Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Майков Аполлон Николаевич
Сабля царя Вукашина

 (Из сербских народных песен)
 
 Рано утром, на заре румяной,
 Полоскала девица-туркиня
 На реке на Марице полотна,
 Их вальком проворным колотила,
 На траве зеленой расстилала.
 И река пустынная шумела,
 И до солнца воды были светлы;
 Но, как стало солнце подыматься,
 Светлы воды словно помутились:
 Всё желтее проносилась пена,
 Всё темнее глубина казалась;
 А к полудню вся река уж явно
 Алою окрасилася кровью.
 И пошли мелькать то фес, то долман,
 А потом помчало, друг за другом,
 То коня с седлом, то человека;
 И вертит на быстрине их трупы,
 И что дальше, то плывет их больше,
 И конца телам вверху не видно.
 Опустив валек, стоит туркиня:
 Страшно стало ей от тел плывущих;
 Только слышит, кличут к ней оттуда...
 Кличет витязь, бьется с быстриною,
 Всё его от берега относит.
 "Умоляю именем господним,
 Будь сестрой мне милою, девица! -
 Кличет витязь и рукою машет. -
 Брось конец холста ко мне скорее,
 За другой тащи меня на берег!"
 И туркиня белый холст кидала,
 На один конец ногой ступила,
 А другой взвился и шлепнул в воду,
 И поймал его поспешно витязь,
 И счастливо до берега доплыл;
 А взобрался на берег - и молвил:
 "Ох, совсем я изнемог, сестрица!
 Исхожу кругом я алой кровью...
 Помоги мне: ран на мне числа нет!"
 И упал бесчувственный на землю.
 Побежала во свой двор туркиня,
 Впопыхах зовет родного брата:
 "Мустафа, иди, голубчик братец,
 Помоги, снесем с тобою вместе,
 Там лежит - водой его прибило -
 Весь в крови и в тяжких ранах витязь.
 Он господним именем молился.
 Чтоб ему мы раны залечили.
 Помоги, снесем его в постелю!"
 
 Мустафа-ага пришел и смотрит:
 Тотчас видит - не простой то витязь!
 Он в богатом воинском доспехе,
 У него с златым эфесом сабля,
 На эфесе - три больших алмаза.
 Мустафа-ага не думал долго,
 Отстегнул у витязя он саблю,
 Из ножон ее червленых вынул
 Да как хватит витязя по горлу -
 Голова аж в воду покатилась!
 
 Девица руками лишь всплеснула!
 "Зверь ты, зверь, - воскликнула, - косматый!
 Ведь молил он нас во имя божье
 И меня сестрою милой назвал!
 Ты ж как раз позарился на саблю -
 Через эту ж саблю, знать, и сгинешь!"
 
 Мустафа травою вытер саблю,
 И столкнул ногою тело в воду,
 И пошел домой, ворча сквозь зубы:
 "Вот тебя-то не спросил я, жалко!"
 
 И немного времени минуло,
 Как султан созвал к походу войско.
 Собрались его аги и беи,
 У реки, у Ситницы, стояли.
 Мустафу все кругом обступают,
 Все его дивятся чудной сабле;
 Только, кто ни пробует, не может
 Из ножон ее червленых вынуть.
 Подошел попробовать и Марко,
 Знаменитый Марко королевич!
 Ухватил - да сразу так и вынул.
 А как вынул, смотрит - а на сабле
 Врезаны три надписи по-сербски:
 Ковача Новака первый вензель,
 А другое имя - Вукашина,
 Третье ж имя - Марко королевич.
 
 Приступил к турчину храбрый Марко:
 "Где, турчин, ты добыл эту саблю?
 За женой ли взял ее с приданым?
 От отца ль в благословенье принял?
 Аль на чисто выменял на злато?
 Аль в бою кровавом добыл честно?"
 
 И пошел турчина похваляться,
 Рассказал, как сделалося дело,
 Как сестра полотна полоскала,
 Как рекой тела гяуров плыли,
 Как один живой был между ними,
 Как она поймать его успела,
 И пришел он, и увидел саблю...
 "Не дурак же я на свет родился, -
 Говорит, - почуял, что за сабля.
 Из ножон ее червленых вынул
 Да хватил как витязя по горлу -
 Голова аж в реку покатилась".
 
 Марко даже речи не дал кончить,
 Как в глазах у всех сверкнула сабля -
 И у турка голова слетела -
 Три прыжка - и шлепнулася в воду.
 
 Побежали доложить султану,
 Что беды творит кралевич Марко,
 И султан по Марка посылает.
 Тот один сидит в своей палатке,
 Молча пьет вино, за чарой чару.
 На султанских посланных не смотрит.
 И в другой раз шлет султан, и в третий,
 Наконец взяла докука Марка.
 Он вскочил и, выворотив шубу
 Мехом кверху, н_а_ плечи накинул,
 Булаву с собою взял и саблю
 И пошел в султанскую палатку.
 
 На ковре султан сидит в палатке;
 И приходит Марко, да и прямо,
 В сапогах, как был, перед султаном
 На ковре узорчатом садится.
 Сам глядит темнее черной тучи,
 Очи в очи устремив султану.
 Увидал султан, каков есть Марко,
 Потихоньку стал отодвигаться, -
 А за ним и Марко, и всё смотрит.
 Смотрит так, что дрожь берет султана.
 Он еще отдвинется, а Марко -
 Всё за ним, да так и припер к стенке;
 И сидит султан, мигнуть боится.
 "Ну, как вскочит, - думает, - да хватит
 Булавой", - и пробует, что тут ли
 Ятаган его на всякий случай.
 Уж насилу собрался он, молвит:
 "Видно, Марко, кто тебя обидел?
 Обижать тебя я не позволю!
 Учиню, коль хочешь, суд немедля".
 Всё от Марка нет как нет ответа.
 Наконец обеими руками
 За концы он взял и поднял саблю
 И поднес ее к глазам султану.
 "Об одном молись ты вечно богу, -
 Он сказал, дрожа и задыхаясь, -
 Что нашел не на тебе, владыко
 Всех подлунных царств, я эту саблю:
 Погляди, какая это надпись?
 Прочитай - тут имя Вукашина!
 Вукашин - царь сербский, мой родитель".
 И, сказав, заплакал храбрый Марко.
 
 <1869>
 
 

Число просмотров текста: 777; в день: 0.28

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0