Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Драматургия
Шекспир Вильям
Отелло (пер. А. Радловой)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Дож Венеции

Брабанцио, сенатор

Другие сенаторы

Грациано, брат Брабанцио

Лодовико, родственник Брабанцио

Отелло, благородный мавр, генерал венецианской службы

Кассио, его лейтенант

Яго, его прапорщик

Родриго, венецианский дворянин

Монтано, предшественник Отелло по управлению Кипром

Шут, слуга Отелло

Дездемона, дочь Брабанцио и жена Отелло

Эмилия, жена Яго

Бьянка, возлюбленная Кассио

Матрос, Гонец, Глашатай, офицеры, дворяне, музыканты и слуги

Место действия: Венеция и кипрский порт.

АКТ I

СЦЕНА 1

Венеция. Улица.

Входят Родриго и Яго.

Родриго

Не говори. Мне очень неприятно,

Что ты, распоряжаясь, как хозяин,

Моими деньгами, об этом знал.

Яго

Ах, чорт! Не слушаете вы...

Ну, если мне когда такое снилось,

Гнушайтесь мной.

Родриго

Ты говорил, его ты ненавидишь.

Яго

Ну, презирайте, если лгу. Хотели

Меня к нему устроить лейтенантом.

Три знатных гражданина хлопотали.

Клянусь, я знаю, что я ст_о_ю места,

Но он, считаясь только с личной спесью.

Высокомерно встретил их исканья

Надутыми военными словами;

И, наконец,

Ходатаев моих отверг, сказав:

"Уже себе я выбрал офицера".

А кто такой?

Конечно, это вычислитель {1} славный,

Микеле Кассио, некий флорентинец,

Влюбленный до смерти в одну красотку;

В бой никогда не вел он эскадрона,

И отрой военный он не лучше знает,

Чем пряха. Лишь солдатская словесность.

Любой сановник в тоге рассуждает

О ней не хуже. Болтовня без дела -

Вот доблесть вся его. Но он был выбран.

А мне, кто на главах Отелло дрался

На Кипре, на Родосе, в землях разных,

Языческих и христианских, мне

Нос перерезал вычислитель, счетчик!

Он лейтенантом будет, - в добрый час! -

А я, мой бог, лишь прапорщиком Мавра.

Родриго

Скорей я был бы палачом его.

Яго

Что делать! Это зло военной службы;

По дружбе, по запискам производство,

Не так, как прежде, где второй за первым

Шел по порядку. Ну, судите сами,

Имею ль повод Мавра я любить

И жаловать?

Родриго

Чего ж служить ему?

Яго

Спокойны будьте,

Против него я службу обращу,

Не всем быть господами и не всем

Иметь слуг верных. Много есть, заметьте,

Холопов преданных, низкопоклонных,

Что любят раболепную неволю,

Теряют силы, как осел господский,

За корм. Когда состарятся, их гонят.

Хлестать бы честных слуг! Но есть другие -

Повадкой, видом выражают верность,

Сердца же про себя они хранят:

Лишь мнимо служат господам своим

И наживаются. А оперятся -

Себе уж угождают. Толк в них есть.

И вот таким считаю я себя,

И потому -

Как верно то, что вас зовут Родриго,

Будь Мавром я, уж Яго бы я не был.

Служа ему, служу и сам себе

И видимостью долга и любви

Я собственные цели прикрываю.

Ведь если внешним знаком показать

Природу и лицо моей души,

Наружно проявив их, скоро сердце

В руках таскать я буду, чтобы галки

Его клевали. {2} Я тогда - не я.

Родриго

Какой счастливец этот толстогубый! {3}

Уж если тут везет...

Яго

Отца будите,

Гонитесь вслед за ним! На площадях

Ославьте и родных ее сзывайте!

Раз в благодатной он стране живет -

Язвите мухами его; раз счастлив -

Его блаженство так вы затравите,

Чтоб полиняло.

Родриго

Здесь дом ее отца; звать буду громко.

Яго

Да, с воплями ужасными и с воем,

Как будто в людном городе внезапно

Возник пожар.

Родриго

Эй, эй, Брабанцио, синьор Брабанцио!

Яго

Синьор, проснитесь: воры, воры, воры!

Смотрите, цел ли дом, и дочь, и деньги?

Эй, воры, воры!

Брабанцио показывается наверху в окне.

Брабанцио

Что за причина бешеного шума?

В чем дело здесь?

Родриго

Семейство ваше дома все, синьор?

Яго

Ворота заперты?

Брабанцио

Что за вопросы?

Яго

Чорт! Вы ограблены! Стыд! Одевайтесь!

Разбито сердце, пол-души пропало!

Сейчас, сию минуту, старый черный

Баран овечку вашу кроет... Ну же,

Храпящих граждан звоном разбудите,

Иль чорт вас в деда превратит, пожалуй!

Вставайте, говорю!

Брабанцио

С ума сошли вы!

Родриго

Мой голос знаете, синьор почтенный?

Брабанцио

Кто вы такой?

Родриго

Зовут меня Родриго.

Брабанцио

Худший гость!

Я запретил тебе под дверью шляться.

Я прямо ведь сказал тебе, что дочь

Моя не для тебя. Теперь, в безумье

За ужином упившись крепких вин,

Набравшись злобной наглости, пришел

Покой тревожить мой.

Родриго

Синьор, синьор!

Брабанцио

Ты можешь быть уверен,

При положении моем и нраве

Поплатишься ты.

Родриго

Потерпите, сударь!

Брабанцио

Ты говоришь - грабеж? Венеция здесь,

Мой дом - не хутор.

Родриго

О синьор почтенный!

Я с чистым сердцем нынче к вам пришел.

Яго

Нелегкая  возьми  вас,  сударь;  вы один из тех, кто перестанет служить богу,  если  дьявол  вам  это  прикажет.  Мы пришли оказать вам услугу, а вы думаете,  что  мы  мошенники.  Вы  вероятно,  хотите,  чтоб вашу дочь покрыл берберийский  жеребец,  чтоб  ваши  внуки  ржали,  чтоб  рысаки  были вашими двоюродными братьями, а испанские жеребцы - свойственниками?

Брабанцио

Кто ты, нахальный сквернослов?

Яго

Синьор,  я  человек, который пришел вам сказать, что сейчас ваша дочь и Мавр изображают животное о двух спинах.

Брабанцио

Ты жалкий негодяй!

Яго

А вы - сенатор.

Брабанцио

Ответишь ты. - Тебя, Родриго, знаю.

Родриго

Отвечу я за все, но я прошу вас

Сказать: вы дали мудрое согласье -

Приходится поверить в это - вашей

Прекрасной дочери глубокой ночью

Отправиться с наемным гондольером,

Без всякой прочей стражи и охраны,

В сластолюбивые объятья Мавра?

Коль, зная, согласились вы на это,

Тогда мы нагло оскорбили вас.

Но если вы не знали, то приличье

Мне говорит - вы зря бранились. Верьте,

Учтивость не позволила бы мне

Над вашим добрым именем смеяться.

Но ваша дочь, - без вашего согласья,

Я повторяю, - тяжко провинилась,

Связав долг, разум, красоту, судьбу

С бродягою, бездомным чужеземцем,

Чужим везде. Скорей же все узнайте,

И если в комнате она иль дома,

Обрушьте на меня закон страны

За то, что обманул вас.

Брабанцио

Высекайте

Скорей огонь! Давайте факел! Слуг

Будите всех! Недаром видел сон...

Меня гнетет одна лишь мысль об этом.

Огня, огня!

(Уходит наверх.)

Яго

Прощайте, вас оставлю.

Показывать неладно и опасно

(А если я останусь, уж придется)

Против начальника. Сенат, я знаю,

Лишь замечанье сделает ему,

Отставить же Отелло не решится:

Спасения души нужнее он

Для нынешнего кипрского похода,

А у сената равных нет ему

Для этих дел. Вот потому я нынче, -

Хоть ненавижу Мавра хуже ада, -

А жизненной нуждою принужден

Выкидывать флаг дружбы, знак любви.

Но это только знак. - Найти его хотите -

К "Стрельцу" направьте вы за ним погоню.

Там буду с ним и я. Теперь прощайте.

(Уходит.)

Входят внизу Брабанцио и слуги с факелами.

Брабанцио

Несчастье слишком верно: нет ее!

И в этой жалкой жизни только горечь

Осталась мне. - Но где, скажи, Родриго,

Ее ты видел? - Бедное дитя! -

У Мавра? - Кто захочет быть отцом? -

Узнал ее? - Как страшно обманула! -

Что вам сказала? - Фонарей! - Зовите

Всех родичей! - Они уж поженились?

Родриго

Я думаю, что да.

Брабанцио

Как выбралась она? - Измена крови!

