Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Драматургия
Шекспир Вильям
Как вам угодно (пер. О. Сороки)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Прежний герцог, живущий в изгнании

Герцог Фредерик, его брат, захвативший власть

Амьен |

} дворяне из свиты изгнанного герцога

Жак   |

Ле Бо, придворный Фредерика

Шарль, борец Фредерика

Оливер  |

Жак     } сыновья Роланда де Буа

Орландо |

Адам   |

} слуги Оливера

Деннис |

Оселок, шут

Оливер Проповредник, сельский священник

Корин   |

}  пастухи

Сильвий |

Уильям, сельский парень, влюбленный в Одри

Гименей, бог брака

Розалинда, дочь изгнанного герцога

Селия, дочь Фредерика

Феба, пастушка

Одри, сельская девушка

Придворные, пажи, слуги и прочие

Место действия: дом Оливера; двор Фредерика; Арденнский лес.

АКТ I

Сцена 1

Сад при доме Оливера. Входят Орландо и Адам.

Орландо

Я  помню, Адам, что мне в наследство была оставлена одна только скудная тысяча  крон;  но,  по  твоим словам, старшему брату завещано воспитать меня достойно,  -  на том и благословил его отец. И тут-то начинается моя печаль. Брата  Жака он послал учиться, и об успехах Жака идет золотая слава. Меня же содержит  дома  по-деревенски  - верней, не содержит, а держит в невежестве, ибо так держат вола в хлеву, а не человека моей родовитости. Лошадей он и то лучше  воспитывает  -  не только сытно их питает, но и дает им выучку, и для того нанимает наездников за немалую плату. Я же, брат его, ничего не обретаю под  его  опекой,  кроме телесного роста, но уж этим я обязан ему не больше, чем  скот  на  его  дворах  навозных.  Мало  того,  что напрочь отказывает в воспитании;  он еще и глушит то, что дала мне природа. Кормиться сажает меня с  батраками  своими, отнимает положенье, подобающее брату, как только может подрывает  мое благородство. Вот о чем я печалюсь, Адам, и дух отца, который чувствую  в  груди,  начинает  уже бунтовать против этого рабства. Не хочу я терпеть его дольше, хоть пока и не знаю разумного выхода.

Входит Оливер.

Адам

А вон идет хозяин, брат ваш.

Орландо

Постой, Адам, в сторонке - послушаешь, как он меня честит.

Адам отходит в сторону.

Оливер

Вы что здесь делаете, сударь?

Орландо

Ничего. Я никакому делу не обучен.

Оливер

Бездельем, значит, заняты.

Орландо

Да  вот,  сударь, помогаю вам портить бездельем божью смиренную тварь - беднягу брата вашего.

Оливер

Да вот, сударь, займитесь чем-нибудь получше и не мозольте мне глаза.

Орландо

Свиней  мне, что ли, пасти ваших и есть из свиного корыта? Я не блудный сын, я своего наследства не расточил, за что мне нищета такая?

Оливер

Вы понимаете ли, где находитесь?

Орландо

Отлично понимаю - в саду вашем.

Оливер

Да знаете ли вы, пред кем стоите?

Орландо

Знаю, и лучше даже, чем тот, перед кем стою, знает меня. Я знаю, что вы мой  старший  брат,  и  точно так же вы должны признавать во мне благородную братнюю  кровь.  Обычай  народов дает вам надо мной главенство, поскольку вы перворожденный;  но  тот  же  обычай  не  лишает  меня родовитости, еще хоть двадцать  братьев  родись  до  меня.  В моей крови ровно столько же от моего отца,  как  и  у  вас, хоть я и признаю, что вы достопочтеннее, раз родились пораньше.

Оливер

(нанося удар)

Ах ты, молокосос!

Орландо

(хватая Оливера за горло)

Но-но, старший братец, нос еще не дорос давать волю кулакам.

Оливер

Ты на меня руку, холоп, поднимаешь?

Орландо

Я  не холоп. Я младший сын сэра Роланда де Буа, и трижды тот холоп, кто говорит,  что  у  такого  славного  отца  сыновья  - холопы. Не будь ты моим братом,  я  б  не разжал руки на твоем горле, пока другой рукой не вырвал бы язык твой за такое слово. Ты самого себя мешаешь с грязью.

Адам

(выступив вперед)

Родные мои господа, успокойтесь. В память отца вашего, живите в мире!

Оливер

Пусти, говорю.

Орландо

Пущу,  когда  захочу.  Сперва выслушаете. Отцовой волей вы обязаны дать мне  хорошее  воспитание.  А  вы  меня,  как  вахлака,  держите в темноте, в неведеньи  всех благородных совершенств. Во мне крепнет дух отца, и больше я терпеть  не  буду.  Дайте заняться тем, что положено мне по рождению, или же отдайте небогатую мою долю наследства, и с нею пойду искать счастья.

Оливер

И что собираетесь делать, протратив ее? Просить подаяния? Ступайте-ка в дом.  Долго я с вами возиться не намерен. Некую часть желаемого вы получите. А теперь оставьте меня в покое.

Орландо

Отдайте мое, и оставлю в покое.

Оливер

И ты вместе с ним убирайся, старый пес!

Адам

И  это  моя  награда?  Ваша правда, пес я старый, обеззубел на службе у вас. Царствие небесное прежнему хозяину! Он бы не сказал такого слова.

Орландо и Адам уходят.

Оливер

Так  вот  ты как! Перерасти меня задумал? Я ж тебя укорочу, да и тысячи крон никакой не получишь. Эй, Деннис!

Входит Деннис.

Деннис

Ваша милость меня звали?

Оливер

Тут ко мне, кажется, Шарль приходил, борец герцогский?

Деннис

Если  на то милость ваша, он при дверях ожидает и весьма просит доступа к вам.

Оливер

Зови  его  сюда. (Деннис уходит.) Это будет способ неплохой. Завтра как раз и состязание борцов.

Входит Шарль.

Шарль

Доброго утра вашей милости.

Оливер

Добрый мой господин Шарль, ну что ново-новейшего при новом дворе?

Шарль

Новости  там,  сударь,  все старые: прежний герцог изгнан своим младшим братом,  новым  герцогом,  и  трое  или  четверо  вельмож из любви к старому герцогу  отправились  с ним добровольно в изгнание, а новый герцог им охотно то позволил - ведь их земли и доходы достались ему.

Оливер

Скажи - Розалинда, дочь старого герцога, изгнана вместе с отцом?

Шарль

О  нет, дочка нового герцога, сестра двоюродная Розалинды, так ее любит -  они  с  колыбели росли вместе, - что и она ушла бы с ней в изгнанье или в разлуке  с сестрой умерла бы. Розалинда осталась при дворе, и дядя привечает ее вровень со своей родной, и никогда еще сестры так не любили друг дружку.

Оливер

А где будет старый герцог жительствовать?

Шарль

Говорят,  он  уже  в  Арденнском лесу, и с ним же немало веселых; живут себе  там,  как  Робин Гуд жил в старой Англии. Говорят, день ото дня к нему стекается все больше дворянской молодежи, и пролетает у них время без забот, как было то в золотом веке.

Оливер

А ты завтра борешься перед новым герцогом?

Шарль

То-то  и оно, что борюсь, сударь. И пришел уведомить вас вот о чем. Мне по   секрету  передано,  что  ваш  младший  брат  Орландо  намерен  прийти и схватиться  со  мной  безымянно.  А  я,  сударь,  завтра  защищаю свою честь борцовскую,  и  счастлив будет тот, кто уйдет от меня с целыми костями. Брат ваш  юн  и хрупок, и я из любви к вам не хотел бы его сокрушить, а придется, отстаивая  свою честь. Потому я и пришел, чтобы вы либо отговорили его, либо уж  не  вменили мне в вину его бесславье, раз он сам его ищет, а я тут вовсе ни при чем.

Оливер

Спасибо, Шарль, за любовь ко мне, - будь уверен, без щедрой награды она не останется. Я и сам прослышал о затее брата и косвенно старался остановить его,  но  он  не  поддается уговорам. Скажу тебе, Шарль, во всей Франции нет юнца  строптивее,  чем  он  -  кичливый  и  злобный  завистник  всякой чужой доблести,  тайно  и подло умышляющий против меня, его родного брата. Поэтому действуй,  как  сочтешь необходимым. По мне, хоть палец ему сломай, а хоть и шею.  Гляди  однако:  ежели  он  славы на тебе не заработает и ежели получит лишь  легкий  урон  своей  чести,  то  не уймется, покуда отравой либо иными кознями  своими  не  лишит тебя жизни. Ибо уверяю тебя - говорю это почти со слезами  -  нет  в  мире другого такого юнца-подлеца. Он мне брат и потому я сдерживаюсь,  а  раскрой  я  тебе  полностью,  каков  он,  и пришлось бы мне краснеть и слезы лить, а тебе - бледнеть и поражаться.

Шарль

Я  сердечно рад, что пришел к вам. Пускай только он завтра явится, уж я с  ним  посчитаюсь.  Если не проволочится на костылях остаток жизни, то я не борец больше. Храни Господь вашу милость. (Уходит.)

Оливер

Прощай,  добрейший  Шарль.  А  теперь  подзадорю  пойду  моего удальца. Надеюсь, тут ему и конец. Ибо ненавидит его душа моя, как никого на свете. И не знаю, почему. Ведь он великодушен и хоть не учен, однако полон вежества и благородства,  и  всеми  любим  без  изъятья.  И  даже  так чаровник этот по сердцу  людям,  а  особливо  моим  людям,  знающим его лучше всех, что сам я остаюсь  в  полном  пренебрежении.  Но  недолго  так  будет;  этот борец все приведет  в  порядок.  Осталось мне только науськать юнца, и этим-то займусь немедля.

Уходит.

Сцена 2

Перед герцогским дворцом. Входят Розалинда и Селия.

Селия

Прошу тебя, Розалинда, милая моя сестра, - будь веселей.

Розалинда

Дорогая  моя Селия, я и так держусь веселей, чем душа позволяет, а тебе все  мало?  Научи  прежде,  как  забыть  изгнанника  отца,  а  уж  затем учи веселости.

Селия

Вижу  я,  что ты меня любишь не так беззаветно, как я тебя. Если бы мой дядя,  твой  отец,  изгнал  моего  отца, но меня не разлучил с тобой, то я б научила  себя, как принять в отцы дядю. Так и ты бы, будь твоя любовь такого ж безупречного состава.

Розалинда

Ну ладно, забуду свое бездолье, буду радоваться твоей доле.

Селия

Ты  знаешь ведь, у отца я одна, детей больше нет и не предвидится; и по смерти его ты наследницей будешь, потому что все отнятое силой у твоего отца будет  возвращено  тебе моей любовью. Честью своею клянусь, возвращу. И если нарушу  эту  клятву,  пускай преображусь в уродку. Так что, Роза милая, Роза дорогая, развеселись.

Розалинда

Отныне  буду  весела,  буду  придумывать  забавы.  Ну, скажем, что если влюбиться - а, сестренка?

Селия

Что  ж,  влюбиться можешь, но только для забавы, а всерьез ни в кого не влюбляйся. Да и для забавы - до тех только пор, покуда лишь румянец будет за нее невинной платой.

Розалинда

Какую же другую выдумать забаву?

Селия

Давай  сядем  и  насмешками  своими  прогоним  беспутницу Фортуну от ее колеса, чтобы дары судьбы впредь доставались всем поровну.

Розалинда

Вот  если бы. А то слепая эта госпожа уж так несправедливо раздает свои дары - особенно средь женщин.

Селия

Ты  права.  Давая красоту, она отказывает в честности; давая честность, наделяет безобразным видом.

Розалинда

Ну,  здесь  ты  забралась  во  владенья  Природы. Фортуна распоряжается земными благами, а не природными чертами.

Входит шут Оселок.

Селия

Отчего  ж.  Если  Природа  создала  красавицу,  разве  не может Фортуна опалить  ее прекрасные черты огнем пожара? И хотя Природа нам дала остроумье для  насмешек  над  Фортуной,  разве не Фортуна шлет сюда этого дурня, чтобы оборвать насмешки?

Розалинда

Да,  не  везет  Природе,  если  богиня  везенья шлет природного шута на заглушенье природного ума.

Селия

Быть  может,  это  не  Фортуна  шлет  его, а сама же Природа, видя, что природные  наши  умы  слишком  тупы  для острословья о богинях, - шлет этого шута,  чтобы  их  отточить.  Всегда  же  ведь  тупость осла служит точильным камнем, оселком для остроумья. - Здравствуй, умница! Куда бредешь?

Оселок

Госпожа, отец зовет.

Селия

И ты нарочным за мною послан?

Оселок

Послан, но я не нарочно, клянусь честью.

Розалинда

У кого ты перенял эту клятву, шут?

Оселок

У одного рыцаря - он честью клялся, что пирожки мясные хороши, и честью клялся,  что  горчица  никуда.  Правда  же в том, что пирожки были никуда, а горчица хороша. И все же рыцарь чести не утратил, клятвы не переступил.

Селия

А как твое глубокомудрие это докажет?

Розалинда

Ну-ка, разверзни уста своей мудрости.

Оселок

Встаньте-ка  обе  вот  так.  И,  огладив  подбородки, поклянитесь своей бородою, что я прохиндей.

Селия

Несуществующею бородою в том клянемся.

Оселок

В  несуществующем  прохиндействе  своем  сознаюсь. Когда клянетесь тем, чего  у  вас  нету,  то  ничего  ведь  не утрачено. Так и этот рыцарь, когда божился  честью,  - ибо чести у него сроду не было; а если и была, то он всю ее пробожил задолго до горчицы с пирожками.

Селия

Ты какого это рыцаря имеешь в виду?

Оселок

Одного такого, кого старина Фредерик, отец твой, любит.

Селия

Приязни  моего  отца  достаточно,  чтоб наделить этого человека честью. Помолчи-ка о нем лучше, не то будешь выпорот того гляди за злоречивость.

Оселок

Очень  жаль,  что  дуракам  запрет  положен говорить умно о дурачествах умников.

Селия

Что  правда,  то правда - с тех пор, как дурачьему умишку рот заткнули, глупотца мудрецов разрослась в глупостищу. А вот идет мосье Ле Бо.

Входит Ле Бо.

Розалинда

И вестей у него полон рот.

Селия

И он накормит ими нас, как голуби своих птенцов - из клюва в клюв.

Розалинда

Окормит и откормит.

Селия

Тем  лучше  - откормленных охотней покупают. Бонжур, мосье Ле Бо, какие вести нам несете?

Ле Бо

Прекрасная принцесса, вы пропустили добрую забаву.

Селия

Куда ж я ее пропустила?

Ле Бо

Как вас понимать, госпожа моя?

Розалинда

Как позволит угадка и ум.

Оселок

Или как повелит Фатум.

Селия

Фатально сказано.

Оселок

Уж я сказать умею.

Розалинда

Ты у нас фат известный.

Ле Бо

Вы  меня  сбили, сударыни. Я хотел поведать о борцовском бое, упущенном вами.

Розалинда

Расскажите, как он проходил.

Ле Бо

Я  расскажу вам о начале, а самое интересное - конец - если вам угодно, еще сможете увидеть; его сейчас проведут здесь.

Селия

Поведайте нам о начале, упущенном и невозвратном.

Ле Бо

Приходят старик и три сына...

Селия

Это зачин старой сказки.

Ле Бо

Три рослых молодца, видных собою...

Розалинда

И видны на их шеях таблички: "Да будет всем ведомо..."

Ле Бо

Старший  схватился  с  Шарлем, герцогским борцом; и Шарль мигом швырнул его  и три ребра сломал, так что вряд ли выживет. И так же среднего швырнул, и младшего. И там они лежат, а несчастный старик, их отец, столь сокрушается над ними, что и у всех зрителей слезы текут.

Розалинда

Ах, бедный!

Оселок

Но, мосье, какую же забаву пропустили наши дамы?

Ле Бо

Да ту, о которой рассказываю.

Оселок

Вот  уж  век  живи,  век  учись. Впервые слышу, что ломанье ребер - это дамская забава.

Селия

Да и я впервые слышу.

Розалинда

И  что,  нашлись  еще  охотники  ломать  себе  грудную клетку? Любители сокрушенных ребер и отцов? Будем смотреть эту борьбу, сестра?

Ле Бо

Придется, если не уйдете - ибо здесь назначено, и сейчас придут.

Селия

И впрямь идут сюда. Давай уж останемся, посмотрим.    Трубят трубы. Входят герцог Фредерик, вельможи, Орландо, Шарль и слуги.

Герцог

Приступайте.  Поскольку  юношу  не разубедить, пусть пеняет на себя, на свою самонадеянность.

