Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Драматургия
Шекспир Вильям
Король Лир (пер. А. Дружинина)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Лир, король Британии.

Французский король.

Герцог Бургундский.

Герцог Корнуэльский (Корнуолл).

Герцог Олбенский (Олбени).

Граф Кент.

Граф Глостер.

Эдгар, сын Глостера.

Эдмунд, побочный сын Глостера.

Куpан, придворный.

Старик, фермер у Глостера.

Лекарь.

Шут.

Освальд, дворецкий у Гонерильи.

Офицер, под командой у Эдмунда.

Пpидвоpный, из приближенных Корделии.

Глашатай.

Слуги Корнуолла.

Гонерилья |

Pегана    } дочери Лира.

Корделия  |      Рыцари из королевской свиты, офицеры, гонцы, солдаты и приближенные.

Место действия - Британия.

АКТ ПЕРВЫЙ

СЦЕНА I

Тронный зал во дворце короля Лира.

Входят Кент, Глостер и Эдмунд.

Кент

Казалось  мне, что у короля сердце лежит больше к Олбени, чем к герцогу Корнуэльскому.

Глостер

Всем  нам  оно казалось; однако при разделении королевства вышло иначе: каждому доля взвешена так ровно, что ни тот ни другой не сумеет выбрать себе лучшей части.

Кент

Это ваш сын, милорд? (Указывает на Эдмунда.)

Глостер

Я  принял на себя его воспитание. Когда-то я зачастую краснел, говоря о нем; теперь я привык к этому.

Кент

Я вас не понимаю.

Глостер

Но мать этого молодца понимала меня: талия ее округлилась, и она добыла себе сына в колыбель, прежде чем мужа в постель. Вы чуете грех?

Кент

Не могу сожалеть о том, что он свершился, когда он дал такой прекрасный плод.

Глостер

У  меня  есть законный сын, несколькими годами старше, но я равно люблю обоих.  Хотя  этот буян несколько беззастенчиво явился на свет Божий, прежде чем  его  попросили,  но  мать  его  была  прекрасна.  Много  приятных минут доставила  мне ее любовь, и потому я обязан признать его. Знаешь ли ты этого вельможу, Эдмунд?

Эдмунд

Нет, милорд.

Глостер

Так запомни же имя милорда Кента как имя моего достойного друга.

Эдмунд

Я всегда готов к услугам благородного лорда.

Кент

Вы мне нравитесь и я склонен узнать вас покороче.

Эдмунд

Постараюсь заслужить внимание ваше.

Глостер

Девять лет его не было на родине, и скоро он опять уедет. Король идет.

За сценою слышны трубы.

Входят Лир, герцог Корнуэльский,

герцог Олбенский, Гонерилья,

Peгана, Корделия и свита.

Лир

Король Французский и Бургундский герцог?

Принять их, Глостер!

Глостер уходит.

Мы же между тем

Передадим наш замысел давнишний.

Подайте карту королевства!

Приносят карту.

Знайте

Все, здесь стоящие, что на три части

Мы разделили наше государство

И твердо вознамерились, сложивши

С себя заботы трудной царской власти,

Без ноши на плечах плестись ко гробу.

Пора дать место юношам.

(Обращаясь к герцогам.)

Приблизься,

Наш милый зять и сын, Корнуэльский герцог,

И ты, Олбени, столько ж нам любезный.

Герцоги и их жены подходят.

Пора вам знать, какое мы даем

Приданое за дочерью и чем

Предупреждаем будущие споры.

Король Французский и Бургундский герцог,

В меньш_у_ю дочь влюбившиеся нашу,

Соперники и гости дорогие,

Теперь ответ получат. Дети наши,

Скажите нам - как мы уже теперь

Сдаем и власть, и выгоды от власти, -

Которая из трех нас больше любит,

Чтоб мы могли за большую любовь

Воздать теперь же большею наградой.

За Гонерильей, как за старшей в роде,

Речь первая.

Гонерилья

Сэр, вас люблю я больше,

Чем выразить то можно слабым словом,

Чем свет очей, пространство и свободу,

Чем красоту, богатство, честь и жизнь.

Слова бессильны пред такой любовью,

И голос мой слабее слов моих!

Корделия

(в сторону)

Что ж делать мне? Любить, молчать и только!

Лир

(указывая на карте, Гонерилье)

Весь здешний край, от той черты до этой,

С тенистым лесом, пышными лугами,

С богатствами полей и рек обильных,

Мы отдаем тебе с твоим потомством

В владенье вечное. Теперь, что скажет

Дражайшая вторая наша дочь,

Регана Корнуэльская?

Pегана

С сестрою

Одной породы и цены мы обе,

На все слова ее горячим сердцем

Даю я полное мое согласье,

С одним лишь добавленьем. Я считаю

Себя врагом всех радостей земных

И счастие всей жизни вижу только

В моей любви к высокому отцу.

Корделия

(в сторону)

О, как бедна Корделия! Но все же

Ее любовь сильнее слов таких.

Лир

(указывая на карте, Регане)

Из рода в род тебе с детьми твоими

Даем мы эту треть владений наших.

Не меньше в ней обилия довольства,

Чем в доле первой.

(Корделии.)

Ну, мое дитя,

Меньш_о_е - не последнее, предмет

Любви и спора двух владык могучих!

Что скажешь ты, чтоб заслужить от нас

Часть лучшую, чем сестры? Говори!

Корделия

Государь, ничего.

Лир

Ничего?

Корделия

Ничего.

Лир

Из ничего не выйдет ничего.

Подумай и скажи.

Корделия

Я так несчастна -

Моей любви не высказать словами.

Я, государь, люблю вас так, как мне

Мой долг велит - не больше и не меньше.

Лир

Как? Как, Корделия? Исправь немного

Ты речь свою, чтоб не было беды.

Корделия

Сэр, вы мне дали жизнь и воспитанье,

Любили вы меня - и я, как д_о_лжно,

За то плачу любовию моей

И преданностью, и повиновеньем.

Зачем же сестры, вас одних любя,

Живут с мужьями? Если мне придется

Отдать мужчине руку, с нею вместе

Возьмет он часть любви, забот и долга.

Когда б я одного отца любила,

То замуж бы не вышла никогда.

Лир

От сердца речь твоя?

Корделия

Да, государь.

Лир

Так молода и так черства ты сердцем!

Корделия

Я молода, но не боюсь я правды.

Лир

Пусть будет так. Пускай же эта правда

Тебе приданым служит. Здесь клянусь

Святым сияньем солнца, темной ночью,

Движеньем сфер, дающим жизнь и смерть,

Что отрекаюсь от забот отцовских,

От кровной связи, от любви всегдашней

И отчуждаюсь от родства с тобою

Отныне и навеки. Дикий скиф

И людоед, свою семью сожравший,

Для сердца моего милее будут,

Чем ты, когда-то наша дочь.

Кент

Король!

Лир

Молчать! Не смей соваться между змеем

И яростью губительной его!

Ее любил я, ей хотел под старость

Я вверить свой покой. Прочь с глаз моих!

(Корделии.)

Вернее смерти то, что отвергаю

Тебя от сердца моего. Скорей

Зовите короля! Что ж! Кто идет?

Позвать Бургундца! Вы, мои зятья

И дочери, к приданому прибавьте

Всю третью часть, отнятую у ней.

Пусть гордость ей одна приданым служит!

Сдаю я вам все царские права,

И власть мою, и первенство по сану.

Из свиты всей себе я отделяю

Сто рыцарей, и с ними каждый месяц

Я стану жить у дочерей моих

Поочередно. Королевский титул

И честь, с ним сопряженная, за мной

Останутся одни, все ж остальное,

Доходы все, расправа и владенья,

За вами, дети милые - и вот

Корона вам моя.

(Отдает корону.)

Кент

Великий Лир,

Тебя всегда любил я, как отца,

Чтил как царя, как властелина слушал,

В молитвах имя Лира поминая...

Лир

Натянут лук - не стой перед стрелою!

Кент

Спускай же тетиву, пускай стрела

Пробьет мне сердце. Кент льстецом не будет,

Когда король безумствует. Старик,

Ты думаешь, что честный раб смолчит

Там, где подлец гнет шею? Если Лир

Себя унизил - Кент молчать не станет!

Опомнись: отмени свое решенье!

Одумайся: скорей останови

В себе порывы злобы безобразной.

Я головой ручаюсь - дочь меньшая

Не меньше старших предана тебе.

Верь, не без сердца тот, чья речь тиха,

Без слов пустых.

Лир

Молчи, коль жизнь ты ценишь!

Кент

Я жизнь всегда готовь нести на бой

С твоим врагом - и если этот враг

Ты сам...

Лир

Вон! С глаз моих долой!

Кент

Протри глаза, взгляни ты ясным взглядом

Вокруг себя.

Лир

Клянусь я Аполлоном!

Кент

И я клянусь им в том, что ты напрасно

Клянешься, государь.

Лир

(хватаясь за меч)

О раб! Изменник!

Олбени и Корнуолл

Сэр, удержитесь!

Кент

Что ж, убей меня.

Убей врача и мерзкий свой недуг

Считай здоровьем. Отмени решенье,

Опомнись же! Пока дышать могу я,

Все стану я твердить: ты сделал худо!

Лир

Так слушай же в последний раз, крамольник!

За то, что ты посмел с своей гордыней

Стать между нами и решеньем нашим -

Чего наш нрав и сан снести не могут -

За то, что ты склонял нас наш обет,

Вовеки нерушимый, сделать ложным,

Достойное ты примешь наказанье.

Пять дней тебе дарим мы: в эти дни

Ты должен изготовиться к изгнанью;

Но после них обязан ты убраться

Из царства прочь - и если в день десятый

Тебя найдут среди владений наших,

Простишься ты тотчас с презренной жизнью.

Прочь с глаз моих! Юпитером клянусь,

Не изменим решенья мы!

Кент

Прощай,

Прощай, король! Ты показал вполне,

Что близ тебя нет правды и свободы.

(Корделии.)

Пусть небеса хранят тебя с любовью,

Дитя прекрасное в речах и мыслях!

(Регане и Гонерилье.)

А вам желаю я, чтоб вы на деле

Всю правду пышной речи доказали.

Прощайте, сильные земл_и_! Ваш старый

Кент

И в новом крае будет прежним Кентом.

(Уходит.)

Входят Глостер, король Французский,

герцог Бургундский и свита.

Глостер

Мой государь, король и герцог здесь.

Лир

Их нам и надо. К вам, Бургундский герцог,

Мы прежде обратимся. С королем

Вы спорите за нашу дочь меньш_у_ю.

Скажите ж нам: за ней по меньшей мере

Приданого хотите сколько вы?

Герцог Бургундский

Не больше и не меньше, государь,

Чем обещали вы.

Лир

Да, было время,

Когда мы сами, благородный герцог,

Не дешево ценили нашу дочь.

Теперь цена ее упала.

(Указывает на Корделию.)

Если в этом

Презренном, но красивеньком созданье

Приходится вам что-нибудь по вкусу,

То можете вы взять его себе

С приданым гнева нашего.

Герцог Бургундский

Смущен я!

Лир

Хотите ль вы ее с ее пороком,

Нам чуждую, отвергнутую нами,

С приданым вечной ненависти нашей,

Себе взять в жены?

Герцог Бургундский

Государь, простите,

Брак невозможен после слов таких.

Лир

Так бросьте же ее. Клянуся небом,

Вам описал я все ее богатства.

(Королю Французскому.)

Вам, государь, не смел бы я воздать

За вашу дружбу столь постыдным браком

И потому прошу вас взять в подруги

Достойнейшую вас - не эту тварь,

Нам ненавистную, позор самой природы!

Король Французский

Речь странную я слышу! Как? Она,

До сей поры любимейшая дочь,

Предмет похвал и старости подпора,

Из всех дражайшая, могла мгновенно

Любви отца лишиться? Сэр, конечно,

Чудовищна вина, любовь такую

Зараз сломившая; но не могу

Без чуда я такой вине поверить.

В Корделии не допускает разум

Чудовищных пороков!

Корделия

(отцу)

Государь!

Хоть нет во мне уменья говорить

О том, чего нет в сердце: хоть всю жизнь

Без гибких слов я действовать умела,

Но все ж прошу я вас известным сделать,

Что не порок, убийство или низость,

Худое дело иль бесчестный шаг

Отцовской милости меня лишили.

Я знаю, в чем вина моя. Я знаю,

Нет у меня просящих вечно взглядов,

Нет льстивой речи, и хоть я лишаюсь

Любви отца чрез то, но не жалею

О том, что нет их.

Лир

Лучше б не родиться

Тебе на свет, чем мне не угодить!

Король Французский

И в этом все? Природная стыдливость,

Застенчивость, которая так часто

Не в силах метко изъясняться? Герцог,

Что скажете принцессе вы? Когда

Любовь у вас с расчетом неразлучна,

То не любовь она. Хотите взять

Вы женщину, которая сама

Дороже, чем приданое?

Герцог Бургундский

Когда

Венч_а_нный Лир лишь только согласится

Дать дочери обещанную часть,

Я за руку Корделию возьму

Как герцогиню и жену.

Лир

Я клялся!

Я в клятве тверд - не дам я ничего.

Герцог Бургундский

(Корделии.)

Мне жаль вас: так отвергнул вас отец,

Что вы лишитесь мужа.

Корделия

Не трудитесь

О том жалеть: я не хочу любви

С расчетом на приданое.

Король Французский

Принцесса!

Как ты богата в нищете своей,

Как ты мила в немилости отцовской!

Я радостно беру тебя с богатством

Души твоей, отвергнутую всеми.

Я брошенное поднял - и законна

Моя добыча; и любовь моя

От общего презренья разгоралась.

Король, твоя отверженная дочь

Теперь царица Франции прекрасной.

Подвластны ей я сам и мой народ,

И герцогам Бургони многоводной

Уж не купить красавицы-девицы,

Которой не умеют здесь ценить.

(Корделии.)

Корделия, простись с родней суровой:

И без нее свою нашла ты долю.

Лир

Бери ж ее - она твоя, король!

Нет дочери такой у нас... Скорее!

Мы видеть не хотим ее лица.

Скорее в путь! От нас вы не дождетесь

Благословения и ласк прощальных.

Пойдемте, герцог мой!

Лир и герцог Бургундский уходят.

Король Французский

Простись с сестрами.

Корделия

Сокровища родителя, в слезах

Я покидаю вас. На злое слово

Я не могу решиться, хоть и знаю,

В чем слабы вы. Заботьтесь об отце:

Его вверяю вам я. Оправдайте

Все, что сказали вы; но если б он

Меня любил, ему бы я нашла

Приют, быть может, лучший. До свиданья.

Pегана

Нельзя ль без наставлений?

Гонерилья

Поучись-ка

Ты лучше, как бы мужу угождать,

Что взял тебя из милости. Покорность

Не по тебе, как видно, и за то

Достойное снесла ты наказанье.

Корделия

Кто виноват и прав - покажет время.

Прощайте, сестры!

Король Французский

Милая, пойдем.

Французский король и Корделия уходят.

Гонерилья

Сестра,  следует  нам  поговорить с тобой о деле, важном для нас обеих. Кажется, что отец отсюда уедет к ночи.

Pегана

Наверное - и уедет к тебе, а мы его станем ждать на тот месяц.

Гонерилья

Как  он  стал  переменчив  на старости! Стоит подумать обо всем, что мы заметили.  Сестру  он  любил  больше  нас  и из-за пустяков разошелся с нею. Странно, очень странно!

Pегана

Это  уж болезнь его возраста; да и всегда, если сказать правду, он худо знал самого себя.

Гонерилья

И  в  старое  время  был он горяч не в меру; чего же нам теперь ждать в эту пору сумасбродства и болезней, старости и закоренелого самовластья?

Pегана

Конечно,  не  раз  придется  нам  испытать  на  себе его причуды, вроде сегодняшнего изгнания Кента.

Гонерилья

Или  прощания с королем Французским. Надо стоять заодно, сестрица. Коли к такой вспыльчивости придать еще власть, что проку в том, что отец разделил между нами свои владения?

Pегана

Да мы еще об этом подумаем.

Гонерилья

Надо придумать что-нибудь, пока еще не поздно.

СЦЕНА II

Зал в замке графа Глостера.

Входит Эдмунд, с письмом.

Эдмунд

Природе повинуюсь я как Богу:

Из всех законов лишь ее законы

Священны для меня. Из-за чего

Томиться мне в цепях причуд житейских,

И покоряться приговору света,

И жить в ничтожестве за то, что я

Родился в свет немного позже брата?

Я незаконный сын - пусть будет так.

Я тварь презренная! За что ж я тварь?

Мои все члены стройны и красивы;

Я смел умом и телом больше с_и_лен,

Чем многие счастливцы, - для чего ж

Меня позорят именем позорным?

Чего ж клеймят нас подлыми? Чем подл,

Кто страстной вороватостью природы

Рожден на свет с запасом б_о_льших сил

И б_о_льшими способностями, чем

Рожденные на скучном, мятом ложе,

Приевшемся ораве дураков,

Зачатых спьяна между сном и бденьем.

Эдгар - законный сын, хотя отец

Эдмунда больше любит, чем Эдгара.

Пусть будет так - Эдмунд отнимет земли

У брата, у законного дитяти!

Законный сын Эдгар - какое слово!

Ну, мой законный брат, когда удастся

Мне выдумка моя с запиской этой,

Быть может, что Эдмунд, дитя стыда,

Повыше сына признанного станет.

Вы, боги, будьте с незаконным сыном!

Входит Глостер.

Глостер

Кент изгнан! Ссора с королем Французским!

Власть передал - и сам уехал ночью.

Все это так нечаянно! Эдмунд,

Здоров ли ты? Что нового мне скажешь?

Эдмунд

(пряча письмо)

Ничего нового, милорд.

Глостер

Какое это письмо прячешь ты так торопливо?

Эдмунд

Я не знаю ничего нового, милорд.

Глостер

Какую бумагу читал ты?

Эдмунд

Это пустая бумага.

Глостер

Коли  пустая,  так  незачем  было  ее  прятать.  Покажи  сюда. Если она пустая - очков не понадобится.

Эдмунд

Извините  меня,  милорд, прошу вас. Это письмо от брата. Я его не успел прочитать, однако вижу, что вам его читать не следует.

Глостер

Дай мне письмо, говорю тебе!

Эдмунд

Отдам  или  не  отдам  я  его  вам,  вы равно оскорбитесь. Сколько могу судить... за такое письмо нельзя похвалить брата.

Глостер

Давай сюда, посмотрим.

Эдмунд

В оправдание брата, я надеюсь, что он письмом этим только испытывал мою честность.

Глостер

(читает)

"Такие  понятия  и  такое уважение к старости только портят нам жизнь в лучшие наши годы. Чрез них мы лишаемся имения, а под старость получаем его в руки,  не  имея  силы  им  наслаждаться. Глупо и вредно подчиняться дряхлому тирану,  сильному  не по своей власти, а в силу привычки. Приходи ко мне: об этом надо поговорить более. Если б отец мог уснуть и спать до той поры, пока я  не  разбужу его, тебе досталась бы половина его доходов и стал бы ты жить всегда любимым братом Эдгара". Что это? Заговор? "Спать, покуда я не разбужу его...  тебе  досталась  бы  половина доходов..." Сын мой, Эдгар! И его рука поднялась  на такие строки! В его сердце могли зародиться такие мысли! Когда пришло это письмо? Кто принес его?

Эдмунд

Мне  его  не  приносили,  милорд,  - я нашел письмо в моей комнате: его бросили через окно.

Глостер

И ты узнал руку своего брата?

Эдмунд

Будь письмо не такое, я поклялся бы в том, что это его рука.

Глостер

Это его рука?

Эдмунд

Его рука, милорд. Будем думать, что его сердце не было заодно с рукою.

Глостер

Не пробовал он говорить с тобою об этом деле?

Эдмунд

Ни  разу,  милорд.  Слыхал я, однако, как он говаривал, что, когда отец старится,  а  дети  в  возрасте,  отец должен сдавать сыну имение и заботу о своей особе.

Глостер

Изверг!  Бездельник!  В  письме  та  же  самая  мысль!  Гнусный злодей! Проклятый,  бесчувственный  изверг!  Хуже  чем бесчувственный! (Слуге.) Иди, сыщи его: я его возьму под стражу. Ненавистный бездельник! Где он теперь?

Эдмунд

Не  знаю наверное, милорд! Не найдете ли вы удобным на время удержаться от  гнева,  до  той поры пока он сам не выскажет своих намерений? Такой путь будет  вернее.  Если  вы  ошибетесь и поступите с ним жестоко, вы запятнаете свою  честь  и  разрушите сыновнее повиновение. Жизнью моею отвечаю, брат не имел  опасных  замыслов.  Он  хотел испытать мою к вам преданность - вот для чего письмо было написано.

Глостер

Ты как думаешь?

Эдмунд

Если  вы,  милорд,  одобрите  мое  намерение,  то я берусь сделать так, чтоб  вы  были свидетелем наших переговоров. Я скрою вас в удобном месте. Не далее как сегодня вечером вы услышите все, что желаете услышать.

Глостер

Нет, не может он быть таким чудовищем!