Отцы, не верьте дочерям своим,

На их поступки глядя; есть же чары,

Которые и чистоту и юность

Обманут. О таких вещах, Родриго,

Читали вы?

Родриго

Конечно, я читал.

Брабанцио

Зовите брата! - Лучше б вам досталась!

Во все концы бегите! - Вам известно,

Где нам теперь схватить ее и Мавра?

Родриго

Я думаю, найду его. Угодно ль

Взять стражу и последовать за мной?

Брабанцио

Вести прошу. Где только власть имею,

Всех разбужу сейчас. - К оружью, эй!

Начальников дозора подымайте! -

Идите ж, друг! Запомню я услугу.

Уходят.

СЦЕНА 2

Венеция. Другая улица.

Входят Отелло, Яго и слуги с факелами.

Яго

Хоть на войне я убивал людей,

Бессовестным считаю я убийство

По вольной воле. Злобы нехватает,

Мне ж на беду. Раз девять или десять

Под ребра я хотел его ударить.

Отелло

Так лучше.

Яго

Нет, так врал он и так низко,.

Так вызывающе он говорил,

Пороча вашу честь,

Что я, к почтительности мало склонный,

Его чуть не ударил. Но, скажите,

Вы накрепко женаты? Знать должны вы, -

Сиятельный сенатор здесь любим,

И мнение его тут больше значит,

Чем мненье дожа. Он вас разведет

Иль пустит в ход возможные все средства?.

Чтоб вас донять. Закон, как на буксире,

За ним пойдет.

Отелло

Пускай вредит он мне.

Мои услуги Синьории {4} громче,

Чем жалобы его. Когда увижу,

Что похвальба для чести не помеха,

Открою я, что царского я рода,

С ним буду говорить как равный с равным!

Лишь по заслугам и по праву - счастья

Величественного достиг. Знай, Яго,

Что не люби я милой Дездемоны,

Я не замкнул бы жизнь, не ограничил

Бездомную и вольную мою

За лучший клад морской. - Что за огни?

Яго

Отец поднялся и идет с друзьями.

Войдите в дом.

Отелло

Нет, пусть меня найдут!

Заслуги, должность, честная душа

Порукой будут мне. - Они ли это?

Яго

Нет, Янусом клянусь!

Входят Кассио и несколько полицейских с факелами.

Отелло

Здесь слуги дожа; лейтенант мой с ними. -

Ночная благодать, друзья, над вами!

Что нового?

Кассио

Привет вам, генерал,

От дожа и приказ явиться тотчас

К нему, без промедленья.

Отелло

В чем там дело?

Кассио

Мне кажется, что с Кипра что-нибудь.

Должно быть, дело жаркое. С галер

Двенадцать вестников друг другу вслед

Послали срочно этой ночью. Встали

Сенаторы, и многие собрались

Уже у дожа. Спешно вас искали,

И, на квартире не найдя, сенат

В три стороны послал гонцов за вами,

Чтоб вас добыть.

Отелло

Рад, что нашли меня вы.

Сейчас я в дом зайду сказать два слова,

И с вами я пойду.

(Уходит.)

Кассио (к Яго)

Что он здесь делал?

Яго

На суше ночью захватил галеру.

Когда законен приз - он будет счастлив.

Кассио

Я не пойму!

Яго

Женился он.

Кассио

На ком?

Входит Отелло.

Яго

Клянусь... - Идете, генерал?

Отелло

Идем.

Кассио

Идет еще один отряд за вами.

Входят Брабанцио, Родриго, стража с факелами и оружием.

Яго

Брабанцио!.. - Осторожней, генерал, -

Он с замыслом дурным.

Отелло

Остановитесь.

Родриго

Синьор, вот Мавр!

Брабанцио

Скорей хватайте вора!

С обеих сторон обнажают мечи.

Яго

Родриго, вы? К услугам вашим, сударь.

Отелло

Долой мечи, роса их ржой покроет! -

Синьор, ваш возраст мне внушает больше

Почтенья, чем оружье ваше.

Брабанцио

О подлый вор, куда ты дочь запрятал?

Проклятый, ты околдовал ее!

Ведь здравый смысл за то, что ты ее

Магическими путами связал.

Иначе как бы скромная девица,

Счастливая и милая, отвергнув

Венецианских богачей, красавцев,

Бежала, возбуждая общий смех,

На грудь, как сажа черную, такого,

Как ты, что ужас, а не страсть внушаешь

Пусть судит свет - ведь ясно здесь, как день,

Что в ход пустил ты злое колдовство

И девушку ты зельем опоил,

Что силы отнимает. Суд решит,

Возможно ль это и правдоподобно ль.

Тебя я арестую и свяжу,

Всесветного обманщика, волхва,

Живущего искусством незаконным.

Хватайте же, а если будет драться,

Пусть на себя пеняет.

Отелло

Руки прочь,

Мои сторонники и вы, другие!

Была бы дракой роль моя, сыграл бы

Ее и без суфлера я. К ответу

Куда же должен я итти?

Брабанцио

В тюрьму,

Пока не призовут в суде законном

Тебя к ответу.

Отелло

Повинуясь вам,

Как выполнить желанье дожа? Здесь

Со мной послы его, которым он

Велел меня позвать к нему немедля

По делу государства.

Офицер

Правда это,

Синьор, в совете дож, и я уверен,

Уж звали вашу милость.

Брабанцио

Дож в совете?

В ночную пору? - Ну, его ведите.

Дела мои не плохи. Должен дож

И братья по сенату воспринять

Обиду эту как свою; а если

Без кары эти нам дела оставить,

Раб и язычник будут нами править!

Уходят.

СЦЕНА 3

Там же. Зал совета.

Дож и сенаторы сидят у стола; должностные лица и служители.

Дож

В вестях согласья нет, и потому

Сомнительны они.

1-й Сенатор

Не очень точны.

Указывают мне - сто семь галер.

Дож

Мне пишут, что сто сорок.

2-й Сенатор

Мне, - что двести.

Хотя их счет не точен, - как бывает,

Когда все донесенья на догадках

Основаны, - все подтверждает: флот -

Турецкий, направляется он - к Кипру.

Дож

Достаточно и это для сужденья.

Подробностями я не дорожу,

Но главное считаю верным я

И угрожающим.

Матрос (за сценой)

Эй, эй, впустите!

Входит Матрос.

Служитель

С галер гонец!

Дож

В чем дело, говори!

Матрос

Турецкий флот направился к Родосу.

Синьором Анджело мне дан приказ

Сенату сообщить.

Дож

Вот перемена!

1-й Сенатор

Быть не может это,

И смысла в этом нет. Прикрытье здесь,

Чтоб отвести глаза нам. Если здесь мы

Обсудим полное значенье Кипра

Для турок, то поймем мы без труда,

Что он важнее туркам, чем Родос,

Что легче ваять его, что укреплен

Не так он сильно и недостает

Ему тех средств, которые имеет

Родос. И если все обсудим мы -

Увидим, что не так просты уж турки,

Чтобы откладывать то, что важнее,

Пренебрегая выгодным и легким

Ради опасного пустого дела.

Дож

Конечно, не в Родосе дело тут.

Служитель

Еще гонец.

Входит Гонец.

Гонец

Достопочтенные, флот оттоманов,

Что направлялся к острову Родосу,

Соединился с новым флотом там.

1-й Сенатор

Я так и думал! - Сколько кораблей?

Гонец

Их тридцать; и теперь они открыто

Обратно повернули и плывут

На остров Кипр. Синьор Монтано, верный,

Храбрейший ваш слуга, с почтеньем вам

Все эти вести сообщая, просит

Не сомневаться.

Дож

Теперь уж верно - Кипр! -

Марк Лучикос не в городе ли нынче?

2-й Сенатор

Он во Флоренции.

Дож

Пусть поскорей вернется, напишите.

1-й Сенатор

Идет Брабанцио, с ним храбрый Мавр.

Входят Брабанцио, Отелло, Яго, Родриго и служители.

Дож

Отелло храбрый, спешно вы нужны нам

Против врагов всегдашних наших, турок.

(К Брабанцио)

Я не заметил вас, привет, синьор.

Нам ваша помощь, ваш совет был нужен.

Брабанцио

А я нуждаюсь в вашем, ваша светлость,

Простите! Служба или весть о деле

Меня с постели подняли? Забота ль

Всеобщая? Нет, личная печаль

Стремится разрушающим потоком

И поглощает прочие несчастья,

Нисколько не слабея.

Дож

В чем же дело?

Брабанцио

О дочь моя...

Дож и Сенаторы

Скончалась?

Брабанцио

Для меня!

Похищена, испорчена она

Волшбой и снадобьями знахарей.

Не может так природа обмануться, -

Дочь не была б глухой, слепой иль глупой

Без колдовства!