Розалинда

Это он будет бороться?

Ле Бо

Он самый, сударыня.

Селия

Ах, он слишком юн. Но вида победительного.

Герцог

А, и вы тут, дочка и племянница! Хотите поглядеть борьбу?

Розалинда

Да государь, если позволите нам.

Герцог

Борьба доставит вам мало удовольствия. Она слишком неравная. Жаль юного состязателя,  и  я  желал бы его отговорить, но он упорствует. Попробуйте-ка вы, авось поддастся женским уговорам.

Селия

Позовите его, мосье Ле Бо.

Герцог

Да, да. А я отойду. (Отходит в сторону.)

Ле Бо

Сударь, вас зовет принцесса.

Орландо

Повинуюсь со всем должным уважением.

Розалинда

Молодой человек, вы бросили вызов борцу Шарлю?

Орландо

Нет,  прекрасная  принцесса.  Он  сам всех вызывает. А я, как и другие, пришел лишь попытать свою молодую силу.

Селия

Юный  состязатель,  вы  слишком смелы духом для своих лет. Вашим глазам уже  предстало  жестокое  доказательство мощи Шарля. Взгляните же и на себя, оцените  свои силы вашим разумом, и опасность затеи понудит вас искать более равных состязаний. Мы умоляем вас подумать о себе и отказаться от попытки.

Розалинда

Пожалуйста,  сударь.  Ваша  репутация не пострадает; мы от своего имени попросим герцога отменить борьбу.

Орландо

Прошу  вас,  не  карайте меня вашею немилостью. Я признаю, что виноват, отказывая  столь  прекрасным,  светлым  дамам.  Но  пусть  ваши очи и добрые пожеланья  будут  мне  поддержкой  в  этом  поединке. И если буду посрамлен, повергнут  наземь, то я и прежде не знал милостей от судьбы. А если погибну, то  и так не рад был жизни. Родных людей не огорчу - оплакать меня некому; а миру  ущерба  не  будет,  ибо ничем не владею в нем. Только место занимаю, и когда освобожу, его займут достойнейшие.

Розалинда

Всею моею слабой силой желала бы подкрепить вашу.

Селия

И мою силенку шлю в подкрепление.

Розалинда

Удачи вам! Молю небо, чтобы я ошиблась в оценке ваших шансов.

Селия

Пусть все исполнится, как вы хотите!

Шарль

Ну, где же этот юный храбрец, кому не терпится лечь в землю-матушку?

Орландо

Он готов. Но цель у него, сударь, поскромней.

Герцог

Разрешаю только одну схватку.

Шарль

Будьте  покойны,  ваша  светлость, ко второй приглашать не понадобится. Хватит, что от первой так усердно отговаривали.

Орландо

Насмехаться будете потом. Рано смеетесь. Но начнемте.

Розалинда

Да поможет тебе Геркулес!

Селия

Была б я невидимкой, дала бы я подножку Шарлю-силачу.

Орландо и Шарль борются.

Розалинда

Какой молодец этот юноша!

Селия

Если бы глаза мои умели метать молнии, то уж знаю, кого бы сожгла я.

Слышен вскрик - Орландо бросает Шарля.

Герцог

Довольно, довольно.

Орландо

Нет, продолжим, прошу вашу светлость. Я и не разогрелся еще.

Герцог

Как себя чувствуешь, Шарль?

Ле Бо

Он не в состоянии говорить, государь.

Герцог

Унесите его. (Слуги уносят Шарля.) Как тебя зовут, юноша?

Орландо

Орландо, государь. Я младший сын Роланда де Буа.

Герцог

Жаль. Твой отец был в мире уважаем,

Но непрестанно враждовал со мной.

Когда б другого ты происхожденья,

То больше бы порадовал меня.

Всех благ желаю, юный удалец.

Жаль, что не смог назвать отца другого.

Герцог со свитой, Ле Бо и Оселок уходят.

Селия

Будь я на месте моего отца,

Я б так не поступила.

Орландо

Сын я младший

Роланда де Буа, и тем горжусь.

И не сменял я званья своего бы,

Мани в наследники хоть герцог сам.

Розалинда

Отец любил Роланда всей душою,

И точно так его любили все.

Знала бы я, что это сын его,

Прибавила бы слезы к уговорам,

Чтоб только он не рисковал собой.

Селия

Пойдем, сестра, и поблагодарим,

Ободрим юношу. Мне ранит сердце

Отцова жесткая недоброта. -

Вы отличились. Если и в любви

Вы так же держите все обещанья,

Как здесь вы обещанья превзошли,

То будет счастлива невеста ваша.

Розалинда

(снимая с шеи цепочку)

Носите это, сударь, от меня.

Дала бы больше я, когда б имела,

Когда б была с фортуною в ладах.

Пойдем, сестра.

Селия

Пойдем. Всех благ вам, сударь.

Розалинда и Селия отходят.

Орландо

Иль я не в силах вымолвить "Спасибо"?

Лишился всех способностей своих,

Стою чурбаном.

Розалинда

Кажется, позвал нас...

Счастье ушло, ушла моя и гордость.

Спрошу, зачем зовет. - Вы звали нас?

Боролись вы отменно. Победили

Не только лишь врага.

Селия

Идем, сестра.

Розалинда

Иду. - Всего вам доброго.

Розалинда и Селия уходят.

Орландо

Какое чувство отняло язык?

Ведь заговаривала. Что ж молчу я?

(Входит Ле Бо)

Бедный Орландо, ты повержен в прах

Противником куда слабее Шарля.

Ле Бо

Даю вам, сударь, дружеский совет

Уйти отсюда. Хоть и заслужили

Вы одобренье, похвалы, любовь,

Но герцог склонен поведенье ваше

Истолковать во зло. Он норовист.

Сказать бы крепче, но и так поймете.

Орландо

Благодарю вас. И еще скажите,

Дочь герцога - которая из двух

Стоявших здесь?

Ле Бо

Да судя по натурам,

Ни та, ни эта. Если ж по родству -

Та, что пониже ростом. А другая -

Дочь изгнанного. Герцог при дворе

Ее удерживает ради дочки.

Их не разлить водой; родные сестры

Друг дружку не могли бы так любить.

Однако герцог наш с недавних пор

К племяннице исполнен неприязни,

И это по тому лишь одному,

Что люди ее хвалят и жалеют.

И эта неприязнь того гляди

Прорвется злобою. Прощайте, сударь.

Смягчатся времена - и буду рад

Узнать поближе вас и задушевней.

Орландо

Спасибо вам. Прощайте.

(Ле Бо уходит)

Из огня

Да в полымя иду я, рад не рад.

Тиранствует здесь герцог, дома - брат.

Но - о, божественная Розалинда!

Уходит.

Сцена 3

Во дворце. Входят Селия и Розалинда.

Селия

Что  это ты, сестра? Что с тобой, Розалинда? Смилуйся Амур над нами. Ни словечка для меня на сыщется?

Розалинда

Ни одного, хоть убей.

Селия

Ну  нет,  убивать  нельзя.  Ты  слишком  драгоценна.  Но подари два-три словца. Возрази, опровергни меня, дай резоны.

Розалинда

Тогда обеим сестрам будет худо: одна опровергнута и урезонена, а другая лишилась ума вообще без резонов.

Селия

И все это - с тоски по твоему отцу?

Розалинда

Нет,  немножко  и с тоски по отцу моих деток. - О, как полон шипов этот будничный мир!

Селия

Это  просто репьи, брошенные на тебя в шутку, в праздничную шутку. Если ходить не по торным дорогам, то не уберечь наших юбок от этих репьев.

Розалинда

С юбки-то их бы стряхнуть можно, а они за сердце уцепились.

Селия

Гони эти мысли взашей.

Розалинда

Не могу ни прогнать, ни зашить, ни его позабыть.

Селия

А ты борись с чувствами своими.

Розалинда

Да как бороться - тут борец посильнее меня.

Селия

Ну,  я  вижу, с ним борьба у тебя впереди, хоть и лежа. Но шутки прочь, поговорим  серьезно.  Неужели  младший сын старого Роланда мог вот так разом увлечь тебя?

Розалинда

Отец мой горячо любил его отца.

Селия

И  потому ты должна горячо любить сына? По такой логике я должна бы его ненавидеть, как мой отец - его отца. А я к Орландо вовсе не питаю ненависти.

Розалинда

Ах, и не надо - ради меня.

Селия

Но почему ж не надо, раз он заслуживает?

Входят герцог Фредерик и вельможи.

Розалинда

Он  любви  моей  заслуживает  -  а значит, и твоей. Смотри, сюда герцог идет.

Селия

И глаза у него полны злобы.

Герцог

Милейшая, сбирайся попроворней -

И вон отсюда.

Розалинда

Это, дядя, мне?

Герцог

Тебе, племянница. Чрез десять дней

Если ты будешь найдена в пределах

Двадцатимильных от сего двора,

То будешь казнена.

Розалинда

Но объясните,

Какую ж унесу с собой вину.

Коль я способна знать свои желанья,

Не сплю, не брежу, не сошла с ума, -

Ничем, ни даже мыслью нерожденной,

Не оскорбила вашу светлость я.

Герцог

Каждый предатель заверяет в этом.

По завереньям их, они безгрешней

И чище добродетели самой.

Достаточно с тебя, что я тебе

Не доверяю.

Розалинда

Недоверье ваше

Еще не значит, что виновна я.

Улики в чем, скажите.

Герцог

Мне довольно

Того, что ты - дочь своего отца.

Розалинда

Но ведь была я ею и тогда,

Когда он свергнут был, когда был изгнан.

Измену унаследовать нельзя.

А если бы и можно - все равно

Я ни при чем. Отец ведь не изменник.

О государь мой добрый, не ищите

Во мне вины. Бедна я, но честна.

Селия

Мой государь, позвольте мне сказать.

Герцог

Да, Селия, ради тебя одной

Терпели мы ее.

Селия

Тогда об этом

Я не просила. Сами пожалели

Ее вы и оставили у нас.

А я ценить ее была мала.

Теперь я знаю Розалинде цену.

Она - изменница? Значит, и я

Изменница. Мы вместе засыпали

И пробуждались, ели, обучались,

Играли, - неразлучны были мы,

Как пара белых лебедей Юноны.

Герцог

Тебе ее не раскусить, она

Слишком хитра. Ее терпенье, мягкость,

Молчание - красноречивей слов.

Народ ее жалеет. С нею рядом

Тускнеет твое имя. Без нее

Заблещешь ты достоинствами всеми.

Глупышка ты. Молчи. Мое решенье

Бесповоротно. Изгнана она.

Селия

Гоните и меня. Без Розалинды,

О государь мой, жить я не могу.

Герцог

Глупышка ты. - Сбирайся побыстрее,

Племянница. Промешкаешь - умрешь,

Клянусь величием моим и честью.

Герцог и вельможи уходят.

Селия

О бедная, куда ж тебе идти?

Давай с тобой сменяемся отцами.

Да не печалься ты сильней меня.

Розалинда

Моя важней причина.

Селия

Нет, сестра.

Ободрись. Ты же слышала - ведь герцог

Изгнал и дочь свою.

Розалинда

Нет, не изгнал.

Селия

Что? Не изгнал? Ах, ты меня не любишь.

Иначе знала бы, что мы с тобой

Неразлучимо слиты воедино.

Ищи, отец, наследников других.

А мы давай обдумаем, куда нам

И как бежать, и что нам взять с собой.

Мы понесем вдвоем твою кручину.

Клянуся небом, - видишь, побледневшим

От состраданья к нам, - иду с тобой.

Розалинда

Куда же нам идти?

Селия

Идем в Арденнский лес, отыщем дядю.

Розалинда

Ох, как опасно девушкам брести

В такую даль. Падок злодей на злато,

А еще пуще падок на красу.

Селия

Оденусь я поплоше, победней,

Лицо замажу умброй в цвет загара, -

И то же сделай ты, и мы пройдем

Никем не тронуты.

Розалинда

А может, лучше

Мужской принять мне облик? Роста я

Высокого. Возьму я копьецо,

А у бедра короткий меч привешу,

И пусть таится в сердце женский страх,

Но будет вид воинственно-лихой,

Что и мужчин трусливых выручает.

Селия

А как я буду звать тебя, мужчину?

Розалинда

Я имя знаменитое приму.

Я - Ганимед отныне. Был такой

Любимый паж у бога, у Зевеса.

А ты какое имя приберешь?

Селия

Приличное беглянке: Алиена,

То есть чужачка.

Розалинда

А что если возьмем с собой шута -

Придворного шута давай похитим.

Нам с этим дурнем будет веселей.

Селия

Да он пойдет со мною на край света!

Уж я уговорю. Идем, сберем

Все наши драгоценности и деньги,

И время выберем, и верный путь,

Чтоб не настигли нас средь чиста поля.

Ждет не изгнанье впереди, а воля.

(Уходят.)

АКТ II

Сцена 1

Арденнский лес. Входят одетые по-охотничьи прежний герцог,

Амьен и двое-трое вельмож.

Герцог

Ну как, привыкли, братья по изгнанью?

Не слаще ли лесная эта жизнь

Придворной - нарумяненно-притворной?

Не безопаснее ли этот лес,

Чем пышный двор завистливый? Грозят вам

Здесь - в наказанье за адамов грех -

Лишь непогоды, ледяной укус

Зимнего завывающего ветра.

Но ежели и ежусь я под ним,

То говорю с улыбкой: "Сей советник

Не льстит, а прямо режет правду-матку

О том, что я всего лишь человек".

Невзгоды нам полезны. Так у жабы -

Отвратной, ядовитой - в голове

Скрывается волшебно-ценный камень.

Для нас, лесных отшельников, звучит

Язык деревьев, нам открыта книга

Ручьев и внятны проповеди скал, -

Во всем добро находим.

Амьен

Жизнь такая

Любой иной милее. Благо вам,

Приемлющему бедствия фортуны

Спокойно и светло, мой государь.

Герцог

Пойдем, оленины добудем, что ли.

Досадно все же, что бедняги эти,

Потомственные граждане чащоб,

Страдают, - что зазубренные стрелы

Кровавят им пятнистые бока.

Первый вельможа

Вот тем и опечален Жак-печальник.

Он говорит, что вы - захватчик хуже,

Чем брат, изгнавший вас. Сегодня мы

С Амьеном подсмотрели, как лежал он

Под старым дубом, чей корявый корень

Виднеется над струями ручья,

Шумящего в лесу. Туда несчастный

Подраненный охотником олень

Пришел томиться. Верьте, государь мой,

Он до предела шкуру напрягал

Стелящим вздохом; круглые катились

Из глаз слезищи наперегонки

Одна с другою по безвинной морде;

Стоял олень на самом берегу,

Слезами множа водяные струи.

Герцог

И что же Жак? Наверняка извлек

Мораль отсюда?

Первый вельможа

Сделал тьму сравнений.

Во-первых, о слезах, ручью ненужных,

Сказал: "Ты, точно люди, - завещаешь

Достаток свой убогий богачу,

И так имеющему в преизбытке".

Затем об одиночестве его,

Покинутого бархатной подругой,

Заметил: "Правильно. Пришла беда,

И дружества ворота затворились".

Пожировавшее на травке стадо

Оленье беззаботно пронеслось,

На раненого и не поглядев,

А Жак: "Скачите, сытые, скачите.

Так повелось у жирных горожан.

Чего глядеть на гиблого банкрота".

Вот так он беспощадно обличает

Двор, город и деревню, даже нас -

Да, нашу жизнь. Клянется он, что мы -

Захватчики, насильники, убийцы,

Пришедшие животных истреблять

В родимом их, исконном их владенье.

Герцог

И в этой горести он и сейчас?

Второй вельможа

Да. Мы ушли - он слезно горевал

О плачущем олене.

Герцог

Проведите

Меня туда к нему. Люблю с ним спорить,

Когда в таком он приступе тоски.

Он в это время полон важных мыслей.

Первый вельможа

Веду без промедленья, государь.

Уходят.

Сцена 2

Во дворце. Входят герцог Фредерик и вельможи.

Герцог

Но неужели их никто не видел?

Не может быть; из челяди моей

Наверняка пособничал им кто-то.

Первый вельможа

Не видели никто их, сколько знаю.

Прислужницы ее сказали мне,

Что с вечера легла, а рано утром

Нашли осиротелою постель.

Второй вельможа

Мой государь, а заодно исчез

Облезлый шут, смешивший вас нередко.

Принцессы фрейлина, Гисперия,

Призналась, что подслушала украдкой,

Как ваша дочь с двоюродной сестрой

Хвалили качества и повеленье

Юнца, который победил в борьбе.

И думает она, ушел он с ними.

