Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Виталий Диксон: Жизнь и творчество в литературной критике и публицистике
Яровая Анастасия
Двадцать одна открывашка

Предисловие к комплекту открыток:
Виталий Диксон. Цитадель: Страницы минувших книг. – Иркутск, 2008.

    Писать про Диксона мне доводилось. Не раз и не два. При этом доводы, как и поводы, были разные – то ли новую книжку осветить, то ли самой в лучах диксоновской славы посветиться, то юбилей, то еще какое разнообразие поз и положений. И вот зачем взялась писать на сей раз – ума не приложу. Тем более, что повторяться – моветон, а рассказать по новому – это ж сколько фантазии надо…

   Да к тому ж, если бы в одной фантазии дело…

   А все дело в том, что его (ум) по отношению к нему (Диксону) прикладывать традиционно некуда. Ибо весь Диксон – не как «человек и пароход», но как «писатель и остров», - состоит из полутонов, намеков, иносказаний и метафор (при том что многие тропы ведут в никуда). Проще говоря, весь он – одна сплошная игра слов и разума. Причем частенько – между собой. И все-то он наиграться не может. Или не хочет (в смысле, перестать). А лучше сказать – не желает.

   От хотения до желания, известное дело, путь не далекий. Впрочем, недалеким его вряд ли осилить. В том числе и потому, что Диксон вешки-указатели кое-где ставит, конечно, да только львиная доля их – фальшивые. Хотя внешне все выглядит чин-чинарем: верной дорогой идете, товарищи.

   Ага, вздумалось козлику в лес погуляти…

   Так об чем, то бишь, сие иносказание? О каком предложном падеже мелкого рогатого скота, заплутавшего в дебрях букв, слогов и слов, которые Диксон невообразимым образом тусует в единственно возможный расклад собственного текста, внутри которого есть не только Бог с порогом, но и бабушка с Юрьевым днем, и цирк с конями и прочая эквилибристика, прямо на глазах трансформирующаяся в экслибристику: когда «Из книг В. Диксона», значит не просто из его книг, но – из ЕГО.

   Общим числом шесть. Ну, и плюс сопутствующие мелочи.

   А вот открыток до сей поры – не было. Упущение сие необходимо было исправить, ибо если вы до сих пор не открыли для себя Диксона, значит, ничего вы не потеряли. Но и не приобрели. И если с потерей однозначности не занимать, то с приобретением как раз занимать. Тем более, что с точки зрения географии наш Диксон – вот он, прямо в двух шагах на книжной полке, руку протяни и ознакомься. И будет тебе интеллектуальное счастье в виде вот такой, отнюдь не географической, открытки.

   Другой вопрос, зачем? Или как вариант – «за чем?» Зачем открывать новые непознанные доселе земли-острова, когда «нас и здесь неплохо кормят»? За чем пускаться в это неведомое плавание, которое если и принесет открытие, то не обязательно восторженное с придыханием «А-а-ах! Какой душка!».

   Да, собственно говоря, ни за чем и незачем. А вот «за кем?» – это уже другой вопрос, переплет и коленкор. Кто последний? – Я за вами. К открытию Диксона будьте готовы! – Всегда готовы!

   Готовы, но не подготовлены. Тем более что Диксон, как пить дать, встретит вас не с распростертыми объятьями, а посматривая через бойницу цитадели. Мой дом – моя крепость: что хочу, то и ворочу.

   Но уже со скрипом – воротит, и опускается подъемный мост: не добро пожаловать, конечно. Но и не посторонним вход воспрещен – что уже не может не радовать.

   Проходи, коль не шутишь. А коль шутишь – проходи тем более. Посмотри и ознакомься с картинками с выставки достижений отдельно взятого хозяйства, а заодно с цитатами, от которых уже полшага останется до полноценных книг.

   Цитаты – они как семечки. Насыпьте и мне стаканчик…

«… Время-то… оно тянется, потягивается, с боку на бок переваливается, с вечера – на вчерашний день, и вдруг заметишь с восхищенным смятением, что онО  уже превратилось в Оно… если, конечно, заметишь…»

   Во времена оны спросил меня как-то Виталий Алексеевич Диксон: «Это как же жанр в современной отечественной журналистике называется, коим ты злоупотребляешь для читательского просвещения?»

   «Какой такой жанр?» – удивилась я.

   «Да вот такой, состоящий из надерганных цитат».

   Поскольку жанра такого (тем более в современной отечественной журналистике) нету, пришлось тут же его выдумать:

   «Цитатница,» – сказала я, гордая новоизобретенным словом, в котором отражалась моя страсть к сладкому (а Диксон – на десерт).

   «Кому цитатница, а кому и цитадель» – фехтовально изрек Диксон, мгновенно расставив иные ударения с акцентами.

   Ударения при этом могли быть по голове, отчего акцент появлялся неизбежно.

    С Диксоном всегда так: не в лоб, так по лбу. И ничего в итоге не остается, кроме как раскрыть книжку да и прочитать:

«А продолжение следует – и всегда не так, как следовало бы…»

17 ноября 2008 г.

Число просмотров текста: 911; в день: 0.44

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 7 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками:

Генератор sitemap

0