Кто б ни был тот, кто средствами дурными

Дочь вашу обманул в самой себе,

Вас в ней, - в кровавой книге правосудья

Найдите сами горький приговор,

Для вас достаточный, хотя бы сын наш

Пред вами провинился!

Брабанцио

Ваша светлость,

Благодарю. Вот этот! Мавр! Его

Призвали спешно, кажется, сюда вы

По делу государства?

Дож и Сенаторы

Больно слышать!

Дож (к Отелло)

Что можете в защиту вы сказать?

Брабанцио

Да только, что все - правда!

Отелло

Высокие, почтенные синьоры

И господа достойные мои!

Что дочь увез у старика я - правда,

И правда то, что я на ней женился.

Но здесь - вершина и конец обид,

Что я нанес ему. Грубы слова мои,

Не одарен я мирным красноречьем.

С семи лет до сегодняшнего дня,

Лишь исключая девять лун последних,

Я знал одно - солдатскую палатку.

О свете мало говорить умею,

А лишь о подвигах, раздорах, битвах.

Поэтому едва ль к себе склоню вас,

Толкуя о себе. Но с вашего согласья

Я расскажу вам просто, без прикрас

Любви теченье, колдовством каким

И зельем, чарами и заклинаньем -

Ведь в этом, кажется, я обвинен? -

Прельстил я дочь его.

Брабанцио

Была девица

Не дерзкая и тихая, краснела

От всякого порыва; и она

Против природы, лет, страны и чести

Влюбилась в то, на что смотреть боялась.

Уродливо и глупо рассужденье,

Что совершенство может ошибаться

Наперекор природе; заключаю,

Что лишь искусством адским он достиг

Того, что совершилось. Я ручаюсь,

Что зельями, волнующими кровь,

Заклятыми настоями ее

Он покорил.

Дож

Ручаться - это мало,

Когда нет явных и прямых улик.

Лишь вероятья, жалкие догадки,

В одной лишь видимости обвиненья.

1-й Сенатор

Скажите нам, Отелло,

Запретным и насильственным путем

Вы душу отравили юной девы

Иль просьбами ее завоевали,

Склонивши сердце к сердцу?

Отелло

Я прошу

К "Стрельцу" послать сейчас же за женою.

Пусть обо мне расскажет при отце,

И если вы найдете, что солгал я, -

Не только службу и доверье вы,

Что дали, отнимите; приговор ваш

Пусть жизнь мою возьмет.

Дож

Послать за Дездемоной.

Отелло (к Яго)

Их проводите; знаете вы место.

Уходят Яго и служители.

Пока придет, - правдиво, как пред богом,

Я в заблужденьях крови признаюсь, -

Так строгому собранью изложу,

Как милой госпожи обрел любовь я,

Она - мою.

Дож

Отелло, говорите!

Отелло

Ее отец любил меня и звал,

Всегда расспрашивал меня о жизни,

О битвах, об осадах, приключеньях,

Что пережил я...

Я начинал с мальчишеских годов,

Кончал же часом самого рассказа.

Я говорил о гибельных делах,

Опасностях на суше и на море,

Как в смертную пробоину кидался,

Как был пленен я наглыми врагами

И продан в рабство, как освобожден.

Потом о путешествиях моих,

Больших пещерах и степях бесплодных,

О диких скалах, горах до небес.

Пришлось рассказывать мне обо всем:

О каннибалах, что едят друг друга,

Антропофагах - людях с головами,

Что ниже плеч растут. Любила слушать

Все это Дездемона; и когда

Ей по хозяйству приходилось выйти,

Она дела окончить торопилась

И возвращалась к нам и жадным слухом

Внимала речь мою; заметив это,

Я выбрал добрый час, нашел я способ

Ее заставить с просьбой обратиться

Ко мне, чтоб странствия ей рассказал,

Которые урывками, неполно

Она слыхала. Согласился я,

И часто слезы исторгал у ней

Рассказом о печалях юных лет.

Когда окончил я, она в награду

Мне подарила вздохов целый мир,

Клялась, что странно это, очень странно,

Что жалостно, что жалостно и чудно,

Хотела б не слыхать и все ж хотела б

Такой же быть; меня благодарила

И намекнула: кто ее полюбит,

Пусть про себя такое же расскажет -

И покорит ее. Открылся я.

Она за бранный труд мой полюбила,

А я за жалость полюбил ее.

Вот вся волшба, что я здесь применил. -

Она идет сюда. Пусть подтвердит.

Входят Дездемона, Яго и Слуга.

Дож

Мою бы дочь такой рассказ прельстил. -

Брабанцио добрый,

Взгляните с лучшей стороны на зло.

Удобней драться сломанным оружьем,

Чем голою рукой.

Брабанцио

Она пусть скажет,

И если половинное участье

Свое признает, - гибель за хулу мне. -

Сударыня, сюда вы подойдите.

Из этого высокого собранья

Кому послушны быть должны?

Дездемона

Отец мой,

Здесь вижу долг двойной. Я с вами жизнью

И воспитаньем связана, - ведь жизнь

И воспитанье научили к вам

Почтительности: ваша я должница,

Пока я ваша дочь; но он - мой муж.

И так же как, вас предпочтя отцу,

Вас чтила мать моя, так я должна

Дать предпочтенье Мавру, моему

Супругу.

Брабанцио

Ну, бог с вами! - Кончил я. -

Что ж, ваша светлость, перейдем к делам.

Приемыш был бы мне милей, чем дочь. -

Ну, Мавр, поди сюда!

Дарю тебе всем сердцем то, что я

Всем сердцем отнял бы, когда бы ты

Уж не владел им. - Вы же, клад бесценный, -

Я рад, что у меня детей нет боле.

Побег твой научил меня тиранству, -

Я заковал бы их! - Я кончил, дож.

Дож

Позвольте высказать за вас сужденье:

Для любящих оно ступенью будет

К прощенью вашему!

Где нет лекарств - там грусть неизлечима.

Коль понял все - летят надежды мимо,

Когда несчастью праздным плачем вторим,

Мы умножаем горе новым горем.

Над неизбежным что нам плакать даром?

Стерпев удар, смеемся над ударом.

С презреньем кто смеется вору вслед,

Тот убавляет груз возникших бед.

Брабанцио

Что ж, если вашей мудрости поверим,

Уступим Кипр, смеясь таким потерям!

Читает тот мораль, кто горю чужд:

Ему слова - бальзам от бед и нужд;

Но кто узнал не в шутку огорченья,

Тому расплата - жалкое терпенье.

Такие ж речи, желчь они иль мед,

Бьют в обе стороны - кто что возьмет!

Слова - слова лишь. Верить я не стану,

Что ухо излечило сердца рану. -

Очень прошу вас, перейдем к государственным делам.

Дож

Турки  с  могучим  флотом направляются к Кипру. - Отелло, вы лучше всех знаете  военные  силы  этого  острова;  и несмотря на то, что там у нас есть весьма  достойный  наместник, однако молва, властительница успеха, поднимает уверенный  голос  за  вас; поэтому вам придется омрачить блеск вашего нового счастья этим более упорным и тяжелым походом.

Отелло

Сенаторы, всевластная привычка

Войны стальное, каменное ложе

В пуховую постель мне превратила.

Веселие живое нахожу я

В суровости, и предпринять готов

Поход сегодняшний я против турок.

Покорнейше склонившись перед вами,

Прошу вас убедительно назначить

Моей жене жилище, содержанье,

Довольствие и свиту, что приличны

Ее рожденью.

Дож

Если вы хотите,

Пусть у отца живет.

Брабанцио

Я не хочу.

Отелло

Ни я.

Дездемона

Ни я. Я не хочу там жить,

Чтобы отца присутствием своим

Сердить всегда. Всемилостивый дож,

Моим словам внемлите благосклонно,

Под покровительство свое возьмите

Вы простоту мою.

Дож

Чего хотите вы?

Дездемона

Чтоб с Мавром жить, его я полюбила, -

Об этом бурный вихрь моей судьбы

Уж миру протрубил; душа моя

Прекрасной доблести его покорна;

Душа Отелло - вот его лицо;

И подвигам и славе его я

Свою судьбу и сердце посвятила.

И если здесь, как мирный мотылек,

Останусь я, а он уйдет в сраженье, -

Лишусь того, за что его люблю я.

И тяжело мне будет это время

Разлуки с милым. С ним позвольте ехать!

Отелло

Молю ее исполнить волю.

Свидетель бог, прошу не для того,

Чтоб смаковать желания свои,

Не для того, чтоб наслаждаться страстью, -

Во мне уж юношеский пыл угас, -

Но чтоб ее стремленью угодить.