Герцог

Послать домой к нему и привести.

А если нет его, доставить брата.

Присудим брата разыскать юнца.

Исполнить живо. Рук не покладать,

Покуда не сыскали дур беглянок.

Уходят.

Сцена 3

Перед домом Оливера. Входят Орландо и Адам (с разных сторон).

Орландо

Эй, кто там? Отворите!

Адам

О юный мой хозяин, добрый мой,

Любимый мой хозяин, как две капли

Похожий на отца, - зачем вы здесь?

Зачем вы доблестны? Зачем вас любят?

Зачем вы благородны и сильны?

Зачем так неразумно победили

Вы герцогского Шарля-силача,

Когда наш герцог сумрачен и вздорен?

Так быстро раструбили вашу славу,

И оказалась вам она во зло,

Как то бывает у людей достойных.

О, что это за мир, в котором доблесть -

Погибель для носителя ее:

Святая честь - отрадная погибель.

Орландо

Да что случилось?

Адам

О юноша злосчастный! Не входите

Под эту крышу. Здесь ваш лютый враг,

Ваш брат - но нет, не брат, однако сын -

Да не хочу его назвать и сыном

Преславного отца... Услышал он,

Как расхвалили вас, и порешил он

Сегодня ночью подпалить жилье,

Где вы ночуете, - спалить живьем вас.

А не удастся, так иным путем

Вас погубить. Я все это подслушал.

Не дом ваш тут, а место казни вашей.

Здесь мерзко, страшно, вам сюда нельзя!

Орландо

Куда ж, по-твоему, идти, Адам?

Адам

Куда угодно, только не входите.

Орландо

Так что же мне - прикажешь побираться?

Или, грозя разбойничьим мечом,

Проезжих грабить на большой дороге?

Другого не осталось ничего,

А этого вовек не стану делать.

Скорей кровавой злобе покорюсь

Родную кровь отринувшего брата.

Адам

Не надо! Вашему отцу служа,

Пятьсот скопил я крон. Берег на то,

Чтобы они кормилицей мне были,

Когда устанут в службе руки-ноги

И буду брошен в угол, обветшав.

Возьмите! Тот, кто кормит птиц небесных,

Заботяся о малом воробье,

Не даст и мне пропасть. Берите же.

Вот это золото. А мне позвольте

Слугою вашим быть. На вид я стар,

Но бодр и крепок я еще. Измлада

Не потреблял я буйного вина

И, обесстыжев, не губил себя

В распущенности. Потому и старость

Моя - как нежестокая зима,

Здоровая, с морозцем. Уж дозвольте

Мне с вами. Я не хуже послужу,

Чем молодой.

Орландо

О дорогой старик мой!

Ты служишь, как служили в старину -

Не из корысти, а за долг и совесть.

А нынешние - выгоды хотят;

Чуть выгоде конец - конец и рвенью.

Но, бедный мой, ухаживаешь ты

За деревом, что ни плода, ни цвета

Не даст за все усердные труды.

Но хорошо, пойдем с тобою вместе

И, прежде чем потратим все твое,

Найдем и хлеб смиренный, и жилье.

Адам

Тебе, хозяин, сколько буду жить,

Верой и правдою хочу служить.

Семнадцать было мне, пришел когда.

Всю жизнь прожил здесь. Утекла вода.

К восьмидесяти близятся года.

Хоть поздновато снова начинать,

На верной службе легче умирать.

Уходят.

Сцена 4  Арденнский лес. Входят Розалинда под видом Ганимеда, Селия под видом Алиены

и шут Оселок.

Розалинда

О небо, как устала я душой.

Оселок

Шут с ней, с душой, - ноги вот устали.

Розалинда

Того  и гляди, опозорю мое мужское облаченье - расплачусь по-женски. Но камзол  и штаны обязаны держаться мужественно перед юбкой, я должен ободрять слабый пол. Так что мужайся, Алиена!

Селия

Не сердитесь на меня. Дальше идти я не могу.

Оселок

Да   что  сердиться.  Только  б  не  тащить  вас  на  себе,  хоть  вы и коронованного рода. Правда, крон у вас не густо в кошельке, груз не велик.

Розалинда

Ну вот мы и вошли в Арденнский лес.

Оселок

Тем  большим  дураком  я выхожу. Сидел бы дома, так нет, потянуло туда, где хуже. Но путнику жалобы не пом_о_га.

Входят Корин и Сильвий.

Розалинда

Да,  не жалуйся, мой добрый Оселок. - Глядите, кто идет сюда - старик и молодой, и заняты серьезным разговором.

Корин

Так если будешь ты себя вести,

То презирать она не перестанет.

Сильвий

О, знал бы ты, как я ее люблю.

Корин

Немного знаю. Сам любил когда-то.

Сильвий

Нет, Корин. Ты старик, ты не поймешь,

Пусть даже в юности ты был влюблен,

Не спал, вздыхал в полночную подушку.

Никто еще так не любил, как я.

Была любовь твоя с моею схожа?

Тогда скажи, бросала в безрассудства

Она тебя?

Корин

О, в сотню безрассудств,

Да я уж позабыл их.

Сильвий

Не любил ты.

Ты не запомнил всех наималейших

Любовью порожденных безрассудств?

Ты, значит, не любил.

И ты не утомлял чужих ушей,

Свою возлюбленную восхваляя?

Ты, значит, не любил.

И вдруг не обрывал ты разговор

И прочь не убегал, гонимый страстью,

Как я сейчас? Ты, значит, не любил.

О Феба, Феба, дорогая Феба!

(Уходит.)

Розалинда

Бедный пастух! Сочувствуя твоей,

Разбередила собственную рану.

Оселок

А  я  давнюю  свою  разбередил.  Вспомнил, как, влюбившись, сломал свою палку  об  камень,  чтоб  не  торчала  по ночам у моей зубоскаленькой Джейн. Вспомнил, как целовал ее валек бельевой и титьки у коровы, которую она доила своими  шершавыми  пальчиками.  И как прижимал к сердцу гороховый стручок, а после вынул две горошинки и подарил ей, проливая слезы: береги, мол, их ради меня.  Когда  мы влюблены всерьез, то диковинные фортеля выкидываем. Ибо как все в природе смертно, так в любви вся природа смертельно глупа.

Розалинда

Ты и не знаешь, до какой жути мудро сказал.

Оселок

До жути моя мудрость меня доведет, только лишь когда я об нее споткнусь и ноги поломаю.

Розалинда

Пастушьей этой страсти

Моя сродни, к несчастью.

Оселок

И моя, да только зачерствела уже малость.

Селия

Пожалуйста, пусть этот человек

Нам даст поесть чего-нибудь. За деньги.

А то умру. Ослабла.

Оселок

Эй, вахлак!

Розалинда

Молчи, дурак. Не твоего он рода.

Корин

Кто звал меня?

Оселок

Те, кто тебя почище.

Корин

Меня почище быть немудрено.

Розалинда

Молчи, сказал я. Доброго здоровья,

Почтенный.

Корин

Доброго здоровья, сударь, -

И всем вам.

Розалинда

Не найдется ли окрест

Местечка, где бы приняли из дружбы

Или за деньги - где бы подкрепиться

И отдохнуть. С дороги ослабела -

Ты видишь - молодая госпожа.

Корин

Жалко ее. Богаче быть хотел бы -

Не так ради себя, как для нее.

Но я тут у другого в пастухах

И не стригу овец, пасу их только.

Хозяин - скаред. Господу угодных

Гостеприимных дел не признает.

К тому ж овец и пастбище и домик

Он продает. Уехал. Без него

Совсем у нас убого стало. Нечем

И потчевать. Но ладно, чем уж есть.

Пойдемте. Приючу и дам поесть,

Розалинда

А покупатели уже нашлись?

Корин

Да парень тот, что приходил со мною.

Но не до этого ему теперь.

Розалинда

А вот что - если парня не обидим,

Купи для нас ты дом, овец и землю.

Прощу тебя. Мы золота дадим.

Селия

И жалованья будешь получать

Побольше, чем теперь. Мне это место

Понравилось. Здесь я бы и жила.

Корин

Да место продается. Вот пойдемте

И потолкуем. Если по душе

Земля, житье и здешние доходы,

То тут же купим. Буду вам пасти,

Хозяйство ваше праведно вести.

(Уходят.)

Сцена 5

В лесу. Входят Амьен, Жак и другие.

Амьен

(поет)

Средь зелени лесной,

Под буком иль сосной

Кто рад расположиться

И петь веселой птицей, -

Сюда к нам, сюда к нам, сюда!

Тут кров, тут нет иных врагов,

Чем бури-холода.

Жак

Пойте, еще пойте.

Амьен

Эта песня вас вгонит в печаль, мосье Жак.

Жак

Вот  и  отлично.  Еще,  еще,  пожалуйста.  Я  сосу печаль из песен, как ласочка высасывает яйца. Еще, еще пойте.

Амьен

Голос у меня сиплый. Я вам не угожу.

Жак

И  не  нужно,  чтобы вы мне угождали. Мне нужно, чтоб вы пели. Еще, еще куплет. Вы их куплетами зовете?

Амьен

Именуйте, как желаете, мосье Жак.

Жак

Да что мне в их именованьях - они мне денег не должны. Так будете петь?

Амьен

Уж разве что для вас, а не для собственной услады.

Жак

Ну  вот,  вам  одному  на  свете буду благодарен. Но наш так называемый обмен  любезностями  похож  на  обезьяний  разговор;  когда  меня благодарят сердечно,  мне все кажется, что это меня нищий славословит за поданный грош. Давайте же, пойте, а кто не будет, помолчите.

Амьен

Ладно,  допою.  Господа,  накрывайте  покамест  на  стол.  Герцог будет обедать под этим деревом. (Жаку.) Он вас ищет весь день.

Жак

А  я  весь день скрываюсь от него. Слишком он дискутировать любит. Я не скуднее  мыслями,  чем  он,  но,  слава  небу,  не хвалюсь этим. Ну давайте, щебечите.

Все

(поют хором)

Под солнечным лучом

Не тужим ни о чем.

Находим сами пищу,

А властвовать не ищем.

Сюда к нам, сюда к нам, сюда!

Тут кров, тут нет иных врагов,

Чем бури-холода.

Жак

Я вам и мой стишок подбавлю. Сочинил его вчера на этот же мотив, хоть я воображеньем не блистаю.

Амьен

А я его спою.

Жак

Вот он.

Сюда, кому милы

Упрямые ослы,

Которые плюют

На роскошь и уют.

Кудах, докудах, докудах.

Коль сам таков, ищи здесь кров, -

Здесь будешь в дураках.

Амьен

А что такое "докудах"?

Жак

Это так по-гречески кудахчут, дураков собирая в кружок. Пойду посплю, а если  не  засну,  то  буду  клясть  египетских перворожденных, из-за которых выгнали в пустыню.

Амьен

А я пойду разыщу герцога. Стол уже накрыт.

Уходят в разные стороны.

Сцена 6

В лесу. Входят Орландо и Адам.

Адам

Хозяин  милый,  дальше  не могу идти. Ох, помираю с голоду. Здесь лягу, здесь и могила моя. Прощай, добрый хозяин.

Орландо

Ты  что это, Адам? Уже и духом пал? Не вешай носа, поживи еще, ободрись чуточку.  Если  в глухом этом лесу есть хоть что-нибудь живое, то либо я ему пойду  в  поживу,  либо  оно  тебе.  У тебя еще силы не кончились, тебе лишь кажется.  Держись ради меня, не поддавайся смерти. Я тут же ворочусь, и если ничего  не принесу поесть, то разрешаю тогда умереть. Но если умрешь раньше, то выйдет, насмеялся ты над моими трудами. Ну вот и повеселел ты, а я сейчас вернусь.  Однако на резком ветру здесь лежать не годится. Дай-ка отнесу тебя в  укрытие  куда-нибудь,  и если есть в этой чащобе живность, с голоду ты не умрешь. Веселее, дорогой Адам!

Уносит Адама.

Сцена 7

В лесу. Входят прежний герцог, Амьен и вельможи.

Герцог

Должно быть, он преобразился в зверя.

А человека Жака нет нигде.

Первый вельможа

Он только что ушел, мой государь.

Он слушал нашу песню, острословил.

Герцог

Ужель он, в ком сплошной разлад души,

Вдруг музыкален стал? Это беда ведь -

Разладит музыку небесных сфер.

Найдите-ка его. Скажите, я

Хочу поговорить с ним.

Входит Жак.

Первый вельможа

Вот и сам он.

Герцог

Ну, как дошли до жизни мы такой?

От бедных нас, друзей своих, бежите.

Да я гляжу, вы веселы.

Жак

Шута я встретил. Пестрого шута

Я повстречал в лесу. О мир злосчастный!

Клянусь обедом, встретил я шута -

На солнышке лежал он и Фортуну

Честил отменным слогом, - а ведь шут

Всего лишь! "Утро доброе, дурак", -

Ему я, а в ответ он: "Понапрасну

Меня не называйте дураком -

Ведь дуракам везет, я ж - неудачник".

И, вытащив карманные часы,

Своим вареным, тусклым глазом глянул

И мудро произнес: "Десять часов.

Шлюх-шлюх - крадется время. Часом раньше

Лишь было девять. А через часок -

Одиннадцать. И так от часа к часу

Мы зреем, зреем, и от шлюхи к шлюхе

Потом гнием, гнием, и сказочка с концом".

Меня сразила шутовская мудрость,

Дурачья эта глубина ума.

Расклекоталась грудь петушьим криком,

И целый битый час прохохотал

Я по его часам. О славный шут!

Достойный шут! О, п_е_стрядь шутовская -

Одежда несравненная.

Герцог

Да кто он?

Жак

Сей славный шут придворным был шутом

И говорит, у молодых красоток

Имел успех придворностью своей.

В его мозгу, сухом, как прошлогодний

Сухарь, есть пазухи, есть уголки,

Набитые клочками наблюдений.

Он сыплет ими. Был бы я шутом!

О шутовском мечтаю одеянье.

Герцог

Его получишь ты.

Жак

Иного мне

Не надобно. Забудьте только тут же,

Что не дурак я. Должен быть свободен,

Как ветер, я - свободою шута -

Дуть на кого хочу. И кто всех горше

Задет моим дурачеством, смеяться

Тому придется громогласней всех.

И ясно, почему. Резон прямой -

Прямей дороги в городскую церковь.

Признать; что взрезан и распотрошен ты

Умным ударом дурака-шута,

Донельзя глупо будет: наш мудрец

Окажется разоблачен пред миром

Небрежною насмешкой шутовской.

Оденьте в шутовскую пестрядину

И разрешите говорить все то,

Что на уме, - и зараженный мир

Насквозь, насквозь прочищу - тело мира

От гнили начисто освобожу, -

Пусть только вытерпят мое леченье.

Герцог

Тьфу! Знаю я, в чем состоит оно.

Жак

И что ж худого сделаю? Кто скажет,

Даю копеечку.

Герцог

Хуля грехи,

Ты согрешишь зловреднейше, гнуснейше:

Ведь раньше сам разнузданным распутством

Ты занимался - и весь этот гной

Из собственных нарывов и болячек,

Гульбою нажитых, ты изольешь

На каждого.

Жак

Я буду обходиться

Без личностей. Разоблачая спесь,

Зачем же непременно тыкать пальцем

Нам в одного кого-нибудь, когда

Людская спесь как море разлилася

И не иссякнет прежде, чем пожрет

Носителей? Кого я называю,

Сказав, что городские богачихи

На недостойных телесах своих

Таскают царственные одеянья?

Кто обвинит, что метил я в нее,

Когда ее соседка такова же?

Кто, глуп умом и низмен повеленьем,

Мне возразит: не на твои, мол, деньги

Купил я шапку, - и не заклеймит

Себя как вора, на котором шапка

Горит? Ну, что ж выходит? Поглядим,

Чем я его обидел. Если прав я,

Тот человек обидел сам себя.

А если чист он, то разоблаченье

Прочь улетит - ничье, как дикий гусь...

Но кто там в гости к нам?

Входит Орландо с обнаженным мечом.

Орландо

Остановитесь,

Не ешьте!

Жак

Я и так еще не начал.

Орландо

И не начнешь, пока не спасена

Нужда.

Жак

Откуда этот петушишка?

Герцог

Что эту дерзость придало тебе -

Беда иль невоспитанность?

Орландо

Беда.

Манеры знаю, но шипом невзгоды

Исколот. - Прекратите, говорю!

Умрет тотчас, кто прикоснется к пище,

Покуда не утолена нужда.

Жак

Придется,  видно,  помереть,  так  и  не поняв, не ухватив, не разжевав изюминки. (Жует.)

