Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Политика
Джугашвили (Сталин) Иосиф Виссарионович
Выводы

Первая волна политического подъема начинает отходить. Идут "последние" забастовки. Там и сям раздаются еще голоса протестующих забастовщиков, но это будут "последние" голоса. Страна, пока что, начинает принимать "обычный" вид...

Какие уроки может извлечь пролетариат из последних событий?

Восстановим картину "дней движения".

4 апреля. Расстрел на Лене. Около 500 жертв убитых и раненых. В стране, видимо, спокойно. Настроение правительства твердое. Начинаются забастовки-протесты на юге.

10 апреля. Запрос в Думе. Число забастовок возрастает. Становится тревожно.

11 апреля. Ответ министра Макарова: "так было, так будет". Тимашёв "не вполне" согласен с Макаровым, Первое замешательство в рядах представителей власти. В Петербурге идут митинги и забастовки. В провинции движение усиливается.

15 апреля. В Петербурге демонстрация студентов и рабочих.

18 апреля. В Петербурге бастует свыше 100 000 рабочих. Устраиваются демонстрации рабочих. Власть теряет голову - Макаров не решается показаться в Думе. Тимашёв приносит извинение. Власть отступает. Уступка " общественному мнению".

Вывод ясен: молчанием, терпением невозможно добиться раскрепощения. Чем громче раздается голос рабочих, тем больше теряют голову силы реакции, тем скорее они отступают...

"Дни движения" - наилучшее поле для испытания политических партий. Партии нужно оценивать не по тому, чти они говорят, а по тому, как они ведут себя "в дни борьбы". Как же вели себя партии, называющие себя "народными", в эти дни?

Группа крайне-черносотенных помещиков, с Замысловскими и Марковыми во главе, с трудом скрывала свою радость по поводу ленских расстрелов. Помилуйте, власть показала силу и строгость - пусть знают "лодыри" - рабочие, с кем имеют дело? Они аплодировали Макарову. Они голосовали против запроса социал-демократической фракции в Думе. Их газета "Земщина" всячески натравливала власть на ленских "агитаторов", на бастующих по России рабочих, на рабочую газету "Звезду".

Группа умеренно-черносотенных помещиков, с Балашовыми и Крупенскими во главе, в сущности, ничего не имела против расстрелов, - она жалела только, что власть действовала слишком прозрачно, открыто. Поэтому, проливая крокодиловы слезы по поводу "убитых", она в то же время желала правительству "тактичности" в делах расстрелов. Она голосовала против запроса социал-демократической фракции, а ее орган "Новое Время" предлагал власти "не церемониться" с "убежденными забастовщиками", демонстрантов подвергать "не легкому штрафу или аресту, а очень строгому наказанию", арестованных же "агитаторов" не выпускать больше из тюрем,

Партия консервативных помещиков и паразитических слоев буржуазии, партия октябристов, с Гучковыми и Гололобовыми во главе, скорбела не о расстрелянных, а о том, что поддерживаемое ею министерство получило "неприятности" (забастовки) из-за "неправильного применения огнестрельного оружия" на Лене. Называя выступление Макарова "не вполне тактичным", она в своем органе, "Голос Москвы", выражала уверенность в том, что правительство "неповинно в пролитой крови". Она провалила запрос социал-демократов. Она науськивала власти на "подстрекателей". Когда же Тимашёв взялся реабилитировать Макарова, она ему аплодировала, считая "инцидент" исчерпанным.

Партия либеральных помещиков и средних слоев буржуазии, партия кадетов, с Милюковыми и Маклаковыми во главе, метая громы фраз против ленских расстрелов, находила, однако, что дело не в основах режима, а в лицах, вроде Трещенко и Белозёрова, Поэтому, пропев фарисейское "мы ошиблись" по поводу выступления Макарова, она вполне удовлетворилась "покаянным" выступлением Тимашёва и притихла. С одной стороны, она поддержала социал-демократическую фракцию, требовавшую суда страны над представителями власти. С другой стороны, она приветствовала представителей промышленной буржуазии, господ мирнообновленцев, просивших тех же представителей власти унять бастующих рабочих "культурными мерами". А чтобы не осталось никаких сомнений насчет ее, партии ка-дэ, благонамеренности, - она взяла да и объявила в своей "Речи" ленскую забастовку "стихийным бунтом".

Вот как вели себя все эти "народные" партии в "дни движения".

Пусть запомнят это рабочие и воздадут им должное в "дни выборов" в IV Думу.

Только социал-демократия защищала в "дни борьбы" интересы рабочих, только она говорила всю правду.

Вывод ясен: социал-демократия - единственная защитница пролетариата. Все остальные упомянутые партии - враги рабочего класса с той, однако, разницей, что они различным образом борются с рабочими: кто - "культурными мерами", кто "не совсем культурными", а кто и "вовсе некультурными".

Теперь, когда первая волна подъема проходит, темные силы, спрятавшиеся было за ширмой крокодиловых слез, начинают снова появляться. "Земщина" призывает к "мерам" против рабочей печати, "Новое Время" приглашает не щадить "убежденных" рабочих. А власти берутся за дело", еще и еще арестовывая "неблагонадежных". На что же они могут рассчитывать в своем "новом походе", откуда такая смелость у растерявшихся было властей?

Они могут рассчитывать только на одно: на невозможность каждый раз подымать массовые протесты, на неорганизованность рабочих, на их недостаточную сознательность.

Петербургская газета "Звезда" № 33, 22 апреля 1912 г.

Подпись: К. Солин

Число просмотров текста: 2489; в день: 0.61

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 1 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0