Храни вас бог от мысли, что я с ней

Серьезную и важную работу

Испорчу! Нет! И если легкокрылый

Амур-проказник мне глаза закроет

И притупит мой ум и волю ленью,

Так что забавы труд загубят мой, -

Пускай хозяйки смастерят кастрюли

Из шлема моего! Пускай напасти

Позорные мою осилят славу!

Дож

Решите сами, здесь ей оставаться

Иль с вами ехать; очень спешно дело -

Ответьте спешно; ехать вам сегодня.

Дездемона

Сегодня ночью?

Дож

Да.

Отелло

Я рад душевно.

Дож

Мы утром в девять соберемся снова. -

Отелло, вы оставьте офицера:

Он полномочия вам привезет

И все, что вам по положенью надо,

Доставит.

Отелло

Будет прапорщик мой здесь, -

Честнейший, верный человек. Ему

Я поручаю привезти жену

Со всем, что ваша милость пожелает

Послать за мною вслед.

Дож

Пусть будет так!

Покойной ночи всем!

(К Брабанцио)

Синьор достойный,

У доблести красы нам не отнять;

Не черен - светел ваш отважный зять.

1-й Сенатор

Прощайте, Мавр; храните Дездемону!

Брабанцио

Смотри за нею, Мавр! Отца она

Уж обманула, - будет ли верна?

Уходят Дож, сенаторы, служители и проч.

Отелло

Порукой жизнь моя! - Мой честный Яго,

Тебе я Дездемону поручаю.

Прошу тебя, свою жену приставь к ней

И привези их в час благоприятный. -

Пойдем же, Дездемона, час один

Остался для любви, для мирных дел,

Послушны времени мы быть должны.

Уходят Отелло и Дездемона.

Родриго

О Яго!

Яго

Что скажешь, благородный?

Родриго

Что стану делать я?

Яго

Пойдешь и ляжешь спать.

Родриго

Незамедлительно я утоплюсь.

Яго

Если ты это сделаешь, я тебя никогда больше не буду после этого любить. Ради чего, глупец ты этакий?

Родриго

Глупо  жить,  если  жизнь постыла; нам прописано умереть, если смерть - наш врач.

Яго

Ах  ты, дрянцо! Я уж четырежды семь лет, гляжу на мир, и с тех пор, как отличаю выгоду от вреда, я никогда не видел человека, который умел бы о себе заботиться.  Прежде  чем  сказать,  что  я утоплюсь от любви к потаскушке, я обменялся бы своим человеческим достоинством с павианом.

Родриго

Что  мне  делать?  Я признаю - это стыдно, что я так влюблен, но у меня нехватает силы преодолеть это.

Яго

Силы!  Фига!  От нас зависит, такие мы или другие. Наше тело - сад, и в нем  желание  -  садовник;  поэтому, разведем ли мы в нем крапиву или посеем латук,  взрастим  иссоп  или  выполем  тимьян,  засадим его одной травой или разными,  будет  ли  наш  сад  по  нашей  лености  бесплодным  или заботливо удобренным,  -  сила  и исправляющая власть над этим - в нашей воле. Если бы на  одной  чашке  весов  нашей  жизни  не  было разума, чтобы уравновешивать чувственность,  лежащую  на другой, кровь и низость нашей природы привели бы нас к самым бессмысленным выводам; но у нас есть разум, чтобы охлаждать наши бешеные порывы, наши плотские желания, наши необузданные похоти; поэтому то, что вы называете любовью, я считаю искусственно привитым черенком.

Родриго

Не может быть!

Яго

Это  просто  плотская  похоть и послабление воли. Ну, будь же мужчиной! Утопиться!  Топи  кошек  и  слепых  щенят!  Я объявил себя твоим другом, и я признаюсь, что привязан к служению тебе канатами прочной крепости; я никогда не  мог  бы  лучше  послужить  тебе,  чем  теперь.  Насыпь  денег в кошелек, отправляйся  в  этот  поход,  измени  свое лицо поддельной бородой; слышишь! насыпь  денег  в  кошелек.  Не  может  быть,  чтобы любовь Дездемоны к Мавру долго  продлилась,  - насыпь денег в кошелек, - ни его любовь - к ней: у нее было  яростное начало, и ты увидишь такое же разлучение; насыпь только денег в  кошелек.  У этих мавров изменчивые желания, - наполни кошелек деньгами, - та,  которая  для него сейчас слаще меда, скоро будет ему горше желчи. А она должна  измениться  по  молодости: когда она насытится его телом, она увидит ошибку  в  выборе;  ей  нужна  будет перемена, нужна, поэтому насыпь денег в кошелек.  Если  ты  хочешь погубить свою душу, выбери для этого более тонкий способ,  чем  топиться.  Гони  деньги,  которые  можешь  собрать:  если  все ханжество  и  тленные  обеты  бездомного  варвара и лукавейшей венецианки не окажутся  сильнее  моего  разума  и всех сил ада, ты насладишься ею; поэтому гони  деньги. Что за чепуха - топиться! Это совершенно ни к чему: лучше быть повешенным, добившись наслажденья, чем утониться, уйдя ни с чем.

Родриго

Оправдаешь ли ты мои надежды, если я понадеюсь на счастливый исход?

Яго

Будь  уверен во мне. Гони деньги. Я часто говорил тебе и говорю снова и снова,  что  ненавижу Мавра: у меня кровная на то причина, и у тебя причина, не  менее  основательная.  Давай,  соединимся,  чтобы ему отомстить: если ты наставишь  ему  рога,  ты себе доставишь наслаждение, а мне забаву. В утробе времени,  много  тайн,  которые  станут явными. Марш, шевелись, иди, добывай деньги. Завтрашний день нам принесет больше, чем нынешний. Прощай.

Родриго

Где встретимся мы завтра?

Яго

У меня.

Родриго

Приду я очень рано!

Яго

Идите, прощайте же. Слышите, Родриго?

Родриго

Что говорите?

Яго

О смерти больше ни полслова, слышите?

Родриго

Я передумал: я продам все свои именья. (Уходит.)

Яго

Всегда мне служит кошельком дурак.

Не стал бы даром тратить опыт я,

Зря время проводя с такой вороной

Без выгоды. Я ненавижу Мавра.

В моей постели, говорят, работу

Мою он исполнял; не знаю, правда ль.

Но я по подозренью поступлю,

Как если б точно знал. Меня он любит, -

Тем лучше замысел удастся мне.

Красавчик Кассио... Подумать надо;

Отнять бы должность у него и дело

Закончить плутовством двойным! Но как?

Пройдет пусть время, - нашепчу Отелло,

Что он с его супругой слишком близок.

Красив, приятен Кассио в обхожденье:

Он будто создан женщин обольщать.

А Мавр открыт, великодушен, верит

Он в честность тех, кто кажется таким,.

И так же просто за нос, как осла,

Его водить...

Придумал! Зачато! А ночь и ад

На свет приплод чудовищный родят.

(Уходит.)

АКТ II

СЦЕНА 1

Морской порт на Кипре. Открытое место близ набережной.

Входят Монтано и два дворянина.

Монтано

Не видно ли чего-нибудь за молом?

1-й Дворянин

Нет, ничего. Высоко море вздулось,

И паруса меж небом и водою

Не различить.

Монтано

Силен был вихрь на суше. Никогда

Сильней не сотрясала буря башен.

Коль шторм такой же был в открытом море,

Какой корабль дубовый мог стерпеть

Громаду волн? Что мы еще услышим?

2-й Дворянин

Услышим, что погиб турецкий флот.

На пенящийся берег только встаньте, -

Чуть не до туч бросаются валы.

И вздыбленные волны с грозной гривой

В Медведицу сверкающую хлещут,

Чтоб полюса, недвижного в веках,

Погасли стражи. Не видал я прежде

Такого бешенства!

Монтано

Да. Если турки

Не скрылись в бухту, - верно, утонули.

Ведь это выдержать им невозможно.

Входит 3-й Дворянин.

3-й Дворянин

Друзья, конец войне!

Там буря дикая разбила турок.

Погиб их план. Корабль венецианский

Метанье и крушенье большей части

Их флота видел.

Монтано

Ужели правда?

3-й Дворянин

В гавань к нам вошел

Корабль "Веронец"; и Микеле Кассио,

Воинственного Мавра лейтенант,

Сошел с него. Сам Мавр еще в пути.

Назначен он наместником на Кипр.

Монтано

Я очень рад: достойный он правитель.

3-й Дворянин

Но Кассио, который рассказал

С восторгом о потерях турок, грустен;

Он молится о Мавре. Разделила

Их буря страшная.

Монтано

Спаси господь!

Служил я у него, он - и солдат

И полководец. - Эй, пойдем на берег,

Чтоб на корабль прибывший посмотреть

И взорами искать Отелло в море,

Там, вдалеке, где синий небосвод

С водой сливается.

