Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Драматургия
Шекспир Вильям
Трагедия Отелло, Мавра Венецианского (пер. В. Рапопорта)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Отелло                           Мавр, генерал на службе Венеции

Брабантио                        Отец Дезедемоны, венецианский сенатор

Кассио                           Благородный лейтенант, подчиненный Отелло

Яго                              Злодей, прапорщик Отелло

Родриго                          Простак, венецианский джентльмен

Герцог                           Венеции

Сенаторы                         Венеции

Монтано                          Губернатор Кипра, которого сменил Отелло

Джентльмены                      С Кипра

Лодовико                         Благородный венецианец, кузен Дездемоны

Грациано                         Благородный венецианец, дядя Дездемоны

Матрос

Клоун

Дездемона                        Жена Отелло, дочь Брабантио

Эмилия                           Жена Яго, служанка Дездемоны

Бианка                           Куртизанка, любовница Кассио

Гонец, Герольд, Офицеры, Джентльмены, Музыканты и Слуги.

Место действия: Акт I - Венеция, Акты II-V - Кипр.

АСТ I

СЦЕНА 1

Улица в Венеции. Входят Яго и Родриго.

РОДРИГО

Ей-Богу, как это случилось,

Что ты мне никогда про это не сказал?

Ты должен знать: мой кошелек

Всегда тебе открыт, как твой.

Прошу тебя про это помнить.

ЯГО

Клянусь Христовой кровью,

Ты не стал бы слушать.

И можешь отвернуться от меня,

Когда б имел я хоть малейшее желанье.

РОДРИГО

Сейчас ты мне сказал,

Что уж давно его ты ненавидишь.

ЯГО

И если дело обстоит иначе,

Меня ты можешь презирать.

Так было, что из города отцов

К нему явились три персоны

И в качестве услуги личной

Меня просили лейтенантом сделать.

Ты мне поверь, себя я знаю цену

И мог бы должность эту исполнять достойно,

Он долго им ответа не давал,

Ссылаясь ловко на военные дела,

Потом и вовсе отказал, поскольку

Уже себе он выбрал офицера.

Кто ж это? Белоручка, математик,

Какой-то флорентиец Кассио Микель,

Который не командовал в бою

И знает распорядок битвы

Никак не лучше старой девы.

И проку от такого книжного червя,

Не больше, можешь догадаться,

Чем от любого в тоге болтуна.

Одни слова, не опыт боевой -

Вот доблести солдатские его.

Такой, синьор, он сделал выбор,

Хотя я был перед глазами постоянно

И показал себя на Родосе, на Кипре,

А также и других местах, но все же

Я обойден, а счетовод, бумажный червь

Быть должен лейтенантом. Кто же я?

Всего лишь прапорщик у Мавра!

РОДРИГО

Да я бы лучше был его палач.

ЯГО

Что делать, каково проклятье службы:

Там двигают любимчиков и тех,

Кто покровительство высокое имеет.

Не происходит ничего по старшинству,

Когда второй - наследник первого по праву.

Теперь, синьор, вы можете судить,

За что любить я должен Мавра.

РОДРИГО

Тогда б я вовсе не служил под ним.

ЯГО

Об этом вы, синьор, не беспокойтесь.

Я у него служу, свою имея цель.

Мы все хозяевами быть никак не можем,

Не всем хозяевам, однако, служат верно.

Ты видел, знаю, слуг таких,

Что служат преданно и раболепно

Своих хозяевам, как верные ослы,

За хлеб и кров, однако все равно

Под старость те их выгонят за дверь.

По мне, пороть покрепче нужно слуг таких!

Но есть другие. Под личиной долга

Они заботятся все время о себе,

Изображают преданность хозяевам своим,

Но в то же время процветают за их счет.

Мне больше по душе такие парни.

И так же истинно, как то, что ты Родриго,

Что, будь я Мавр, я б не был Яго.

Я, следуя за ним, лишь следую себе.

Изображаю я любовь и долг,

Господь, однако, мой свидетель,

Всегда преследую свой личный интерес.

И что бы внешне я ни представлял, позднее

Над этим буду непременно издеваться.

Да, я не то, чем часто я кажусь.

РОДРИГО

Воображаю, как доволен толстогубый,

Коль принимает все за чистую монету!

ЯГО

А ну-ка выкрикни ее отца погромче,

Пускай подымется с постели среди ночи.

Ему ты отрави существованье,

И совершенно не давай ему покоя,

Его ославь публично на весь город,

Пусть возмутятся все его родные,

Пусть тучи мух его облепят,

Хотя и так их в нашем климате довольно.

И если этого всего нехватит,

Ему еще ты раздражения подбавь.

РОДРИГО

Вот дом отца ее, сейчас

Его я громко призову.

ЯГО

Давай, давай,

И в голос напусти побольше страху,

Как будто в городе пожар.

РОДРИГО

Брабантио, синьор Брабантио, беда!

ЯГО

Проснись, Брабантио, воры, воры, воры!

Твой дом в опасности и дочь,

А также и твои мешки с деньгами!

Проснись, грабеж, грабеж, грабеж!

Брабантио появляется наверху в окне.

БРАБАНТИО

В чем дело? Что за повод

Для этих страшных криков?

РОДРИГО

Синьор, все ли на месте ваши домочадцы?

ЯГО

Скажите, ваши двери на замке?

БРАБАНТИО

Да почему вы спрашиваете это?

ЯГО

Синьор, вас грабят и позор

На вашу голову свалился!

Душа у вас пуста наполовину

И сердце ваше вдребезги разбито.

Вот в эту самую минуту

Баран матерый, старый, черный

Он вашу белую овечку покрывает.

Вставайте, в колокол ударьте, поскорей

Храпящих граждан разбудите,

Иначе наградит вас дьявол внуком.

Вставайте, вам я говорю!

БРАБАНТИО

Вы что, совсем сошли с ума?

РОДРИГО

Синьор почтенный, вы меня узнали?

БРАБАНТИО

Да нет, кто вы такой?

РОДРИГО

Меня зовут Родриго.

БРАБАНТИО

Ты здесь вдвойне незванный гость.

Тебе я раньше приказал,

Чтоб мой порог не обивал напрасно.

Тебе давно сказал я напрямик,

Что дочь моя не про тебя, и что же?

Поужинав и выпивши изрядно,

Набрался духу ты сюда придти

И среди ночи мой покой нарушить?

РОДРИГО

Синьор, синьор:

БРАБАНТИО

Ты можешь быть уверен: я

В Венеции лицо не из последних,

И если только захочу, тебе

Доставить много неприятностей сумею.

РОДРИГО

Терпенье, дорогой синьор!

БРАБАНТИО

Чего кричишь ты про грабеж?

Мой дом стоит не на задворках.

РОДРИГО

Я к вам пришел, синьор дражайший,

С открытою и честною душой:

ЯГО

Клянусь,  синьор,  вы  из тех, кто не станет служить Богу, ежели дьявол

прикажет.  Мы  пришли,  чтобы  вам  услугу  оказать,  а вы нас принимаете за

негодяев,  поэтому  вашу  дочь покроет береберский жеребец, ваши внуки будут

ржать вам в лицо, а вы сами породнитесь с испанскими лошадками и с ослами!

БРАБАНТИО

Что ты за такой мерзавец подлый?

ЯГО

Я,  синьор, тот человек, который пришел к вам, чтобы сообщить, что ваша

дочь и Мавр в эту самую минуту составляют одну скотину с двумя горбами.

БРАБАНТИО

Ты - негодяй!

ЯГО

А вы - сенатор!

БРАБАНТИО

За это ты, Родриго, мне ответишь!

РОДРИГО

Синьор, я не боюсь за все ответить,

Но умоляю выслушать меня сперва.

И если с вашего отцовского согласья,

В чем я теперь почти что убежден,

Дочь ваша в этот час ночной глухой

Доставлена наемным гондольером

В обятья Мавра сладостасного, ну, что ж,

Учтя, что вы одобрили все это,

Тогда, конечно, без причины веской

Мы ваш ночной нарушили покой.

Однако, если вы про то не знали,

То в этом случае упреки ваши неуместны:

Так говорит мои хорошие манеры.

Поверьте мне, я хорошо воспитан

И вас по пустякам не стал бы беспокоить.

Я повторяю, ваши дочь, если она

Ушла из дому самовольно,

Она мятеж устроила, связав свою судьбу

И долг, и красоту, и разум

С каким-то чужаком случайным и приблудным,

Происхожденье чье от нас сокрыто.

Прошу вас, убедитесь сами:

Коль ваша дочь сейчас под вашим кровом,

Тогда вы в руки правосудья

Меня отдайте за обман.

БРАБАНТИО

Эй, вы, кто там, огни зажгите!

Свечу мне поскорей принесите

И разбудите всех моих людей.

Событье это не приснится в страшном сне,

И я им огорчен сверх меры.

Огня, я вам сказал, огня!

Исчезает в окне.

ЯГО

Прощай, я не могу здесь больше оставаться,

Иначе как бы против Мавра буду я поставлен,

Что для меня совсем уж неуместно.

Я знаю положенье в государстве нашем.

Они его, конечно, могут пожурить,

Однако выгнать не решатся ни за что,

Поскольку для войны на Кипре

Другого человека нет у них в запасе.

Он ненавистен мне, как муки ада,

Однако ради благ земных

Любовь и преданность я должен проявить,

Хоть это только видимость, не больше.

Их в Сагитарию ты отведи, на постоялый двор,

Там Мавра точно вы найдете, там

Я буду вместе с ним. Прощай.

Уходит.

Входит Брабантио, полностью одетый, и Слуги с факелами.

БРАБАНТИО

Увы, свершилось зло: ее нет в доме,

И впереди лишь горечь и позор.

Теперь скажи, Родриго, где

Ее ты видел? - Бедное дитя! -

И с Мавром, говоришь? - О, Боже,

Да кто захочет быть отцом!

Как знаешь ты, что то она была? -

Я ей обманут, без сомненья! -

И что она тебе сказала? -

Свечей побольше принесите

И разбудите всех моих родных!

Ты думаешь, они уже женаты?

РОДРИГО

Сказать по правде, думаю, что так оно и есть.

БРАБАНТИО

О, Боже, как она из дома ускользнула?

Да, это точно взбунтовалась кровь! -

Отныне пусть отцы не думают, что знают,

Какие мысли на уме у дочерей,

Когда они их поведенье наблюдают! -

И разве это не магические силы,

Что могут совершенно извратить

Девичества и юности природу?

Ты разве не читал про то, Родриго?

РОДРИГО

Действительно читал, синьор.

БРАБАНТИО

Эй, позовите брата моего! -

Уж лучше бы она тебе досталась!

Куда ни кинешь, всюду клин. - Ты знаешь,

Где можно Мавра и ее сейчас найти?

РОДРИГО

Я думаю, мы их врасплох застанем,

Коль с доброй стражей вы со мной пойдете.

БРАБАНТИО

Прошу тебя, веди нас всех туда.

Мы по пути заглянем в каждый дом,

Во многих я могу призвать к оружью!

Да приведите стражников ночных!

Родриго, я твоей услуги не забуду.

СЦЕНА 2

Улица. Входят Отелло, Яго, Слуги с факелами.

ЯГО

Хотя лишал людей я жизни на войне,

Однако преднамеренным убийством

Я совесть не могу отяготить.

То обстоятельство, что злобы нет во мне,

Оно порой меня подводит.

Мне кажется, раз девять или десять

Его я здесь, под ребрами проткнул.

ОТЕЛЛО

Я думаю, что даже лучше так.

ЯГО

Все потому, что он с таким презреньем

Посмел о ваше чести отзываться,

Что этого снести я был не в силах.

Синьор, скажите, вы действительно жениилсь?

Он шишка важная и очень популярен,

А по влиянию почти, как Герцог.

Он постарается устроить вам развод

Или создаст вам неприятности с законом.

ОТЕЛЛО

Пускай себе он злобою кипит.

Мои заслуги пред Венецией известны

И громче говорят, чем жалобы его.

Свое происхожденье я веду от королей,

Об этом в городе никто не знает,

Однако я про то, возможно, объявлю,

Коль хвастовство теперь в таком почете.

И все, что говорят против меня,

С тем, что достиг я, не идет в сравненье.

Я Дездемону нежную люблю от всей души.

Меня ты, Яго, знаешь хорошо:

Я б за сокровища в морских глубинах

Свою бы вольность ни за что не применял.

Однако вижу я огни, кто это?

Входит Кассио и Офицеры с факелами.

ЯГО

Отец рассерженный идет с его людьми.

Я думаю, уйти вам стоит внутрь.

ОТЕЛЛО

Уж лучше пусть они меня найдут.

Мои дела и репутация моя -

Вот это лучшая защита.

Так что, это действительно они?

ЯГО

О, нет!

ОТЕЛЛО

А, люди Герцога и ты, мой лейтенант!

Синьоры, добрый вечер!

Какие новости у вас!

КАССИО

Вам Герцога посылает свой привет

И просит, чтоб немедленно явились.

ОТЕЛЛО

Ты знаешь, Кассио, в чем вызова причина?

КАССИО

Я думаю, что это кипрские дела:

Там положение становится горячим.

С галер уж прибыло до дюжины гонцов,

Сенаторов всех подняли с постелей,

Иные вместе с Герцогом теперь.

Вас дома не нашли и три посыльных

По всей Венеции разыскивают вас.

ОТЕЛЛО

Что ж хорошо, что вы меня застали.

Я на одну минуту в дом зайду,

После чего отправлюсь вместе с вами.

КАССИО

Скажи мне, прапорщик, что делает он здесь?

ЯГО

Он этой ночью галеон богатый взял на абордаж,

И если будет признана законною добыча,

То он устроен навсегда.

КАССИО

Я не могу понять, о чем ты говоришь.

ЯГО

Женился он.

КАССИО

На ком?

ЯГО

О, Господи, на:

Входит Отелло.

Что, генерал, идете вы туда?

ОТЕЛЛО

Да, я готов.

КАССИО

Еще один гонец идет за вами.

Входят Брабантио, Родриго, Офицеры с факелами.

ЯГО

Смотрите, генерал, Брабантио подходит.

Его намеренья, я знаю, не из добрых.

ОТЕЛЛО

Эй, вы, остановитесь!

РОДРИГО

Синьор, а вот и Мавр.

БРАБАНТИО

Хватайте этого вора!

Люди на обеих сторонах обнажают шпаги.

ЯГО

Вы здесь, Родриго?

Я готов сразиться с вами.

ОТЕЛЛО

Свои клинки вложите в ножны,

Не то они в тумане заржавеют.

Я думаю, синьор, что в ваши годы

Оружье вам уж точно не к лицу.

БРАБАНТИО

Скажи мне лучше, подлый вор,

Куда ты дочь мою упрятал?

Проклятый, ты ее околдовал.

Иначе не могу себе представить,

Как деликатная счастливая девица,

Которая про брак и слышать не хотела,

Кудрявая любимица страны,

Что выросла в богатстве и любви,

Вдруг выставит себя на осмеянье

И кров родительский оставит

Ради тебя, такого страхолюда?

Ужели это сделала она,

Чтобы на грудь твою припасть,

Грудь черную, как сажа из камина?

Нет, здесь не обошлось без колдовства!

И пусть меня осудит мир, когда не очевидно,

Что ты к ней чары применил,

Ей порошки подсунул или мази,

Которые желанье вызывают.

Я настою, чтоб следствие открыли,

Поскольку это очень вероятно.

Сейчас тебя велю арестовать,

Как ты обманщик есть и черный маг,

Который преступил закон венецианский.

Его хватайте, если вздумает сопротивляться,

Пусть в этом случае пусть пеняет на себя.

ОТЕЛЛО

Никто ни с места!

Вы, кто со мной, и остальные:

Когда бы драться я намеренье имел,

Давно бы начал, без подсказки.

Скажите мне, куда пойти я должен,

Чтобы на ваши обвинения ответить?

БРАБАНТИО

В тюрьму, а в срок, указанный в законе,

Предстанешь ты перед судом.

ОТЕЛЛО

А если подчинюсь я, что тогда?

Не знаю только, как посмотрит Герцог,

Гонцы которого меня повсюду ищут.

ОФИЦЕР

Да это так, синьор почтенный.

Сейчас в Совете Герцог заседает,

И, думаю, послал за вами тоже.

БРАБАНТИО

В Совете Герцог в это время ночи?

Ну, что ж, его туда ведите.

Пусть справедливость иска моего

Увидят Герцог и Сенаторы-собратья,

И если уж таким делам без наказанья быть,

То наша власть - язычники и подлые рабы.

СЦЕНА 3

Зала Совета. Входит Герцог, Сенаторы, Офицеры. Герцог и Сенаторы

располагаются вокруг стола.

ГЕРЦОГ

Я в этих новостях не вижу толку,

И потому им трудно верить.

1-ый СЕНАТОР

Согласья в цифрах нет:

Сто семь галер турецких

Указаны в письме, что у меня.

ГЕРЦОГ

В моем насчитано сто сорок.

2-ой СЕНАТОР

Держу в руках я документ,

Где говорится про две сотни.

И все ж, хотя такие расхожденья -

Вещь частая в тех случаях, когда

По большей части слышим мы догадки,

Однако сходятся они на том,

Что флот Турецкий угрожает Кипру.

ГЕРЦОГ

Я тоже не ручаюсь за детали,

Но в этом с вами я согласен

И вижу основанья для тревоги.

МАТРОС (за сценой)

Эй, кто там, отзовитесь!

Входит Матрос.

ОФИЦЕР

Синьоры, вот с галер посыльный.

ГЕРЦОГ

Докладывай, какие там дела?

МАТРОС

Синьор Монтано приказал вам сообщить.

Что флот Турецкий к Родосу идет.

ГЕРЦОГ

Что скажете про эту перемену?

1-ый СЕНАТОР

Я думаю, что это невозможно.

Скорее, это только ловкий ход,

Рассчитанный на то, чтоб сбить нас с толку.

Для турок Кипр важнее Родоса намного,

Я не могу себе представить,

Чтобы они могли всерьез о нем забыть.

Нет, Турки не такие уж невежды,

Чтоб пренебречь своей же пользой

И флотом рисковать по пустякам.

ГЕРЦОГ

Да, видно по всему, что не идут они на Родос.

ОФИЦЕР

А вот и новые известия для вас.

Входит Гонец.

ГОНЕЦ

Сенаторы, вам должен сообщить:

Турецкий флот, который шел на Родос,

Теперь с другим соединился флотом

И оба движутся на Кипр.

1-ый СЕНАТОР

Я так и думал! Сколько их?

ГОНЕЦ

Мы насчитали тридцать парусов.

Теперь они уж точно повернули

И взяли несомненно курс на Кипр.

Синьор Монтано, верный ваш слуга,

Меня с вестями этими отправил

И просит вас прислать ему подмогу.

ГЕРЦОГ

Итак, теперь мы знаем: это Кипр.

Где Маркус Люцикос? Здесь в городе иль нет?

1-ый СЕНАТОР

Он во Флоренции сейчас.

ГЕРЦОГ

Послать за ним без промедленья.

1-ый СЕНАТОР

Сюда идут Брабантио и храбрый Мавр.

Входят Брабантио, Отелло, Кассио, Яго, Родриго, Офицеры.

ГЕРЦОГ

Отелло храбрый, нам нужны твои услуги,

С тем, чтобы против Оттоманов

Против врагов извечных наших.

В поход ты выступил немедля,

(Брабантио) Я не заметил вас, синьор почтенный.

Сегодня ваш совет нам очень нужен.

БРАБАНТИО

Сюда я тоже прибыл за советом.

Ваше высочество, прошу меня простить,

Однако в это время ночи

Меня с постели не Венеции заботы

Подняли, нет, но личные дела,

Которые, увы, как наводненье,

Другие беды и печали

Вдруг залили и поглотили.

ГЕРЦОГ

Но почему же? Что случилось?

БРАБАНТИО

О, это дочь моя!

1-ый СЕНАТОР

Что, умерла?

БРАБАНТИО

Да, для меня.

Она обманута, украдена, развращена

Посредством заклинаний и лекарств,

Приобретенных у завзятых шарлатанов.

Без колдовства она бы не смогла

Пойти против своей природы -

Лишь будучи обманута, слепа или безумна.

ГЕРЦОГ

Кто б ни был тот, кто это совершил,

Кто дочь твою отнял у ней самой,

А также у тебя, то на него,

Обрушить можешь ты закона тяжесть,

Хотя бы был то собственный мой сын.

БРАБАНТИО

Ваше высочество благодарю смиренно.

Вот этот человек, вот этот Мавр,

Которого, как кажется, сюда

Призвали вы по государственным делам.

ВСЕ

Мы с сожалением об этом узнаем.

ГЕРЦОГ (Отелло)

Что можешь ты сказать про это?

ОТЕЛЛО

Почтенные вельможные синьоры,

Вы, благородные хозяева мои!

Что дочь у этого я старика забрал,

Так это правда: я на ней женился.

И преступление мое лишь только в этом.

Не искушен я в тонкостях словесных

И не владею даром мирной речи,

Я семилетним на войну попал

И мало говорить о чем умею,

За исключеньем боевых предметов.

Поэтому я делу моему

Не слишком помогу, наверно,

Коль стану говорить в свою защиту.

Но все же я прошу у вас вниманья.

Я неприкрашенный рассказ свой про любовь

Представлю вам на рассмотренье,

Про то, какие чары и снадобья,

Какую магию, какое колдовство,

Я применил, чтоб дочь его завоевать -

Ведь в этом я сегодня обвинен.

БРАБАНТИО

Девица робкая по духу, что нередко

Краснела от одних своих лишь мыслей,

И чтоб она, презревши воспитанье

И репутацию свою, свою природу,

Свою страну, свой возраст, все на свете,

Влюбилась в то, на что взглянуть страшилась?

Нет, чтобы с этим согласиться,

Необходимо совершенно потерять

Спсобность к здравому сужденью,

И выступить против природы, и

Себя интригам адским подчинить.

Поэтому я утверждаю снова:

Он ей снадобьями испортил кровь

Или щепотку дал волшебного лекарства,

Чтобы ее завоевать.

ГЕРЦОГ

Но утверждать не значит доказать.

Потребуется нечто посильнее,

Чем те неясные предположенья,

Чем те расхожие сужденья,

Что ты нам до сих пор привел.

1-ый СЕНАТОР

Отелло, говори: ты применял

Окольные пути, чтоб подчинить

И извратить девицы юной чувства?

Или всему виною душ родство?

ОТЕЛЛО

Я в Сагитарию прошу за ней послать.

Пусть говорит она перед отцом.

И если вы со слов ее

Найти сумеете за мной вину,

Тогда лишусь я вашего доверья,

А также и, возможно, жизни.

ГЕРЦОГ

Сюда доставьте Дездемону.

ОТЕЛЛО

Ты отведи их, прапорщик, ты знаешь место,

А до ее прихода я, как перед Богом,

Уходит Яго с двумя и тремя людьми.

Открою вам свои пороки крови

И расскажу, как я девицу эту полюбил

И как она в меня влюбилась.

ГЕРЦОГ

Да, да, Отелло, все нам расскажи.

ОТЕЛЛО

Ее отец любил меня и часто приглашал к себе,

Всегда расспрашивал меня он с интересои

Про все, что в моей жизни приключилось:

Про те опасности, которым я подвергся,

Про битвы и осады крепостей.

Я начал с лет, когда я был мальчишкой

И свой рассказ довел до наших дней.

Я говорил им о пугающих несчастьях,

Через которые прошел на суше и на море,

Как много раз я был на волосок от смерти,

Как был безжалостным врагом запродан в рабство

И как сумел вернуть себе свободу.

Они узнали про пещеры и пустыни,

Про скалы, что взмывают к небесам,

Про людоедов, что друг другу уши отгрызают

И про народы с головой пониже плеч.

Ко мне садилась ближе Дездемона,

Чтоб из рассказа ничего не пропустить.

И если даже по делам домашним

Порой случалось отлучиться ей,

Она скорей спешила возратиться,

Чтоб жадным ухом все услышать.

Я это видел и сумел добиться,

Что стала умолять меня она

Ей все подробно рассказать про то,

Про что пока она слыхала лишь в отрывках.