Герцог

Что надо вам? Учтивостью добьетесь

Вы большего, чем грубостью, от нас.

Орландо

Я умираю с голоду.

Герцог

Садитесь

И ешьте на здоровье.

Орландо

Так радушны?

Тогда простите грубого меня.

Я думал, все свирепо здесь и дико,

И потому избрал велящий тон.

Но кто б вы ни были, в чащобе этой

Под сумрачною сению ветвей

Спокойно провождающие время, -

О, если знали вы светлее дни

И звал вас в церковь колокольный звон,

И угощали вас в честн_ы_х застольях,

И ведома была людская жалость

И утирать слезу случалось вам,

То помогите! - И в надежде этой

Краснею от стыда и прячу меч.

Герцог

Да, мы знавали радужнее дни,

Под колокольный звон ходили в церковь,

Нас угощали добрые друзья

И вызывала слезы на глаза нам

Святая жалость. Так что, друг, прошу

За стол наш. Чем богаты, тем и рады.

Орландо

Молю немножко погодить, пока,

Как лань за олененком некормленным,

За стариком-слугою я схожу.

Немало миль он прохромал за мною,

Любя меня, и выбился из сил

От голода и старости. Покуда

Не дал ему поесть, не прикоснусь

Я к пище.

Герцог

Так идите же за ним.

Мы подождем.

Орландо

Будь вы благословенны

За вашу доброту.

(Уходит.)

Герцог

(Жаку)

Вот, убедись -

Не нам одним приходится несладко.

В обширном сем театре и грустней

Разыгрываются порою сцены,

Чем та, в которой заняты мы здесь.

Жак

Весь мир - театр, и люди в нем - актеры,

Входящие, сходящие с подмостков,

Имеющие каждый семь ролей -

Семь возрастов. Сперва - сосун грудной,

Мяукающий на руках у мамки.

А дальше: свежещекий мальчуган,

Улиткой, нехотя ползущий в школу;

Любовник, вздохи жаркие свои

И вирши даме сердца приносящий;

Солдат с усищами точно у барса,

Задира, честолюбец, сквернослов,

Что кинуться и в пушечное жерло

Готов за славы мыльным пузырем.

Затем - судья солиднобрюхий, строгий,

Умявший жирненького каплуна,

Красующийся стриженной брадой

И трафаретных мудростей набором.

Вот сыгран и судья - тогда черед

Шестому возрасту: кощей-старик

С очками на носу, смешной и тощий,

В шлепанцах-туфлях; на боку - кошель;

Колготы, что носил еще подростком,

Болтаются на палках - на ногах;

А мужественный бас преобразился

В писклявый детский голосок опять.

И наконец - последняя картина

Пестрой и странной хроники - возврат

В младенчество, беспамятное вовсе,

Без глаз и без зубов, безо всего.

Входит Орландо, неся Адама.

Герцог

Добро пожаловать с почтенной ношей.

Сажайте, пусть поест.

Орландо

Благодарю

За старика.

Адам

У самого меня-то

И слово вымолвить почти нет сил.

Герцог

Милости просим, ешьте. Я не буду

Расспросами теперь вас отвлекать.

Пусть музыка звучит.

(Амьену)

Вы спойте нам.

Амьен

(поет)

Вой, зимний ветер, вой!

Все ж не такой ты злой,

Как черствость человечья.

Хоть стужа и резка,

Не скалишь ты клыка,

Не ранишь подлой речью,

Неблагодарной речью.

Споем же, и пусть отдыхает душа.

Безумна любовь, друг частенько

не стоит гроша,

Но здешняя вольная жизнь хороша.

Лютуй, лютуй, мороз!

Каких бы нам угроз

Не насылала вьюга,

Сковал ты воду лишь,

Души не леденишь

Так, как измена друга,

Неблагодарность друга.

Споем же, и пусть отдыхает душа.

Безумна любовь, друг частенько

не стоит гроша,

Но здешняя вольная жизнь хороша.

Герцог

Вы, значит, сын Роланда де Буа?

Да, есть в лице разительное сходство.

Живой Роланд! Тем более добро

Пожаловать! Я - герцог, был мне дорог

Отец ваш. Милости прошу ко мне,

И там доскажете. - Тебе, старик,

Я тоже рад. - Под локоть поддержите.

А вы мне дайте руку, и сейчас

Дослушаем в пещере ваш рассказ.

Уходят.

АКТ III

Сцена 1

Во дворце. Входят герцог Фредерик, вельможи и Оливер.

Герцог

С тех пор не видел? Быть того не может!

Я милосерд, а то бы на тебе

Я выместил исчезновенье брата,

И кончено бы. Слушай же приказ:

Днем с фонарем ищи его где хочешь, -

Живого или мертвого доставь

До истеченья года. Без него

Не возвращайся. На твои все земли

И прочее арест мы налагаем

Впредь до того, как брата приведешь

И он сумеет обелить тебя

От обвинений наших.

Оливер

О, если б ваша светлость только знали,

Как ненавижу я его всю жизнь.

Герцог

Тем ты подлей. - Гоните его в шею!

Пускай мои чиновники арест

На землю и на дом его наложат

Немедля. А его гоните вон!

Уходят.

Сцена 2

В лесу. Входит Орландо с листком бумаги.

Орландо

Любви свидетельством виси, мой стих.

А ночи непорочная царица,

Диана, глядя с лунных гор своих,

Должна такой приверженкой гордиться.

О Розалинда! На коре древес

Хвалу тебе я вырежу повсюду,

Чтоб радовался и дивился лес

Красы и целомудренности чуду.

Беги, Орландо, украшать стволы

Резными письменами похвалы.

(Уходит.)

Входят Корин и шут Оселок.

Корин

Ну и как вам эта жизнь пастушья, господин Оселок?

Оселок

Честно  говоря,  пастух,  сама  по себе жизнь она хорошая; но поскольку пастушья, ни гроша она не стоит. Как уединенная; она мне сильно нравится; но поскольку  на  безлюдье,  препаскуднейшая  это  жизнь.  Как деревенская, она весьма  мне  по  сердцу;  но  поскольку  не  придворная,  мне  тошно от нее. Поскольку  она  жизнь умеренная, она мне по нраву; но поскольку скудная, мне она не по вкусу. Ты филозофию нюхал, пастух?

Корин

Нюхать  не  нюхал,  а знаю, что чем горше болеешь, тем меньше здоровья; что  безденежье,  нужда  и недовольство - три злых недруга для человека; что ливень  мочит,  а  огонь  печет;  что  на  добрых травах овцы сыты; а у ночи главная  причина  та,  что солнца нету; а кто не обрел ума ни от природы, ни через науку, у того либо худые учители, либо тупые родители.

Оселок

Да он натуральный филозоф! А при дворе бывал, пастух?

Корин

Правду сказать, не бывал.

Оселок

Тогда недопеченый ты, погибший человек.

Корин

Да уж, думается, нет.

Оселок

Верно говорю. Ты - как яичница, поджаренная с одного лишь боку.

Корин

Оттого что при дворе не жил? Да почему такое?

Оселок

Раз  не  живал  ты при дворе, то не видал ты манер настоящих, и значит, манеры  у  тебя дурные, нечестивые, а нечестивость - грех, а за грехи карают вечною погибелью. Тебе, пастух, грозят вечные муки.

Корин

Нет  уж. Придворные манеры в деревнях смешны не меньше, чем деревенские при  дворе.  Вон вы говорите, при дворе когда здороваются, всякий раз целуют руки. У пастухов это была бы грязная манера.

Оселок

А ну докажи. Доказывай - быстро!

Корин

Да мы всегда с овцами возимся, а у них руно, сами знаете, сальное.

Оселок

А  разве  у  придворных  руки  не  потеют?  И  разве же баранье сало не полезней   человечьего   пота?  Хилое  ты  выбрал  доказательство.  Придумай посильнее что-нибудь.

Корин

Притом, наши руки шершавые.

Оселок

Шершавость приятна для губ. Опять слабовато. Покрепче давай.

Корин

И  часто  у  нас  руки  в  дегте, мы дегтем овец лечим. Так что ж нам - деготь целовать? А у придворных руки циветом надушены.

Оселок

Мелко  плаваешь,  человече!  Только  лишь  червям  на обед и сгодишься. Внимай  же  мудрости,  вникай  в  мои слова. Цивет - вещество грязнее дегтя; цивет  проистекает  из  кошечьей  подхвостной  железы.  Ищи почище аргумент, пастух.

Корин

Слишком у вас ум придворный. Помолчу уж.

Оселок

И  обречен  останешься  погибели?  Господь спаси тебя, мелкотравчатого. Господь привей тебе разум, дичок ты необкультуренный!

Корин

Работник,   вот   я  кто,  господин  Оселок.  Ем  заработанное,  хожу в заработанном.  Ни  на  кого не злоблюсь, ничьему счастью не завидую, радуюсь чужим  прибыткам, тихо терплю свой убыток, и вся моя гордость - глядеть, как овцы пасутся и ягнята сосут.

Оселок

А  в  этом еще один твой простачий грех: сводничаешь ты, сводишь овец с баранами,  пропитанье  добываешь скотской случкой, предаешь годовалую ярочку криворогому  старому вожаку стада, а разве мыслим такой брак? Если не будешь за  это  в  аду,  то,  значит,  сатана сам не желает иметь у себя пастухов - другого спасения тебе не вижу.

Корин

Вон идет молодой Ганимед, брат моей новой хозяйки.

Входит Розалинда с листком в руках.

Розалинда

(читает)

Обойди хоть целый свет,

Краше Розалинды нет.

Много дорогих камней -

Розалинда всех чудней.

Пусть красавиц славят песней -

Розалинда всех прелестней.

Кто сравниться может с нею?

Розалинда всех светлее.

Оселок

Этак  виршевать  я могу хоть восемь лет подряд, исключая время на обед, на  ужин и на сон. Такой трусцой - трюх да трюх, да трюх, да трюх - торговки молоко возят на рынок.

Розалинда

Убирайся, дурень!

Оселок

Вот на пробу:

И олени, и коты

Падки все до красоты.

Все охочи до утех,

Розалинда пуще всех.

Как бы после тех утех

Не попасть, под общий смех,

В пассажирки тех телег,

На которых возят грех.

Кисел кожурой орех,

Хоть ядром и слаще всех.

Роза хоть и лучше всех,

Шип у ней колючей всех.

Нашу розу под орех

Я разделал лучше всех. Трюх да трюх, да трюх, да трюх... Зачем заражать мозги этими виршами?

Розалинда

Молчи, тупица. Я на ветке дерева нашел их.

Оселок

Поистине худые плоды приносит это дерево.

Розалинда

Вот  я  привью  тебя  к этому дереву для улучшенья породы - суну тебя в расщеп  носом,  раз  он у тебя такой длинный. Выйдет скороспелка первейшая в стране, гнить будет прежде, чем созреет хоть наполовину.

Оселок

Сказано неслабо, а вот умно ли, это уж лес пускай судит.

Входит Селия с листком.

Розалинда

Тсс! Сестра что-то читает на ходу. Спрячемся.

Селия

(читает)

Прочь, молчание пустыни!

Ветвь украсится листком.

Глушь заговорит отныне

Стихотворным языком -

О блужданье одиноком

И как жизни мал охват,

И как нежданно и жестоко

Изменяет брату брат.

Вырежу на ветках лучших

Имя той, кого люблю,

И в строках любви кипучих

Розалинду восхвалю.

По небесному веленью

Собрала Природа в ней

Дивную красу Елены

(Без Елениных страстей),

Клеопатры горделивость,

Аталанты чистоту,

А Лукреции стыдливость,

Истовость и высоту.

Так из царственных и милых

Душ, очей, сердец и лиц

Розалинду сотворили,

Как царицу всех цариц.

А я живу ее рабом

И умру ее рабом.

Розалинда

Милая  проповедница,  этой  нудной проповедью о любви ты истомила своих прихожан - и ни разу даже не воскликнула: "Потерпите, люди добрые!"

Селия

Вот  как!  Подслушиваете?  Отойди-ка  подальше,  пастух.  И  ты  с ним, любезный!

Оселок

Уйдем,  пастух,  отступим  с  честью  - хоть без писаных условий, так с писаной торбой.

Оселок и Корин уходят.

Селия

Слышала стихи?

Розалинда

Слышала; их у тебя там с излишком - с лишними слогами кое-где.

Селия

Лишний слог - не беда.

Розалинда

Да ведь беда, что стих хромает - хромостопьем болен.

Селия

Но неужели тебя не удивляет, что твое имя пишут и вывешивают на листках и вырезают на коре деревьев?

Розалинда

Я  уже  наизумлялась  до  твоего  прихода - видишь, чт_о_ я на тиссовом дереве нашла. Таких заклинаний я не слыхивала с той баснословной поры, когда жил  Пифагор  и  душа  моя  вселена  была  в  ирландскую  крысу - а крыс там колдованьем истребляли. Но я почти не помню тех времен.

Селия

Как думаешь, кто это написал?

Розалинда

Да уж мужчина какой-нибудь...

Селия

И на шее у него бывшая твоя цепочка. Что, зарумянилась?

Розалинда

Говори же, кто он.

Селия

О Боже, Боже, нелегко встретиться дорогим друзьям. Но ведь гора с горою и то сходятся при землетрясеньях.

Розалинда

Да кто он?

Селия

Бывает же такое!

Розалинда

Ну прошу тебя - со всем жаром и пылом прошу, скажи, кто он.

Селия

О чудо, чудо, чудо из чудес, и самое невероятнейшее, небывалейшее чудо!

Розалинда

Я  раскраснелась  уже  вся! Думаешь, если на мне штаны с камзолом, то и терпенье у меня мужское? Для меня минута промедленья длинней, чем плавание в Южные  моря.  Говори  быстро, быстрехонько, кто он. Как хорошо бы, если б ты была  заикой.  Тогда  у  тебя  изо  рта  бы это имя выбулькнуло, как вино из узкогорлой  фляжки,  откуда  либо  ни  капли, либо уж все разом. Пожалуйста, раскупорься - я выпью твои вести.

Селия

Тогда у тебя в животе окажется мужчина.

Розалинда

Что  он  за  человек?  Божьей  ли  выделки?  Голова его достойна шляпы? Подбородок бороды достоин?

Селия

С бородою у него негусто.

Розалинда

Ну,  помолится  -  Бог  бороду пошлет. Уж дождемся бороды, ты только не томи, дай имя владельцу подбородка.

Селия

Это юный Орландо, что в один прием победил и борца, и твое сердце.

Розалинда

К черту шутки! Всерьез говори и как честная девушка.

Селия

Честно, сестра, - это он.

Розалинда

Орландо?

Селия

Орландо.

Розалинда

Горе  мне! Что буду делать в камзоле и штанах? За каким занятьем ты его увидела?  Что он сказал? Как выглядел? Во что одет был? Что он здесь делает? Обо  мне  справлялся? Где он живет здесь? Что тебе на прощанье сказал? Когда снова увидишь его? Отвечай одним словом.

Селия

Ты  дай мне прежде гаргантюанский великаний рот, чтоб это слово могло в нем уместиться. Ты больше задала вопросов, чем есть их во всем катехизисе.

Розалинда

Но  знает он, что я в лесу здесь и одета по-мужски? И так же ль он бодр и хорош, как в тот день, когда боролись?

Селия

Легче  сосчитать  пылинки,  чем  ответить  на  расспросы влюбленных. Но навостри  ушко  -  сейчас попотчую рассказом, как я его увидала. Я нашла его под дубом, словно желудь...

Розалинда

Недаром дуб зовут юпитеровым деревом, раз он роняет такие плоды.

Селия

Ты выслушай, сударыня.

Розалинда

Слушаю.

Селия

Лежал он навзничь на земле, как раненый витязь...

Розалинда

Грустное зрелище, но украшающее землю.

Селия

Помолчи,  пожалуйста,  -  у  тебя  язык  не  в меру раскурбетился. Одет Орландо по-охотничьи...

Розалинда

Ох, неспроста это! Он пришел дострелить мое бедное сердце.

Селия

Я хочу петь свою песню без подпева. Ты меня сбиваешь.

Розалинда

Да  ведь  я  женщина. Мысль на уме - значит, и на языке. Говори дальше, милая.

Входят Орландо и Жак.

Селия

Ты меня сбила... Постой! Не он ли это?

Розалинда

Он! Притаимся, послушаем.

Жак

Спасибо за компанию. Но, честно говоря, я предпочел бы одиночество.

Орландо

Так же и я. Но уж, по этикету, благодарю вас тоже за компанию.

Жак

Всех благ вам! До нескорого свидания!

Орландо

Буду рад почаще с вами не встречаться.