3-й Дворянин

Идем скорее.

Ведь каждая минута - ожиданье

Вновь прибывающих.

Входит Кассио.

Кассио

Благодарю всех кипрских храбрецов,

Что Мавра оценили так! О небо!

Защитой будь ему от злых стихий!

Я потерял его в опасном море.

Монтано

Корабль хорош его?

Кассио

Корабль его построен прочно, кормчий

Ведет его надежный и искусный;

Поэтому надежда не слабеет,

А все растет.

Крики за сценой: "Там парус, парус, парус!"

Входит 4-й Дворянин.

Кассио

Что там за шум?

4-й Дворянин

Весь город опустел, на берегу

Собрались толпы и кричат: "Там парус!"

Кассио

Надежда образ приняла - правитель!

Слышны пушечные выстрелы.

2-й Дворянин

Приветственный салют; наверно, это

Друзья.

Кассио

Прошу я вас, туда пойдите

И сообщите нам, кто там приехал.

2-й Дворянин

Иду.

(Уходит.)

Монтано

Женат ли генерал ваш, лейтенант?

Кассио

Да. Очень счастливо женился он

На девушке, что выше всех похвал,

Восторженных и дивных описаний.

В прелестнейшем создании природы

Все прелести слились.

Входит 2-й Дворянин.

Ну, кто там прибыл?

2-й Дворянин

Какой-то Яго, прапорщик Отелло.

Кассио

Он счастливо путь быстрый совершил.

И бури, волны, воющие ветры,

И скалы, и подводные пески,

Предатели, что ловят киль невинный,

Увидев красоту, свою природу

Смертельную откинули и путь

Божественной открыли.

Монтано

Кто она?

Кассио

Над командиром нашим командир.

Ее сопровождает смелый Яго;

Он на неделю раньше, чем мы ждали,

Пришел. Юпитер, сохрани Отелло,

Надуй дыханьем мощным паруса,

Чтоб кораблем он порт благословил,

И поскорее обнял Дездемону,

И нам угасший дух зажег бы снова,

И Кипр утешил бы.

Входят Дездемона, Эмилия, Яго, Родриго и слуги.

О посмотрите,

Богатство корабля сошло на берег!

Островитяне, станьте на колени!

Благословенна госпожа! Пусть милость

Небесная с тобой повсюду будет

И окружит тебя.

Дездемона

Благодарю вас...

Что знаете вы о моем супруге?

Кассио

Еще не прибыл он, но знаю я,

Что он здоров и скоро будет здесь.

Дездемона

О, я боюсь... Как с ним расстались вы?

Кассио

Великая война небес и моря

Нас разлучила.

За сценой крики: "Парус, парус!"

Слышите, там парус!

Пушки.

2-й Дворянин

Приветствие шлет крепости корабль.

Подходит, верно, друг.

Кассио

Узнайте вести.

Уходит 2-й Дворянин.

Привет вам, добрый прапорщик...

(Эмилии)

И вам! -

Не злитесь, добрый Яго, на меня

За эту вольность. Воспитанье наше

Мне разрешает смелую учтивость.

(Целует ее.)

Яго

Когда бы, сударь, вам она дарила

Так часто губы, как язык мне дарит,

Вам надоело бы.

Дездемона

Она - болтушка?

Яго

И даже очень.

Я слышу это, когда спать хочу;

При вашей милости, ручаюсь я,

Она язык свой прячет, про себя лишь

Судача.

Эмилия

Зря это говорите.

Яго

Конечно, вы на улице - картинки,

Бубенчики - в гостиной, кошки - в кухне,

Святые - в ругани, в обиде - черти,

Хозяйство - вам игра, постель - хозяйство ваше.

Дездемона

Фу, клеветник бесстыдный!

Яго

Я - турок, если лгу! Скажу я смело:

Встаете вы - игра, ложитесь - дело.

Эмилия

Мне не пишите похвалу.

Яго

Не стану.

Дездемона

Что в похвалу ты написал бы мне?

Яго

О госпожа, меня не заставляйте:

Никак без критики не обойдусь.

Дездемона

Отлично! - Кто-нибудь пошел на пристань?

Яго

Да, госпожа.

Дездемона (в сторону)

Невесело мне, только я стараюсь

Казаться не такой, какая есть.

(К Яго)

Ну, как меня похвалишь?

Яго

Все думаю, но выдумка моя

К башке прилипла, будто к байке клей,

И тащит за собою мозг, но муза

Рожает наконец:

Коль я умна и красотой владею,

Клад - красота, а ум торгует ею.

Дездемона

Ну, похвала! А коль умна дурнушка?

Яго

Коль мы черны собою, но с умом,

Красавчика-блондина мы найдем.

Дездемона

Еще того хуже.

Эмилия

А если хороша и глупа?

Яго

Коль глупость с красотой: здесь дело тонко -

Поможет глупость народить ребенка.

Дездемона

Все  это  глупые  старые  прибаутки, чтобы смешить дураков в кабаках. А какую жалкую похвалу ты найдешь для глупой дурнушки?

Яго

Коль изучить дурнушки глупой нравы, -

С красоткой умной равные забавы.

Дездемона

О  темное  невежество!  Худшую  ты  хвалишь  больше всего. Но как же ты похвалишь  женщину,  действительно  достойную похвал, такую, чьи достоинства должна была бы признать сама злоба?

Яго

Коль женщина скромна, хоть и красива,

И не горласта, хоть красноречива,

На вздор не бросит мужнину деньгу,

Сама не хочет, говорит: "могу".

И хоть рассердят и нетрудно мстить,

Она забыть готова и простить,

И различает тонкий ум красотки

Лососий хвост от головы селедки,

Умеет мыслить и умеет скрыть,

Не поощряет кавалеров прыть, -

Такая баба, коль такую брать...

Дездемона

А на что она годна?

Яго

Рожать глупцов да пиво разливать.

Дездемона

О хромое и бессильное заключение! Не слушай его, Эмилия, хоть он и твой муж.  Как  вы  скажете,  Кассио?  Разве  он  не  сакмый худший сквернослов и разнузданный болтун?

Кассио

Он  говорит  резковато,  сударыня. Он вам больше понравится как солдат, чем как проповедник.

Яго (в сторону)

Он  прикасается  к  ее  ладони; так, хорошо, шепчитесь! Такой тоненькой паутинкой  я  запутаю такую большую муху, как Кассио. Ну, ну, улыбайся ей! Я оплету  тебя  твоим  собственным  ухаживаньем. Вы правы, это так; если такие шутки  отнимут у тебя твое лейтенантство, было бы тебе лучше не целовать так часто  свои  три  пальца, но вы снова ловко разыгрываете знатного господина. Очень  хорошо!  Отлично,  целуйтесь.  Это  замечательное  ухаживание!  Снова прикладывает  пальцы  к  губам?  Пусть бы они стали клистирными трубками для вашей любви.

Звук трубы.

Мавр! Узнаю я звук трубы!

Кассио

Да, он.

Дездемона

Пойдем его встречать.

Кассио

Вот он идет!

Входят Отелло и свита.

Отелло

О воин мой прекрасный!

Дездемона

Мой Отелло!

Отелло

Я так же рад, как поражен, что вы

Опередили здесь меня. О радость!

О, если после бурь такой покой,

Пусть вихри воют так, что смерть разбудят!

Пускай корабль на водяной Олимп

Карабкается и летит глубоко,

Как с неба в ад! Теперь мне умереть

Великим счастьем было бы! Душа

Полна предельной радости. Боюсь я,

Что радости подобной не подарит

Неведомый мне рок.

Дездемона

Помилуй, боже!

Любовь и радость все должны расти

С годами нашими.

Отелло

Аминь, о боже!

От радости мне трудно говорить.

Дыхание прервалось. Слишком счастлив!..

И это, это пусть одно расстроит

(целует ее)

Сердечный лад.

Яго (в сторону)

Ваш лад хорош теперь.

Но я спущу колки на инструменте, -

В том честью я клянусь.

Отелло

Пойдемте в замок.

Войне конец, и потонули турки.

Как старые друзья здесь поживают? -

Желанной гостьей будете на Кипре. -

Меня здесь любят. Милая моя!

Я без толку болтаю, брежу я

О собственном блаженстве. - Добрый Яго

Пойди на пристань, сундуки возьми

И приведи мне в крепость капитана.

Он храбрый малый. Качества его

Я очень чту. - Пойдемте, Дездемона!

Привет на Кипре вам!

Уходят все, кроме Яго и Родриго.

Яго

Немного  погодя  найдешь  меня  в гавани. Иди-ка сюда. Если ты храбр, - говорят  ведь,  что даже подлые люди, когда они влюбляются, проявляют больше благородства, чем им отпущено природой, слушай меня. Лейтенант сегодня ночью на карауле в замке. Прежде всего Дездемона положительно влюблена в него.