Эдмунд

И, верьте мне, он не чудовище.

Глостер

Идти  против  отца,  который  его  любит так нежно, так искренне! Боги! Боги!  Эдмунд, расспроси его: дай мне заглянуть в его душу! Делай, как велит тебе твой разум. Я готов отдать все, чтоб узнать всю правду.

Эдмунд

Я сыщу его, милорд! Я сделаю все и вас уведомлю.

Глостер

Нет, эти последние солнечные затмения не пророчат ничего доброго. Пусть мудрецы  судят  о  том  по-своему, законы природы нарушаются повсюду. Любовь холодеет,  дружба  расторгается,  брат  идет  на  брата, в городах возникают бунты,  во дворцах гнездится измена, в селениях живет несогласие. Связь отца с  сыном  нарушена;  мой сын идет против меня, король отвергает свое детище! Отжили  мы  лучшие  годы!  Идут  на  нас  коварство  с несогласием, измена и разрушительные  беспорядки!  Сыщи  изверга, Эдмунд: я сумею наградить тебя - хлопочи   усерднее...   И  прямодушный,  благородный  Кент  изгнан  за  свою честность! Странно! Удивительно! (Уходит.)

Эдмунд

Забавна  глупость  людская!  Чуть  случится  с нами беда - хоть бы и по нашей  собственной  вине!  -  мы  тотчас спешим свалить ее на солнце, луну и звезды,  как  будто  мы  были  бездельниками по закону судьбы, дураками - по небесному велению, ворами от действия сфер, пьяницами - по влиянию планет на существо  наше.  Нет,  думается  мне:  хотя  бы  самая  целомудренная звезда поглядывала  на  мое  рождение,  все-таки  остался  бы  я  незаконным сыном. Эдгар...

Входит Эдгар.

А вот и он, как развязка в старой комедии! Да-да, эти затмения пророчат нам раздоры - какая нелепость!

Эдгар

Как поживаешь, брат Эдмунд? О чем ты так задумался?

Эдмунд

У меня в голове разные предсказания насчет последних затмений.

Эдгар

А ты занимаешься этими вещами?

Эдмунд

Уверяю  тебя,  что  последствия,  о  которых  упоминается, к несчастью, начинают   сбываться,   как   например:   неестественность  отношений  между родителями   и   детьми,  мор,  голод,  разрыв  старинной  дружбы,  раздор в государстве,   угрозы   и  проклятия  против  короля  и  вельмож,  напрасная подозрительность,  изгнание  друзей,  разброд  войск,  нарушение супружеских обетов - всего не перечтешь.

Эдгар

Давно ли ты записался в астрологи?

Эдмунд

Ну, хорошо. Скажи, когда виделся ты с отцом в последний раз?

Эдгар

Вчера вечером.

Эдмунд

Говорил ты с ним?

Эдгар

Часа с два, коли не более.

Эдмунд

Как  вы  с  ним  расстались?  Не заметил ты в нем по словам или по лицу какого-нибудь неудовольствия?

Эдгар

Не заметил ничего.

Эдмунд

Припомни, не оскорбил ли ты его чем-нибудь? Вообще прошу тебя: берегись попадаться ему на глаза. Дай ему опомниться от своего гнева.

Эдгар

Верно, какой-нибудь плут наговорил на меня.

Эдмунд

Сам  я  боюсь  этого.  Будь  осторожен,  прошу  тебя:  пускай он успеет смягчиться.  Пройди  в мою половину: ты сам услышишь, как он о тебе говорить будет.  Вот  тебе  ключ  -  иди  туда,  сделай  милость. Если вздумаешь идти куда-нибудь, не ходи без оружия.

Эдгар

Как не ходить без оружия?

Эдмунд

Брат,  я не посоветую тебе худого: не ходи без оружия. Пусть считаюсь я плутом,  если против тебя нет какого-нибудь умысла. Я только намекнул тебе о том, что слышал и видел. Ты сам не знаешь, в какой мы опасности. Прошу тебя: иди отсюда.

Эдгар

Когда ж я узнаю что-нибудь?

Эдмунд

Положись на меня: я сделаю свое дело.

Эдгар уходит.

Отец доверчив: брат мой прям по сердцу:

Так далека от зла его душа,

Что и предвидеть зла в нем нет уменья.

Над этой глупой честностью нетрудно

Торжествовать. Теперь мне ясно дело.

Я хитростью богат - и я сумею

Завоевать все то, что нужно мне.

(Уходит.)

СЦЕНА III

Комната во дворце герцога Олбенского.

Входят Гонерилья и дворецкий.

Гонерилья

Отец прибил моего джентльмена за то, что тот выбранил его шута?

Дворецкий

Да, миледи.

Гонерилья

Клянусь, он днем и ночью, каждый час

Меня все мучит, злит и оскорбляет!

Что день - то ссора. Нет терпенья больше!

За вздор бранится он; его прислуга

Живет в беспутстве.

(Дворецкому.)

Помни ж: как с охоты

Приедет он, скажи, что я больна.

С ним говорить не стану я, и если

Не очень ты услужлив будешь с ним,

То сделаешь не худо: я в ответе.

Дворецкий

Он едет уже.

Слышен звук рогов.

Гонерилья

И ты, и слуги все не будьте слишком

Внимательны к его приказам. Если

Ему здесь не понравится житье,

То может он к сестре моей уехать.

Одних мы с нею мыслей и не любим

Под властью быть чужой. Пустой старик:

Сам отдал власть, а хочет всем ворочать.

Нет, старики глупей ребят бывают,

И строгостью обуздывать их надо.

(Дворецкому.)

Не забывай приказа!

Дворецкий

Будем помнить.

Гонерилья

И к рыцарям его похолоднее

Вам надо быть. Что б ни было затем -

Нет нужды. Сообщи о том прислуге.

Давно я объяснения желаю

И я его дождусь. Сестре теперь же

Я напишу: пусть делает, как я.

Готовь обедать!

СЦЕНА IV

Та же комната.

Входит Кент (переодетый).

Кент

Когда удастся изменить мне голос

И затемнить тем речь, то без труда

Достигну добрых целей. Кент - изгнанник!

Пришла пора служить, назло изгнанью

Заботиться о бедном короле

И много дела взять к себе на плечи.

Входят Лир, рыцари и слуги.

Лир

Живей обедать! Подавать тотчас же: я не жду ни минуты!

Слуга уходит.

Ты кто такой?

Кент

Человек.

Лир

Что ты за человек и чего ты от нас хочешь?

Кент

Человек  я  такой,  каким  кажусь.  Кто имеет ко мне веру, тому служу я верой и правдой; кто честен, того я люблю душою; кто умен да говорит мало, с тем  готов  я  беседовать. Судов я боюсь, от драки не прочь, коли нельзя без драки, а рыбы не ем никогда.

Лир

Кто ты таков?

Кент

Честный малый, а беден я, как сам король.

Лир

Не богат же ты! Чего ж ты хочешь?

Кент

Служить.

Лир

Кому же служить?

Кент

Вам.

Лир

Да ты разве меня знаешь, приятель?

Кент

Не знаю, но, по наружности судя, я хотел бы иметь вас своим господином.

Лир

Что же ты видишь в моей наружности?

Кент

Признак власти.

Лир

Какую же службу можешь ты править?

Кент

Могу  дать честный совет, рассказать забавную сказку, выполнить простое поручение.  Что  делают  немудреные люди, то и я сделать в силах, да еще и с усердием.

Лир

А сколько тебе лет?

Кент

Не  так  я  молод,  чтоб  любить девчонку за песенку, не так стар, чтоб влюбляться во все на свете: у меня сорок восемь лет на плечах.

Лир

Ну,  будь  со  мной,  служи  мне.  Коли не рассердишь меня после обеда, значит  уживемся  друг  с другом. Обедать! Эй, обедать! Где мой дурак? Поди, пошли ко мне моего дурака.

Входит дворецкий.

Эй ты, урод! Где моя дочь?

Дворецкий

С вашего позволения... (Уходит.)

Лир

Что  он  там  говорит? Зови-ка его сюда! Где мой дурак, а? Мне кажется, что мир спит. Ну что, где этот мерзавец?

Входит рыцарь.

Рыцарь

Он говорит, государь, что ваша дочь нездорова.

Лир

Зачем он не вернулся, когда я звал его?

Рыцарь

Государь, он просто сказал мне, что не хочет вернуться.

Лир

Не хочет вернуться?

Рыцарь

Государь,  я  не  умею понять, в чем дело, но, кажется мне, что с вашим величеством начинают обращаться без прежнего почтения. И прислуга вся, и сам герцог, и дочь ваша не так вежливы теперь, как всегда бывали.

Лир

А, ты так думаешь?

Рыцарь

Простите, государь, коли я ошибся. Долг мой не велит мне молчать, когда я предполагаю оскорбления вашему величеству.

Лир

Ты  только навел меня на то, что я и сам заметил. Да, я примечал не раз полное  невнимание  -  я  винил  свою  подозрительность, я не решался видеть умышленной  грубости.  Я  посмотрю еще. Где мой дурак? Он не показывался два дня сряду.

Рыцарь

С отъезда принцессы во Францию шут очень печалится.

Лир

Довольно  об этом: я это сам заметил. Иди ты и скажи моей дочери, что я желаю говорить с нею.

Рыцарь уходит.

(Слуге.) А ты иди и позови моего дурака.

Слуга уходит. Входит дворецкий.

А, сэр! Пожалуйте сюда, сэр! Кто я такой, сэр?

Дворецкий

Отец государыни.

Лир

Отец государыни? Раб! Подлец! Собака!

Дворецкий

Я не подлец, прошу извинения.

Лир

Ты смеешь глядеть мне в глаза, бездельник! (Бьет его.)

Двоpецкий

Я не позволю бить себя, государь!

Кент

А с ног сбить позволишь, скоморох проклятый? (Сбивает его с ног.)

Лир

Спасибо, приятель! Ты знаешь, как служат: ты мне придешься по сердцу.

Кент

Ну,  сэр, на ноги и убирайся! Я тебя выучу различать людей. Вон отсюда, коли  не  хочешь  снова  растянуться во всю длину! Пошел вон, коли у тебя ум остался! Так! (Выталкивает дворецкого.)

Лир

Ну  спасибо,  верный слуга! Вот тебе вперед за твою службу. (Дает Кенту денег.)

Входит шут.

Шут

А вот я его тоже найму. (Кенту.) Бери-ка себе мой колпак.

Лир

А, и ты здесь, плутишка!

Шут

(Кенту)

Что ж ты колпак-то не взял?

Кент

Зачем мне твой колпак?

Шут

Как зачем? Зачем тебе дурацкий колпак? Затем, что ты льнешь к тому, кто в  немилости!  Затем,  что  ты скалишь зубы не по ветру! Бери-ка мой колпак. Видишь,  этот шут прогнал двух своих дочерей, а третью благословил, сам того не  ведая.  А уж такому чудаку служить нельзя без моего колпака. (Лиру.) Ну, как поживаешь, кум любезный? Эх, если бы мне два колпака на двух дочерей!

Лир

Ну, что б ты тогда стал делать?

Шут

Дочерям  роздал  бы свои деньги, колпаки бы себе оставил на память. Вот один у меня. Выпроси-ка другой у своих дочек.

Лир

Берегись, дружок, - хлыст!

Шут

Правда-то  всегда,  что дверная собака: бей ее хлыстом, сколько хочешь. Постой-ка, я тебе скажу хорошее слово.

Лир

Ну, скажи.

Шут

Слушай же, да смекай хорошенько. (Поет.)

Правды всей не болтай,

Свой достаток скрывай,

Денег в долг не давай

Да людей узнавай.

Сам поменьше шагай,

А верхом разъезжай,

Меньше пей да гуляй,

По гостям не порхай:

Вот тогда заживешь

И удачу найдешь!

А как ты думаешь, кум, можно ли из ничего что-нибудь сделать?

Лир

Нет, приятель, из ничего ничего не получишь.

Шут

(Кенту)

Растолкуй  же ему, что с его королевства получает он теперь точь-в-точь такие же доходы. Мне, дураку, он не поверит.

Лир

Горькая шутка.

Шут

Тот  с  тобой сыграл горькую шутку, кто тебе, дураку, посоветовал сдать твои владения в чужие руки.

Лир

Ты меня зовешь дураком, приятель?

Шут

Да  не  ты ли сам отступился от всех своих званий? Со званием дурака ты на свет родился.

Кент

Государь, этот дурак не совсем дурак.

Шут

Нет, клянусь, лорды и великие люди не уступят мне даже глупости. Имей я на нее монополию, они захотели бы взять свою долю, да и барыни не отказались бы попользоваться ею. Дай мне яичко, дядя, а я тебе дам две короны.

Лир

Какие же это будут две короны?

Шут

Когда  я разобью яйцо пополам и съем его внутренность, то останутся две короны.  Когда  ты  разломал  надвое  свою  корону и отдал обе половины, то, значит,  ты  на собственной спине перенес осла через лужу. Мало толку было в твоей плешивой короне, когда ты снимал с нее свою золотую. Если я говорю это в качестве дурака, пусть высекут того, кто это скажет. (Поет.)

Для дураков настал тяжелый год:

Все умники дурачиться пустились.

Лир

С каких это пор ты знаешь столько песен?

Шут

С  тех пор, как ты сделал из твоих дочек маменек; когда ты дал им розгу и стал отстегивать подтяжки. (Поет.)

Они с восторга зарыдали,

А я запел с тоски,

Что мой король

достопочтенный

Втесался в дураки.

Пожалуйста, кум любезный, найми-ка мне хорошего лгуна в учителя. Смерть хотелось бы научиться лгать.

Лир

А коли ты будешь лгать, мы тебя высечем.

Шут

Истинно  уж  из  одной  породы  ты со своими дочками: они грозятся меня высечь за правду, ты - за ложь, а иногда меня бьют за то, что я не говорю ни слова.  Надоела  мне дурацкая должность, правду сказать, а все-таки не хотел бы я с тобой меняться. Вон, погляди-ка, кто сюда идет к нам!

Входит Гонерилья.

Лир

Что  это,  дочь  моя?  Что  это  за  нахмуренное лицо? С какого времени научилась ты хмуриться?

Шут

Когда-то,  дяденька,  нечего  тебе  было  хлопотать  о  том, кто на нас хмурится.  Я  теперь  лучше  тебя!  Я  -  дурак,  а  ты  -  нуль  без цифры. (Гонерилъе.)  Буду  молчать,  миледи:  по  лицу твоему вижу, что мне молчать надо.  Съел  корку  - береги мякиш; съел мякиш - береги корку. (Указывает на Лира.) Вот пустой гороховый стручок!

Гонерилья

Не только этот избалованный дурак,

Но многие из вашей наглой свиты

Заводят ссоры каждый день и в замке

Неслыханному буйству предаются.

Сэр, мне казалось, что, сказав о том,

Я положу конец тем беспорядкам;

Но вижу я из ваших слов и дел,

Что вам бесчинство это не противно

И что на зло глядите вы сквозь пальцы.

Прошу вас не прогневаться - теперь,

Вооружася строгостью, мы сами

Порядок будем соблюдать и зорко

Следить за поведеньем вашей свиты.

Не оскорбляйтесь тем: для доброй цели,

Для вас самих мы долг исполним наш.

Шут

Что, куманек?

Добрая синичка кукушку кормила,

А кукушка птичке голову скусила.

Свечку отдал - и в потемках сиди!

Лир

Дочь ли ты наша?

Гонерилья

Пора  бы  вам, сэр, посоветовавшись со здравым рассудком, оставить ваши причуды.

Лир

Знают  ли  меня здесь? Нет, это не Лир! Лир так ходит? Лир так говорит? Где  ж  его  глаза?  Или  ум  его  ослаб?  Спит  он,  что ли?... А, нет, тут что-нибудь  не  так!  Пусть  мне  скажут,  кто  я такой. Тень Лира? Нет, я - король. Я чувствую, я понимаю, я вижу - не вижу только того, что у меня есть дочери...

Шут

И что ты их всепокорнейший отец и услужник.

Лир

Ваше имя, прекрасная дама?

Гонерилья

Полно, сэр:

Любезность эта нам напоминает

Обычные причуды. Вас прошу я

Понять меня, как должно. Стары вы,

Так будьте ж и умны согласно летам.

Сто рыцарей здесь проживает с вами,

Сто рыцарей шумливых и безумных,

Готовых всякий день на пьянство, ссору

И уж успевших честный наш дворец

Своим примером превратить в таверну

Иль в дом разврата. Надо кончить с этим!

Позвольте ж мне просить вас - хоть без просьбы

Сама могу я делать, что желаю -

О том просить, чтоб уменьшили вы

Прислугу вашу, взяв из ней людей

По вашим летам и способных чтить

Себя и вас.

Лир

Проклятье! Духи тьмы!

Седлать коней! Созвать мою прислугу!

Проклятое отродье! Прочь отсюда!

Еще у нас осталась дочь!

Гонерилья

Вы бьете

Моих людей, а злая челядь ваша

Повелевать везде и всюду хочет!

Входит Олбени.

Лир

Беда тому, кто кается, да поздно!

(Олбени.)

А, ты здесь тоже? Ты согласен с нею?

Ну, отвечай же! Подавать коней!

Неблагодарность - демон с черствым сердцем!

Когда в грудь дочери ты заберешься,

Твой вид гнусней, чем чудище морское!

Олбени

Сэр, успокойтесь.

Лир

(Гонерилье)

Мерзкий, хищный коршун,

Ты лжешь, ты лжешь! Честна моя прислуга:

Она свои обязанности знает

И святость сана нашего хранит

По совести. Как мог мне так ужасным

Корделии проступок показаться!

Как мог он извратить мою природу,

Любовь исторгнуть из души моей

И желчию ее наполнить? Лир! Лир! Лир!

(Бьет себя в голову.)

Теперь стучи в ту дверь, откуда разум

Ты выпустил. Скорей, скорей отсюда!

Олбени

Я, государь, не виноват, и даже

Совсем не знаю, чт_о_ вас прогневило.

Лир

Быть может, сэр! Услышь меня, природа!

Благое божество, услышь меня!

Коли назначило ты этой твари

Рождать детей - решенье отмени!

О, иссуши всю внутренность у ней,

Пошли бесплодие, чтоб никогда

Она ребенком милым не гордилась.

Но ежели зачнет она, то пусть

Дитя из желчи дастся ей на долю;

Пусть вырастет дитя на муку ей;

Пускай оно ей ранние морщины

В чело вклеймит и горьких слез струями

Избороздит ей щеки; пусть оно

В насмешку и презренье обращает

Всю страсть, всю нежность матери своей,

И пусть тогда она поймет всем сердцем,

Во сколько раз острей зубов змеиных

Неблагодарность детища! Скорей!

Прочь! Прочь отсюда!

(Уходит.)

Олбени

Небеса благие,

Что за причина этому?

Гонерилья

Заботиться о том! Пускай старик

Дурачится: мешать ему не надо.

Входит Лир.

Лир

Как? Пятьдесят из всей моей прислуги

Осталось лишь?

Олбени

В чем дело, государь?

Лир

Скажу, скажу!

(Гонерилье.)

Клянусь, мне стыдно, стыдно!

Мне стыдно то, что слаб я пред тобою,

Что слезы теплые из глаз моих

Ты можешь извлекать еще! Погибель,

Проклятье на тебя! Отца проклятье

Пусть целым рядом язв неизлечимых

Тебя покроет! Старые глаза,

Вы, глупые глаза, не смейте плакать;

Я вырву вас, я брошу вас на землю -

Вот до чего я дожил. Не беда:

В утеху мне еще осталась дочь.

Она добра и ласкова: услышав

Про все дела твои, она ногтями,

Волчица, издерет твое лицо!

Еще увидишь ты, что власть мою

Оставленную возвращу я снова

На казнь тебе.

Лир, Кент и свита Лира уходят.

Гонерилья

Ты это слышишь, герцог?

Олбени

При всей любви к тебе не в силах я

Пристрастным быть...

Гонерилья

Довольно. Не трудись.

Эй, Освальд, эй! Ты, шут и плут!

Ступай за господином!

Шут

Эй, куманек Лир, постой немного! Как же тебе быть без шута? (Поет.)

С дочкою такой,

Как с кумой-лисой,

Тратить слов не надо!

Кожу с них дери,

И за то бери

Мой колпак в награду!

Гонерилья

Сто рыцарей - придумано не худо!

Удобно было бы ему дозволить

Держать сто рыцарей, чтоб все причуды,

И ссоры, и пустое сумасбродство

Он силою решал и нашу жизнь

В своих руках имел. Эй, Освальд!

Олбени

Слишком

Боишься ты.

Гонерилья

Не лучше ль доверять?

В начале должно устранять опасность,

Чтоб не бояться после. Хорошо

Его я знаю и сестре писала

Про все. Увидим, будет ли она

Держать его и сотню челядинцев,

Когда я объявлю ей все. Ну, Освальд,

Готово ли письмо к сестре?

Дворецкий

Готово.

Гонерилья

Бери ж с собой людей - и на коня!

Сестре моей все передай, что надо,

И от себя скажи, что знаешь. В путь!

И воротись скорей.

Дворецкий уходит.