Жак

Прошу  вас  не  портить  больше  деревьев,  не  кромсать кору любовными стихами.

Орландо

Прошу  вас  не  портить более моих стихов, не кромсать их вашим чтеньем вслух.

Жак

Имя вашей возлюбленной - Розалинда?

Орландо

Именно так.

Жак

Оно не в моем вкусе.

Орландо

Когда ее крестили, то и не думали угождать вашим вкусам.

Жак

Какого она роста?

Орландо

Как раз в уровень моего сердца.

Жак

Красивенько  отвечено. Вы, верно, водите знакомство с женами ювелиров и выучили много надписей на кольцах.

Орландо

Нет, это вы свои вопросы взяли с надписей на дешевых обоях.

Жак

Ум у вас быстрый - он, должно быть, сотворен из быстрых пяток Аталанты. Присядем-ка  и вдвоем распушим этот мир, помыкающий нами, и все наши напасти расчехвостим.

Орландо

Не  собираюсь  никого  пушить или чехвостить, кроме себя самого, за кем знаю более всего изъянов.

Жак

Худший ваш изъян - ваша влюбленность.

Орландо

Этого изъяна не отдам за лучшую из ваших доблестей. Вы меня утомили.

Жак

Я, признаться, искал шута - а встретил вас.

Орландо

Шут утонул в ручье. Гляньте в воду - увидите.

Жак

Я там себя увижу - в единственном числе.

Орландо

Увидите шута или число нуль.

Жак

Не буду дольше тратить с вами время. Прощайте, синьор Любовь.

Орландо

Рад с вами проститься. Всех благ, мосье Печаль.

Жак уходит.

Розалинда

(Селии)

Я  сейчас  разыграю  его  -  сыграю перед ним озорного челядинца. - Ау! Слышь, охотник!

Орландо

Слышу. Что тебе?

Розалинда

Будь добр, скажи, который час.

Орландо

Надо спрашивать, какое время дня. Часов здесь в лесу нет.

Розалинда

Значит, нету здесь взаправдашних влюбленных, а то бы ежеминутные вздохи да ежечасные стенанья отмечали бы ленивый ход времени не хуже часов.

Орландо

А почему не сказать: быстрый ход времени? Разве это хуже подошло бы?

Розалинда

Намного  хуже,  сударь. Для разных людей Время идет по-разному. Хотите, скажу, для кого оно идет бодрой иноходью, для кого трусит мелкой рысцой, для кого скачет галопом, а для кого и вовсе замерло.

Орландо

Ну, для кого мелкой рысцой?

Розалинда

Для  девушки между обручением и свадьбой. Будь расстоянья всего неделя, но  время  движется так мешкотно и тряско, что кажется, не семь дней, а семь лет проходит.

Орландо

А для кого бодрой иноходью?

Розалинда

Для  попа,  не  знающего по-латыни, и для богача, не ведающего подагры. Один  спит  беспечально, потому что безнаучно, а другой живет весело, потому что  безбольно.  Поп  не отягощен изнурительным ученьем, а богач не изможден тоскливой нищетой. Для них время идет легкой иноходью.

Орландо

А для кого скачет галопом?

Розалинда

Для  грабителя,  которого  ведут на виселицу. Пусть он плетется нога за ногу, ему все равно кажется, что слишком быстро довели.

Орландо

А для кого время и вовсе замерло?

Розалинда

Для стряпчего на судейских каникулах. В этих промежутках между сессиями суда он дрыхнет непробудно, и время для него застыло.

Орландо

А где ты, красавчик, живешь?

Розалинда

У  пастушки этой, у моей сестры. На лесной опушке здесь, как на юбочной каемке.

Орландо

Здесь и родина твоя?

Розалинда

Как для кролика нора, где он родился.

Орландо

А говор твой изысканней, чем можно бы обресть в такой глухомани.

Розалинда

Это  многие замечают. Но такой речи меня обучил дядя мой, старый монах; он  смолоду  жил  в  городе  и  знал  обхождение  светское,  потому  что был влюблен.  Он  часто читал мне наставленья от влюбленности, и благодарю Бога, что  я не женщина и не заражен той кучей легкомысленных грехов, в которых он винил весь женский пол.

Орландо

А не помнишь главнейших грехов в его обвинительном перечне?

Розалинда

Там  не  было главнейших. Все одного размера и пошиба, и каждый кажется чудовищным, пока не встанет рядом о ним очередной.

Орландо

Давай-ка, расскажи хотя б о некоторых.

Розалинда

Нет,  я свое лекарство приберегу для тех, кто болен. Тут бродит по лесу один  такой,  калечит  молодые  деревья,  вырезая  на  коре имя "Розалинда", увешивает одами шиповник и элегиями терновник, и во всех стихах обожествляет Розалинду.  Повстречать  бы  фантазера  этого,  я  б  ему  прописал  хорошее средство от его любовной лихорадки.

Орландо

Я - этот самый лихорадящий. Ну-ка, скажи мне свое средство.

Розалинда

Не  вижу  у  вас  ни  одного  из  дядиных  признаков.  Он  научил  меня распознавать  влюбленных.  А вы - нет, я уверен, вы в этой соломенной клетке не узник.

Орландо

Какие же он перечислял признаки?

Розалинда

Впалощекость,  которой  у  вас  нет.  Под  запавшими  глазами - синева, которой  у  вас  нет.  Нелюдимость, которой у вас нет. Бороды нестриженость, которой  у вас нет, но это вам простительно - потому попросту, что с бородой у  вас,  как у младшего брата с наследством. Дальше. Чулки у вас должны быть неподвязаны, лента со шляпы утеряна, рукав незастегнут, башмак расшнурован - все,  все  на  вас  должно  являть  небрежность  отчаяния.  А  у  вас ничего подобного. Все на вас опрятненько. Вы скорее самовлюблены, чем влюблены.

Орландо

Милый юноша, поверь, я влюблен.

Розалинда

Поверить?  Раньше  уж  поверит  та,  в  кого вы влюблены. Хоть она и не призн_а_ется,  что  верит. Это один из тех случаев, когда женщины заставляют молчать  свою  совесть.  Но  вы  и правда тот, что на деревьях вешает стихи, исполненные восхищенья перед Розалиндой?

Орландо

Белой рукой Розалинды клянусь тебе - я тот самый, я тот несчастливый.

Розалинда

И так сильно влюблены, как трубите в стихах?

Орландо

Никаким ни трубам, ни стихам не выразить, как сильно я люблю.

Розалинда

Любовь  -  помешательство  чистой воды и, говорю вам, лечить влюбленных надо  точно  так  же,  как и прочих сумасшедших - темным чуланом и плетью. А почему  ж  влюбленных не наказывают так и не излечивают? Да потому, что этот вид  помешательства слишком обычен, и сами лекаря тоже влюблены. Но я берусь излечивать без плети и чулана.

Орландо

И уже излечил кого-нибудь?

Розалинда

Одного  вылечил,  и вот каким способом. Он должен был вообразить, что я его  возлюбленная,  и  каждый  день  ухаживать за мной. А я, как взбалмошный юнец,   напускал  на  себя  грусть,  женственную  переменчивость,  влеченья, тяготенья,   гордые   причуды,   пустяковые  капризы,  кривлянье  обезьянье, ветреность, слезливость и смешливость - страстишки всевозможные, а подлинной страсти  ни-ни  -  как это водится у большинства юнцов и женщин. Глядел я на больного  то  с  приязнью, то брезгливо, то привечал, то прогонял, то слезно жалел,  то  плевал на него. И таким-то манером перевел его безумную любовь в безумие  отъявленное,  так что он, покинув широководный поток мирской жизни, забился  навсегда в монаший уголок. Вит так я его излечил, и тем же способом берусь  начисто  изгнать  любовь, сидящую у вас в печенках, и сделать печень вашу чистою, как овечье здоровое сердце, - без единого пятнышка любви.

Орландо

Да не хочу я излеченья.

Розалинда

Я излечу - зовите меня только Розалиндой и приходите каждый день ко мне в домишко и ухаживайте.

Орландо

Вот ходить к тебе буду, клянусь моей верной любовью. Где ты живешь?

Розалинда

Идемте  со мной, покажу. А дор_о_гой скажете мне, где сами здесь в лесу живете. Идемте же.

Орландо

Со всей охотой, добрый юноша.

Розалинда

Нет, зовите меня Розалиндой. Пойдем, сестра.

Уходят.

Сцена 3

В лесу. Входят шут Оселок, Одри и, поодаль от них, Жак.

Оселок

Идем  быстрее,  любезная  Одри! Я буду растить твоих коз, Одри. Так как же, Одри, гожусь я тебе в женихи? Одобряешь немудреные мои черты?

Одри

Черты? Спаси Господи нас! Какие еще черты?

Оселок

Я  здесь  с  тобою,  среди твоих коз, жить готов, как когда-то римлянин Овидий, наикозлинейший из поэтов, жил среди готов.

Жак

(в сторону)

О,  знание,  угнездившееся в недостойной голове! Это хуже, чем Юпитер в нищей хижине.

Оселок

Когда стихов не разумеют, когда на остроумие твое тут же не откликается сообразительным  дитятей  Понимание,  это гробит человека горше, чем большой счет  в  маленьком  трактирном  кабинете.  Жаль,  что  боги  не создали тебя поэтичной.

Одри

А что это такое - поэтичная? Это значит честная, порядочная? Без вранья в деле и слове?

Оселок

Правду  молвить,  нет.  Чем  порядочней стихи, тем больше в них вранья, поэтического  вымысла.  Влюбленные  все  ударяются  в поэзию, и поэтичные их клятвы - тоже, можно сказать, вымысел.

Одри

И вы жалеете, что боги не сделали меня поэтичной?

Оселок

Жалею.  Ты  ведь  божишься, что честная девушка. А будь ты поэтичной, у меня б оставалась надежда, что это твой поэтический вымысел.

Одри

Не хотите, чтоб я была честная?

Оселок

Для   пригожих  это,  правду  сказать,  лишнее.  Честность  соединять с красотой - то же, что сахар подслащивать медом.

Жак

(в сторону)

Веско шутит этот шут!

Одри

Да  я  ведь  не  красотка  -  и  молюсь,  чтоб  боги  не отымали у меня честность.

Оселок

А  на чумичку тратить честность - это как хорошую еду класть на грязное блюдо.

Одри

Я не чумичка, хоть и, слава Богу, не смазливая.

Оселок

Что  ж, восславим богов за твою несмазливость. Очумичеть можно и потом. Но  так  иль  этак,  а вступаю с тобою в брак. И на сей конец условился я со священником  ближней  деревни,  Оливером  Проповредником. Он обещал прийти в лес, сюда вот, и повенчать нас.

Жак

(в сторону)

Любопытно будет поглядеть.

Одри

Пошли нам боги радость!

Оселок

Аминь.  Человек  боязливый дрогнул бы перед таким обрядом, ибо здесь не храм, а лес, и вместо прихожан - олени-рогачи. Но я не дрогну. Веселей! Рога отвратны,   но   неотвратимы.  Недаром  говорится:  "Не  знают  люди  своего богатства".  Правильно,  ибо  не  знают  часто  люди, что украшены отличными рогами.  Что  ж,  это ведь не самим мужем добыто; это жена приносит в дом. И рога  ведь  не  у  бедняков  же  только! У благороднейшего из оленей они еще пышней  кустятся, чем у тощего оленишки. Холостяк, что ли, счастлив поэтому? Нет!  Как  укрепленный  город  предпочтительней  деревни,  так и рогатый лоб женатого  достойнее, чем голый лоб холостяка. И насколько защищенность лучше беззащитности, настолько и рога ценней безрогости.

Входит Оливер Проповредник.  Вот  идет  наш  проповредник. Добро пожаловать, сэр Оливер. Под этим деревом окрутите, или в вашу церковку придется идти?

Оливер Проповредник

А где же тот, который вручать будет вам невесту вашу?

Оселок

Чтоб я взял ее после другого? Ни за что!

Оливер Проповредник

Иначе нельзя, без этого брак не законен.

Жак

(выступая вперед)

Ладно, ладно. Я вручу.

Оселок

Добрый  вечер,  господин  Как-вас-там.  Как  поживаете? Милости просим. Спасибо  за  компанию  давешнюю,  рад  вас  видеть  снова. А мы здесь заняты убогими нашими делишками. Нет, пожалуйста, наденьте шляпу.

Жак

В брак вступаете, милейший шут?

Оселок

У быка ярмо, у коня узда, колокольцы у охотничьего сокола, а у человека - вожделенья плотские. Голуби целуются, людей туда же тянет.

Жак

И  вы,  с  вашим  образованием,  хотите обвенчаться под кустом, подобно нищему?  Идите  в  церковь,  где  хороший  священник поведает вам о значении брака.  А  этот сочетает вас, как сопрягают непросушенные доски. И ссохнется потом доска, скорежится: тресь-тресь...

Оселок

(в сторону)

А  по  мне,  оно  и лучше бы, чтоб нас этот повенчал, а не другой; этот повенчает нас под липой, и поскольку брак липовый, проще будет уйти от жены.

Жак

Пойдем со мной, и слушай мой совет.

Оселок

Идем, Одри. Венчаться надо, дорогая Одри.

Иначе нам валяться в грешной одури.

Прощайте, добрый господин мой Оливер.

Мнилось: Милый Оливер мой,

Чудный Оливер мой,

Я навстречу тебе полечу.

А получилось: Уходи, говорю,

Прочь иди, говорю,

Я с тобой под венец не хочу.

Жак, Оселок и Одри уходят.

Оливер Проповредник

Ничего,  ничего.  Никаким  капризникам  не  сбить меня с моего поприща. (Уходит.)

Сцена 4

В лесу. Входят Розалинда и Селия.

Розалинда

Не утешай меня; все равно плакать буду.

Селия

Что же, плачь. Но сделай милость, вспомни, что мужчине слезы не к лицу.

Розалинда

Разве ж нет у меня причины для слез?

Селия

Причина отличная; плачь.

Розалинда

У него и волосы предательского цвета.

Селия

Слегка потемней, чем у Иуды. А уж поцелуи его - родные деточки Иудины.

Розалинда

Да нет, цвет волос у него хороший.

Селия

Прекрасный цвет. Нету цвета отменней каштанового.

Розалинда

А в поцелуях его святость, как в освященном хлебе.

Селия

Он  купил  себе пару бронзовых губ целомудренной Дианы. Монашки ледяной обители не целуют благоговейнее и холоднее.

Розалинда

Но почему он клялся, что придет сегодня утром, - и нейдет?

Селия

Обманщик он, обманщик.

Розалинда

По-твоему, обманщик?

Селия

Да.  Он не карманник, думаю, не конокрад. Но любовные клятвы его так же пустопорожни, как выпитый бокал или орех, выеденный червем.

Розалинда

Он, значит, неверен в любви?

Селия

Нет, верен - когда любит. Но вряд ли он любит.

Розалинда

Ты сама слышала, он клялся, что любит.

Селия

Вчера  любил  - не значит, что сегодня. И вообще, клятвы влюбленного не надежней,   чем  заверения  трактирщика,  -  оба  жульничают,  приписывают к счету... Орландо принят в свиту, служит герцогу, твоему отцу.

Розалинда

Я  встретил вчера герцога, у нас был целый разговор. Он спросил, какого я  происхожденья.  Я сказал - не менее знатного, чем он. Герцог рассмеялся и на  том  отпустил меня. Но зачем говорить об отцах, когда мы не договорили о славном моем Орландо.

Селия

О,  славен  он  насквозь:  пишет  славные стихи, говорит славные слова, славными  клятвами клянется и ломает их так славно - точно неумеха рыцарь на турнире, однобоко шпорящий коня и ломающий копье глупым косым ударом. Но все славно, когда юность скачет, а полоумье правит. А кто это идет к нам?

Входит Корин.

Корин

Хозяин и хозяюшка! Не раз

Изволили справляться у меня вы

О пастухе, измученном любовью.

Он, сев со мною рядом на траву,

Хвалил тогда надменную пастушку,

Которая его не ставит в грош.

Селия

И что же с ним?

Корин

Хотите зреть картину,

Как бледно и светло горит любовь

И пышно рдеет гордое презренье?

Пойдемте, покажу.

Розалинда

Веди, веди.

Утешней нет, когда любовь в груди,

Чем зрелище любви. И непременно

Вступлю участником я в эту сцену.

Уходят.

Сцена 5

В лесу. Входят Сильвий и Феба.

Сильвий

Не насмехайся, дорогая Феба.

Скажи, не любишь. Но не надо едких

Насмешек. Даже городской палач,

Привычный и закаменелый сердцем,

Просит прощения у жертвы, прежде

Чем голову повинную рубить.