Родриго

В него? Это невозможно.

Яго

Заткни  рот  вот  так и слушай внимательно. Заметь, с какой яростью она сначала  влюбилась  в  Мавра,  но  только  за  его  хвастовство  и  вздорные россказни; а будет ли она любить его всегда за болтовню? Да не поверит в это твое  мудрое сердце! Ее глаза должны быть сыты; а что за наслажденье для нее смотреть  на  дьявола?  Когда  страсть угаснет от любовных забав, - для того чтоб  снова  зажечь  ее новым вожделением, нужно прелестное лицо, очарование молодости,  манер и красоты, - все то, чего лишен Мавр. И вот, отыскивая эти свойства,  она  почувствует,  что  ей  нежное  сердце обманулось, и испытает сначала пресыщение, потом омерзение и ненависть к Мавру. Сама природа научит ее   всему  этому  и  призовет  ее  сделать  новый  выбор.  Теперь,  сударь, согласившись с этим, - так как это самое очевидное и естественное положение, -  кто  ближе  к  такой удаче, чем Кассио? Он весьма речистый малый, который добросовестно,  под  вежливой  и светской внешностью, скрывает сокровенную и безобразную  похоть.  Ведь  никто  другой!  Никто! Он тонкий сладострастник, искатель  удобных случаев; он может разыграть и изобразить достоинства, хотя настоящих достоинств у него никогда не было! Он дьявольский мошенник! К тому же  этот  мошенник  красив,  молод,  у  него  есть  все те свойства, которые привлекают  взгляд безумной юности; совершенно зловонный мерзавец; и женщина уже учуяла его.

Родриго

Я не могу поверить в это: у нее благословенная душа.

Яго

Благословенный   кукиш!   Ведь  вино,  которое  она  пьет,  сделано  из виноградных  гроздий.  И  если  б она была благословенной, она бы никогда не полюбила  Мавра:  благословенная  колбаса! Разве ты не видел, как она играла его ладонью? Разве ты не заметил этого?

Родриго

Да, заметил, но это была простая любезность.

Яго

Ручаюсь,  что  это  распутство  - оглавление, туманный пролог к хронике разврата  и  постыдных  мыслей.  Их  губы  были  так  близки, что их дыхание смешивалось.  Дурные  мысли,  Родриго!  Когда  такая взаимность прокладывает путь,  за  нею  тотчас следует основное и главное дело: плотское заключение; тьфу,  сударь,  позвольте мне вами руководить; ведь я привез вас из Венеции. Станьте  на  стражу нынче вечером; я беру на себя вас поставить; ведь Кассио вас  не  знает.  {5}  Я  буду недалеко от вас; найдите какой-нибудь предлог, чтобы  рассердить   Кассио:   громким  ли  разговором,  или оскорблением его воинской чести,  или  еще  каким-нибудь  способом,  который  вам подвернется в нужную минуту.

Родриго

Хорошо.

Яго

Сударь, он вспыльчив и невоздержан в гневе; возможно, что он ударит вас палкой, - вызовите его на это. Таким образом мне удастся взбунтовать жителей Кипра; а для того чтобы все привести к прежнему порядку, надо будет сместить Кассио.  Так  вы  кратчайшим  путем достигнете исполнения своих желаний. А у меня  тогда  найдутся  способы  им  содействовать;  и когда мы сдвинем самым выгодным образом препятствие, не будет, больше помех вашему благополучию.

Родриго

Я сделаю это, если будет благоприятный случай.

Яго

Ручаюсь,  что  он  подвернется.  Мы сейчас встретимся в крепости, а тем временем я должен перенести его вещи на берег. Прощай.

Родриго

Прощай. (Уходит.)

Яго

Что Кассио влюблен - охотно верю;

Что влюблена она - правдоподобно,

А Мавр, - хотя его не выношу я, -

Привязчивая, верная душа;

Он, полагаю, будет Дездемоне

Хорошим мужем. Я ее люблю

Не то что с вожделеньем, - хоть, пожалуй,

Я отвечаю не за меньший грех,

Отчасти же, чтоб отомстить ему:

Подозреваю я, что Мавр развратный

В постель мою скакал; и эта мысль

Мне внутренности гложет как отрава!

И лишь тогда я сердце утолю,

Когда женой с ним за жену сквитаюсь.

А не удастся - Мавру я внушу

Такую ревность дикую, что ум

Не вылечит ее. Чтоб сделать это, -

Коль пес венецианский и подгадит,

Которого на своре я держу, -

Возьмусь за Кассио. Его представлю

Я Мавру в скверном виде. - Я боюсь,

Что Кассио и мне рога наставит, -

И будет Мавр любить меня, хвалить

За то, что сделаю его ослом

И доведу его спокойный дух

До бешенства. Пусть планы не созрели -

Коварство спит, пока оно не в деле.

(Уходит.)

СЦЕНА 2

Улица.

Входит Глашатай с приказом; за ним народ.

Глашатай

Нашему  благородному  и  доблестному  генералу  Отелло угодно, чтобы по случаю  известия  о  полной  гибели  турецкого  флота  все приняли участие в торжестве:  одни  бы  танцовали, другие зажигали праздничные костры и всякий развлекался  и  веселился  бы  по  своему  вкусу,  ибо, кроме этих радостных известий  о  победе, празднуется бракосочетание генерала. Ему угодно было об этом  объявить.  Все  людские  помещения  открыты,  в  них вольный доступ на пиршество  от  нынешнего  пятого  часа  до того, как пробьет одиннадцать. Да благословит   небо  остров  Кипр  и  нашего  благородного  генерала  Отелло. (Уходит.)

СЦЕНА 3

Зал в замке.

Входят Отелло, Дездемона, Кассио и слуги.

Отелло

За стражей, мой Микеле, присмотрите!

Должны учиться сдержанности мы

И умерять разгул.

Кассио

Уж Яго получил приказ что делать.

Но несмотря на это погляжу

За этим сам.

Отелло

Честнейший малый - Яго.

Покойной ночи. Завтра, рано утром,

Поговорим. - Пойдем, моя любовь.

Торг заключен, и наступил для нас

Его плоды вкусить желанный час. -

Покойной ночи.

Уходят Отелло, Дездемона и слуги.

Входит Яго.

Кассио

Добро пожаловать, Яго; нам нужно итти в караул.

Яго

Еще  не  сейчас,  лейтенант, еще нет десяти часов. Наш генерал отпустил нас  так рано из любви к своей Дездемоне; за это его нельзя осуждать: он еще не забавлялся с ней в эту ночь; а она - лакомый кусочек, достойный Юпитера.

Кассио

Она прелестнейшая дама.

Яго

И я ручаюсь, что она создана для игры.

Кассио

Конечно, она самое свежее и нежное создание.

Яго

А  какие  у  нее  глаза!  Мне кажется, что они зовут на соблазнительные переговоры.

Кассио

Зовущие глаза! Но мне кажется, что в то же время очень скромные.

Яго

А когда она говорит, разве это не любовный призыв?

Кассио

Разумеется, она - совершенство.

Яго

Ладно,  да  будет  счастлива их постель! Пойдемте со мной, лейтенант, у меня  есть  боченок  вина,  а  здесь находится несколько кипрских храбрецов, которые хотят выпить круговою за здоровье черного Отелло.

Кассио

Не сегодня, добрый Яго: у меня слабая голова на вино. Я хотел бы, чтобы благовоспитанность придумала другой способ проводить время.

Яго

Но ведь они - наши друзья; только один кубок; я буду пить за вас.

Кассио

Я уже выпил один кубок сегодня вечером; он был искусно разбавлен, и все же  -  как  здесь  все  переменилось! Я огорчен своей немощью, но не решаюсь испытывать еще раз свою слабость.

Яго

Как же, сударь! Ведь, нынче ночь веселья; наши храбрецы желают этого.

Кассио

Ну, где они?

Яго

Здесь, перед дверью; пригласите их.

Кассио

Ну ладно, так и быть.

(Уходит.)

Яго

Вот если кубок мне еще удастся

Прибавить к тем, что выпил нынче он,

Задорен станет он, сердит, как пес

Хозяйки молодой. А мой дурак Родриго,

От страсти вывернутый наизнанку,

В честь Дездемоны несколько глубоких

Уж кубков осушил. И он на страже.

Трех кипрских юношей, набитых спесью,

Которые воинственного Кипра

Ревниво честь блюдут и охраняют,

Уже успел я напоить. Они

На страже тоже. Среди стада пьяниц

Я Кассио подобью на что-нибудь,

Что остров оскорбит. Но вот идут.

Пусть только, как задумал, все случится, -

Под полным ветром мой корабль помчится.

Возвращается Кассио с Монтано и дворянами.

