Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Драматургия
Шекспир Вильям
Венецианский купец (пер. О. Сороки)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Дож Венеции

Принц Марокканский |

} женихи Порции

Принц Арагонский   |

Антонио, венецианский купец

Бассанио, его друг, жених Порции

Грациано |

Салерио  } друзья Антонио и Бассанио

Соланио  |

Лоренцо, влюбленный в Джессику

Шейлок, еврей

Тубал, еврей, друг его

Ланчелот Гоббо, шут, слуга Шейлока

Старый Гоббо, отец Ланчелота

Леонардо, слуга Бассанио

Бальтазар |

} слуги Порции

Стефано   |

Порция, богатая наследница

Нерисса, ее камеристка

Джессика, дочь Шейлока

Венецианские вельможи, судейские, тюремщик, слуги и другие

Место действия: Венеция и усадьба Порции в Бельмонте.

АКТI

Сцена 1

Венеция. Улица. Входят Антонио, Салерио и Соланио.

Антонио

Откуда, не пойму, моя печаль.

Устал я от нее, и вы устали.

Но в чем причина, корень, суть ее,

Где подхватил, как ею заболел я,

В толк не возьму.

И так я отупел от этой грусти,

Что узнаю себя с большим трудом.

Салерио

Душа мятется ваша на морях.

Там, пышно паруся на тканых крыльях,

Махины ваши, ваши корабли,

Как богачи-вельможи океана,

Мимо суденышек летят надменно,

А те им кланяются на волне.

Соланио

Доверив морю все свои надежды,

И я б душою вместе с ними плыл.

Я б непрестанно ветер проверял,

Кидая вверх травинки. Я по карте

Искал бы гавани, укрытья, бухты, -

И все, грозящее моим судам

Крушением, ввергало бы, бесспорно,

Меня в печаль.

Салерио

Подув на суп горячий,

Я вспомнил бы, как дует ураган

На море - и ознобом бы меня

Всего пробрало. На часы взглянувши

Песочные, я вспомнил бы о мелях,

Представил бы, как гордый мой "Андрей",

В песке увязнув, паруса клоня,

Целует мачтами свою могилу.

Вошел ли в каменный святой собор -

И тут же б замерещились мне скалы,

Которые, задень лишь их корабль,

Борта распорют, пряности размечут,

Ревущую волну оденут в шелк -

Короче, весь богатый мой товар

Вмиг обратят в ничто. Об этом думать -

И как же не грустить?

Антонио

Поверьте мне,

Плывут мои товары в разных трюмах

И в порты разные. Не все богатство

Пустил на море в нынешнем году.

Грущу не потому.

Соланио

Вы влюблены!

Антонио

Да нет.

Соланио

Тогда грустите оттого вы,

Что просто вы невеселы, и все.

И с тем же бы успехом веселиться

Могли, печаль веревочкой завив.

Клянусь двуликим Янусом, природа

Престранные характеры творит.

Тот постоянно щурится в улыбке,

Рад хохотать над всем, как попугай,

Заслышавший скулящую волынку.

А этот, с кисло-уксусным лицом,

Вовек зубов в улыбке не покажет,

Хоть сам суровый Нестор поклянись,

Что шутка уморительно потешна.

Входят Бассаиио, Лоренцо и Грациано.

Сюда идет Бассанио, родич ваш

Достойный. С ним Лоренцо и Грациано.

А мы вас покидаем. Всех вам благ.

Салерио

Я бы остался - вас развеселить -

Но уступаю место вашим ближним.

Антонио

Вы мне близки и дороги. Должно быть,

Дела ваши зовут вас.

Салерио

Господа,

Привет вам.

Бассанио

Добрые мои синьоры,

Когда ж мы с вами сообща гульнем?

Вы что-то нас чуждаетесь. Зачем же?

Салерио

Общенью с вами рады мы всегда,

Салерио и Соланио уходят.

Лоренцо

Ну вот, Бассанио, вот вам и Антонио.

А мы уходим оба - до обеда,

До встречи, как условлено.

Бассанио

Да, да,

Я не забуду.

Грациано

Вид у вас, Антонио,

Неважный. Чересчур всерьез на мир

Вы смотрите. Чрезмерные заботы

Ведут к потерям лишь. Поверьте мне,

Осунулись вы, сильно изменились.

Антонио

Нет, Грациано, я смотрю на мир

Всего лишь как на сцену, где обязан

Каждый играть какую-нибудь роль,

И мне досталась грустная.

Грациано

А мне вот

По нраву роль шута, роль шутника.

Морщины будут пусть следами смеха,

И лучше печень накалять вином,

Чем сердце холодить тоскливым стоном.

Кровь горяча во мне. Зачем же я,

Как алебастровое изваянье

Усопших предков, буду коченеть,

Жить как во сне и наживать желтуху

Своей брюзгливостью? Скажу тебе

(А я тебя, Антонио, люблю ведь),

Есть лица, сплошь затянутые хмурью,

Как ряскою стоячая вода, -

И в рот воды набрали, чтобы молча

Прослыть глубокодумным мудрецом:

Мол, я - оракул; ни одна собака

Не вякнет пусть, когда свои уста

Я разомкну. О дорогой Антонио,

Они ведь умники, пока молчат.

А чуть заговорят - и поневоле

Грешишь, их дураками обозвав.

Но это длинный разговор. Пока же

Скажу: не будь угрюмым, не лови

Хвалу глупцов на хмурости приманку.

Идем, Лоренцо. До свидания.

Я проповедь закончу, пообедав.

Лоренцо

Что ж, расстаемся с вами до обеда.

Я тоже в рот воды уже набрал.

Грациано не дает мне слова молвить.

Грациано

Еще со мною года этак два

Води хлеб-соль - и вовсе онемеешь.

Антонио

Придется мне учиться балагурить.

Грациано

Вот так-то. А молчанье лишь пристало

Копченым бычьим языкам и девам старым.

Грациано и Лоренцо уходят.

Антонио

Чего-чего тут не набалагурил!

Бассанио

Другого  такого  мастера  городить  пустяковины нету во всей Венеции. А смысла в этой городьбе - два зернышка пшеницы в двух мерах мякины. Весь день проищешь, и найдя поймешь, что и не стоило искать.

Антонио

Итак, скажи мне, кто же эта дама -

Тайная дама сердца твоего,

К кому на поклоненье хочешь ехать.

Ты мне открыться нынче обещал.

Бассанио

Тебе известно, что, живя шир_о_ко

И не по средствам, разорился я.

Не стану плакаться на оскуденье.

Забота главная моя сейчас -

С великими долгами расплатиться,

К которым беззаботность привела.

Тебе, Антонио, как никому,

Обязан я деньгами и любовью.

И, опираясь на твою любовь,

Хочу тебе поведать, как намерен

Очиститься я ото всех долгов.

Антонио

Так говори же, добрый мой Бассанио.

И если план твой честен, как ты сам

Всегда был до сих пор, то будь уверен,

Что я, мой кошелек, - все, что имею,

В твоем распоряжении вполне.

Бассанио

Бывало в детстве, потеряв стрелу,

Небрежно пущенную, я другую

Такую ж точно, посылал ей вслед

И, проследи полет, искал их обе

И часто находил. Теперь мое

Намерение так же детски-чисто.

Тебе я много денег задолжал

И взбалмошно, по-юному протратил.

Но если пустишь ты еще стрелу

Вослед потерянной, то, зорко глядя,

Сыщу их обе - иль верну тебе

По крайности вторую, благодарным

За первую оставшись должником.

Антонио

Меня ты знаешь хорошо, и время

Не надо тратить на обиняки.

Окольностями и сомненьями

Чувствительней меня ты обижаешь,

Чем если б ты протратил все мое.

Скажи мне просто, что я должен сделать

По здравому сужденью твоему,

И сделаю с готовностью.

Бассанио

В Бельмонте

Богатая наследница живет.

Красавица, а главное, душою

Чудесно хороша. Не раз она

Благую весть очами посылала

Мне молча Порцией зовут ее,

Как звали Брутову жену когда-то, -

И славной римлянки она не хуже.

По свету уж молва о ней прошла,

И с четырех сторон, со всех краев

К ней гонят ветры женихов вельможных.

Ведь солнечные локоны ее

С висков свисают, как руно златое,

И, как в Колхиду древнюю, в Бельмонт

Съезжаются искатели-Ясоны.

Имей я средства с ними потягаться,

Я чувствую, что оправдал бы риск, -

О мой Антонио, я победил бы.

Антонио

Ты знаешь - весь товар пустил я в море,

И денег не осталось ничего.

Ступай-ка, попытай-ка мой кредит,

Чего он стоит здесь у нас в Венеции.

Его я выжму весь, чтоб снарядить

Тебя в Бельмонт к твоей прекрасной деве.

Давай-ка мы поищем кредиторов -

И ты, и я - средь денежных людей.

Они дадут - уверен я вполне -

Из дружбы иль доверия ко мне.

Уходят.

Сцена 2

Бельмонт. Комната в доме Порции. Входят Порция и Нерисса.

Порция

Поверь, Нерисса, мое маленькое тело устало от этого большого мира.

Нерисса

Легче  было  бы  поверить, милая моя синьора, если бы горести ваши были так же велики, как ваше состояние. Но, вижу я, перееданье так же вредит, как голоданье,  и  середина  не зря зовется золотой. Избыточность скорей ведет к сединам, а достаток умеренный - к долголетию.

Порция

Истины хорошие, и высказаны превосходно.

Нерисса

Им бы следовать надо.

Порция

Если бы следовать истинам было так же легко, как знать, что они хороши, то  часовенки  были  бы  церквами,  а  бедняцкие хибары - княжьими дворцами. Редкий  священник поступает согласно своим проповедям. Мне легче дать благие наставленья дюжине людей, чем быть одной из этой дюжины и следовать своим же назиданьям.  Мозг может сочинять законы для обузданья крови, но горячий нрав уходит  от  холодного  закона  - юность перескакивает полоумным зайцем через тенета  хромоногого благоразумия. Но эти рассужденья не помогут мне в выборе мужа. Хорош "выбор"! Я не могу ни выбрать, кого бы хотела, ни отказать тому, кого  я  не хочу. Воля живой дочери скована волей мертвого отца. Ну разве же не тяжело, Нерисса, быть не в силах ни выбрать милого, ни отказать немилому?

Нерисса

Ваш   отец   жил  всегда  добродетельной  жизнью,  а  у  таких  людей в предсмертный  час  бывают  озарения.  Так  что эта лотерея с тремя ларцами - золотым,  серебряным, свинцовым - это придумано отцом так, что верно выберет ларец по его мысли и получит вас только любящий по-настоящему. Но кто же вам милей из понаехавших уже знатных женихов?

Порция

Ты перечисли-ка их всех, а я опишу тебе каждого, и ты уж догадайся, кто и насколько мне мил.

Нерисса

Во-первых, принц Неаполитанский.

Порция

Ну,  это  жеребчик  отменный, он только о своем коне и говорит, и очень гордится тем, что собственноручно может его подковать. Уж непременно матушка светлейшая его согрешила с кузнецом.

Нерисса

Затем пфальцграф.

Порция

Этот  все  хмурится, как бы говоря: "Не желаешь меня, и не надо". Слыша веселую  историйку,  не  улыбнется  даже.  Боюсь,  что  к старости он станет вечно-плачущим  философом,  если  смолоду  так  неучтиво  угрюм. Я скорее уж возьму  в  мужья череп со скрещенными костями, чем одного из этих двух. Боже меня от них избави.

Нерисса

А как вам французский вельможа, мосье Ле Бон?

Порция

Тоже  божья  тварь  и,  значит, надо принимать его за человека. Я знаю, грешно   насмехаться,  -  но  этот!  Конь  у  него  похлеще,  чем  у  принца Неаполитанского,  а хмуриться умеет он кислей пфальцграфа. Он - кто угодно и никто;  стоит  щебетнуть  дрозду,  и  тут же он в пляс пустится, а фехтовать готов  хоть со своею тенью. За него выйти, что за двадцать мужей сразу. Если он  пренебрежет мной, я ему прощу - потому что полюби он меня самою безумною любовью, все равно она пребудет безответна.

Нерисса

А Фоконбридж, английский молодой барон? Что скажете?

Порция

Ничего  не  скажу я ему - ни он меня не понимает, ни я его. Он не знает ни латыни, ни французского, ни итальянского, а можешь под присягой показать, что  я  в  английском  швах  Он красив, как картинка, но увы! - кто способен разговор  вести  с картинкой? И как чудацки он одет! По-моему, камзол куплен им  в  Италии,  раздутые  штаны  -  во Франции, шляпа - в Германии, а манеры собезьянены отовсюду.

Нерисса

А как вам шотландский вельможа, сосед англичанина?

Порция

Он  ведет  себя  как  добрый  сосед  - получил от англичанина оплеуху и побожился, что обязательно вернет, а сейчас не может; и француз за него тоже поручился - под второю оплеухой.

Нерисса

А как нравится вам молодой немец, племянник герцога Саксонского?

Порция

Очень  он мне мало нравится с утра, когда он трезв, а еще того меньше к обеду,  когда  пьян.  В  лучшем своем виде он до человека не дотягивает, а в худшем  -  мало  чем  лучше  скота.  Так что даже в наихудшем случае надеюсь избегнуть его.

Нерисса

Если  он согласится выбирать и выберет верно, то вы не сможете отказать ему, не нарушив тем отцовской воли.

Порция

А  ты  поэтому  на ложный ларчик поставь большой бокал ренского вина, и пусть  хоть  сам дьявол кроется в ларце, но если сверху такая привада, то он на нее клюнет. Что угодно, Нерисса, только не за пьянчугу замуж.

Нерисса

Не  бойтесь,  -  все  эти господа уже сказали мне, что решили вернуться домой  и  не  беспокоить  долее  своим ухаживанием, если вас нельзя добиться как-нибудь в обход тяжкого отцовского завета с выбором ларца.

Порция

Будь  я  долговечнее Сивиллы, и то умру девственною, как Диана, если не пройдет  жених испытанья, завещанного отцом. Но я рада, что эти искатели так благоразумны,  - среди них нет никого, кто не был бы мне мил своим отъездом. Скатертью им дорога.

Нерисса

А  помните  ли, госпожа, венецианца, - и воина, и ученого вместе, - что приезжал сюда с маркизом Монферратским, когда еще жив был ваш отец?

Порция

Да, да, Бассанио - кажется, так его звали.

Нерисса

Именно  так.  Из всех мужчин, на кого глядели в жизни глупые мои глаза, он был наиболее достоин прекрасной синьоры.

Порция

Я помню его хорошо - и ты его хвалишь не зря.

Входит слуга.

Ну, с какими пришел новостями?

Слуга

Те  четверо чужестранцев хотят с вами проститься, госпожа. А от пятого, принца Марокканского, прибыл вестник - и сообщает, что господин его пожалует сегодня вечером.

Порция

Если  бы я так же рада была приезжающему пятому, как рада проводить тех четверых,  то приезд марокканца был бы поистине желанен. При этой наружности чорта  будь  у  него хоть и душа святого - и тогда лучше бы он не женихом, а духовником моим приехал.

Пойдем, Нерисса. А ты ступай вперед.

Одних спровадила - тут же другие у ворот.

Уходят.

Сцена 3

Венеция. Площадь. Входят Бассанио и Шейлок.

Шейлок

Три тысячи дукатов. Так.

Бассанио

Да, сударь. На три месяца.

Шейлок

На три месяца. Так.

Бассанио

Как я сказал уже, за меня поручится Антонио.

Шейлок

Поручится Антонио. Так.