Я дал согласие и мой рассказ правдивый

Про все, что в юности пришлось мне пережить,

Ее нередко доводил до слез.

Когда историю свою я завершил,

Ее ответом было море вздохов.

Потом она сказала убежденно,

Как это странно все и как

Достойно это сожаленья.

Как лучше б ей про то совсем не слышать

И в то же время как бы ей хотелось,

Чтоб Бог ее создал таким мужчиной.

Еще она сказала: если я

Имею друга, что в нее влюблен,

То стоит только научить его,

Как излагать историю мою,

И тотчас же она его полюбит.

Как день, тогда мне стало ясно:

Она свою любовь мне отдала

За то, что довелось мне пережить,

А я от всей души ее люблю

За эту силу состраданья.

И только это колдовство я применил.

Входят Дездемона, Яго, Слуги.

Вот и она, пускай сама даст показанья.

ГЕРЦОГ

История такая дочь мою,

Я думаю, могла бы покорить.

Смирись, Брабантио, и пользу постарайся

Из дела этого нелегкого извлечь.

Сражаться лучше сломанным оружьем,

Чем просто голыми руками.

БРАБАНТИО

Прошу ее я выслушать и, если

Она участник в этом деле добровольный,

Тогда его я не осмелюсь осудить.

Скажи мне, дочь моя, из всех,

Кто здесь присутствует, пред кем

Твой главный послушанья долг?

ДЕЗДЕМОНА

Отец мой благородный, чувство долга

Раздвоено в сознании моем.

Своим рождением, а также воспитаньем

Я вам обязана, и мой дочерний долг

Вам подчиняться, как отцу, однако

Вот мой супруг. Подобно матери моей,

Что предпочла вас своему отцу,

Должна я заявить: вот Мавр, мой господин.

БРАБАНТИО

Что ж, Бог с тобой, я с этим делом кончил.

И если Вашему Высочеству угодно,

Мы обратимся к государственным делам.

Да, лучше уж иметь приемное дитя,

Чем то, которое тобой зачато.

Мавр, подойди сюда. Тебе от всей души

То отдаю, чем ты и так уже владеешь

И что от всей души хотел бы не отдать.

Из-за тебя, сокровище мое, я рад,

Что ты - мое единственое чадо,

Иначе после твоего побега

Пришлось бы на цепи держать других детей.

Ваше Высочество, я все сказал.

ГЕРЦОГ

Позволь и мне сказать свое сужденье,

Которое тебя, я думаю, склонит

Любовникам вернуть твое расположенье.

Когда поделать ничего не можешь,

Ты с тем смирись, чему уж не поможешь.

Не плачь над злом, которое умчалось,

Чтоб новое к тебе не постучалось.

Судьба отнимет, с чем не хотется расстаться --

Нам остается над судьбою посмеяться.

Ограбленный, смеясь, ворует у вора,

Скорбящий без толку, он грабит сам себя.

БРАБАНТИО

Пусть Кипр обманом Турок забирает,

Пока смеемся, ничего мы не теряем.

Ваш приговор лишь тот легко перенесет,

Кто утешениям значенье придает,

Но тот, в ком приговор рождает скорбь

Заплатит за страдания тоской.

Коль сладость есть и горечь в приговоре,

То он всегда двусмысленен, не боле.

Слова, однако, лишь слова. Когда разбито сердце,

Его словами излечить нет средства.

Я теперь покорнейше вас прошу перейти к государственным делам.

ГЕРЦОГ

Турок  с  мощным  флотом  движется по направлению к Кипру. Отелло, тебе

лучше  всех  известны  укрепления этого острова и, хотя там сейчас находится

способный  наместник,  однако  общее  мнение,  высший  судья  обстоятельств,

склоняется  к  тому,  что  послать  тебя туда - более безопасный выбор. Тебе

поэтому   придется   омрачить   радость  новой  перемены  в  твоей  судьбе и

отправиться в этот трудный и полный опасностей поход.

ОТЕЛЛО

Тиран-обычай, должен я сказать,

Давно он приучил меня к тому,

Что сон в доспехах на сырой земле

Есть лучшая постель пуховая на свете.

Я признаю, что я к лишениям привык,

И для меня они естественны, однако

Я, подчиняясь вашему решенью,

О Дездемоне позаботиться покорнейше прошу,

Чтобы в мое отсутствие она жила,

Как подобает ей по воспитанью.

ГЕРЦОГ

Ну, что ж, пускай покамест в дому у отца побудет.

БРАБАНТИО

Я с этим согласиться не могу.

ОТЕЛЛО

И мне решенье это не по нраву.

ДЕЗДЕМОНА

Нет, не могу я в отчем доме находиться,

Где каждый день перед его глазами

Покой отца я буду нарушать.

Вельможный герцог, разрешите мне

Открыто свое мненье изложить,

После чего, надеюсь, благосклонно

Вы отнесетесь к моему прошенью.

ГЕРЦОГ

Чего бы ты хотела, Дездемона?

ДЕЗДЕМОНА

То, что люблю я Мавра и живу с ним,

Все поведение мое, к молве презренье,

Провозглашают вызов всему миру.

Я сердце отдала ему свое,

Я с ним слилась душой и телом

И вижу мир теперь его глазами.

Я душу отдала свое и счастье

За честь и все достоинства его.

И если мне придется здесь остаться,

В то время, как он будет на войне,

То это будет для меня потеря,

Которая тяжелые страданья

Мне принесет. Поэтому прошу:

Мне разрешите с вместе с ним поехать.

ОТЕЛЛО

Пускай все будет по ее желанью.

Свидетель небо, я прошу не потому,

Чтоб утолить свой плотский аппетит,

Чтоб жар любовный загасиить,

Уж я не пылкий юноша, но с нею

Все время будет голова моя ясна.

И не подумайте вы, Боже упаси,

Что с ней дела оставлю в небреженьи.

Уж если опереньем стрел своих

Мне Купидон застит весь белый свет

И погрузит меня в любовную горчячку,

Тогда я опушусь настолько в вашем мненьи,

Что мой вы можете спокойно шлем стальной

Отдать кухаркам в качестве кастрюли.

ГЕРЦОГ

Ей оставаться здесь иль быть с тобой -

Предоставляю вам решить самим.

Но дело между тем не терпит промедленья.

1-ый СЕНАТОР

Ты этой ночью должен в путь пуститься.

ДЕЗДЕМОНА

Сказали этой ночью вы, синьор?

ГЕРЦОГ

Да, этой ночью.

ОТЕЛЛО

Я готов.

ГЕРЦОГ

Мы снова собермся завтра утром в девять.

Отелло, одного оставишь офицера,

Чтобы твои он полномочия доставил,

А также все, что будет нужно.

ОТЕЛЛО

К услугам вашим прапорщик мой Яго.

Он малый честный и достойный.

Ему доверю я жену сопровождать,

Вы все, что нужно, перейдате с ним.

ГЕРЦОГ

Быть по сему. Спокойной ночи всем. (Брабантио)

Вам на прощание скажу, синьор почтенный:

Коль добродетели в красотах отказать нельзя

Скорее чист, чем черен, ваш достойный зять.

1-ый СЕНАТОР

Прощай, Отелло. Обращайся с Дездемоной хорошо.

БРАБАНТИО

За нею, Мавр, прсматривай построже,

Иначе, как отец, обманут будешь тоже.

Уходят Герцог, Барбантио, Сенаторы, Офицеры.

ОТЕЛЛО

За честь ее я жизнью поручусь.

Я, честный Яго, на тебя

Оставить должен Дездемону.

Пускай твоя жена за ней присмотрит.

Ты их ко мне доставишь безопасно.

Идем же, Дездемона, только час одни

Мне остается провести с тобой,

Один всего лишь час на все:

Любовь, домашние дела и наставленья.

Идем, нельзя нам времени терять.

Отелло и Дездемона уходят.

РОДРИГО

Яго!

ЯГО

Что скажешь, благородное ты сердце?

РОДРИГО

Что мне теперь делать по-твоему? Скажи!

ЯГО

Я думаю, лечь в постель и спать.

РОДРИГО

Я собираюсь сей же час утопиться.

ЯГО

Если  ты  так  поступишь,  я перестану тебя любить. Скажи мне, глупый и

благородный человек, зачем?

РОДРИГО

Глупо  жить,  когда  жизнь  -  пытка.  Когда смерть - наш лекарь, тогда

наилучший рецепт - умереть.

ЯГО

Как  тебе не стыдно! Я прожил на свете двадцать восемь лет и с тех пор,

как  я  научился  различать  между  благом  и  вредом,  никогда  не встречал

человека,  который бы знал, как любить себя. Прежде, чем я соберусь топиться

из-за любви к какой-то коварной птичке,  мне придется поменяться личностью с

бабуином.

РОДРИГО

Что  же  мне делать? Я согласен, что стыдно быть таким влюбленным, но я

не в силах этого изменить.

ЯГО

Не в силах? Это еще что за хреновина! Какими нам быть - это внутри нас.

Наше  тело представляет собой сад, где садовником наша воля. Посеять крапиву

или  посадить  капусту,  вырастить  иссоп или выполоть тмин, развести в саду

один  вид  растений  или  разделить  землю  между многми видами, сделать сад

бесплодным, бросив его без присмотра, или удобрять его старательно - все это

во  власти  и  распоряжении  нашей  воли.  Если бы на весах нашей жизни чаша

разума  не уравновешивала чашу чувствcтвенности, тогда страсть и низменность

натуры  привели  бы  нас  к  извращенным последствиям. Однако мы располагаем

разумом,  способным  охладить  наши  бешеные порывы, наши плотские соблазны,

наши  разнузданные желания, откуда и произрастает черенок, который ты зовешь

любовью.

РОДРИГО

Не может этого быть.

ЯГО

Еще как может! Это просто голос крови и распушенность воли. Возьми себя

в  руки,  будь  мужчиной.  Утопиться? Топят котят и слепых щенков. Я признал

тебя  своим  другом,  я привязан к тебе крепчайшими узами. Никогда раньше не

мог я помочь тебе так, как теперь. Набей свой кошелек деньгами и отправляйся

вместе  с  войсками,  изменив  свою внешность приклеенной бородой. Как я уже

сказал,  набей  свой  кошелек  деньгами.  Невозможно,  чтобы Дездемона долго

любила  своего  Мавра  или он ее - набей свой кошелек деньгами. То был в ней

бешеный  порыв,  и  ты  увидишь  ответное  замедление  -  набей свой кошелек

деньгами.  Мавры  переменчивы  по  натуры  - ты только наполни деньгами свой

кошелек.  Пища,  что  представляется  ему  сегодня сладкой, скоро станет ему

горька.  Она  обратится  к юности, когда, насытившись его телом, поймет свою

ошибку.  Эта  перемена в ней неизбежна - потому набей свой кошелек деньгами.

Коли  хочется  тебе  быть  проклятым, избери путь более соблазнительный, чем

топиться:  добудь денег, сколько сможешь. Если святость брачного союза между

приблудным  Бербером  и  сверхлукавой Венецианкой окажется не слишком трудна

для моего ума и для обитателей Преисподней, тогда ты ею насладишься - посему

добудь побольше денег. Нельзя ничего хуже придумать, чем утопиться, это ни в

какие  ворота  не   лезет.  Уж  лучше  пусть тебя повесят после того, как ты

своего добьешься, чем топиться теперь, не попробовав ее.

РОДРИГО

Будешь   ли   ты   мне   помогать,  если  я  останусь  жить,  дожидаясь

благоприятного исхода?

ЯГО

Можешь  на  меня  положиться  - ступай только и добудь денег. Я говорил

тебе  не  раз  и  повторю  еще  раз: я ненавижу Мавра. Моя решимость идет от

сердца, как и твоя. Давай поэтому соединим наши усилия, чтобы ему отомстить.

Если  ты  сумеешь наставить ему рога, для тебя это будет удовольствие, а для

меня - развлечение. Во чреве времени таится множество событий, которым нужно

помочь  выйти  на  свет.  Шагом марш, добудь денег, завтра мы продолжим этот

разговор. Прощай.

РОДРИГО

Где мы встретимся завтра?

ЯГО

У меня на квартире.

РОДРИГО

Я приду туда пораньше.

ЯГО

Уходи, прощай! Ты слышал, Родриго, что я тебе сказал?

РОДРИГО

Что ты сказал?

ЯГО

Не смей даже думать про то, чтобы топиться. Ты слышал?

РОДРИГО

Я теперь другой человек. Я продам свою землю.

ЯГО

Ступай, прощай. Смотри, чтобы у тебя было достаточно денег.

Мне кошельком дурак послужит этот.

С таким болваном время проводить

Для денег стоит или для забавы:

Все прочее  - ничто иное будет,

Как профанация высокого искусства.

Я ненавижу Мавра всей душой.

Считают все кругом, я это знаю,

Что он в постели мне служил заменой.

Не знаю, сколько правды в этом слухе,

Но подозрение такого рода

Приму на веру, словно так и было.

Со мною он хорош, и это

Мне будет несомненно в помощь.

Мужчина видный Кассио, ну что ж,

В двойном обмане цель я ставлю

Его мне должность получить, а также

Себя представить в самом лучшем виде.

Как этого достигнуть? Знаю:

Я Мавру уши прожужжу, что лейтенант

Уж больно фамильярен с Дездемоной.

Его обличье, гладкие манеры

Вполне подходят для того,

Чтоб женщину представить в ложном свете.

Отелло - человек наивный и открытый,

Все принимающий за чистую монету.

Его нетрудно будет как осла,

За повод привести, куда хочу я.

Мой замысел готов. Пусть ад и ночь

Его скорее вынесут на свет дневной.

АСТ II

СЦЕНА 1

Кипр. Появляются Монтано и два джентльмена, один из них - на верхней

площадке.

МОНТАНО

Скажи мне, что ты видишь в море?

1-ЫЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Пока что ничего, один котел кипящий.

Я не могу меж небом и землей

Хотя б единственный заметить парус.

МОНТАНО

Я на земле подобного не помню урагана,

Который с яростью такой

Обрушился на наши бастионы.

И если столь же страшен был он в море,

Я не могу представить корабля,

Что выдержать такую может бурю.

Хотелось бы мне знать, синьоры,

Что мы в дальнейшем можем услыхать?

2-ОЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Что буря выбросила флот Турецкий

На берег пенистый и он в бездействии стоит,

В то время, как огромные валы

О берег бьются и взмывают к облакам.

Порою кажется, что ветер

Швыряет гривы волн до самых звезд.

Такого бешенства воды

Мне видеть никогда не доводилось.

МОНТАНО

И если гавань безопасную сыскать

Турецкий флот до бури не успел,

Тогда, я думаю, они все утонули.

Такое в море пережить нельзя.

Входит 3-ий Джентльмен.

3-ИЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Есть новость, господа: войне конец!

Потрепан бурей так Турецкий флот,

Что больше двигаться на нас не в состояньи.

Корабль Венецианский прибыл,

Который наблюдал средь Турок разрушенье.

МОНТАНО

Да неужели это так?

3-ИЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Корабль, который только что причалил,

Доставил Кассио, Отелло лейтенанта.

Сам Мавр покамест в море, от Сената

Он полномочия везет, чтоб стать

Наместником Венеции на Кипре.

МОНТАНО

Я это слышать рад, достойный он правитель.

3-ИЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Но тот же Кассио, хотя был рад

Исход плачевный наблюдать для Турок,

Входит Кассио.

Обеспокоен все ж судьбою Мавра

И за него возносит он молитвы.

Его не видел он с тех пор,

Как буря страшная их в море разлучила.

МОНТАНО

Дай Бог, чтоб он приплыл благополучно.

Мне довелось под ним служить: воитель он великий.

Я думаю, пойти должны мы в гавань,

Чтоб на корабль прибывший посмотреть

И подождать прибытия Отелло.

1-ЫЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Мысль превосходня. И каждую минуту

Мы можем ждать прихода новых кораблей.

КАССИО

За добрые слова, что вы сказали про Отелло

Хочу вам высказать свою я благодарность.

Дай Бог ему приплыть благополучно

И избежать ударов тех стихий ужасных,

Что в бурном море разлучили нас.

МОНТАНО

Скажи мне, что, корабль его надежен?

КАССИО

Да, это крепкий барк, а рулевой

Известен как моряк отменный.

Поэтому, хотя я и встревожен,

С надеждой я не расстаюсь.

ГОЛОС (за сценой)

Я вижу парус! Парус! Парус!

КАССИО

Что там за шум?

2-ОЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Весь город опустел, народ

На кромке берега стоит рядами

И раздаются крики: "Парус! Парус!"

КАССИО

Надеюсь я, что это генерал.

Выстрел.

2-ОЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Нам этот выстрел возвещает,

Что прибыл дружеский корабль.

КАССИО

Я вас прошу, синьор, туда сходить

И точно разузнать, кто прибыл.

2-ОЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Я это сделаю.

Уходит.

МОНТАНО

Скажите, лейтенант, женат ваш генерал?

КАССИО

Женат, и счастливо. Ему досталась в жены

Девица, что сверкает совершенством.

Что ей ни скажешь в похвалу, все будет мало.

Возвращается 2-ой Джентльмен.

Ну, что? Кто прибыл?

2-ОЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Яго, прапорщик Отелло.

КАССИО

О, это важное, счастливое событье!

Я вижу, что все бури и моря, а также

Ветры, скалы и пески - стихии эти

Пред красотой должны были склонилиться

И вредоносные свои смирили силы,

Чтобы божественной позволить Дездемоне

Сюда на Кипр добраться безопасно.

МОНТАНО

Да кто она?

КАССИО

Я про нее вам говорил. Она -

Над генералом нашим генерал,

Она отплыла под охраной Яго,

И вот они сюда приплыли -

Неделей раньше наших ожиданий.

Юпитер, покровитель генерала,

Примчал сюда их, чтобы мог Отелло

Скорее любовью насладиться

В обьятиях прекрасной Дездемоны.

Входят Дезедемона, Яго, Родриго и Эмилия.

О, вижу я, что с корабля

Сокровища сошли на берег.

Колена преклоните, люди Кипра,

Ее встречая. Дездемона!

Благословенье Божье на тебе,

А также и спутниках твоих.

ДЕЗДЕМОНА

Я, храбрый Кассио, тебя благодарю.

Что знаешь ты про моего супруга?

КАССИО

Еще не прибыл он, и я не знаю,

Когда он будет здесь и что с ним.

ДЕЗДЕМОНА

О, как мне страшно. Как же вы расстались?

КАССИО

Раздор великий между небом и водою,

Разъединил два наших корабля.

(Голос за сценой: "Парус! Парус!")

Но чу! Там парус появился! (Слышен выстрел).

2-ОЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

Они приветствуют кого-то в крепости,

Всего скорее, друга.

КАССИО

Узнай, пожалуйста, какие новости.

(Джентльмен уходит).

Добро пожаловать, мой прапорщик.

(Эмилии)

Добро пожаловать, синьора.

Мои манеры не возьми в обиду, добрый Яго,

Все это только вежливости жест:

Я просто так воспитан (Целует Эмилию).

ЯГО

Ну, если с губ возьмете столько,

Как я нередко с языка ее,

То, думаю, останетесь довольны.

ДЕЗДЕМОНА

Она, бедняжка, ничего не говорит.

ЯГО

Я бы сказал: болтает слишком много.

Я всякий раз от этого страдаю,

Когда хочу скорей забыться сном.

Зато при вас она, как правило, молчит

И как бы предается размышленьям.

ЭМИЛИЯ

Ты говорить так не имеешь оснований.

ЯГО

Уж так и не имею? Неужели?

На людях вы как модные картинки,

В гостиных - хуже, чем трещетки,

И кошки дикие в своих вы кухнях.

Чуть что болит, великомученицы вы,

Обидишь - сразу дьявола опасней.

Дом и хозяйство - вам как детская забава,

Зато в постели трудитесь на славу.

ДЕЗДЕМОНА

Тебе не стыдно так злословить?

ЯГО

Но это чистая и истинная правда,

Иначе пусть я Турком прослыву:

Встаете вы, чтоб развлекаться,

Работа главная у вас в постели.

ЭМИЛИЯ

Ты мне не будешь похвалу писать.

ЯГО

Уж будьте так добры, от этого увольте.

ДЕЗДЕМОНА

Мне любопытно, что ты про меня бы написал,

Когда б представился подобный случай?

ЯГО

Синьора, лучше вы меня не понуждайте.

Я только быть критическим умею,

Иначе затрудняюсь, что сказать.

ДЕЗДЕМОНА

А все-таки рискни, чего там!

Там кто к берегу пристал?

ЯГО

Да, это так, синьора.

ДЕЗДЕМОНА (в сторону)

Я хоть не весела, зато умею,

Прикинувшись другой,

Вниманье от себя отвлечь. -

Но все-таки скажи мне, что за дело,

Как стал бы ты меня при случае хвалить?

ЯГО

Готов я это сделать, только

Моя придумка так от головы отходит,

Словно как клей от ткани с ворсом -

Она с собой мозги выносит.

Итак, послушайте, что Муза родила:

Когда красива, волосом светла, умна,

То все имеет при себе она.

ДЕЗДЕМОНА

Изрядно сказано, вполне.

Что б ты сказал про умную брюнетку?

ЯГО

Не может умной черный волос помешать:

Себе отыщет белое под стать.

ДЕЗДЕМОНА

Ну, это много хуже.

ЭМИЛИЯ

Как ты про глупую блондинку скажешь?

ЯГО

Ну, для блондинки глупость не страшна,

Сумеет мужа с кошельком найти она.

ДЕЗДЕМОНА

Все  это  глупые  байки, придуманные, чтобы потешать дураков в таверне.

Ну, а какую жалкую похвалу приготовил ты для той, что дурна собой и глупа?

ЯГО

Уродины на свете не сыскать,

Чтобы не знала, юбки как задрать.

ДЕЗДЕМОНА

Какое удручающее невежество! Ты находишь лучшие слова для самых худших.

Что же, в самом деле, ты скажешь про подлинно достойную женщину? Про ту, что

в силу ее добродетели не боится дурного, что могут про нее сказать?

ЯГО

Собою хороша, но не горда,

В карман за словом не полезет никогда;

Имеет деньги, но им цену знает,

К нарядам равнодушье проявляет;

Рассердится, но мстить не будет,

Свой гнев смирит и не покажет людям;

Она чужда тщеславью, не надменна,

И на дешевую не соблазнится мену;

Умна, ума, однако, не покажет,

И женихам вниманья не окажет;

Умеет лучше всех, хочу признаться:

ДЕЗДЕМОНА

Что сделать?

ЯГО

Пустяками заниматься.

ДЕЗДЕМОНА

Ну,  вот! Какое слабое, какое бесссысленное заключение! Он, хотя и твой

супруг, но ты, Эмилия, у него не учись. Согласитесь, Кассио, он - самый, что

ни на есть, грубый на язык и распущенный собеседник.

КАССИО

Это потому, синьора, что он высказывается напрямую, без обиняков. В нем

следует ценить солдата, не ученого.

ЯГО (в сторону)

Он взял ее за руку и шепчет что-то; очень хорошо, просто превосходно. Я

в эту маленькую паутину поймаю такого большого простака, как Кассио. А ну-ка

улыбнись  ей,  я  тебя,  как в кандалы, закую в твои собственные любезности.

Все,  что  ты говоришь, это чистая правда. Если бы ты знал, что в результате

потеряешь  свое  лейтенантство,  то,  наверно,  не целовал бы так часто свои

пальцы  и  не  строил  их  себя джентльмена. Прекрасно, великолепно, отлично

поцеловано.  Опять  пальцы  подносишь  к  губам?  Хотел  бы я, чтоб это были

клистирные трубки! (Звук трубы за сценой) О, это Мавр! Я узнаю его трубу.

КАССИО

Да, это правда.

ДЕЗДЕМОНА

Пойдем ему навстречу.

КАССИО

Вот он идет.

Входит Отелло со свитой.

ОТЕЛЛО

Моя воительница!

ДЕЗДЕМОНА

Мой Отелло дорогой!

ОТЕЛЛО

Какое чудо вновь тебя увидеть,

Какая радость для моей души!

Ради спокойствия такого после бури

Пусть ветры дуют, пробуждая смерть,

Пускай корабль взбирается на волны,

Которые по высоте равны Олимпу,

И пусть оттуда низвергается хоть в ад.