За ними идут слуги с вином.

Кассио

Клянусь небом, они уже подпоили меня.

Монтано

Совсем немного, честное слово солдата, не более пинты.

Яго

Ну, еще вина.

(Поет)

"А ну-ка, стаканами - чок-чок!

А ну-ка, стаканами - чок!

Солдат не дурак.

А жизнь что ? - пустяк.

Пусть выпьет вояка разок".

Еще вина, слуги!

Кассио

Отличная песня, клянусь небом.

Яго

Я  выучил  ее  в  Англии,  где  люди  в  попойке бойки; датчане, немцы, толстопузые голландцы - эй, пейте же! - ничто перед англичанами.

Кассио

Значит, ваши англичане так лихо пьют?

Яго

Когда  датчанин мертвецки пьян, англичанин еще пьет с легкостью; он, не потея,  перепивает  немца  и  доведет  до рвоты любого голландца, прежде чем поставят второй кувшин.

Кассио

За здоровье нашего генерала!

Монтано

Я тоже пью за него, лейтенант, и не сплошаю.

Яго

О милая Англия!

(Поет)

"Король Стефан был славный пэр,

Штаны за крону сшил. Потом,

Найдя, что трата свыше мер,

Портного обругал скотом.

Король Стефан - герой во всем,

А ты - ничтожнейший болван.

Мы роскошь почитаем злом, -

Так старенький напяль кафтан".

Эй, еще вина!

Кассио

А эта песня еще прелестнее первой.

Яго

Хотите, я еще раз спою ее?

Кассио

Нет,  потому  что я считаю человека, который так поступает, недостойным своего положения. - Ладно, - над всеми нами бог, и есть души, которые должны быть спасены, и есть души, которые не должны быть спасены.

Яго

Это правда, любезный лейтенант!

Кассио

Что касается меня, - не в обиду будь сказано генералу или какому-нибудь знатному лицу, - я надеюсь, что буду спасен.

Яго

Я тоже это думаю о себе, лейтенант.

Кассио

Да,  но,  с  вашего  позволения, не раньше меня; душа лейтенанта должна быть  спасена  раньше,  чем  душа  прапорщика.  Но довольно об этом; давайте вернемся к вашим делам... - Боже, прости нам наши грехи! - Господа, займемся нашим  делом.  Не  думайте, господа, что я пьян: вот это мой прапорщик - это моя  правая  рука, а это моя левая рука, - я не пьян; я могу довольно хорошо стоять и могу довольно хорошо говорить.

Все

Замечательно хорошо.

Кассио

Значит,  замечательно  хорошо; значит, вы не должны думать, что я пьян. (Уходит.)

Монтано

Идемте на террасу, господа; поставим стражу.

Яго

Вы видели того, кто раньше вышел.

У Цезаря он мог бы быть солдатом,

Начальствовать бы мог; но вот - порок

Он в равновесье с доблестью его -

Одно другому равно. Жаль мне Кассио.

Боюсь, доверие к нему Отелло

В час слабости такой не принесло бы

Несчастья острову.

Монтано

Таков он часто?

Яго

Он перед сном всегда таков, и сутки

Не будет спать, коль колыбель его

Вино не укачало.

Монтано

Хорошо бы

Об этом генералу сообщить.

Не видит он, и, может быть, он ценит

По доброте своей лишь доблесть Кассио,

Не замечая зла, - не так ли это?

Входит Родриго.

Яго (тихо Родриго)

Ну что, Родриго?

Идите-ка за лейтенантом следом.

Уходит Родриго.

Монтано

Как жаль, что благородный Мавр решился

Дать место заместителя лицу

С таким закоренелым недостатком;

И честно было б Мавру сообщить

Об этом.

Яго

Ну уж нет, хоть Кипр мне дайте!

Люблю я очень Кассио, и хотел бы

Его я вылечить! Что там за шум?

За сценой крики: "Помогите!"

Входит Кассио, преследующий Родриго.

Кассио

Мошенник! Негодяй!

Монтано

В чем дело, лейтенант?

Кассио

Мерзавец!  Обучать  меня  моим  обязанностям!  Я этого мерзавца вгоню в бутылку.

Родриго

Меня вгонишь?

Кассио

Болтаешь, дрянь? (Бьет Родриго.)

Монтано

Прошу вас, добрый лейтенант. Прошу вас, сударь, удержите руку.

Кассио

Пропустите меня, сударь, или я дам вам в зубы.

Монтано

Ну, да вы пьяны!

Кассио

Пьян?

Дерутся.

Яго (тихо Родриго)

Идите, слышите, народ сзывайте.

Уходит Родриго.

Ну, добрый лейтенант. - Ну, господа!

На помощь! Эй! - Монтано! - Лейтенант! -

На помощь, люди! - Хороша здесь стража!

Звон колокола.

Кто там трезвонит так? - Diablo! {6} Эй!

Проснется город. - Лейтенант, довольно.

Позор навеки вам.

Входят Отелло и слуги.

Отелло

В чем дело здесь?

Монтано

Я истекаю кровью. Ранен насмерть...

(Падает.)

Отелло

Довольно, если жить хотите!

Яго

Довольно, лейтенант! - Монтано! Сударь!

Забыли вы и долг и место! Полно!

Здесь генерал. Довольно. Постыдитесь!

Отелло

Как, что здесь было, как возникло это?

Мы турки, что ли, чтоб друг другу делать

То, что не разрешило небо им?

Вы христиане. Бросьте дикий спор.

Кто бешенства тотчас не укротит -

На свете не жилец; движенье - смерть.

Звон страшный прекратить! На остров он

Наводит ужас. В чем же дело здесь? -

Мой честный Яго, бледен ты, как смерть.

Кто начал, говори! Хочу я знать.

Яго

Не знаю я. Друзьями были все

И были ласковы, как молодые,

Когда в постель ложатся. Вдруг сейчас... -

Планета, что ли, их свела с ума, {7}

Вдруг - наголо мечи, и друг на друга

В кровавый бой. Никак не указать

Начала этой непонятной злобы.

Уж лучше в деле славном потерял бы

Я ноги, что сюда меня несли.

Отелло

Микеле, как могли забыться вы?

Кассио

Простите... Не могу я говорить...

Отелло

Монтано доблестный, пристойны вы,

Спокойствие и строгость с юных лет

Отметил свет в вас. Ваше имя славно

В устах разумных; как же так случилось,

Что славой вы пренебрегли почтенной?

Не вы променяли на названье

Ночного крикуна? Ответьте мне!

Монтано

Отелло доблестный, я тяжко ранен,

Но офицер ваш, Яго, объяснит вам, -

Мне трудно говорить, молчать я должен, -

Все, что я знаю. Но не знаю я,

Как словом или делом согрешил я...

Порок ли - чувство самосохраненья ?

Самозащита - грех ли, если мы

Насилью подвергаемся?

Отелло

Клянусь,

Сейчас мой разум подчинится крови;

И страсть, рассудок затемнив, стремится

Путь проложить. А если двинусь я

Иль руку подыму, падет любой

Из вас от гнева моего. Скажите,

Как ссора началась и кто зачинщик?

И тот, кто признан будет здесь виновным,

Будь он близнец мой, навсегда меня

Он потеряет! В крепости самой,

Где жители еще дрожат от страха,

Домашнюю и личную в ночи

Затеять ссору!.. Стоя на часах...

Чудовищно! Кто это начал, Яго?

Монтано

По дружбе ль, по пристрастью ль утаишь

Ты что-нибудь или прибавишь к правде, -

Ты не солдат.

Яго

Не оскорбляй меня;

Скорей себе я дам язык отрезать,

Чем лейтенанта Кассио он обидит.

Но верю я - в устах моих вся правда

Ему не повредит. - Так было дело:

Беседовали мы с Монтано; вдруг

Вбегает человек, зовет на помощь,

За ним же Кассио, с мечом в руке

Ему грозит. Вот этот дворянин

Подходит к Кассио, просит воздержаться.

Я ж бросился за крикуном, - он город

Мог воплями своими напугать,

Как и случилось. Был он очень быстр

И убежал. Я ж спешно возвратился,

Тем более что слышал эвон мечей

И ругань Кассио - прежде не слыхал я

Проклятий от него. Когда вернулся, -

Недолго было это, - я увидел

Их в дикой драке, в том же положенье.

Когда вы развели их.

Об этом больше ничего не знаю.

Но всякий человек забыться может.

Хоть Кассио мог задеть его слегка, -

И друга можем в бешенстве ударить, -

Уверен я, однако, что бежавший

Нанес такое оскорбленье Кассио,

Которое нельзя стерпеть.

Отелло

Я знаю,

Ты из любви и честности смягчаешь

Виновность Кассио. - Ты мне дорог, Кассио,

Но ты при мне уж более не служишь.

