Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Сибирика
Лаптев Александр Константинович
Крепость характера

На одной из тренировок по карате тренер спросил неожиданно:

- У кого из вас крепкий характер?

  Десять человек молчали. Тренер буравил нас взглядом, и мне стало не то чтобы стыдно, а вроде как не по себе.

- У меня,- сказал я и поднял руку.

- Та-ак. Ещё кто?

  Пошевелился Серега Куницын, рыхловатый невысокий парень лет  двадцати.

Мы вышли в центр и встали друг против друга.

  - Упражнение такое,- начал тренер,- будете по очереди бить <лоокик> по бедру противника, кто первый не выдержит - тот проиграл.

  Я не совсем понял задание, но спрашивать не стал. Тренер повернулся ко мне:

- Начинай!

  Серега смотрел на меня спокойно и беззлобно. Казалось невозможным так просто взять и ударить его.

  - Представь, что перед тобой враг,- накачивал тренер.- Сейчас ты его ударишь, потом он тебя. Ну!

  Я оторвал правую ногу и, пронеся ее по воздуху, обозначил удар. <Лоокик> - это удар надкостницей ноги по бедру соперника. Если хорошо попасть, да по расслабленной ноге - эффект потрясающий. Во-первых, болевой шок. Во-вторых, судорога. В третьих, не минуту, не час и не день, а несколько недель человек не сможет наступить на травмированную ногу. Это, если цела кость. А хороший каратист так может ударить, что кость сломается, лопнет как полый сосуд. Про такие варианты я вообще молчу. Добавлю ещё, что <лоокик> - любимый удар бойцов стиля <Киокушинкай>. Треть всех нокаутов во время спаррингов происходит после этого незатейливого упражнения.

  Итак, я обозначил удар, и тренер, явно недовольный, обернулся к моему противнику.

- Ну-ка, покажи ему как надо бить! Вы каратисты или где?

  Серега отнесся к его словам очень серьезно. Он деловито размахнулся и врезал мне так, что у меня потемнело в глазах и сильно забилось сердце. Лицо покрылось потом и я задышал так, словно пробежал <десятку>.

Тренер вошел в раж. В глазах его плясал огонь.

  - Ты посмотри, как он тебя! Неужели ты стерпишь? А ну врежь ему, чтоб не дрался!

  Серега всё так же стоял и покорно ждал удара. Если бы он уворачивался, как-нибудь оборонялся, я бы ударил хорошо, а так - я не мог. И я снова пробил слабо, даже не в полсилы, а процентов на десять. Бил так, чтобы Серега мог стерпеть. А он в ответ ударил снова сильно - в то же место. Я застонал и покачнулся. Боль была такая, что меня затошнило. Проверять крепость характера я уже не хотел.

  - Достаточно!- скомандовал тренер и повернулся к строю.- Кто из них победил?

  Ребята молчали, то ли из деликатности, то ли в самом деле не поняли. Я ответил за них:

- Он победил!- и показал кивком на Серегу.

- А почему он победил?- допытывался тренер.

  <Потому что бил сильнее!>- подумал я, но не угадал. Серега победил потому, что не выказал своей слабости. Он не стонал и не качался от ударов. Лицо его оставалось бесстрастным. Так объяснил тренер.

Мы встали в строй, и тренировка продолжилась.

  А на другой день я не мог подняться с кровати. Мышцы на левой ноге горели, малейшее напряжение отдавалось сильной болью. Я не мог ступить на ногу. Прежде, чем сесть на стул, примеривался и пристраивался несколько минут, а потом, вытянув больную ногу вперед, опускался на сиденье с такой осторожностью, словно подо мной были горящие угли. Так продолжалось с неделю. На вторую боль умешьшилась, и я снова стал бегать по утрам, подпрыгивая на одной ноге и подволакивая другую. Но только через три месяца последствия травмы ликвидировались полностью. Настолько, что я с одинаковым успехом принимал <лоокик> как на правую, так и на левую ногу. Пока я залечивал травму, ребята усердно тренировались. Пришлось догонять. Ни на какие проверки крепости духа я больше не поддавался - глупости всё это. В повседневной нашей жизни столько всего грубого, грязного, болезненного - боже мой - никаких дополнительных проверок не нужно. Сама жизнь - одна большая проверка, и характера, и крепости, и духа, и много чего ещё. Не скопытиться бы раньше срока, не обозлиться.

  Дай-то бог:

2002 г.

Контакт с автором: [email protected]

Число просмотров текста: 3696; в день: 0.74

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 2 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками:

Генератор sitemap

0