И если суждено мне нынче умереть,

То пусть скорее смерть приходит,

Пока я наверху блаженства нахожусь.

Боюсь, что никогда такого счастья

Мне в будущем судьба не посулит.

ДЕЗДЕМОНА

Пускай такого небо не допустит,

Пускай любовь и радость наша

Сильнее будут с каждым днем.

ОТЕЛЛО

Да будет так, аминь, любовь моя!

Я больше говорить не в силах.

Меня берет за горло радость.

И пусть же никогда для нас

Сильней размолвки не случится,

Чем эта (целует Дездемону) или эта

(снова целует ее).

А, честный Яго!

ЯГО (в сторону)

Я вижу, вы поете, как по нотам.

Клянусь, я вам эту музыку расстрою,

Не будь я честный Яго!

ОТЕЛЛО

Ну, а теперь пойдемте в крепость.

Друзья, война пришла к концу,

Все корабли нечистых Турков

Пошли на дно во время бури.

Мои знакомцы с острова, что с ними?

На Кипре будешь ты желанна,

Меня когда-то очень здесь любили.

Я, сладкая моя, болтаю пустяки

И в детство, кажется, от радости впадаю.

Тебя я попорошу, мой добрый Яго,

Сгрузить мои на берег сундуки

А капитана привести с собою в крепость.

Он уважения достоин, добрый малый.

Идем, жена. Добро пожаловать на Кипр.

Все уходят, кроме Яго, Родриго и Солдата.

ЯГО (солдату)

Ступай  на  берег  и подожди меня там (Солдат уходит). Подойди-ка сюда.

Если  ты  обладаешь  смелостью,  -  (в  сторону)  говорят,  что, влюбившись,

низменные натуры проявлют больше благородства, чем им свойственно от природы

- тогда слушай меня внимательно. Сегодня ночью лейтенант будет присматривать

за стражей. Первым делом я должен тебе сказать следующее. Дездемона по уши в

него влюблена.

РОДРИГО

В него? Это невозможно.

ЯГО

Приложи  палец  к губам, вот так, и слушай, что я тебе скажу. Ты видел,

как  поначалу  она  бурно  влюбилась  в  Мавра  -  за  его  хвастовство,  за

рассказанные им небылицы, но будет ли она всегда его за это любить? Ей нужна

пища  для  глаз,  но  что  за радость смотреть на этого дьявола? Когда после

совокупления  кровь  успокоится,  тогда,  чтобы ее снова воспламенить, чтобы

дать  пресыщенности  новый аппетит, нужны красота и привлекательность, нужна

такая  же молодость - все, чего Мавр лишен. Из-за этого отсутствия ее нежная

чувствительность   почувствует   себя   обманутой,   ею  овладеют  тошнота и

отвращение  к  Мавру, и тогда сама природа подскажет ей другой выбор. Приняв

во  внимание  эту  очевидную  и  естественную  истину,  кого  Фортуна  лучше

вооружила   для   этого   предприятия,  чем  Кассио?  Этот  ловкий  мошенник

красноречив  и  умеет  напустить  на себя все атрибуты приличного поведения,

чтобы  замаскировать  свою глубоко затаенную похоть. Этот скользкий и тонкий

плут,  этот  искатель  с  блудливыми  глазами  умеет создавать и подделывать

удобные   возможности,   хотя   бы   истинная   возможность   никогда  и  не

представилась.  Этот  дьявольский  мошенник,  кроме  того,  красив,  молод и

наделен всеми качествами, которые привлекают натуры порочны и незрелые. Он -

убийственный мошенник, и эта женщина уже нашла его.

РОДРИГО

Я  всего  этого  в  ней  не  подозревал.  По  виду  она исполнена самых

благословенных качеств.

ЯГО

Благословенных?  Черта  с два! Она, как все, пьет вино, которое хмелит.

Будь  она  благословенна,  она бы никогда Мавра не полюбила. Благословенна у

нее дыра промежду ног. Разве ты не видел, как она ему руку гладила? Разве ты

этого не заметил?

РОДРИГО

Заметил, но думал, что это просто жест вежливоси.

ЯГО

Жест  распутства!  Проявление  блудивых  желаний,  вот  что  это такое.

Замаскированное  приготовление  к акту разврата. Их губы сошлись так близко,

что  их дыхания слились. Родриго, у нее низость на уме. Такие нежности имеют

одну  цель:  за  ними  следует  плотское совокупление. Не иначе! Вы, синьор,

должны  довериться  моему  руководству.  Это  я  привез вас сюда из Венеции.

Сегодня  ночью  будьте  особенно осмотрительны. Вы сами сообразите, как себя

вести - в этом я полагаюсь на вас. Кассио вас в лицо не знает, я буду рядом,

найдите  возможность  рассердить  Кассио:  либо  говоря слишком громко, либо

усомнившись  в  его  воинских  талантах, либо еще каким-то способом, который

сочтете подходящим.

РОДРИГО

Хорошо.

ЯГО

Синьор,  он  вспыльчив  и скор на расправу: он, вполне возможно, огреет

вас  своей дубинкой. Вы только заставьте его это сделать, а уж я позабочусь,

чтобы  среди  жителей  Кипра  вспыхнул мятеж, успокоить который нельзя будет

иначе,  как  избавившись  от Кассио. В результате вы приблизитесь к предмету

ваших желаний, с помощью мер, которые я предприму. Главное препятствие будет

устранено, без этого мы никогда успеха не добьемся.

РОДРИГО

Я все это сделаю, если вы мне предоставите подходящий случай.

ЯГО

Это   я   тебе  гарантирую.  Жди  меня  у  крепости.  Сейчас  я  должен

позаботиться о вещах Отелло. Прощай.

РОДРИГО

Адью. (Уходит).

ЯГО

Не сомневаюсь: Кассио в нее влюблен;

Похоже, и она к нему благоволит,

А Мавр, которого терпеть я ненавижу,

Исполнен верности, любви и благородства

И образцовым мужем будет Дездемоне.

Теперь и я в нее влюблен,

Но это не одно лишь плотское желанье -

Грех, на который я при случае иду легко -

Но чтоб свое насытить чувство мести.

Подозреваю я, что Мавр блудливый

В мою постель не раз уже залазил.

Мысль эта отравляют мне нутро,

И я не успокоюсь до тех пор,

Пока с ним за жену женой не расквитаюсь.

Коль это не удастся, я тогда

Такую ревность разожгу в Отелло,

Которую рассудок не излечит.

И если этот идиот венецианский,

Которго держу я за узду,

Все выполнит по моему желанью,

Тогда я Кассио схвачу за воротник

И выставлю пред Мавром негодяем:

Все потому, что Кассио я тоже

В своей постели опасаюсь видеть.

За то, что Мавра превращу в осла

И доведу до полного безумья,

Он наградит меня и будет благодарен.

Мой замысел готов, хотя и затаен,

Когда придет пора, осуществится он.

СЦЕНА 2

Улица. Входит Глашатай Отелло с бумагой.

ГЛАШАТАЙ (читает)

Наш благородный и доблестный Отелло повелел, чтобы по случаю известия о

полном  потоплении  Турецкого  флота  каждый  человек отметил это событие по

своему  усмотрению:  кто  танцами,  кто  разжиганием костров, кто как найдет

нужным.  К  этой  замечательной  новости  присоединяется  радость  по поводу

женитьбы  Отелло,  про  которую  он  с удовольствием объявляет. - Вот что он

соизволил  объявить.  Все  заведения  открыты  от  нынешнего  пятого часа до

одиннадцатого, когда пробьет колокол. Да будет благословен остров Кипр и наш

благородный генерал Отелло!(Уходит).

СЦЕНА 3

В крепости. Входят Отелло, Кассио и Дездемона.

ОТЕЛЛО

Прошу тебя, мой добрый лейтенант,

Сегодня ночью присмотреть за стражей,

Нам лучше осторжность проявить,

Чтобы веселье и кутеж не перешли

Границ, предписанных благоразумьем.

КАССИО

Уж получил распоряженья Яго,

Однако непременно это ночью

Я сам пойду проверить караулы.

ОТЕЛЛО

Ну, Яго - безусловно малый честный.

Спокойной ночи, Михаил. Я завтра утром

Хочу с тобой разговор иметь. Идем, любовь моя.

Покупка сделана, и нам теперь пора

Ее плодами насладиться до утра.

Спокойной ночи.

Отелло и Дездемона уходят.

Входит Яго.

КАССИО

Добро пожаловать, Яго. Нам пора заступать в караул.

ЯГО

Ну,  не  сейчас,  еще  и десяти часов нет. Генерал отослал нас пораньше

из-за  любви  к  Дездемоне  - мы ее за это не осудим. Он ведь еще не разe не

переспал с ней, а она, ничего не скажешь, утеха для самого для Юпитера.

КАССИО

Да, она в высшей степени изысканная женщина.

ЯГО

И, могу поручится, полна любовного жара.

КАССИО

Действительно, крайне свежее и деликатное созданье.

ЯГО

Что за взгляд! На мой вкус, так и просится на грех!

КАССИО

Приглашающий взгляд и, как я думаю, очень скромный.

ЯГО

А говорит как! Прямо зов любви!

КАССИО

Да, она безусловно совершенство.

ЯГО

Ну,  удачи им в постели! Идем, лейтенант, у меня емть фляга вина, а там

на  улице  дожидается  пара  щеголей  с  Кипра, которые с радостью выпьют за

здоровье черного Отелло.

КАССИО

Не  сегодня,  добрый  Яго,  не  этой  ночью. Моя голова плохо переносит

выпивку.  Хотел  бы  я,  чтобы  придумали другой вид развлечения с друзьями,

помимо вина.

ЯГО

Но ведь они - наши друзья. Ну, всего одну чашу, я выпью за тебя.

КАССИО

Я  сегодня  вечером  одну  уже  выпил,  ее  тоже преподнесли мне весьма

искусно. И, кроме того, какой смысл? Это моя слабая сторона, и я стараюсь не

подвергать ее слишком сильным испытаниям.

ЯГО

Что  за  дела,  мужик?  Сегодня ночь для кутежа, эти щеголи очень хотят

выпить.

КАССИО

Да где они?

ЯГО

Рядом, за дверью. Прошу тебя, пригласи их сюда.

КАССИО

Я это сделаю, однако неохотно.

Уходит.

ЯГО

Ну, если хоть одну волью в него я чашу,

То вместе с прежде выпитым вином

Она его в задиру превратит,

Он станет злой, как мелкая собачка.

А между тем мой друг Родриго,

Который от тоски по Дездемоне

Уже довольно много кружек осушил,

Он здесь надалеко с тремя другими

Кутилами из местных, и заране

Я позаботился вина в них влить довольно.

Мне остается только Кассио свести

Скорее с этим пьяным сбродом,

И в результате я хочу устроить,

Чтоб он  весь остров на ноги поднял.

Входят Кассио, Монтано и Джентльмены.

Вот и они.

Ну, если все пойдет, как видел я в мечтах,

Корабль мой полетит на полных парусах.

КАССИО

Клянусь, они меня уже заставили выпить тост.

МОНТАНО

Что за тост, пустяк, пинты не наберется, не будь я солдат.

ЯГО

(Поет).

Содвинем кружки, дзинь, дзинь, дзинь,

Дружище, должен выпить ты со мной!

Солдат - всего лишь человек,

Короткий у содата век,

Зачем тогда солдату пить вино?

Выпьем вина, ребята!

КАССИО

Клянусь, это превосходная песня!

ЯГО

Я  ей  научился  в Англии, где они знают толк в выпивке. Твой Датчанин,

или Немец или пузатый Голландец, нет, они перед Англичанином не устоят.

КАССИО

В самом деле, Англичанин так изыскан в выпивке?

ЯГО

Он  будет  пить с Датчанином, пока тот не свалится замертво, он играючи

перепьет  Немца,  а Голландец обрыгается прежде, чем принесут новый графин с

вином.

КАССИО

За здоровье нашего генерала!

МОНТАНО

Прекрасный тост, лейтенант! Я выпью с вами наравне.

ЯГО

О, милая Англия!

(Поет).

Король Стефан, монарх отменный,

Штаны за крону заказал,

Но понял, что цена чрезмерна,

И за портным тотчас послал:

От роскоши страна беднеет,

А ты - известный живоглот.

Бери свое тряпье скорее

И убирайся с глаз долой.

Надо нам вина выпить!

КАССИО

Клянусь, эта песня еще превосходней первой!

ЯГО

Хочешь еще раз ее послушать?

КАССИО

Нет,  потому  что я считаю недостойным своего положения того, того: кто

такие  вещи  делает.  Конечно, Бог превыше всего, и есть души, заслуживающие

спасения, и души, которые этого не заслужили.

ЯГО

Так оно и есть, лейтенант.

КАССИО

Что  касается  меня,  то  не в обиду генералу будет сказано или другому

достойному человеку, но я надеюсь найти спасение.

ЯГО

Я тоже, лейтенант, на это надеюсь.

КАССИО

Так-то  оно  так,  но  не раньше меня. Лейтенант найдет спасение раньше

прапорщика.  Хватит,  однако,  про  это,  обратимся  к нашим обязанностям по

службе.  Давайте,  синьоры,  наведем  порядок  в  наших делах. Не подумайте,

синьоры,  что я пьян. Вот мой прапорщик, вот моя правая рука, а вот левая. Я

вовсе не пьян, я стою крепко на ногах и говорю хорошо.

ДЖЕНТЛЬМЕН

Очень хорошо.

КАССИО

Вот видите. Поэтому вы не должны думать, что я пьян.

Уходит.

МОНТАНО

Идемте наружу, синьоры. Пора караулы выставить.

ЯГО

Его вы видели, что только что ушел.

Такой солдат достоин Цезарю служить

И он способен отдавать приказы.

Однако у его достоинств

Имеется, увы, противовес.

Боюсь, доверье генерала

Он из-за слабости не сможет оправдать

И здесь на острове устроит потрясенья.

МОНТАНО

И часто он себя ведет вот так?

ЯГО

Обычно это у него пролог ко сну.

Он может бодрствовать двойную смену,

Когда не слишком много выпил накануне.

МОНТАНО

Я думаю, что лучше б генерал

Про это был осведомден.

Возможно, он про слабости его не знает

И видит только Кассио заслуги.

Входит Родриго.

ЯГО (в сторону)

Скажи, зачем ты здесь, Родриго?

Тотчас за лейтенантом отправляйся,

Тебя я просто умоляю.

Родриго уходит.

МОНТАНО

Мне очень жаль, что благородный Мавр

Имеет заместителя с пороком.

Я думаю, что будет только честно

Ему об этом рассказать.

ЯГО

Ну, уж меня на сей предмет увольте.

Я Кассио люблю и все, что можно,

Для излечения его я предприму.

Крик за сценой: "Помогите! Помогите!"

Однако что это за крик?

Вбегает Кассио, преследуя Родриго.

КАССИО

Ах, ты мерзавец, негодяй!

МОНТАНО

В чем дело, лейтенант?

КАССИО

Этот  негодяй  будет меня поучать относительно моего долга? Да я тебя в

порошок сотру!

РОДРИГО

Ты на меня руку поднял?

КАССИО

Ты еще смеешь рот разевать?

МОНТАНО

Остановитесь, лейтенант! Я вас прошу сдержать ваш пыл!

КАССИО

Пустите меня, синьор, иначе вам худо придется.

МОНТАНО

Я вижу, что вы совсем пьяны.

Они сражаются.

ЯГО (в сторону, Родриго)

Ступай на улицу и возвести мятеж.

Родриго уходит.

Остановитесь, лейтенант! Синьоры!

На помощь! Лейтенант! Монтано! Перестаньте!

Сюда, на помощь! Вот тебе и стража! (Звучит колокол).

Ну, кто-то догадался в колокол звонить!

Черт побери! Теперь они того гляди

Весь город на ноги подымут.

О, ради Бога, лейтенант, сдержитесь!

Ведь вы потом сгорите от стыда!

Входят Отелло и Слуги.

ОТЕЛЛО

В чем дело?

МОНТАНО

О, Боже! Я в крови! Я ранен!

Умри тогда! (Делает выпад в сторону Кассио).

ОТЕЛЛО

Остановитесь, если жизнь вам дорога!

ЯГО

Остановитесь! Лейтенант! Синьор Монтано!

Забыли разве долг вы свой и где вы?

Остановитесь, генерал вам говорит!

Остановитесь, как же вам не стыдно!

ОТЕЛЛО

В чем дело, черт возьми? Чем вызвано все это?

Уже мы разве в Турков превратились?

И делаем себе мы то,

Что небо Туркам делать возбраняет?

Во имя христианского стыда,

Остановите эту варварскую драку!

Кто первым двинется, не в смлах гнев сдержать,

Пусть с жизнью распрощается, поскольку

Умрет он с первым же своим движеньем.

Остановите этот колокол проклятый,

Он людям Кипра не дает покоя.

Скажите мне: в чем дело, господа!

Ты, Яго, вижу, огорчен смертельно.

Кто это начал, честно мне скажи?

Ты предан мне и потому

Ты должен говорить свободно.

ЯГО

Не знаю, право, здесь ведь все друзья,

Но только иногда по отношению друг к другу

Ведут себя, как муж с женой,

Что раздеваются перед постелью.

Как будто проходящая планета

Вдруг всех мужчин лишила разума мгновенно.

Уж шпаги наголо и в грудь один другому

Они нацелены в кровавой схватке.

Кто был причиной этой глупой ссоры,

Сказать я не могу, и лучше

Я б ноги потерял в бою открытом,

Что принесли меня на это место.

ОТЕЛЛО

Как вышло, Михаил, что ты забыл себя?

КАССИО

Я умоляю вас меня простить.

Мне больше нечего сказать.

ОТЕЛЛО

А ты, Монтано благородный?

Ты муж благоразумный, знают все,

И с юности спокойствием отмечен.

Как мог ты репутацию свою

На званье драчуна ночного

Так опрометчиво сменить.

Хочу немедленно я твой ответ услышать.

МОНТАНО

Отелло, я опасно ранен, пусть

Тебе твой Яго лучше все расскажет

Про то, что сам я знаю хорошо.

И знаю также я, что этой ночью

Я ничего дурного не сказал

И ничего запретного не сделал,

Конечно, если не считать грехом,

Что должен был себя я защитить.

ОТЕЛЛО

Мне гнев мешает здраво рассуждать.

Коль я когда-нибудь несправедливый

Поступок совершу иль руку подниму,

Меня вы можете за это презирать.

Скажите мне, кто был зачинщик этой драки,

И пусть со мной он связан хоть с рожденья,

Он будет для меня потерян.

Как, в гарнизонном городе, что неспокоен,

Где люди все еще испытывают страх,

Из-за причин приватных свару заварить?

И будучи при этом в карауле?

Чудовищное это преступленье!

Скажи мне, Яго, кто зачинщик был?

МОНТАНО

Не настоящий ты солдат, когда

Из-за того, что вы близки по службе,

Не скажешь ты всю правду, только правду.

ЯГО

Меня вы обвинить торопитесь напрасно.

Я лучше дам язык свой вырвать,

Чем вещь дурную я про Кассио скажу.

Я убежден, что выложив всю правду,

Ему я никогда не причиню вреда.

Так вот, как это было, генерал:

С Монтано мы между собой вели беседу,

Как вдруг, крича о помощи, вбегает человек

И Кассио за ним со шпагой наголо.

Синьор Монтано Кассио остановил,

А я за жертвой бросился вдогонку,

Боясь, что воплями он взбудоражит город.

Догнать его не сумел и воротлся,

Поскольку позади услышал звон клинков.

Таким я Кассио не видел никогда.

Он и Монтано врукопашную схватились

И дрались до тех пор, как вы их развели.

Вот собственно и все, что я про это знаю.

Дела такие меж мужчинами бывают

И лучше их скорей предать забвенью.

Конечно, Кассио был перед ним неправ

И в гневе вышел из себя, однако

Он от Монтано оскорбленье получил,

Которого снести он был не в силах.

ОТЕЛЛО

Я знаю, Яго, что ты честный человек

И, Кассио любя, стремишься

Его представить в лучшем виде.

Тебя я тоже, Кассио, люблю, однако

Входит Дездемона со Слугами.

Я офицеру своему никак

Простить такое поведенье не могу.

Придется сделать из тебя пример.

ДЕЗДЕМОНА

Мой дорогой супруг, в чем дело?

ОТЕЛЛО

Любовь моя, теперь уж все в порядке.

Ступай в постель обратно. - Вам, синьор,

Я раны, как хирург, перевяжу. Его вы уведите.

Монтано уводят.

Ты, Яго, за порядком в городе следи,

Всех успокой, кто этим случаем встревожен.

Таков солдатский жребий наш, жена,

Чтобы от сладкого нас пробуждали сна.

Все уходят, кроме Яго и Кассио.

ЯГО

Ты ранен, лейтенат?

КАССИО

Моим ранам никакой хирург не поможет.

ЯГО

Боже упаси!

КАССИО

Репутация,  репутация,  репутация!  Я утратил свою репутацию, я потерял

бессмертную  часть моего я - все, что осталось, это животное. Моя репутация,

Яго, моя репутация!

ЯГО

Я,   честно  говоря,  думал,  что  ты  получил  телесное  ранение;  это

чувствительнее,  чем  репутация. Репутация - это нечто праздное и фальшивое,

это понятие, навязанное нам другими. Ее часто получают незаслуженно и теряют

без  повода. Ты не утратишь репутации до тех пор, пока не сочтешь, что понес

такую  потерю.  Ты,  брат,  не грусти, есть много путей вернуть расположение

генерала.  Ты  ему под горячую руку попал, и он тебя наказал: не по злобе, а

для  пользы  дела, подобно тому, как ты побьешь своего ни в чем не повинного

пса,  чтобы  припугнуть  величественного льва. Попроси его как следует, и он

опять будет твой.

КАССИО

Да я лучше попрошу, чтобы он меня презирал, чем стану навязывать такому

прекрасному  командиру  бесполезного  и бестолкового офицера-пьяницу. Пьян и

несет околесицу! Изрыгает ругань и болтает бессвязно с собственной тенью! О,

ты невидимый дух вина! Если у тебя нет имени, будем именовать тебя дьяволом!

ЯГО

Кто это был, за кем ты гнался со шпагой? Что он тебе сделал?

КАССИО

Я не помню.

ЯГО

Да возможно ли это?

КАССИО

Я  помню  массу  вещей, но ничего определенно. Помню драку, но не помню

почему.  Господи,  люди  должны поместить врага себе в рот, чтобы он украл у

них мозги! Это мы сделаем с радостью и удовольствием и превратимся в тварей!

ЯГО

Сечас ты вполне в своем уме. Как вышло, что ты так быстро отрезвел?

КАССИО

Дьявол   пьянства  легко  дает  волю  дьяволу  гнева.  Один  недостаток

показывает мне другой и дает причину презирать себя.

ЯГО

Ладно  тебе,  ты  больно  уж  строгий моралист. Учитывая время, место и

положение  в стране, лучше, если бы этого не случилось. Однако поскольку это

все равно произошло, постарайся использовать это к своей пользе.

КАССИО

Когда  я попрошусь назад на старое место, он мне скажет, что я пьяница.

Будь  я  гидрой  с  множеством  ртов, они бы все в этот момент заткнулись. Я

должен быть разумным человеком после того, как был дураком, а вслед за тем и

зверем.  Как  это  странно!  Каждая  лишняя  чаша лишена благословения, а ее

содержимое - дьявол.

ЯГО

Брось   ты,   доброе  вино  -  это  дружественное  создание,  если  его

использовать  во  благо.  Поэтому  не  проповедуй против него. И еще, добрый

лейтенант, я думаю, что ты думаешь, что я тебя люблю.

КАССИО

Я это очень ценю, синьор. Скажи мне, я пьяница?

ЯГО

Ты,  как  любой  другой  живой человек, можешь иногда выпить лишнего. Я

тебе скажу, что нужно предпринять. Теперь у нас генералом генеральская жена.

Я  это  могу  утверждать  по  той причине, что он посвятил себя наблюдению и

соцерцанию  ее личных качеств и достоинств. Откройся ей полностью, попороси,

чтобы она помогла тебе вернуть твою должность. Она так щедра, так добра, так

готова  придти  на  помощь,  что  сочтет  грехом  не  сделать больше, чем ее

попросили.  Этот  разрыв  между  тобой  и  ее  супругом, для нее как кость в

горле,  поэтому  бьюсь об заклад, что любовь промеж тобой и генералом станет

еще крепче, чем была.