Нет-нет, мой герцог,

Хоть кротость и спокойствие твое

Не стоят осужденья, но, однако,

Ты извинишь меня - нужнее нам

Рассудок твердый, чем вся эта кротость!

Олбени

Ты дальновидна, может быть, но часто

Добро мы губим, большего желая.

Гонерилья

Тогда уж...

Олбени

Нет, все объяснит нам время.

СЦЕНА V

Дворец перед замком Олбени.

Входят Лир, Кент и шут.

Лир

Скачи  с  этим письмом скорее к Глостеру. Не говори моей дочери ничего, что  ты  знаешь.  Отвечай  ей только на то, о чем она тебя спрашивать будет. Торопись, не то я там буду раньше тебя.

Кент

Не усну, пока не исполню воли вашего величества. (Уходит.)

Шут

Если б мозг человека был в его пятках, то не нужно ли было бы опасаться мозолей?

Лир

Да, мой друг!

Шут

Так,  пожалуйста,  развеселись:  твой  ум  никогда  не будет щеголять в туфлях.

Лир

Ха-ха-ха!

Шут

Увидишь,  что  другая дочь примет тебя любезно: хотя она так же походит на ту, как яблоко - на дикое яблоко, однако я знаю то, что знаю.

Лир

Что же ты знаешь?

Шут

Что  одна  так  же  будет  похожа  на  другую, как одно дикое яблоко на другое. А знаешь ли ты, кум, для чего у нас нос среди лица поставлен?

Лир

Нет.

Шут

Для  того, чтоб глаза сидели по обе его стороны. Чего носом не вынюхал, глазами досмотришь!

Лир

Я ее обидел.

Шут

А знаешь ли ты, как устрица делает свою раковину?

Лир

Не знаю.

Шут

И я не знаю. Знаю только, для чего улитка заводит свой домик.

Лир

Для чего?

Шут

Чтоб прятать туда свою голову. Она ведь его не отдаст своей дочери.

Лир

Забыть законы природы! Такого любящего отца!.. Готовы лошади?

Шут

Твои ослы побежали за ними... А почему, когда на небе сидит семь звезд, их только семь счетом?

Лир

Потому что не восемь.

Шут

Метко попал. Можно бы тебя назвать добрым дураком за это.

Лир

Я с тобой расплачусь, чудовище неблагодарности!

Шут

Стоило бы побить тебя за то, что ты состарился да ума не нажил.

Лир

О силы неба! Дайте мне терпенье!

Я не хочу безумным быть. Спасите

Меня вы от безумия!

Входит джентльмен.

Лир

Ну что,

Готовы лошади?

Джентльмен

Готовы, государь.

Лир

Едем, едем же!

Все уходят.

АКТ ВТОРОЙ

СЦЕНА I

Двор в замке Глостера.

Эдмунд и Куран встречаются.

Эдмунд

Здравствуй, Куран!

Куран

Здравствуйте,  сэр!  Я  сейчас  от  вашего  батюшки. Его известили, что герцог Корнуэльский и герцогиня Регана будут сюда поздно вечером.

Эдмунд

Это по какому случаю?

Куран

Сам  не  знаю хорошенько. Слыхали вы, о чем теперь еще говорят шепотом? Эти вести пока еще передаются людьми друг другу на ухо.

Эдмунд

Ничего не слыхал. Что за вести?

Куран

Слыхали  вы  про  то,  что  готовится  война  между  Олбени  и герцогом Корнуэльским?

Эдмунд

Ни одного слова.

Куран

Ну так скоро услышите. А покуда прощайте. (Уходит.)

Эдмунд

Здесь герцог будет к ночи - бесподобно!

Как все само сплелось с моей работой!

Отец велел схватить под стражу брата,

И мне осталось план мой завершить

Теперь же. Нечего терять минуты!

(Громко.)

Брат, вниз сойди живее! На два слова!

Входит Эдгар.

Эдмунд

Беги, мой друг! Отец следит за нами!

Уж донесли ему о том, где ты.

Беги скорей - вся ночь перед тобою!

Не говорил ли ты неосторожно

Про герцога Корнуэльского? С женой

Сюда спешит он и приедет к ночи.

В речах своих ты не касался ль споров

Его с Олбени? Вспомни хорошенько.

Эдгар

Не говорил ни слова я.

Эдмунд

Беда!

Отец идет, я слышу! Извини,

Я обнажу мой меч против тебя.

Вынь свой. Нам надобно хитрить обоим.

Смелее бейся, будто в самом деле!

Беги теперь, покуда нет отца!

Огня сюда! Скорей! Спасайся, брат!

Скорей огня! Скорей! Беги! Прощай же!

Эдгар уходит.

(Ранит себя.)

Пусть эта кровь заставит их поверить,

Как храбро бились мы. Я видел пьяниц,

Царапавших себя сильней для смеха.

Отец! Отец! Стой! Стой! Кто мне поможет?

Вбегают Глостер и слуги с факелами.

Глостер

Куда ушел бездельник?

Эдмунд

В темноте

Стоял он, обнаживши острый меч,

И страшные шептал он заклинанья,

На помощь призывая месяц бледный.

Глостер

Где ж он теперь?

Эдмунд

Я ранен!

Глостер

Где бездельник?

Эдмунд, где он?

Эдмунд

Вот здесь он пробежал,

Напрасно он старался...

Глостер

Все за ним!

Поймать его.

Слуги убегают.

(Эдмунду.)

Что говорил ты мне?

Напрасно он старался? Что?

Эдмунд

Склонить

Меня к тому, чтоб умертвил я вас.

Я говорил, что боги грянут

Всем громом неба над отцеубийцей.

Я объяснил, какой великой связью

Прикован сын к отцу; а он, увидев,

Насколько я гнушаюсь страшным делом,

С мечом в руках нечаянно и быстро

Вперед рванулся, руку ранил мне.

Но, увидав, что, полный грозным гневом,

За дело правое готов я биться,

А может быть, и крика испугавшись,

Бежал он так же быстро.

Глостер

Пусть бежит

Он далеко! На родине ему

Не скрыться. Не уйдет он от погони;

Пусть попадется - и конец всему!

Сегодня к ночи приезжает герцог,

Наш государь, защитник и властитель;

От имени его я объявляю,

Что всякий, кто на казнь злодея выдаст,

Получит награжденье; кто же станет

Его скрывать, сам смерти будет предан.

Эдмунд

Когда я отклонить его старался

От преступленья и потом увидел,

Что непреклонен он, я погрозился

Открыть все дело. Он же мне сказал:

"Ты, беспоместный нищий, смеешь думать,

Что с правдою и честностью ты можешь

Против меня идти, что твой донос

Не в силах я разрушить, хоть в улику

Ты представляй письмо моей руки;

Что не сумею я тебя представить

Клеветником, лжецом, достойным ада!

Что люди все, когда они не глупы,

Против тебя пойдут и будут верить,

Что ты хитрил и замышлял мне гибель,

Затем, что смерть моя - тебе и радость,

И побужденье к злу!"

Глостер

Великий изверг,

В злодействе закоснелый! От письма

Откажется он? Нет, не мой он сын!

За сценой слышны трубы.

Чу! Трубы герцога! Зачем он едет?

Я гавани закрыть велю. Позволил

Мне это герцог. Не уйти злодею!

Я разошлю портрет его по царству

Во все концы, чтоб всякий мог его

Тотчас признать. Тебя ж, Эдмунд мой верный,

Сумею я поставить властелином

Над всей землею и богатством нашим.

Входят Корнуолл, Регана и свита.

Корнуолл

Что с вами, честный друг? Дурною вестью

Я встречен был, едва приехав к вам.

Pегана

Неужли это правда? Для злодея

Всех казней мало! Вы здоровы, Глостер?

Глостер

О государыня, мне тяжко, тяжко!

Pегана

Как! Крестник моего отца? Эдгар?

Кому отец мой имя дал? Неужель

Он замышлял убить вас?

Глостер

Герцогиня!

Как одолеть мне стыд мой? Как решиться

Сказать о том?

Pегана

Он при моем отце

С его беспутной свитой не был вместе?

Глостер

Не знаю я. Мне горько, очень горько!

Эдмунд

Он был при свите.

Pегана

Нечему ж дивиться

Его злодействам: там его склоняли

К отцеубийству для того, чтоб с ним

Скорей мотать доходы и наследство.

Я от сестры подробное известье

Об этой буйной свите получила

И твердо я решила, что, когда

Они ко мне приедут, с ними вместе

Не стану жить я.

Корнуолл

Да и я не стану.

Эдмунд, я слышал здесь, что ты отцу

Услугу оказал, как верный сын.

Эдмунд

Сэр, то был долг мой.

Глостер

Он открыл злодея

И ранен был в бою с преступным братом.

Корнуолл

Погоню вы послали ли?

Глостер

Да, герцог!

Корнуолл

Пускай его найдут лишь - и тогда

Навеки он вредить не станет больше.

Вы действуйте во имя вашей власти,

Как сами знаете. А ты, Эдмунд,

Любезный нам за твердость и покорность,

Готовься состоять при нас и нашим

По сердцу быть. Теперь нам нужны люди

Такой высокой честности, и мы

Берем тебя.

Эдмунд

И честно стану я

Служить вам, сэр.

Глостер

И за него я вас

Благодарю, мой благородный герцог!

Корнуолл

(Глостеру)

Теперь я объясню, зачем сюда

Мы прибыли.

Pегана

В такую ночь глухую,

К несвоевременной поездке нашей

Нас побудили, благородный Глостер,

Причины не пустые, а желанье

У вас просить советов. От отца

И от сестры мы вместе получили

Известье о раздоре. Мы отсюда

Должны им отвечать, и ждут гонцы

Ответов наших. Добрый старый друг,

Сверитесь с мыслями, забудьте горе

И дайте нам совет, так важный в деле,

С которым медлить нечего.

Глостер

Миледи,

Я сам и дом мой весь к услугам вашим.

Уходят.

СЦЕНА II

Двор перед замком Глостера.

Входят Кент, потом дворецкий, с разных

сторон.

Дворецкий

Здорово, приятель. Здешний ты?

Кент

Здешний.

Дворецкий

Где бы лошадей поставить?

Кент

Сюда, в лужу.

Дворецкий

Пожалуйста, будь другом, скажи!

Кент

Я тебе вовсе не друг!

Дворецкий

Очень я забочусь о твоей дружбе!

Кент

Попадешься мне в руки, так позаботишься.

Дворецкий

За что ты лаешься? Я тебя не знаю.

Кент

Зато я тебя знаю!

Дворецкий

Ну, кто ж я такой?

Кент

Ты  бездельник,  подлец,  лизоблюд,  трус,  наглец,  оборвыш, состав из канальи,  попрошайки  и шельмы, мерзавец, которого я заморю под палкой, если он осмелится отречься хоть от одного из этих названий!

Дворецкий

Что  ты  за  негодяй такой в самом деле! За что ты лаешься на того, кто тебя не знает и кого ты сам не знаешь?

Кент

Как, бесстыдная ты рожа, смеешь говорить мне, что не знаешь меня? А кто тебя  третьего дня сбил с ног и поколотил на славу, да еще при самом короле? Меч  наголо,  мерзавец.  Нужды  нет,  что  теперь ночь - луна светит. Я тебя изрублю в бифштекс, подлая образина! (Вынимает меч.)

Дворецкий

Пошел вон! Нечего мне делать с тобою.

Кент

Вынимай меч, мерзавец! Ты привез письмо, направленное против короля: ты смеешь вносить раздор между отцом и дочерью! Я тебя искрошу на мелкие части. Рубись, бездельник!

Дворецкий

Разбой, разбой! Помогите!

Кент

Рубись, мерзкая тварь! Защищайся, трус негодный! (Бьет его).

Дворецкий

Помогите! Разбой! Разбой!

Входят Эдмунд, герцог Корнуэльский,

Регана, Глостер и слуги.

Эдмунд

Что это? Что за ссора? Я вас!

Кент

(Эдмунду)

Подходи, подходи, молокосос! Я к вашим услугам.

Глостер

Мечи наголо! В чем дело?

Корнуолл

Остановитесь! Первый, кто посмеет

Нанесть удар, за то заплатит жизнью!

В чем дело?

Регана

Это гонцы от сестры и короля.

Корнуолл

В чем причина вашей ссоры? Отвечайте!

Дворецкий

Я едва перевожу дух, милорд!

Кент

Мало  я  тебе  задал  гонки,  трус проклятый. Сама природа отопрется от тебя: видно, портной стачал тебя.

Корнуолл

Вот чудак! Портной стачал человека!

Кент

Конечно, портной: ни каменщик, ни маляр не смастерили бы такого дурака, хотя бы и проработали над ним ночи.

Корнуолл

В чем дело?

Дворецкий

Вот этот старый буян, которого я пощадил за его седую бороду...

Кент

Ах  ты  бездельник!  Ах ты жалкое отродье! Ты пощадил мою седую бороду? Да я тебя истолку в прах! Да я тебя...

Корнуолл

(Кенту)

Знаешь ли, где ты? Молчать, бездельник!

Кент

Я знаю, сэр; но знайте, что и гнев

Свои права имеет.

Корнуолл

Ты за что

Взбесился так?

Кент

За то, что этот плут

Имеет меч, а чести не имеет.

Я знаю этих ласковых мерзавцев,

Льстецов-прихвостников, проклятых крыс,

Всегда готовых перегрызть узлы,

Которых не распутать человеку,

Святых связей не чуждому. Я знаю,

Как эти плуты вертятся по ветру

И льстят, и ссорят, и в огонь льют масло,

И рабски угождают, и, как псы,

Бегут за господами. Пусть чума

Им вцепится в бессмысленные хари!

Что? Речь моя смешна? Эх, гуси, гуси!

Погнал бы я вас.

Корнуолл

Ты с ума сошел,

Старик!

Глостер

Из-за чего вся ваша ссора?

Кент

Из-за того, что этот мерзкий плут

Противен мне до смерти.

Корнуолл

Что ж он сделал?

С чего он плут?

Кент

Его лицо мне гадко.

Корнуолл

(указывая на себя, Эдмунда и Регану)

Быть может, гадко и мое, и гадки

Вот эти лица?

Кент

Сэр, всегда я правды

Любил держаться, оттого и должен

Сказать вам, что в былые времена

Видал я лица много лучше лиц,

Чем те, что здесь теперь передо мною.

Корнуолл

Я вижу, он из тех людей, которых

Раз стоит похвалить за прямоту,

Чтобы они за грубость принялись

По хитрому расчету. Лгать и льстить

Не может он - честна его природа.

Он прост и прям; пусть верят иль не верят,

Он правду говорит; он простодушен.

Таких плутов я знаю: под личиной

Их простоты укрыто больше зла

И вредных хитростей, чем может скрыться

У двадцати низкопоклонных слуг

Иль самых раболепных.

Кент

Сэр, без лести,

С соизволенья дивных совершенств,

Вас красящих, как огненный венец,

Что на челе сверкающего Феба...

Корнуолл

Да что ты хочешь сказать?

Кент

Хочу  отучиться от речи, которая вам не по вкусу. Не льстец я, сэр. Кто вас надувал грубыми речами, был грубый плут; а грубым плутом быть я не хочу, хоть бы вы сами того от меня запросили.

Корнуолл

(дворецкому)

Ты чем его обидел?

Дворецкий

Я? Ничем.

Недавно господин его, случайно

Прогневавшись, меня ударить вздумал.

Он был при нем и, льстя его досаде,

Мне за спину зашел, сбил с ног меня,

Бессовестно ругался надо мною

И благодарность короля за то

Он получил, как будто бы за подвиг.

И вот теперь, опять меня увидев,

Возобновить опять он хочет буйство.

Кент

Послушай только труса и мерзавца

И выйдет, что храбрей Аякса он!

Корнуолл

Эй, люди, принести сюда колодки!

Ты, старый плут, буян велеречивый,

Научишься...

Кент

Сэр, поздно мне учиться.

Не требуйте колодок. Я на службе

У короля и им же к вам я послан.

Не слишком госуд_а_ря вы почтите,

А оскорбите очень, заковавши

Его гонца.

Корнуолл

Эй, подавай колодки!

До полдня продержу тебя я в них,

Клянуся честию.

Регана

До полдня только?

Нет, до ночи и ночь всю.

Кент

Как, миледи?

Когда б собакой вашего отца

Я был, вы не должны б так поступать

Со мной.

Приносят колодки.

Pегана

Ты хуже, чем собака!

Корнуолл

Из тех он, видно, буйных челядинцев,

Которых описала нам сестра.

Ну, что ж колодки?

Глостер

(герцогу Корнуэльскому)

Благородный герцог,

Прошу я вас, не делайте того:

Он виноват; но пусть его накажет

Король и господин его. Таким

Постыдным наказаньям подвергают

Одних рабов презренных за покражу

И низкие вины - и горько будет

То королю, и сам он оскорбится

Обидою гонцу.

Корнуолл

Я здесь в ответе!

Pегана

Сестра скорее может оскорбиться,

Что ею посланный слуга обижен,

Обруган в доме у меня. В колодки!

Кента сажают в колодки.

Пойдемте, герцог!

(Уходит с мужем.)

Глостер

(Кенту)

Жаль тебя, приятель!

Так хочет герцог, а с его приказом -

То знает свет - нельзя шутить и спорить.

Я за тебя похлопочу.

Кент

Нет, сэр,

Не хлопочите, сделайте мне милость!

Я мало спал, трудна была дорога;

Так я сперва посплю, а после буду

Свистать себе. Я знаю, что Фортуна

Непостоянна к добрякам. Прощайте.

Глостер

Не прав наш герцог: быть беде большой!

(Уходит.)

Кент

Мой добрый государь, пришлось тебе

Бежать огня и в полымя попасться!

(Вынимает письмо из-за пазухи.)

Придвинься ж ты, фонарь земного шара,

Чтоб при твоем приятном свете мог я

Прочесть посланье это. Лишь средь горя

Нам чудеса являются. Я знаю,

Что от Корделии оно. Известно

Ей, где скрываюсь я. Известно также

Ей наше горе тяжкое. Но скоро

Наступит лучшая пора. Устал я.

Усталые отяжелели веки;

Закроем же глаза, чтоб не глядеть

На этот мерзкий дом. Вернись еще

И улыбнись, Фортуна! Доброй ночи!

(Засыпает.)

СЦЕНА III

Степь.

Входит Эдгар.

Эдгар

Я слышал приговор, и от погони

В дупле я этом спасся. Заперты

Все гавани, и бдительная стража

Меня повсюду ищет. Для спасенья

Одно мне остается: поскорей

Приму я вид презренного бродяги,

Оденусь жалким нищим, словно скот,

Лицо свое я выпачкаю грязью,

Взъерошу волосы и, грубой тканью

Нагое тело обвязавши, буду

Бродить под бурей и холодным ветром.

Я знаю, в этом крае есть немало

Безумцев диких и крикливых. Бродят

Они по селам, мельницам и фермам,

По бедным деревням, в нагие руки

Себе втыкая гвозди и колючки

И в этом страшном виде умоляя

О подаянии. Безумец жалкий,

И Терлигуд, и Том - все это люди,

Все это что-нибудь; Эдгар - ничто!

(Уходит.)

СЦЕНА IV

Перед замком Глостера.

Входят Лир, шут и рыцарь. Кент спит,

сидя в колодках.

Лир

Мне странно, как уехали они

И моего гонца не отослали.

Рыцарь

Я слышал, что вчера об их отъезде

И речи не было.

Кент

(проснувшись)

Привет от нас

Тебе, великий государь!

Лир

Что это?

Для смеха ты срамишь себя?

Кент

Нимало.

Шут

Ха-ха-ха!  В  каких  он  жестких  подвязках! Зачем это лошадей вяжут за голову,  собак и медведей - за шею, обезьян - поперек тела, а людей - так за ноги?  Когда  кто  выделывает  ногами  разные  штуки,  тому следует надевать деревянные чулки.

Лир

Кто смел так оскорбить тебя? Кто смеет

Моих гонцов наказывать? Кто он?

Кент

Не только он, да и она с ним вместе:

То - ваша дочь и сын ваш.

Лир

Быть не может!

Кент

Однако это правда.

Лир

Нет, говорю я!

Кент

Да, говорю я.

Лир

Нет, они не посмели бы!

Кент

Однако посмели.

Лир

Клянусь Юпитером, нет!

Кент

Клянусь Юноной, да!

Лир

Нет, быть не может!

Не смели, не могли и не желали

Они наш сан так страшно оскорбить!

Вина такая хуже, чем убийство!

Скажи же нам скорее: чем ты мог

То заслужить и как они решились

Так поступить с моим гонцом?

Кент

В их дом

Я прибыл и, склонив колени, отдал

От вашего величества посланье.

Вручив письмо, я не успел подняться,

Как в ту ж минуту, запыхавшись, прибыл

Другой гонец, измученный ездою.

В поту и задыхаясь, произнес он

Приветствие от леди Гонерильи

И передал письмо, а по прочтеньи

Того письма они, созвав прислугу,

Пустились в путь, небрежно приказав,

Чтоб я за ними ехал и ответа

В свободный час дождался. Здесь опять

Я повстречал гонца, который явно

Нам повредил: то был тот самый плут,

Что смел недавно, государь, грубить вам.

