

Иш отнесся к агенту более тепло, чем в прошлый раз, и даже сделал ему комплимент (по поводу "индейского" имени - Фокс, т.е. Лис). Он также рассказал Малдеру, что сам видел оборотня, когда был еще ребенком: как-то вечером он шел мимо дома Уоткинса и стал свидетелем его мучительного превращения. Ранее Уоткинс сам был атакован подобным существом, которого индейцы-алгонкины называли маниту: "это злой дух, способный превратить человека в животное... жертва духа сама становится чудовищем".

[На самом-то деле "истина где-то рядом": первобытные народы вообще, как правило, не признают абсолютного зла. Согласно "Мифологическому словарю", маниту - это просто "сверхъестественные силы или существа; обитают под землей, на ней и под ней. В маниту воплощаются неизвестные способности и силы действительности; одновременно маниту - магическая власть, невидимая сила или причина, которой могут обладать люди, животные и предметы неживой природы". Так что "одержимость маниту" - это не проклятие или, по крайней мере, раньше не рассматривалось как проклятие.]

Да, так вот. Уоткинс, стало быть, сам был жертвой: маниту подстерег его в лесу и оцарапал, а бедняга потом со страшным воем преобразовывался в новую форму, бегал по окрестностям и грыз кого попало, после чего возвращался в собственную шкуру и не помнил ничегошеньки из происшедшего. Уоткинса убили, но у него был сын... Малдер предположил, что эта зараза передается по наследству, и если Джо был маниту, то им может стать и Гвен; возможно, именно она убила Паркера... И буквально тут же нашлась Гвен: она, как видно, подслушала "мужской разговор" и попыталась угнать машину Иша, да не вышло - ее перехватил шериф. Гвен была в истерике, потому что видела, что убило Паркера: она подобралась в тот вечер к ранчо, чтобы сделать какую-нибудь гадость, но когда увидела чудовище - сбежала куда подальше...

А в это время в больнице немного оклемавшийся Лайл сказал Скалли, что ничего не помнит: ему было очень стыдно за ту сцену на похоронах, он с горя напился и, должно быть, отправился к диким животным, которых Паркеры держали в клетках на заднем дворе. Тех зверей (среди которых была и пума) завела еще покойная миссис Паркер, и Лайл ухаживал за ними в память о матери... Отца он в тот вечер даже не видел: Джим не одобрил его решения поехать на похороны. Узнав о его кончине от Скалли, Лайл предположил, что сам спровоцировал индейцев на месть, и его тут же начала грызть совесть. Поскольку физически он, кажется, был в порядке, Скалли решила отвезти его домой. Уже после их отъезда в больницу позвонил Малдер, желавший поделиться новостями со Скалли, и встревоженный доктор Паркера поведал ему, что только что получил результаты анализов: в крови Лайла была обнаружена кровь его отца, и она могла попасть туда только путем приема внутрь... так сказать, с пищей...

Скалли и Лайл приехали на ранчо уже в сумерках. Электричества не было, Лайл было собирался включить генератор, но тут ему стало плохо. Дана довела его да ванной и он заперся там... и начал превращаться. Превращение было болезненным, и Скалли, услышав вопли, попыталась было взломать дверь ванной... однако Лайл преуспел в этом быстрее: удар тяжелой лапы пробил доски насквозь, сбив Дану с ног.

Примчавшиеся на подмогу Малдер и Тскани застали дом темным и тихим. Они принялись обыскивать комнаты, и Малдера изрядно напугала Скалли, неожиданно выступившая из темноты. Оказалось, Дана решила, что на Лайла напала выбравшаяся из клетки пума, а поскольку ее пистолет потерялся, когда "пума" ломилась из ванной, Скалли пришлось срочно прятаться. Агенты потихоньку двинулись дальше, и в следующей же комнате на них напали; но тут как раз вошел Тскани и подстрелил нападавшего - Лайла...

На следующий день агенты, собираясь домой, узнали от шерифа, что Гвен раздала все свое нехитрое имущество и уехала неизвестно куда. Подошел старик Иш, посмотрел, как Малдер садится в машину... и окликнул: "ФБР! Увидимся... лет через восемь".

Контакт с автором: tash@irk.ru

Число просмотров текста: 2671; в день: 0.52

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0