КАССИО

Ты дал мне прекрасный совет.

ЯГО

Я это делаю из икренней любви и честного расположения к тебе.

КАССИО

Я  все  обдумаю  и  рано  утром  буду  просить добродетельную Дездемону

похлопотать  за  меня.  Если  судьба  моя  не изменится, у меня не останется

никакой надежды.

ЯГО

Ты  на  правильном  пути.  Спокойной  ночи,  лейтенант, я должен идти в

караул.

КАССИО

Спокойной ночи, честный Яго.

Уходит.

ЯГО

Ну, кто теперь сказать посмеет,

Что я играю роль злодея.

Совет мой искренний и честный,

И очевидно должен он помочь

Вернуть назад расположенье Мавра.

Склонить совсем нетрудно Дездемону

На помощь в честном предприятии любом:

Ведь по натуре так она щедра и людям помогать готова.

При этом ею Мавр порабощен, он так зависим от ее любви,

Что выполнит ее любую просьбу -

Вплоть до того, чтоб отказаться от крещенья.

Итак, какой же я злодей, когда я Кассио направил

У Дездемоны помощи искать? О, это богословье ада!

Приготовляя тяжелейшие грехи, советы наподобие моих

С невинным видом дьявол предлагает.

Пока же будет этот честный дурачок

Искать содействия у Дездемоны, и пока

Она пред мужем будет за него просить,

Я в ухо Мавру яд волью такой:

Она-де из телесной похоти хлопочет.

И чем сильней она стараться станет,

Тем меньше будет Мавр ей доверять.

Так доброту ее я обращу в паденье

И из ее достоинств сеть сплету,

Которая их всех уловит.

Входит Родриго.

Родриго, как дела?

РОДРИГО

Я  проследовал сюда в ходе погони, но не как гончая, которая преследует

добычу,  а как та, которая составляет часть стаи. Деньги мои истрачены почти

до конца, этой ночью меня поколотили, теперь встает вопрос: не стоит ли мне,

приобретя  этот опыт и ничего больше и потеряв все деньги, подобру-поздорову

возвратиться в Венецию.

ЯГО

О, как несчастны те, что лишены терпенья!

Скажи, как можно рану сразу излечить, не постепенно?

Ты знаешь, мы работаем умом, а не волшеьством,

А ум зависит от медлительных времен.

И разве не идут дела на лад? Хотя

Ты выволочку получил, однако

За это Кассио был должности лишен.

Живет под солнцем множество растений,

Но первыми плоды приносят

Деревья те, что первыми цвели.

Угомонись и наберись терпенья.

Сейчас уж утро, чтобы время скоротать,

Ты удовольствие найди или занятье.

Марш, отправляйся на свою квартиру,

Прощай, исчезни с глаз моих,

Ты скоро новые известия получишь.

Родриго уходит.

Две вещи следует исполнить:

Должна Эмилия за Кассио просить

Перед лицом своей хозяйки, это

Я ей немедленно скажу, а сам

Я должен Мавра в сторону увлечь

И сделать так, чтоб он возник опять,

Когда пред Дездемоной Касиио предстанет.

Что ж замысел хорош. За дело!

Чтобы оно в руках моих кипело!

АСТ III

СЦЕНА 1

Улица. Входят Кассио и Музыканты.

КАССИО

Маэстро, здесь свое искусство покажите,

Я вас вознагражу за все труды.

Сыграйте что-нибудь короткое и генерала

Вы музыкой поздравьте с добрым утром.

Музыканты играют. Входит Клоун.

КЛОУН

Маэстро,  чего  это ваши инструменты в нос говорят, будто они в Неаполе

побывали?

1-ый МУЗЫКАНТ

Как это, как это?

КЛОУН

Скажите, ради Бога, это у вас духовые инструменты?

1-ый МУЗЫКАНТ

Как есть духовые.

КЛОУН

Потому-то перед ними хвост висит.

1-ый МУЗЫКАНТ

Где это у них хвост висит?

КЛОУН

Многие  духовые  инструменты,  они  хвостом  прикрыты, такое дело. Вот,

маэстро, деньги для вас. Генералу так полюбилась ваша музыка, что он просит,

уж  будьте  так  любезны,  больше  не  играйть. Одним словом, не производите

больше шума.

1-ый МУЗЫКАНТ

Ладно, не будем.

КЛОУН

Если  вы  знаете  музыку,  которую  не слышно, можете ее играть. Однако

генерал слушать музыку, как говорится, не расположен.

1-ый МУЗЫКАНТ

Что касается неслышной музыки, так мы такой не знаем.

КЛОУН

В  таком  случае  собирайте  свои дудки и катитесь отсюда. Марш, марш и

поживее.

Музыканты уходят.

КАССИО

Что слышно, мой друг?

КЛОУН

От моего друга ничего не слышно, только от вас.

КАССИО

Очень  тебя  прошу,  не  практикуй на мне свои шутки. Вот тебе золотой.

Если  тебе  подвернется благородная женщина, что прислуживает жене генерала,

будь добр, скажи ей, что я хотел бы перемолвиться с ней словечком.

КЛОУН

Она  подворачивает,  синьор. Если будет и дальше подворачивать, то я ее

не премину оповестить.

Входит Яго.

КАССИО

Так и сделай, мой друг. (Клоун уходит). Рад тебя видеть, Яго!

ЯГО

Ты, я вижу, так в постель и не ложился?

КАССИО

Не  успели  мы  с  тобой  расстаться,  как день начался. Я взял на себя

смелость за твоей женой послать, чтобы она дала мне доступ к Дездемоне.

ЯГО

Я  ее к тебя вышлю сей же час, а сам уведу Мавра подальше, чтобы ты мог

говорить свободно.

КАССИО

Ты не представляешь, как я тебе благодарен.

Яго уходит.

Я в жизни Флорентийца не встречал,

Чтоб был честнее и добрее.

Входит Эмилия.

ЭМИЛИЯ

Вас с добрым утром, лейтенант. Мне жаль,

Что так все вышло, но не беспокойтесь.

Надеюсь я, все обойдется. Генерал

Про вас с женою говорил недавно,

И горячо она за вас просила.

Он отвечал, что тот, кого вы оскорбили,

На Кипре он имеет множество родни и почитаем,

Поэтому не мог он вас не наказать.

При этом он добавил, что вас любит

И постарается назад  принять на службу,

Как только обстоятельства позволят.

КАССИО

И все же я осмелюсь вас просить: наедине

Поговорить мне нужно с Дездемоной,

Конечно, если для того имеется возможность.

ЭМИЛИЯ

Идемте внутрь, я место вам найду,

Где разговаривать вы сможете свободно.

КАССИО

За это вам премного я обязан.

Уходят.

СЦЕНА 2

В крепости. Входят Отелло, Яго и Джентльмен.

ОТЕЛЛО

Ты, Яго, капитану вручишь эти письма,

Пусть передаст мое почтение Сенату.

Я буду на осмотре укреплений,

Куда тебе и надлежит придти.

ЯГО

Я это все исполню, генерал.

ОТЕЛЛО

Вот этот бастион мы можем посетить?

1-ый ДЖЕНТЛЬМЕН

Мы, генерал, вам будем рады услужить.

Уходят.

СЦЕНА 3

В крепости. Входят Дездемона, Кассио и Эмилия.

ДЕЗДЕМОНА

Не беспокойся, Кассио. Все, что возможно,

Я постараюсь сделать для тебя.

ЭМИЛИЯ

Уж постарайтесь, добрая синьора.

Мой муж, я знаю, так же огорчен,

Как если б это с ним самим случилось.

ДЕЗДЕМОНА

Он честный малый. Кассио, не сомневайся:

Я все возможные старанья приложу,

Чтоб, как прежде, мой супруг и ты друзьми были.

КАССИО

О, щедрая синьора!

Чтоб с Михаилом Кассио не сталось,

Он навсегда ваш преданный слуга.

ДЕЗДЕМОНА

Я это знаю и тебя благодарю.

Ты предан моему супругу, без сомненья.

И можешь быть уверен, он

Не отстранится дальше от тебя,

Чем требуется то благоразумьем.

КАССИО

Все это так, синьора, только я боюсь,

Как бы удобство политическое это

Не продолжалось бы, увы, излишне долго.

Сумеет генерал забыть мою любовь и службу

Поскольку я отстутствую и кем-то заменен.

ДЕЗДЕМОНА

О, это все воображаемые страхи,

Вот здесь Эмилия свидетель,

Что место ты свое назад получишь.

Кому я дружбу обещаю, для того

Я все исполню досконально.

Не будет знать покоя мой супруг,

Ему напоминать я буду постоянно,

Постель я в школу превращу,

А стол его - в исповедальню.

И чтоб ни делал он, всегда

Там будет Кассио присуствовать - об этом

Я позабочусь, можешь быть уверен.

Развеселись, твой адвокат

Скорей умрет, чем твой процесс оставит.

Входят Отелло и Яго.

ЭМИЛИЯ

Синьора, мой хозяин возвратился.

КАССИО

Синьора, мне пора уйти.

ДЕЗДЕМОНА

Зачем? Останься и послушай.

КАССИО

Ну, нет, синьора, не сейчас.

Я нынче явно не в себе.

ДЕЗДЕМОНА

Ну, хорошо, как знаешь.

Кассио уходит.

ЯГО

О, это мне не нравится совсем.

ОТЕЛЛО

Что ты сказал?

ЯГО

Так, ничего: не знаю.

ОТЕЛЛО

Кто это - Кассио, что только что с моей женой расстался?

ЯГО

Вы Кассио сказали? Не уверен.

Нет, я не думаю, что он, как виноватый,

Прочь бросится при вашем появленьи.

ОТЕЛЛО

Я все же думаю, что это он.

ДЕЗДЕМОНА

Какие новости, супруг?

Сюда проситель приходил недавно,

Что опечален вашим нерасположеньем.

ОТЕЛЛО

Не понимаю я, кого имеешь ты в виду.

ДЕЗДЕМОНА

Ну, Кассио, твой лейтенант. Когда мои слова

Тебя хотя б немного могут тронуть,

Ты должен с ним немедля помириться.

Тебя он любит искренее и вся вина его -

Ошибка, но никак не хитрость.

Иначе я совсем не разбираюсь в людях.

Прошу тебя, его ты призови.

ОТЕЛЛО

Так это он, что только что ушел?

ДЕЗДЕМОНА

Ну, да. Он так унижен и раздавлен,

Со мной оставил он своей печали малость,

Чтоб вместе с ним могла я сострадать.

Любовь моя, его позвать ты должен.

ОТЕЛЛО

Но не сечас, любимая, в другое время.

ДЕЗДЕМОНА

Но обещай, что это будет скоро?

ОТЕЛЛО

Да, для тебя еще скорее.

ДЕЗДЕМОНА

Сегодня вечером, за ужином?

ОТЕЛЛО

Нет, только не сегодня.

ДЕЗДЕМОНА

Тогда уж точно завтра за обедом?

ОТЕЛЛО

Не буду завтра дома я обедать.

Я капитанов собираю в крепость.

ДЕЗДЕМОНА

Что ж, завтра вечером, во вторник утром,

Иль в полдень в тот же день или под вечер,

Иль в среду поутру, лишь время назови,

Но только чтоб на протяжении трех дней.

Поверь в раскаянье его, его проступок

Едва ль такое наказанье заслужил,

Так все считают, а военные должны

Примеры с лучших брать в своих рядах.

Скажи, когда же может он явится?

Отелло, я тебя прошу, скажи.

Не знаю, что б ты должен попросить,

В чем я тебе могла бы отказать

Или вот так заставить ждать. Скажи,

Что сделать я должна, чтоб ты меня услышал

И согласился Кассио принять? Клянусь,

Я все исполню, что ты скажешь.

ОТЕЛЛО

Довольно, умоляю. Пусть

Приходит он, когда захочет.

Ты знаешь, что тебе ни в чем отказа нет.

ДЕЗДЕМОНА

Но почему, ведь это не услуга.

Это как будто я должна тебя просить

Носить перчатки или хорошо питаться,

Иль быть в тепле, иль другое делать

Что будет для тебя особенно полезно.

Нет, если б я намеренье имела,

Чтоб испытать твою любовь, тогда

Я попросила бы тебя исполнить нечто

На грани невозможного млм по крайней мере

Что представляется невероятно трудным.

ОТЕЛЛО

Тебе ни в чем я отказать не в силах,

Сейчас, однако, я тебя прошу

Меня покинуть ненадолго.

ДЕЗДЕМОНА

Смогу ль тебе я в этом отказать?

Конечно, нет. Прощай, супруг мой.

ОТЕЛЛО

Так до свиданья, Дездемона,

К тебе я вскорости вернусь.

ДЕЗДЕМОНА

Идем, Эмилия. - А ты, мой муж,

Ты будь в согласии с причудами своими.

Как бы то ни было, останусь я послушна.

Дездемона и Эмилия уходят.

ОТЕЛЛО

О, ты, прекрасная негодница! Пускай

Душа моя проклятие найдет,

Но я тебя любить не перестану.

И если нет любви, опять наступит хаос.

ЯГО

Мой генерал:

ОТЕЛЛО

Что ты ты сказал?

ЯГО

Когда ухаживали вы за Дездемоной,

Что Кассио, он знал про это?

ОТЕЛЛО

Да, знал он с самого начала.

Но почему про это ты спросил?

ЯГО

Нет, ничего, так просто, мысль пришла.

ОТЕЛЛО

Какая мысль? Скажи мне, Яго.

ЯГО

Не думал я, что с ней он был знаком.

ОТЕЛЛО

О, да, знаком, и очень часто

Он был посредником меж нами.

ЯГО

И это было как на самом деле?

ОТЕЛЛО

На самом деле? Да, на самом деле,

Ты разве странное находишь что-то в этом?

Считаешь ты, что он нечестен?

ЯГО

Спросили вы меня, синьор, про честность?

ОТЕЛЛО

Про честность? Да, про честность я спросил.

ЯГО

Он - честный человек, насколько мне известно.

ОТЕЛЛО

А что ты думешь?

ЯГО

Я думаю, синьор?

ОТЕЛЛО

Я думаю, синьор? Черт побери!

Мои слова ты повторяешь, словно эхо,

Как будто мысль ты носишь в голове,

Которую открыть боишься; очевидно,

Ты что-то нехорошее скрываешь.

Недавний Кассио уход от Дездемоны

Тебе пришелся явно не по нраву.

Что ты увидел в этом, мне скажи.

Узнав, что Кассио был мой наперсник

В то время, когда был я в женихах,

Ты лоб наморшил и спросил: О, на самом деле?

Как если ум твой был внезапно поражен.

Коль любишь ты меня, ты должен

Открыть свои мне мысли до конца.

ЯГО

Синьор, вы знаете, как вам я предан.

ОТЕЛЛО

Я в этом никогда не сомневался.

Твоя любовь и честность мне известны,

Поэтому меня тревожат не на шутку

Заминки в речи у тебя и недомолвки.

Такое может быть привычною уловкой

В устах людей бесчестных или подлых,

Но у тебя такие подозренья,

Уверен я, они идут от сердца.

ЯГО

Уж если речь про Кассио зашла,

Осмелюсь клятву дать, что он, конечно, честен.

ОТЕЛЛО

Я тоже думаю, он честный человек.

ЯГО

Кто честен, честным должен быть во всем,

Иначе, может быть, он полностью бесчестен.

ОТЕЛЛО

Согласен, быть должны такими люди,

Какими представляются снаружи.

ЯГО

Тогда я Кассио за честного считаю.

ОТЕЛЛО

Однако ты скажи, что в мыслях у тебя,

И худшие из худших подозрений

Не бойся выразить словами.

ЯГО

Синьор, я каждый день на службе,

Однако разве не свободен я

В том, в чем свободны и рабы -

Распоряжаться мыслями своими?

Особенно, когда они ужасны и неверны?

И где найдете вы дворцы такие,

Куда б дурное не вторгалось иногда?

И разве мысли грешные не могут регулярно

Тех посещать людей, что в помыслах чисты?

ОТЕЛЛО

Коль знаешь ты, что другу нанесен урон,

И все ж скрываешь это от него,

Против него ты в заговор вступаешь.

ЯГО

Бываю я неправ в своих догадках,

Я признаю, что это у меня к крови:

Везде искать обман, и часто

Вину я вижу там, где вовсе нет ее,

Поэтому прошу не принимать в расчет

Того, кто может зло вообразить,

И не тревожиться по поводу его

Несовершенных и случайных наблюдений.

Когда я мысли выскажу свои,

Для вас не будет в этом пользы,

Для вашего спокойствия и блага,

Но также в равной мере для меня,

Для мудрости моей, для мужества и чести.

ОТЕЛЛО

Силы небесные, что ты в виду имеешь?

ЯГО

Мой дорогой синьор, для женщин и мужчин

Их имя доброе есть самая большая драгоценность.

Кто взял мой кошелек, украл безделицу, ничто:

Мое теперь ему принадлежит, а раньше

Служило рабски тысячам других.

Но если кто-то имя доброе мое отнял,

Богаче он от этого не станет,

Но я при этом обеднел - это точно.

ОТЕЛЛО

Клянусь, твои я все узнаю мысли.

ЯГО

Синьор, вам это не удастся,

Хотя бы сердце вы мое в руках держали.

Я их не выскажу, пока они мои.

ОТЕЛЛО

Ха!

ЯГО

Остерегайтесь ревности, синьор! Она -

Чудовище с зелеными глазами,

Которое в забаву превращает

Те подозренья, что его питают.

Блажен тот рогоносец, кто в измене

Уверен и жену свою не любит.

Но проклят муж, что обожает сомневаясь

И любит несмотря на подозренья.

ОТЕЛЛО

О, мученье!

ЯГО

Кто беден и доволен, тот богат,

Богат настолько, чтобы жить спосокойно,

Но никаких богагств нехватит для того,

Кто постоянно бедности страшится.

Ты, Боже, дай от ревности защиту.

ОТЕЛЛО

Но почему пришел ты к заключенью,

Что стану я от ревности страдать

И, как лунатик, подозреньями питаться?

Нет, если уж сомнение возникло,

С ним следует покончить навсегда.

Меня ты можешь на козла сменять, когда

Я подозреньям, вроде тех, что ты упомянул,

Позволю овладеть своей душой.

Я ревновать не стану, если кто-то скажет,

Что хороша она собой, поет прекрасно,

Умеет поддержать беседу

И любит общество и танцы.

Где совершенство существует,

Должны быть и носители ею.

Из слабостей моих страх не родится

Или сомненье в верности ее: она

Все это видела, когда меня избрала.

Нет, Яго, я сперва увижу,

А уж потом сомненью место дам.

И если я засомневаюсь,

То доказательств добуду и тогда

Одно из двух должно случиться:

Любви иль ревности придет конец!

ЯГО

Я это слышать рад. Теперь

Я основанье полное имею, чтобы вам

С открытым сердцем показать

Свою любовь и долг. Пока, однако,

Про доказательство не буду говорить.

Вы за своей женою присмотрите,

За ней и Кассио имейте глаз -

Без ревности, однако, со вниманьем.

Я не хочу, чтоб вы при вашем благородстве

И вашей щедрости обмануты остались:

Поэтому за ними присмотрите.

Я знаю нравы дам Венеции, они предпочитают,

Чтоб Бог про их проделки знал, но не мужья.

Им совесть не диктует воздержанья,

Но говорит все от супругов скрыть.

ОТЕЛЛО

Ты это говоришь мне?

ЯГО

Она отца сумела обмануть,

Когда за вас хотела выйти замуж.

Изображала, будто вас страшится,

Когда на самом деле вас любила.

ОТЕЛЛО

Действительно, такое было.

ЯГО

Точно, было.

Она при юности своей сумела

Так провести отца, что он, бедняга,

Решил, что это было колдовство.

Но, виноват, я должен попросить прощенья

За то, что слишком вас люблю.

ОТЕЛЛО

Нет, это я перед тобой в долгу навечно.

ЯГО

Я вижу: я вас несколько смутил.

ОТЕЛЛО

Ничуть, ни на иоту.

ЯГО

Сказать по совести, я этого боялся.

Надеюсь, вы поймете: все, что я сказал,

Идет от сердца. Вижу: я вас тронул.

Молюсь, чтоб не придали вы моим словам

Значенья больше, чем простому подозренью.

ОТЕЛЛО

Я это понимаю.

ЯГО

Иначе речь моя такие принесет плоды,

Которые я видеть не хотел бы.

Ведь Кассио - мой очень близкий друг.

Синьор, я вижу: я вас тронул.

ОТЕЛЛО

Нет, не особенно, поскольку

Не верю я, что Дездемона нечестна.

ЯГО

Я ей желаю долгих лет,

А также вам, чтоб думать так.

ОТЕЛЛО

И все ж природа, потеряв свою дорогу:

ЯГО

Да, вот что я хочу сказать: она,

Вас выбрав, проявила смелость

И ей предложенных отвергла женихов,

Что подходили больше по рожденью,

По темпераменту и рангу и кого,

Казалось, ей природа диктовала,

В поступке этом можно усмотреть

Желанья похотливые без меры,

А также неестественные мысли.

Но здесь я должен попоросить прощенья,

Поскольку не имею вовсе права

О ней в таких деталях рассуждать,

Хотя боюсь, что после, поразмыслив,

Она увидела, насколько внешне

На жителей ее страны вы не похожи,

И в выборе раскаялась своем.

ОТЕЛЛО

Прощай, прощай, и если что узнаешь,

Мне сообщи немедленно. Распорядись,

Чтобы твоя жена за ней следила.

Теперь меня оставь.

ЯГО

Синьор, я ухожу.

Уходит.

ОТЕЛЛО

О, Боже мой, зачем женился я?

О, Яго - честный парень, без сомненья,

И знает больше, чем сказал, намного больше.

ЯГО (возвращается)

Синьор, я вас прошу на время

Оставить это дело без последствий.

Хотя разумно было б Кассио вернуть,

Поскольку он для этой должности подходит,

Однако лучше с этим не спешить.

Так действуя, вам будет много легче

Его получше распознать и все его повадки.

Следите за женой: и если слишком рьяно

Она за Кассио возьмется хлопотать,

То это безусловно что-то значит.

Меня вы между тем держите за того,

Кто в опасениях своих назойлив свыше меры.

(Боюсь, что так и есть на самом деле).

При этом вашу честь я умоляю,

Чтобы пока жену считали вы невинной.

ОТЕЛЛО

Ты за меня не беспокойся.

ЯГО

Я, наконец, вас покидаю.

Уходит.

ОТЕЛЛО

Он честен чересчур и знает досконально

Характер отношений меж людьми.

Коль я сумею доказать ее неверность,

Тогда, хотя к ней сердцем прикипел,

Ее на произвол судьбы я брошу.

Из-за того, возможно, что я кожей черен

И не обучен говорить так гладко,

Как кавалеры из гостиных, или

Поскольку нахожусь на склоне лет,

Хотя спустился там не слишком далеко,

Тогда уж если ею я обманут,

Ее мне остается ненавидеть.

Проклятье брака в том, что можем мы

Считать своими эти деликатные созданья,

Но не подвластен нам их аппетит.

Мне лучше жабой быть в вонючей яме,

Чем ту, что я люблю, делить с другими.

Беда сия великих чаще посещает,

И неизбежна словно смерть:

Носить рога нам суждено с рожденья.

Входят Дездемона и Эмилия.

Вниманье! Вот она идет.

О, если Дезедемона неверна,

То небеса смеются над собой.

Я в это не смогу поверить.

ДЕЗДЕМОНА

О, что с тобою, дорогой Отелло?

Обед готов и благородные островитяне,

Которых ты сегодня пригласил,

Тебя давно уж ждут напрасно.

ОТЕЛЛО

Моя вина, совсем я позабыл.

ДЕЗДЕМОНА

Ты говоришь едва, ты болен?

ОТЕЛЛО

Я головною болью мучаюсь, вот здесь.

ДЕЗДЕМОНА

Все это потому, что ты недосыпаешь.