Бассанио

Поможете вы мне? Удовлетворите вы меня? Могу я узнать ваш ответ?

Шейлок

Три тысячи дукатов на три месяца, и поручителем - Антонио.

Бассанио

Ваш ответ?

Шейлок

Антонио - человек хороший.

Бассанио

Никто не скажет, что не хороший.

Шейлок

Да  нет,  нет,  нет,  я  не о том. "Хороший" употреблено мной в смысле: достаточен  как  поручитель. Но средства его - на зыбях. Одно судно плывет в Триполи,  другое  -  в  Индию,  а  третье в Мексике, как понял я на бирже, а четвертое держит путь в Англию, и прочие суда по морям разбросаны. А корабли всего  лишь  доски,  моряки всего лишь люди, и есть крысы сухопутные и крысы водяные,  воры  на  суше  и воры на море, то бишь пираты, и есть угроза вод, ветров  и  скал.  Тем не менее человек он достаточный. Три тысячи дукатов... Его поручительство, думаю, можно принять.

Бассанио

Будьте в этом уверены.

Шейлок

Постараюсь,  и  чтобы  увериться  -  удостоверюсь. Можно переговорить с Антонио?

Бассанио

Если пожалуете отобедать с нами.

Шейлок

Да, как же. Свинину нюхать, угощаться вместилищем бесов, вогнанных туда заклятьями  вашего  пророка-назарянина. Торговать, толковать и ходить с вами буду  и  прочее,  но ни пить с вами, ни есть с вами, ни молиться с вами я не буду. - А что на бирже, на Риальто нового?.. Кто это к нам идет сюда?

Входит Антонио.

Бассанио

Это синьор Антонио.

Шейлок

(в сторону)

Вот мытарь лицемерящий. Его

Я как христианина ненавижу.

А еще более за то, что он,

Простец, ссужает деньги без процента,

Снижая этим здешний наш доход.

Если его удастся мне подмять,

Уж отомщу ему за все обиды.

Он ненавидит наш народ священный

И ни людях, средь общества купцов,

Ругает мои сделки, и меня,

И честно заработанную прибыль,

Которую лихвою он зовет.

Будь проклято мое все племя, если

Ему прощу.

Бассанио

Я жду ответа, Шейлок.

Шейлок

Задумался, считаю свой ресурс.

Насколько помню мой запас наличный,

Я не могу немедленно собрать

Три эти тысячи. Но не беда.

Тубал, еврей, богатый мой сородич,

Меня снабдит. Минуточку... На сколько

Вам надо месяцев?

(К Антонио.)

Добрый синьор,

Здравия вам. Легки вы на помине.

Антонио

Шейлок, хоть не даю и не беру

Я под процент, но, друга выручая,

Готов нарушить я обычай свой.

(К Бассанио.)

Уже сказал ты, сколько нужно денег?

Шейлок

Три тысячи дукатов, он сказал.

Антонио

И на три месяца.

Шейлок

Ах, да, да, да.

Забыл я. На три месяца. Под ваше

Ручательство. Но как же так? Ведь вот

И не даете вы, и не берете

Прироста.

Антонио

Да, лихвы я не беру.

Шейлок

Когда овец Лавана пас Иаков, -

А мать ему премудро помогла

Отцово получить благословенье,

И стал вторым святому Аврааму

Преемником он. Да, вторым...

Антонио

Что ж, он

Проценты брал?

Шейлок

Не то чтобы проценты,

Но косвенно... Ведь вот что сделал он.

С Лаваном, дядею своим, Иаков

Уговорился, что возьмет в уплату

Всех пестрых, пегих, крапчатых ягнят.

И, полосами ободрав кору

Со свежих прутьев, ставил эти прутья

У водопоен, при осенней случке.

И овцы зачинали, пестроту

Перед собою видя, и давали

Пестрый приплод, и умный наш пастух

Его благословенным брал прибытком.

Не крал ведь он, а честно преуспел.

Антонио

Он отбатрачил то, что получил.

И приращал он не своею властью,

А по произволению небес.

Вы этим защитить лихву хотите?

И ваше золото и серебро -

Что это вам - овечки и бараны?

Шейлок

Не знаю, но оно дает приплод

Такой же быстрый мне.

Антонио

Бассанио, видишь,

Как ловко процитировать Писанье

Умеет дьявол. Скверная душа,

Опершаяся на святой Завет,

Улыбчивым подобна негодяям

И яблокам красивым, но гнилым.

О, как бывает ложь на вид красива!

Шейлок

Три тысячи... Хм. Сумма немала.

Три месяца... Из годовой исходим

Прироста цифры...

Антонио

Ну, согласны вы?

Шейлок

Синьор Антонио, много раз на бирже

Ругали вы меня за то, что я

Ссужаю деньги, получаю пользу.

А я лишь молча пожимал плечами

(Ведь наш народ давно привык терпеть).

Честили псом меня вы и лжевером,

Плевали на еврейский мой кафтан -

За то лишь, что прибыток получаю

От собственных от денег от своих.

Так. Но теперь, как видно, стал я нужен.

И что же? Вы приходите ко мне,

"Нам надо денег, Шейлок", говорите.

Вы харкали на бороду мою,

Пинками, как приблудную собаку,

С порога гнали - а теперь пришли

За деньгами. Не должен ли сказать я:

"А разве у собаки деньги есть?

Как может пес три тысячи дукатов

Ссудить?" Иль вместо этого поклон

Отвесить низенький и, по-холопьи

Смиренным, слабым шепотком промолвить:

"Синьор почтенный, в среду на меня

Вы плюнули, такого-то числа

Пинком попотчевали, псом назвали -

И вот за все за эти ваши ласки

Ссужу вам деньги я"?

Антонио

И снова так

Я назову, и пну ногой, и плюну.

Ты деньги если дашь, дай не как другу -

Когда ж это друг с друга драл процент,

Ища приплод от мертвого металла? -

Нет, ты ссуди мне деньги, как врагу,

Чтоб, если я просрочу, тем свободней

Банкрота неустойкой наказать.

Шейлок

Какой сердитый! А хочу я другом

Вам быть, снискать любовь, забыть позор,

В нужде помочь, ни гроша пользы с вас

Не взяв за пользование деньгами.

А вы меня и слушать не хотите,

Отмахиваетесь от доброты.

Бассанио

Что ж, это доброта.

Шейлок

И проявить

Ее желаю. Вот пойдемте вместе

К нотариусу, вексель сочиним,

Укажем срок уплаты, место, сумму

И упомянем - просто ради шутки -

Что в случае просрочки с должника

Взимается фунт должникова мяса,

Из тела взятый там, где захочу.

Антонио

Согласен, подпишу я - и скажу,

Что оказалась доброта в еврее.

Бассанио

Я не хочу ручательства такого.

Пусть лучше буду прозябать в нужде.

Антонио

Да ты не бойся, друже, за меня.

Двух месяцев не минет, как вернутся

Мои суда, и будут у меня

Наличности вдевятеро ценней,

Чем этот вексель.

Шейлок

Отче Аврааме!

Что эти христиане за народ!

Сами творят жестокие дела

И потому других подозревают

В жестоких замыслах. Скажите мне:

Просрочит он - и что же мне за прибыль

От неустойки? Человечье мясо

Ведь не баранье, не говядина -

Ни стоимости нету в нем, ни пользы.

Хочу снискать я вашу благосклонность,

В знак дружбы предлагаю это я.

Хочешь - бери, не хочешь - до свиданья.

Но не черните вы мою любовь.

Антонио

Да, Шейлок, я согласен подписать.

Шейлок

Тогда к нотариусу вы идите,

Пусть составляет нам шутливый вексель,

А я сейчас дукаты принесу.

Проверю, как там дома у меня.

Слуга мой нерадив и ненадежен.

Я - скоро.

(Уходит.)

Антонио

Поспеши, добрый еврей.

Христианином жид надумал стать!

Бассанио

Хоть мягко стелет он, да жестко спать.

Антонио

Пойдем. Опасности тут нет нисколько.

Суда вернутся з_а_ месяц до срока.

Уходят.

АКТII

Сцена 1  Бельмонт. Комната в доме Порции. Трубы. Входят темнокожий принц Марокканский     (весь в белом) со свитой из трех-четырех человек; Порция, Нерисса и

челядннцы.

Принц Марокканский

Не отвергай меня за смуглоту:

То знак служенья пламенному солнцу.

Я близ него возрос. Явись сюда

Белейший северянин из краев,

Где луч бессилен растопить сосульку, -

Мы с ним поспорим за твою любовь.

Надрез кинжалом сделаем - посмотрим,

Чья кровь алее, чья душа смелей.

Клянусь, о госпожа, - мой смуглый лик

Бойцов отважных повергал в смятенье,

И девы лучшие моей страны

Его любили. И сменил бы кожу

Я разве что ради твоей любви,

Моя царица нежная!

Порция

В оценках

Не следую я лишь подсказке глаз,

И в выборе я не вольна к тому же.

Но не свяжи, не ограничь меня

Разумное отцово завещанье,

То и тогда б стояли, славный принц,

Вровень с любым светлейшим претендентом.

Принц Марокканский

Благодарю. Веди меня к ларцам

Пытать судьбу мою. Мечом клянусь,

Сразившим шаха и срубившим принца

Персидского, что трижды победил

Турецкого султана Сулеймана, -

Под взглядом глаз моих опустит очи

И сникнет самый дерзостный храбрец;

Я вырву медвежат у злобной матки,

Не отступлю перед ревущим львом,

Чтобы тебя добыть. Но вот беда:

Сядь Геркулес с рабом своим Лихасом

И в кости разыграй, кто из двоих

Из них сильней, так ведь бросок победный

Мог бы случайно сделать слабый раб, -

И вот могучий побежден плюгавым.

Могу и я, по слепоте Фортуны,

Несправедливо проиграть тебя

И умереть от горя.

Порция

По условью,

Надо иль отказаться выбирать,

Или поклясться, что, не угадавши,

Вы без жены останетесь навек -

Безбрачный. Так что взвесьте хорошенько.

Принц Марокканский

Дам клятву я. Ведите же к ларцам.

Порция

Сперва в часовню - для свершенья клятвы.

А после, днем, свершится выбор ваш.

Принц Марокканский

И к вечеру я буду человек

Счастливый или проклятый навек.

Трубы. Все уходят.

Сцена 2

Венеция. Улица. Входит Ланчелот.

Ланчелот

Неужто  же  совесть  моя не даст мне сбежать от жида, от моего хозяина! Дьявол,  враг  рода  человеческого, так и трется у локтя, искушает, толкает: "Гоббо, Ланчелот Гоббо, добрый Ланчелот", или "добрейший Гоббо", или "добрый Ланчелот  Гоббо,  -  действуй  ногами,  задай  стрекача, сверкни пятками". А совесть  убеждает.  "Нет.  Удержись,  честный  Ланчелот, остерегись, честный Гоббо",  или,  как  вышепомянуто,  "честный  Ланчелот  Гоббо,  -  не убегай, отбрыкнись  от  соблазна".  А  дьявол  отважнейше  кличет в дорогу: "Нно!" - понукает  нечистый. - "Убегай! Мужайся и, всего святого ради, улепетывай!" А совесть,  повиснув у сердца на шее, премудро усовещивает: "Мой честный друже Ланчелот!"  -  Я ведь сын честного родителя или, верней, родительши, ибо мой отец  слегка  припахивает,  чуточку  подгулял...  Совесть велит "Ни с места, Ланчелот!"  "Пошевеливайся!"  -  зовет  дьявол.  "Не  шевелись!"  -  твердит совесть.  "Совесть,  - говорю я, - ты права". "Дьявол, - говорю, - ты прав". Ведь  если  слушать  совесть, то надо оставаться у жида-хозяина, а он, спаси Господи,  сам  вроде  дьявола. А убегать - ведь значит слушать искусителя, а он,  не  к  ночи будь помянут, диявол и есть. А мой жид - ведь это дьявол во плоти, - и, по совести, совесть моя - слишком жесткая совесть, раз она велит мне  оставаться  у  жида.  Дьявол-враг  более  советует  подружески. Слушаю, дьявол, тебя, даю стрекача, убегаю.

Входит старый Гоббо с корзинкой.

Гоббо

Молодой  синьор,  вот  вы самый, - пожалуйста, как тут пройти к синьору еврею?

Ланчелот

(в сторону)

Да  это  ж мой урожденный отец! Он мало сказать подслеповат - он только что не окончательно слепой, - и не узнал меня. Попутаю-ка я его.

Гоббо

Господин молодой синьор, пожалуйста, как тут пройти к синьору еврею?

Ланчелот

На  ближнем  повороте поверни направо, а на ближайшем - налево, а уж на самом на ближайшем никуда не сворачивай, а бери вниз косвенно к дому жида.

Гоббо

Пресвятые угодники, нелегко туда будет попасть! А скажите, живет у него там Ланчелот, который там живет?

Ланчелот

Ты  говоришь  о молодом синьоре Ланчелоте? (В сторону.) Теперь глядите, как замуч_у_ воду, доведу дело до слез. - О молодом синьоре говоришь?

Гоббо

Он,  сударь,  не  синьор, а бедняка сынок. Отец его, не хвалясь говорю, человек честный да беднющий, но, слава Богу, достаточно живем.

Ланчелот

Уж каким отец его ни будь, а речь у нас о молодом синьоре Ланчелоте.

Гоббо

О просто Ланчелоте, с позволенья вашей милости.

Ланчелот

Сиречь  о  молодом  синьоре  Ланчелоте,  -  уж попрошу тебя, старик, уж попрошу покорно.

Гоббо

О Ланчелоте, коли угодно будет вашей милости.

Ланчелот

Сиречь,  о синьоре Ланчелоте. Так вот, не будем говорить о нем, папаша, ибо  сей  младой  синьор  - по веленью рока и судеб и трех Припарок и всяких таких ветвей знания - преставился или, проще сказать, отправился на небеса.

Гоббо

Упаси Господь! Парнишка был мне посохом, подпорой моей старости.

Ланчелот

(в сторону)

Неужто  похож  я  на  жердь  или дубину, на посох или на подпорку? - Не узнаешь меня, отец?

Гоббо

О  горе  мне!  Не знаю я вас, молодой господин, но прошу вас, скажите - жив мой малый (упокой Господи его душу) или помер?

Ланчелот

Так-таки не узнаешь меня, отец?

Гоббо

Охо-хо! Не узнаю вас, сударь, - я глазами слаб.

Ланчелот

Будь  ты  хоть  и  силен  глазами, и тогда непросто бы узнать. Умен тот отец,  что может отличить своих детей. Ну ладно, старина, - вот тебе новости о  твоем сыне. (Становится на колени.) Дай мне свое благословенье. Правду не утаишь,  убийство  надолго  не  скроешь,  отцовство  скрыть  можно, однако в конце концов правда выйдет на свет.

Гоббо

Встаньте,  сударь, прошу вас - вы не сын мой, вы не Ланчелот, быть того не может.

Ланчелот

Не  будем  больше  дурака валять - благослови меня. Я Ланчелотом был, я сын твой есмь и дитятком твоим останусь.

Гоббо

Не могу поверить, чтоб вы были мой сын.

Ланчелот

Верь  не  верь, а я Ланчелот и служу у жида, и Марджери, жена твоя, мне беспременно мать.

Гоббо

И  впрямь ее звать Марджери. Если ты правда Ланчелот, тогда воистину ты плоть и кровь моя. (Сослепу щупает ему затылок.) Но Господи мой Боже, что за бороду ты отрастил. В ней волос больше, чем у моего коняги Доббина в хвосте.

