Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Виталий Диксон: Жизнь и творчество в литературной критике и публицистике
Яровая Анастасия
На ближних подступах к аннотации

«Ну, кто?! Кто, скажите мне, пожалуйста, какой всевышний искуситель  показал Диксону буквы!?..»

То, что познав сии графические закорючки, писатель Виталий Диксон сразу же нашёл им подходящее применение, меня не удивляло: это было очевидным. Но с тех самых пор…

С самой собой мне всё понятно: я не перенесла сверхплотной тяжести  «Августейшего сезона», последнего (по факту издания) диксоновского романа. Так  он и остался для меня – как джойсовский «Улисс»: можно глубокомысленно покачивать головой и надувать со знанием дела щёки, но уж никак не признаваться, что прочитаны только первые пятьдесят страниц  или, пускай, сотня. К слову, Бродский полагал, что «Улисса» вообще мало кто прочёл до конца, тем более, что для понимания и восприятия некоторых книг чтение «от корки до корки» не всегда требуется.

С Диксоном, как мне кажется, тот же случай, коленкор, переплёт или просто - под зад коленкой, это уж читатель сам выберет, но, думаю, всё же он догадается, что о  постмодернистском  «соавторстве» (писатель-читатель)  и речи  быть не может,  с Диксоном эти штучки-шуточки не пройдут: нет в нём никакого ни постмодернизма, ни соавторства, а одно сплошное dixi: «я сказал» - и точка. Или даже три точки – и недосказанность, и многозначность, а может даже, и рефлексии в названии новой книги: «Однажды мы жили…» - уж не сомневается ли автор в оном утверждении?

Нет, не сомневается. Но и не торжествует. Жили и жили, с ярмарки на ярмарку, с горки на горку, под горку да в ямку… Но Диксон упасть не даёт! Он выкладывает текст закодированными ступеньками, а там уж как душе будет угодно распорядиться: то ли вниз, погружаясь в глубины собственной памяти, которая где-то как-то в чём-то созвучна описываемым событиям (и я, и я училась у профессорши Тендитник!); то ли – вверх, к вершинам самопознания, в котором не столько ремарковского про обязательность повторения прошлого, ежели его опрометчиво позабыть, сколько удивлённого удивления (и вовсе тут нет масла масляного!): что же это за оксюморон такой – «однажды мы жили»?

А такой! Что однажды (а дважды-трижды не бывает, и «двойная жизнь» - всего лишь нелицеприятная метафора) мы (а не кто-то другой) жили (поживали, проживали, переживали, оживали, выживали, жилились-выёживались…) В общем, нормально. По-людски. «Через тернии к звёздам» (Сенека) + «Через жопу и в никуда» (Диксон) = Sic transit, получается…Транссибирский экспресс: отсюда и в вечность. Остановки – как по требованию, так и вопреки.

Иркутск, 4 октября 2011 г.

Число просмотров текста: 1219; в день: 0.59

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 7 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0