Давай-ка голову тебе перевяжу,

И вскоре боль твоя пройдет.

ОТЕЛЛО

Платок твой слишком мал для этой цели.

Дездемона роняет платок.

Не беспокойся, я пойду с тобой.

ДЕЗДЕМОНА

Мне жаль, что ты сегодня нездоров.

Отелло и Дездемона уходят.

ЭМИЛИЯ

Я рада, что платок нашла я этот.

То был от Мавра ей подарок самый первый.

Супруг мой полоумный сотню раз

Меня просил его украсть, но Дездемона

Подарок этот очень любит -

Ее Отелло умолял платок хранить -

С собою носит, говорит с ним и целует.

Я сделаю такой платок и Яго дам,

Бог весть, как он его употребит,

Я знать про это не могу, ведь я

Про то лишь думаю, чтоб мужа ублажить.

Входит Яго.

ЯГО

В чем дело? Почему ты здесь одна?

ЭМИЛИЯ

Кончай ругаться, для тебя я вещь имею:

ЯГО

Какую вещь? Обыкновенная есть вещь:

ЭМИЛИЯ

Ну, ну, скажи!

ЯГО

Когда мужчина женится на глупой бабе.

ЭМИЛИЯ

Ах, так? Теперь скажи на милость,

Что дашь взамен мне за платок вот этот?

ЯГО

Какой такой платок?

ЭМИЛИЯ

Какой платок? Тот самый,

Что был подарен Дезедемоне Мавром.

Ты много раз меня просил его украсть.

ЯГО

Так он украден у нее?

ЭМИЛИЯ

Сказать по правде, нет.

Она платок случайно обронила,

А я по счастья оказалась рядом.

Ну, полюбуйся, вот он, вот он!

ЯГО

Негодница, его ты мне отдай.

ЭМИЛИЯ

А что ты собираешься с ним сделать?

Я умираю знать, поскольку так серьезно

Меня ты умолял его стащить.

ЯГО (выхватет платок)

Тебе на что?

ЭМИЛИЯ

Уж если нету у тебя причины важной,

Верни его назад. Она, бедняга,

Как хватится платка, с ума сойдет.

ЯГО

Ты делай вид, что ничего не знаешь.

Платок мне нужен. А сейчас оставь меня, прощай.

Эмилия уходит.

Я там, где Кассио стоит постоем,

Платок подброшу этот, пусть

Его он подберет, как будто бы случайно.

Безделки, легкие как воздух, служат

Сердцам ревнивым доказательством серьезным,

Как письмена святые на стене. Уверен,

Что это может принести плоды. Уже

Мавр сам не свой, мой яд отведав. Знаю,

Что действуют, как яд, опасные идеи:

Сначала вызывают отвращенье, но потом,

Коль к делу подойти умело,

То может страсть такая разгореться,

Что вспыхнет, словно залежи горючей серы.

Входит Отелло.

А вот и он идет. Теперь, я знаю,

Ни опиум, ни мандрагора, ни другой

Сироп снотворный сна вернуть ему не смогут,

Которым он еще вчера так беззаботно наслаждался.

ОТЕЛЛО

Ха! Ха! Она мне неверна?

ЯГО

В чем дело, генерал? Про это хватит.

ОТЕЛЛО

Прочь! Уходи! Меня ты вздел на дыбу!

Клянусь, уж лучше быть обманутым совсем,

Чем хоть немного знать про это.

ЯГО

В чем дело, ваша честь, в чем дело?

ОТЕЛЛО

Что для меня часы ее утех секретных?

Я их не видел, я про них не думал

И мне они не принесли вреда.

Я ночью крепко спал, я ел со вкусом,

Я весел был и был свободен.

Я на ее губах не находил

Тех поцелуев, что там Кассио оставил.

Тот, кто ограблен, но не знает про пропажу,

Пусть он в неведеньи останется, тогда

Он словно грабежу не подвергался.

ЯГО

Я очень сожалею слышать это.

ОТЕЛЛО

Я был бы счастлив, если б целый лагерь,

Включая множество простых солдат,

Ее бы телом насладился, лишь бы

Я ничего про это не узнал. Теперь

Прощай спокойствие ума, прощай, согласье!

Прощайте, войска наряжные в плюмажах!

Прощайте, войны, честолюбие, прощай!

Прощайте, ржание коней и зов трубы,

И флейты песня, режущая ухо,

И барабанов рокот, что подъемлет дух,

Знамен величие, прощай, и гордость,

Прощай, войны помпезность, церемонии и слава!

Прощайте, пушки, вы, машины смерти,

Что грохотом своим подобны грому!

Прощайте, все! Отелло

Уж больше не годится для войны!

ЯГО

Возможно ль это, генерал?

ОТЕЛЛО

Злодей, мне доказательство представь,

Чтоб был уверен я: моя любовь есть шлюха.

Ты доказательство, что ясное, как день,

Добудешь мне, не то, (Хватает Яго)

Клянусь бессмертною душой,

Тебе бы лучше псом родиться,

Чем испытать мой ненасытный гнев.

ЯГО

Уже до этого дошло?

ОТЕЛЛО

Ты мне покажешь иль по крайности докажешь,

Что недвусмысленно и несомненно обвиненье,

Иначе жизнь твоя не стоит ни гроша!

ЯГО

Синьор мой благородный:

ОТЕЛЛО

Ну, если ты ее напрасно оболгал,

Меня ж подверг мученьям без причины,

То можешь про молитву позабыть,

Совсем оставить можешь покаянье;

Ты можешь горы ужаса насыпать,

Заставить ангелов рыдать,

Заставить землю содрогаться,

Поскольку осуждение твое

От этого уже не станет больше.

ЯГО

О, милосердие! Пусть небеса меня простят

За то, что я осмелился быть честным!

Скажите мне: вы человек? И есть у вас душа и разум?

Нет, помогай вам Бог, но уж не я. О, я глупец,

Который честность из любви пороком сделал!

О, мир чудовищный! Запомни, мир презренный,

Быть благородным, быть прямым отнюдь не безопасно.

Я вам сердечно благодарен за урок, отныне

Любить не стану ни за что я друга, потому что

Любовь такая лишь бесчестие приносит.

ОТЕЛЛО

Нет, нет, ты должен честным оставаться.

ЯГО

Мне лучше мудрым быть, а честность -

Это глупец, который все теряет,

На что направлены его труды.

ОТЕЛЛО

Клянусь, я верю, что моя жена невинна

И также верю в то, что виновата,

Я верю: ты правдив и верю: ты солгал,

Мне нужно доказательство иметь. Ее лицо,

Как лик Дианы было чисто, а теперь

Оно чернее моего лица. О, Боже!

Коль речь заходит про ножи или веревки,

Про яды, про огонь, про удушающие реки,

Я этого не вынесу. О, как бы я хотел

Освободиться от сомнений!

ЯГО

Я вижу вас сжирает страсть, я сожалею,

Что это я на вас навлек. Итак,

Хотели б вы с сомненьями покончить?

ОТЕЛЛО

Хотел бы? Нет, я это сделаю, клянусь!

ЯГО

Возможно это, только как?

Как это сделать вы, синьор, хотите?

Готовы вы быть зрителем при этом?

Смотреть, как кто-то на нее залез?

ОТЕЛЛО

О! Проклятие и смерть!

ЯГО

Я думаю, что наблюдение такое

Устроить было б очень трудно

И неприятно. Пусть тогда

Те прокляты, совокупленье чье

Глаза чужие могут видеть.

Что же тогда? Что я могу сказать?

Что можно сделать? Ведь никак нельзя

Вам видеть их в животной их горячке,

Когда они своею глупостью пьяны.

Но если доказательства другие,

Что к истины дверям ведут,

Вы тоже рассмотреть готовы,

То их вы можете, скажу я, получить.

ОТЕЛЛО

Дай мне причину твердую, чтоб ей неверной быть.

ЯГО

Скажу вам прямо, мне не по душе

Комиссия такая, но поскольку

Из-за любви и честности дурацкой,

Я в этом дел по уши погряз,

Что делать, продолжать придется.

Мне довелось недавно в комнате одной

Ночь провести совместно с Кассио, и долго

Заснуть мне не давала боль зубная.

Есть люди, что во сне выбалтывают все,

И Кассио - он из такой породы.

Я слышал, как во сне он прошептал:

"О, Дездемона, будем осторожны,

Нам следует любовь свою скрывать",

Затем меня он за руку схватил

И крепко так поцеловал, как будто с корнем

Из уст моих стремился вырвать поцелуй.

Он на бедро мне ногу положил и с тяжким вздохом

Сказал: "Проклятие безжалостной судьбе,

Которой отдана ты Мавру!"

ОТЕЛЛО

О, как чудовищно, ужасно!

ЯГО

Но это был всего лишь сон.

ОТЕЛЛО

Однако прежние он подтверждает подозренья.

ЯГО

Да, показанье сильное, хотя оно и сон.

Оно нам может подтвердить другие,

Которые не так уж очевидны.

ОТЕЛЛО

Я разорву ее на части!

ЯГО

Нет, нет, вам нужно мудрость проявить,

Ведь мы не видели конкретных действий.

Еще возможно, что она невинна. У жены

Видали вы платок, где вышита клубника?

ОТЕЛЛО

Видал, конечно. Эо первый мой подарок.

ЯГО

Я этого не знал, зато уверен,

Что на моих глазах сегодня

Он вытер бороду платком вашей жены.

ОТЕЛЛО

И если так:

ЯГО

И если так и то ее платок,

То это говорит против нее -

С другми доказательствами вместе.

ОТЕЛЛО

О, если б сорок тысяч жизней

Имел бы этот раб! Одна,

О, слишком это мало мне для мести!

Теперь я вижу: это правда все.

Смотри сюда: я в небеса

Отправлю глупую свою любовь!

И вот уж нет ее! Из ада

Месть черная пускай поднимется ко мне!

Пусть в сердце ненависть любовь заменит!

От ядовитых аспидов пускай раздастся грудь!

ЯГО

И все же нужно вам спокойствие хранить.

ОТЕЛЛО

О, кровь, кровь, кровь! (Становится на колени).

ЯГО

Я о терпеньи говорю, поскольку

Свое вы можете переменить решенье.

ОТЕЛЛО

Нет, Яго, ни за что. Как в Черном море

Теченья ледяные никогда

Не успокоятся, они неудержимо

Всегда стремиться будут к Мраморному морю

И Дарданеллам; так же мысль кровавая моя

Не остановится в своем свирепом беге,

Назад не оглянется, ни за что

Любви смиренной места не уступит,

Пока проглочена не будет до конца

Всепоглощаюшею местью. А теперь

Я перед небом мраморным холодным

Хочу поклясться страшной клятвой.

ЯГО

Прошу, с колен покамест не вставайте (становится на колени).

Я вас в свидетели беру, неистощимые светила,

И вас, небесные тела, что нашу Землю окружают:

С минуты этой Яго сердце, ум и руки

На службе пострадавшего Отелло.

Пускай он мной расопряжается, а я

За долг сочту ему повиноваться

В любом, самом кровавом даже деле.

ОТЕЛЛО

Твою любовь я принимаю,

Но это не пустая благодарность,

А чувство, что идет от сердца.

Я сразу для тебя имею дело:

В течение трех дней хочу услышать,

Что Кассио уж больше нет на свете.

ЯГО

Он мертв, мой друг - как вы распорядились,

Однако пусть она живет.

ОТЕЛЛО

Проклятье ей, блудливой сучке,

Пусть будет проклята навеки.

Идем отсюда. Средства мне нужны,

Чтобы эту бестию красивую предать

Скорейшей смерти. Ты отныне

Мой лейтенант.

ЯГО

Я ваш навеки.

Уходят.

СЦЕНА 4

У крепости. Входят Дездемона, Эмилия и Клоун.

ДЕЗДЕМОНА

Не знаешь ли, любезный, где обосновался лейтенант Кассио?

КЛОУН

Не возьму на себя смелость сказать, что есть место, где он обосновался.

ДЕЗДЕМОНА

Это еще почему?

КЛОУН

Он  солдат,  а  сказать  про солдата, что он где-то обосновался, значит

искать на свою шею приключений.

ДЕЗДЕМОНА

Будь по-твоему. Скажи мне, где он остановился на постой?

КЛОУН

Мне  про  это  ничего  не  известно,  а сделать вид, что знаю и указать

место, это будет чистое беззаветное вранье.

ДЕЗДЕМОНА

Не  мог  бы  ты  в  таком  случае  взять  на себя труд узнать про это и

поделиться с нами полученными знаниями?

КЛОУН

Я  по сему поводу опрошу весь мир, это означает буду задавать вопросы и

выслушивать ответы.

ДЕЗДЕМОНА

Сделай  милость,  отыщи  его,  пригласи  его  сюда,  скажи  ему,  что я

уговорила мужа быть к нему благосклонным и надеюсь, что все ообйдется.

КЛОУН

Ваше  поручение  находится  в  пределах  человеческих возможностей, и я

постарюсь его исполнить.

Уходит.

ДЕЗДЕМОНА

Скажи, Эмилия, где бы могла оставить я платок?

ЭМИЛИЯ

Ума не приложу, синьора.

ДЕЗДЕМОНА

Поверь, я б лучше полный потеряла кошелек.

Уж хорошо, что благородный Мавр,

Он в мыслях чист и не ревнует

Могло б иначе это повод дать

Для мыслей самых нехороших

ЭМИЛИЯ

Он, значит, не ревнив?

ДЕЗДЕМОНА

Кто, он? Под солнцем он таким родился,

Которое такие чувства испарило.

ЭМИЛИЯ

Смотрите, он сюда идет!

Входит Отелло.

ДЕЗДЕМОНА

Я до прихода Кассио побуду с ним. - Скажите,

Как поживаете, мой муж и господин?

ОТЕЛЛО

Спасибо, хорошо, жена. (В сторону). Как тяжко все скрывать!

А как твои дела?

ДЕЗДЕМОНА

Все хорошо, мой добрый муж.

ОТЕЛЛО

Твою мне руку дай. Он влажна.

ДЕЗДЕМОНА

Она еще не знает груза лет,

Она не ведала печали.

ОТЕЛЛО

Такой ответ предполагает плодовитость

И сердце вольное: жар, жар и влага.

Я вижу, как такой руке нужны

Уединенье полное, пост строгий и молитва,

Порядок нужен, упражненье в вере,

Все потому что дьявол потный

В тебе бунтует, восстает.

Да, это добрая  и щедрая рука.

ДЕЗДЕМОНА

Ты вправе так сказать, хотя бы потому,

Что этою самою рукою

Тебе свое я сердце подарила.

ОТЕЛЛО

Да, это щедрая рука.

Так раньше сердце отдавало руку,

Но в нынешней геральдике иначе:

Все только руки, не сердца.

ДЕЗДЕМОНА

Материй этих я не знаю.

Скажи, свое ты помнишь обещанье?

ОТЕЛЛО

Какое обещанье, птичка?

ДЕЗДЕМОНА

Послала я за Кассио сейчас,

Чтоб он пришел с тобой поговорить.

ОТЕЛЛО

Меня все время насморк раздражает,

Дай мне платок твой на минутку.

ДЕЗДЕМОНА

Вот он, возьми, мой повелитель.

ОТЕЛЛО

Не зтот, тот, что я тебе дарил.

ДЕЗДЕМОНА

Он не со мной сейчас.

ОТЕЛЛО

Да неужели?

ДЕЗДЕМОНА

Да, это так, увы.

ОТЕЛЛО

Как это плохо. Тот платок,

Был матери моей подарен Египтянкой,

Волшебницей, которая умела

Людские мысли узнавать.

Она тогда же матери сказала,

Платок хранить с особенной заботой,

Пока он с ней, ее все любят, а отец

Ей постоянно будет верен, ну, а если

Она платок отдаст иль потеряет,

Отец тогда тотчас ее разлюбит

И станет он утех искать на стороне.

Мать, умирая, мне платок тот отдала

И завещала, чтоб, когда женюсь,

Его я подарил своей супруге.

Я так и сделал. Ты запомни,

Что пуще глаза ты должна его беречь.

И страшное произойдет несчастье,

Коль потеряешь ты платок или отдашь.

ДЕЗДЕМОНА

Возможно ль это?

ОТЕЛЛО

Есть, несомненно, в этой ткани волшебство.

Колдуньей вышит он в пророческом угаре,

Что миру насчитала двести лет,

Шелк выделан священными червями,

А краска - мумия из девичьих сердец.

ДЕЗДЕМОНА

Ужели это так?

ОТЕЛЛО

Сомненья нет, и потому

За ним должна смотреть ты в оба.

ДЕЗДЕМОНА

Тогда, как перед Богом:

Я никогда не видела его.

ОТЕЛЛО

Ха! Что ты говоришь?

ДЕЗДЕМОНА

Зачем ты говоришь так жарко и тревожно?

ОТЕЛЛО

Он, что потерян? Он пропал?

Скажи мне правду: больше нет его?

ДЕЗДЕМОНА

Пусть небо нас благословит!

ОТЕЛЛО

Что ты сказала?

ДЕЗДЕМОНА

Он не потерян, но а если б так и было?

ОТЕЛЛО

Как это было?

ДЕЗДЕМОНА

Сказала я: он не потерян.

ОТЕЛЛО

Тогда ступай и принеси его,

Его хочу сейчас я видеть.

ДЕЗДЕМОНА

Могу я это, только не теперь.

Все это только отговорка,

Чтобы не выполнить, что я просила.

Ты с Кассио сейчас поговори.

ОТЕЛЛО

Платок мне принеси, я весь предчувствий полн.

ДЕЗДЕМОНА

Ты человека лучше никогда не встретишь.

ОТЕЛЛО

Платок!

ДЕЗДЕМОНА

Я умоляю: мне про Кассио скажи!

ОТЕЛЛО

Платок!

ДЕЗДЕМОНА

Вот человек, что полагался на тебя во всем,

И разделял с тобой опасности войны:

ОТЕЛЛО

Платок!

ДЕЗДЕМОНА

Сказать по правде, ты не прав.

ОТЕЛЛО

Черт побери!

Уходит.

ЭМИЛИЯ

Скажи, попробуй, что он не ревнив?

ДЕЗДЕМОНА

Таким я никогда не видела его.

Должно быть, тот платок действительно волшебный.

Как жалко, что его я потеряла.

ЭМИЛИЯ

За год иль два мужчину не узнать.

Они - желудки, мы же - только пища.

Они нас пожирают жадно, но зато когда сыты,

То могут изрыгнуть наружу.

Входят Яго и Кассио.

Мой муж и Кассио сюда идут, смотрите!

ЯГО

Другого нет пути, все от нее зависит.

Вот и она, какой прекрасный случай!

К ней подойди и попроси ее.

ДЕЗДЕМОНА

Мой добрый Кассио, что нового на свете?

КАССИО

Синьора, дело у меня все то же.

Я умоляю вас, чтоб при посредстве вашем

Я снова мог существовать

И мог вернуть его расположенье,

Которого ценнее нет на свете.

Я больше медлить не хочу:

И коль проступок мой недавний

Меня в его глазах настолько опорочил,

Что ничего здесь не поможет -

Ни служба прошлая,

Ни сожаленье,

Ни будущее рвение мое -

Хотел бы это знать я поскорее.

Тогда придется мне смириться

И для себя другое попроище сыскать.

ДЕЗДЕМОНА

Мои ходатайства, увы, совсем не к месту.

Супруг мой сам не свой и никогда

Его не знала я в таком расположеньи духа.

Мне остается уповать на Бога.

За вас пыталась я замолвить слово,

Что в нем лишь пробудило недовольство.

Придется вам терпеньем запастись.

Я буду продолжать свои усилья,

Чтоб вам помочь скорее, чем себе:

Пускай хоть это вам послужит утешеньем.

ЯГО

Скажите мне: он был разгневан?

ЭМИЛИЯ

Он только что ушел отсюда

И был он явно не в себе.

ЯГО

О, в гневе он бывает страшен.

Я видел раз, как пушечные ядра

Опустошенье совершили в нашем войска

И брата вырвали почти из рук его,

О, да, я знаю, что такое гнев Отелло.

Ну, и дела! Пойду его сыщу,

Тут не до шуток, если он во гневе.

ДЕЗДЕМОНА

Прошу тебя, скорей ступай к нему (Яго уходит).

Наверно, из Венеции известья

Или какой-то заговор на Кипре

Его так возмутили дух.

Бывает это часто у мужчин:

Они заботятся о низменных предметах,

Хотя стоят их цели много выше.

Так, воспаление в каком-то пальце

В здоровых членах может вызвать боль.

Увы, мужчины - люди, а не боги,

И нам про это забывать не стоит.

Я по неопытности, ты уж мне поверь,

Недоброту его смягчить хотела,

Но только навредила человеку

И он теперь представлен в ложном свете.

ЭМИЛИЯ

Дай Бог, чтоб это было так,

Чтоб были то служебные дела,

Но только чтоб не ревность к вам.

ДЕЗДЕМОНА

Но, Боже мой, я никогда

Ему для ревности не подавала повод!

ЭМИЛИЯ

Да разве нужен повод здесь?

Для ревности причин не надо,

Ревнуют, потому что ревность есть.

Себя сам зачинает этот зверь

И он же сам себя рожает.

ДЕЗДЕМОНА

Дай Бог, чтоб этот зверь в Отелло не вселился!

ЭМИЛИЯ

Аминь, синьора.

ДЕЗДЕМОНА

Пойду его искать. (Кассио) Вам лучше здесь остаться.

Его опять за вас просить я буду.

КАССИО

Нижайше вас благодарю, синьора.

Дездемона и Эмилия уходят.

Входит Бианка.

БИАНКА

А, Кассио, мой друг!

КАССИО

Что это выгнало тебя из дома?

Как поживаешь, милая Бианка?

Любовь моя, какое совпаденье!

Поверь, к тебе я собирался.

БИАНКА

А я тебя хотела навестить.

Не виделись мы целую неделю,

Семь дней и целых семь ночей.

О, сколько долгих, тягостных часов!

КАССИО

Прошу прощенья, сладкая Бианка!

Я эти дни провел в тяжелых мыслях,

Но уж поверь: в другое время

Сполна я заплачу свои долги.

Дает ей платок Дездемоны.

Срисуй мне эту вышивку, прошу.

БИАНКА

О, Кассио, откуда это?

Подруги новой, видимо, подарок!

Теперь я знаю, где ты пропадал.

Уже до этого дошло? Ну, ну.

КАССИО

Эй, женщина, попридержи язык!

Свои догадки к черту в зубы сунь,

Откуда ты их, видимо, взяла!

По ревности подозреваешь ты,

Что от это от другой любовницы подарок.

Клянусь, Бианка, это все не так.

БИАНКА

Ну, хорошо, так чей же то платок?

КАССИО

Понятья не имею. Я его

Нашел недавно в спальне у себя.

Мне эта вышивка уж больно по душе,

Так вот, пока они не спохватились,

Хотел бы я рисунок тот иметь.

Уж сделай это для меня, изволь,

Теперь же уходи, я должен быть один.

БИАНКА

Что, мне уйти? Но почему?

КАССИО

Я генерала поджидаю здесь

И думаю, что будет мне невпрок,

Когда он с женщиной меня удивит.

БИАНКА

Но почему? Скажи мне, умоляю.

КАССИО

Не потому, что не люблю тебя.

БИАНКА

Но вижу я, что ты меня не любишь.

Я умоляю, ты со мной побудь,

Еще скажи, что встретимся сегодня.

КАССИО

Я здесь остаться должен, ты пойми,

И не могу сейчас побыть с тобою,

Но обещаю: встретимся мы скоро.

БИАНКА

Спасибо и на том,

Придется мне смириться.

Уходят.

АСТ IV

СЦЕНА 1

У крепости. Входят Входят Отелло и Яго.

ЯГО

Как вы посмотрите на это?

ОТЕЛЛО

На что?

ЯГО

Ну, например, на поцелуй наедине.

ОТЕЛЛО

Как, поцелуй запретный?

ЯГО

Иль с милым другом быть нагой в постели

Час или больше, но, конечно,

В виду дурного не имея ничего?

ОТЕЛЛО

Нагой в постели и при этом

Не мысля ни о чем дурном?

Кто в мыслях чист, но все ж так поступает:

Да это ханжество пред дьяволом, не меньше.