Ужели ты жесточе палача,

Живущего на человечьей крови?

Входят Розалинда, Селия и Корин и наблюдают со стороны.

Феба

Затем я от тебя и убегаю,

Что не хочу твоим быть палачом.

Мои глаза, сказал ты, смертоносны.

Как это мило и как схоже с правдой!

Нежнейшие, хрупчайшие глаза,

Боящиеся крохотной пылинки, -

И вдруг они убийцы, палачи.

Вот изо всех нахмурилась я сил.

Ну, падай, раз глаза мои смертельны.

Ну же, теряй сознанье, умирай!

Не получается? Тогда стыдись!

Не лги, будто глаза мои - убийцы.

Где рана, что тебе я нанесла?

Булавочка - и та царапнуть может.

Тростинка ткнется в руку - на ладони

Останется хоть на минуту след.

Но вот метнула я сердитый взгляд -

И где же след? Нисколько ты не ранен.

Глаза бессильны ранить.

Сильвий

Погоди,

Настанет день - и, может, очень скоро -

Стрелою поразит тебя любовь,

Тогда познаешь боль незримой раны,

Поймешь меня.

Феба

Ну, а до той поры

Не подходи. Когда ж тот день настанет,

Рази меня насмешкой, не жалей,

Как я тебя ничуть не пожалею

До той поры.

Розалинда

(выступая вперед)

А почему, скажи?

Кто ты такая, чтоб себе позволить

Издевку и глумленье над беднягой?

Что ты не больно хороша собой

(Красою спальню ты не озаришь,

Без свечки спать с тобой, увы, не ляжешь) -

Так ты поэтому горда и зла?

Изделье будничное ты. Природа

Не слишком-то трудилась над тобой.

Ну, что глядишь? Или, будь я неладен,

Решила и меня поработить?

Нет уж, шалишь, на это не надейся.

Ни сажею бровей, ни черным блеском

Волос и глаз, ни матовостью щек

Меня не причаруешь. Неразумный

Пастух, зачем волочишься за ней,

Слезясь, как южный ветер, и туманясь?

Ты во сто раз красивей, чем она.

Из-за таких, как ты вот, дуралеев

Мир полон некрасивыми детьми.

Не зеркало, а ты один ей льстишь.

Глядясь в тебя, она воображает

Себя красавицею. На колени,

Гордячка, и благодари богов,

Постясь и кланяясь, что вот нашелся

В тебя влюбленный добрый человек.

Тебе в ушко по-дружески шепну я,

Что твой товар - не на любой базар.

Спеши продать, покуда покупают.

Противней вряд ли что на свете есть,

Чем безобразная и злая спесь.

Проси прощенья и люби его.

Пастух, бери ее. Засим прощайте.

Феба

Прелестный юноша, бранись еще

Хоть целый год подряд. Твои попреки

Милей, чем славословья все его.

Розалинда

(Фебе)

Он  влюбился в твои безобразия, (Сильвию.) а она готова влюбиться в мое возмущение.  Если  так, то за каждый ее хмурый взгляд на тебя буду потчевать ее горькими словами. (Фебе.) Ну, что глядишь так на меня?

Феба

Совсем, совсем гляжу я несердито.

Розалинда

Ты только не влюбись в меня, прошу.

Я неверней, обманней пьяных клятв,

И ты не нравишься мне.

(Сильвию.)

Знать желаешь,

Где я живу? А видишь, невдали

Растут оливы купою. Вон там. -

Идем, сестра. - Пастух, не отступайся.

Пастушка, не гордись, и к пастуху,

Плененному тобой, будь благосклонней.

Не сыщешь в мире парня ослепленней. -

Идем, нас овцы ждут.

Розалинда, Селия и Корин уходят.

Феба

Пастух умерший правду говорил:

"Тот не любил, кто вмиг не полюбил".

Сильвий

О дорогая Феба!

Феба

А? О чем ты?

Сильвий

О дорогая! Пожалей меня!

Феба

Да я тебя жалею, милый Сильвий.

Сильвий

Если жалеешь, помоги тогда.

Ты полюби меня - и не придется

Ни горевать мне, ни тебе жалеть.

Феба

Люблю, как надобно любить всех ближних.

Сильвий

Нет, будь моею.

Феба

А уж это жадность.

Тебя терпеть я раньше не могла,

Да и теперь не то чтобы любила,

Но про любовь ты складно говоришь,

И потому не уходи. К тому же

Есть порученье для тебя. Но только

Не ожидай другого ничего,

Будь рад, что исполняешь порученья.

Сильвий

Люблю тебя так свято, беззаветно

И безответно, что согласен я

И колоски скупые подбирать,

Жнецом оставленные после жатвы.

Роняй улыбку мне хоть иногда,

И буду жить подобранной улыбкой.

Феба

Ты знаешь этого юнца?

Сильвий

Не очень,

Но вижу его часто. Он купил

У скареда угодья и домишко.

Феба

Да ты не думай, что люблю его.

Мальчишка и наглец. Но говорун

Отменный. Что слова мне? Но слова те

Приятно слышать из приятных уст.

Красивый. Ну, не очень-то, конечно.

Но гордый. И оно ему к лицу.

Мужчина будет видный. Но румянец -

Вот лучшее в нем. Языком язвил -

И тут же исцелял меня очами.

Не так высок. Для лет своих высок.

Нога так-сяк. А все-таки красива.

А губы яркие; сочней, алей

Румянца щек. Чудесное различье

Меж алым и румяным! Знаешь, Сильвий,

Другая бы, приметив это все,

Влюбилась. Мне ж ни холодно, ни жарко.

Хоть ненавидеть я, скорей, должна:

Какое право он имел браниться?

Глаза черны, мол, волосы черны.

Мне помнится, он даже насмехался.

Дивлюсь, как я могла ему смолчать.

Ответить, впрочем, и сейчас не поздно.

Презрительное напишу письмо,

А ты вручишь его. Согласен, Сильвий?

Сильвий

Конечно же!

Феба

Немедля напишу.

Я изолью сердечную досаду.

Как можно резче и короче надо.

Пойдем со мною, Сильвий.

Уходят.

АКТ IV

Сцена 1

В лесу. Входят Розалинда, Селия и Жак.

Жак

Давай пригожий юноша, познакомимся ближе.

Розалинда

Да говорят, вы все грустите.

Жак

Это верно: грустить милей мне, чем смеяться.

Розалинда

И  чересчур смешливые, и чересчур унылые - противный народ и на простой и здравый взгляд, хуже пьяниц.

Жак

Почему же? Грустить и молчать - хорошо ведь.

Розалинда

Тогда хорошо быть столбом.

Жак

Моя  грусть  не  такая,  как  у  всех. Грусть ученого вызвана завистью, грусть музыканта - фантазией; у придворного печаль от гордости, у воина - от славолюбия,  у судьи - от интриганства, у дам - от жеманства, у любовников - от  всего  этого  вместе.  Моя  же грусть совсем особенная, сложная, многими веща- ми порожденная - главное же, моими путешествиями, и частые раздумий об этих  странствиях  облекают  меня  в  сумрачнейпгую  печаль. Розалинда. Вы - путешественник!  Тогда,  конечно,  вам есть отчего печалиться. Свои, небось, продали  земли,  чтобы  повидать  чужие. Нагляделся и остался неимущ - глаза богаты, руки пусты.

Жак

Да, опыт мной приобретен.

Входит Орландо.

Розалинда

И  этот  опыт  вас вгоняет в грусть. Нет, лучше пусть веселит меня шут, чем печалит опыт, - да еще трудить себя, странствовать ради такого опыта!

Орландо

Привет наш Розалинде дорогой!

Жак

Ну, уж если заговорили белым стихом, то счастливо оставаться.

Розалинда

(вслед уходящему Жаку)

Скатертью   дорога,   мосье  путешественник.  Не  забывайте  картавить, щеголять  в  иноземных  нарядах,  принижать и ругать все родное и чуть ли не хулить  Господа  за  облик,  данный  вам от рожденья. А то не поверю, что вы катались  в венецианской гондоле. - А вы, Орландо, - где вы пропадали? И это называется  влюбленный? Если еще такую штуку выкинете, то и не показывайтесь больше на глаза.

Орландо

Прекрасная Розалинда, назначенный час еще длится.

Розалинда

Влюбленный - и опоздать на час? Да раздели он минуту на тысячу частей и опоздай хотя бы на частицу этой одной тысячной - и ясно, что Амур тронул его за плечо, но сердца даже не коснулся.

Орландо

Прощу прощенья, дорогая Розалинда.

Розалинда

Нет, еще раз опоздаете - и не являйтесь больше на глаза. Лучше уж пусть улитка за мной ухаживает.

Орландо

Улитка?

Розалинда

Да,  да.  Улитка хоть и медленно ползет, но тащит на себе свой домик. А вы,  небось,  домом  женщину  не  обеспечите. Притом, улитка и судьбу свою с собой несет.

Орландо

Какую это судьбу?

Розалинда

А  рога.  Ваш брат ожидает получить их от жены, а супруг-улитка заранее рогат, вооружен своими рожками - и с ним жена бесчестья может не бояться.

Орландо

Честность рогов не дарит, а Розалинда у меня честная.

Розалинда

Да ведь Розалинда - это я.

Селия

Так он тебя изволит называть; но у него есть Розалинда покрасивей.

Розалинда

Ну,  ухаживайте  за  мною;  нынче  я  настроена  по-праздничному  -  на согласие. Что бы вы сказали мне сейчас, будь я настоящей Розалиндой?

Орландо

Прежде чем сказать, поцеловал бы.

Розалинда

Нет, начать надо со слов, а вот когда тема иссякнет, тогда прибегнуть к поцелую.  Отменные ораторы при заминках сплевывают; а для иссякнувших - чего Боже избави - влюбленных самый изящный выход - в поцелуе.

Орландо

А если возлюбленная целовать не дастся?

Розалинда

Тогда ее придется умолять - и вот и тема найдена.

Орландо

Но как же могут иссякнуть слова, когда стоишь перед возлюбленной?

Розалинда

Уж я собью и замолчать заставлю - иначе буду хоть и честна, да неумна.

Орландо

Собьешь и замолчать заставишь?

Розалинда

Так собью с панталыка, что не будешь вязать лыка. Ведь вы согласны, что я ваша Розалинда?

Орландо

Рад и согласен - потому что говорить о ней хочу.

Розалинда

От ее имени я и скажу, что не выйду за вас.

Орландо

Тогда я умру.

Розалинда

Нет,  умереть  уж  доверьте  другому  от вашего имени. Скоро исполнится шесть  тысяч  лет  бедному  нашему  миру, и за все это время никто не умирал взаправду  от  любви. Троилу размозжила череп греческая палица - а уж как он прежде  того  умереть старался от любви, ведь он один из образцов любовника. Леандр счастливо прожил бы долгие годы, пусть бы даже Геро в монастырь ушла, -  да только душная случилась ночь посреди лета, и его потянуло искупаться в Геллеспонте, и схватила судорога, и утоп бедняга; а глупые летописцы решили, что  утонул  он,  плывя  на  свидание с Геро. Все это басни. Мужчины умирают кой-когда и достаются на обед червям, - но умирают не от любви.

Орландо

Не хотел бы я, чтоб моя взаправдашняя Розалинда так думала. Поверь, она может убить меня насупленной бровью.

Розалинда

Клянусь  этой рукою - бровь ее и мухи не убьет. Но ладно, теперь побуду Розалиндой более сговорчивой. Проси чего хочешь - не откажу.

Орландо

Люби меня, Розалинда.

Розалинда

Охотно. По пятницам и по субботам, и в прочие дни.

Орландо

И возьмешь меня в мужья?

Розалинда

И еще двадцать таких молодцев.

Орландо

Ты что это?

Розалинда

Ведь вы хороший?

Орландо

Надеюсь.

Розалинда

Зачем  же  хорошего  брать  понемножку?  Ты, сестра, будь священником и повенчай нас. - Дайте руку, Орландо. - Ну же, сестра!

Орландо

Прошу, повенчай нас.

Селия

Я забыла слова.

Розалинда

Начинай так: "Берешь ли, Орландо..."

Селия

Вспомнила. Берешь ли, Орландо, в жены эту девицу, Розалинду?

Орландо

Беру.

Розалинда

Когда же именно?

Орландо

Да сейчас, со всей венчальной скоростью.

Розалинда

Тогда говорите: "Беру тебя, Розалинда, в жены".

Орландо

Беру тебя, Розалинда, в жены.

Розалинда

Мне  бы  прежде  взглянуть на вашу брачную лицензию; но уж ладно - беру тебя,  Орландо, в мужья. Не стала девица и дожидаться вопроса от священника. Женская мысль воистину всеобгоняюща.

Орландо

На то и крылаты все мысли.

Розалинда

Теперь скажите, долго ль собираетесь с ней жить после женитьбы?

Орландо

Сто лет и еще один день.

Розалинда

Сто лет отбросьте и скажите: "один день". Нет, нет,

Орландо

Мужчина - апрель в женихах и декабрь после свадьбы. Девушка - солнечный май,  пока  девушка,  но  у  жен  погода  портится.  Я  буду  ревнивее,  чем берберийский   голубь,   крикливее,  чем  попугай  перед  дождем,  капризней обезьяны,  переменчивей мартышки; когда ты весел, буду плакать ни о чем, как Диана средь фонтана, а когда спать захочешь, буду хохотать гиеной.

Орландо

Моя Розалинда такою не будет.

Розалинда

Жизнью клянусь, будет точно такою, как я.

Орландо

О нет, она умная.

Розалинда

На  то и ум ей дан. Чем умнее, тем строптивее. Захлопни дверь - женский ум  вылетит  в окно; закрой окно - через скважину замочную прорвется; заткни скважину - вылетит с дымом в трубу очага.

Орландо

А муж и спросит: "Куда твой ум девался?"

Розалинда

Нет, задавай такой вопрос, когда увидишь, как этот ум прячется к соседу под одеяло.

Орландо

И что тогда жена ответит в оправданье?

Розалинда

Что  отправилась  искать там тебя. Пока язык во рту, найдутся и ответы. Женщине,  что неспособна переложить вину на мужа, нельзя доверять воспитанье ребенка - он у нее вырастет дурак-дураком.

Орландо

Я часа на два покину тебя, Розалинда.

Розалинда

Ох нет, любимый, я не вынесу двухчасовой разлуки.

Орландо

Я должен служить герцогу за обедом. А в два часа снова буду с тобой.

Розалинда

Ах,  знаю  я  вас,  знаю.  Предчувствовала  я, каким окажетесь. Подруги предостерегали,  да и сама знала. Обманули, обольстили меня сладкими речами. Покинутой, мне остается смерть. В два часа, говорите.

Орландо

Да, милая Розалинда.

Розалинда

Клянусь  всеми  нешуточными  и  дозволенными  клятвами,  и  Господь мне свидетель, - если нарушите хоть на йоту обещанье и хоть на минуту опоздаете, то  буду  считать  вас самым напыщенным и жалким вралем и лжевлюбленным - из всего  сонмища обманщиков самым недостойным той, кого зовете Розалиндой. Так что берегитесь, не нарушьте обещанья.

Орландо

Сдержу его так же свято, как если б ты взаправду был моею Розалиндой. А пока до свидания.

Розалинда

Что  ж,  Время  -  старый  судья  и  каратель  обманщиков,  и Время нас рассудит. До свидания.

Орландо уходит.

Селия

Своей  любовной  болтовней ты оболгала весь наш пол. Сдернуть бы с тебя штаны  с  камзолом  и показать всему свету, что ты за птица и как ты мараешь свое же гнездо.

Розалинда

О  сестра,  сестра,  хорошенькая  ты  моя  сестренка,  знала бы ты, как глубочайше  потонула  я  в любви. Эту глубь и вымерить нельзя. Она бездонна, как Бискайский залив.

Селия

Вернее,  как  бочка  без  днища.  Сколько чувства ни вливай, все тут же выливается.

Розалинда

Нет,  пускай  Амур  -  этот  Венерин пригулок, с тоски задуманный, шало зачатый, безумно рожденный, этот слепой озорник, всех лишающий ясного зрения потому  лишь,  что  у  самого  нет  глаз, - пусть Амур судит, как бездонно я влюблена.  Говорю  тебе,  Алиена,  -  не могу я жить, не видя Орландо. Пойду провздыхаю в тени где-нибудь, пока он не вернется.

Селия

А я пойду посплю.

Уходят.

Сцена 2

В лесу. Входят Жак и дворяне-охотники.

Жак

Кто из вас добыл - кто убил оленя?

Охотник

Я, сударь.