Ланчелот

Тогда,  видно,  у  Доббина хвост коротеет с годами. Когда я его прошлый раз видел, хвост был поволосатей бороды.

Гоббо

Как  ты  переменился,  господи!  Ну, ладишь ты со своим хозяином? Я ему несу подарок. В ладу живете с ним?

Ланчелот

Да уж такой у нас лад, что наладился я убежать чем подальше. Хозяин мой -  жид  из жидов. Подарок ему? Петлю ему пеньковую! Я с голода у него дохну. (Положив себе на грудь левую руку и растопырив пальцы, будто ребра, проводит по  ним отцовой рукой.) Все мои пальцы можно ребрами пересчитать. Я рад, что ты  пришел, отец, - подарок свой отдашь синьору одному, Бассанио. У него для слуг  ливреи прямо как с иголочки, - и я либо ему служить буду, либо на край света  убегу. - Ух ты, как нам везет. Он сам идет сюда. Скорей давай к нему, отец. Жид буду, не останусь у жида.

Входит Бассанио с Леонардо и еще с одним-двумя слугами.

Бассанио

Можете  и  так  сделать, но побыстрей, чтобы ужин не позднее чем к пяти часам.  Письма  эти отнести, ливреи - в работу, и пригласи Грациано домой ко мне.

Один из слуг уходит.

Ланчелот

Приступай к нему, отец!

Гоббо

Спаси Господь вашу милость.

Бассанио

Благодарю. Тебе угодно что-нибудь?

Гоббо

Вот сын мой, сударь, - малый бедный...

Ланчелот

Не  бедный,  сударь,  а богатому жиду слуга и хочет, а чего, растолкует отец.

Гоббо

Ему тяготенье, как оно говорится, крайнее служить...

Ланчелот

Чтоб канитель не разводить - служу я у жида и желаю, а чего, растолкует отец.

Гоббо

У него с хозяином дружба, с позволенья вашей милости, разладилась...

Ланчелот

Короче  и  верней  сказать,  жид  меня утеснил, и потому желаю, а чего, рассусолит отец, человек, благодаренье Богу, старый.

Гоббо

У меня тут миска с голубями, принес для ради вашей милости, и просьба у меня...

Ланчелот

Короче, касательна просьба меня, а в чем, ваша милость услышит от этого честного, хотя и старика убогого, папаши моего.

Бассанио

Один говори кто-нибудь. Что вам угодно?

Ланчелот

Служить у вашей милости.

Гоббо

В самую точку попадено.

Бассанио

Ты мне известен, - я тебя беру.

Шейлок, хозяин твой, сегодня мне

Тебя хвалил. Но знай - бросаешь службу

У богача и к бедняку идешь.

Ланчелот

Старое  присловье  говорит:  "Божья  благодать верней достатка". Так уж поделилось - у синьора Шейлока достаток, а у вас божья благодать.

Бассанио

Ты хорошо сказал. Ступайте оба.

С прежним хозяином своим простись,

А после приходи к нам.

(Слуге.)

Попестрее

Ливрею ему выдать. Не забудь.

Ланчелот

Пошли,  отец.  - Ну что, не сумел я себе найти место, а? И язык у меня, скажешь,  плохо привешен? Да если у кого в Италии - из людей клятвоспособных -  начертана  краше  судьба на ладони, то счастливый это человек. (Глядит на ладонь.)  Линия жизни убогонькая - всего-то мне сулит пятнадцать жен. Вдовиц одиннадцать  и  девиц  девять  -  это  ж  человеку на один зуб. И трижды мне избегнуть  водной  гибели,  да  чуть не зарезаться краем перины - это же все мелочишка. Нет уж, Фортуна для меня бабенка добрая. Идем, отец. С моим жидом я распрощаюсь мигом. (Уходит вместе со старым Гоббо.)

Бассанио

Так ты уж, Леонардо, не забудь.

Купивши это, размести на судне

И тотчас воротись, - ведь нынче я

Друзьям сердечным задаю пирушку.

Леонардо

Уж постараюсь и не задержусь.

(Отходит от Бассанио.)

Входит Грациано.

Грациано

Где твой хозяин?

Леонардо

Здесь. Вон он идет.

(Уходит.)

Грациано

Синьор Бассанио!

Бассанио

Грациано!

Грациано

Просьбу

Имею к вам.

Бассанио

Считайте, что она

Исполнена.

Грациано

Я должен с вами плыть

В Бельмонт.

Бассанио

Ну что же. Раз должны, извольте. -

Но слушай, Грациано: слишком ты

Шумлив и груб. Оно тебе идет,

Мы этого в укор тебе не ставим.

Но тем, кто не знаком еще с тобой,

Покажешься ты слишком необуздан.

Прошу тебя, умерь свой буйный дух

Холодной каплей скромности. Иначе

Как бы не рухнули мои надежды

Бельмонтские из-за твоих манер.

Грациано

Синьор Бассанио - поверьте слову,

Приму я трезвый и степенный вид

И речь от крепких слов почти очищу.

Не буду расставаться с псалтырем,

И, так вот шляпою прикрыв глаза,

Во время предобеденной молитвы

Со вздохом стану говорить "Аминь".

Все, все приличья буду соблюдать,

Как бабушке понравиться решивший,

В почтительности наторелый внук.

Бассанио

Ну что ж, посмотрим.

Грациано

Только не сегодня.

Ночь нынешняя шалая не в счет.

Бассанио

Да, было б жаль смиренничать. Я даже

Просил бы нынче посмелей шалить.

Друзья хотят сегодня веселиться.

Но до свиданья. Ждут еще дела.

Грациано

А я сейчас к Лоренцо и другим.

Мы к ужину прибудем всей компаньей.

Уходят.

Сцена 3

Венеция. Комната в доме Шейлока. Входят Джессика и Ланчелот.

Джессика

Мне жаль, что ты вот так нас покидаешь.

В нашем аду ты был веселый черт.

Тут без тебя еще скучнее будет.

Желаю счастья. Вот тебе дукат.

За ужином Лоренцо ты увидишь:

Хозяином твоим он приглашен.

Вручи ему это письмо - секретно.

Прощай же. Не хочу, чтобы отец

Увидел нас с тобой за разговором.

Ланчелот

Прощай!  Язык  мой препотыкается в слезах, красавица ты нехристь, милая жидовочка! Крепко я ошибусь, если христианин тебя не уворует отсюда. Но будь здорова.  Мой  мужественный  дух  подмок  от  этой  дурацкой  слезы. Прощай! (Уходит.)

Джессика

Счастливо, добрый Ланчелот. -

Стыжусь быть дочкой своего отца,

А это грех, увы мне, грех сквернейший.

Но дочь ему я только лишь по крови,

А не душой. Сдержи же обещанье,

И скоро стану, о Лоренцо мой,

Я христианкой и твоей женой.

(Уходит.)

Сцена 4

Венеция. Улица. Входят Грациаио, Лоренцо, Салерно и Соланио.

Лоренцо

Мы улизнем, когда начнется ужин,

Перерядимся дома у меня

И в тот же час вернемся.

Грациано

Не успели

Мы подготовить этот маскарад.

Салерио

И нет у нас еще факелоносцев...

Соланио

Все надобно устроить элегантно,

А иначе не стоит вообще.

Лоренцо

Сейчас четыре - два часа в запасе

У нас...

(Входит Ланчелот с письмом.)

Что нового, друг Ланчелот?

Ланчелот

Ежели вскроете, там, верно, будет означено.

Лоренцо

Я знаю руку. Четкая рука.

Прелестная рука - светлей бумаги.

Грациано

Наверняка любовное письмо.

Ланчелот

Откланяться дозвольте.

Лоренцо

Куда идешь ты?

Ланчелот

Да  вот,  сударь,  пригласить  старого  хозяина-жида отужинать у нового хозяина-христианина.

Лоренцо

Вот за труды.

(Дает деньги.)

И Джессике шепни,

Что я приду, как мы уговорились.

(Ланчелот уходит.)

Идемте, господа.

Готовьте ваши маски и наряды.

Факелоносец есть уж у меня.

Салерио

Иду без промедленья.

Соланио

И я тоже.

Лоренцо

Сойдемся у Грациано - через час.

Салерио

Отлично.

(Салерио и Соланио уходят.)

Грациано

Письмо от милой Джессики, конечно?

Лоренцо

Таить не стану. Пишет мне она,

Как из дому ее верней похитить,

И сколько золота берет, камней,

И что костюм пажа уже достала.

Да, если Шейлока на небо впустят,

То разве ради дочери его.

И если путь ей омрачить посмеют

Невзгоды, то под тем предлогом только,

Что он отец ее, лжеверный жид. -

Идем, прочтешь дорогой. Мне теперь

Любимая факелоносцем будет.

Уходят.

Сцена 5

Венеция. Перед домом Шейлока. Входят Шейлок и Ланчелот

(в шутовской ливрее).

Шейлок

Увидишь сам, воочью убедишься,

Какая разница - эй, Джессика! -

Между Бассанио - эй, Джессика! -

И старым Шейлоком. Как здесь, не будешь

Там обжираться, дрыхнуть и храпеть

И непутем изнашивать одежду.

Да где ж ты, Джессика!

Ланчелот

Эй, Джессика!

Шейлок

А ты чего орешь? Тебя не просят.

Ланчелот

Ваша  милость  всегда  ведь  жаловались,  что я без понуканья ничего не делаю.

Входит Джессика.

Джессика

Вы звали? Что угодно вам, отец?

Шейлок

Я приглашен на ужин. Вот ключи.

Зачем иду, не знаю. Приглашают

Не по любви, а подольститься чтоб.

Но все ж пойду - из ненависти к моту,

К транжиру христианскому - помочь

Ему проесть имущество. Дочурка,

Гляди за домом. Лучше б не ходить...

Нависло надо мною что-то злое.

Мне снились нынче золота мешки.

Ланчелот

Нет  уж,  пожалуйста,  синьор,  пожалуйте  -  мой  молодой  хозяин  вас до-жида-ется.

Шейлок

Не дождет...

Ланчелот

И  у них там затеяно - не говорю, что будут ряженые, но ежели будут, то не  зря  у  меня  кровь  из носу шла в шесть утpa на чистый понедельник, что пришлось акурат на покаянную среду тому четыре года под вечер.

Шейлок

Что, маски тоже будут? Джессика!

Двери запри! Как барабан заслышишь

И кривошеей флейты гнусный писк,

То не карабкайся на подоконник

И не высовывайся ты глазеть

На этих христиан, на скоморохов

Крашенолицых. Дому моему

Заткни все уши - то есть окна все

Захлопни, чтобы шум пустопорожних

Дурачеств не проник в степенный дом.

Я посохом Иакова клянусь, -

Что пировать меня совсем не тянет.

Пойду, однако. - Ты ступай вперед,

Скажи, что я приду.

Ланчелот

Иду, синьор мой.

(Джессике.)

А ты, синьора, все ж в окно гляди:

Тут пройти намерен - гой,

Да какой же дорогой!

(Уходит.)

Шейлок

Что говорит Агарино отродье?

Джессика

Сказал: "Прощайте, госпожа", - и все.

Шейлок

Дурак он добродушный, но прожорлив.

И уму-разуму его учить,

Что быстроте улитку. Спит весь день,

Как дикие коты. Бездельным трутням

В моем рабочем улье места нет.

И потому расстался с ним. Пускай.

Бассанио с ним быстрее протранжирит

Чужие денежки. Иди же в дом.

Возможно, я сейчас же и вернусь.

Как я велел тебе, запри все двери.

Дверь на замок - целей домок.

Большой в присловье этом прок.

(Уходит.)

Джессика

Прощай же.

И если повезет мне до конца,

Теряешь дочь, теряю я отца.

Уходит.

Сцена 6

Там же. Входят Грациано и Салерио в маскарадных нарядах.

Грациано

Вот и навес тот самый. Тут Лоренцо

Назначил ждать.

Салерио

А час уже почти

Прошел назначенный.

Грациано

И это странно.

Влюбленным не опаздывать - спешить

Присуще.

Салерио

О, вдесятеро быстрее

Венеру голубк_и_ ее несут

На поощренье первого свиданья,

Чем на ослепленье прошлых клятв любви.

Грациано

Да, вечно так. Кто встанет после пира

С такой же тягой к яствам, как садясь?

Где конь, чтоб с тем же пылом гарцевал

В конце манежных ездок, как в начале?

Всегда стремленье жарче обладанья.

Вот, разукрашен флагами, корабль,

Как молодой гуляка и наследник,

Резво плывет из гавани родной, -

И ветер льнет к нему умильной шлюхой!

Вот возвращается домой корабль,

Как блудный сын, наследство расточивший, -

Ребра торчат, в лохмотьях паруса, -

Его обнищил ветер алчной шлюхой!

Входит Лоренцо.

Салерио

Сюда идет Лоренцо. Помолчим.

Лоренцо

Друзья, за опоздание простите.

Не я, дела мои тому виной.

Придется ль вам невесту умыкать,

Я буду ждать вас так же терпеливо.

Вот тут живет еврей, мой тесть. - Ау!

В окне наверху появляется Джессика, переряженная мальчиком-пажом.

Джессика

Кто вы? Удостовериться хочу,

Хотя и так узнала этот голос.

Лоренцо

Лоренцо - твой любимый.

Джессика

Да, ты Лоренцо. Ты любимый мой,

Ибо кого ж еще люблю так сильно?

Ты знаешь - вся тебе принадлежу я.

Лоренцо

Небо - свидетель правды этих слов.

Джессика

Лови мой ларчик. Стоит он того.

Я рада, что темно, меня не видно.

Ведь я наряда своего стыжусь.

Любовь слепа, влюбленные не видят,

Какими сумасбродствами грешат, -

Иначе, глядя, как перерядилась,

Амур бы за меня весь покраснел.

Лоренцо

Спускайся. Будешь мне факелоносцем.

Джессика

Как? Буду освещать сама себя?

Стыд собственный открою всему свету?

Не открывать мне надо - укрывать.

Лоренцо

Да ты укрыта, милая, вполне

Своим красивым пажеским нарядом.

Поторопись.

Ночь н_а_ ногу легка и ускользает,

А ждут нас у Бассанио на пиру.

Джессика

Сейчас. Запру лишь двери, на прощанье

Еще дукатами позолотясь.

(Скрывается.)

Грациано

Клянуся клобуком, то не еврейка,

А христианка.

Лоренцо

Как ее люблю я

За явный ум, за явную красу

И за уже доказанную верность!

И ей - разумной, верной и прекрасной -

Я буду верен стойкою душой.

Входит Джессика.

Уже сошла? - Ну, други, поспешим

Теперь навстречу маскам остальным.

Уходит вместе с Джессикой и Салерио. Входит Антонио.

Антонио

Кто здесь?

Грациано

Синьор Антонио?

Антонио

Эх, Грациано! Где же все другие?

Уж девять било, и друзья вас ждут.

Пир прекращен. Переменился ветер.

Бассанио сейчас взойдет на борт.

Я двадцать человек послал за вами.

Грациано

Я рад. Не терпится мне во всю прыть,

Поднявши паруса, к Бельмонту плыть.

Уходят.

Сцена 7  Бельмонт. Комната в доме Порции. Фанфары. Входят Порция и принц Марокканский

со своими свитами.

Порция

Отдерните завесу. Вот ларцы.

Пусть благородный принц свершит свой выбор.

Принц Марокканский

Написано на первом, золотом:

"Выбрав меня, найдешь то, что желанно многим".

А на втором, серебряном ларце:

"Выбрав меня, получишь по твоим заслугам".