Их добродетели испытывает дьявол,

При этом сами они дразнят небеса.

ЯГО

Однако если ничего не происходит,

Тогда проступок это, но не тяжкий грех.

Вот если, например, я дал жене платок:

ОТЕЛЛО

Ну, что тогда?

ЯГО

Тогда он ей принадлежит, синьор,

И отдан может быть, я думаю, любому.

ОТЕЛЛО

Она должна своей стоять на страже чести.

Возможен ли тогда такой подарок?

ЯГО

Субстанция невидимая честь,

Про многих думают: они ей обладают,

Когда у них ее в помине нет.

Вот если возвратимся мы к платку:

ОТЕЛЛО

Клянусь, я б с радостью о нем забыл.

Но ты сказал, и он перед глазами

Как ворон, что над домом зараженнным

Несчастье возвещает всему свету.

Платок мой у него, я это знаю.

ЯГО

Что ж из того?

ОТЕЛЛО

О, это очень плохо.

ЯГО

Вот если б я сказал, что видел,

Как зло он причинил вам, или

Что слышать мне пришлось, как он сказал -

Есть негодяев множество на свете,

Которые благодаря своим интригам

Иль легковерности любовницы наивной

Ее сумеют совратить, однако

Не могут это в тайне сохранить,

Не могут не болтать про это:

ОТЕЛЛО

Он что-нибудь про это говорил?

ЯГО

Он говорил, синьор, но так,

Что может он теперь поклясться,

Что ничего такого не сказал.

ОТЕЛЛО

Что он сказал?

ЯГО

Он говорил, клянусь, однако

Не знаю я, как передать его слова.

Он, он:

ОТЕЛЛО

Что, что?

ЯГО

Он возлежал.

ОТЕЛЛО

С ней?

ЯГО

На ней иль с ней, как будет вам угодно.

ОТЕЛЛО

Возлежал  с  ней?  на ней? Когда мы говорим возлежал на ней, это значит

познал  ее  телесно.  Возлежать  с  ней  -  Боже, как отвратительно! Платок!

Признание!  Платок!  -  Пусть  признается  и  будет  за это повешен! Сначала

повесить  его, а потом пусть признается! Меня всего трясет. Природа не может

создать  такую  всепоглощающую  страсть  просто так, без цели. Это не просто

слова,  что  так  меня  потрясли. У! Носы, уши и губы! Признание! Платок! О,

дьявол!

Падает в припадке.

ЯГО

Работай, зелие мое, работай!

Так ловят легковерных простаков,

Так дамы, что достойны и чисты,

Безвинно подвергаются бесчестью. -

Синьор, что с вами? Отвечайте!

Синьор, синьор! Отелло!

Входит Кассио.

Что, Кассио, как ты?

КАССИО

Скажи, что происходит?

ЯГО

О, у него эпилептический припадок.

Уже второй, один он перенес вчера.

КАССИО

Потри ему виски.

ЯГО

Нельзя, опасно.

Болезнь должна идти своим путем.

Иначе будет пена изо рта, а вскоре

Впадет он в бешенство. Но посмотри,

Зашевелился он. Прошу тебя

Отсюда удалиться ненадолго.

Похоже, скоро он в сознание вернется.

Потом, когда уйдет, я бы хотел

С тобой поговорить, есть повод важный.

Кассио уходит.

Ну, генерал, как вы?

Вы голову себе не поредили?

ОТЕЛЛО

Ты что? Смеешься надо мной?

ЯГО

Смеюсь над вам? Да нисколько!

Несите вы свой жребий, как мужчина.

ОТЕЛЛО

Рогатый муж - чудовище и зверь.

ЯГО

Таких чудовищ в каждом городе немало,

И многие весьма благообразны.

ОТЕЛЛО

Признался он?

ЯГО

Синьор, синьор, себя ведите, как жужчина.

Представьте, каждый бородатый господин,

Что в браке состоит, возможно,

Он разделяет с вами эту участь.

Мужей мильоны ночью спят в постелях,

Которые считают за свои,

Хотя на самом деле это и не так.

Нет, ваше положенье лучше.

О, этот адский замысел и дьявола насмешка,

Когда целует безмятежно муж свою жену,

Не ведая ее разврата и грехов.

Нет лучше знать. Я знаю про себя, кто я,

А про нее я буду правду знать.

ОТЕЛЛО

Да, ты умен. Все это так и есть.

ЯГО

Вам нужно в сторону уйти на время

И следует терпеньем запастись.

Пока лежали вы поверженные скорбью -

Страсть неуместная для вас, как для персоны -

Здесь Кассио внезапно появился.

Я отослал его, сославшись на болезнь,

Однако пригласил придти попозже,

Поскольку я к нему имею дело.

Он это обещал, и вот вам мой совет:

Вы спрячьтесь здесь и наблюдайте

Его смешки, издевки и ухмылки,

Что бродят по всему его лицу.

Его заставлю рассказать опять,

Когда, как часто, где и как

Он с вашею женой совокуплялся.

За выражением его лица следите

И будьте терпеливы, а иначе

Придется мне тогда признать,

Что в вас есть только сплин

И от мужчины не осталось ничего.

ОТЕЛЛО

Меня ты слышишь? Я в своем терпеньи

Коварство проявлю и кровожадность.

ЯГО

Ну, это делу не помеха.

Вы только помните: всему свой час и место.

Теперь, прошу вас, спрячьтесь поскорей.

Отелло прячется.

Я Кассио расспросами займу

Про отношения его с Бианкой.

Девица эта добывает пропитанье

Тем, что свои услуги продает,

Но по уши влюбилась в лейтенанта.

Вот шлюхи участь: многих обманула,

А все ж на одном попалась.

Я знаю, что услышав про нее,

Не может Кассио от смеха удержаться.

А вот и он.

Входит Кассио.

От смеха Кассио сойдет с ума Отелло

И в грубой ревности перетолкует ложно

Улыбки Кассио и жесты, и манеры.

Как поживаете, мой лейтенант, что с вами?

КАССИО

Куда уж хуже.

Титул тот, что ты упомянул -

Его потеря меня просто убивает.

ЯГО

Ты Дездемону хорошенько попроси,

И ты наверняка его вернешь.

(Понижает голос).

Когда бы все могла решать Бианка,

Давно бы все по-твоему сложилось.

КАССИО

Ах, эта бедная красотка!

ОТЕЛЛО

Ты только посмотри: уже смеется!

ЯГО

Не видел в жизни я, чтоб баба так влюблялась.

КАССИО

Я думаю, меня она взаправду любит.

ОТЕЛЛО

Теперь он отрицает беззаботно,

Все дело превращая в смех.

ЯГО

Ты слышал, Кассио?

ОТЕЛЛО

Ему он начал задавать вопросы,

Да, это хорошо, давай, давай.

ЯГО

Она всем говорит: ты женишься на ней.

Ты в самом деле думаешь жениться?

КАССИО

Ха-ха-ха-ха!

ОТЕЛЛО

Ты торжествуешь, римлянин,

Ты торжествуешь?

КАССИО

Мне  жениться? Ну, и штучка! Уж не считай меня за полного глупца, отдай

должное моей рассудительности. Ха-ха-ха-ха!

ОТЕЛЛО

Смеется хорошо лишь тот,

Последним кто смеется.

ЯГО

Нет, честно, ходит слух: ты женишься на ней.

КАССИО

Да ладно тебе!

ЯГО

Пусть буду я последний негодяй, коль вру.

ОТЕЛЛО

Уже ты наградил меня наследником? Ну-ну!

КАССИО

Дурочка  выдает желанное за правду. Это ее любовь и самомнение говорят,

что я на ней женюсь. Я этого не обещал.

ОТЕЛЛО

Мне Яго знак дает: тот начинает свой рассказ.

КАССИО

Она  недавно здесь была, она меня преследует повсеместно. В другой день

я на берегу разговаривал с несколькими Венецианцами и что же? Появляется моя

глупая красотка и бросается мне на шею:

ОТЕЛЛО

Воскликнув "Дорогой Кассио!" - как говорят его жесты.

КАССИО

Повисла на мне, и плакала, и тянула меня к себе. Ха-ха-ха-ха!

ОТЕЛЛО

Теперь  он  рассказывает, как она тянула его в мою спальню. Я пока вижу

нос твой, но не пса, которому я его брошу.

КАССИО

Словом, я должен с ней порвать.

ЯГО

Вот это да! Она сюда идет!

Входит Бианка.

КАССИО

Этого еще нехватало! Мне жениться на этой надушенной потаскухе? Что это

ты вздумала за мной по пятам ходить?

БИАНКА

Пусть дьявол со своей мамашей за тобой по по пятам ходят! С какой стати

навязал  ты  мне этот платок? Я была круглая дура, когда его взяла. Вот еще,

буду  я  тебе вышивку срисовывать. Хорошую историю ты сочинил: я, мол, его в

своей  спальне подобрал, а кто положил - знать не знаю. Это, небось, памятка

от какой-нибудь твоей шлюхи, а я, значит, буду этой вышивкой заниматься? На,

возьми  его,  снеси  назад  к своей полюбовнице, а мне до этого нет никакого

дела!

КАССИО

Успокойся, успокойся, сладкая Бианка, что это ты так раскричалась!

ОТЕЛЛО

Клянусь, ведь это должен быть мой платок.

БИАНКА

Приходи  сегодня  ко мне на ужин, если хочешь, иначе можешь больше носа

не показывать.

Уходит.

ЯГО

За ней! За ней!

КАССИО

Ей-Богу, придется за ней пойти, а то она раскричится на весь свет.

ЯГО

Будешь ты у нее ужинать?

КАССИО

Придется.

ЯГО

Я, может быть, туда загляну, очень мне надо с тобой поговорить.

КАССИО

Уж ты приходи, очень тебя прошу.

ЯГО

Ступай, ни слова больше.

Кассио уходит.

ОТЕЛЛО (выходит из укрытия)

Скажи мне, Яго, как я должен его убить?

ЯГО

Вы поняли, как он смеялся над своим злодеянием?

ОТЕЛЛО

О, Яго!

ЯГО

И платок заметили?

ОТЕЛЛО

Это был мой платок?

ЯГО

Ваш, чей же еще. Видели вы, как низко ценит он эту глупую женщину, жену

вашу? Она ему платок подарила, а он его шлюхе отдал.

ОТЕЛЛО

Он  у  меня  будет  умирать  медленной смертью, очень медленной. О, эта

женщина, тонкая, прекрасная, сладкая женщина!

ЯГО

Нет, нет, это вам надо позабыть.

ОТЕЛЛО

Будь  она  проклята!  Пусть  сгинет, пусть канет в вечность этой ночью!

Нет,  ей  больше  не  жить!  Сердце мой превратилось в камень. Ударяю себя в

грудь,  а  руке  больно.  В  мире  не было создания прекрасней, она могла бы

лежать с императором рядом и приказывать ему, что делать.

ЯГО

Ну, это на вас не похоже.

ОТЕЛЛО

Повесить  ее  мало,  но  как  искусно  она  могла  вышивать, какая была

музыкантша!  Пением  своим  она  могла  медведя  приручить.  Какой ум, какое

воображение!

ЯГО

Нет, нет, она хуже, хуже.

ОТЕЛЛО

В тысячу раз хуже, но какая нежная натура!

ЯГО

Ну, да, слишком нежная.

ОТЕЛЛО

Это так, Яго, но какая жалость! Какая жалость!

ЯГО

Если  вы  испытываете такую нежность к ее прегрешениям, что ж, дайте ей

тогда позволение грешить. Кроме вас, до этого никому больше нет дела.

ОТЕЛЛО

Я ее на куски изрублю! Наставить мне рога!

ЯГО

Есть в ней что-то грязное, бесчестное.

ОТЕЛЛО

С моим офицером!

ЯГО

Это еще бесчестнее.

ОТЕЛЛО

Добудь  мне  яд,  Яго,  этой  ночью добудь. Я не собираюсь с ней беседы

вести, а то ее тело, ее красота снова обезоружат мой ум. Этой ночью, Яго.

ЯГО

Не  нужно  яда.  Задушите  ее  в  постели  -  в  той самой, которую она

осквернила.

ОТЕЛЛО

Хорошо, прекрасно, такое правосудие мне по душе.

ЯГО

Что  касается Кассио, разрешите мне о нем позаботиться. Вы еще услышите

про него этой ночью.

ОТЕЛЛО

Хорошо, великолепно. (Звук трубы за сценой). Что значит эта труба?

ЯГО

Наверно, из Венеции кто-то прибыл.

Входят Лодовико, Дездемона и Свита.

Лодовико идет, он Герцога посланец.

Смотрите, с ним супруга ваша.

ЛОДОВИКО

Достойный генерал, да будет с вами Бог.

ОТЕЛЛО

Добро пожаловать на Кипр, синьор.

ЛОДОВИКО

Вам Герцог посылает свой привет,

И все Сенаторы Венеции великой.

Вручает ему письмо.

ОТЕЛЛО

Целую я почтительно их воли инструмент.

Открывает письмо и читает.

ДЕЗДЕМОНА

Лодовико, мой родич дорогой,

Какие новости ты нам привез сюда?

ЯГО

Синьор, я рад вас видеть.

Добро пожаловать на Кипр.

ЛОДОВИКО

Благодарю. Где Кассио, что с ним?

ЯГО

Живет.

ДЕЗДЕМОНА

Меж ним и повелителем моим

Разлад произошел, но ты его поправишь.

ОТЕЛЛО

Уверена ты в этом?

ДЕЗДЕМОНА

Супруг мой?

ОТЕЛЛО (читает)

Ты это сделай непременно:

ЛОДОВИКО

То не к тебе, он в чтенье погружен.

Ты говоришь, меж ним и Кассио разлад?

ДЕЗДЕМОНА

Еще какой! Я б многое дала

Чтоб поскорее это все уладить.

Я к Кассио симпатию питаю.

ОТЕЛЛО

Сера и огонь!

ДЕЗДЕМОНА

Супруг мой?

ОТЕЛЛО

Ты в своем уме?

ДЕЗДЕМОНА

Рассержен он, но почему?

ЛОДОВИКО

Скорей всего, письмо его задело,

Поскольку, знаю я, ему велят вернуться,

Оставив Кассио в замену.

ДЕЗДЕМОНА

Я рада, если правду вам сказать.

ОТЕЛЛО

Ну, конечно!

ДЕЗДЕМОНА

Супруг мой?

ОТЕЛЛО

Я рад: что ты сошла с ума.

ДЕЗДЕМОНА

В чем дело, дорогой Отелло?

ОТЕЛЛО

Ты - дьявол!

Ударяет ее.

ДЕЗДЕМОНА

Я этого не заслужила.

ЛОДОВИКО

Синьор, в Венеции никто мне поверит,

Хоть поклянусь, что видел это сам.

Нет, это слишком далеко зашло.

Она рыдает, вы должны ее утешить.

ОТЕЛЛО

О, дьявол, дьявол!

Когда б земля могла от слез таких рожать,

Из каждой капли бы явился крокодил.

Прочь с глаз моих!

ДЕЗДЕМОНА

Чтоб вас не оскорблять, я ухожу.

ЛОДОВИКО

Послушная супруга, в самом деле.

Я умоляю вас, синьор, позвать ее назад.

ОТЕЛЛО

Хозяйка!

ДЕЗДЕМОНА

Супруг мой?

ОТЕЛЛО

Как соизволите с ней поступить, синьор?

ЛОДОВИКО

Кто, я?

ОТЕЛЛО

Эй, вы просили - я ей приказал назад вернуться.

Меняться и вертеться - это ей по нраву.

Еще она рыдать умеет и весьма,

Как вы заметили, послушна.

Весьма послушна. - Продолжай рыдать. -

А что касается письма - О, хорошо разыгранная скорбь! -

Приказано домой мне возвратиться. -

Ступай, я скоро за тобой пошлю. -

Синьор, я выполню приказ в Венецию вернуться. -

Прочь! С глаз моих долой!

Дездемона уходит.

Меня заменит Кассио. Сегодня

Я вас прошу пожаловать на ужин.

Синьор, на Кипре вы - желанный гость.

Козлы и обезьяны!

Уходит.

ЛОДОВИКО

И это благородный Мавр,

Которого наш весь сенат так ценит?

Который тверд, как камень, и страстям,

И перемене настроенья не подвержен?

ЯГО

Он сильно изменился.

ЛОДОВИКО

Здоров ли он? В своем ли он уме?

ЯГО

Ну, он таков, какой он есть.

Мне не пристало

Нашептывать вам мнение мое.

В своем ли он уме иль нет -

Про то судить я не возьмусь.

ЛОДОВИКО

Но каково? Жену свою ударить?

ЯГО

Да, это уж совсем нехорошо.

Как знать, но, может быть, за этим

Скрываются дела похуже.

ЛОДОВИКО

Скажите, это что - его такой обычай?

Иль просто письма на него так повлияли?

ЯГО

Увы, увы! Мне это не к лицу, бесчестно

Мне будет выдать вам,

Что видел я и знаю.

Вам лучше наблюдать за ним,

И все тогда узнаете вы сами.

Тогда мне точно не придется говорить.

Вы лишь следите, как он будет поступать.

ЛОДОВИКО

Жалею я, что я в нем так обманулся.

Уходят.

СЦЕНА 2

В крепости. Входят Отелло и Эмилия.

ОТЕЛЛО

Так ты, выходит, не видала ничего.

ЭМИЛИЯ

Не слышала и не подозревала.

ОТЕЛЛО

Да, но Кассио ты с: ней видала вместе?

ЭМИЛИЯ

Вели они себя при этом очень чинно,

И слово каждое каждое меж ними я слыхала.

ОТЕЛЛО

Они что не шепталаись никогда?

ЭМИЛИЯ

Нет, никогда, синьор.

ОТЕЛЛО

И никогда тебя не отсылали?

ЭМИЛИЯ

Такого не было, синьор.

ОТЕЛЛО

Ей веер принести, перчатки, маску?

ЭМИЛИЯ

Нет, никогда, синьор.

ОТЕЛЛО

Все это очень странно.

ЭМИЛИЯ

Побиться об заклад могу, синьор, она чиста.

И душу заложить не побоюсь при этом.

Коль вы считаете иначе, вы не правы

И грудь свою терзаете напрасно.

И если кто-то это вам внушил,

Пусть будет проклят, как змея в раю.

Уж если Дездемона не честна и не верна,

То из мужей никто не будет счастлив,

И самая из жен чистейшая грешна.

ОТЕЛЛО

Ступай и Дездемону пригласи сюда.

Эмилия уходит.

По виду она правду говорит.

Хотя она, конечно, сводница простая,

Что много и высказать не может.

О, эта шлюха тонкая. Кто знает,

Что в спальне происходит у нее

За плотными дверями под замком.

И все ж она приучена к молитве,

Ее я видел на коленях много раз.

Входят Дездемона и Эмилия.

ДЕЗДЕМОНА

Что вам угодно, мой супруг?

ОТЕЛЛО

А ну-ка подойди ко мне поближе.

ДЕЗДЕМОНА

Что вам угодно?

ОТЕЛЛО

Дай мне глаза твои увидеть.

Мне прямо ты смотри в лицо.

ДЕЗДЕМОНА

Что за ужасное желанье?

ОТЕЛЛО (Эимлии)

Твоя работа, сводница, такая:

Оставишь голубков наедине

И дверь запрешь, а если кто придет,

То кашлем или криком знак подашь.

За дело принимайся и живей!

Эмилия уходит.

ДЕЗДЕМОНА

Я на коленях умоляю вас

Мне объяснить, что это значит.

Я в вашей речи ощущаю гнев,

Но смысла ваших слов не понимаю.

ОТЕЛЛО

Скажи-ка мне, кто ты такая?

ДЕЗДЕМОНА

Супруга ваша.

Я ваша верная и честная жена.

ОТЕЛЛО

Мне страшной клятвой в этом поклянись.

И будешь проклята вдвойне, если соврешь,

Тогда сам дьявол в ад тебя утащит.

Клянись, что ты честна!

ДЕЗДЕМОНА

Воистину известно это небу.

ОТЕЛЛО

Нет, небо знает, что, как ад, ты неверна.

ДЕЗДЕМОНА

Кому я неверна? И с кем? Скажите мне, синьор!

ОТЕЛЛО

Ах, Дездемона, прочь! Прочь! Прочь!

ДЕЗДЕМОНА

О, что за день несчастный!

Вы плачете, синьор? Скажите,

Неужто я причина ваших слез?

Коль вы считаете, что мой отец

Устроил дело с вашим возвращеньем,

Меня винить вы в этом не должны.

И если вы его как друга потеряли,

То для меня потерян тоже он.

ОТЕЛЛО

Не знаю, чем я Богу угодил,

Что хочет он меня в несчастьях испытать,

Что он на голову мою обрушил

Всех видов язвы и неслыханный позор,

Что в бедность погрузил меня до самых губ,

Что в плен отдал меня и все мои надежды.

Наверно, должен я найти в своей душе

Терпения каплю, но, увы,

Примером сделаться всеобщего презренья!

Я все же мог бы вынести и это,

Но там, где сердце я свое храню,

Где должен либо жить я, либо

Совсем покончить с жизнью счеты,

Источник есть, питающий мое теченье,

Оно иначе пересохнет

Или в стоячий превратится пруд,

Где жабы мерзкие плодятся.

О, обрати ко мне свое лицо, терпенье,

Розовогубый юный херувим.

Эй ты, сюда смотри, жестокая, как ад!

ДЕЗДЕМОНА

Надеюсь я, мой благородный господин

Меня считает честною женой.

ОТЕЛЛО

Ну, да, совсем как мух на бойне,

Что оживают с каждым ветра дуновеньем.

О, ты сорняк, прекрасный и благоуханный,

Но любование тобой приносит боль.

Ах, лучше бы тебе на свет не появляться!

ДЕЗДЕМОНА

Увы, какой невольный грех я совершила?

ОТЕЛЛО

Ужель бумагу или книгу эту

Создали только для того,

Чтоб слово "шлюха" написать на ней?

Ты спрашиваешь, что ты совершила?

Ах, ты площадное отродье!

Пришлось бы мне из щек своих

Меха кузнечные создать,

Которые дотла сожгут благопристойность,

Когда бы про дела твои я говорить решился!

Что совершила ты?

От дел твоих нос затыкает небо,

Ну, а луна не может глаз поднять,

И даже ветер похотливый,

Что на своем пути целует все,

Он прячется в глубины недр земных,

Чтоб только про тебя не слышать.

Что совершила ты? Не знаешь?

Ты блудница бесстыжая, вот кто ты!

ДЕЗДЕМОНА

Клянусь, меня вините вы несправедливо.

ОТЕЛЛО

Так ты не блудница?

ДЕЗДЕМОНА

О, нет, я христианка.

И если, чтобы блудницей не быть,

Должна я тело сохранить свое для мужа

От рук чужих прикосновений грешных,

То я не блудница тогда.

ОТЕЛЛО

Что, ты не шлюха?

ДЕЗДЕМОНА

Нет, клянусь спасением души.

ОТЕЛЛО

Возможно ль это?

ДЕЗДЕМОНА

Господи, прости нас!

ОТЕЛЛО

Прошу прощенья я тогда. Тебя

Я за распутную венецианку принял,

Что вышла замуж за Отелло. Эй, хозяйка!

Входит Эмилия.

Вот и она, привратница из ада!

Мы с этой женщиной окончили свиданье,

Возьми, вот деньги за твои труды.

Бросает ей монеты.

Дверь на замок теперь, и никому ни слова.

Уходит.

ЭМИЛИЯ

Что этот человек себе вообразил?

Как вы, синьора?

ДЕЗДЕМОНА

Я, сказать по правде, сплю наполовину.

ЭМИЛИЯ

Синьора, что с ним?

ДЕЗДЕМОНА

С кем?

ЭМИЛИЯ

С хозяином моим и господином.

ДЕЗДЕМОНА

А кто твой господин?

ЭМИЛИЯ

Тот самый, что и ваш, синьора.

ДЕЗДЕМОНА

Нет господина у меня. Прошу,

Эмилия, не говори со мной.

Я плакать больше не могу,

А все мои ответы - только слезы.

Ты на ночь свадебные простыни мои

Мне постели, не позабудь,

Ну, а сейчас супруга своего зови сюда.