Его увидевши, всю осторожность

Я позабыл, и меч извлек, и биться

Его позвал; но он постыдным криком

Поднял весь дом. Ваш зять и ваша дочь

Тем оскорбились и взысканьем гнусным

Проступок мой почтили.

Шут

Э,  видно  зима-то  не  прошла,  когда  дикие  гуси летят в ту сторону. (Поет.)

У отцов богатых

Ласкова семья;

У отца в лохмотьях

Дочка - что змея.

Для слепого року

В голяках нет проку!

Лир

О, как тоскует сердце! Как кручина

Восходит выше все! Где эта дочь?

Кент

Здесь, в замке графа.

Лир

(рыцарю)

Оставайся здесь.

Один пойду я.

(Уходит.)

Кент

Для чего король

С такою малой свитой здесь явился?

Шут

Вот за такой вопрос стоит тебя продержать в колодках подольше.

Кент

Это почему, дурак?

Шут

Чтоб  ты уму-разуму сколько-нибудь выучился. И муравей тебе скажет, что зимой  работать  не  стоит.  Разве нос у тебя не затем, чтоб вынюхивать, где пахнет  получше?  Не хватайся за колесо, когда оно вниз катится: шею сломишь понапрасну.  Вот  коли  оно вверх едет, держись за него: сам наверху будешь. Если  умный  человек  даст тебе лучший совет - возврати мне мой: я желал бы, чтоб одни плуты ему следовали, так как его дает дурак. (Поет.)

Кто служит только из расчета,

Тот состоит при вас для счета

И в бурю прочь от вас уйдет,

Чуть дождь накрапывать начнет.

Ну что ж - пусть умный уберется,

А глупый возле остается:

Плут туп бывает иногда,

Дурак же плутом - никогда!

Кент

Где ты этому научился, дурак?

Шут

Уж конечно, не в колодках сидя, глупый ты человек.

Лир и Глостер возвращаются.

Лир

Нельзя принять меня? Они больны?

Они устали? Ехали всю ночь?

Все это вздор, уловки, непокорность!

Сходи еще раз.

Глостер

Добрый государь,

Вы знаете, как герцог вспыльчив нравом,

Как непреклонен и упорен он

В своих решеньях.

Лир

Смерть! Чума! Проклятье!

Он вспыльчив? Вспыльчив нравом? Глостер!

Глостер!

Мне герцога Корну_э_льского с женой

Увидеть надо.

Глостер

Государь, сейчас лишь

Я волю вашу им передавал.

Лир

Ты - человек? Меня ты разумеешь?

Глостер

Да, государь.

Лир

Поди скажи ему,

Что повидаться с ним король желает,

Отец любимый хочет видеть дочь

И требует ее к себе, и знают

Они о том! Клянусь моею кровью!

Он вспыльчив? Герцог вспыльчив? Так скажи

Ты вспыльчивому герцогу... Нет-нет,

Теперь не время. Болен он, быть может,

Я сам не прав: что взыскивать с больного?

Мы над собой не властны: если тело

Страдает, то и разум не в порядке.

Нет, удержусь. Не надо увлекаться.

С больных и слабых требовать нельзя

Того, что дать здоровый может. Нет!

(Взглянув на Кента.)

Зачем он скован? Нет, все это вздор!

Хитрят они! Отъезд их - ложь пустая.

Слуга, сюда!

(Вошедшему слуге.)

Иди и дай им знать,

Что герцога и герцогиню тотчас

Мне надо видеть. Пусть придут сейчас же!

Пускай придут, чтоб выслушать меня;

Не то у спальни их я прикажу

Бить в барабан, пока они не выйдут!

Глостер

Боюсь я, быть большой беде!

(Уходит.)

Лир

Как сердце бьется! П_о_лно, п_о_лно, сердце!

Шут

Закричи-ка  ему: "Вниз, вниз!" - как кричала угрям кухарка, когда клала их живыми в пирог. А был и такой чудак, что кормил лошадку сеном с маслом.

Входят Корнуолл, Регана и Глостер.

Лир

День добрый вам обоим.

Корнуолл

Государь,

И вам привет наш.

Кента освобождают.

Pегана

Государь, я рада,

Что вижу вас.

Лир

Я верю, что ты рада;

Я думаю, что рада ты. Когда б

Ты не была мне рада, оскорбленье

Я б гробу матери твоей нанес

Как гробу непотребной твари.

(Кенту.)

А!

Освобожден ты. Ну, об этом после.

Регана милая! Сестра твоя -

Злодейка гнусная.

(Указывая на сердце.)

Она под сердце

Сюда змею мне лютую вложила!

Она обидела меня, Регана!

Как высказать тебе обиду эту,

Чтоб ты поверила?

Регана

Прошу вас, сэр,

В себя придите. Вы скорей способны

Не оценить сестру, чем от нее

Обиду несть.

Лир

Скажи мне, как же это?

Pегана

Не верю я, чтобы сестра забыла

Хоть в чем-нибудь свой долг. Быть может, сэр,

Хотела обуздать она беспутство

Прислуги вашей - и хулить нельзя

Такую цель.

Лир

Проклятье на нее!

Регана

Вы стары, добрый государь. Природа

Век долгий вам дала и тем самим

Вам предписала быть под мудрой властью

Кого-нибудь, кто больше вас способен

О вас заботиться. Прошу я вас,

Вернитеся к сестре, скажите ей,

Что вы не правы.

Лир

Как! Просить прощенья?

(Становится на колени.)

Сказать ей так: любезнейшая дочь,

Я стар; я бесполезен; на коленях

Тебя прошу я - сжалься надо мною,

Корми меня, дай мне постель и платье?

Pегана

Сэр, перестаньте! Тяжело глядеть

На эти шутки. Воротитесь лучше

К сестре моей.

Лир

Регана, ни за что!

Она мою убавила прислугу,

Она глядела на меня сурово;

Она змеиным языком колола

Мне сердце самое. Пусть мщенье неба

Растет, растет и грянет над проклятой!

Пусть воздух чумный гибельным увечьем

Ей молодые кости поразит!

Корнуолл

Тьфу! Тьфу! Тьфу!

Лир

Вы, молнии, порывистым сияньем

Ей ослепите дерзкие глаза!

Пусть мгла болотная, могучим солнцем

Из недр земли поднятая наверх,

Ее красу навек обезобразит

И осквернит ей гордый лик!

Регана

О боги!

И мне того же будете желать

В минуту злую?

Лир

Нет, моя Регана!

За что я стал бы проклинать тебя?

Твой нрав приветлив, кроток и незлобен.

У ней свирепый взгляд, твои ж глаза

Мне сердце услаждают, а не жгутся.

Не станешь ты мешать моим забавам,

Сгонять моих людей и дерзкой речью

Меня язвить, и напоследок даже

От моего прихода запираться.

Ты лучше разумеешь долг природы,

Признательность и детское почтенье;

Ты не забудешь, что тебе я _о_тдал

Полцарства.

Pегана

Государь, что ж дальше?

За сценой слышны трубы.

Лир

Кто моего слугу сажал в колодки?

Корнуолл

Кто там трубит?

Pегана

Приехала сестра.

Мне было писано.

Входит дворецкий.

Ты с госпожою?

Лир

А! Вот тот раб, что милостью минутной

Почтен от госпожи и тем гордится.

Прочь с глаз моих, мерзавец!

Корнуолл

Государь,

Что ж это значит?

Лир

Прежде мне скажи,

Кто моего слугу сковал? Регана,

Надеюсь я, об этом ты не знала?

Входит Гонерилья.

Лир

Кто это? Кто? Вы, боги всеблагие,

Когда вы старцев любите, когда

Покорности хотите вы в подвластных,

Когда вы сами стары, заступитесь

Вы за меня всей силою своей!

(Гонерилье.)

На эту бороду глядеть ты можешь

Без тяжкого стыда? И неужели,

Моя Регана, ты подашь ей руку?

Гонерилья

А почему ж и не подать? Не знаю

Я за собой вины. Не все то зло,

Что кажется виной для сумасбродов.

Лир

Чего не может сердце снесть! Ужели

Я и теперь все вынесу? В колодки

Кто моего слугу сажал?

Корнуолл

Я, государь,

Велел сковать его, хоть надо было

Взыскать гораздо строже.

Лир

Как ты смел?

Pегана

Отец, прошу вас, если вы так слабы,

То не сердитесь попусту. Вернитесь

Теперь к сестре, увольте часть прислуги

И, месяц кончивши, ко мне явитесь.

Не дома я теперь, и не могу я

Ни вас, ни свиты вашей содержать.

Лир

Вернуться к ней и распустить прислугу?

Нет я скорее откажусь от крова,

Пойду встречать ночную непогоду

И спать в лесу между совой и волком.

Нужда сильна. К ней возвратиться? Нет!

Скорее я пред пылким королем,

Что без приданого в замужство взял

Меньшую дочь мою - пред ним скорее

У трона я склоню мои колени,

Как щитоносец, как последний раб,

Прося подачки. Как! Вернуться к ней?

Что ж не предложишь ты мне быть слугой

И вьючной тварью этого мерзавца?

(Указывает на дворецкого.)

Гонерилья

Как вам угодно.

Лир

Дочь, прошу тебя,

Не доводи меня до исступленья.

Дитя мое, я более не стану

Надоедать тебе; с тобой встречаться

Не буду более - прощай навеки!

Ты все-таки и плоть, и кровь моя,

Или, скорей, недуг мой, язва злая,

Которую я признаю своей.

Тебя я не позорю и стыда

На голову твою не призываю:

Стыд сам придет. Зевесу-громовержцу,

На облаках творящему свой суд,

Я на тебя не жалуюсь и грома

Небесного в защиту не зову.

Исправься, если можешь, на досуге -

Я ждать могу, а жить с моей Реганой...

Я... и сто рыцарей...

Pегана

Нет, сэр, постойте!

Я вас еще не жд_а_ла и принять

Вас не могу как д_о_лжно. Государь,

Послушайтесь сестры. Вам всякий скажет,

Что стары вы, что весь ваш гнев напрасен.

Сестра моя, поверьте, знает лучше

Что делать надо.

Лир

Так ли я расслышал?

Pегана

Подумайте: полсотни челядинцев

Для вас довольно. Для чего вам больше?

Да и полсотни много; а толпу

Держать такую тяжело и страшно.

Легко ли будет поддержать порядок

В двух разных свитах под одною кровлей,

Но под начальством разным? Это трудно

И невозможно даже.

Гонерилья

Почему

Вам не могла б служить сестры прислуга

Или моя?

Pегана

О, почему б не так?

Когда кто провинится перед вами,

За это взыщем мы. Когда хотите

Жить у меня, то я прошу вас честью

Иметь с собой лишь двадцать пять придворных,

Я больше не приму.

Лир

Я все вам отдал.

Pегана

И сделали не худо.

Лир

Я вам сдал

Всю власть мою и все мои богатства,

Сто рыцарей лишь при себе оставил.

Регана, неужели я к тебе

Лишь с двадцатью пятью приехать должен?

Неужли ты сказала это?

Регана

Да,

И повторить мои слова готова.

Лир

И злая тварь мила пред тварью злейшей!

Кто меньше зол, тот стоит похвалы!

(Гонерилье.)

К тебе я еду: пятьдесят все больше,

Чем двадцать пять, - и ты добрее вдвое.

Гонерилья

Отец, послушайте, зачем вам брать

Иль пятьдесят, иль двадцать пять людей

В тот дом, где вам дадут число двойное

Служителей?

Регана

Тут и один не нужен.

Лир

О, не суди о н_у_жде! Жалкий нищий

Средь нищеты имеет свой избыток.

Дай человеку то лишь, без чего

Не может жить он - ты его сравняешь

С животным. Для чего твои наряды?

Без пышности ходить в тепле мы можем.

Лишь то, что точно нужно! О, мне нужно

Терпенье лишь! Терпенья дай мне, небо!

О боги, здесь пред вами старец бедный,

Исполненный жестокою тоскою.

Коль вы озлобили моих детей

Против отца, отцу вы дайте силу:

Зажгите гордый гнев во мне, не дайте

Мне обезуметь перед оскорбленьем,

Не дайте проливать мне женских слез,

Постыдных для мужчины! Нет, волчицы,

Я отплачу вам так, что целый свет...

Я накажу вас... сам не знаю как,

Но ужасну я мир ужасным делом!

Вы думаете плакать стану я?

О нет, я не заплачу - никогда!

Мне есть о чем рыдать, но прежде сердце

В груди моей на тысячу кусков

Порвется! Шут мой, я с ума сойду!

Лир, шут, Кент и Глостер уходят.

Корнуолл

Уйдем и мы: гроза идет.

Слышен гром.

Pегана

Здесь, в доме,

Немного места: старика со свитой

Куда мы денем?

Гонерилья

Сам он виноват:

Сам нашалил - пусть сам же отвечает.

Pегана

Его принять могла бы я охотно,

Без свиты только.

Гонерилья

Я с тобой согласна.

А где же Глостер?

Корнуолл

С стариком пошел.

Глостер возвращается.

А, вот и он!

Глостер

Король в жестоком гневе!

Корнуолл

Куда ж он едет?

Глостер

На коня всей свите

Велел садиться, для чего - не знаю.

Корнуолл

Пусть едет он себе куда угодно.

Гонерилья

И отговаривать его не должно.

Глостер

Уж ночь близка; холодный, резкий ветер

Шумит все крепче, а в степи кругом

Нет ни куста.

Pегана

О сэр, упрямым людям

Урок полезен! Затворить ворота!

Отчаянная свита с ним: кто знает,

К чему она его настроить может?

Смутить его легко теперь - и нам

Беречься следует.

Корнуолл

(Глостеру)

Скорей, милорд.

Ворота на запор! Права Регана:

Какая ночь! Уйдемте от грозы!

Уходят.

АКТ ТРЕТИЙ

СЦЕНА I

Дикая степь. Буря, дождь, гром и молнии.

Кент и джентльмен встречаются.

Кент

Кто здесь? Кто бродит в эту непогоду?

Джентльмен

Тот, в чьей душе такая непогода.

Кент

Я вас узнал. Где наш король теперь?

Джентльмен

В отчаянье он бродит под грозою;

Он молит ветер, чтоб навеки землю

Он в море сдул; чтоб волны, взгромоздившись,

Залили шар земной, чтоб мир погиб.

Свои седины рвет он с головы,

А резкий ветер, в ярости безумной

Их подхватив, уносит вдаль. Он хочет

Один противостать дождю и вихрю

И в эту ночь, когда сам тощий волк

И лев с медведем под грозу не выйдут,

Он бегает с открытой головой

И как бы ищет бури.

Кент

Кто же с ним?

Джентльмен

Один с ним шут, который отшутить

Старается тоску его.

Кент

Я знаю,

Что вам мы можем ввериться, и смело

Передаю весть важную. Раздор,

Доселе скрытый, чуть ли уж не вспыхнул

Меж герцогом Корну_э_льским и Олбени.

У них есть слуги, так, как и у всех,

Кто высоко сидит и власть имеет.

Под маской слуг - лазутчики. Французам

Чрез них давно известно все про нас:

Известна им правителей вражда,

Поступок зверский с старым королем

И многое, чему все это зло

Началом служит. Верно то, что войско

Из Франции в наш раздробленный край

Уже пришло и, высадившись тайно,

Идет на нас открытою войною.

Коль верите вы мне, то поспешайте

Теперь же в Довер: там найдете вы

Людей, которые вам благодарны будут

За весть о короле, за слово правды

О том, что вытерпел несчастный старец.

Идите же. Я, дворянин по крови,

Даю вам это порученье, веря,

Что вы надежны.

Джентльмен

Д_о_лжно б было с вами

Поговорить об этом.

Кент

Нет, не надо.

Как верный признак сана моего

Возьмите этот кошелек, откройте

И, что там есть, возьмите. Увидав

Корделию, тотчас же этот перстень

Вы ей представите: она вам скажет,

Что я за человек... Какая буря!

Я короля искать иду.

Джентльмен

Подайте

Мне вашу руку. Все сказали вы?

Кент

В словах немного я сказал, но в деле

Гораздо больше. Вы идите здесь,

Я ж там пойду - и короля кто встретит

Пускай другому голос подает.

Расходятся.

СЦЕНА II

Другая часть дикой степи.

Буря продолжается. Входят Лир и шут.

Лир

Злись, ветер, дуй, пока не лопнут щеки!

Вы, хляби вод, стремитесь ураганом,

Залейте башни, флюгера на башнях

Вы, серные и быстрые огни,

Предвестники громовых тяжких стрел,

Дубов крушители, летите прямо

На голову мою седую! Гром небесный,

Все потрясающий, разбей природу всю,

Расплющи разом толстый шар Земли

И разбросай по ветру семена,

Родящие людей неблагодарных!

Шут

Что,  куманек,  под  кровлей-то сидеть получше, я думаю, чем здесь, под дождем, шататься? Право, дяденька, помирился бы ты лучше с дочерьми. В такую ночь и умнику, и дураку - обоим плохо!

Лир

Реви всем животом, дуй, лей, греми и жги!

Чего щадить меня? Огонь, и ветер,

И гром, и дождь - не дочери мои!

В жестокости я вас не укоряю:

Я царства вам не отдавал при жизни,

Детьми моими вас не называл.

Вы не подвластны мне: так тешьтесь смело

Вы надо мной, стоящим в вашей власти,

Презренным, хилым, бедным стариком!

Так, тешьтесь вволю, подлые рабы,

Угодники двух дочерей преступных,

Когда не стыдно вам идти войною

Противу головы седой и старой,

Как эта голова! О! О, позор!

Шут

Умный  тот  человек,  у  кого  теперь  есть  дом  с крышей. Не было еще красавицы, которая не гримасничала бы перед зеркалом. (Поет.)

Тот, кто хочет женку взять,

Не имея, где и спать,

Только вшей заводит в платье:

Так парятся в нищей братье!

Кто свой палец поместит

Там, где сердце должно быть,

Не снесет мозолей тренья,

Превратит свой сон во бденье.

Входит Кент.

Лир

Я буду терпеть молча. Я не скажу ни слова более.

Кент

Кто тут?

Шут

Король и колпак, мудрец и дурак.

Кент

Мой государь! Как, здесь вы? Из людей

Никто не видел ночи больше страшной!

От гневных туч ночные звери даже

Пугаются в горах. С тех пор, как помнить

Себя я стал, таких огня потоков

И взрывов оглушительного грома,

И стонов ветра с ливнем никогда

Не видел и не слышал я. Нет сил

Все это человеку снесть!

Лир

Пусть боги

Великие, что гром над нами держат,

Теперь творят расправу! Трепещи,

Злодей, себя укрывший от закона!

Убийца ближнего с рукой кровавой,

Клятвопреступник и прелюбодей,

От всех сокрытый! Злобный лицемер,

Исподтишка злодейства замышлявший,

Дрожи теперь жестокой смертной дрожью!

Откройте скрытые свои грехи,

Развейте тайные изгибы сердца

И с плачем умоляйте гром небесный

Вас пощадить. Я - человек, который

Зла терпит более, чем сделал сам.

Кент

С открытой головой он... Горе! Горе!

Мой добрый государь, здесь есть шалаш:

Там вы укройтесь; я ж опять пойду

К жестокосердым людям, в дом проклятый,

Куда сейчас стучался я напрасно,

Про вас осведомляясь, - там я силой

Всех подниму.

Лир

Мешается мой ум.

Пойдем, мой друг. Что, холодно тебе?

Я сам озяб. Товарищ, где ж солома?

Нужда - вещь чудная: пустой предмет

Бесценным делает она. Ну, что же?

Где твой шалаш? Иди, дурак мой бедный,

Иди за мной. Я чувствую, что в сердце

Моем есть жалость: я тебя жалею.

Шут

(поет)

Кто наделен хоть маленьким умом,

Тому и дождь, и ветер нипочем -

И должен тот доволен быть судьбою,

Хотя бы дождь лил каждый день рекою.

Лир

Правда, мой друг. (Кенту.) Ну, веди нас к шалашу. (Уходит с Кентом.)

Шут

Вот  славная  ночь, чтобы прохладить развратницу! Но прежде чем уйти, я немного попророчествую.

Когда поп не словам, а делу даст свободу;

Когда кабатчик лить устанет в пиво воду,

Вельможа поучать начнет своих портных,

А суд жечь на кострах развратниц записных;

Когда в судах дела кончаться честно будут;

Когда дворяне жить кредитом позабудут;

Когда тревожить ложь не будет языков,

И не останется в толпе людской воров;

Ростовщики начнут любить бугры и ямы,

А сводни созидать монастыри и храмы;

Тогда наш Альбион и бравый наш народ

Смятенье обоймет и ужас проберет,

И время вслед за тем такое уж настанет,

Что люди по земле ходить ногами станут.

Это предскажет Мерлин, ибо его время грядет.

СЦЕНА III

Комната в замке Глостера.

Входят Глостер и Эдмунд.

Глостер

Беда, беда, мой Эдмунд! Не по сердцу мне жестокое дело! Я стал просить, чтобы  мне  позволили приютить бедного короля - они помешали мне располагать собственным  моим  домом.  Они  запретили мне под опасением вечной немилости говорить о нем, просить за него, чем-нибудь пособить ему.