Жак

Пусть  предстанет перед герцогом как древнеримский победитель. И вместо триумфального  венка  водрузить  надо  ему оленьи рога на голову. Есть у вас подходящая песня?

Второй охотник

Есть такая.

Жак

Запевайте. Пусть фальшиво, лишь бы шумно.

Звучит музыка.

Все

(поют)

Добытчику воздай почет

Пусть шкуру на плечи берет,

А лоб рогами уберет.

Хвала ему! А в свой черед

И всех рога украсят.

В рогоношенье нет стыда,

Рога носили мы всегда.

Был рогоносцем дед;

Отец - за дедом вслед.

Не унижай ты, как врага,

А уважай рога, рога,

Разгульные рога.

Уходят.

Сцена 3

В лесу. Входят Розалинда и Селия.

Розалинда

Ну что ты скажешь, ведь уже третий час пошел! Где же Орландо?

Селия

Ручаюсь,  это он от чистой любви обеспамятел и, взяв свой лук и стрелы, отправился спать.

Входит Сильвий.

Гляди, кто идет.

Сильвий

К тебе я послан, юноша.

Велела Феба это передать.

(Дает Розалинде письмо)

Не знаю, что в нем. Но когда писала,

То лоб суров был, губы едко сжаты, -

Должно быть, пресердитое письмо.

Уж извини, я только лишь посланец.

Розалинда

(прочитав)

Наикротчайший человек, и тот бы

Донельзя возмутился, не стерпел.

Я, дескать, некрасив и невоспитан;

Притом гордец; будь редкостней мужчины,

Чем феникс, и тогда бы не могла

Она любить меня. Будь я неладен!

Я вовсе не ищу ее любви,

Гоняюсь вовсе не за этим зайцем.

Зачем она так пишет? Эге-ге,

Да ты, пастух, сам сочинил все это.

Сильвий

Не знаю даже, и о чем там речь.

Писала Феба.

Розалинда

А тебя, я вижу,

Совсем уж одурманила любовь.

У Фебы загрубелая рука

И цвета глины. Я подумал было,

Она в перчатках кожаных и старых,

Ан это ее руки таковы -

Кухарочьи. Но дело не в руках.

Нет, это не девичье сочиненье:

Мужской и почерк, и мужской язык.

Сильвий

Поверь, она писала.

Розалинда

Уж больно стиль задирист и свиреп.

Так пишут вызовы на поединок.

Так турки оскорбляют христиан.

Не может нежный женский мозг такого

Гигантского грубьянства породить -

И слов таких, чернее содержаньем,

Чем Эфиопии лик. Хочешь, прочту?

Сильвий

Пожалуйста. Что там, не знаю я,

Но очень знаю, как жестока Феба.

Розалинда

Расфебила меня здесь в пух и прах.

Вот слушай, что тиранка эта пишет:

Вид пастуха принявший бог!

Пойти войною как ты мог

На сердце девственное? Ох,

Зачем в груди пожар зажег?

Неслыханно! Нет, женщина браниться так не может.

Сильвий

Это браниться называется?

Розалинда

Не знала я, что есть беда.

Глаз человека никогда,

Сколь ни манил, сколь ни просил,

Еще вреда не наносил.

Я, значит, не человек.

Ах, нет ярчей твоих очей!

Твоя презрительная речь -

И та смогла любовь зажечь.

Тогда какую страсти силу

Твоя бы нежность разбудила?

Корил меня ты и хулил.

А если б ты меня молил?

О, без тебя мне не житье.

Бери ж меня и все мое.

Посланец мой того не знает,

Что сердце у меня пылает.

Скорей вручи ему ответ,

Возьмешь ли в жены. Если нет,

Прощай и жизнь и белый свет.

Сильвий

Это, по-вашему, значит ругать?

Селия

Бедняга ты пастух!

Розалинда

Тебе  его  жаль?  Он  не  заслуживает  жалости.  -  И  такую женщину ты любишь?  Обратила  тебя  в инструмент, играет на тебе обманные мелодии. И ты это терпишь? Любовь, я вижу, сделала тебя покорненьким. Что ж, возвращайся к Фебе  и  так  скажи:  если она меня любит, то приказываю ей любить тебя; а в случае  отказа  никогда она моей не станет, разве что ты сам примешься о том умолять.  А  теперь  ступай  к ней, верный ты влюбленный, и ни слова больше; сюда идут. (Сильвий уходит.)

Входит Оливер.

Оливер

Здравствуйте, милые мои. Где здесь,

У кромки леса, домик овцевода

Стоит упрятанный среди олив?

Селия

В лощине ближней, к западу отсюда

Вон ивы зеленеют вдоль ручья, -

Так вот левей возьмите. Но сейчас там

Нет никого.

Оливер

По описанью вас я узнаю.

И молодость, и внешность совпадают:

"У брата волос рус, лицо девичье,

Повадка взрослая; а у сестры

Кудри темней, она пониже ростом".

Не вы ль хозяева того домка?

Селия

Да, мы.

Оливер

Орландо шлет привет обоим.

А юноше, которого зовет

Своею Розалиндой, посылает

Платок окровавл_е_нный. Это вы?

Розалинда

Да, я. А как понять должны мы это?

Оливер

Когда узнаете, кто я такой

И как и где и почему платок

Запятнан кровью - вы тогда поймете,

Как устыжен я.

Селия

Расскажите ж нам.

Оливер

Когда Орландо уходил от вас,

То обещал вам вскорости вернуться.

Он лесом шел, свои питая мысли

И сладостью, и горечью любви.

Вдруг видит - под высоким старым дубом,

Чьи сучья обомшели, а вершина

Оголена, усохла уж давно, -

Спит человек оборванный, заросший,

Лежащий навзничь. И, обвивши ему шею,

Зелено-золотистая змея

Покачивает грозною головкой,

Нацелилась в полуоткрытый рот;

Но видя близящегося Орландо,

Извивисто скользнула за кусты.

А под кустом к земле припала львица,

Голодная, с иссякшими сосцами, -

Уже вся подобралась для прыжка

И стережет зрачками по-кошачьи,

Когда зашевелится человек -

Ибо у львов есть царственный обычай

Не трогать мертвых. А меж тем Орландо

В лежащем брата своего узнал -

Старшего брата.

Селия

Ох, о нем Орландо

Нам говорил, что это изувер

И выродок, какого свет не видел.

Оливер

Да, был таким он. Подтвердить могу.

Розалинда

Но что ж Орландо? В жертву этой львице

Так и оставил спящего?

Оливер

Два р_а_за

Орландо порывался уходить.

Но благородней мщения прощенье,

И пересилила природа гнев

В его груди. Сразился он со львицей.

Сразил ее. А тут и я проснулся

От шума.

Селия

Значит, вы - тот старший брат?

Розалинда

И это вас он спас?

Селия

И это вы

Его убить пытались так упорно?

Оливер

Да, это я. Но уж теперь - не я.

Преобразился радостной душою

И не стыжусь признаться о былом.

Розалинда

А что ж платок и кровь?

Оливер

Все объясню.

Когда в слезах поведали друг другу,

Как очутились мы в глухом лесу,

То к герцогу повел меня Орландо,

И добрый герцог был гостеприимен -

Переодеться дал мне, накормил.

Затем, в своей пещерке, снял Орландо

Камзол, и обнажилась на руке

Рваная рана от когтей звериных,

И кровь еще не перестала течь.

И тут сознанье помутилось в нем,

И он поник, воскликнув: "Розалинда".

Но я его в сознанье возвратил,

Перевязал, и вскоре, крепок духом,

Меня послал сюда он - с извиненьем

И объясненьем, и велел вручить

Платок багряный юноше тому,

Кого зовет он в шутку Розалиндой.

Розалинда лишается чувств.

Селия

Ой, что с тобою, Ганимед родной?

Оливер

От крови многим делается дурно.

Селия

Причина глубже... Братик! Ганимед!

Оливер

Вот уж в себя пришел.

Розалинда

Хочу домой.

Селия

Мы доведем тебя. -

Берите п_о_д локоть с той стороны.

Оливер

Веселей, юноша. Ты же мужчина. А сердчишко не мужское.

Розалинда

Да,  не  мужское...  А  что,  ведь  ловко я притворился! Вот расскажите брату, как ловко я вас разыграл. Гей-го!

Оливер

Тут не притворство было. Так побледнеть можно только всерьез.

Розалинда

Притворился, уверяю вас.

Оливер

Ладно, ободрись теперь и притворись, что ты крепкий мужчина.

Розалинда

Хорошо. Но, говоря по чести, мне надо бы родиться женщиной.

Селия

Да  ты  все  бледнеешь,  бледнеешь.  Идем-ка  домой.  -  Проводите нас, сударь, пожалуйста.

Оливер

Конечно. Я ведь должен передать

То, что ответит брату Розалинда.

Розалинда

Сочиню  уж что-нибудь. Но вы расскажите ему, как здорово я притворился. Идемте же.

Уходят.

АКТ V

Сцена 1

В лесу. Входят шут Оселок и Одри.

Оселок

Найдем еще время для этого, Одри. Потерпи, милая Одри.

Одри

Да священник годился вполне, что там ни говори тот старый господин.

Оселок

Никуда    не   годился   священник,   вреднейший   Оливер,   гнуснейший Проповредник.  Однако,  Одри,  тут  в  лесу  один  парень  заявляет  на тебя притязанья.

Одри

Знаю я, про кого вы. Он мне безо всякого интереса. Да вон идет он.

Входит Уильям.

Оселок

Мы,  умники,  грешный  народ, право слово. Нас медом не корми, дай лишь над вахлаком понасмехаться. Тут мы не знаем удержу.

Уильям

Добрый вечер, Одри.

Одри

Добрый вечер, Уильям.

Уильям

И вам, сударь, добрый вечер.

Оселок

Вечер  добренький,  дружище. Надень, надень шляпу. Нет, уж будь ласков, накройся. А сколько тебе лет, дружище?

Уильям

Двадцать пять, сударь.

Оселок

Зрелый возраст. А звать Уильямом?

Уильям

Уильямом, сударь.

Оселок

Хорошее имя. В лесу и родился тут?

Уильям

Да, благодаренье Богу.

Оселок

"Благодаренье Богу". Хороший ответ. А ты богат?

Уильям

Да так себе.

Оселок

"Так  себе"  -  хорошо, очень хорошо, очень прелестно сказано. Но все ж таки не очень - ибо так себе. А умен ты?

Уильям

Умом не обижены.

Оселок

Отлично  сказано.  Вспоминаю  присловье:  "Глупец  считает, что умен, а умный  знает  о себе, что глуп". Языческий филозоф, когда намерен был съесть виноградину,  то растворял уста, желая тем сказать, что виноград едят, а рот разевают. Любишь эту девицу?

Уильям

Люблю, сударь.

Оселок

Дай руку мне. Ты наукам учен?

Уильям

Нет, сударь.

Оселок

Тогда  поучайся: иметь означает иметь. Ибо, пользуясь фигурою риторики, когда  льешь  напиток  из  чашки  в  стакан,  то  оный  наполняешь,  а  оную опорожняешь.  Ибо  все  авторы согласны в том, что латинское ipse обозначает "он самый". Так вот, ты не ipse, ибо я - он самый.

Уильям

Какой это - он самый, сударь?

Оселок

А  тот  самый  сударь,  что  женится  на  ней. Поэтому, вахлаче, оставь помышленья  -  а  по-плебейски  говоря,  брось  и думать - об оной особе - а по-деревенски,  об этой девахе. Итак, оставь помышленья об оной особе, не то сгибнешь, вахлаче, - а сказать понятней для тебя, умрешь. То есть убью тебя, разделаюсь  с  тобою,  жизнь  твою  обращу  в  смерть,  волю в неволю. Ядом, дубинкою,   сталью  меча  изничтожу,  изведу  тебя  интригой,  словопреньем, хитроумною   политикой,   -   употреблю  сто  пятьдесят  различных  способов смертоубийства. Вострепещи и убирайся же!

Одри

Уходи, добрый Уильям.

Уильям

Бывайте здоровы и веселы, сударь. (Уходит.)

Входит Корин.

Корин

Наши хозяин и хозяйка ищут вас. Скорей идемте!

Оселок

Рысью, Одри, рысью. Иду, иду.

Уходят.

Сцена 2

В лесу. Входят Орландо и Оливер.

Орландо

Возможно  ли,  чтобы  ты  так сразу и увлекся ею? Только увидев, тут же полюбил?  И,  полюбив,  тут  же просил руки? И тут же получил ее согласие? И прочен ли этот союз?

Оливер

Не говори о необдуманности, о ее бедности, о малом знакомстве, о спешке предложенья  и  согласия,  -  а  пойми, что я люблю Алиену; пойми, она любит меня,  и  подкрепи  своим  согласием  наш  брак. Это и тебе будет на пользу: отцовский  дом  и  все  отцовские доходы я переведу на тебя, а сам хочу жить здесь и умереть пастухом.

Входит Розалинда.

Орландо

Изволь,  даю  согласие.  Завтра и сыграем свадьбу. Я приглашу герцога и всю  беспечальную  свиту.  Поди  к  Алиене,  пусть  готовится.  Видишь,  моя Розалинда идет.

Розалинда

Здравствуйте, брат.

Оливер

Привет, прекрасная сестра. (Уходит.)

Розалинда

О  дорогой  Орландо,  как  огорчительно  видеть,  что  у тебя сердце на перевязи.

Орландо

Не сердце, а рука.

Розалинда

Мне казалось, у тебя сердце ранено когтями львицы.

Орландо

Ранено - очами моей дамы.

Розалинда

Брат рассказал, как я разыграл обморок, увидевши платок?

Орландо

Он рассказал еще о б_о_льших чудесах.

Розалинда

А, понимаю, о чем вы. Да, это правда. И по внезапности тягаться может с этим  только  драка  двух  баранов  и  бахвальство  Цезаря: "Пришел, увидел, победил".   Ваш   брат   с  моей  сестрой  едва  лишь  встретились,  тут  же переглянулись;  переглянувшись,  тут же и влюбились; влюбившись, завздыхали; завздыхав,  спросили  друг  у  друга о причине грусти; узнав причину, тут же стали искать исцеленья от грусти, - и по этим-то ступеням поднялись к дверям брака,  и  либо тут же их венчай, либо и до брака вступят в брак. Они ведь в самом бешеном пылу любви, их не разлить водою.

Орландо

Завтра  их  повенчают,  я приглашу герцога на свадьбу. Но как же горько вчуже глядеть на счастье. Чем счастливей будет брат, достигнувший желанного, тем тоскливей завтра будет мне.

Розалинда

А разве завтра я уже не смогу быть Розалиндой?

Орландо

Не могу я дольше жить фантазией.

Розалинда

Тогда  не  стану  больше  утомлять вас пустословием. Шутки в сторону. Я знаю,  что  вы человек благородный и разумный. Говорю это не для того, чтобы своим  пониманьем  возвыситься в ваших глазах. Хочу лишь, чтобы вы поверили, что  я действительно могу помочь вам. Прошу вас, верьте - я способен творить необычное. С трехлетнего возраста знался я с волшебником, глубоко сведущим в магии,  но  не  черной, а белой, безвредной. Если вы не только на словах, на выспренних  словах,  но  и на деле любите всем сердцем Розалинду, то завтра, когда  брат  ваш  женится на Алиеве, женитесь и вы на Розалинде. Я знаю, что она  теперь  судьбой гонима, - и если вы согласны, то я в силах сделать так, что  завтра  она  предстанет  перед вашими глазами - не призрак, а живая - и опасности в том никакой не будет.

Орландо

Ты говоришь серьезно?

Розалинда

Клянусь   моею   жизнью  -  а  я  жизнью  дорожу,  хотя  магия  занятие рискованное.  Поэтому  наденьте  лучшую одежду, пригласите друзей. Ибо, если вам угодно, завтра будете повенчаны - и, если вам угодно, с Розалиндой.

Входят Сильвий и Феба.  А вот идут влюбленная в меня и влюбленный в нее.

Феба

О юноша, нехорошо ты сделал,

Что показал ему мое письмо.

Розалинда

Пускай. Во всем намерен я и дальше

Вести себя с тобой нехорошо.

Вон ходит за тобою верный Сильвий.

Люби боготворящего тебя.

Феба

(Сильвию)

Скажи ему, что значит полюбить.

Сильвий

Любить - лить слезы это и вздыхать,

Как я по Фебе.

Феба

А я по Ганимеду.

Орландо

А я по Розалинде.

Розалинда

А я ни по одной из женщин.

Сильвий

Служить всем сердцем верным, всей душою,

Как Фебе я служу.

Феба

А я Ганимеду.

Орландо

А я Розалинде.

Розалинда

А я ни единой из женщин.