ЭМИЛИЯ

Уж ничего не скажешь, перемена.

Уходит.

ДЕЗДЕМОНА

Теперь мне надо к этому привыкнуть.

В глазах его малейший мой проступок,

Как самый тяжкий, самый смертный грех!

Входят Яго и Эмилия.

ЯГО

Синьора, что угодно вам? Как вы?

ДЕЗДЕМОНА

Не знаю, что скзать. Ведь молодых девиц

Обычно учат с мягкостью и не ругают строго.

Наверно, он решил урок мне преподать,

Поскольку я дитя, не больше.

ЯГО

Скажите мне, синьора, в чем же дело?

ЭМИЛИЯ

Хозяин мой ее считает шлюхой,

Кричал он в гневе ей ужасные слова,

Такие, что никто не может слушать.

ДЕЗДЕМОНА

Неужто, Яго, я действительно такая?

ЯГО

Какая, благородная синьора?

ДЕЗДЕМОНА

Такая, как Эмилия сказала,

Такая, как мой муж меня назвал?

ЭМИЛИЯ

Ее он шлюхой обозвал. Свою так потаскуху

Бродяга пьяный никогда не назовет.

ЯГО

Но почему он так сказал?

ДЕЗДЕМОНА

Не знаю. Я только знаю, не такая я.

ЯГО

Не плачьте, благородная синьора. Ну, и денек!

ЭМИЛИЯ

Отвергнув стольких благородных женихов,

Отца оставив, родину, друзей,

Она в награду получила званье шлюхи.

И даже плакать ей теперь нельзя?

ДЕЗДЕМОНА

Такая уж моя несчастная судьба.

ЯГО

Проклятье на него за это!

Откуда взял он эту глупость?

ДЕЗДЕМОНА

Уж это только небу одному известно.

ЭМИЛИЯ

Я думаю, и коль не так, пускай меня повесят,

Какой-то негодяй, везде сующий нос,

Который в душу хочет влезть без мыла,

Какой-то низкий раб, чтоб должность получить,

Придумал эту клевету.

ЯГО

Нет, невозможно, не найти таких людей.

ДЕЗДЕМОНА

Кто б ни был он, пускай Господь его простит.

ЭМИЛИЯ

Петля на виселице - вот его прощенье!

Пусть до костей его в аду грызут!

Как мог ее он шлюхою обозвать?

Компанию она водила с кем?

Когда и где? И как это возможно?

Нет, Мавра обманул какой-то негодяй отпетый,

Какой-то грязный и отъявленный мерзавец.

О, Боже, выведи на белый свет таких людей,

Пусть все, в ком совесть есть, возьмут кнуты

И их гоняют по лицу земли.

ЯГО

Говори потише.

ЭМИЛИЯ

Ну, вот еще потише! Точно так

Тебе какой-то жулик закрутил мозги,

Когда ты стал подозревать меня и Мавра.

ЯГО

Ты - дура. Замолчи.

ДЕЗДЕМОНА

О, Боже, Яго,

Что делать мне, чтоб мужа получить назад?

Ты, добрый друг, ступай к нему. Ей-Богу,

Не знаю я, как это все случилось.

Здесь на коленях я могу поклянусться,

Что никогда против него не согрешила -

Ни в мыслях, ни в поступках, ни во взгляде,

Ни слухом, ни другим каким-то чувством.

Его люблю я всей душой, всегда любила

И буду продолжать любить до гроба,

Хотя бы он меня отбросил прочь.

Иначе пусть мне не видать спасенья!

Недоброта его, возможно, жизнь мою разрушит,

Но я своей любви не в силах изменить.

Я слово "шлюха" не могу произнести,

Сейчас, сказав его, полна я отвращенья,

Но нет на свете силы, чтоб могла

Меня заставить совершить такой поступок.

ЯГО

Синьора, не волнуйтесь, все пройдет.

Расстроен он делами государства,

А вымещает гнев на вас.

ДЕЗДЕМОНА

О, если б это было так!

ЯГО

Но это вправду так, осмелюсь вас уверить.

Звучит труба.

А, это ужин в честь Венеции послов.

Синьора, нужно вам идти. Не плачьте.

Я уверяю вас, все обойдется.

Дездемона и Эмилия уходят.

Входит Родриго.

Как поживаешь, друг Родриго?

РОДРИГО

Я не считаю, что по отношению ко мне ты ведешь себя честно.

ЯГО

В чем это выражается?

РОДРИГО

Каждый день ты стараешься от меня отделаться с помощью новой выдумки и,

как стало мне теперь ясно, отнимаешь у меня любую возможность, которая могла

дать  мне  хотя  бы малейшую надежду. Я больше не могу этого выносить; еще я

больше не могу мириться с тем, что я до сих пор по глупости терпел.

ЯГО

Хочешь ли ты выслушать меня, Родриго?

РОДРИГО

Боже  мой,  я  слушал тебя слишком долго. Твои слова и твои дела друг с

другом не вяжутся.

ЯГО

Ты обвиняешь меня совершенно несправедливо.

РОДРИГО

В  моих  словах  нет  ничего,  кроме  правды. Я истратился до последней

монетки.  Бриллианты,  которые ты получил от меня, чтобы передать Дездемоне,

могли бы совратить даже праведника. Ты мне говоришь, что она их получила и в

ответ   прислала  ободряющие  обещания  относительно  своего  расположения и

возможности скорого свидания, однако ничего подобного я так и не увидел.

ЯГО

Прекрасно, продолжай, очень хорошо.

РОДРИГО

"Продолжай",  "очень  хорошо"!  Я  не  могу  продолжать,  все совсем не

хорошо.  На  мой  взгляд,  это пахнет нищетой. Я чувствую, что меня водят за

нос.

ЯГО

Очень хорошо.

РОДРИГО

Вовсе  не хорошо! Я буду говорить с Дездемоной. Если она вернет мне мои

бриллианты,  тогда  я  прекращу  ухаживания  и  раскаюсь  в своих незаконных

поползновениях. Если нет, будь уверен, я стану искать удовлетворения у тебя.

ЯГО

Теперь ты высказался.

РОДРИГО

Да, и не сказал ничего, кроме того, что я намерен предпринять.

ЯГО

Что  ж,  я  вижу в тебе присутствие духа и с этого момента мое мнение о

тебе еще выше, чем прежде. Дай мне твою руку, Родриго. Ты высказал обвинения

против  меня,  однако  я  хочу  сказать,  что имею намеренье непосредственно

заняться твоим делом.

РОДРИГО

До сих пор этого что-то не было заметно.

ЯГО

Согласен,  что  этого  не  было  заметно  и  твое  подозрение не лишено

остроумия  и  рассудительности.  Но, Родриго, если в тебе есть то, что в чем

сейчас  я  еще больше уверен, чем раньше - я имею в виду целеустремленность,

мужество  и  храбрость  -  тогда  нынче самое время все это проявить. И если

следующей  ночью  ты не насладишься Дездемоной, что ж, можешь убрать меня из

этого мира с помощью предательства, можешь составить заговор на мою жизнь.

РОДРИГО

Так-то оно так, но про что идет речь? Лежит ли это в границах разумного

и возможного?

ЯГО

Синьор,  из  Венеции  прибыли  послы  с приказом о назначении Кассио на

место Отелло.

РОДРИГО

В  самом деле? Что ж, в этом случае Отелло и Дездемона вернутся назад в

Венецию.

ЯГО

О,  нет!  Он  едет  в  Мавританию и берет с собой прекрасную Дездемону.

Если,   разумеется,   его   пребывание   здесь  не  продлится  в  результате

непредвиденных  обстоятельств,  из  которых  ни  одно  не  может  быть более

определенным, как устранение Кассио.

РОДРИГО

Что ты имеешь в виду под устранением?

ЯГО

Я  имел  в  виду  невозможность для него занять место Отелло. Например,

если ему вышибут мозги из головы.

РОДРИГО

И ты бы хотел, чтоб это сделал я!

ЯГО

Да,   если  ты  дерзнешь  извлечь  выгоду  из  обстоятельств,  если  ты

чувствуешь  себя вправе. Он ужинает сегодня у женщины, куда я тоже пойду. Он

еще  не  знает  про счастливую перемену в своей судьбе. Если ты подстережешь

его  на  пути туда - я устрою, чтобы это было между полуночью и часом ночи -

ты  можешь с ним покончить, как сочтешь нужным. Я буду поблизости и в случае

чего приду к тебе на помощь. В такой ситуации ему не избежать гибели. Эй, не

смотри  с  таким  изумлением.  Идем со мной. Я докажу тебе необходимость его

смерти,  и  ты  поймешь, что ты обязан навлечь это на него. Уж время ужина и

нельзя терять ни минуты.

РОДРИГО

Я готов выслушать дальнейшие аргументы в пользу этого.

ЯГО

Ты будешь убежден.

Уходят.

СЦЕНА 3

В крепости. Входят Отелло, Лодовико, Дездемона, Эмилия и Слуги.

ЛОДОВИКО

Я вас умоляю, синьор, перестаньте беспокоиться.

ОТЕЛЛО

Простите, но мне сейчас лучше пройтись.

ЛОДОВИКО

Синьора, покорнейше вас благодарю.

ДЕЗДЕМОНА

Это я должна благодарить вашу честь.

ОТЕЛЛО

Хотите прогуляться, синьор? Дездемона!

ДЕЗДЕМОНА

Да, супруг мой.

ОТЕЛЛО

Сейчас  же  отправляйся в спальню. Я скоро вернусь. И отпусти прислугу.

Ты поняла?

ДЕЗДЕМОНА

Я все исполню, супруг мой.

Уходят Отелло, Лодовико и Слуги.

ЭМИЛИЯ

Как он теперь? Он выглядит добрей, чем раньше.

ДЕЗДЕМОНА

Сказал, что вскорости вернется,

Мне приказал идти в постель

И чтоб тебя я отпустила.

ЭМИЛИЯ

Меня?

ДЕЗДЕМОНА

Так он сказал. Ночное одеянье

Мне приготовь и уходи, прошу.

Нам раздражать его не должно.

ЭМИЛИЯ

Что ж, так и быть.

Ах, лучше б вам его совсем не знать!

ДЕЗДЕМОНА

Ну, нет! В глазах моей любви

При всем его упрямстве и упреках

Всегда он благороден и красив.

Еще ты волосы мне распусти.

ЭМИЛИЯ

Я положила простыни, какие вы сказали.

ДЕЗДЕМОНА

Ах, все равно! Как мы глупы бываем!

Если тебе меня придется хоронить,

Меня ты заверни в одну из них.

ЭМИЛИЯ

Ну, что за речи!

ДЕЗДЕМОНА

У маменьки моей, я помню,

Была прислуга именем Варвара.

Она влюбилась в парня, тот однако

Какой-то дикий был и ею пренебрег.

Она всегда про иву песню напевала,

Песня старинная, но в ней ее судьба.

И с этой песней на устах она скончалась.

Она сегодня у меня все время на уме.

Свои я силы напрягать должна,

Чтоб не запеть, как бедная Варвара.

Поторопись, тебя я умоляю.

ЭМИЛИЯ

Что, пенюар вам принести?

ДЕЗДЕМОНА

Нет, вытащи еще вот здесь булавки.

ЭМИЛИЯ

Этот Лодовико - красивый мужчина.

ДЕЗДЕМОНА

Он хорошо говорит.

ЭМИЛИЯ

Я  знаю  одну  даму  в Венеции, которая бы босиком пошла в Палестину за

одно прикосновение его нижней губы.

ДЕЗДЕМОНА (поет)

Бедняжка уселась под явор столетний,

Пой, расскажи, зеленая ива,

Рука на груди, голова на коленях,

Пой, пой, плакучая ива,

Мимо бежали ручьи и стонали,

Пой, пой, плакучая ива,

От слез ее даже камни смягчались,

Пой, пой, плакучая ива:

(Говорит) Убери все это.

Пой, пой, плакучая ива,

(Говорит) И поспеши: он скоро придет.

Надгробный мой венок пускай из ивы будет,

Его же без меня никто пусть не осудит:

(Говорит) Нет, не те слова. Что это за стук?

ЭМИЛИЯ

Это ветер.

ДЕЗДЕМОНА (поет)

Я назвала любимого неверным, что он сказал в ответ?

Пой, пой, плакучая ива.

Коль я стану за многими бегать,

Ты со многими будешь ложиться.

(Говорит) Уходи поскорей, доброй ночи.

Глаза у меня зачесались,

Это, похоже, к слезам?

ЭМИЛИЯ

Не знаю, вроде нет.

ДЕЗДЕМОНА

Слыхала я, что это так.

О, эти все мужчины!

Скажи, Эмилия, ужели это правда,

Что без зазренья совести мужей

Иные женщины обманывать способны?

ЭМИЛИЯ

Такие есть, какой вопрос!

ДЕЗДЕМОНА

Скажи: взамен за целый мир

Могла б ты это совершить?

ЭМИЛИЯ

А вы?

ДЕЗДЕМОНА

Я? Ни за что, клянусь небесным светом.

ЭМИЛИЯ

Я б тоже не смогла при свете,

Вот если разве в темноте.

ДЕЗДЕМОНА

Ужель взамен за целый мир

Ты можешь это совершить?

ЭМИЛИЯ

Мир так велик: прекрасная цена

За незначительный проступок.

ДЕЗДЕМОНА

И все ж мне верится, что ты бы не смогла.

ЭМИЛИЯ

А  мне  верится,  что  я  должна  была  бы  это  совершить, а после все

аннулировать. Клянусь Богородицей, я бы не сделала этого ни за кольцо, ни за

земельный  надел,  ни за наряды или шляпки, или другой мелкий подарок. Но за

весь  мир?  Господи, да кто же не наставит мужу рога, чтобы превратить его в

монарха? Ради этого, я бы пошла на риск потом угодить в чистилище.

ДЕЗДЕМОНА

Да будь я проклята, когда за целый мир

Такой бы совершила грех.

ЭМИЛИЯ

Но  ведь  дурное  это  всего  лишь  дурное  в  мире,  а  когда весь мир

принадлежит  тебе,  тогда  это  дурное в твоем мире и ты можешь очень быстро

превратить его в добро.

ДЕЗДЕМОНА

Я не думаю, что найдется хоть одна такая женщина.

ЭМИЛИЯ

Сколько угодно таких найдется, лишь бы заграбастать мир, из-за которого

они пошли на грех.

Нет, я считаю, жен грехопаденье

Всегда на совести мужей.

Когда они свой долг супружеский забыли,

В чужой подол семейное сокровище сливая,

Иль в злобной ревности нас держат взаперти,

Иль нас колотят и ругают без причины,

Что ж, мы, конечно, чувствуем обиду

И ищем случая, чтоб отомстить,

Хотя мы по натуре милосердны.

Пускай мужья не забываеют,

Что жены те же самые имеют чувства.

Все то же зренье, обонянянье

И сладкий или кислый вкус на языке.

Когда они нас на других меняют,

Забава ль это? Думаю, забава,

Которую подогревает похоть.

Они из слабости идут на грех? Конечно.

А что же мы? Мы, так же, как они, слабы,

Мы так же любим развлеченья

И так же мы бываем похотливы.

Так пусть же нас содержат хорошо.

Не то пусть знают: если мы грешим,

То их берем за образец.

ДЕЗДЕМОНА

Иди-ка спать. Меня Господь наставил

Чтоб злу не подражать, но чтоб его исправить.

АСТ V

СЦЕНА 1

Улица. Входят Входят Яго и Родриго.

ЯГО

Ты спрячься там, за выступом стены,

Он очень скоро должен здесь пройти.

Держи клинок свой острый наготове

И загони в него, как можешь глубоко.

Быстрей, быстрей, и ничего не бойся.

Я буду тут же, под рукою, рядом.

В итоге мы - иль все, иль ничего,

Пусть это укрепит твою решимость.

РОДРИГО

Ты рядом будь, могу я все испортить.

ЯГО

Я здесь, будь храбр, будь наготове.

Прячется.

РОДРИГО

Мне это дело все не по душе,

Но он привел мне важные причины.

Один всего лишь человек!

Я обнажаю мой клинок. Он мертв!

ЯГО

Я этого щенка, мне кажется.

Привел немного в чувство,

Теперь в нем нарастает гнев.

Мне будет наруку любой исход:

Убьет он Кассио, иль Кассио его,

Иль оба сгинут в этой схватке.

Живи Родриго, он потребует отчета

О золоте его и бриллиантах,

Что якобы отдал я Дездемоне.

Нет, это не годится никуда.

А если Кассио останется в живых,

Мне это тоже ни к чему:

В нем что-то привлекательное есть,

Что по контрасту делает меня уродом.

Еще ему Отелло может все открыть,

Что для меня немалая опасность.

Нет, это невозможно допустить.

Однако тише! Слышу я его шаги.

Входит Кассио.

РОДРИГО

Да это он, я узнаю его походку.

Умри, злодей!

Делает выпад в сторону Кассио.

КАССИО

Мог этот выпад очень быть опасен,

Но ты не знал, как крепок мой нагрудник.

Теперь я твой испробовать хочу.

Фехтует с Родриго.

РОДРИГО

О, я убит!

КАССИО

Я изувечен навсегда!

Ко мне, на помощь! Здесь убийство!

Входит Отелло.

ОТЕЛЛО

То голос Кассио. Выходит, Яго не подвел,

Свое сдержал он слово.

РОДРИГО

О, я злодей!

ОТЕЛЛО

Еще какой!

КАССИО

На помощь, Свет сюда, врача!

ОТЕЛЛО

Да, это он. О, храбрый честный Яго,

Как благородно он вступается за честь друзей.

Да, это для меня урок. Ты ж, милая моя,

Взгляни, любовник твой валяется убитый.

И близок, блудница, бесчестный твой конец.

Из сердца колдовство твое я вырвал безвозвратно,

Умрешь в постели ты запятнанной развратом.

Уходит.

Входят Лодовико и Грациано.

КАССИО

О, что это, ни стражи, ни прохожих?

Сюда, сюда! Убийство!

ГРАЦИАНО

Какой ужасный этот голос!

КАССИО

На помощь!

ЛОДОВИКО

Вниманье!

РОДРИГО

О, я злодей несчастный!

ЛОДОВИКО

Я слышу двое или трое стонут.

Как ночь темна! Боюсь,

Что это может быть ловушка.

Небезопасно нам идти на помощь,

Пока мы подкрепленья не получим.

РОДРИГО

Что, никого? Я истекаю кровью.

Входит Яго с факелом.

ЛОДОВИКО

Вниманье!

ГРАЦИАНО

Вон кто-то приближается в ночной рубашке,

Несет он факел, он вооружен.

ЯГО

Кто здесь? Кричал кто про убийство?

ЛОДОВИКО

Не знаем мы.

ЯГО

Вы разве не слыхали крика?

КАССИО

Сюда, сюда, на помощь! Ради всех святых!

ЯГО

В чем дело?

ГРАЦИАНО

О, это кто-то из людей Отелло, похоже, прапорщик его.

ЛОДОВИКО

Да это он, он бравый малый.

ЯГО

Эй, кто тут звал так жалобно на помощь?

КАССИО

Кто это, Яго? На меня напали в темноте,

Я ими ранен тяжело, нужна мне помощь.

ЯГО

А, лейтенант!

Какие негодяи совершили это?

КАССИО

Я думаю, один лежит здесь, рядом,

Не мог он далеко уйти.

ЯГО

Ах, мерзкие злодеи! (Лодовико и Грациано)

Эй, вы, поближе подойдите,

Мне ваша помощь здесь нужна.

РОДРИГО

Помогите, помогите!

КАССИО

Я знаю: то один из них.

ЯГО

О, раб презренный! О, злодей!

Прокалывает Родриго.

РОДРИГО

Проклятый Яго! Подлая собака!

ЯГО

Как, в темноте вы убиваете людей?

Да кто такие эти негодяи?

И почему так тихо в городе?

Убийство! Здесь убийство!

(Подошедшим Лодовико и Грациано)

Кто вы? Несете вы добро иль зло?

ЛОДОВИКО

Ты, нас узнав, сумеешь оценить.

ЯГО

Синьор Лодовико?

ЛОДОВИКО

Он самый.

ЯГО

Прошу прощенья. Это Кассио лежит,

Который ранен тяжело.

ГРАЦИАНО

Как, Кассио?

ЯГО

Как ты, братишка?

КАССИО

Почти что надвое нога моя рассечена.

ЯГО

О, не дай Бог! Синьоры, посветите,

Ему рубашкой ногу я перевяжу.

Входит Бианка.

БИАНКА

В чем дело? Кто кричал?

ЯГО

Кто кричал?

БИАНКА

О, Кассио!

Мой Кассио любезный!

ЯГО

Уж эти мне чувствительные шлюхи!

Скажи мне, Кассио, имеешь представленье,

Кто те, что на тебя предательски напали?

КАССИО

Нет.

ГРАЦИАНО

Мне жаль, что я застал вас в этом положеньи.

Я вас разыскивал весь вечер.

ЯГО

Синьор, мне одолжите пояс ваш. Так, так. -

Мне нужен стул, чтоб унести его отсюда.

БИАНКА

Ах, он сознание теряет!

О, Кассио, мой Кассио любезный!

ЯГО

Синьоры, думаю, мерзавец этот

Из той же шайки, что на Кассиио напала.

Терпенье, Кассио, крепись мой друг.

Огня! Мне интересно, кто это такой?

О, неужели это друг мой и земляк Родриго?

Не может быть! О, Господи, Родриго!

ГРАЦИАНО

Как - из Венеции?

ЯГО

Да это он, синьор. Его вы знали?

ГРАЦИАНО

Да, конечно.

ЯГО

Синьор, я должен попросить у вас прощенья.

Ужасный и кровавый случай этот,

Он должен извинить мои манеры.

Я виноват, что вам не уделил вниманья.

ГРАЦИАНО

Я рад, что с вами встретился. Не беспокойтесь.

ЯГО

Как ты, друг Кассио? О, где же стул?

ГРАЦИАНО

Родриго?

ЯГО

Да, это он, сомненья быть не может. (Приносят стул).

О, наконец-то, стул! Прекрасно!

Какой-то добрый человек услышал наши просьбы.

Сейчас пойду я за хирургом генеральским. (Бианке).

А ты, хозяйка, суетиться перстань. -

Тот человек, что там лежит убитый,

Он был мой друг. Скажи мне, Кассио, прошу,

Произошла меж вами ссора?

КАССИО

Нет, ничего, к тому ж он незнаком мне.

ЯГО (Бианке)

С чего это ты стала вдруг бледна? -

Да унесите с улицы его! -

Синьоры, здесь пожалуйста останьтесь! -

С чего ты побледнела так, хозяйка? -

Заметили в глазах ее вы ужас? -

Ты смотришь так, что мы узнаем больше скоро. -

С нее вы не спускайте глаз, ее держите крепко. -

Вы это видели, синьоры? Все вина расскажет,

Хотя б хранил молчание язык.

Входит Эмилия.

ЭМИЛИЯ

В чем дело? Что случилось, муженек?

ЯГО

Здесь в темноте на Кассио напали

Родриго и другие, что удрали.

Едва он выжил, а Родриго мертв.

ЭМИЛИЯ

Увы, он был хороший человек! Ах, бедный Кассио!

ЯГО

О, это все плоды распутства!

Эмилия, прошу тебя, узнай,

Где Кассио ел ужин этой ночью? -

(Бианке). Чего ты вдруг дрожищь?

БИАНКА

Я вовсе не дрожу, хотя он ужинал со мною.

ЯГО

Ах, вот как! Что ж, тогда со мной пойдешь.

ЭМИЛИЯ

Тьфу на тебя, дешевка, потаскуха!

БИАНКА

Не потаскуха я, и ты не в праве

Меня похабить всенародно.

Я честная, такая же, как ты.

ЭМИЛИЯ

Такая же как я? Тьфу на тебя, блудница!

ЯГО

Пора, синьоры, Кассио проведать. -

А ты, хозяйка, правду мне откроешь. -

Эмилия, ты в крепость поспеши,

Чтоб генералу и жене его поведать

О том, что здесь произошло. (Эмилия уходит).

Вперед ступайте, я за вами вслед (Все уходят, кроме Яго).