Эдмунд

Это дико, это бесчеловечно!

Глостер

Слушай же, только не рассказывай никому. Герцоги давно в раздоре, и это еще  не  все. Ночью получил я письмо - опасно говорить о нем - я его запер в моей  комнате.  Готовится  тяжкое мщение за обиды, нанесенные королю. Уже на нашей земле высадилось войско. Нам с тобой надо стать за короля; я сыщу его, позабочусь о нем, ты же иди занимай герцога. Если обо мне спросит - я болен, я  в  постели.  Пускай  я  умру,  пусть сбудутся их угрозы, я не оставлю без помощи  моего  государя,  моего  старого  государя. Чудных дел надо ожидать, Эдмунд, будь же осторожен. (Уходит.)

Эдмунд

Про эту преданность без замедленья

Я герцогу скажу, письмо добуду

И кончу все. За мной теперь победа;

Я властелин над всем твоим добром.

Пропал старик, а юноше удача!

(Уходит.)

СЦЕНА IV

Часть дикой степи с шалашом.

Входят Лир, Кент и шут.

Кент

(у шалаша)

Вот здесь. Войдите, добрый государь:

В такую ночь и под открытым небом

Не следует ходить.

Лир

Оставь меня.

Кент

Войдите, государь.

Лир

Ты хочешь сердце

Мне разорвать?

Кент

Мое пусть рвется прежде.

Мой добрый государь, прошу, войдите.

Лир

Ты думаешь, промокнуть до костей

Беда большая? Ты и прав отчасти;

Но там, где нас грызет недуг великий,

Мы меньшого не слышим. От медведя

Ты побежишь, но, встретив на пути

Бушующее море, к пасти зверя

Пойдешь назад. Когда спокоен разум,

Чувствительно и тело: буря в сердце

Моем все боли тела заглушает,

И боль одну я знаю.

(Указывает на сердце.)

Эта боль -

Детей неблагодарность. Что же это?

Не то же ль, что уста терзают руку,

Что пищу им дает? Нет, нет, я плакать

Не стану больше. Отплачу я страшно!

В такую ночь не дать мне крова! Лей!

Снесу я все! Регана, Гонерилья!

В такую ночь... Седого старика,

Отца, отдавшего вам все на свете

Из доброты своей... Нет, замолчу,

Чтоб разум не померкнул.

Кент

Государь,

Войдите!

Лир

Сам войди, прошу тебя,

И успокойся сам; меня же буря

От тяжких размышлений отвлекает,

Иду, иду!

(Шуту.)

Ступай вперед, бедняга!

Голяк бездомный, ну, ступай под кровлю;

Я ж помолюсь и лягу спать уж после.

Шут уходит.

Вы, бедные, нагие несчастливцы,

Где б эту бурю ни встречали вы,

Как вы перенесете ночь такую,

С пустым желудком, в рубище дырявом,

Без крова над бездомной головой?

Кто приютит вас, бедные? Как мало

Об этом думал я! Учись, богач,

Учись на деле нуждам меньших братьев,

Горюй их горем и избыток свой

Им отдавай, чтоб оправдать тем небо!

Голос Эдгара

(в шалаше)

Сажень, сажень с половиной! Бедный Том!

Шут

(выбегая из шалаша)

Не ходи туда, кум, там злые духи. Ай, страшно!

Кент

Дай руку. Кто тут?

Шут

Злой дух, злой дух, его зовут Томом.

Кент

Кто там рычит в соломе? Выходи!

Выходит Эдгар, в виде сумасшедшего.

Эдгар

Прочь,  за  мной  бежит  диавол!  Холодный  ветер  дует  сквозь колючий терновник! Иди греться в холодную постель...

Лир

Ты отдал все двум дочерям своим

И до того дошел?

Эдгар

Дайте  что-нибудь  бедному  Тому. Злой дух гонял его по огню и пламени, по  бродам и пучинам, по болоту и ямам, клал ему ножи вместо подушки, кормил мышьяком.  Будьте  здоровы, добрые люди! Тому очень холодно. Дайте милостыню бедному Тому. Бедного Тома бес мучит!

Буря продолжается.

Лир

Как! Все ты р_о_здал дочерям своим?

Ты что себе сберег? Ты все им отдал?

Шут

Все, кроме лохмотьев, чтоб стыдно не было.

Лир

Пусть все недуги, что тлетворный воздух

Таит в себе для казни смертным злобным,

Теперь падут на дочерей твоих!

Кент

У него нет дочерей, государь.

Лир

Лжешь, раб! Одни лишь дочери-злодейки

До бедствий могут довести таких!

Иль нынче выгоняют все отцов?

Иль надо, чтоб они страдали больше?

Казнь дельная: они на свет род_и_ли

Чудовищ-дочерей.

Эдгар

Пилликок! Пилликок! У-у-у!

Шут

Все мы, видно, одуреем, покуда длится эта холодная ночь!

Эдгар

Берегись  злого  духа,  родителей  слушайся, свято держи слово, носа не подымай, вина не пей, от женщин бегай. Сквозь терновник дует холодный ветер. Бедный Том озяб!

Лир

Чем же ты был прежде?

Эдгар

Волокитой,  гордым  сердцем  и  умом,  который  завивал  волосы,  носил перчатки  на шляпе, служил похоти сердца своей любовницы и творил с нею дело тьмы,  произносил  столько  клятв,  сколько говорил слов, и изменял им перед священным  лицом  неба.  Я  засыпал, обдумывая соблазны, и просыпался, чтобы приняться  за них. Вино я любил глубоко, кости - нежно, а что касается любви к  женщинам,  то  в  этом  отношении  мог  заткнуть  за  пояс  любого турка. Коварный  сердцем,  продажный  в  слове, с кровью на руках, свинья леностью, лисица  лукавством,  волк  жадностью,  собака  бешенством, лев добычей... Не допускай, чтоб скрип башмачка и шелест шелкового платья отдавали твое бедное сердце  во  власть  женщинам; держи свои ноги подальше от притонов разврата, твои  руки от корсета, свое перо от записной книжки ростовщика и не страшись нечистой  силы...  Но  сквозь терн все дует холодный ветер: он говорит "мум! мум!" Мальчик, оставь меня... Пусть его проходит...

Буря продолжается.

Лир

Лучше  бы  тебе  лежать  под  землей, нежели нагишом бродить под бурею. Неужели это человек - человек, и ничего больше? Посмотри на него хорошенько: на  нем нет ни кожи от зверя, ни шерсти от овцы, ни шелку от червя! А мы все трое  не  люди  -  мы  подделаны! Вот человек, как он есть, - бедное, голое, двуногое  животное...  Прочь  с меня все чужое! (Шуту.) Эй! Расстегни здесь. (Рвет с себя платье.)

Шут

Что  ты,  кум,  затеял? Не раздевайся: здесь негде плавать. Эх, хоть бы какой  огонек  в  чистом  поле,  хоть  бы  одна  теплая  искра в этой стуже! Глядите-ка, вон к нам идет огонек.

Показывается Глостер с факелом.

Эдгар

Это  злой  дух,  что  до первых петухов бродит. Я его знаю: он насылает бельма,  перекашивает  глаза,  дает  заячью  губу,  портит пшеницу рожками и всячески подгаживает каждому.

Три раза приходил Витольд,

святитель старый,

И трижды три раза встречался с злою

марой,

Велел ей встать

И клятву дать,

И сгинуть ей велел, колдунье злой и

старой.

Кент

Что с вами, государь?

Входит Глостер с факелом.

Лир

Это кто такой?

Кент

Кто тут? Чего ты ищешь?

Глостер

Что вы за люди? Как зовут вас?

Эдгар

Бедный  Том,  что  ест  змей и ящериц, пьет стоячую воду, глотает крыс. Бедного  Тома  бесы  секут на пустом поле, сажают в темницу и мучат ночью. У него  есть  три  кафтана  для спины, шесть рубах для тела, лошадь для езды и ружье для охоты.

Теперь же то крыса, то мышь на обед,

А все же обедаю целых семь лет!

Берегись злого духа: здесь злые духи... Тише, тише!

Глостер

Как, мой государь, вы здесь, с этим безумным?

Эдгар

Все бесы - джентльмены.

Глостер

Настало время тяжкое, и дети

Против своих родителей пошли.

Эдгар

Озяб бедняга Том...

Глостер

Мой государь,

Со мной пойдемте. Я не в силах больше

Повиноваться вашим дочерям.

Пускай мне ведено замкнуть ворота

И бросить вас на жертву ночи бурной -

Я не могу их слушаться. Готовы

Для вас приют, огонь и ужин.

Лир

Прежде

Поговорю с философом я этим.

(Эдгару.)

Скажи-ка мне, что за причина грома?

Кент

Мой добрый государь, идите ж с ним

Скорей под кровлю.

Лир

Стой, скажу я слово

Вот с этим фивским мудрецом. Скажи,

Наука в чем твоя?

Эдгар

Как беса гнать,

Бить разных гадов.

Лир

Надо мне тихонько

Спросить тебя.

Кент

(Глостеру)

Просите ж государя

Идти с собой: мешается в нем разум.

Глостер

О, виноват ли он? Его кончины

Желают дочери. Ах, добрый Кент!

Где он теперь! Все предсказал он верно.

Ты говоришь, что ум у короля

Колеблется. Мой друг, скажу тебе:

Я сам к тому же близок. Сын родной

Искал моей погибели. Мой друг,

Его любил я нежно, как лишь может

Отец любить дитя свое. От горя

К безумию я близок. Что за ночь!

Пойдемте, государь.

Буря продолжается.

Лир

(Эдгару)

А, виноват!

Философ благородный, просим с нами.

Эдгар

Том озяб...

Глостер

Иди в шалаш, бедняк, и грейся там.

Лир

Все, все за ним!

Кент

Нет, государь, вы с нами.

Лир

Нет с ним. Я с мудрецом моим останусь.

Кент

(Глостеру)

Мой добрый лорд, утешьте государя:

Возьмите нищего с собой.

(Эдгару.)

Пойдемте ж,

Приятель, с нами вместе.

Лир

Ну, пойдем же,

Афинянин мой добрый!

Глостер

Тише, тише!

Эдгар

Фу-фу-фу! Пахнет британской кровью.

Уходят.

СЦЕНА V

Комната в доме Глостера.

Корнуолл и Эдмунд.

Корнуолл

Я расплачусь с ним прежде, чем уйду отсюда.

Эдмунд

Как,  благородный герцог? Мне страшно подумать об этом: меня обвинят за то, что я чувство долга поставил выше родственной привязанности.

Корнуолл

Нет,  теперь  я  вижу,  что не из злобы твой брат искал его гибели: его благородство было возмущено низостью отца.

Эдмунд

Злая  моя  судьба!  Я  должен  каяться  в  том, что стою за правду. Вот письмо,  про  которое говорил он: из него ясно, что он на стороне французов. Боги,  боги!  Зачем  задумал  отец  эту  измену?  Зачем мне суждено быть его обвинителем?

Корнуолл

Пойдем со мной к герцогине.

Эдмунд

И  если  это  письмо  говорит  правду,  сколько  будет  труда  для вас, благородный герцог!

Корнуолл

Правдиво  это  письмо  или ложно, но оно сделало тебя графом Глостером. Разыщи, где отец твой: его д_о_лжно немедленно взять под стражу.

Эдмунд

(про себя)

Если  его  найдут  около короля - тем вернее его участь. (Вслух.) Тяжко идти мне против моей крови, но я останусь верен моему герцогу.

Корнуолл

И найдешь во мне истинного отца. Я на тебя надеюсь.

Уходят.

СЦЕНА VI

Комната на ферме, близ замка.

Входят Лир, Глостер, Кент, шут и

Эдгар.

Глостер

Здесь  лучше,  чем  под  открытым  небом. Я приготовлю все, что надо, и сейчас вернусь к вам.

Кент

Пусть небо наградит вас за доброе дело.

Глостер уходит.

Эдгар

Бесы  зовут  меня:  хотят  удить рыбу в черном озере. (Шуту.) Помолись, дурачок, да берегись злого духа.

Шут

(Лиру)

А как ты думаешь, кум, кто такой настоящий дурак: мужик или дворянин?

Лир

Король! Король!

Шут

Нет, не король, а мужик, у которого сын в дворяне вылез. Не сажай деток выше себя!

Лир

Чтобы  тысячи  злых  духов  на них бросились с калеными копьями, шипя и угрожая!

Эдгар

Бес кусает мне спину.

Шут

Дурак  тот,  кто волка прикармливает, кто верит любви мальчика и клятве женщины.

Лир

Так, суд открыт. Я их зову к ответу.

(Эдгару.)

Ты, просвещенный судия, сядь тут.

(Шуту.)

Ты здесь садись, ученый гражданин.

К суду, волчицы гнусные!

Эдгар

Смотрите,

Как он стоит и взглядами сверкает!

Иль мало глаз вам на суде?

Бетси, что ж ты не плывешь?

Шут

Щель в челне ее чернеет,

И сказать мешает дрожь,

Почему приплыть не смеет.

Эдгар

Злой  дух  бежит  за  Томом,  свищет  соловьем, кричит у него в животе. Молчи, черное пугало! Чем мне кормить тебя?

Кент

Что с вами, государь? Не стойте так

Задумавшись. В постель вы лягте.

Лир

Нет, видеть суд хочу я. Что ж, зовите

Свидетелей.

(Эдгару.)

Ты, главный судия,

Садись на место в мантии.

(Шуту.)

И ты,

Его товарищ, сядь.

(Кенту.)

И ты садись,

Как член судилища.

Эдгар

Надо судить по правде.

Ты спишь иль нет, мой пастушок,

Твои овечки топчут жито;

Но стоит взять тебе рожок -

И стадо спит, от бед укрыто.

Брысь, серая кошка!

Лир

Прежде  всего  вызывай  Гонерилью. Перед всем честным собранием приношу клятву в том, что она прогнала бедного короля, своего родителя.

Шут

Идите сюда, подсудимая дама! Имя ваше Гонерилья?

Лир

Этого она не отвергнет.

Шут

Очень виноват перед вами: я принял вас за скамейку.

Лир

Вот и другая исподлобья смотрит:

Ее душа видна из этих взглядов.

Остановить ее! Огня сюда!

Оружие, мечи! Наш суд подкуплен!

Зачем ее ты выпустил отсюда,

Судья-предатель?

Кент

Горе, государь!

Где твердость ваша, где терпенье ваше?

Эдгар

(в сторону)

Не в силах удержать я слез своих;

Могу себя я выдать.

Лир

Для чего

Собачья стая лает на меня?

Эдгар

Том отдаст им свою голову. Прочь, собачонки!

Будь черна ты иль бела,

Будь твой зуб острее зла,

Будь ты гончей иль борзой,

Сеттром, шпицем иль цепной,

Без хвоста будь иль с хвостом,

Выть тебя заставит Том.

Он швырнет в тебя башкой,

И махнешь ты прочь стрелой.

Тому есть нечего.

Лир

Разрежьте  же  грудь  у  Реганы.  Смотрите, что у ней такого с сердцем. Откуда  в  природе берутся жестокие сердца? (Эдгару.) Вы, сэр, из числа моих ста  рыцарей.  Я  должен  вам  сказать,  что  наряд ваш мне не нравится. Вы, конечно, скажете, что это персидский убор, но все-таки перемените его.

Кент

Мой  добрый  государь, лягте здесь и отдохните хоть немного. (Указывает на постель.)

Лир

(ложась)

Тише,  не  шумите!  Задерни  занавес.  Так,  так, так! Тсс... тсс... Мы поужинаем завтра утром.

Шут

А я завалюсь спать в полдень.

Глостер возвращается.

Глостер

(Кенту)

Ты здесь, мой друг? Что с нашим государем?

Кент

Он здесь. Не трогайте его; в рассудке

Он повредился.

Глостер

Слушай, честный друг:

Я заговор подслушал. Государя

Хотят убить. Со мною здесь носилки.

Нельзя нам медлить: через полчаса

И он, и все друзья его пропали.

Неси же господина своего

Скорее в Довер; там найдете вы

Защиту и приют. Неси ж его;

Отсюда проведу я вас. Не медли,

Я приготовил вам проводников.

Кент

(глядя на Лира)

Покоится, измученный страдалец.

Пусть освежит его отрадный сон;

Пусть небеса хранят тебя!

(Шуту.)

Скорее,

Снесем же короля. От господина

Ты не отстанешь.

Глостер

Ну, скорей отсюда!

Кент, Глостер и шут уносят Лира.

Эдгар

Свое мы горе забываем, глядя

На горе старших. Тяжело страдать,

Встречая всюду счастие и радость,

Нигде не видя братьев по страданью;

Но я могу ль роптать, когда я вижу

Убитого судьбою короля,

Страдальца от детей своих? Все горе

Мне легким кажется. Ну, бедный Том,

Иди и будь на все готов; пусть только

От бед избавит небо государя!

СЦЕНА VII

Комната в замке Глостера.

Входят Корнуолл, Регана, Гонерилья,

Эдмунд и слуги.

Корнуолл

(Гонерилье)

Скорее  пошлите  к  герцогу,  вашему  супругу. Покажите ему это письмо, французское войско высадилось. Отыскать изменника Глостера!

Некоторые слуги уходят.

Pегана

Повесить его немедленно!

Гонерилья

Выколоть ему глаза!

Корнуолл

Предоставьте  его моему гневу. Эдмунд, поезжай с сестрой нашей: тебе не следует  видеть  мщения  над предателем, отцом твоим. Скажи герцогу, чтоб он принял  меры;  за  нами  остановки  не будет. Мы будем пересылаться гонцами. Прощайте, сестра! Прощай, Глостер!

Входит дворецкий.

Ну, что же? Где король?

Дворецкий

Отсюда провожал его граф Глостер.

Примкнули к ним из королевской свиты

Часть рыцарей, искавших короля,

Числом до сорока, а к ним пристали

Иные слуги графа. Прямо в Довер

Лежит их путь; а там, по их словам,

Они найдут друзей вооруженных.

Корнуолл

Готовьте лошадей для герцогини!

Гонерилья

Прощай, сестра, прощайте, добрый лорд.

Гонерилья и Эдмунд уходят.

Корнуолл

Прощай, Эдмунд. Сыщите мне злодея!

Подать мне Глостера! Его, как вора,

Свяжите и сюда представьте!

Слуги уходят.

Мы

Его казнить не можем без суда;

Но мы сумеем сделать наше дело

По-своему. Кто там? А, здесь предатель?

Слуги вводят Глостера.

Pегана

Он! Он! Лисица подлая!

Корнуолл

Вяжите ему руки, вяжите их крепче!

Глостер

Что значит это? Что за злые плутни?

Вы в доме у меня, мои вы гости -

Опомнитесь!

Корнуолл

Связать его, связать!

Глостера связывают.

Вяжите крепче!

Pегана

Изверг!

Глостер

Я не изверг,

А ты - безжалостна.

Корнуолл

Эй, привязать

Его к скамейке этой! Ты, предатель...

Регана вцепляется в бороду Глостера.

Глостер

Клянусь богами, мерзок и позорен

Поступок твой.

Регана

Так сед и так бесстыден!

Глостер

Злодейка! Вспомни, что седины эти

И жизнь получат, и дадут свой голос

Против тебя. Убийца нечестивый

Рук не поднимет на того, в чьем доме

Он поселился. Я - хозяин ваш!

Корнуолл

А, сэр! Какие письма от французов

Ты получил?

Pегана

Не лгать, про все мы знаем.

Корнуолл

Какие ты с врагами вел дела -

С врагами, что теперь на землях наших?

Pегана

А короля безумного в чьи руки

Ты отдал? Отвечай, предатель низкий!

Глостер

Одно письмо я получил. В нем только

Одни догадки. Писано оно

Лицом, здесь непричастным.

Корнуолл

Плут!

Регана

И лжец!

Корнуолл

Куда ты короля отправил?

Глостер

В Довер.

Pегана

Зачем же в Довер? Или не был ты...

Корнуолл

Пускай ответит, для чего же в Довер?

Глостер

К столбу привязан я - грызите смело!

Pегана

Зачем же в Довер ты его отправил?

Глостер

(Регане)

Чтоб не видать, как станешь ты, злодейка,

Царапать старцу бедные глаза;

Чтоб не видать, как в царственное тело

Твоя сестра вонзит клыки кабаньи.

Когда под бурей, с головой открытой,

В ночь адски черную несчастный старец

Дождем лил слезы, - море воздымалось

До звезд небесных. Если б в ночь такую

Завыли волки у твоих ворот,

Должна б была сказать ты: "Добрый сторож,

Пусти волков!" - и с зверством распроститься!

Да, я еще увижу, как нагрянет

На вас с сестрой крылатая отплата!

Корнуолл

Нет, не видать тебе того. Эй, люди!

Держите стул! Твои глаза я прежде

Ногами растопчу.

Глостера придерживают на стуле, герцог вырывает у

него один глаз и топчет его ногами.

Глостер

О, помогите мне, вы все, кто хочет

Дожить до старости! О изверг! Боги!..

Pегана

И тот глаз вон, чтоб не обидно было!

Корнуолл

А, мщенья хочешь ты...