Ларец свинцовый, третий, груб и сер

И прямо, грубо предостерегает:

"Выбрав меня, ты все отдашь, ты всем рискнешь".

Как буду знать, что правильно я выбрал?

Порция

В одном из трех таится мой портрет.

И стоит лишь найти его - я ваша.

Принц Марокканский

Направь меня, бог некий! Перечту

Опять. Ларец свинцовый угрожает:

"Выбрав меня, ты все отдашь, ты всем рискнешь".

Отдать - за что? Рискнуть - ради свинца?

Но всем рискуют ведь не ради хлама.

Нет, не унижу помыслов златых

До тусклоты свинцовой - ничего

Не дам свинцу и не поставлю ни кон.

Что девственное серебро сулит?

"Выбрав меня, получишь по твоим заслугам".

Так. По заслугам. Взвесь-ка не спеша

Свои заслуги, витязь Марокканский.

По-моему, заслуги велики.

А вдруг их мало для такой невесты?

Но этого бояться - означало б

Себя унизить. По рожденью я

Ее достоин, по своим богатствам,

По качествам, да и по воспитанью.

И сверх того, я заслужил ее

Своей любовью. Не избрать, ли тут же

Серебряный ларец? Но прежде снова

Я золотую надпись перечту:

"Выбрав меня, найдешь то, что желанно многим".

То есть ее. Желанна всем она.

К живой святыне сей на поклоненье

Съезжаются со всех концов земли.

Гирканские тигриные места,

Аравии пустынные безбрежья

Большой дорогой стали для князей,

Сюда спешащих Порцию увидеть.

И гордый гребень штормовой волны,

В лицо небес плюющей, - не преграда

Для чужеземных принцев. Ширь морская

Теперь для них, как узенький ручей, -

Лишь переплыть бы, Порцию увидеть.

В одном из этих трех - ее портрет.

В свинцовом, что ль? Кощунство так и думать.

Не для нее могильник из свинца,

Убогий, тусклый. Не поверю также,

Ее чтоб вмуровали в серебро,

Что золота вдесятеро дешевле.

Нет, грех и думать! Перлу, как она,

Лишь может золото служить оправой.

На английской монете золотой

Недаром ангел сверху начеканен.

А здесь внутри он - золотом одет.

Ключ дайте. Непременно здесь портрет.

Порция

Вот ключ. И если здесь меня найдете,

Тогда я ваша.

Принц отпирает золотой ларец.

Принц Марокканский

О, проклятье! Что тут?

Я вижу череп, и в пустой глазнице

Бумажный свиток. Разверну, прочту:

Давно пословица твердит:

Не все то злато, что блестит.

Но все ж на удочку сию

Охочих множество ловлю

Продать за внешность жизнь свою.

Злаченый гроб таит червей.

А был бы ты, храбрец, мудрей -

Не то бы выбрал. Что ж, прости.

А счастья уж и след простыл.

Да, после пылких всех трудов

Настало время холодов.

Прощай же, Порция. Печаль в груди.

Но проиграл - молчи и уходи.

Фанфары. Принц со свитой уходит.

Порция

И слава Богу. Не нужны мне, право,

Мужья такого облика и нрава.

Задерните завесу.

Уходят.

Сцена 8

Венеция. Улица. Входят Салерио и Соланио.

Салерио

Да нет, я видел, как отплыл Бассанио.

И Грациано был там. Но - уверен -

Лоренцо нету с ними на борту.

Соланио

Своими криками негодник жид

С постели поднял дожа. Тот пошел с ним

Обыскивать корабль.

Салерио

Он опоздал.

Уплыл корабль. Но доложили дожу,

Что видели, мол, Джессику с Лоренцо

В гондоле на канале, а не здесь.

К тому ж Антонио заверил дожа,

Что нет их на отплывшем корабле.

Соланио

Я в жизни не слыхал такого взрыва

Сумбурно переплетшихся страстей.

Собачий жид на улицах вопил:

"О моя дочка! О мои дукаты!

Сбежать с христианином! Где судья?

Где правосудье? Где моя дочурка?

Мешок! Два запечатанных мешка

Двойных дукатов дочь уворовала!

И два яйца - два камня драгоценных!

Где правосудье? Дочь верните мне!

С ней мои камни, с ней мои дукаты!"

Салерио

И все венецианские мальчишки

Бегут за ним, крича: "Где моя дочь?

Где мои яйца? Где мои дукаты?"

Соланио

Добрейшему Антоньо ни на час

Теперь нельзя замешкаться с уплатой,

Иначе выместится все на нем.

Салерио

Да, кстати, - я с французом толковал

Вчера и слышал: в том морском проливе,

Что отделяет Англию от них,

Разбилось наше судно с ценным грузом.

Я молча вспомнил об Антонио;

Не дай Бог - не его ли это судно.

Соланио

Ты сообщи ему, но осторожно,

Чтобы не слишком огорчить.

Салерио

Добрей

Нет в мире человека. Видел я,

Как он с Бассанио в порту прощался.

Тот говорит ему, что поспешит

Вернуться, но Антонио в ответ

"Не надо, не спеши, не комкай дела

Любовного, дождись благой поры.

А векселем души не омрачай ты,

Будь весел, весь отдайся сватовству

И должным изъявлениям любови".

И отвернулся он, скрывая слезы,

Не глядя руку протянул назад

И крепким, задушевнейшим пожатьем

Простился с другом.

Соланио

Думается мне,

Он любит землю только ради друга.

Пойдем к нему, рассеем грусть его

Отрадным чем-нибудь.

Салерио

Идем, конечно.

Уходят.

Сцена 9

Бельмонт. Комната в доме Порции. Входят Нерисса и слуга.

Нерисса

Быстрей, быстрей отдергивай завесу, -

Принц Арагонский клятву дал уже

И выбирать ларец придет немедля.

Фанфары. Входят принц Арагонский со свитой и Порция.

Порция

Вот, благородный принц, все три ларца.

В одном из них портрет мой. Если выбор

Падет ваш на него, сыграем свадьбу.

Но если нет - тогда без дальних слов

Придется вам уехать.

Принц Арагонский

Я поклялся,

Во-первых, никогда и никому

Не открывать, какой ларец я выбрал;

Затем, неверен если будет выбор,

То навсегда остаться без жены;

И, в-третьих, неудачу потерпев,

Бельмонт без промедления покинуть.

Порция

Каждый, решившийся пойти на риск

Ради моей особы недостойной,

Поклясться должен в этих трех вещах.

Принц Арагонский

Я так и сделал. Помоги, Фортуна,

Надеждам сердца! Золотой ларец,

Серебряный... Что говорит свинцовый?

"Выбрав меня, ты все отдашь, ты всем рискнешь".

Отдать? Рискнуть? - Нет, не за эту серость.

А золотой? Гм". Ну-ка, перечтем:

"Выбрав меня, найдешь то, что желанно многим".

Но "многим" может означать толпу,

Которая клюет на показное,

Приманивающее глупый глаз

Своею внешностью. Вот так же лепит

На внешних стенах ласточка гнездо,

Открытое ненастью и несчастью.

Нет, что для многих, то не для меня.

С варварской чернью не хочу смешаться.

А ты, серебряный хранитель клада,

Что возглашаешь надписью своей?

"Выбрав меня, получишь по твоим заслугам".

И правильно. Кому это к лицу -

Фортуну обмануть жуликовато

И почесть без заслуги получить?

Не смей носить регальи недостойный!

О, если б должность, знатность и почет

Не продавались, а брались заслугой.

Сколько униженных бы вознеслось!

А из князей сколько вернулось в грязь бы!

И сколько бы отвеялось хамья

От зерен чести! И людей достойных

Сколько нашлось бы в мусоре времен

И заново блеснуло бы. Но к делу!

"Выбрав меня, получишь по твоим заслугам".

Заслугу выбираю. Дайте ключ.

Без промедленья клад свой отмыкаю.

Открывает серебряный ларец.

Порция

Не стоил этот клад таких раздумий.

Принц Арагонский

Однако что здесь вижу я? Портрет

Подмигивающего идиота.

И при портрете свиток. Я прочту.

Но как на Порцию ты непохож!

Но как ты обманул мои надежды!

"Выбрав меня, получишь по твоим заслугам".

Да неужели хари шутовской

Я только и достоин? Вся награда

Лишь в этом? Большего не заслужил?

Порция

В определеньи собственных заслуг

Не судьи мы.

Принц Арагонский

Что говорит мне свиток?

(Читает.)

Проверено в семи огнях:

Желая испытать судьбу,

Окажешься ты в дураках,

Хоть будь семи пяд_е_й во лбу.

Поймать захочешь тень мечты -

И, мне подобно, выйдешь ты

В посеребренные шуты.

Жену какую ни возьмешь,

Все в идиоты попадешь.

Ступай же, купленный за грош.

Ну, чего еще ты ждешь?

Нечего сказать, хорош -

Сюда явился дураком,

А ухожу с шутом вдвоем. -

Прощай, краса! Сдержу зарок,

Хоть грустен будет жизни срок.

(Уходит со свитой.)

Порция

На свечке опалился мотылек.

Ох, этот рассудительный дурак -

Ум дан ему, чтоб угодить впросак.

Нерисса

Не зря говаривали в старину:

Дает судьба и петлю, и жену.

Порция

Задерни занавес, Нерисса.

(Входит слуга.)

Слуга

А где синьора?

Порция

Что тебе, синьор?

Слуга

О госпожа моя, там у ворот

Венецианец юный, прискакавший

Гонцом от господина своего

С учтивейшим приветом и дарами

Богатыми и вестью, что хозяин

Прибудет следом. Я еще не видел

Пригожее посланника любви.

Апрельский светлый день так возвещает

Всю роскошь лета, что уже близка.

Порция

Прошу тебя, довольно. Я боюсь,

Не оказалось бы, что он - твой родич,

Так празднично ты расхвалил его.

Идем, идем, Нерисса, поглядим

И полюбуемся гонцом таким.

Нерисса

Это Бассанио едет вслед за ним!

Уходят.

АКТIII

Сцена 1

Венеция. Улица. Входят Соланио и Салерио.

Соланио

А какие вести на Риальто?

Салерио

Да еще та весть не опровергнута, что у Антонио корабль с богатым грузом разбился  в  проливе  между  Францией  и Англией на Гудвинских песках - так, по-моему,  зовется  эта опаснейшая, роковая мель, где лежат погребены остовы многих  славных  кораблей.  Там  и  разбился он, если только не лжет кумушка Молва.

Соланио

Пусть бы на сей раз она оказалась самой брехливой кумушкой из всех, что когда-либо  грызли  имбирные  пряники  и  уверяли  соседей, будто и всамделе оплакивают  смерть  третьего своего мужа. Но чтоб не разглагольствовать и не сходить  с  прямых путей несуесловия, - увы, это правда, что добрый Антонио, честный Антонио - о, если б найти достойный эпитет для этого имени!..

Салерио

Поскорей добирайся до точки.

Соланио

А? Что ты сказал?.. Ну, словом, конец тот, что Антонио потерял корабль.

Салерио

Пусть бы на этом и конец его потерям.

Соланио

Поспешу  сказать "аминь", покуда не пресек молитву дьявол - вон он идет к нам во образе жида.

Входит Шейлок.

Ну что, Шейлок? Какие новости слыхать купеческие?

Шейлок

Вы, именно вы верней всех прочих знали, что моя дочь совершает побег.

Салерио

Именно так. Я-то и портного знал, который сшил ей крылья для улета.

Соланио

А  Шейлок  знал,  что  пташка выросла и что это у всех у них свойство - оперилась и была такова.

Шейлок

И такова есть проклята.

Салерио

Конечно, если ей судьею дьявол.

Шейлок

Чтобы собственная моя плоть и кровь восстала!

Соланио

Тьфу, старый греховодник! В твои годы - чтобы плоть восстала!

Шейлок

Я говорю о дочке - она моя плоть, моя кровь.

Салерио

Между  тобой  и  ею  больше разницы телесной, чем меж агатом и слоновой костью.  А  по  крови  - чем между винищем красным и вином ренским. Но скажи нам, слышал ты о морских потерях у Антонио?

Шейлок

Вот  и  еще  одна  моя беда! Банкрот и транжир, не смеющий почти и носа казать  на  Риальто,  - нищеброд, а бывало таким гоголем похаживал по бирже. Пусть  только  просрочит  платеж!  Лихоимцем  меня  обзывал  -  пусть только просрочит. За христианское спасибо деньги ссужал - пусть только просрочит!

Салерио

Да если и просрочит, ты же не станешь живорезом. На что тебе его мясо?

Шейлок

На  приманку  рыб.  Если  ничего другого, так месть мою оно насытит. Он меня  бесчестил,  ущербу  мне  нанес  в полмиллиона, радовался убыткам моим, насмехался   над   прибытками,  поносил  мой  народ,  разбивал  мои  сделки, расхолаживал  друзей  моих, разгорячал врагов, - и по какой причине? По той, что  я  еврей.  А что еврей - не глазами, что ли, смотрит? Не те же, что ли, руки  у  еврея,  органы  и  соразмерности  тела, не те же чувства, влечения, страсти?  Не  той  же ли пищей он сыт, не тем же оружьем ран_и_м, не теми ли хворями  мучим, не те же ли его лекарства исцеляют, не так же греет его лето и  студит  зима,  как и христианина? Уколите нас - и разве не потечет кровь? Пощекочите  -  разве  мы  не  засмеемся? Если отравите - не умираем разве? И когда  причините  нам  зло, то разве не должны мы мстить? Уж раз мы сходны с вами  в  остальном,  то  и  в  этом  будем  сходствовать.  Если еврей обидит христианина, то христианин что? Смиренно терпит? Христианин мстит. А если он обидит  еврея,  то  как  следует еврею поступить по христианскому смиренному примеру? Да тоже мстить! Вы научаете меня злодеянию, и я уж постараюсь в сем деянье превзойти своих учителей.

Входит слуга.

Слуга

Синьоры, мой господин Антонио сейчас дома и желает с вами потолковать.

Салерио

Мы его сами везде ищем.

Входит Тубал.

Соланио

Вон  и  второй идет того же семени, - а третьего такого не найти, разве что сам Сатана обратится в жида.

Соланио, Салерио и слуга уходят.

Шейлок

Ну что, Тубал? Что слышно в Генуе? Сыскал ты мою дочку?

Тубал

Слыхать слыхал о ней во многих местах, но разыскать не удается.

Шейлок

Так, так, так, так! Увезла брильянт, за который во Франкфурте я дал две тысячи  дукатов. До сей поры проклятье не падало так тяжко на племя наше, не обрушивалось  на  меня  до  сей поры. Две тысячи дукатов этот камень, да еще другие  дорогие-дорогие.  Лучше бы она лежала мертвая у ног моих, и в ушах у ней  чтоб  эти  камни. Лучше бы в гробу она лежала здесь, и чтоб рядом с ней мои дукаты. И не найти беглецов. Ну, конечно. И не знаю сколько уж потрачено на  поиски.  Да  ты бы... Убыток за убытком! Уворовала столько-то, на розыск ушло столько-то, и ни возмездия, ни возмещения. И все злосчастья на мои лишь плечи, все воздыханья - из моей лишь груди, все слезы - из моих очей.

Тубал

Но и других посетило несчастье. В Генуе слыхал я, что у Антонио...

Шейлок

Да, да, что, что? Несчастье, несчастье?

Тубал

Разбилось судно, плывшее домой из Триполи.

Шейлок

Благодаренье   Господу,   благодаренье   Господу!   И  это  достоверно, достоверно?