Да, этой ночью все решится непреложно:

Всего добьюсь я или буду уничтожен.

Уходит.

СЦЕНА 2

Спальня Дездемоны. Дездемона в постели, спящая. Входит Отелло.

ОТЕЛЛО

Да, вот причина, вот она, душа моя!

Позвольте, звезды чистые, ее не называть,

Однако, вот она, причина. Все же

Ее я крови не пролью и кожи

Ее прекрасной белой я не поврежу,

Той кожи, что белее снега

И гладкостью подобна алебастру.

Однако умереть она должна, иначе

Она опять других мужчин обманет.

Свет погасить и жизнь ее окончить!

О, если я убавлю только пламя,

Тогда потом могу я пожалеть

И твой огонь опять восстановить.

Но если погашу твой свет,

Ты, совершенное творение обмана,

Тогда на свете нет такого жара,

Который твой огонь сумеет возродить.

Коль роза сорвана, ей жизни не вернуть,

Она увянет непременно. Но покамест

Твоим я наслаждаюсь ароматом.

Целует ее.

О, благовонное дыханье, оно

Едва не убедило справедливость,

Чтобы она свой меч сломала!

Еще один, всего один. Как же потом,

Когда тебя убив, я буду

Тебя и мертвую любить?

Еще один, и это уж последний!

Целует ее.

Как сладок этот поцелуй фатальный!

Я плакать должен, но жестокими слезами.

Божественное это сожаленье,

Которое что любит поражает.

Но тише, просыпается она.

ДЕЗДЕМОНА

Кто здесь? Отелло?

ОТЕЛЛО

Да.

ДЕЗДЕМОНА

Идете вы в постель, супруг мой?

ОТЕЛЛО

Скажи мне, ты молилась перед сном?

ДЕЗДЕМОНА

О, да, молилась.

ОТЕЛЛО

Коль вспомнить можешь грех любой

Незамоленный перед небом или Богом,

То о прощении молись скорей.

ДЕЗДЕМОНА

Не понимаю я, что вы имеете в виду.

ОТЕЛЛО

Молись, тебе я говорю, и поспеши.

Я рядом здесь прохаживаться стану.

Неподготовленную душу твою убить я не могу,

Нет, Боже упаси мне это совершить.

ДЕЗДЕМОНА

Вы говорите про убийство?

ОТЕЛЛО

Ну, да.

ДЕЗДЕМОНА

Со мной пусть будет милость Божья!

ОТЕЛЛО

Аминь, аминь, от всей души.

ДЕЗДЕМОНА

Коль говорите так вы, то меня вы не убьете.

ОТЕЛЛО

Хм!

ДЕЗДЕМОНА

И все ж я вас боюсь, поскольку вы страшны,

Когда вот так вращаете глазами.

Не знаю, почему должна я вас бояться,

Когда я знаю, что за мною нет вины,

Однако чувствую в душе смертельный страх.

ОТЕЛЛО

Подумай о своих грехах.

ДЕЗДЕМОНА

Мой грех лишь в том, что я любила вас.

ОТЕЛЛО

И вот теперь за это ты умрешь.

ДЕЗДЕМОНА

Против природы убивать за то, что любишь.

Увы, зачем вы нижнюю кусаете губу?

Страсть кровожадная все ваше сотрясает тело,

Дурные это предзнаменованья,

Но я надеюсь, что они не для меня.

ОТЕЛЛО

Ты успокойся.

ДЕЗДЕМОНА

Хорошо, но в чем же дело?

ОТЕЛЛО

Дала ты Кассио платок,

Который мною был тебе подарен?

ДЕЗДЕМОНА

О, нет, клянусь я жизнью и душой.

За ним пошлите и его спросите.

ОТЕЛЛО

Душа моя, остерегайся ложных клятв,

Ведь ты уже на смертном ложе.

ДЕЗДЕМОНА

Я? Нет, еще не время!

ОТЕЛЛО

Твой, Дездемона, час настал.

Признайся мне в своем грехе.

Поскольку никакое отрицанье

Не сможет изменить решенье,

Которое давно во мне созрела.

Сейчас должна ты умереть.

ДЕЗДЕМОНА

Да будет надо мной милость Божья!

ОТЕЛЛО

Я говорю: аминь.

ДЕЗДЕМОНА

Тогда вы тоже милосердие имейте.

Я против вас не согрешила в жизни,

Я не любила Кассио - лишь так,

Как нам предписано любить всех ближних,

И никогда платок ему я не давала.

ОТЕЛЛО

Клянусь, в его руке я видел мой платок!

О, женщина, своею ложью

Мое ты сердце превратила в камень,

Убийством заставляешь ты назвать

То, что готовлюсь совершить,

Про что я думал как про жертвоприношенье.

Я видел мой платок.

ДЕЗДЕМОНА

Тогда его нашел он.

Ему платка я не давала никогда.

За ним пошлите, пусть он скажет правду.

ОТЕЛЛО

Он уже признался.

ДЕЗДЕМОНА

Признался в чем?

ОТЕЛЛО

Что он тебя познал.

ДЕЗДЕМОНА

Познал? Телесно?

ОТЕЛЛО

Да.

ДЕЗДЕМОНА

Нет, нет, он так не скажет.

ОТЕЛЛО

Уста его немы. Мой честный Яго

Уж позаботился о нем.

ДЕЗДЕМОНА

Предчувствую я худшее. Он мертв?

ОТЕЛЛО

Имей он жизней, как волос на голове,

Мое возмездие их все настигнет.

ДЕЗДЕМОНА

Увы, он предан, я погибла.

ОТЕЛЛО

О нем ты, шлюха, плачешь на моих глазах?

ДЕЗДЕМОНА

Меня вы можете прогнать,

Но, вас молю, меня не убивайте.

ОТЕЛЛО

Молчи ты, шлюха!

ДЕЗДЕМОНА

Пусть завтра вы меня убьете.

Прожить мне дайте эту ночь.

ОТЕЛЛО

Нет!

ДЕЗДЕМОНА

Полчаса всего?

ОТЕЛЛО

Нет времени на это!

ДЕЗДЕМОНА

Хотя бы дайте мне сказать молитву.

ОТЕЛЛО

Нет, слишком поздно!

ДЕЗДЕМОНА

О, Господи! О, Господи, О, Боже!

Он душит ее.

ЭМИЛИЯ (за сценой)

Синьор! Синьор! Хозяин!

ОТЕЛЛО

Кто там кричит? Что, не мертва еще?

Хоть я жесток, но я и милосерден.

Я б не хотел, чтоб ты испытывала боль.

Так, так.

ЭМИЛИЯ (за сценой)

Синьор! Синьор! Откройте!

ОТЕЛЛО

Кто там?

ЭМИЛИЯ (за сценой)

Синьор! Синьор! Мне нужно с вами говорить!

ОТЕЛЛО

Ага, Эмилия. - (Эмилии) Сейчас. - Она мертва.

Она пришла мне сообщить, что Кассио убит.

Скорее всего, поскольку было много шума.

Что, не шевелится? Недвижна, как могила.

Впустить ее сюда? К добру ли это?

Мне кажется, она опять зашевелилась.

Как быть? Она с женой захочет говорить.

Жена, моя жена! Что за жена? Я больше не женат.

О, как невыносимо это все! Печальная година!

И колоссальное затменье, затменье солнца и луны,

Я думаю, сейчас должно случиться,

И в ужасе разверзнется земля.

ЭМИЛИЯ (за сценой)

Синьор! Я умоляю вас, откройте!

ОТЕЛЛО

Я про тебя совсем забыл, Эмилия; сейчас.

Дай только занавеси мне задернуть на кровати

Где ты? Скажи мне, что случилось?

Задвигает занавеси и отпирает дверь.

Входит Эмилия.

ЭМИЛИЯ

Синьор! Произошли ужасные убийства!

ОТЕЛЛО

Когда? Теперь?

ЭМИЛИЯ

Ну, да, теперь, синьор.

ОТЕЛЛО

О, это все из-за луны.

Она к земле подходит ближе, чем обычно,

И тем безумие наводит на людей.

ЭМИЛИЯ

Синьор, сегодня Кассио убил

Венецианца юного по имени Родриго.

ОТЕЛЛО

Родриго мертв? И Кассио убит?

ЭМИЛИЯ

Нет, Кассио живой.

ОТЕЛЛО

Жив Кассио? Тогда не в лад убийство,

И горечь забивает сладость мести.

ДЕЗДЕМОНА

Напрасное, безвинное убийство!

ЭМИЛИЯ

О, Боже, кто это кричал?

ОТЕЛЛО

Где? Кто?

ЭМИЛИЯ

Клянусь, то был хозяйки голос.

Раздвигает занавеси.

На помощь! Боже мой! Синьора!

Скажите что-нибудь! О, Дездемона!

О, милая моя хозяйка!

ДЕЗДЕМОНА

Я умираю без вины.

ЭМИЛИЯ

Кто сделал это?

ДЕЗДЕМОНА

Никто не сделал. Я сама. Прощай.

Замолви слово за меня перед моим супругом.

Прощай.

ОТЕЛЛО

Как вышло, что она себя убила?

ЭМИЛИЯ

Увы, кто это может знать?

ОТЕЛЛО

Ты слышала, она сама сказала, что не я.

ЭМИЛИЯ

Да, так она действительно сказала;

Должна я правду говорить.

ОТЕЛЛО

За ложь ей уготована дорога прямо в ад.

Знай, это я ее убил.

ЭМИЛИЯ

Тогда она совсем, как ангел,

А вы, вы дьявола черней.

ОТЕЛЛО

Она вступила на стезю греха.

Она была блудница.

ЭМИЛИЯ

Ты оболгал ее, ты - дьявол.

ОТЕЛЛО

Она была неверна, как вода.

ЭМИЛИЯ

Нет, это ты с поспешностью огня

Ее неверность усмотрел.

Она была божественно правдива.

ОТЕЛЛО

Я знаю: Касссио взобрался на нее.

Не веришь, мужа своего спроси.

Пускай я буду жариться в аду,

Но наказанье ей я выбрал справедливо.

Твой муж про это дело знал.

ЭМИЛИЯ

Мой муж?

ОТЕЛЛО

Твой муж.

ЭМИЛИЯ

Что Дездемона изменяла?

ОТЕЛЛО

Да, с Кассио. И будь она верна,

Тогда бы целый мир из кризолита,

Я б на нее не променял.

ЭМИЛИЯ

Мой муж?

ОТЕЛЛО

Да, это он мне первый рассказал.

Он честный человек и ненавидит грязь,

Что связана с подобными делами.

ЭМИЛИЯ

Мой муж?

ОТЕЛЛО

Ты, женщина, твердишь одно и то же.

Уже сказал я: это был твой муж.

ЭМИЛИЯ

О, бедная моя хозяйка!

Злодейство посмеялось над любовью.

Мой муж сказал, что неверна она была?

ОТЕЛЛО

Да, женщина, сказал.

Сказал я много раз "твой муж",

Ты, что, не понимаешь это слово?

Да, друг мой честный Яго,

Да, честный Яго, муж твой.

ЭМИЛИЯ

И если Яго так сказал, тогда

Пусть злобная его душа

Сгнивает каждый день по капле.

Тебе он беззастенчиво соврал. Она

Любила слишком своего отвратного супруга.

ОТЕЛЛО

Ха!

ЭМИЛИЯ

Тем хуже для тебя.

Ты так же не достоин неба

За грязное деяние свое,

Как был ее ты не достоин.

ОТЕЛЛО

Уймись, так лучше будет для тебя.

ЭМИЛИЯ

Ты ничего такого сделать мне не можешь,

Что я бы не смогла перенести.

О, простофиля ты и недотепа,

В своем невежестве погрязший!

Ты это совершил:

Отелло угрожает ей мечом.

Плевать хочу я на твое оружье.

Я про тебя всем раззвоню,

Хоть потеряю двадцать жизней.

Сюда, на помощь! Мавр убил мою хозяйку!

Убийство здесь произошло, убийство!

Входят Монтано, Грациано и Яго.

МОНТАНО

Что здесь за шум? В чем дело, генерал?

ЭМИЛИЯ

Ну, Яго, дел ты натворил хороших,

Что могут сваливать свои убийства

Другие люди на тебя теперь!

ГРАЦИАНО

В чем дело?

ЭМИЛИЯ

Если ты мужчина, тогда злодея уличи во лжи.

Он утверждает: ты ему открыл жены неверность,

Но ты, я знаю, не такой, не мог ты это сделать.

Скорее скажи, мне так на сердце тяжело.

ЯГО

Ему сказал я только то, что думал.

Он убедился в том, что это правда.

ЭМИЛИЯ

Что Дездемеона неверна, ему сказал ты?

ЯГО

Да, сказал.

ЭМИЛИЯ

Сказал ты ложь, ложь гнусную и злую.

Клянусь спасением души, что это ложь!

Сказал ты: с Кассио она была в связи?

ЯГО

Да, с Кассио, хозяйка.

Ты лучше свой попридержи язык.

ЭМИЛИЯ

И не подумаю, должна я говорить.

Моя хозяйка здесь лежит убитая в постели.

ВСЕ

Боже упаси!

ЭМИЛИЯ

Убийство это,

Оно свершилось по твоим наветам.

ОТЕЛЛО

Что на меня уставились, синьоры?

Действительно, все это так и было.

ГРАЦИАНО

Какая правда странная!

МОНТАНО

Ужасное деянье!

ЭМИЛИЯ

Злодейство! Страшное злодейство!

Стоит оно перед глазами!

Мне кажется, его я вижу!

Злодейство! Это я подозревала!

Я с горя руки наложить готова на себя!

Злодейство! Страшное злодейство!

ЯГО

Ты что - совсем с ума сошла?

Ступай домой - вот мой приказ.

ЭМИЛИЯ

Синьоры, мне позвольте говорить.

Ему должна я подчиняться,

Но уж, конечно, не сейчас.

Да, кстати, Яго, не вернусь домой я никогда.

ОТЕЛЛО

О! О! О!

Отелло падает на постель.

ЭМИЛИЯ

Теперь катайся и рычи!

Убил ты светлую невинность,

Которой лучше не было на свете.

ОТЕЛЛО

И все ж она была виновна.

Я с вами, дядюшка, почти что незнаком.

Да, ваша здесь племянница лежит,

Дыханье чье остановили эти руки.

Я знаю, это выглядит ужасно.

ГРАЦИАНО

О, Дездемона бедная! Я рад, отец твой мертв.

Твой брак был для него удар смертельный.

От скорби оборвалась жизни нить.

Будь он в живых, он мог бы впасть в отчаянье

И ангела мог своего проклясть,

За что бы Бог его отверг навеки.

ОТЕЛЛО

Достойно это сожаления. Однако

Вам Яго может подтвердить, что акт постыдный

Был многократно ею с Кассио свершаем,

И что в награду за его амурные усилья

Она ему вручила мой залог любви,

Платок, что был мне матерью подарен.

Платок я видел у него в руках.

ЭМИЛИЯ

О, Господи, ты Боже мой!

ЯГО

Да замолчи ты, ради Бога!

ЭМИЛИЯ

Ну, нет, себя окажет правда!

Молчать? Я буду говорить,

Как ветер северный, свободно.

Пусть перед небом или адом,

Перед людьми мне будет стыдно,

Но все равно я буду говорить.

ЯГО

Будь умницей. Домой ступай.

ЭМИЛИЯ

Нет, ни за что!

Яго обнажает свой меч.

ГРАЦИАНО

Фи! Против женщины поднять оружье?

ЭМИЛИЯ

О, глупый Мавр, платок тот самый

Случайно я нашла и мужу отдала,

Поскольку прежде много раз

Меня он побуждал его украсть -

Со страстью совершенно неуместной.

ЯГО

Ты шлюха подлая!

ЭМИЛИЯ

Он был ей Кассио подарен? Нет, увы,

Он мною найден был и отдан мужу.

ЯГО

Ты лжешь, паршивка!

ЭМИЛИЯ

Клянусь, синьоры, я не лгу.

Скажи мне, идиот преступный,

Что делать дураку, вроде тебя,

С такой хорошею женой?

Отелло бросается на Яго, но остановлен Монтано. Яго закалывает Эмилию.

ОТЕЛЛО

Найдутся ль громы в небесах,

Чтоб на тебя обрушились, злодей?

ГРАЦИАНО

Она упала, он убил свою жену.

ЭМИЛИЯ

Да, это так. Меня с хозяйкой рядом положите.

Яго уходит.

ГРАЦИАНО

Он убежал, жена его убита.

МОНТАНО

Да, он преступник несомненно. (Грациано)

Вот меч, отбранный у Мавра.

Снаружи стань и стереги ты эту дверь.

Уйти ему не позволяй, хотя б убить пришлось.

А я меж тем тем в погоню за другим злодеем,

Схватить я должны подлого раба.

Монтано и Грациано уходят.

ЭМИЛИЯ

Что предвещала песенка твоя, синьора?

Меня ты слышишь? Словно лебедь,

Умру я с песней на устах.

(Поет). Ива, зеленая ива.

Она была невинна, Мавр, жестокий Мавр,

Клянусь душой своей, она тебя любила.

Я умираю с этими словами.

Умирает.

ОТЕЛЛО

Припрятан в этой спальне меч другой.

Клинок толедский, закаленный

В воде ледового ручья. А вот и он.

Эй, дядюшка, я выйти должен.

ГРАЦИАНО (за сценой)

Попробуй только, ты заплатишь цену.

Ты безоружен, так что берегись.

ОТЕЛЛО

Войди сюда и говори со мной,

Иначе все равно я нападу.

Входит Грациано.

ГРАЦИАНО

Чего ты хочешь?

ОТЕЛЛО

Ты видишь, у меня в руках клинок,

Который лучше, чем любой друглй,

Висевший на бедре солдата.

С таким мечом я раньше мог пробиться

Сквозь строй из двадцати, таких, как ты.

Что толку в похвальбе тщеславной?

В своей судьбе никто не волен.

Увы, теперь все по-другому.

Хоть я вооружен, но все равно

Меня ты можешь не бояться.

Мой путь окончен, в плаваньи своем

Дошел я до последней меты.

Уходишь в ужасе? Оставь напрасный страх.

Отелло можешь ты теперь остановить,

Ему тростинку в грудь уперши.

Действительно, куда ему идти?

Теперь, о, как ты выглядишь теперь?

Ты, дева, под несчастною звездой родилась,

И вот теперь лежишь, бледнее своей сорочки.

Когда мы встретимся в день Страшного Суда,

Твой вид прогонит с неба мою душу

И на лету ее подхватят черти.

Как холодна ты, девочка моя,

Чиста и холодна, как снег.

О, раб, проклятый раб!

Вы, черти, мне не позволяйте

Взирать на вид божественный ее!

Меня вы унесите с ветром

Изжарьте в серном пламени меня,

В крутых потоках жидкого огня омойте!

О, Дездемона! Умерла!

О, Дездемона! О, она мертва! О! О!

Входят Лодовико, Монтано, Офицеры, ведущие арестованного Яго, и Кассио,

которого несут на стуле.

ЛОДОВИКО

Где этот опрометчивый несчастный человек?

ОТЕЛЛО

Который был Отелло? Здесь я.

ЛОДОВИКО

Где этот прапорщик-гадюка?

Его передо мной поставьте.

ОТЕЛЛО

Я на ногах его копыт не обнаружил.

Коль дьявол ты, тебя убить я не могу.

Ранит Яго.

ЛОДОВИКО

Меч у него возьмите.

ЯГО

Синьор, моя пролилась кровь, но не убит я.

ОТЕЛЛО

Я не жалею, что тебя в живых оставил,

Ведь умереть сейчас считаю я за счастье.

ЛОДОВИКО

Отелло, был ты человек достойный,

Но раб презренный за нос смог тебя водить.

Скажи мне, как теперь тебя назвать?

ОТЕЛЛО

Как вам угодно, например, убийца ради чести.

Не ненависть руководила мною, только честь.

ЛОДОВИКО

Во всем сознался этот негодяй.

Скажи, сговаривались вы,

Чтоб Кассио убить?

ОТЕЛЛО

Да, это было.

КАССИО

Но, генерал, я никогда вам повода не дал.

ОТЕЛЛО

Иначе думал я, за что прошу прощенья.

Спросите этого посланца ада,

Зачем в ловушку душу он мою поймал и тело?

ЯГО

Ко мне с расспросами не приставайте.

Тем удовольствуйтесь, что знаете уже.

Я больше не скажу ни слова.

ЛОДОВИКО

Не станешь даже ты молиться?

ГРАЦИАНО

Твои уста отверзнет пытка.

ОТЕЛЛО

Быть может, так оно и лучше.

ЛОДОВИКО

Синьор, я вам хочу все объяснить,

Поскольку многое от вас сокрыто было.

Вот два письма, что мы нашли в кармане у Родриго.

В одном есть план, как Кассио убить,

Что должен был произвести Родриго.

ОТЕЛЛО

О, негодяй!

КАССИО

Столь явный и ужасный!

ЛОДОВИКО

Содержит жалобы письмо второе,

Родриго был готов его послать,

С ним Яго встретился однако

И смог его уговорить.

ОТЕЛЛО

О, этот негодяй проклятый!

Скажи мне, Кассио, моей жены платок,

Как у тебя он оказался?

КАССИО

Его нашел в своей я спальне.

Нам Яго только что сознался,

Что это он платок подбросил,

Что было частью замысла его.

ОТЕЛЛО

О, я глупец, глупец, глупец!

КАССИО

Еще рассказано в письме Родриго,

Кроме упреков в адрес Яго,

Как тот подговорил Родриго,

Мне бросить вызов в карауле:

Я в результате был уволен.

Когда Родриго вдруг заговорил,

После того, как он казался мертвым,

То Яго на него напал, нанес ему удар.

ЛОДОВИКО (Отелло)

Ты оставаться больше здесь не можешь,

Пойдешь ты с нами. Власти ты лишен,

Здесь Кассио отныне упраляет.

Что же до этого раба,

Коль для него оттяжка казни - пытка,

Тогда ее пусть испытает он.

Отелло, ты останешься под стражей,

Твою судьбу решит Сенат Венецианский.

Его сейчас отсюда уведите.

ОТЕЛЛО

Не торопись ты, прежде, чем уйдешь,

Хочу тебе сказать я пару слов.

Я государству службу сослужил,

И это им известно, не об этом речь.

Когда докладывать про это дело станешь,

Меня изобрази, таким, как есть:

Чтобы ни больше и ни меньше.

Еще про человека расскажи, который

Не по уму любил, но слишком сильно.

Не ревновал легко, но загоревшись,

Себя он совершенно потерял.

Про человека, кто своей рукой,

Подобно неразумному Индусу,

Бесценную жемчужину отбросил,

Ценою выше всего племени его.

Про человека, непривычного к слезам,

Который нынче так роняет слёзы,

Как дерево в Аравии бальзам.

Еще ты расскажи, как раз в Алеппо

В тюрбане турок злой побил венецианца

И начал государство наше поносить,

Я этого обрезанного пса за глотку взял

И заколол: вот так!

Закалывет себя.

ЛОДОВИКО

Какой исход кровавый!

ГРАЦИАНО

Что ни скажи, всё будет невпопад.

ОТЕЛЛО

Поцеловал тебя я прежде, чем убить. И только так

Кончаю с жизнью - с поцелуем на устах.

Целует Дездемону и умирает.

КАССИО

Я опасался этого, однако

Не знал, что он вооружен.

Все потому, что был он горд.

ЛОДОВИКО

Кровавый пес! Ты более жесток,

Чем боль, чем голод или море.

Взгляни на этот груз трагический в постели:

Ты этот сделал. Этот страшный вид,

Он отравляет взор. Скорее их прикройте.

Ты, Грационо, дом себе возьми

И Мавра собственность, они принадлежат тебе.

Ты, Кассио, как губернатор, озаботься

Чтобы злодей достойно был наказан.

Ты казни время выберешь и место,

Равно и примененье пытки. Будь суров!

С тяжёлым сердцем должен я с отплытьем поспешить,

Чтобы скорей про страшный этот акт Сенату доложить.

КОНЕЦ

Перевод Виталия Рапопорта

Первая редакция 5 апреля - 23 июля 2000 года

Кресскилл

Число просмотров текста: 754; в день: 0.51

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0