Один из слуг

Постойте, герцог!

Служил я с детства вам, но лишь теперь

Могу вам сослужить большую службу.

Опомнитесь, прошу вас!

Pегана

Как, собака?..

Слуга

И ты опомнись! Если б с бородой

Ходила ты, тебя схватил бы я

За бороду. Что делаешь ты?

Корнуолл

Как!

Мой раб! Вассал мой!

(Бросается к нему, обнажив меч.)

Слуга

(вынимая меч)

Что ж, давайте биться!

Они сражаются. Корнуолл ранен.

Pегана

(другому слуге)

Дай мне свой меч, когда рабы восстали!

(Берет меч, заходит сзади и убивает слугу.)

Слуга

Убит я!

(Глостеру.)

Граф! У вас остался глаз...

Мучитель ваш наказан - поглядите!

(Умирает.)

Корнуолл

Нет, он не поглядит!

(Вырывает другой глаз Глостеру.)

Вон, студень гнусный!

Где весь твой блеск?

Глостер

Темно вокруг. Мне страшно. Где Эдмунд?

Где сын мой милый? Где Эдмунд мой верный?

Отмсти за это дело!

Pегана

Вон, предатель!

Напрасно вызываешь ты того,

Кто враг тебе. Эдмунд открыл измену,

Эдмунд нам все сказал, и о тебе

Едва ль жалеть он будет.

Глостер

Горе! Горе!

Безумец я, и мой Эдгар невинен!

Пошлите счастия ему, о боги!

Простите ль вы меня?

Регана

Толкнуть его

За ворот_а_, и пусть он ищет носом

Дороги в Довер. Герцог, что с тобой?

Что рана?

Корнуолл

Тяжело мне! Прочь уйдем,

Прочь эту тварь слепую! На навоз

Его вы бросьте. Кровь идет, и сильно,

Не вовремя я ранен. Дай мне руку.

(Уходит, опираясь на Регану.)

Слуги освобождают Глостера и выводят его.

1-й слуга

Нет, если этот человек не будет

Наказан страшно, то примусь я смело

Грехи творить.

2-й слуга

А ежели она

Жить долго будет и умрет спокойно,

То женщины в чудовищ обратятся!

1-й слуга

Пойдем за старым графом и приищем

Ему из нищих вожака. Пожалуй,

Безумный Том для этого сгодится.

2-й слуга

А я белков яичных вместе с паклей

Добуду, чтоб к глазам его несчастным

Скорее приложить. Пусть небеса

Несчастному помогут!

Уходят в разные стороны.

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ

СЦЕНА I

Пустая степь.

Входит Эдгар.

Эдгар

Так лучше жить и в н_у_жде, и в презренье,

И знать про то, чем посреди льстецов,

Презренный век влачить. Бедняк последний,

Низверженный, униженный судьбой,

Живет надеждой, недоступен страху:

Судьбы изменчивость страшна счастливым,

Несчастному ж - нимало. Мой привет

Тебе, бесплотный и свободный ветер!

Ты сдул меня в пучину зол - и мне

Уж нечего тебя бояться! Кто тут?

Старик-поселянин вводит Глостера.

Отец мой? С нищим? О превратность света!

Ты примиряешь человека с смертью.

Через тебя нам ненавистна жизнь!

Старик-поселянин

(Глостеру)

Мой  добрый господин! Восьмой десяток лет на землях рода вашего тружусь я!

Глостер

Прочь, добрый друг! Оставь меня. Уйди.

Мне не поможешь ты, а на себя

Беду накличешь.

Старик-поселянин

Как же, сэр, дорогу

Найдете вы?

Глостер

Нет у меня дороги,

И глаз не нужно мне. И с полным зреньем

Я спотыкался часто. Есть отрада

И в бедствии, и в недостатках наших.

Эдгар! Мой милый сын! Ты - жертва гнева

Отца обманутого! О, когда б я дожил

Хоть до того, чтобы тебя обнять,

Я слепоту забыл бы...

Старик-поселянин

Кто здесь? Кто?

Эдгар

(в сторону)

О боги! Кто сказать имеет право:

"Я всех несчастней!" Бедствия мои

Сильней, чем прежде были.

Старик-поселянин

Это Том, юродивый.

Эдгар

(в сторону)

И хуже может быть! Бедам предела

На свете нет, пока сказать мы можем:

"Я всех несчастней!"

Старик-поселянин

Ты куда, приятель?

Глостер

Здесь нищий с нами?

Старик-поселянин

Нищий и безумный.

Глостер

Коль добывает хлеб он, значит в нем

Рассудок есть еще. Вчера такого

Я бедняка во время бури встретил.

Подумал я тогда, что человек

И червь - одно и то же; а потом

Мне сын на мысль пришел, хоть я тогда

Его врагом считал. С тех пор я много

И перенес, и понял. Для богов

Мы то же, что для ребятишек мухи:

Нас мучить - им забава.

Эдгар

(в сторону)

Что мне делать?

Как тяжко пред несчастным притворяться!

(Громко.)

Пусть небеса тебя утешат, старец!

Глостер

Так это голый нищий?

Старик-поселянин

Да, милорд.

Глостер

Иди ж отсюда прочь! Когда меня

Еще ты любишь, то достань скорее

Немного платья бедняку, а он

Меня водить возьмется. Нас догонишь

Ты по дороге к Доверу.

Старик-поселянин

С безумным

Как вы пойдете?

Глостер

В смутные года

Идет всегда слепец за сумасшедшим.

Иди же, я прошу тебя, и делай

Как знаешь, только прочь иди.

Старик-поселянин

Не знаю,

Что выйдет из того, но принесу

Свой лучший плащ ему.

(Уходит.)

Глостер

Эй ты, голяк!

Поди сюда!

Эдгар

Озяб бедняжка Том.

(В сторону.)

Я не могу,

Не в силах больше притворяться.

Глостер

Что же,

Поди сюда!

Эдгар

(в сторону)

А надо притворяться!

(Громко.)

Милость неба

Твоим глазам несчастным и кровавым!

Глостер

Ты знаешь дорогу в Довер?

Эдгар

И  дороги,  и  тропинки,  и  заборы,  и заставы. Бедный Том повредился. Спасайся от злых духов, добрый человек! Пятеро сидят в бедном Томе: Обидикут -  распутник,  Гобидиданс  - князь немых, Маху - воровской начальник, Мадо - повелитель  душегубов,  Флибертиджибет  - кривляка, что мучит служанок. Боги пусть спасают тебя, добрый господин!

Глостер

Вот кошелек - возьми его себе,

Бедняк, убитый небом! Я в беде;

Ты будь чрез то счастливей. Пусть же небо

К тому ведет всегда. Пускай богач

Изнеженный, забывши справедливость,

Бесчувственно слепой, весь гнев небес

Изведает вполне; тогда он станет

Делиться с бедными своим избытком,

Тогда не будет нищеты. Ты знаешь

Дорогу в Довер?

Эдгар

Знаю, господин!

Глостер

Там есть утес высокий: наклонившись

Вершиной смелою, в пучину моря

Глядит он грозно. Ты меня взведи

На самый край утеса: там, бедняк,

Я подарю тебе подарок ценный

И отпущу тебя. Меня водить

Не надо будет больше.

Эдгар

Руку дай!

Бедняга Том сведет тебя туда.

Уходят.

СЦЕНА II

Перед дворцом герцога Олбенского.

Входят Гонерилья, Эдмунд, им навстречу

идет дворецкий.

Гонерилья

Добро пожаловать, милорд! Дивлюсь я

Тому, что кроткий мой супруг не вышел

Навстречу вам.

(Дворецкому.)

Где герцог?

Дворецкий

Герцог дома,

Но, государыня, его узнать

Совсем нельзя. Я сообщил ему,

Что высадился враг - он улыбнулся;

Сказал я, что вы едете сюда -

"Тем хуже", - он ответил; рассказал я

Про Глостера измену, про заслугу

Его меньш_о_го сына - он меня

Назвал глупцом и объявил, что я

Не разумею дела. Вести злые

Ему приятны; что же всем приятно -

Его тревожит.

Гонерилья

(Эдмунду)

Не ходите дальше.

Он трусости постыдной поддался,

Забыл всю смелость и не хочет видеть

Обид, зовущих мщенье. То, что мы

Дорогою задумали, на деле

Свершиться может. Поезжайте к брату,

Стяните войско, власть над ним примите.

Я здесь вооружусь, а мужу в руки

Отдам веретено. Дворецкий этот

В сношеньях наших помогать нам будет.

Умейте смелым быть - и к вам придет

Послание от милой.

(Дает ему ленту.)

Тсс... ни слова

Носите это. Наклонитесь.

(Целует его.)

Если б

Мой поцелуй смел говорить, душа

Твоя бы замерла в блаженстве. Думай

О том, что я сказала, и прощай.

Эдмунд

Я твой до смертных мук.

(Уходит.)

Гонерилья

Мой Глостер милый!

Как неравны мужчины! Поклоненья

Вполне ты стоишь, а владеет мною

Безумец жалкий.

Дворецкий

Вот и герцог сам.

Гонерилья

А, наконец, идет он.

Входит Олбени.

Олбени

Гонерилья!

Не стоишь праха ты, что ветер буйный

Тебе в лицо кидает. Страшно думать

О том, что выйдет из тебя! Кто смеет

Идти против начала своего,

Тот сам себя погубит и, как ветка,

От дерева отпавшая родного,

Зачахнет, высохнет и в адский пламень

Лишь будет годен.

Гонерилья

Полно! Вздор ты мелешь.

Олбени

Добро и мудрость - вздор для бессердечных!

Им по душе лишь грязь. Тигрицы злые,

Каких вы дел наделали! Вы старца,

Отца почтенного, благого сердцем,

Которого седины сам медведь

Лизал бы с ласкою, бесчеловечьем

С ума свели! Как брат мой это снес?

Как допустил он вас терзать того,

Кому он сам обязан всем на свете?

О, если боги не пошлют на землю

Своих духов для страшного отмщенья,

То люди станут пожирать друг друга,

Как чудища морские!

Гонерилья

Трус несчастный!

Для поруганий голову ты носишь

И щеки для пощечин. У тебя

Во лбу нет глаз, чтоб дело различать,

Чтоб видеть, как теперь необходимо

Идти навстречу злу. Чего ты ждешь?

Где меч твой? На полях спокойных наших

Развилися французские знамена.

Твой смертный враг идет в пернатом шлеме,

А ты, глупец правдивый, только смотришь

И говоришь: "Зачем это?"

Олбени

Взгляни

Ты на себя, злой дух! И в адском бесе

Бесчеловечие не так ужасно,

Как в женщине!

Гонерилья

Глупец пустоголовый!

Олбени

Стыдись, чудовище! Не искажай

Себе лица ты злобою. Когда бы

Я волю дал своим рукам и сердцу,

Была бы ты разорвана на части

С костьми и телом. Но хоть ты злой дух,

А образ женщины - тебе защита.

Гонерилья

А, расхрабрился ты!

Входит гонец.

Олбени

Какие вести?

Гонец

Корнуэльский герцог умер. Он убит

Своим слугой в то время, как глаза

Он вырывал у Глостера.

Олбени

Глаза

У Глостера!

Гонец

В порыве состраданья,

Им вскормленный слуга извлек свой меч

В защиту Глостера, и герцог в гневе

Убил слугу, но сам был тяжко ранен

И вскоре умер.

Олбени

Значит, в небесах

Есть Судия, и быстро мстит Он нам

За наши преступления на свете!

О бедный Глостер! Потерял он глаз?

Гонец

Обоих глаз он, государь, лишился.

(Гонерилье.)

Вот письмецо к вам от сестрицы вашей,

Которая ответить на него,

Сударыня, вас просит поскорее.

Гонерилья

(в сторону)

Отчасти новость хороша; но горем

Она грозит. Теперь сестра свободна,

И с ней Эдмунд и замыслы мои

Погибнуть могут. Я прочту его

И тотчас дам ответ.

(Уходит.)

Олбени

Где ж был Эдмунд,

Когда отца его терзали?

Гонец

Он уезжал с моею госпожою

Сюда.

Олбени

Его здесь нет.

Гонец

Его я встретил,

Когда он возвращался.

Олбени

Знает он

Злодейство это?

Гонец

Благородный герцог!

Он предал сам отца и прочь уехал,

Чтобы жестокой казни не мешать.

Олбени

О честный Глостер! Я живу на свете,

Чтоб верность королю в тебе ценить,

Чтоб мстить за бедные твои глаза!

Пойдем, приятель, расскажи все дело.

Уходят.

СЦЕНА III

Французский лагерь близ Довера.

Входят Кент и джентльмен.

Кент

Зачем король французский так поспешно

Домой вернулся?

Джентльмен

Что-то в королевстве

Случилося нечаянное; вспомнил

Он о делах, не конченных при нем,

И, словом, там теперь необходимо

Его присутствие.

Кент

А кто ж при войске?

Джентльмен

Маршал Лефер командует войсками.

Кент

Когда письмо ты отдал королеве,

Была она огорчена вестями?

Джентльмен

При мне сама прочла она письмо,

И слезы тихо, за слезой слеза,

По нежному лицу катились. С горем

Боролася по-царски королева,

Хотя оно и силилося власть

Над нею взять.

Кент

Так тронута она?

Джентльмен

Но не до исступленья. Будто споря

Между собой, печаль и твердость духа

Сменялись на ее лице прелестном,

Как в день весенний солнца луч и дождь,

И слезы, и улыбка в нем мешались.

С ее очей алмазных, словно перлы,

Катились слезы, и назло слезам

Улыбка-прелесть с уст не исчезала -

Короче, грусть была бы редкой вещью,

Когда б она так красила людей.

Кент

Спросила ли она о чем?

Джентльмен

Да, раз иль два

Прерывисто и шепотом сказала

Она: "Отец!" - как будто это слово

Давило сердце ей, потом вскричала:

"Ах, сестры, сестры! Женщины, стыдитесь!

Отец мой! Сестры! Кент! Как, в бурю? Ночью?

Где ж в мире жалость?" Тут из глаз лазурных

Святая влага хлынула рекой -

И с плачем кинулась от нас, чтоб с горем

Наедине остаться.

Кент

Звезды неба,

Святые звезды правят человеком!

Иначе не могла б чета людей

Рождать на свет таких детей различных.

С тех пор не говорил ты с нею?

Джентльмен

Нет.

Кент

Ты был перед отъездом короля?

Джентльмен

Нет, после.

Кент

Ну, хорошо. Несчастный Лир теперь

Здесь, в городе. В хорошие минуты

Приходит он в себя, но никогда

Не хочет видеть дочери.

Джентльмен

За что же?

Кент

Великий стыд его и жжет, и гложет.

Он сознает жестокость всю, с которой

Лишил ее благословенья, в край

Чужой забросил и ее права

Нарушил в пользу старших дочерей,

С собачьими сердцами в женской груди

Вот что его язвит, что отдаляет

Его от дочери.

Джентльмен

О, бедный старец!

Кент

Где герцоги и их войска?

Джентльмен

Навстречу

Они идут к нам.

Кент

Ну, пойдем же к Лиру.

При нем ты оставайся; я ж покуда

Скрываться должен; есть на то причины.

Когда ж тебе я сделаюсь известным,

Жалеть не станешь ты о том, что мы

Здесь познакомились. Идем же вместе!

СЦЕНА IV

Французский лагерь близ Довера. Палатка.

Входят Корделия, врач и офицеры.

Корделия

Ах, это он! Его видали в поле

Безумным. Будто море в непогоду,

Он громко пел, а голову себе

Убрал он васильками и крапивой,

Горчицей, колокольчиками, маком

И всякою негодною травою,

Что хлеб глушит. Искать его везде!

Пошлите целый полк, чтоб обыскали

Полей заглохших каждый уголок.

Сыщите мне его!

Офицеры уходят.

(Врачу.)

Твоя наука

Восстановит ли поврежденный разум?

Спаси его - я все тебе отдам.

Врач

Есть средство, королева: сон спокойный

Есть исцелитель страждущей природы.

Его не знает он; но я имею

Лекарства, от которых скорбь сама

Глаза сомкнет.

Корделия

О, пусть все тайны неба,

Природы неизведанные силы

Из слез моих родятся и дадут

Отцу любезному отраду в жизни!

Ищите же, ищите короля,

Чтоб не успел он в час тоски безумной

Себя сгубить.

Входит гонец.

Гонец

Я с вестью к королеве!

Британские войска на нас идут.

Корделия

Мы это знаем. Мы готовы к бою;

Мы встретим их. Отец, отец мой милый,

Я для тебя иду врагам навстречу,

Я для тебя горючими слезами,

Моей тоской и неотступной просьбой

Властителя французов умолила.

Мы в бой идем не для завоеваний,

Но за любовь святую, за права

Отца и старца. Скоро ль я опять

Увижусь с ним, его услышу голос?

(Уходит.)

СЦЕНА V

Комната в замке Глостера.

Входят Регана и дворецкий.

Pегана

Выступили войска брата?

Дворецкий

Да, государыня!

Регана

Он с ними сам?

Дворецкий

С трудом собрался он.

Он меньше воин, чем его супруга.

Регана

Не говорил с ним лорд Эдмунд?

Дворецкий

Ни разу.

Регана

Что может быть в письме сестры к

Эдмунду?

Дворецкий

Не знаю, герцогиня.

Pегана

Он отсюда

Поехал по делам. Безумно было

В живых оставить Глостера слепого:

Куда теперь он ни приходит, всюду

Противу нас сердца он раздражает.

Эдмунд уехал, чтоб из состраданья

Покончить с ним, и кстати поразведать

Про неприятеля.

Дворецкий

Ему письмо

Я должен передать; к нему я еду.

Регана

Мы завтра выступаем. Здесь останься:

Опасен путь.

Дворецкий

Отдать письмо я должен:

Мне строго приказала герцогиня.

Pегана

О чем она писать к Эдмунду может?

Ты мог бы на словах сказать, что надо.

То может быть... не знаю... Я тебя

Сумею наградить. Дай мне письмо,

Дай мне прочесть его.

Дворецкий

Скорее я...

Pегана

Я знаю, что она не любит мужа -

Я в том уверена. В последний раз

Глядела странно, дерзко и бесстыдно

Она на благородного Эдмунда.

Про все ты знаешь сам.

Дворецкий

Я, герцогиня?

Pегана

Я знаю то, что говорю. Смотри же,

Запомни все и сам соображай.

Мой герцог умер; мы в ладу с Эдмундом,

И я его не уступлю сестре.

Когда его догонишь, ты отдай

Ему записку эту; герцогине ж

Ты посоветуй быть вперед умнее.

Итак, прощай. А ежели случится

Тебе изменника слепого встретить,

То вспомни, что за голову его

Назначена хорошая награда.

Дворецкий

Когда его я встречу, то увидят,

На чьей я стороне.

Pегана

Прощай, мой друг.

(Уходит.)

СЦЕНА VI

Поле близ Довера.

Входят Глостер и Эдгар, одетый в платье

поселянина.

Глостер

Когда же мы на верх горы взберемся?

Эдгар

Мы всходим. Чувствуешь, как труден шаг?

Глостер

Мне кажется, путь ровен.

Эдгар

На утес

Взбираемся мы. Слышишь ропот моря?

Глостер

Не слышу ничего.

Эдгар

От боли глаз

Другие чувства у тебя ослабли.

Глостер

Должно быть, так. И показалось мне,

Что изменился голос твой, что речь

Твоя плавней и лучше прежней.

Эдгар

Ошибся ты: на мне другое платье,

И только.

Глостер

Нет, ты говоришь искусней.

Эдгар

Мы на утесе. Смирно стой. Как страшно

И жутко кинуть взгляд в такую бездну!

Вороны, галки, что под нами вьются,

С жука величиною. Над обрывом,

Меж дном и нами, человек повиснул

И рвет укроп - ужасное занятье!

Он меньше головы моей. Как мыши,

У взморья ходят рыбаки. Там барка

Высокая, на якоре, по виду

Не больше шлюпки; шлюпка ж с поплавок,

Едва приметный глазу. Не доходит

К нам плеск волны, дробящейся о камни.

Нет, страшно вниз глядеть. Смутится разум,

В глазах померкнет - и слетишь стремглав

Вниз головою!

Глостер

Там, где ты стоишь,

Поставь меня.

Эдгар

Дай руку. Ты на шаг

От самой бездны. Ни за что на свете

Я не ступлю вперед.

Глостер

Оставь же руку.

Вот кошелек тебе, мой друг, а в нем

Есть камешек - для бедняка находка.

Прощай! Будь счастлив! Отойди же прочь.

Простись со мной! Уйди так, чтоб я слышал.

Эдгар

Прощайте, добрый сэр!

(Делает вид, что удаляется.)

Глостер

Прощай, мой друг!

Эдгар

(тихо)

Я хитростью моею излечу

Его отчаянье.

Глостер

Вы, силы неба,

Прощаюсь с миром я, и злое горе

С себя свергаю, стоя перед вами!

Когда б я мог все жизни зло сносить;

Когда б имел я силу преклониться

Пред вашею непобедимой волей,

Великой волей - ждал бы я спокойно,

Пока сгорит светильник здешней жизни.