Тубал

Я говорил со спасшимися моряками.

Шейлок

Спасибо тебе, добрый Тубал. Хорошая новость, хорошая. Ха-ха! В Генуе ты слышал это, в Генуе.

Тубал

И  в  Генуе же ваша дочка, я слышал, в одну ночь протратила восемьдесят дукатов.

Шейлок

Ты   в   меня   кинжал  вонзаешь!  Прощай  мои  червонцы!  Восемьдесят, восемьдесят в один присест!

Тубал

Со  мной  в  Венецию прибыли несколько кредиторов Антонио, они божатся, что не миновать ему банкротства.

Шейлок

Это мне радость. Я измордую его, истерзаю. Я рад.

Тубал

Один  из  них  показывал  мне  кольцо, которое он за мартышку выменял у вашей дочки.

Шейлок

Пропади она! Ты меня терзаешь, Тубал. Это кольцо в бирюзой подарила мне Лия еще перед свадьбой. Я не отдал бы его за миллион мартышек.

Тубал

Но Антонио разорен безусловно.

Шейлок

Да,  да,  это  так,  воистину  так.  Иди,  Тубал,  найми  мне судебного пристава,  за  две недели вперед с ним условься. - Пусть только не уплатит в срок,  я  из  него сердце выну. Без него я тут в Венеции смогу вершить любые сделки. Иди, Тубал, - в синагоге встретимся - иди, добрый Тубал - в синагоге нашей, Тубал.

Уходят.

Сцена 2  Бельмонт. Комната в доме Порции. Входят Бассанио, Порция, Грациано, Нерисса

и обе свиты.

Порция

Помедлите, прошу вас, день-другой,

Прежде чем рисковать. Неверный выбор

Нас разлучит. Не надо торопиться.

Мне почему-то - нет, не из любви -

Не хочется терять вас. Но понятно,

Что не из ненависти я прошу.

Но вам, боюсь, еще не все понятно.

Девичий рок - томиться и молчать.

Хотела б, чтоб на месяц или два

Вы отложили выбор. Я могла бы

Вам подсказать, но клятву бы тогда

Нарушила. А клятвы не нарушу.

Быть может, выберете вы неверно,

И мне тогда придется пожалеть,

Что я клятвопреступницей не стала.

Ох, сглазили меня ваши глаза

И разделили, и наполовину

Я ваша, а другая часть - моя...

И, значит, тоже ваша. Вся я ваша.

Но злые наступили времена,

Лишающие прав владенья. Если,

Хоть ваша я, но окажусь не ваша,

Вина судьбы в том будет, не моя.

Я говорю так длинно, чтобы время

Продлилось, чтобы выбор оттянуть.

Бассанио

Позвольте выбрать. В этом ожиданье

Я как на дыбе.

Порция

Как на дыбе вы?

Так сознавайтесь, в чем измена ваша.

Бассанио

Единственно в постыдном спасенье,

Что не достигну я венца любви.

Моя любовь с изменой несовместна,

Как снег с огнем.

Порция

Но ведь на дыбе вы.

Сказать под пыткой можно что угодно.

Бассанио

Пообещайте мне, что буду жить,

И всю скажу я правду.

Порция

Что ж, живите.

Бассанио

"Живите" значит для меня: "любите".

Люблю - вот и сознался я во всем!

И пытка радостна, когда палач

Нас учит сам спасительным ответам.

Где же ларцы? - Иду к моей судьбе!

Порция

Завесу прочь!

(Занавес отдергивают.)

В одном из них - портрет мой.

Найдете, если любите меня. -

Нерисса и другие, станьте обочь.

Муз_ы_ка пусть звучит - и если он

Потерпит пораженье, то, как лебедь,

Истает с песнию. А чтоб верней

Сравненье подошло, из глаз моих

Ручьем-потоком хлынут слезы. Будет

Где лебедю плыть, петь и умереть.

А победит он - пусть тогда музыка

Фанфарой зазвучит, чтоб все склонились

Пред избранным на царство, - зазвучит

Рассветным песнославьем, жениха

Сладко зовущим ото сна к венчанью.

Бассанио идет теперь на бой,

Как Геркулес, спасавший Гезиону

От чудища морского. Но богаче

Любовью он, чем Геркулес тогда.

Стою - царевна, отданная в жертву;

А вы - заплаканных троядак хор.

Иди, мой Геркулес, спасай царевну,

Чье сердце замирает пред судьбой

Сильней, чем у идущего на бой.      Звучит музыка и песня, пока Бассанио в раздумье рассматривает ларцы.

Песня

Где зарождение любви?

В мозгу ли, в сердце ли, в крови?

Где пища ей, и где конец?

Ответь, мудрец.

В очах рождается она,

Взглядом питается она,

И в колыбели же своей -

В очах кончается она.

Пусть отпоет ее наш звон.

Ударим в колокол: динь-дон!

(Все:) Динь-дон, динь-дон!

Бассанио

А внешний вид способен и солгать.

Людей обманывают украшенья.

В суде красивый голос адвоката

Успешно затушевывает зло.

Нет окаянной ереси такой,

Чтоб не нашелся лоб глубокодумный

И ссылкой на священное писанье

Не подкрепил, не обелил ее.

Отъявленного в мире нет порока,

Чтоб не прикрасил благостью себя.

А сколько трусов млечную печенку

Свою прикрыли грозным видом Марса

И Геркулесовою бородой.

А вспомнить про белила и румяна,

Про эту лепоту всю покупную,

Творящую прямые чудеса:

Чем тяжелее штукатурка щек,

Тем легче поведение красотки.

Змеящиеся локоны златые,

Что так игриво вьются на ветру,

Принадлежат на самом деле склепу,

Сострижены с умершей головы.

Прикраса - это лживо-мирный берег

Гиблых морей, красивая чадра

На черномазой. Проще говоря,

Это лукавое подобье правды,

Ловушка даже и для мудрецов.

Нет, не возьму я, золото, тебя -

Жесткую пишу жадного Мидаса.

И не хочу я, серебро, тебя -

Белесого прислужника торговли.

Но ты, простой свинец, чье обещанье -

Скорей угроза! Тусклота твоя

Цветистого призывней златословья.

Беру тебя! Венчай меня любовью!

Порция

(в сторону)

Как мигом улетели все сомненья,

Ревнивые и злые спасенья,

Отчаянье, дрожащий страх потерь!

Мое блаженство, о любовь, умерь.

Чрезмерную ты посылаешь радость.

Пресытить душу может эта сладость.

Бассанио

(открывая свинцовый ларец)

Что вижу здесь? Портрет прекрасной Порции!

Какой же это полубог сумел

Так близко подойти к жизнетворенью?

Глаза живут! Иль, отразясь в моих,

Движенье получают? Эти губы

Дыханьем сладостным разделены.

А волосы! Художник, как паук,

Сплел золотую сетку-паутину

И уловляет зрителей сердца.

Но что за очи! Как сумел художник

Их воссоздать и не ослепнуть сам?

Но так же, как моя хвала хромает,

Отстав от подлинной цены портрета,

Так сам портрет, при всей его красе,

Далеко подлиннику уступает.

(Берет свиток.)

Что этот свиток возвещает мне?

Ты на внешность не польстился -

И успеха ты добился.

Будь удачлив, как и был,

И не ищи другой судьбы.

Этой долей ты доволен

И блаженство видишь в ней?

Иди же к суженой своей,

Целуй ее. Люби. Владей.

Вот полномочье. С ним иду любить -

Иду, чтобы отдать и получить.

(Целует Порцию.)

Я - как боец, что кончил состязанье

И слышит крики и рукоплесканья,

Но сгоряча неясно самому,

К нему они летят иль не к нему,

Хоть он, как будто, победитель боя.

Трижды прекрасная, перед тобою

Вот так и я в сомнении стою,

Пока не подтвердишь, что я в раю.

Порция

Я вся перед тобой, синьор Бассанио.

Не для себя самой, но для тебя

Хотела б я быть лучше во сто крат,

Очаровательней тысячекратно

И в десять тысяч раз богаче быть,

Чтоб добродетелями, красотою,

Именьем, знатностью всех превзойти

И тем себя в твоих глазах возвысить.

Какая есть, не стою ничего:

Неопытна девчонка, неумела

И счастлива хоть тем, что молода

И не глупа, и обучиться сможет.

Но тем всего счастливее, что ты

Царить, владычить, править ею будешь.

Себя и все свое тебе вверяю.

Была хозяйкой этого дворца

И этих слуг, сама себе царицей.

И вмиг все это - слуги и дворец

И я сама - все сделалось твоим.

Вручаю все тебе с кольцом вот этим.

Храни, не отдавай и не теряй.

Кольца утрата будет возвещать

Крушение любви - и буду вправе

В изменничестве обвинить тебя.

Бассанио

Синьора! Я не в силах и ответить,

И только кровь моя шумит в ответ.

Так после светлой речи государя,

Любимого народом, слышен шум

В ликующей толпе - нестройный гомон,

И ничего не разобрать - лишь радость

Ошеломленная сквозит во всем...

С этим кольцом не прежде этот палец

Расстанется, чем с жизнью я расстанусь.

"Бассаньо умер", - скажете тогда.

Нерисса

О господин мой! Госпожа моя!

Желания осуществились наши,

И нам, стоящим здесь, пришла пора

Воскликнуть: В добрый час! Пошли Бог счастья!

Грациано

Синьор Бассанио! Добрая синьора!

Счастья и радости желаю вам!

Уверен, вы и мне пошлете радость:

Когда венчаться будете - прошу вас,

Позвольте в тот же час венчаться мне.

Бассанио

Пожалуйста. Но где ж твоя невеста?

Грациано

Невеста есть, и вам за то спасибо:

Ее мне дали - вы. Мои глаза

Остры и быстры так же, как и ваши.

Вы в госпожу - я в камеристку с лету

Влюбился, не желая отставать.

Выбор ларца решал вашу судьбу,

Но и моя судьба тогда решалась.

Ухаживая до седьмого пота,

В любви клянясь до сухости во рту,

Я вырвал вот у этой чаровницы

Согласье быть моею, если вы

Добьетесь госпожи.

Порция

Нерисса, так ли?

Нерисса

Да, если вы не против, госпожа.

Бассанио

А ты - всерьез и вправду, Грациано?

Грациано

О да, синьор мой, - вправду и всерьез.

Бассанио

Свадьбы отпраздновать в одном пиру

Нам будет лестно.

Грациано

Мы поспорим с ними

На тысячу дукатов - кто первей

Спроворит первенца.

Нерисса

Стоит ли н_а_ спор?

Грациано

Уж ежели стоит, то, значит, стоит. -

Кто там? Лоренцо с нехристью своей!

И старый мой венецианский друг Салерио!

Входят Лоренцо, Джессика и Салерио (посланный из Венеции).

Бассанио

Лоренцо и Салерио, привет!

Позволь мне дорогая, - новичку,

Что б_е_з году неделя здесь хозяин, -

Сказать моим друзьям и землякам:

Добро пожаловать.

Порция

Милости просим!

Лоренцо

Благодарю вас. - Не предполагал

Увидеться, но на пути я встретил

Салерио, и он нас потащил

И отговорок не желал и слушать.

Салерио

На то причина есть. - Синьор Антонио

Вам весточку прислал.

(Дает Бассанио письмо.)

Бассанио

Прежде чем вскрыл,

Прошу, скажите, - что он? Жив-здоров ли?

Салерио

Телом здоров - но не скажу, чтоб духом.

Сейчас ему потребен стойкий дух.

Но из письма узнаете все дело.

Бассанио читает письмо.

Грациано

Нерисса, гостью-странницу приветь. -

Салерио, руку! Что у нас там слышно?

Как поживает наш король купцов,

Антонио наш добрый? Знаю, он

Порадуется нашему успеху -

Мы золотое добыли руно.

Салерио

Добыть бы вам и корабли его,

Морским волнам пошедшие в добычу.

Порция

Бассанио побледнел. Худые вести

В письме. Должно быть, умер близкий друг, -

Иначе здравомыслый человек

В лице так резко бы не изменился.

Что - все бледней, хмурней? Прости, Бассанио,

Но мы с тобой - одно, и должен ты

Всем, что в письме, со мною поделиться.

Бассанио

О милая! Нерадостней слова

Не омрачали никогда бумагу.

Когда признался я тебе в любви,

То я не скрыл, что все мое богатство -

В моей крови дворянской. Я не лгал.

Но говоря, что за душой ни гр_о_ша,

Я был бахвалом. Ведь на самом деле

За мною, за душой - еще и долг.

Я деньги взял у друга дорогого,

Из-за меня он в когти угодил

К заклятому врагу. В письме вот в этом

Бумага - тело друга моего,

А слово каждое кровоточит,

Каждое смертной раною зияет. -

Салерио, неужели это правда?

И все суда погибли? Ни одно -

Из Триполи, из Мексики, из Англии,

Из Лиссабона, Индии, Берберии -

Не избежало рифов роковых,

Не воротилось?

Салерио

Ни одно, синьор мой.

К тому ж, будь даже деньги у него,

Жид их не примет. В жизни я не видел

Такого зверя в облике людском,

Алкающего разорвать Антонио.

Жид неотступно требует у дожа

Суда и правосудья, а не то

Венецию грозится опозорить,

Что, мол, свобод гражданских лишена.

Двадцать купцов, сам дож венецианский

И сановитейшие из вельмож

Его упрашивали понапрасну -

Он озлобленно лишь свое твердит:

"Мой вексель - правосудье - неустойка"

Джессика

При мне он клялся Хусу и Тубалу,

Его сородичам, что не возьмет

Даже двадцатикратной суммы долга

Теперь, когда Антоньо под ножом.

И если сила власти и закон

Не воспретят, то бедному Антонио

Придется худо, уверяю вас.

Порция

И тот Антонио - твой близкий друг?

Бассанио

Сердечнейший. Добрее человека,

Неутомимее в благих делах

И преданнее древней римской чести

Во всей Италии не отыскать.

Порция

А сколько должен он жиду?

Бассанио

Дукатов

Три тысячи взял для меня.

Порция

Не больше?

Шесть уплати и вексель разорви -

И дважды шесть, и трижды, и шестижды -

Раньше чем с головы такого друга

Хоть волос упадет из-за тебя.

Пойдем сначала в церковь повенчаться -

И поезжай на выручку тотчас.

Лежать со мной в постели не надейся,

Покуда твоя совесть не чиста.

Возьмешь с собою золота довольно,

Чтоб двадцать раз покрыть ничтожный долг,

Затем вернешься вместе с верным другом.

А мы, две девушки-вдовы, с Нериссой

Здесь будем ожидать. Идем же в храм.

Венчайся - и в Венецию скорей.

Держись там бодро, привечай друзей.

Ты тем дороже будешь мне, жене,

Что куплен ты по дорогой цене.

Но прочитай же мне его письмо.

Бассанио

(читает)

"Милый  Бассанио,  все мои суда погибли, кредиторы свирепеют, положение прескверно. Вексель просрочен, и поскольку вместе с неустойкой жид возьмет у меня  жизнь,  то  между мною и тобою сняты все долги, и только бы повидаться перед  смертью.  Но  будь  на  то  воля  твоя - если приязнь не побудит тебя приехать, пусть не побуждает и это письмо".

Порция

Быстрей, любимый! Без промешки к делу!

Бассанио

С согласья твоего потороплюсь.

Ты позволяешь - я тотчас отбуду.

И прежде чем сюда не ворочусь,

Досуга и постели знать не буду.

Уходят.

Сцена 3

Венеция. Улица. Входят Шейлок, Соланио, Антонио и тюремщик.

