Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Поэзия и песни
Майков Аполлон Николаевич
Другу Илье Ильичу

 Илья Ильич! Позволь, пока еще я смею
 Гордиться дружбою высокою твоею,
 Позволь воспеть звезду всходящую твою!
 Покинешь скоро ты друзей своих семью
 И потеряешься для них в сияньи света,
 Недосягаемом для бедного поэта!
 Позволь мне хоть сказать, как я люблю тебя,
 Как мил ты мне, когда, гаванский дым клубя,
 Прихлебывая, пьешь ликер ты благовонный
 Иль сельтерской водой клико остепененный;
 И в этот сладкий час, между еды и карт,
 В бюрократический приходишь вдруг азарт,
 И перестроивать, с верхов до основанья,
 Всё заново начнешь общественное зданье!
 О, как мы слушаем! Как наш ученый Шмит -
 Сей нигилистов бич - от счастия пыхтит!
 А юный правовед - сей баловень фортуны, -
 Как будто ловит он речей твоих перуны
 И прячет их в карман, чтоб ими, может быть,
 В бумагах деловых эффектно погромить!
 А Петр Петрович! Тит Фомич! И я-то, грешный, -
 Мы таем, учимся, и - верь - не безуспешно!
 Какие новые пружины и винты
 В гражданский механизм искусно вводишь ты!
 Какой из рук твоих, в жизнь дикого народа,
 Ручной голубкою влетела бы свобода!
 Я слушаю, лежу спокойно на софе
 И вижу, что и я, в особенной графе,
 В теории твоей стою, и так же точно
 Все - пирамидою, осмысленно и прочно
 Сложились шестьдесят мильонов русских душ!
 И как мы все цветем! О, богом данный муж!
 У всех одна лишь мысль, все трудимся мы вместе,
 Чтоб всё, что ты завел, стояло век на месте.
 Не только старики, - ты счастьем всех смирил,
 Всех! Даже молодежь ты так переродил,
 Что исчезает в ней уж в школе пыл и ярость,
 И прыгает она из детства прямо в старость...
 Мне даже кажется, что стали наезжать
 Уж немцы к нам твое созданье изучать,
 Дивясь, какой судьбой на "свинской" почве русской
 Вдруг стало пахнуть всё идиллией французской!
 Конечно, иногда меня смущает тут
 Одно сомнение: народец русский - плут!
 Не спорит никогда, но всюду - как по стачке,
 Как в яму спустит вдруг, глядишь, поодиначке,
 Созданья лучшие ученейших голов.
 И как ты ни пиши, что с ним ни трать ты слов, -
 Он от тебя бежит под сень родного мрака,
 Как от немецкого намордника собака!
 Но ты - ты сладишь с ним... вот только б проложить
 Тебе тропинку-то!.. Вот только б обратить
 Вниманье... знаешь... там!.. Лишь там бы захотели
 Понять твои мечты, способности и цели!
 Тогда б ты сладил, да! Ведь ты не то, что был,
 Ну, хоть твой папенька!.. Ах, вижу, рассмешил
 Тебя сравненьем я! Хохочешь?.. Слава богу!
 Мне лестно! очень! да!.. Вспадет же на язык!
 Вот в самом деле был забавный-то старик!
 Полжизни на плацу вытягивал он ногу,
 Был губернатором, здесь чем-то управлял...
 Застегнут, вытянут, каким-то дикобразом
 Старался выступать, - казалось, съест вот разом!
 Пугать всегда хотел - и вовсе не пугал!
 В нем, знаешь, не было - руководящей нити...
 А ты - учтив всегда, без этой лишней прыти,
 И, не поморщив бровь, сгоняешь со двора
 Без объяснения, лишь почерком пера,
 Всех этих практиков и самоук несчастных,
 С великой мыслию твоею несогласных!
 Не слушаешь мольбы ни жен их, ни детей...
 А папенька? Смешно и вспомнить-то, ей-ей!
 Воришку мелкого, на сотенном окладе,
 Бывало, призовет, кричит, сам весь в надсаде,
 Раздавит, кажется... Ан смотришь, покричит -
 И сам расплачется, да тут же и простит!
 Закона - не любил! Его боялся даже,
 Всегда в нем видел то, против чего на страже
 Быть должно всякому, и, встретясь с ним в пути,
 С ним только вежливость старался соблюсти...
 Вот в чем всё горе-то! В мундир весь век рядился,
 Но сквозь мундир его халат всегда сквозился!
 Вот ты, - так и в пальто, без звезд и без крестов.
 А точно, кажется (я, впрочем, это слышал
 От маменьки твоей), на свет в мундире вышел!
 Конечно, память твой _пап_а_ у стариков
 Оставил добрую, - и ставят пред иконы
 И нынче за него свечу; но, милый мой,
 Тебя благословят - не тот и не другой,
 Не Прохор, не Кузьма, не Сидор - а мильоны!
 И пусть кричат слепцы: ты деспот! ты тиран!
 Не слушай! Это толк распущенных славян,
 Привыкших к милостям и грозам деспотизма!
 Тиран ты - но какой? Тиран либерализма!
 А с этим можешь ты - не только всё ломать,
 Не только что в лицо истории плевать,
 Но, тиская под пресс свободы, - половину
 Всего живущего послать на гильотину!
 
 1861, <1863>
 
 

Число просмотров текста: 763; в день: 0.28

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0