Нет силы ждать. Когда Эдгар мой жив,

Ему пошлите счастье! Друг, прощай!

(Прыгает, будто с утеса, и падает на том

же месте.)

Эдгар

Упал, упал! Прощайте, сэр! Не знаю,

Из-за чего творить самоубийство,

Когда вся жизнь - дорога к верной смерти!

(Глостеру, изменяя голос.)

Ты жив ли, друг мой? Эй! Подай же голос!

Ты слышишь ли меня? Он точно мертвый!

Нет, оживает. Что с тобою?

Глостер

Прочь!

Дай умереть мне.

Эдгар

Из чего ты сделан,

Из пуха, воздуха, из паутины?

Как мог слететь с такого ты утеса

И не разбиться в прах? Ты дышишь; крови

Не вижу я; ты цел, глядишь, как люди;

А высоты, с которой ты свалился,

Не вымерять, хоть десять мачт свяжи.

Какое чудо!

Глостер

Падал я иль нет?

Эдгар

Стремглав слетел сюда ты с этой кручи.

Взгляни - вот этот меловой утес -

Взгляни туда. Там жаворонок вьется;

Но песня не доходит к нам. Взгляни...

Глостер

Увы, я слеп!

Не_у_жели страдальцам нет надежды

Искать спасенья в смерти? Неужели

Теперь нам нет прибежища от бедствий,

От самовластья гордого?

Эдгар

Дай руку,

Встань. Что, каков ты? Можешь ты стоять?

Глостер

Могу стоять я.

Эдгар

Истинное чудо!

Кто был с тобой на высоте утеса

И прочь пошел?

Глостер

Один бедняк несчастный.

Эдгар

Казалося мне снизу, что его

Глаза светились, будто две луны;

Он на лице имел носов без счету;

Его рога вились и колебались,

Как волны в бурю. Ведь то был сам дьявол!

Благодари ж богов, счастливый старец!

Легко им все, на что нет сил у нас!

Спасен богами ты!

Глостер

Все помню я,

И буду я сносить все горе жизни,

Пока она не скажет мне: "Довольно!

Теперь умри!" То был не человек?

Мне будто слышалося: "Дьявол, дьявол!"

Так дьявол на утес меня завел?

Эдгар

Так успокойся ж. Кто пришел сюда?

Входит Лир, причудливо убранный цветами.

Эдгар

С рассудком человек ходить не стал бы

В таком наряде.

Лир

Нет, чеканить деньги

Я вправе, потому что я король!

Эдгар

О, душу разрывающий вид!

Лир

В  этом  деле природа выше искусства. Вот твои деньги за вербовку. Этот солдат  держит  свой  лук,  как  чучело.  Вытащите мне аршин ткача. Глядите, глядите - мышь! Тсс! Тсс!... Тише!... Вот кусочек поджаренного сыру... Мы ее сейчас,  сейчас!  А,  здесь  моя  боевая  перчатка?  Вот  мы ее попробуем на великане.  Славно  полетела  птичка!  В цель, прямо в цель... Так! (Эдгару.) Какой пароль?

Эдгар

Душистый майоран.

Лир

Проходи.

Глостер

Я знаю этот голос!

Лир

А,  Гонерилья!  С  седой  бородою! Они меня гладили, как собачонку; они льстили  мне.  У  меня не было волос на бороде, а они уважали мои седины; на мои слова мне говорили "да" и "нет" в одно время. А, я их понял, когда дождь меня  промочил  хорошенько! Когда я дрожал от студеного ветра, когда гром не захотел  умолкнуть  по  моему  приказу,  тут-то  я  их  хорошо  понял!  Нет, льстивым  речам  не  надо  верить.  Мне  говорили, что я всесилен: лихорадка сильнее меня.

Глостер

Неужели?.. Знаком мне этот голос!..

Неужли здесь король?

Лир

Король! Король от головы до ног!

Гляди, как дрожь рабов моих колотит,

Когда гляжу на них я. Человека

Я этого прощаю: он невинен.

В чем ты виновен - в прелюбодеянье?

Ты не умрешь: как умирать за это?

И воробей, и мошка золотая

Грешат в глазах открыто у меня.

Пусть процветают страсти и разврат!

Сын Глостера, хотя и незаконный,

Был к своему отцу куда добрей,

Чем дочери, мной на законном ложе

Зачатые. Ликуй же сладострастье!

Рождай детей: мне н_у_жны ведь солдаты!

Взгляни на эту барыню-болтунью,

На чьем лице сияет добродетель;

Но чуть услышит слово "наслажденье",

Она качает головой -

И ни хорек, ни выпущенный конь

На клич его так жадно не ответят.

Они - кентавры вниз от поясницы,

Хотя до верху женщины они.

Они по пояс - образ божества,

А все, что ниже - черта достоянье:

Там ад, там мрак, там пышущая бездна,

Удушливая вонь, зараза и позор.

Тьфу,  тьфу!  Дайте  мне  унцию мускуса, любезный аптекарь, чтобы я мог освежить мое воображение. Вот вам и деньги.

Глостер

О, дай свою поцеловать мне руку!

Лир

Дай вытру прежде: тленом пахнут руки.

Глостер

Развалины величия былого,

Остаток от могучего созданья!

Что весь наш мир пространный? -

(Лиру.)

Дым и прах!

Меня ты знаешь ли?

Лир

Тебя я помню.

Я помню твои глаза... Знаю, что ты на меня косишься. Не трудись, слепой Купидон:  меня  любить  не заставишь. Прочти этот вызов. Гляди хорошенько на почерк! Смотри на буквы!

Глостер

Когда б они блестели ярче солнца,

Я ни одной из букв не распознаю!

Эдгар

(в сторону)

Я не поверил бы чужому рассказу об этом. Мое сердце рвется от жалости!

Лир

(Глостеру)

Читай же!

Глостер

Чем же я буду читать, государь?

Лир

Ого!  Вот  ты какой человек? Ни глаз во лбу, ни денег в кармане? Глазам трудно, зато кошельку легко! Однако ты видишь, как все идет на свете.

Глостер

Не вижу, но чувствую.

Лир

С ума ты сошел, что ли? Разве нельзя и без глаз различать дела людские? Гляди своими ушами. Слышишь, как судья-мошенник издевается над убогим вором? Слушай,  слушай,  что  я  теперь  тебе скажу на ухо. (Тихо.) Перемени места: который теперь из двух вор, который судья вора? Видал ли ты, как собака лает на нищего?

Глостер

Да, государь!

Лир

И  голяк бежит со всех ног от собаки! Собаки он должен слушаться: она - власть.

Злой пономарь, ты весь в крови! Прочь руки!

Зачем сечешь развратницу? Скорее

Свою подставь ты спину. По душе

Ты сам развратен. Ростовщик повесил

Обманщика. Сквозь рубище худое

Порок ничтожный ясно виден глазу;

Под шубой парчовою нет порока!

Закуй злодея в золото - стальное

Копье закона сломится безвредно;

Одень его в лохмотья - и погибнет

Он от пустой соломинки пигмея.

Нет в мире виноватых! Нет, я знаю!

Я заступлюсь за всех - зажму я рты

Доносчикам. Ты это знай, мой друг!

Купи себе стеклянные глаза

И, как дрянной политик, делай вид,

Что видишь то, чего не видно. Ну!

Скинь сапоги мне. Ну! Сильнее! Так!

Эдгар

Как правда светлая сплелася с бредом,

Рассудок - с помешательством ума!

Лир

Когда ты плакать хочешь обо мне,

Бери мои глаза. Тебя я знаю:

Ты Глостером зовешься. Будь же тверд;

Ты знаешь, с плачем мы на свет родимся,

Кричим, вопим, едва понюхав воздух.

Скажу я проповедь тебе. Внимай же.

Глостер

О, горе, горе!

Лир

Родясь на свет, мы плачем: горько нам

К комедии дурацкой подступаться!

Как! Эта шляпа хороша? Я хитрость

Претонкую придумал. Надо взять

Полк конницы и лошадей копыта

Обвить соломой. Я устрою это,

К зятьям своим подкр_а_дусь и тогда

Бей! Бей! Бей! Бей! Бей! Бей! Бей!

Входят джентльмен из свиты королевы

Корделии и слуги.

Джентльмен

Берите! Здесь он! Вот он! Государь!

(Лиру.)

Любезнейшая ваша дочь...

Лир

Спасите! Нет спасенья! Как, я пленник?

Судьба меня дурачит. Вы со мной

Получше обращайтесь. Будет выкуп.

Врача пошлите мне: я ранен так,

Что виден мозг.

Джентльмен

Все будет, государь!

Лир

Никто мне не поможет. Одинок я.

Мне тяжко - солоно от слез. Могу я

Цветы слезами поливать из глаз

И пыльную смочить дорогу.

Джентльмен

Государь...

Лир

Я, как жених, умру с отважным сердцем!

Ну, что? Шутить я стану. Я - король!

Вы, господа, не знаете меня?

Джентльмен

Вы государь наш, все мы слуги ваши.

Лир

Так  нечего  и  говорить  с вами. Хотите поймать, так побегайте прежде. Ну-ка! Ну-ну-ну!

Лир убегает; прислуга бежит за ним.

Джентльмен

О, горький, беспредельно горький вид

В самом рабе, не только в государе!

Еще тебе осталась дочь: загладит

Она позор, природе нанесенный

Другими дочерьми.

Эдгар

Привет вам, сэр!

Джентльмен

И вам. Что вы хотите?

Эдгар

То правда ль, что готовится сраженье?

Джентльмен

Всяк знает это, у кого есть уши.

Эдгар

Скажите мне из милости - от нас

Уж близко неприятель?

Джентльмен

Очень близко.

Спешит он, и увидим скоро мы

Его войска.

Эдгар

Благодарю вас очень.

Джентльмен

Хоть королева здесь еще по делу,

Но войско вышло.

Эдгар

Сэр, благодарю вас.

Джентльмен уходит.

Глостер

Вы, боги милосердные, пошлите ж

Мне смертный час, чтоб против вашей воли

Мне не поддаться злому искушенью

И не погибнуть непокорным.

Эдгар

Старец,

Честна твоя молитва!

Глостер

Кто со мною?

Эдгар

Бедняк, давно свое смиривший сердце

Под бедствия бичом, знававший горе

И оттого доступный состраданью...

Дай руку: я веду тебя.

Глостер

От сердца

Благодарю тебя. Пусть милость неба

Тебя с избытком наградит.

Входит дворецкий Освальд, вооруженный.

Дворецкий

Вот счастье!

Моя награда!

(Глостеру.)

Ты, слепой преступник,

Нарочно сотворен лишь для того, чтоб я

Мог отличиться. Эй, изменник старый!

Молись живее: вынут меч и кончить

Пора с тобой!

Глостер

Кончай одним ударом,

По-дружески.

Эдгар вступается за Глостера.

Дворецкий

(Эдгару)

Ты смеешь, дерзкий раб,

Изменникам открытым быть защитой?

Вон! Берегися очуметь и с ним

Погибнуть вместе!

Эдгар

(подделываясь под речь поселян)

Нет уж, с позволенья вашей милости, я его не дам в обиду.

Дворецкий

Пошел прочь - или умрешь как собака!

Эдгар

Эй,  почтенный  барин, иди своей дорогой, не мешай бедным людям. Эй, не лезь  к  старику!  Не  суйся,  говорят  тебе! В последний раз говорю: я тебе изломаю кости, если ты сунешься.

Дворецкий

Прочь, навозная куча!

Эдгар

Видно, придется пересчитать тебе зубы.

Сражаются.

Ну-ну! Очень я боюсь твоего меча!

Сражаются. Эдгар валит дворецкого на землю и

убивает.

Дворецкий

Убит я. Раб, возьми мой кошелек:

Похорони меня. На мне найдешь

Ты письма. Ежели большой награды

Себе ты хочешь, отвези их тотчас

Эдмунду Глостеру в британский лагерь...

О! Смерть не вовремя...

(Умирает.)

Эдгар

Тебя я знаю,

Услужливый бездельник и всегдашний

Угодник злобной госпожи своей.

Глостер

Как, он убит?

Эдгар

Сядь, отдохни, отец!

Я загляну в карман его. Те письма

Небесполезны мне. Убит он - жалко,

Что от моей руки. Теперь посмотрим,

Печать сломаем! Ни к чему приличье!

Чтоб мысль врага узнать, решится всякий

И сердце разорвать у супостата,

Бумаги ж и подавно.

(Вынимает письмо и читает.)

"Вспомни  общую  нашу  клятву.  Тебе легко покончить с его жизнью, если есть  на  то  охота:  за  временем  и  средством остановки не будет. Если он воротится  с  победою  -  все пропало. Тогда я пленница, а его постель - мне темница.  Тебе предстоит спасти меня от темницы этой с ее духотой и смрадом. Тебе  предстоит  за  подвиг  твой  занять  его  место. Твоя жена - хотела бы сказать я - и преданная Гонерилья".

О беспредельное непостоянство

Порывов женских! Умысел преступный

На жизнь супруга доброго - и брат мой

На место мужа! Здесь, в песок я брошу

Твой мерзкий труп, гонец убийц безбожных,

А герцогу я самому отдам

Проклятое посланье: пусть узнает

Об умысле и о твоей он смерти.

(Уходит, волоча тело.)

Глостер

Король ума лишился; я ж, несчастный,

Я тверд умом и ясно разумею

Всю меру бед моих! О, лучше б было

С ума сойти и оторваться мыслью

От тяжких зол и потерять всю память

О горькой доле...

Входит Эдгар.

Эдгар

Дай скорее руку,

Я слышу барабан вдали: уйдем;

Я отведу тебя к надежным людям.

Уходят.

СЦЕНА VII

Палатка во французском лагере.

Лир спит в постели. Врач, джентльмен

и прочие стоят вокруг.

Входят Корделия и Кент.

Корделия

Мой добрый Кент, скажи, какой ценой

Я заплачу за все твои заслуги?

Жизнь коротка моя и средства малы.

Кент

Я оценен царицей, и с избытком

Я награжден за все. В словах моих

Я был правдив и скромен.

Корделия

Дни печали

Мне твой наряд напомнил: скинь его,

Оденься, как велит твой сан.

Кент

Прошу я

У вашего величества прощенья.

Меня узнать здесь могут - и покуда

Я умоляю для сокрытой цели,

Чтоб вы меня не узнавали даже.

Корделия

Пусть будет так, мой добрый лорд.

(Врачу.)

Скажи мне,

Каков король?

Врач

Еще он не проснулся.

Корделия

О небеса благие!

Пошлите исцеленье тяжким ранам,

Восстановите силы, защитите

Отца, от горя ставшего младенцем!

Врач

Он долго спал, и если королеве

Угодно, то разбудим мы больного.

Корделия

Не мне решать; как приказал твой разум,

Так поступай теперь. Одет король?

Джентльмен

Да, государыня; во время сна

Его переодели.

Врач

Королева,

При нем быть надо. Уверяю я,

Что он спокоен будет.

Корделия

Хорошо.

Врач

Поближе, государыня!

(Музыкантам, которые вошли и стали в

палатке.)

Играйте!

Сильней, сильней!

Корделия

Отец! Отец мой милый!

Пускай уста мои передадут

Тебе здоровье с поцелуем этим!

Пускай они залечат злую скорбь,

Что сестры нанесли тебе под старость!

Кент

О, милая и кроткая царица!

Корделия

Когда б ты не был их отцом, на жалость

Твои седины вызвать их могли бы

Неужли эта голова встречала

И буйный ветер, и удары грома?

Неужели над нею, беззащитной,

Змеились молний стрелы, и всю ночь

Без крова оставался старец бедный?

Собака моего врага - собака,

Кусавшая меня, в такую ночь

Стояла бы у моего огня. А ты,

Отец мой бедный, в эту ночь был должен

Искать убежища в соломе смятой,

В норе, с плутами, свиньями. О боги!

Как жизнь его с умом не отлетела?

Лир просыпается.

(Дрожит и робеет. Врачу.)

Проснулся он. Заговори с ним.

Врач

Д_о_лжно

Вам, государыня, с ним говорить.

Корделия

(Лиру)

Здоров ли мой великий повелитель?

Как чувствует себя король?

Лир

Зачем меня

Из гроба вынули? Ты - ангел светлый!

Но я прикован к огненному кругу,

И плачу я, и эти слезы жгутся

Так, как свинец растопленный.

Корделия

Узнали

Меня вы, государь?

Лир

Тебя я знаю:

Ты - светлый дух. Давно ты умерла?

Корделия

О горе! Бредит он.

Врач

Еще проснуться

Он не успел вполне.

Лир

Где был я? Где я?

Как ясен день! Обманываюсь я?

Мне тяжко было б видеть человека

Таким, как я. Что говорить - не знаю.

Вот эти руки, кажется, мои,

Я чувствую, что колется булавка -

И все не верю.

Корделия

Государь, взгляните

Вы на меня; соедините руки

С благословеньем надо мною.

Лир падает перед ней на колени.

Нет,

Зачем хотите вы склонить колени?

Лир

Прошу тебя: не смейся надо мною!

Я беззащитный, глупый старичишка;

За восемьдесят лет мне, и едва ли

Я в полном разуме, сказать по правде:

Тебя я будто знаю, и его

Я тоже знаю.

(Указывает на Кента.)

Думается мне

О том, где я. И платье это также

Взялось откуда? Где я спал всю ночь -

Опять не знаю. Все-таки не смейтесь:

Мне кажется, как будто эта леди -

Дитя мое, Корделия.

Корделия  Я! Я!!

Лир

Дай мне коснуться глаз твоих. То - слезы,

Да, слезы... О, прошу тебя, не плачь.

Дай яду мне, коли он здесь: я выпью.

Не любишь ты меня. Я без причины

Твоими сестрами был оскорблен,

Но у тебя причина есть.

Корделия

Нет, нет!

Нет, нет причины!

Лир

Где же я, скажите!

Во Франции?

Кент

Нет, в вашем государстве.

Лир

Зачем неправду говорить?

Врач

Утешьтесь,

О кроткая царица! Исступленье,

Как видите, прошло; но есть опасность

В воспоминаниях о прошлом горе.

Возьмите короля с собой и дайте

Ему опомниться.

Корделия

Мой государь,

Угодно вам пройтись?

Лир

Да-да, с тобою.

Прости и прошлое забудь. Я стар и глуп.

Лир, Корделия, врач и свита уходят.

Джентльмен

Ужели правда, что Корну_э_льский герцог

Лишился жизни?

Кент

Это достоверно.

Джентльмен

Но кто ж ведет войска?

Кент

Эдмунд, как слышно,

Сын Глостера побочный.

Джентльмен

А Эдгар,

Законный сын его, при графе Кенте,

В Германии?

Кент

Изменчива молва.

Не до того нам. Герцогов войска

Уже подходят.

Джентльмен

Будет бой - и тяжкий!

Прощайте же.

Кент

Теперь мне ждать недолго:

Беды ли, счастья ль - битва то решит.

АКТ ПЯТЫЙ

СЦЕНА I

Британский лагерь близ Довера.

Входят с музыкой и знаменами Эдмунд,

Peгана, офицеры, воины и свита.

Эдмунд

(офицеру)

Узнай верней, на что решился герцог:

Не изменил ли снова он последних

Своих решений? Он непостоянен

И переменчив. Пусть ответит прямо!

Офицер уходит.

Pегана

Что сталося с гонцом моей сестры?

Боюсь беды.

Эдмунд

И я боюсь того же!

Регана

Мой милый Глостер, вам вполне известна

Вся преданность моя. Скажите ж мне

По правде, не скрывался: сестру

Вы любите?

Эдмунд

Почтительной любовью.

Pегана

Почтительной? И никогда других

Вы не имели целей?

Эдмунд

Что за мысль!

Pегана

Мне кажется, что вы с моей сестрой

Уж очень близки.

Эдмунд

Нет, клянусь в том честью!

Pегана

Она мне ненавистна. Милый Глостер,

Не доверяйте ей.

Эдмунд

Оставьте это...

Она и муж ее!

Входят Олбени и Гонерилья в сопровождении войска.

Гонерилья

(в сторону)

Нет, не позволю ей нас разлучать!

Пусть лучше проиграем мы сраженье!

Олбени

(Эдмунду и Регане)

Привет вам наш, любезная сестра.

Вы, Глостер, знаете, что наш король

Теперь при дочери; что вместе с ними

Противу нас идут с французской ратью

Другие лорды, взявшие оружье

По нашей же вине. Где нету правды,

Там не могу я храбрым быть. Я биться

Могу с французом за владенья наши,

Но не за то, что старца короля

Он защищает.

Эдмунд

Благородный герцог,

Вы честно говорите.

Pегана

Но к чему

Все эти рассужденья?

Гонерилья

Надо нам

Не рассуждать о частных наших спорах,

А заодно идти врагу навстречу.

Олбени

Совет вождей созвал я: там решенье

Мы постановим.

Эдмунд

Я сейчас явлюсь

В палатку вашу, герцог.

Pегана

Сестра, идешь ты с нами?

Гонерилья

Нет.

Pегана

Иди. Поверь, оно приличней будет.

Гонерилья

(в сторону)

О, поняла я все!

(Громко.)

Идем, сестрица!

Эдмунд, Гонерилья и Регана уходят.