Шейлок

Тюремщик, зорко стереги его. -

И не толкуйте мне о милосердьи.

Вот он - дурак, ссужавший деньги даром. -

Глаз не спускай, тюремщик.

Антонио

Добрый Шейлок,

Послушай.

Шейлок

Неустойку подавай,

И кончено, и не хочу и слушать.

Я клятву дал по векселю взыскать.

Ты беспричинно звал меня собакой -

Так берегись теперь моих клыков.

Дож не откажет в иске. Удивляюсь,

Как ты, тюремщик, нерадив и глуп,

Прогулки эти если позволяешь.

Антонио

Прошу тебя, послушай...

Шейлок

Неустойку,

И кончено. И хватит говорить.

Я не дурак слепой и рыхлосердый,

Я не смягчусь, кивая и кряхтя,

На уговоры христиан поддавшись.

Поговорили, хватит. Не ходи

За мною. Неустойку подавайте.

(Уходит.)

Соланио

Такой непрошибаемой собаки

Еще не видел свет.

Антонио

Оставь его.

Просить не стану больше. Мне понятно,

Зачем ему моя потребна смерть.

Спасал я от жестоких неустоек

Многих несчастных должников его.

И потому меня он ненавидит.

Соланио

Уверен я, дож воспретит ему.

Антонио

Препону ставить действию закона

Не может дож. Нельзя теснить в правах

Ведущих с нами дело чужеземцев.

Огромный бы то нанесло ущерб.

Ведь и торговля и доходы наши

Международны. И на том прощай...

От этих горестей я так исчахнул,

Что завтра мой кровавый кредитор

Едва ли мяса фунт на мне отыщет. -

Веди, тюремщик. Мне уж все равно.

Только б еще Бассанио приехал

И увидал, как долг его плачу.

Уходят.

Сцена 4  Бельмонт. Комната в доме Порции. Входят Порция, Нерисса, Лоренцо, Джессика и

Бальтазар.

Лоренцо

Уж не сочтите лестью, но у вас

Достойное и верное понятье

О дружбе, о богоподобной дружбе.

И это очень видно из того,

Как твердо согласились на разлуку.

Но знай лишь вы, кому послали помощь,

Как благороден этот человек,

Как любит мужа вашего, - гордиться

Особенно могли бы вы собой.

Порция

Я не жалела никогда о том,

Что делаю добро. Сейчас тем боле.

У проводящих вместе дни друзей,

Равно душою любящих друг друга,

Сродство должно быть духа, нравов, черт.

И потому Антонио, задушевный

Друг мужа, непременно сроден с ним.

А если так, то велика ль цена,

Которую плачу за избавленье

Того, кто мне по мужу как родной,

От дьявольской жестокости. - Довольно!

А то выходит, что хвалю себя.

Я о другом поговорить желала.

Лоренцо, я хочу доверить вам

Все управленье домом до приезда

Бассанио, - сама же я дала

Обет в молитве жить и созерцанье

Вдвоем с Нериссою в монастыре,

Мужья покуда не вернутся наши.

В двух милях от Бельмонта есть обитель;

Там будем обитать. А вас прошу

Принять бразды.

Лоренцо

Синьора, всей душою

Я ваш.

Порция

Я челяди уже велела

Повиноваться вам и Джессике

Как замещающим меня с Бассанио.

Прощайте же - до встречи.

Лоренцо

Счастья вам

И светлых мыслей!

Джессика

Радостей сердечных

Вам, госпожа моя.

Порция

Благодарю.

И вам того же; Джессика, прощайте.

(Джессика и Лоренцо уходят.)

Ты, Бальтазар, всегда был честно-верен.

Таким и ныне будь. Возьми письмо -

И в Падую! И моему вручишь

Там родственнику, доктору Белларио.

Он даст тебе одежду и бумаги -

Ты их стремглав к парому привезешь,

Идущему в Венецию. Там буду

Я ожидать. Скачи, не тратя слов.

Бальтазар

Скачу, синьора.

(Уходит.)

Порция

Поспешим, Нерисса.

Ты плана моего еще не знаешь.

Мужей своих увидим вскоре мы -

Для них нежданно.

Нерисса

Нас они увидят?

Порция

Да, но переодетых. И решат,

Что перед ними молодые люди

Со всеми атрибутами мужчин.

Готова спорить, что в мужском наряде

Я посмазливей покажусь, чем ты,

Удалее с кинжалом покрасуюсь

И петухов пускать писклявей буду

Ломающимся голосом юнца;

И два шажка девичьих обращать

В один широкий; драками хвалиться,

Как подобает юным хвастунам,

И ловко врать про благородных дам,

В меня влюбленных, от любви умерших, -

Я их отверг, но жалко, мол, бедняг.

И столько наболтаю в том же духе,

Что скажут все - проворный сей птенец

Уж больше года как простился с партой.

Тыщей ухваток хвастуна-юнца

Владею я и в ход пустить сумею.

Нерисса

Мужчинами прикинемся, выходит?

К мужчинам то есть кинемся?

Порция

Стыдись.

Тебя услышав, человек порочный

Бог знает что подумал бы о нас.

Идем, сегодня двадцать миль проедем.

Свой замысел я расскажу в пути.

Скорее же. У парка, у ворот

Нас запряженная карета ждет.

Уходят.

Сцена 5

Бельмонт. В саду. Входят Ланчелот и Джессика.

Ланчелот

Да  это  уж точно, потому как дети караются за грехи отцов - и я, прямо скажу,  за  вашу  душу  опасаюсь.  Я  всегда с тобою без размысловатостей, и сейчас  как  есть  выкладываю. Так что дево радуйся, гореть тебе в аду. Одна еще надежда лишь, да и та ублюдочная.

Джессика

Какая ж это?

Ланчелот

Да та частичная надежда, что отец ваш, может, не отец вам, и вы не дочь жида.

Джессика

Надежда,  действительно, ублюдочная. Ведь тогда я покарана буду за грех матери.

Ланчелот

В  таком  разе,  боюсь,  уготованы  вам  вечные мученья и по отцу, и по матушке. Из огня, то бишь от папаши, убежишь, да в полымя к мамаше угодишь.

Джессика

А я мужем спасусь - он меня сделал христианкой.

Ланчелот

Тем  большая  на  нем  вина. Нас, христиан, и без того хватало, как раз чтоб  прокормиться  сообща.  А  от  этих охристианиваний вздорожает свинина. Ежели все станут свиноедами, то скоро и кусочка жареного не укупишь.

Входит Лоренцо.

Джессика

Я вот мужу передам твои слова - вон, кстати, он идет.

Лоренцо

Я  скоро  стану ревновать к тебе, Ланчелот, - что-то ты с моей женой по уголкам уединяешься.

Джессика

Нет, успокойся, Лоренцо, мы с Ланчелотом рассорились: он прямо говорит, что  нет  мне  милости  на  небесах  как дочери еврея. А тебя именует плохим членом  общества,  поскольку,  обращая  в христианство, ты взвинчиваешь цену свинины.

Лоренцо

Я-то   оправдаюсь  перед  обществом,  а  ты  вот  обрюхатил  марокканку чернокожую, - ты что скажешь, Ланчелот?

Ланчелот

Обмарочила меня марокканка. Она-то из Марокко, да с ней одна морока.

Лоренцо

Как  нынче  дурачье  научилось  играть  словами! Думаю, скоро подлинное остроумье  станет  выражаться  в  молчании,  а  болтовню  предоставят  одним попугаям. Ступай скажи, чтоб все готово было к обеду.

Ланчелот

Да уж все готовы, синьор, - у всех аппетит.

Лоренцо

Остер же ты, любезный. Ступай узнай, сготовлено ли.

Ланчелот

Сготовлено, синьор. Осталось накрыть.

Лоренцо

Так накрой, синьор.

Ланчелот

При вас голову накрыть не смею, из почтения не выйду.

Лоренцо

Опять  ломаешь  смысл?  Ты,  я  вижу,  все свое остроглупие решил сразу выказать.  Пойми,  говорю  тебе  просто  и  прямо:  ступай ты к челяди, вели накрыть на стол, подать еду, и мы придем обедать.

Ланчелот

Стол  будет  подан,  синьор,  еда  будет  накрыта, а что касаемо вашего прихода, это уж как ваша воля и расположенье. (Уходит.)

Лоренцо

Как этот шут занозисто-дотошен!

В нем память каламбурами кишит.

А сколько есть шутов повыше рангом -

Таких же балагуров, для кого

Кудрявое словцо важнее сути.

Как настроенье, Джессика? Скажи,

Понравилась тебе жена Бассанио?

Джессика

Она превыше всех похвал. Теперь,

Такую редкую жену имея,

Бассаньо должен праведником жить.

Ему достались радости небес

Уж на земле, и если недостоин

Он будет их, то и на небеса

Соваться нечего. Когда б два бога

Побились об заклад, и первый бог

Поставил н_а_ кон Порцию, второму

Ей ровню ни за что бы не сыскать

В убогом нашем мире.

Лоренцо

Вот такой же

Я редкий муж, как Порция - жена.

Джессика

Ну, это надо у меня спросить.

Лоренцо

Спрошу, но прежде мы пойдем обедать.

Джессика

Нет, спрашивай, покуда не сыта.

Лоренцо

Уж лучше за столом. Там будет можно

Запить, заесть горчайшие слова.

Джессика

Что ж, я послаще яства пододвину.

Уходят.

АКТIV

Сцена 1     Венеция. Зал суда. Входят дож, вельможи, Антонио, Бассанно, Грациано,

Салерио и другие.

Дож

Антонио здесь?

Антонио

Я здесь, светлейший дож.

Дож

Мне жаль тебя. Противник твой по иску -

Каменносердый изверг, неспособный

На сострадание. В ней не найти

Ни капли милосердья.

Антонио

Слышал я,

Что ваша светлость приложили много

Усилий, дабы умягчить его.

Коль скоро он упорствует, коль скоро

Закон меня не в силах защитить,

Я лютой злобе противопоставлю

Смиренье и спокойно претерплю

Свирепое насилье.

Дож

Кто-нибудь

Подите и еврея призовите.

Салерио

Он у дверей суда, светлейший дож,

И к нам уже идет.

Входит Шейлок.

Дож

Дорогу дайте.

Пусть станет перед нашим он лицом.

Все, в том числе и я, такого мненья,

Что ты надел личину злобы, Шейлок,

Затем лишь, чтоб в последний этот час

Ее отбросить, - чтобы милосердье

Еще разительнее процвело

На сем неслыханно-жестоком фоне.

И что не только взыскивать не станешь

Ты неустойку с этого купца

Злосчастного и вырез_а_ть фунт мяса,

Но даже и простишь ему пол-долга

Из человеколюбья, - осознав,

Какие беды на него свалились

И придавили короля купцов.

Такое горе вызвало бы жалость

И в медных душах, и у басурман.

Мы ожидаем доброго ответа.

Шейлок

Известно вашей светлости, что я

Взыскать намерен эту неустойку.

Я поклялся субботою святой.

И, отказав мне, подорвете вашу

И хартию, и вольности людей.

Вы спросите, зачем я предпочел

Фунт падали трем тысячам дукатов.

В ответ скажу лишь, что таков мой норов.

Что, если в доме крыса завелась

И десять тысяч выложить желаю,

Чтоб извести ее? Хорош ответ?

На белом свете люди есть, кому

Мерзка свиная жареная харя.

Завидя кошку, бесится другой.

Гнусавый плач волынки слыша, третий

Никак не может удержать мочу.

Врожденная приверженность нутра

Правит пристрастием и неприязнью,

И потому такой даю ответ:

Как невозможно изыскать резон,

Зачем свиньи терпеть не может этот,

А тот - полезной, безобидной кошки,

А тот - волынку слышать без того,

Чтоб, оскорбись, не оскорбить приличья,

Так не могу я, да и не желаю

Свой дорогой каприз обосновать

Иначе как глубоким отвращеньем

И ненавистью давней нутряной

К Антонио. Довольны вы ответом?

Бассанио

Нет, это не ответ, не оправданье

Жестокости бесчувственной твоей.

Шейлок

Я не обязан угождать тебе.

Бассанио

Что ж, убивать всех тех, кто не по нраву?

Шейлок

Раз ненавистны, миловать их, что ль?

Бассанио

Обидели - и сразу ненавидеть?

Шейлок

По-твоему, ужалила змея -

И надо подставлять себя вторично?

Антонио

Прошу, пойми, что споришь ты с жидом.

С тем же успехом мог бы ты велеть

Приливу, чтоб не затоплял прибрежья,

Иль волка укорять за то, что отнял

Ягненочка у блеющей овцы,

Иль горным соснам запретить качаться

Под ветром и вершинами шуметь.

Какое хочешь чудо сотвори,

Но это каменнейшее на свете

Жидовское ты сердце не смягчишь.

А потому не спорьте, не просите,

Не предлагайте больше ничего,

А просто выносите приговор,

Жиду давая удовлетворенье.

Бассанио

Вот шесть - за те три тысячи дукатов!

Шейлок

Да в этих шести тысячах твоих

Червонец каждый пусть ушестерится -

Хоть тридцать шесть давай, я не возьму.

Я неустойку требую.

Дож

Как можешь

Надеяться на милосердье ты,

Когда настолько сам немилосерден?

Шейлок

Какого мне страшиться правосудья,

Когда я прав? В Венеции у вас

Есть множество рабов. Вы их купили

И потому их держите в унылом

И низком услуженье, как собак

И мулов и ослов. Что, если я

К вам обращусь: "Рабов освободите.

Жените их на ваших дочерях.

Зачем под ношей проливать им пот?

Постель им дайте мягкую, как ваша,

Такой же вкусной потчуйте едой".

Вы мне ответите: "Они - рабы нам".

Вот так и я: недешево платил

За этот мяса фунт, он мой по праву.

И если я не получу его,

То, значит, нет в Венеции закона,

На хартию нахаркали свою.

Я жду суда. Ответьте - будет суд?

Дож

Своею властью суд отсрочу, если

Белларио, ученый доктор прав,

За кем послал я, не прибудет нынче

Из Падуи.

Салерио

Ваша светлость, там письмо

Сейчас привез посланец от Белларио.

Дож

Позвать его! Подать письмо сюда!

Бассанио

Бодрей, Антонио! Да прежде чем

Хоть каплей крови за меня заплатишь,

Да я всего себя отдам жиду

Со всею кровью, мышцами, костями.

Антонио

Я - как опадыш-яблоко; земле

Я обречен. Я, как овца худая,

Закланья жду. А ты живи, Бассанио,

И эпитафию мне напиши.

Входит Нерисса, переодетая адвокатским писцом.

Дож

Из Падуи вы, от Белларио?

Нерисса

Да, ваша светлость. Он вам шлет почтенье.

(Вручает дожу письмо.)

Бассанио

Зачем ты так усердно нож свой точишь?

Шейлок

Чтоб неустойку вырезать верней

Из этого банкрота.

Грациано

Ты точил бы

Не о подошву - о кремень души.

Но ни отточенная сталь ножа,

Ни палача секира не острее

Твоей свирепой злобы. Неужель

Так-таки не пронять тебя мольбою?

Шейлок

Такой мольбы тебе не сочинить.

Грациано

Ох ты, неумолимая собака!

Тебя бы уничтожить без суда.

Я становлюсь почти еретиком

Из-за тебя и верить начинаю,

Что Пифагор был прав - что зверьи души

Переселяются в тела людей.

В тебя вселилась лютая душа

Повешенного волка-людоеда,

Когда еще ты пребывал в утробе

У окаянной матери твоей.