Сильвий

Всем существом преобразиться в страсть,

В желанье, в шалое воображенье,

В смирение, терпенье, нетерпенье,

В покорность, в обожанье без конца,

Как обожаю Фебу.

Феба

А я Ганимеда.

Орландо

А я Розалинду.

Розалинда

А я ни единую из женщин.

Феба

(Розалинде)

А если так, виновна ль, что люблю?

Сильвий

(Фебе)

И разве я виновен, что люблю?

Орландо

И разве я виновен, что люблю?

Розалинда

А вы-то к кому обращаетесь со своей жалобой?

Орландо

К той, кого нет здесь, кто меня не слышит.

Розалинда

Прошу  всех  вас,  перестаньте.  Точно  ирландские  волки воют на луну. (Сильвию.) Я помогу тебе, если смогу. (Фебе.) Я любил бы тебя, если б мог. - На  завтра  назначаю  встречу  со  всеми  вами.  (Фебе.) Если я повенчаюсь с какой-либо  женщиной,  то  непременно  с  тобой,  -  а завтра я венчаюсь. (К Орландо.)  Если  уж  удовлетворю  желание  мужчины,  то непременно ваше, - и завтра  повенчаетесь.  (Сильвию.)  И  тебя  успокою,  если  обладанье  может успокоить,  -  завтра  женишься. (К Орландо.) Розалинду любите? - приходите. (Сильвию.)  Любишь  Фебу?  -  приходи. Клянусь моею нелюбовью к женщинам - я встречу вас. До свидания. Исполните же мой приказ.

Сильвий

Умру, а исполню.

Феба

И я.

Орландо

И я.

Уходят.

Сцена 3

В лесу. Входят Оселок и Одри.

Оселок

Радостный завтра денек, Одри. Завтра венчаемся.

Одри

Всем  сердцем  этого  хочу.  Желаю  быть  замужней  и,  придворной  - и зазорного ничего же в том нет. - А вон идут двое пажей старого герцога.

Входят два пажа.

Первый паж

Здравствуйте, почтенный.

Оселок

Будьте, будьте здоровы. Присядем-ка и спойте песню.

Второй паж

Согласны. Садитесь посередке.

Первый паж

Начнем,  что  ли, попросту - без откашливанья и отхаркиванья и жалоб на охриплость - без обычных зачинов плохого певца.

Второй паж

Правильно! И оба на один голос - как на одной кляче два цыгана.

Оба пажа

(поют)

Зеленым полем за селом -

Гей-го, гей-го, гей-нонино -

Шел парень с милою вдвоем

Весною, венчальною порою,

Средь птичьих трелей и рулад.

Весне влюбленный рад.

И на меже они легли -

Гей-го, гей-го, гей-нонино -

Потом и песню завели

Весною, венчальною порою,

Средь птичьих трелей и рулад.

Весне влюбленный рад.

Про то, что юность коротка -

Гей-го, гей-го, гей-нонино -

Не долговечнее цветка

Весною, венчальною порою,

Средь птичьих трелей и рулад.

Весне влюбленный рад.

И ты не упускай любви -

Гей-го, гей-го, гей-нонино -

Пока огонь в твоей крови

Весною, венчальною порою,

Средь птичьих трелей и рулад.

Весне влюбленный рад.

Оселок

Правду  молвить,  юные  мои  господа,  хоть песня ваша и пустякословна, однако же нет в ней ни складу, ни ладу.

Первый паж

Ошибаетесь, сударь. Мы пели в лад, не сбивались, не теряли такта.

Оселок

Зато  я  потерял только время, слушая эту бестактную, глупую песню. Дай вам Бог удачи и голоса получше ваших нынешних. Идем, Одри.

Уходят.

Сцена 4      В лесу. Входят прежний герцог, Амьен, Жак, Орландо, Оливер и Селия.

Герцог

Орландо, веришь ты, что этот мальчик

Исполнить может все, что обещал?

Орландо

То верю, то не верю. Рад поверить,

Но и боюсь - надеяться боюсь.

Входят Розалинда, Сильвий и Феба.

Розалинда

Чуть потерпите - повторим условья.

(Герцогу.)

Сказали вы, что выдать Розалинду

Согласны за Орландо, если я

Ее сюда доставлю.

Герцог

Да, - пусть даже

Имел бы царства, чтоб их дать за ней.

Розалинда

(к Орландо)

А вы сказали, что ее берете?

Орландо

Беру - и взял бы, будь я царь земли.

Розалинда

(Фебе)

Согласна ли ты выйти за меня?

Феба

Да, и пускай хоть гибель часом позже.

Розалинда

Но если за меня не пожелаешь,

То выйдешь ты за верного тебе

Сильвия?

Феба

Да, мы так договорились.

Розалинда

(Сильвию)

А ты согласен Фебу взять, пастух?

Сильвий

Согласен, даже если смерть уплатой.

Розалинда

Я обещал уладить это все.

Держите ж, ваша светлость, ваше слово

Дочь Розалинду выдать за Орландо,

А вы, Орландо, в жены ее взять;

Ты, Феба, выйти замуж за меня,

А если нет, за пастуха; ты, Сильвий,

Взять Фебу, коль она откажет мне.

Ну, а теперь я отлучусь на время,

Чтобы обещанное воплотить.

Розалинда и Селия уходят.

Герцог

Кой-чем в обличье этот пастушок

Мне живо дочь мою напоминает.

Орландо

Когда я увидал его впервые,

Подумал было я, что он ей брат.

Но родился в лесу он, здесь возрос,

А магии опасному искусству

Его волшебник дядя обучил,

От мира скрывшийся в лесные дебри.

Входят Оселок и Одри.

Жак

Не  иначе  как  близится  новый  всемирный потоп, и в ковчег бегут пары спасаться.  Вон  идет  пара  престранной  породы, что на всех языках именуют шутовскою.

Оселок

Салют и приветствие всем вам!

Жак

Добрый  мой  государь,  прошу  его любить и жаловать. Этот пестромозгий господин  столько  уже  раз  встречался мне в лесу. Он клянется, что жил при дворе.

Оселок

Если  кто-то  сомневается,  пусть подвергнет меня испытанью. Я танцевал церемонные танцы, льстил дамам, был коварен с друзьями, любезен с врагами; я трех  портных  разорил, четырех ссор был участником, а в одной так даже чуть не дрался на дуэли.

Жак

И как же уладилось дело?

Оселок

А мы уже и встретились - и нашли, что дело достигло седьмой ступени.

Жак

Какой это седьмой? - Мой государь, прошу любить этого малого.

Герцог

Он мне отменно нравится.

Оселок

Взаимно,  ваша  светлость. Пошли вам Бог здоровья. Прусь я сюда в числе прочих  пасторальных  пар,  чтобы  взнуздаться  уздою  брака,  а там порою и разнуздываться, ибо брак сопрягает, а кровь распрягает. Девственница бедная, мой  государь,  собой  дурнушка, но моя и ничья больше. Причуда бедняка, мой государь,  -  беру  себе  то, на что другие не позарятся. Целомудрие подобно скаредному  богачу  -  искать  его  надо  в  лачуге, как жемчужину в грязной ракушке.

Герцог

Клянусь, он весок мыслью и быстр умом.

Оселок

Согласно  пословице,  государь:  "Дурак  стрелу  пускает без промашки". Нашим страстишкам-слабостишкам Бог терпит.

Жак

Но  вернемся  к  ступеням.  Как  это  вы  определили, что достигло дело седьмой ступени?

Оселок

А существуют семь ступеней опроверженья лжи - как семь вод на киселе. - Прими,  Одри,  позу  пристойнее.  -  Дело было так. Не понравилась мне форма бороды  у  одного  придворного.  А он велел передать мне, что если я считаю, будто  борода его нехорошо подстрижена, то он, напротив, думает, что хорошо. Это   именуется   Возраженьем  Учтивым.  Я  снова  отозвался,  что  нехорошо подстрижена;  он  велел  передать, что стрижет ее так, как ему нравится. Это называется  Отбритием  Умеренным.  Я  еще раз, что нехорошо; он в ответ, что оценщик я слабый, и это называем Резкой Отповедью. Я опять, что нехорошо; он в  ответ,  что я сказал неправду. Это называется Укор Отважный. Если я снова за   свое,   он   скажет,  что  я  лгу,  -  и  это  назовется  Опроверженьем Задирательным.  Затем  уж  следует Обличенье Косвенное и, наконец, Обличенье Прямое.

Жак

И сколько же ты раз повторил свое "нехорошо"?

Оселок

Я  не  рискнул  зайти за Обличенье Косвенное; он не рискнул бросить мне Обличенье Прямое. Так что, смерив длину шпаг, мы разошлись восвояси.

Жак

Давай-ка перечисли по порядку все ступени.

Оселок

О,  мы  ведь  ссоримся по книжке, по дуэльному учебнику, - как вот есть учебники  манер.  Извольте,  перечислю  вам  ступени.  Первая  -  Возраженье Учтивое.  Вторая - Отбритье Умеренное. Третья - Отповедь Резкая. Четвертая - Укор  Отважный.  Пятая  -  Опроверженье  Задирательное.  Шестая  - Обличенье Косвенное.  И  седьмая - Обличение Прямое. На всех ступенях можно уклониться от  дуэли,  кроме  ступени крайней - Обличения Прямого. Но и на этой крайней можно уклониться - посредством "Ежели". Я знаю случай, когда семеро судей не могли  замирить  ссору, но вот сошлись для поединка сами дуэлянты, и один из них  вспомнил  про  "Ежели":  мол, я лишь в том случае то-то и то-то сказал, ежели  вы  то-то  и  то-то  сказали.  И  пожав  друг  другу руки, они тут же побратались.  Это  "Ежели"  -  незаменимый миротворец. Неоценимых достоинств словцо.

Жак

Мой  государь,  -  не правда ли, какой редкостный малый? На все выдумки горазд, а всего-навсего шут.

Герцог

Шутовство  ему  служит  прикрытием,  из-за  которого  он  поражает цель стрелой своего остроумия.   Входят Гименей, Розалинда и Селия (обе в одеждах принцесс). Тихая музыка.

Гименей

У нас, богов, веселье,

Коль на земле узрели

Слияние сердец.

Я - Гименей, бог брака -

Дочь из разлуки мрака

Привел к тебе, отец.

Соедини же, герцог,

С влюбленным сердцем сердце.

Розалинда

(герцогу)

Прими меня, родной, - ведь я твоя.

(К Орландо.)

Прими меня, любимый, - я твоя.

Герцог

Если глаза не лгут, ты дочь моя.

Орландо

Если глаза не лгут, вы - Розалинда.

Феба

Глаза не лгут мои.

Конец моей любви.

Розалинда

(герцогу)

Нет у меня отца, если не ты.

(К Орландо.)

Не будет мужа у меня, если не ты.

(Фебе.)

И никакой жены, если не ты.

Гименей

Достаточно шутить!

Пришел я положить

Конец томленья муке.

Четыре пары ждут,

Чтоб сьединил я тут

Святым обрядом руки.

(К Орландо и Розалинде.)

Ничто любови вашей не разрушит.

(Оливеру и Селии.)

Вы проживете век свой душа в душу.

(Фебе, указывая на Сильвия.)

Уступи его любви -

Или с женщиной живи.

(Оселку и Одри.)

Вы же связаны природой,

Как зима с дурной погодой.

(Всем.)

Сейчас мы брачный гимн споем.

А вы пошепчетесь о том,

Как все случилось-получилось,

Чтобы загадка прояснилась.

Песнь

Святому браку гимн поем.

Бог брака правит в целом мире.

Постель и стол дели вдвоем

И залюдняй земные шири.

Супружество - любви венец,

А без него всему конец.

Герцог

Племяннушка, хваление судьбе!

Как дочери, я радуюсь тебе.

Феба

(Сильвию)

От слова своего не отрекаюсь.

Любить тебя, мой верный, обещаюсь.

Входит Жак де Буа (средний брат).

Жак де Буа

Я - средний сын Роланда де Буа.

Прошу вниманья. Сообщить хочу я,

Что, слыша, как достойные мужи

Стекаются сюда в лесную чашу,

Повел сам герцог Фредерик войска,

Чтобы схватить и уничтожить брата.

Но старого монаха на опушке

Он встретил и, в беседу углубясь,

Раскаялся, от бойни отказался, -

И, отрешась от жизни от мирской,

Престол оставил изгнанному брату

И земли всем опальным возвратил,

Ушедшим вместе с братом. Это правда,

Клянуся жизнью.

Герцог

Милости прошу.

Твое известье - свадебный подарок

Твоим обоим братьям. Одному -

Возврат земли отобранной. Другой же

Все герцогство наследует мое.

Сперва отпразднуем мы эти свадьбы,

Затеянные в добрый час в лесу,

Потом же всех, деливших с нами жесткость

Дней и ночей изгнанья, наградим

Достойной долей благ. Итак, сейчас мы,

Забыв про новообретенный сан,

Повеселимся на манер сельчан.

Играй, муз_ы_ка! Ото всей души

Танцуй, невесты! Женихи, пляши!

Жак

Простите. - Сударь, верно ль я расслышал,

Что, пышный двор отринув навсегда,

Отшельником ушел от мира герцог?

Жак де Буа

Да, это так.

Жак

Тогда иду к нему.

От этих обращенных можно много

Преважного услышать и познать.

Счастливо оставаться!

(Герцогу.)

Свой престол

Терпеньем, добротой вы заслужили.

(К Орландо.)

Вы заслужили верностью любовь.

(Оливеру.)

Вы заслужили знатность и богатство.

(Сильвию.)

Вы заслужили долговечный брак.

(Оселку.)

А ты - грызню и свары заслужил.

В любовном плаванье твоем харчей

Ведь хватит на два месяца, не больше. -

Всем вам желаю славно погулять.

А я иду - отнюдь не танцевать.

Герцог

Останься, Жак, останься.

Жак

Мне, ваша светлость, не до развлечений.

Угодно вам напутствие мне дать -

В пещере вашей бывшей буду ждать.

(Уходит.)

Герцог

Друзья, пляшите! Свадебки сыграем,

И, верю, это время будет раем.

Пляска.

Затем все, кроме Розалинды, уходят.

Розалинда

Не  принято у нас в женском одеянии говорить эпилог, - но это нисколько не  хуже,  чем в мужской одежде говорить пролог. Если верно, что доброе вино не нуждается в вывеске, то и хорошая пьеса в эпилоге не нуждается. Однако же вывеска  вина  не  портит,  а хороший эпилог только поможет доброй пьесе. Но я-то,   бедный   юноша-актер,   не   умею  ни  сказать  хороший  эпилог,  ни выканючить-выпросить  у  вас  одобренья  хорошей пьесе. Я ведь не в отрепьях нищенки,  и  подаянья  просить  не  к  лицу  мне.  Буду действовать чарами и заклинаньем - и начну я с женщин. О женщины! Той любовью, какую вы питаете к мужчинам,  заклинаю  вас  одобрить  в  этой  пьесе  все, чем она вам угодить способна.  А  вас, о мужчины, - той любовью, что питаете вы к женщинам (а по улыбкам   вашим   судя,   женоненавистников  здесь  нет)  -  заклинаю  вас о благосклонности;  пусть  эта  пьеса угодит вам совокупно с женщинами. Будь я женщиною,  я  расцеловал бы всех из вас, чьи бороды мне нравятся, чье лицо и дыханье  приятны.  И  я  уверен  - все здесь, кто с приятной бородой, лицом, дыханьем, в ответ на это доброе намерение проводят меня рукоплесканиями.

Уходит.

Перевод Осии Сороки

ПРИМЕЧАНИЯ

С.  223.  Так  у  жабы...  в голове / Скрывается... камень. - старинное средневековое поверье.

С.  240.  Лукреция  - древняя римлянка, лишившая себя жизни после того, как ее обесчестил сын царя Тарквиния.

С.  243:  ...вопросы  взяли  с  надписей на дешевых обоях. - Во времена Шекспира  на  обоях  нередко  изображались  человеческие фигуры с надписями, лентами выходящими из ртов.

С.  247.  А  где  же  тот, который вручать будет вам невесту вашу? - По английским   обычаям,   свадебный  обряд  требовал  присутствия  лица,  чаще пожилого, передававшего невесту жениху.

С.  256.  Как  Диана  средь  фонтана.  - В конце XVI века в Лондоне был сооружен фонтан со статуей Дианы, из сосков которой лились струи воды.

С.  264.  Языческий  филозоф, когда намерен был съесть виноградину... - Намек  на  басню  Эзопа "Лиса и виноград". Языческим философом автор в шутку именует Эзопа.

Число просмотров текста: 1114; в день: 0.76

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0