Входит Эдгар, переодетый.

Эдгар

(подходя к Олбени)

Когда вам не гнусна, могучий герцог,

Речь бедняка, то смеет он просить

Вниманья вашего.

Олбени

(вслед жене и прочим)

Я догоню вас.

(Эдгару.)

Что скажешь ты?

Эдгар

Вот вам письмо. Прочтите

Его пред битвой. Если суждено

Вам победить, то прикажите вызвать

На трубный звук того, письмо кто подал.

На вид ничтожен я, но я представлю

Бойца, который подтвердит все то,

Что здесь написано. Но если бой

Несчастен будет - все дела мирские

Прошли для вас, и замыслам конец.

Прощайте, будьте счастливы.

Олбени

Постой же,

Пока прочту письмо.

Эдгар

Запрещено

Мне ждать. Потом, по вызову герольда,

Явлюсь я сам.

(Уходит.)

Олбени

Прощай. Письмо прочту.

Эдмунд возвращается.

Эдмунд

Враг показался. Стройте ваше войско.

Вот вам расчет о силах супостата

По верным сведениям. Но теперь

Спешить вам надо.

Олбени

Я не буду медлить.

(Уходит.)

Эдмунд

Обеим сестрам клялся я в любви.

Одна другую ненавидит больше,

Чем ненавидит змея тот, кто змеем

Ужален был. Которую из двух

Мне взять? Одну? Обеих? Ни одной?

Пока жива одна из них, с другою

Мне не ужиться. За вдовой гоняясь,

Ожесточу сестру ее; у той же

Муж жив еще. Для предстоящей битвы

Он нужен нам, а после не замедлит

Его жена столкнуть с дороги нашей.

Теперь он думает о том, чтоб Лира

И дочь его щадить. Пускай победу

Я одержу и захвачу их в руки -

Посмотрим, как он защитит их. Полно!

Не думать надобно, а делать дело.

(Уходит.)

СЦЕНА II

Поле между двумя лагерями.

За сценой шум битвы. По сцене проходят с барабанным

боем и распущенными знаменами Лир,

Корделия и их войско. После их ухода

входят Эдгар и Глостер.

Эдгар

Присядь, отец, под деревом: оно

Кидает тень отрадную. Молися

О правом деле. Если я вернусь,

То с доброй вестью.

(Уходит.)

Глостер

Милости небес

Пускай с тобой пребудут неразлучно!

Шум битвы. Французское войско бежит.

Возвращается Эдгар.

Эдгар

Беги, старик! Дай руку! Прочь отсюда!

Разбит король, и он, и дочь в плену!

Дай руку! Что ж?

Глостер

И здесь могу я сгнить.

Зачем пойду я прочь?

Эдгар

Как? Ты опять

Поддался мыслям вредным? Мы должны

Теперь сносить: на то мы в свет родимся.

Всесильно время. Ну, пойдем!

Глостер

Ты прав!

Уходят.

СЦЕНА III

Британский лагерь близ Довера.

Входит Эдмунд торжественно, с музыкой и

знаменами; Лира и Корделию приводят

как пленников. Офицеры, солдаты и

прочие.

Эдмунд

(указывая на Лира и Корделию)

Возьмите их отсюда и обоих

Под стражею надежною держите

До нового приказа.

Корделия

Не одни мы

Бедой постигнуты за честным делом!

Мне горько за тебя, родитель бедный;

Сама же я умею на беду

Глядеть с презреньем.

Нам, быть может, надо

Увидеть тех сестер и дочерей?

Лир

Нет! Нет! Нет! Нет! Скорей уйдем в темницу!

Мы станем петь в ней, будто птицы в клетке.

Когда попросишь ты, чтоб я тебя

Благословил, я сам, склонив колени,

Прощенья буду у тебя просить.

И так мы станем жить вдвоем и петь,

Молиться, сказки сказывать друг другу,

Смеяться над придворными и слушать

От них рассказы о мирских делах,

О том, кто силен, слаб, кто плох, кто счастлив;

И наблюдать мы будем сущность дел,

Как от богов посланники - и вместе

Мы проживем весь век в стенах темницы,

Не ведая тревоги и тоски.

Эдмунд

Взять их скорей!

Лир

Корделия моя,

Со мной ты, милая! На жертвы эти

Ведь сами боги сыплют фимиам!

Чтоб разлучить нас, надо прежде с неба

Огонь похитить и обоих нас

Огнем тем выжечь из темницы нашей.

Утри ж глаза: о чем мы плакать станем?

Скорее всех врагов сглодают черви,

Скорей от голода они издохнут,

Чем нас с тобой они заставят плакать.

Пойдем же!

Лир и Корделия уходят под стражей.

Эдмунд

(офицеру)

Капитан, сюда! Сейчас

Возьми записку эту и за ними

Иди в тюрьму; записку там прочти,

И что в ней сказано - исполни там же.

(Дает ему бумагу.)

Я отличал тебя не раз, и снова

Тебя я отличу. Ты должен знать,

Что время делает людей, что жалость

Солдату неприлична. Рассуждений

Не надо мне. Решаешься ли ты

Мою исполнить волю?

Офицер

Да, милорд!

Эдмунд

Иди ж. Исполни и тотчас дай знать.

Не надо медлить. Что найдешь в записке,

То ты и сделай.

Офицер

Все, что можно сделать,

Я выполню по мере сил моих.

(Уходит.)

Трубы. Входят Олбени, Гонерилья,

Регана, офицеры и свита.

Олбени

Хвала вам, Глостер! Доблестно и смело

Вели вы бой сегодня, и в руках

У вас враги, с которыми вы бились.

Отдайте же нам пленников; мы с ними

Поступим так, как требуют их сан

И наша безопасность.

Эдмунд

Я велел уж

И старика презренного, и дочь

Держать под сильной стражей. Есть опасность

В их звании, в их бедствиях и плене:

Над ними может сжалиться народ

И против нас восстать. Обоих пленных

Я после выдам вам: теперь не время.

С нас льются кровь и пот; на бранном поле

Лежат друзья убитые - и т_я_жки

Минуты после самой славной битвы!

О королеве и ее отце

Здесь говорить не место.

Олбени

Граф, позвольте

Мне вам сказать, что вас считаю я

Военачальником нам подчиненным -

Никак не братом.

Pегана

Это наше дело.

Могли бы, герцог, вы у нас спросить,

Как мы рассудим. Перед нашим войском

Он в бой ходил, он представлял собою

Лицо и власть мою - и смело может

Назваться братом вашим.

Гонерилья

Тише! Тише!

Сам по себе он выше повышений

И милостей твоих.

Pегана

За то и взыскан

Он милостью от нас.

Гонерилья

И так уж взыскан,

Что ты его назвать готова мужем.

Pегана

Смотри, не напророчь!

Гонерилья

Стой, стой, сестрица!

Любовь слепа: не доверяй глазам.

Pегана

Сестра, я нездорова, без того

Тебе сумела б я ответить. Глостер!

Бери себе мои войска, всех пленных,

Владения мои - повелевай

Всем, что имею я, и мной самою!

Здесь все твое! Перед лицом вселенной

Я признаю тебя своим супругом

И властелином.

Гонерилья

Как? Осмелься только

Ты это сделать!

Олбени

(Гонерилье)

От тебя согласья

Не требуют.

Эдмунд

(Олбени)

И от тебя, конечно.

Олбени

Там поглядим, мой незаконный братец!

Pегана

(Эдмунду)

Сбери ж войска при барабанном бое

И объяви, что власть мою тебе

Я отдала.

Олбени

Молчать и слушать смирно!

Эдмунд, тебя я обвиняю здесь

В измене государственной, и эту

(указывая на Гонерилъю)

Змею красивую, с тобою вместе,

Я отдаю под стражу.

(Регане.)

Вас, сестрица,

Прошу я отменить замужство ваше,

Чтоб не вредить жене моей; она

Давно сдружилась с этим полководцем.

Когда хотите замуж, постарайтесь

Мне приглянуться; а моя супруга

Уже помолвлена.

Гонерилья

Что это значит?

Олбени

Ты, Глостер, при оружии. Герольды!

Трубите в трубы!

(Кидает перчатку.)

Вот моя перчатка!

Когда никто не явится сюда,

Чтоб честным боем и судом Господним

Нам доказать, что ты в измене тяжкой,

Коварной и неслыханной повинен,

Я сам - теперь же, не вкусивши хлеба -

С тобою в бой вступлю и докажу

Всю правду слов моих.

Pегана

Мне тяжко, тяжко!

Гонерилья

(в сторону)

Мой яд хорош; я не ошиблась в яде!

Эдмунд

(кидая перчатку)

Вот мой залог, и если в целом свете

Найдется лжец, посмевший называть

Меня изменником - при трубном звуке

Его и всех других клеветников

Зову сюда я на смертельный бой

За честь мою и правду!

Олбени

Эй, герольды!

Эдмунд

Герольд, сюда!

Олбени

На собственную силу

Ты положиться должен. Ты без войска.

Я созвал войско, я и распустил!

Регана

Мне хуже... я больна...

Входит герольд.

Олбени

В мою палатку

Отвесть ее. Она больна.

Регану уводят.

Герольд!

Прочти нам это.

(Дает герольду бумагу.)

Офицер

Трубачи, трубите!

Трубят.

Герольд

(читает)

"Если  кто из рыцарей и знатных людей желает доказать силой оружия, что Эдмунд,  называющий  себя графом Глостером, есть великий изменник отечеству, тот   должен   явиться  после  третьего  зова  трубы.  Противник  готов  его встретить".

Эдмунд

Труби!

Трубят в первый раз.

Герольд

Еще!

Трубят во второй раз.

Герольд

Еще!

Трубят в третий раз. За сценой отвечает труба.

Входит Эдгар, вооруженный. Впереди него идет

трубач.

Олбени

(герольду)

Спроси его, зачем на трубный вызов

Явился он.

Герольд

Ты, рыцарь неизвестный,

Кто ты таков, как звать тебя и вызов

Зачем ты принял?

Эдгар

Знайте все, что имя

Мое погибло, сглодано изменой;

Но благороден я, как мой противник,

И с ним хочу я биться.

Олбени

Кто же он?

Эдгар

Кто смеет здесь назвать себя Эдмундом

И графом Глостером?

Эдмунд

Я - Глостер!

Дальше!

Эдгар

Ты вынь свой меч и за слова мои

Готовься мстить: мой меч уж наготове.

Здесь - в силу чести рыцарской и клятв -

Я, несмотря на все твои заслуги,

На сан твой, доблесть, первые победы,

Тебя зову изменником безбожным,

Губителем родителя и брата,

Бунтовщиком против законной власти

И извергом от головы до ног!

Скажи лишь "нет" - и этою рукою

И силою моею, и мечом,

Я докажу, что лжешь ты!

Эдмунд

Мог бы я

Спросить, кто ты; но сам я не желаю

Отсрочить боя: воин ты по виду

И дворянин по речи. Здесь кидаю

Тебе в лицо твои я обвиненья,

Зову бездельником, гнушаюсь

Бессильным ядом клеветы твоей

И, взявши меч, вобью тебе я в горло

Назад всю ложь твою! Трубить, герольды!

Трубы. Схватка. Эдмунд падает.

Олбени

Пощада павшему!

Гонерилья

Обманут Глостер!

Не побежден - обманут ты бесчестно!

Зачем в противность рыцарскому праву

На вызов незнакомца ты ответил?

Олбени

Зажми свой рот, злодейка, или я

Забью его бумагой этой.

(Эдмунду.)

Изверг,

Читай теперь свое ты обвиненье!

(Гонерилье.)

Не вырывай бумаги! Вижу я,

Что и тебе она давно знакома.

(Дает письмо Эдмунду.)

Гонерилья

Нет нужды в том. Здесь я повелеваю,

И некому судить меня!

Олбени

Ты знаешь

Бумагу эту?

Гонерилья

Нет тебе ответов!

(Уходит.)

Олбени

(офицеру)

Смотри за ней: она близка к безумью.

Эдмунд

Все, в чем ты обвинял меня, и много

Еще другого в жизнь мою я сделал,

Оно прошло и жизнь прошла. Но кто ты,

Противник мой счастливый? Если ты,

По крови благороден, то тебя

Прощаю я.

Эдгар

Услуга за услугу!

Эдмунд, не ниже я тебя по крови,

А если выше, то еще страшнее

Твоя вина. Я - брат твой! Боги справедливы:

Прошедших дней веселые пороки

Для нас орудья пытки создают.

За темное рождение твое

Потерей глаз отец твой поплатился.

Эдмунд

Вы правы, о благие силы неба!

Вы правы! Колесо свой полный круг

Свершило - и повержен я.

Олбени

(Эдгару)

Приди ж

Ко мне в объятья. Сразу я признал

Высокий сан в тебе. Любил всегда я

Тебя и твоего отца.

Эдгар

Я знаю

Все это, герцог.

Олбени

Где же ты скрывался?

Как ты узнал про бедствия отца?

Эдгар

Я их делил все время. Мой рассказ

Недолог будет; а когда я кончу,

Пускай душа замрет с моим рассказом!

Мила нам жизнь: от приговора злого

Скрывался я под рубищем безумца,

Когда слепой отец мой, со следами

Кровавыми на месте глаз бесценных,

Со мною встретился. С тех пор я был

Его вожатым и его кормильцем;

Я утешал его; я подаянья

Ему просил; но - горе мне! - не смел я

Ему открыть, кто я! Сегодня только,

Готовясь в бой, ему я рассказал

Все про себя и перед смертным боем

У старца попросил благословенья.

Увы, его истерзанное сердце

Не вынесло борьбы блаженства с горем -

И умер, улыбаясь, мой отец!

Эдмунд

Меня ты тронул; может быть, к добру

Ты говоришь, скорее продолжай:

Я вижу, что не все сказал ты.

Олбени

Нет,

Довольно горьких слов! Нет силы больше

О прежних слышать...

Эдгар

В самую минуту,

Когда рыдал я над моим отцом,

К нам человек приблизился. Он прежде

Во мне безумца видел, но, узнавши,

Кто я такой, он в сильные объятья

Меня схватил - и страшное рыданье

Он поднял к небу, и на труп отца

Он бросился и рассказал про Лира

И про себя печальнейший рассказ,

Когда-нибудь рассказанный на свете.

И говорил он - и во время речи

Его тоска росла, и струны жизни

В нем обрывались. Тут раздались трубы -

И я его оставил.

Олбени

Кто же он?

Эдгар

Кент, сэр, изгнанник Кент. Слугой одевшись,

Служил он государю и врагу,

Как самый раб служить не согласится.

Вбегает вельможа из свиты Гонерильи.

В руках у него окровавленный нож.

Вельможа

Беда! Спасите!

Эдгар

Где беда?

Олбени

В чем дело?

Эдгар

Зачем с ножом ты?

Вельможа

Этот нож в крови:

Самоубийство!

Олбени

Кто убил себя?

Вельможа

Супруга ваша, герцог! Отравила

Она сестру - и сознается в том!

Эдмунд

Обеим я дал слово - и нам всем

Недолго свадьбы ждать.

Олбени

Живых иль мертвых,

Несите их сюда. Трепещем мы

Перед судом небес, но сожаленья

Не в силах ощущать.

Вельможа уходит. Входит Кент.

Эдгар

Вот Кент.

Олбени

Да, это он!

Нам некогда приветствовать его

Так, как велит приличие.

Кент

Сюда

Пришел затем я, чтобы государю

И господину моему сказать:

"Ночь добрая!" Не здесь он?

Олбени

Мы забыли

Про главное. Скажи скорей, Эдмунд,

Где наш король? Где дочь его меньшая?

Вносят тела Реганы и Гонерильи.

Ты это видишь, Кент?

Кент

Что это значит?

Эдмунд

Да, был любим Эдмунд! Сестра сестру

Из-за него сгубила и потом

Себя зарезала.

Олбени

Да, это правда.

Закройте лица сумрачные им.

Эдмунд

Недолго жить мне. Вопреки природе

Добро хочу я сделать. Поскорее

Гонца пошлите в замок. Торопитесь:

Я Лира и Корделию велел

Там умертвить. Не медлите!

Олбени

Бегите!

Бегите все!

Эдгар

(герцогу)

Куда ж бежать? Кому приказ был отдан?

(Эдмунду)

Пошли отмены знак!

Эдмунд

Мой меч возьми

И капитану передай.

Олбени

Скорее

Беги, спеши, коль жизнь тебе мила!

Эдгар уходит.

Эдмунд

Я и твоя жена вдвоем решили

Корделию повесить и потом

Слух распустить, что на самоубийство

В отчаянье решилася она.

Олбени

Пусть небеса хранят ее! Несите

Его отсюда!

Эдмунда уносят. Входит король Лир с мертвой

Корделией в объятиях. За Лиром Эдгар,

офицеры, воины и толпа народа.

Лир

О, войте! Войте! Войте! Вы из камня -

Из камня, люди! Если б я имел

И столько глаз, и столько языков,

От слез моих и стонов свод небесный

Распался бы! Она навек заснула:

Я жизнь от смерти различать умею.

Она мертва, как ком земли. Подайте

Мне зеркало: когда ее дыханье

Стекла поверхность затемнит, скажу я -

Скажу я, что жива она!

Кент

Настал

Последний день для мира!

Эдгар

Страшно! Страшно!

Смерть, где ты?

Лир

(держит перо у губ Корделии)

Тсс! Перо зашевелилось.

Она жива! О, если это так,

То разом награжден я за страданья,

Какие в жизни знал я!

Кент

(бросаясь к ногам Лира)

Государь!

Мой добрый государь!

Лир

Прошу тебя,

Прочь, прочь!

Эдгар

То друг ваш, честный Кент.

Лир

Чума на вас, изменники, убийцы!

Я б мог спасти ее; теперь навеки

Она ушла от нас. - Постой еще,

Корделия! Корделия, помедли

Хотя немного! А? Что ты сказала? -

У ней был нежный, милый, тихий голос -

Большая прелесть в женщине. Убил я

Раба, который вешал дочь мою...

Офицер

Да, он убил его.

Лир

Убил, не так ли?

Когда-то было время: мог бы я

Моею острой саблей их заставить

Попрыгать всех; теперь я стар. От горя

Я ослабел. Здесь так темно. Глаза

Мои не зорки.

Кент

О, когда Фортуна

Двумя людьми способна похвалиться,

Которых ей любить и ненавидеть

В одно и то же время приходилось,

То перед вами есть один из них.

Лир

Ты будто Кент?

Кент

Я - Кент, слуга ваш верный.

Где Кайюс, что служил вам?

Лир

Умер он

И сгнил. Он, помнится, был честный малый;

Умел он храбро биться.

Кент

Государь,

Не умер он: он здесь - я сам...

Лир

Увидим.

Кент

С начала самого страданий ваших

Я шел за вами следом.

Лир

Очень рад

Тебя я видеть здесь.

Кент

Не может быть

Здесь радости: все горько и печально!

Ужасной смертию погибли ваши

Две дочери.

Лир

Мне кажется, что так.

Олбени

Не знает он, чт_о_ говорит. Напрасно

К нему мы обращаемся.

Эдгар

Так точно.

Входит офицер.

Офицер

Эдмунд скончался.

Олбени

Нам не до Эдмунда!

Вы, лорды и друзья мои, узнайте

Намерения наши. Чем лишь можем

Утешить мы великого страдальца -

Все будет сделано. Всю нашу власть

Мы старцу-королю предоставляем:

Пусть царствует до гроба.

(Эдгару и Кенту.)

Вам обоим

Права мы возвращаем и еще

Вас наградим. За верность и добро -

Почет друзьям; враги же пусть осушат

Всю чашу зол. Глядите! О, глядите!

(Указывает на Лира.)

Лир

(около трупа Корделии)

Повешена моя малютка! Нет, нет жизни!

Зачем живут собака, лошадь, крыса -

В тебе ж дыханья нет? О, никогда

Ты не придешь, ты не вернешься к нам!

Никогда! Никогда! Никогда! Никогда!

(Офицеру.)

Пожалуйста, вот пуговицу эту

Мне отстегните. Сэр, благодарю вас!

Вы видите ли это? Поглядите

Вы на нее. Уста ее... взгляните,

Взгляните... О, взгляните!...

(Умирает.)

Эдгар

Он в обмороке! Государь!

Кент

О сердце,

Когда ты разорвешься!

Эдгар

Поглядите!

Кент

Не оскорбляй души его. Пускай

Она отходит с миром: только враг

Его вернуть захочет к пыткам жизни.

Эдгар

Так умер он?!

Кент

Как мог еще страдалец

Так долго жить и мучиться так долго?

Олбени

Несите мертвых. Нам одно осталось:

Великий плач.

(Кенту и Эдгару.)

Вам, верные друзья,

Сдаю я власть над царством и заботы

Об участи его.

Кент

Нет, герцог, надо

Мне в путь идти: меня король зовет!

Эдгар

Смиримся же пред тяжкою годиной;

Без ропота дадим мы волю сердцу!

Всех больше вынес старец; нам же всем

Не видеть стольких лет и столько горя.

Уходят при звуках погребальной музыки.  

Перевод с английского Александра Дружинина

Число просмотров текста: 979; в день: 0.66

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0