Тебя снедает волчья жажда крови.

Шейлок

Печати с векселя ты не сорвешь, -

Сорвешь лишь только голос. Поумнеть бы

Тебе, пока вконец не оглупел.

За мной стоит закон.

Дож

Белларио пишет,

Что молодой ученый правовед

На суд сюда им прислан. Где же он?

Нерисса

Он в ожиданье, будет ли допущен.

Дож

Конечно! Трое-четверо из вас

Подите и с почетом проводите

Его сюда. А суд пока письмо

Заслушает, что нам прислал Белларио.

"Извещаю  вашу  светлость,  что  письмо  ваше  застало  меня  в сугубой болезни;  но  на  ту  пору  навестил меня любяще молодой римский правовед до имени  Бальтазар.  Я  ознакомил  его  с  контроверзой  между евреем и купцом Антонио;  мы  вместе  просмотрели  много  книг.  Вооруженный  моим  мнением, усиленным  его  собственной  ученостью,  которая превыше похвал, он, по моей настоятельной  просьбе,  едет  к вам, чтобы заместить меня. Прошу вас, пусть молодость  его не воспрепятствует уважительной оценке, ибо не встречал еще я столь  зрелого  ума  в  столь  юном теле. Поручаю его вашей благосклонности; уверен, что испытанье этим делом усугубит его достохвальность".

Входит Порция, переодетая доктором прав.

Дож

Вот что ученейший Белларио пишет.

А это, видимо, сам правовед?

Мне руку вашу дайте, - вас прислал

Старый Белларио?

Порция

Да, ваша светлость.

Дож

Сердечно рад. Займите ваше место.

Вы с делом ознакомились уже?

Порция

Да, досконально. Кто купец-ответчик?

И кто истец-еврей?

Дож

Антонио

И старый Шейлок, подойдите оба.

Порция

Вас Шейлоком звать?

Шейлок

Имя мое Шейлок.

Порция

Странного свойства подали вы иск.

Но в должном все порядке, и закон

Не может сей подачи опровергнуть.

(К Антонио.)

Считаете вы, что за вами долг,

Как утверждает Шейлок?

Антонио

Да, считаю.

Порция

И признаете вексель?

Антонио

Признаю.

Порция

Тогда еврей быть должен милосердным.

Шейлок

А кто принудит к этому меня?

Порция

Нет милосердия по принужденью.

Оно спадает ласковым дождем

С благих небес. Благословенны оба -

И кто дает, и кто берет его.

И чем могущественней милосердный,

Тем величавей милосердья мощь.

Оно достойнейший венец монарху.

Корона, скипетр и монарший трон

Суть атрибуты грозного величья,

Земную знаменующие власть.

Но милосердие превыше власти.

Оно воцарено в сердцах царей

Как Господа Всевышнего примета.

И власть даря всего сходнее с Божьей,

Коль милосердием смягчен закон.

И потому, взыскуя правосудья,

Пойми, еврей, что людям не спастись,

Если судить нас жестко-правосудно.

Мы молим Бога: "Смилуйся над нами", -

И та ж молитва учит нас самих

Быть милосердыми. - Все это я

К тому лишь говорю, чтоб ты смягчился,

Иначе строгий суд Венецианский

Обязан будет осудить купца.

Шейлок

На голову мою деянья

Пускай падут! Свершится пусть закон.

Я неустойку требую.

Порция

Ответчик

Не может ли по иску заплатить?

Бассанио

Я за него плачу - двойную сумму.

А мало - вдесятеро привезу.

В залог дам руки, голову и сердце.

Уж если мало и того, - выходит,

Над правдой восторжествовало зло.

Молю вас, покривите вы законом

Один раз, малой долькой погрешите

Ради великой правды и добра.

Не дайте бесу этому победы.

Порция

Нельзя. Венецианского закона

Уставленного изменить нельзя.

Такое нарушенье прецедентом

Служило бы, немало породив

В державе бед судебных и ошибок.

Шейлок

Нас Даниил-пророк пришел судить!

Судья премудрый! Честь тебе и слава!

Порция

Дайте-ка я на вексель погляжу.

Шейлок

Ученейший, почтеннейший, извольте.

Порция

Тебе готовы втрое заплатить.

Шейлок

А клятва? Клятва? Я поклялся небу.

Клятвопреступником не стану я

За всю казну Венеции.

Порция

Да. Вексель

Просрочен. И потребовать еврей

Фунт мяса правомочен по закону,

И вырезать его своей рукой

Близ сердца у Антонио. Сжалься, Шейлок.

Возьми тройную плату и позволь

Мне вексель разорвать.

Шейлок

Никак не раньше,

Чем неустойку получу. Судья

Достойный вы, достойный столп закона.

Сужденье ваше здраво. Посему

Вас именем закона призываю:

Немедля выносите приговор.

Душой клянусь, нет в мире златоуста,

Чтобы сумел меня поколебать.

Настаиваю я на неустойке.

Антонио

Я убедительно прошу и жду

Незамедлительного приговора

Порция

Что ж, приговор мой сводится к тому,

Что вам придется грудь ножу подставить...

Шейлок

О благородный, праведный судья!

О юноша отменнейший!

Порция

...поскольку

Взиманью по закону подлежит

Означенная в тексте неустойка.

Шейлок

Святая правда! О судья премудрый!

Сколь юн годам, столь матер умом!

Порция

Грудь надо обнажить.

Шейлок

Да, обнажайся!

В условиях вот точные слова:

"Поблизости от сердца". Благородный

Судья вам подтвердит.

Порция

Да, это так.

А есть весы здесь, чтобы взвесить мясо?

Шейлок

Есть, я принес.

Порция

А нанял ты врача -

Перевязать, чтобы не изошел

Ответчик кровью, чтобы не скончался?

Шейлок

А в векселе где сказано об этом?

Порция

Не сказано, так что же из того?

А состраданье разве не подскажет?

Шейлок

Не вижу. Здесь такого пункта нет.

Порция

Слово теперь последнее купцу.

Антонио

Скажу я мало. Я скрепился духом

И приготовился. Дай руку мне,

Бассанио. Счастливо оставаться.

Ты не грусти, что за тебя плачусь.

Добрей Фортуна в этом, чем обычно:

У ней банкроты тощих лет ярмо

Влачат морщинолицы, впалоглазы.

От этой долгой кары нищетой

Судьба меня мгновенно избавляет.

Жене твоей мой передай поклон

И расскажи, как принял я кончину

И беззаветно как любил тебя.

Пусть судит, крепкой ли была приязнь.

Ты пожалей лишь об утрате друга,

И я не пожалею, что умру.

Пусть только жид вонзит свой нож поглубже,

И тут же долг всем сердцем заплачу.

Бассанио

Антонио, мне жена дороже жизни.

Но я жену отдал бы, жизнь, весь мир

Вот этому диаволу - взамен

За жизнь твою.

Порция

Услышь жена такое,

Она спасибо не сказала б вам.

Грациано

И у меня жена. Люблю ее -

Но пусть она б отправилась на небо,

Когда б могла там Бога умолить,

Чтобы смягчил жида собачью душу.

Нерисса

Вы повторите это при жене -

И уж покоя в доме не найдете.

Шейлок

(в сторону)

Вот каковы мужья у христиан!

Да лучше б дочке выйти за злодея,

Но за еврея. - Мы теряем время.

Свершить необходимо приговор.

Порция

Ты получаешь фунт купцова мяса.

Так повелел закон, так суд решил.

Шейлок

О праведный, ученейший судья!

Порция

И надлежит его иссечь из груди.

Так суд решил, закон не воспретил.

Шейлок

Ты слышал приговор? Купец, готовься!

Порция

Минуточку. Не кончил я еще.

Не должно вытечь ни малейшей крови.

В условьях только сказано: фунт мяса.

Бери же неустойку - мяса фунт.

Но коль прольешь при этом христианской

Хоть каплю крови, вся твоя земля

И прочее имущество в казну

Венеции отходят по закону.

Грациано

О праведный судья! Ведь верно, жид?

Ученейший судья!

Шейлок

Так - по закону?

Порция

Сам взглянешь на декрет. Ты правосудья

Хотел? Его получишь ты с лихвой.

Грациано

О судия премудрый! Жид, заметь -

Наиученейший!

Шейлок

Тогда платите

Тройную сумму - и пускай уходит.

Бассанио

Вот, получай.

Порция

Не торопитесь вы.

Спокойней. Он получит неустойку,

И все. Сверх правосудья - ничего.

Грациано

О праведный, ученейший судья!

Порция

Изволь же вырезать себе фунт мяса,

Но не пролив кровинки, не отрезав

Ни больше и ни меньше - точный фунт.

А если ошибешься на крупицу,

На волосок хотя бы на весах,

То смерти подлежишь, а все именье

В казну отходит.

Грациано

Новый Даниил!

Премудрый Даниил! - Попался, нехристь?

Порция

Что ж медлишь ты? Бери же неустойку.

Шейлок

Верните взятое, и я уйду.

Бассанио

Вот деньги.

Порция

Он получит правосудье

И неустойку. Деньги он отверг.

Грациано

О, Даниил! Да, новый Даниил!

Спасибо, жид, ты подсказал мне слово.

Шейлок

И даже взятого не возвратят?

Порция

Единственно получишь неустойку,

Но берегись условья преступить.

Шейлок

Так пусть подавится, и больше делать

Здесь нечего мне.

Порция

Погоди, еврей.

Закон еще с тобой не расчелся.

В законах наших есть статья о том,

Что если злоумыслил чужеземец

Прямо иль косвенно на жизнь любого

Венецианца, карою за то -

Смерть с конфискацией всего именья,

И половина оного добра

Отходит потерпевшему, другая ж -

В распоряженье дожа. Властен дож

Помиловать преступника. Судом

Объявлено, что косвенно и прямо

На жизнь ответчика ты посягал, -

И этим подпадаешь под статью

Указанных законоположений.

Так на колени же, и умоляй

Светлейшего о сохраненье жизни.

Грациано

Повеситься проси чтоб разрешил.

Но, раз имущество конфисковали,

То и веревку не на что купить,

И на казенный счет придется вешать.

Дож

Чтоб разницу меж нами и тобой

Сейчас ты понял, я, не дожидаясь

Твоих молений, милую тебя.

Антонио получит половину

Имущества. Другая же - в казну.

Но если ты смирение проявишь,

Заменим штрафом взятие в казну.

Порция

На долю потерпевшего оставим.

Шейлок

Да уж берите заодно и жизнь.

Когда опоры рушите у дома,

То рушится и дом. Когда меня

Лишаете вы средств существованья,

То отнимаете и жизнь мою.

Порция

Умилосердитесь ли вы, Антонио?

Грациано

Веревочную петлю подари -

И, ради Бога, ничего другого.

Антонио

Если светлейший дож и суд высокий

Заменят штрафом взятие в казну,

Согласен я вторую половину

В опеку только взять, чтобы ее

По смерти Шейлока вручить Лоренцо,

Который дочь у Шейлока увез.

Но ставлю два условия: во-первых,

В ответ на эту милость, пусть немедля

Он примет христианство; во-вторых,

Пускай сейчас, в присутствии суда,

Свое имущество все завещает

Он дочери и зятю своему.

Дож

Он это сделает, иначе я

Свое прощенье тут же отменяю.

Порция

Согласен ты? Что скажешь ты, еврей?

Шейлок

Согласен.

Порция

Пусть нам документ составит

Писец.

Шейлок

Прошу, позвольте мне уйти.

Я нездоров. Вы принесете мне,

Я подпишу.

Дож

Ступай, но все исполни.

Грациано

Двух крестных ты получишь при крещенье.

Будь я судьей, не крестных двух отцов,

А дюжину присяжных дал тебе бы

И вешать бы отправил, не крестить.

Шейлок уходит.

Дож

Синьор, пожалуйте ко мне обедать.

Порция

Прошу простить меня, светлейший дож.

Я возвращаюсь в Падую сейчас.

Мне надо нынче же домой уехать.

Дож

Жаль, что во времени вы стеснены.

Антонио, поблагодарить юриста

Советую, ведь вы ему немалым

Обязаны.

Дож со свитой уходит.

Бассанио

Достойнейший синьор,

От грозной неустойки ваша мудрость

Спасла меня и друга моего,

И за труды позвольте вам вручить

Три тысячи, которых жид лишился.

Антонио

И должниками вашими остаться, -

В пожизненной готовности служить.

Порция

Доволен я, что вас освободил.

Мне лучшей платой - удовлетворенье.

Иной корысти не подвержен я.

Рад познакомиться, и буду рад,

Если признаете при новой встрече.

Прощайте.

Бассанио

Дорогой синьор, прошу,

Примите что-нибудь от нас на память -

В знак уваженья, если не в уплату.

Простите и не откажите мне.

Порция

Раз вы настаиваете, то что ж, -

Перчатки дайте, я носить их буду

Как памятку -

Бассанио снимает с руки перчатки.

И это вот кольцо.

Не прячьте руку - больше ничего

Я не беру, а это уж давайте.

Бассанио

Да что кольцо? Колечко - мелочишка.

Мне стыдно вам дарить такой пустяк.

Порция

Я ничего иного не возьму,

А это мне колечко приглянулось.

Бассанио

Простите уж. Тут дело не в цене.

Я раздобуду вам кольцо, какого

Дороже нет в Венеции. Кликну клич

И разыщу.

Порция

Я вижу, вы мастак

На обещанья. Сами научили

Сперва просить, и вот теперь урок

Того, как обращаться с попрошайкой.

Бассанио

Кольцо дала жена мне - и взяла

С меня при этом клятву пуще жизни

Беречь, не отдавать, не продавать.

Порция

Предлог, чтоб сэкономить на подарке.

Жена, мою заслугу оценив

И если не сошла с ума, не стала б

На вас сердиться долго. Ну да ладно,

Всего вам доброго!

Порция и Нерисса уходят.

Антонио

Бассанио,

Отдай ему кольцо. Его заслуга

И наша дружба пусть на сей раз будут

Весомей приказания жены.

Бассанио

Быстрей, Грациано, - догони юриста

И дай кольцо ему, и приведи

Домой к Антонио. Беги, не мешкай.

Грациано уходит.

Идем сейчас, Антонио, к тебе.

А рано утром устремимся оба

С тобою мы в Бельмонт. Идем, Антонио.

Уходят.

Сцена 2

Венеция. Улица. Входят Порция и Нерисса.

Порция

Узнай, где жид живет, и пусть подпишет.

Мы едем нынче вечером еще, -

На целый день мужей своих обскачем.

Лоренцо завещанью будет рад.

Входит Грациано.

Грациано

Как хорошо, что я догнал вас, сударь.

Синьор Бассанио, по размышленьи,

Кольцо вот это посылает вам

И приглашает отобедать.

Порция

Жаль,

Что не могу. Кольцо же принимаю

И передайте, что благодарю.

И кстати, укажите, если можно,

Дом Шейлока вы моему писцу.

Грациано

Охотно.

Нерисса

Господин мой, на два слова.

(Отходит с Порцией в сторону.)

Я выпросить попробую кольцо,

Которое дала ему под клятвой

Беречь до гроба.

Порция

Вот увидишь, он

Отдаст. Потом божиться будут оба,

Что наградили кольцами мужчин.

Мы их перебожим и оконфузим. -

Быстрей. Ты знаешь, где я буду ждать.

Нерисса

(к Грациано)

Пойдемте. Проводите меня к дому.

Уходят.

АКТV

Сцена 1

Бельмонт. В парке у дома Порции. Входят Лоренцо и Джессика.

Лоренцо

Луна сияет. Вот в такую ж ночь,

Когда деревья замерли беззвучно

Под нежным лобызаньем ветерка,

Троил взошел на городскую стену,

Чтоб горестные вздохи посылать

Ко греческим шатрам, куда Крессиду

Из Трои увели.

Джессика

В такую ночь

Шла Фисба на свидание с Пирамом

Пугливо, легконого, и - завидя

Еще не льва, а только тень его -

Бежала в ужасе.

Лоренцо

В такую ночь

Белел Энея парус, и Дидона,

У моря стоя, грустной веткой ивы

Любимого манила и звала

Вернуться в Карфаген.

Джессика

В такую ночь

Рвала Медея колдовские травы,

Чтоб молодость былую возвратить

Свекру одряхшему.

Лоренцо

В такую ночь

От богача жида сбежала дочка

С деньгами и с Лоренцо непутевым,

И принял их Бельмонт.

Джессика

В такую ночь

Сманил ее Лоренцо изобильем

Любовных ложных клятв.

Лоренцо

В такую ночь

Упрямица моя наклеветала

На милого - и он ее простил.

Джессика

Таких ночей бы навоспоминала

Я уйму, перещеголяв тебя,

Но слышу чей-то шаг.

Входит Стефано.

Лоренцо

В безмолвье ночи

Кто там спешит?

Стефано

Свои!

Лоренцо

Да кто - свои?

Как вас зовут?

Стефано

Стефано. Я с известьем,

Что до свету еще сюда в Бельмонт

Прибудет госпожа. У придорожных

Она задерживается крестов,

Молясь о дарованье счастья браку.

Лоренцо

А кто с ней?

Стефано

Только лишь святой монах

И камеристка. А вернулся ли

Уже хозяин?

Лоренцо

Нет, и вести нету.

Войдем-ка, Джессика, и подготовим

Торжественную встречу госпоже.

Входит шут Ланчелот.

Ланчелот

Го-го! Ту-ру! Та-ра!

Лоренцо

Кто там орет?

Ланчелот

Кто видел синьора Лоренцо? Ау, синьор Лоренцо! Ту-ру-ру! Та-ра-ра!

Лоренцо

Прекрати тарарам. Я здесь.

Ланчелот

Ту-ру-ру! Где он, где?

Лоренцо

Да здесь я!

Ланчелот

Передайте  ему,  что  наш  хозяин  прислал гонца с полным рогом хороших вестей, - а сам хозяин прибудет к рассвету. (Уходит.)

Лоренцо

Пойдем, голубка, будем в доме ждать

Хозяев. Впрочем, можно здесь их встретить.

Стефано, друг, домашним сообщи,

Что госпожа должна сейчас приехать,

И музыкантов высылай сюда.

Стефано уходит.

Как сладко лунный свет спит на цветах!

Здесь на пригорке сядем; пусть муз_ы_ка

Плывет нам в уши. Тишина и ночь

Приличествуют гармоничным звукам.

Сядь, Джессика. Гляди, как небосвод

Весь вымощен звездами золотыми, -

Из них наимельчайшая, и та

По-ангельски поет в движенье сферном,

И сонмы юнооких херувимов

Внимают хору движущихся звезд.

Гармония царит в бессмертных душах,

Но бренная земная плоть груб_а_,

И до тех пор, пока ее не сбросим,

Не слышим мы гармонии небес.

Входят музыканты.

Играйте же! Пусть звучный гимн Диане

До слуха донесется госпожи,

Домой ее могуче призывая.

Начинает звучать музыка.

Джессика

Всегда мне грустно от муз_ы_ки сладкой.

Лоренцо

А это значит - ты душой чутка.

Заметь, как дикое, шальное стадо

Иль необъезженных коней табун,

Брыкающихся, норовисто ржущих, -

Лишь стоит им заслышать звук трубы,

Мелодию иль песню издалека, -

Замрет вдруг, и смягчится дикость глаз

Под сладостными чарами музыки.

Не зря поэту грезился Орфей,

Деревья, камни двигавший своею

Игрой на лире. Ибо нет такой

Корявой, жесткой и свирепой твари,

Чтобы на время своего звучанья

Музыка не могла ее смягчить.

А в ком нутро музыки лишено,

Над кем не властны дивные созвучья,

Способен тот к обману, грабежу,

К измене. В его сердце ночь глухая.

Влечения его черны, как ад.

Такому доверять нельзя. - Ты слушай,

Как хорошо.

Входят Порция и Нерисса.

Порция

Свет в окнах у меня.

Как далеко свеча бросает луч!

Так светят добрые дела в злом мире.

Нерисса

Пока луна за тучку не зашла,

Свечи не видно было.

Порция

Так всегда

При сильном светоче тускнеет слабый.

Без короля наместник разблистался,

Но с возвращеньем короля померк

И влился в королевское сиянье,

Как в океан вливается ручей.

Музыка! Слышишь?

Нерисса

Ваши музыканты.

Порция

Зависит красота от обстановки.

Музыка слаще ночью, а не днем.

Нерисса

Ей тишь прибавила очарованья.

Порция

Вороний карк и жаворонка пенье

Равнодостойны сами по себе.

И соловей, свищи он только днем,

Когда и гусь гогочет, вряд ли выше

Ценился бы дрозда. В урочный час

Оценку истинную получают

Явления. Но тсс!

(Указывая на заслушавшихся музыки

Лоренцо и Джессику.)

Так спит луна

С Эндимионом, ею усыпленным,

И не желает кончить сна вовек.

Музыка прекращается.

Лоренцо

По-моему, я слышу голос Порции.

Порция

Узнал меня он, как слепец кукушку -

По голосу отвратному.

Лоренцо

Добро

Пожаловать, хозяйка дорогая!

Порция

Молились мы, чтобы дарован был

Успех мужьям. Надеюсь, преуспели

Они. А воротились ли уже?

Лоренцо

Нет, госпожа. Но был от них гонец

И сообщил, что едут.

Порция

Ты, Нерисса,

Сейчас же всем домашним прикажи,

Чтобы молчали об отлучке нашей.

И вы, Лоренцо; Джессика, и вы

Ни слова.

Звучит фанфара.

Лоренцо

Это муж ваш. Прозвучала

Его труба. А мы не болтуны,

Будьте спокойны.

Порция

Ночь светла, как день

Бессолнечный и чахловато-бледный.

Входят Бассанио, Антонио, Грациано и свита.

Бассанио

У антиподов наших день сейчас,

И раз вы так светлы и легконоги,

То и у нас ночь обратится в день.

Порция

Пускай я буду на ногу легка,

Но легкого не буду повеленья,

Чтоб мужа не отяготить стыдом.

Но Бог судья нам всем. Итак, с приездом,

Мой муж и господин.

Бассанио

Благодарю.

Вот, познакомься. Это он - Антонио,

Мой друг, пред кем навеки я в долгу.

Порция

Еще бы. Ведь из-за тебя вошел он,

Я слышу, в неоплатные долги.

Антонио

Мы расквитались, я вполне доволен.

Порция

Синьор, добро пожаловать. Делами,

А не словами докажу, что мы

Вам рады. Так что слов не буду тратить.

Грациано

(Нериссе)

Клянусь луной вон той, ты неправа.

Поверь, я дал его писцу юриста.

Но раз ты, милая, огорчена,

То пропади б он раньше, стань кастратом,

Чем я стал так безвинно виноватым.

Порция

Уже и ссоритесь? А в чем причина?

Грациано

В дешевом ободочке золотом,

В колечке, что она мне подарила,

С той надписью, что пишут на ножах:

"Люби меня, со мной не расставайся".

Нерисса

При чем тут надписи и дешевизна?

Всю жизнь поклялся ты его носить,

С ним лечь в могилу. Не меня уж ради,

Так ради клятв своих обязан был

Его беречь ты как зеницу ока.

Писцу отдал? Ну нет. Бог мне судьею -

Писцу тому век быть без бороды.

Грациано

Он возмужает - бородатым станет.

Нерисса

Конечно, - женщина мужчиной станет.

Грациано

Рукой моей клянусь - то был юнец

Ростом с тебя, мальчишка-недоросток,

И за труды он выклянчил кольцо

В награду. Отказать было нельзя.

Порция

Виновны вы, скажу вам откровенно.

Нельзя так легкодумно отдавать

Жены подарок первый, клятвоносный,

Навечно слитый с вашею рукой.

Дала и я любимому кольцо,

И он поклялся с ним не расставаться.

Вот он стоит, и клятвенно ручаюсь,

Что он не оденет моего кольца

За все богатства мира. Нет, Грациано,

Вы огорчили тяжело жену,

И я б на ее месте взбеленилась.

Бассанио

(в сторону)

Уж лучше б руку левую отсечь -

Сказать, что потерял кольцо я с нею,

С бандитами сражаясь на мечах.

Грациано

Синьор Бассанио дал кольцо судье,

Который попросил его в награду

Заслуженную; а потом писец,

Мальчишка этот, написавший акты,

Пристал ко мне. И ни на что другое

Не соглашались, кроме тех колец.

Порция

Какое же кольцо ты дал, Бассанио?

Надеюсь, не подаренное мной?

Бассанио

Усугублять вину не стану ложью.

На пальце - видишь - нет уже кольца.

Порция

Вот так и верности нет в вашем сердце.

Клянусь, в постель не лягу к вам, пока

Я не увижу вновь кольца.

Нерисса

Я тоже

К тебе в постель не лягу без кольца.

Бассанио

О, знала б ты, кому я дал кольцо,

И знала б, за кого я дал кольцо,

И ведала б, за что я дал кольцо

И неохотно как давал кольцо, -

А соглашались только на кольцо, -

Ты бы тогда не гневалась так сильно.

Порция

О, знали б вы, что это за кольцо,

Какие качества таит кольцо,

И цену знали б давшей то кольцо,

И что бесчестье - потерять кольцо, -

Вы бы не отдали тогда кольцо.

Когда б хоть чуть старанья приложили,

То урезонили бы вы судью.

Какой же человек не постеснялся б

Священный символ брака отнимать?

Нерисса угадала, в чем тут дело.

Его вы дали женщине, клянусь!

Бассанио

Клянусь я честью и душой моею,

Не женщине - юристу дал его,

Доктору прав, что отказался взять

Три тысячи, а попросил кольцо лишь.

Я отказал, и он ушел обижен.

А дорогому другу моему

Он спас ведь жизнь. Что мне сказать, родная?

Пришлось послать колечко вслед ему,

Позорную загладить неучтивость.

Иначе бы остался я запятнан

Неблагодарностью. Прости меня.

Клянусь пречистыми свечами ночи,

(указывая на звезды)

Будь ты со мною вместе на суде,

Ты попросила бы меня сама

Отдать кольцо достойному юристу.

Порция

Не дай Бог, если он придет ко мне.

Вы моего любимого кольца,

Которое хранить вы поклялися,

Не пожалели, отдали ему, -

Не пожалею для него и я

Ни тела, ни супружеской постели.

А я уверена, что он придет.

Так что не отлучайтесь ни на ночь

И стерегите, как стоокий Аргус.

Иначе - моей честию клянусь,

Покамест не утраченной - с юристом

Я лягу спать.

Нерисса

А я - с его писцом.

Предупреждаю: берегись оставить

Меня одну.

Грациано

Пусть я писца поймаю -

Писалку тут же я ему сломаю.

Антонио

Злосчастный, ссорам этим я виной.

Порция

Не принимайте к сердцу, - мы вам рады.

Бассанио

Прости мне, Порция, мою вину,

И перед всеми этими друзьями

Клянусь очами светлыми твоими,

В которых вижу я свое лицо...

Порция

Вы слышите? Он в двух моих глазах

Два видит собственных лица - клянется

Своим двуличьем. Клятва хороша!

Бассанио

О, выслушай. Прости мою вину,

И я клянусь души моей спасеньем,

Что никогда уж не нарушу клятв.

Антонио

Я поручился телом за Бассанио,

И если бы не тот, кто взял кольцо,

То я пропал бы. А теперь ручаюсь

Своей душою в том, что ваш супруг

Обета впредь уж больше не нарушит.

Порция

Ручательство я принимаю. Вот, -

(дает Антонио кольцо)

Пусть бережет его не так, как прежде.

Антонио

Бери, Бассанио, и клянись беречь.

Бассанио

Да это же то самое кольцо,

Что дал юристу!

Порция

Он вернул его мне.

Прости, я с ним легла, клянусь кольцом.

Нерисса

И ты прости, мой милый Грациано,

(дает ему кольцо)

Я прошлой ночью за колечко это

С мальчишкой-недоростком спать легла.

Грациано

Безвинно оказались мы рогаты!

Зачем же это? Силушек у нас

Еще хватает.

Порция

Сальностей не надо. -

Вы все, я вижу, ошеломлены.

Письмо тебе из Падуи, от Белларио.

Прочти его, и убедишься ты,

Что я была тем доктором-юристом,

Нерисса же была моим писцом.

Лоренцо мне свидетель, что, как только

Вы отбыли в Венецию, тотчас

Уехала и я, и вот лишь нынче

Вернулась - не вошла еще и в дом.

Для вас, Антонио, у меня есть новость

Нежданная и добрая. Письмо

Вот это вскроете и убедитесь,

Что ваши три большие корабля,

Наторговав богатства, воротились.

Не угадать вам, как это письмо

Ко мне попало.

Антонио

Не найду я слов!

Бассанио

И я не распознал тебя в юристе?

Грациано

И я не распознал тебя в писце,

Который мне рогами угрожает?

Нерисса

Но только если прежде возмужает.

Бассанио

Мой доктор, милости прошу в постель.

А без меня - лежи с моей женою.

Антонио

Сударыня, вы мне вернули жизнь

И средства к жизни. Вне сомнений всяких,

Стоят мои на рейде корабли.

Порция

Для вас, Лоренцо, тоже у писца

Припасено кой-что.

Нерисса

Вот, получите.

И гонорара с вас я не беру.

Формальным актом завещает Шейлок

Вам все именье.

Лоренцо

Манною небес

Осыпали вы сирых и голодных,

Прелестные сударыни.

Порция

Почти

Уж утро. Вам бы, думаю, хотелось

Узнать подробности. Войдемте в дом,

И там вы нас подвергаете дознанью,

И мы правдивым вам дадим ответ.

Грациано

Быть по сему. И первым долгом ты,

Нерисса, под присягой мне ответишь,

До следующей ночи ль подождем

Или без промедления пойдем

С писцом юриста в брачную кровать.

Не хочется и двух часов терять.

Но главное - до дней моих конца

Не утерять Нериссина кольца.

Уходят.

Перевод Осии Сороки

ПРИМЕЧАНИЯ

С.  143.  Хоть  сам  суровый  Нестор  поклянись...  - Нестор - персонаж "Илиады". Здесь приводится как образец серьезности.

С.  153.  И  так  вот  шляпою  прикрыв  глаза...  -  Люди  благородного происхождения обедали в шляпах.

С.   162.  Агарино  отродье.  -  От  Агари,  по  библейскому  преданию, происходило племя измаильтян, враждовавшее с евреями.

С.  200. В такую ночь рвала Медея колдовские травы. / Чтоб молодость... возвратить  /  Свекру  одряхшему. - При помощи трав Медея, жена Язона, героя мифа об аргонавтах, возвратила молодость отцу Язона Эзону.

С.  203.  Эндимион  -  сын Зевса, возбудивший к себе любовь богини Луны Селены. Чтобы юноша не мог ее покинуть, она погрузила его в вечный сон.

Число просмотров текста: 822; в день: 0.54

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

1