Входят Дездемона и Служанка.

Смотрите, милая моя проснулась!

(К Кассио)

Примером ты послужишь.

Дездемона

Что случилось?

Отелло

Все кончено, дитя. Ложись в постель.

(К Монтано)

Я буду сам хирургом вашим, сударь. -

Возьмите же его.

Уносят Монтано.

Ты, Яго, город успокой и тех,

Кого смутил бесстыдный этот шум. -

Пойдемте, Дездемона. Долг солдата -

От сладких снов вставать под рев набата.

Уходят все, кроме Яго и Кассио.

Яго

Что, вы ранены, лейтенант?

Кассио

Да, и никакая хирургия мне не поможет.

Яго

Что вы? Боже упаси!

Кассио

Доброе  имя,  доброе  имя,  доброе имя! О, я потерял свое доброе имя! Я потерял  бессмертную  часть своего существа, а осталась животная! Мое доброе имя, Яго, мое доброе имя!

Яго

Я,  по  чести,  думал,  что  вы получили какую-нибудь телесную рану; от этого  больше  ущерба,  чем от потери доброго имени. Доброе имя - праздная и совершенно  ложная  тягота, часто его приобретают без всяких заслуг и теряют без  оснований;  вы  ничуть  не  потеряли  доброго  имени, если вы только не разгласите   сами,  что  потеряли  его.  Полно,  друг,  есть  способы  снова расположить  к себе генерала: ведь он прогнал вас теперь под влиянием гнева, а наложил наказание больше из тактики, чем по злобе, совсем так же, как бьют свою  безобидную собаку, чтобы испугать сильного льва; умоляйте его снова, и он вернет вам свое расположение.

Кассио

Я   скорее   буду  умолять,  чтобы  он  презирал  меня,  чем  разочарую прекраснейшего начальника, навязывая ему такого злого, пьяного и нескромного офицера!  Напиться!  И  говорить  как  попугай,  и  драться,  и  хвастаться, клясться,   высокопарно   разглагольствовать  с  собственной  тенью!  О  ты, невидимый  дух  вина,  если у тебя нет собственного имени, - мы назовем тебя дьяволом!

Яго

Кого вы преследовали с мечом? Что он вам сделал?

Кассио

Я не знаю.

Яго

Не может быть!

Кассио

Я  помню  множество всяких вещей, но ничего не помню ясно; помню ссору, но  не  причину  ее.  О  боже, зачем люди пускают в свои уста врага, который похищает  их  разум?  Почему  мы  среди наслаждений, удовольствий, разгула и рукоплесканий превращаемся в животных?

Яго

Теперь вы в полном порядке. Как это вы так пришли в себя ?

Кассио

Дьявол  пьянства  пожелал  уступить  место  дьяволу  ярости: один порок потянул за собою другой, чтобы заставить меня совершенно презирать себя.

Яго

Полно,  вы  слишком  строгий  моралист!  Конечно,  считаясь с временем, местом  и  условиями  этой  страны,  я  сердечно  желал  бы,  чтоб  этого не случилось; но раз уж так вышло, надо направить это к нашему благу.

Кассио

Я  буду  просить его вернуть мне место, а он скажет мне, что я пьяница. Если  б у меня было столько ртов, сколько у гидры, такой ответ заткнул бы их все.  Быть  человеком  разумным,  затем превратиться в безумца и, наконец, в скота!  О странная судьба! Каждый лишний кубок - проклят, и содержимое его - дьявол.

Яго

Полно,   полно!   Хорошее   вино  -  славный,  близкий  друг,  если  им пользоваться разумно; не поносите его больше. Любезный лейтенант, я знаю, вы верите, что я люблю вас.

Кассио

Я в этом убедился, сударь: я напился.

Яго

Вы, как всякий человек, можете иной раз быть пьяным, друг. Я скажу вам, что  вам  теперь  делать. Жена нашего генерала теперь сама генерал. Я говорю это  в том смысле, что он вполне посвятил себя и отдал восторгу и созерцанию ее  прелестей;  сознайтесь  ей  во всем откровенно. Приставайте к ней, - она поможет  вам  получить  обратно  ваше  место.  Она  так щедра, мила, добра и благосклонна,  что  считает пороком не сделать больше того, о чем ее просят; умоляйте  ее  связать  разорванную  между  вами  и ее мужем связь, и я готов поставить  все  свое состояние против любой достойной упоминания ставки, что любовь  между  вами  после этого разрыва станет еще сильнее, чем была до сих пор.

Кассио

Вы даете мне добрый совет.

Яго

Я  утверждаю  это  со  всей  искренностью  моей  любви к вам и честного благожелательства.

Кассио

Я  этому  верю  и  рано  утром  буду  умолять  добродетельную Дездемону похлопотать  обо  мне;  я  перестану  верить  в свое счастье, если оно и тут изменит мне.

Яго

Вы правы. Покойной, ночи, лейтенант: мне нужно итти в караул.

Кассио

Покойной ночи, честный Яго. (Уходит.)

Яго

Кто подлецом меня назвать решится,

Когда совет мой благороден, честен,

Ведет по верному пути, чтоб Мавра

Привлечь опять к себе? Ведь Дездемону

Легко на дело доброе склонить.

Она щедра, как щедрая природа.

Ей Мавра убедить совсем не трудно, -

Его душа так скована любовью,

Что он отрекся бы и от крещенья,

От символа искупленных грехов;

Она связать и развязать все может,

А при желанье - бога разыграть

Над слабостью его. Подлец ли я,

Что Кассио указал я путь прямой,

Ведущий прямо к благу? Боги ада!

Когда чертям чернейший нужен грех,

Сперва они нам шлют небесный образ, -

Так и теперь. Когда глупец мой честный

О помощи попросит Дездемону,

Она же станет Мавра умолять, -

Отраву в ухо я волью ему:

"Понадобился Кассио ей для блуда",

И чем настойчивее будут просьбы,

Тем меньше будет к ней доверье Мавра.

Так добродетель вымажу я дегтем,

Из доброты ее сплету я сеть,

Что всех опутает.

Входит Родриго.

Ну как, Родриго?

Родриго

Я  здесь  вроде  как  собака,  которой  не  дают охотиться, а держат на привязи,  чтобы  она  лаяла. Мои деньги почти все истрачены! Сегодня вечером меня  здорово  поколотили;  и  я думаю, что, в конце концов, я получу только опыт за все мои труды и совсем без денег и с несколько б_о_льшим количеством разума вернусь в Венецию.

Яго

Как жалок не имеющий терпенья!

Мгновенно рану можно ль излечить?

Ведь лечим мы умом, не колдовством,

Ум медленному времени подвластен.

Все дурно? Кассио тебя прибил?

Но этим пустяком прогнал ты Кассио!

Иное и без солнца вырастает,

Но плод, зацветший раньше, раньше зреет.

Немного подожди! Настало утро.

В утехах и делах часы так кратки.

Иди домой, туда, где квартируешь.

Иди же; после больше ты узнаешь.

Ну, уходи.

Уходит Родриго.

Два дела впереди;

Подбить жену, чтоб госпожу свою

За Кассио попросила,

Мне ж увести Отелло, с ним вернуться

И выпустить на Кассио, когда

Ее он будет умолять. Вот план -

Без промедленья выполнить обман.

(Уходит.)

АКТ III

СЦЕНА 1

Перед замком.

Входят Кассио и музыканты.

Кассио

Играйте здесь. За труд я заплачу;

Приветствие пропойте генералу.

Музыка.

Входит Шут.

Шут

Что, судари? Ваши инструменты побывали в Неаполе, что они так гнусавят? {8}

1-й Музыкант

Как, сударь, как?

Шут

Ведь это, с вашего позволения, духовые инструменты?

1-й Музыкант

Конечно, сударь, духовые.

Шут

Поэтому подвешен хвост?

1-й Музыкант

Как подвешен, сударь?

Шут

Совершенно так же, как у многих мне известных духовых инструментов. Но, судари  мои,  вот  вам  деньги.  Генералу  так  нравится ваша музыка, что он заклинает вас больше не шуметь.

1-й Музыкант

Хорошо, сударь, мы больше не будем.

Шут

Если  у вас есть такая музыка, которую можно не слышать, трубите снова, а то, как говорится, публике не до музыки,

1-й Музыкант

У нас такой нет, сударь.

Шут

В   таком  случае  укладывайте  ваши  дудки  в  мешок  и  проваливайте. Убирайтесь, проваливайте, растворяйтесь в воздухе!

Уходят музыканты.

Кассио

Эй ты, послушай, дружище.

Шут

Нет, я не послушаю вашего дружища, я послушаю вас.

Кассио

Прошу, оставь свои придирки. Вот тут небольшая золотая монета для тебя. Если  дама,  которая  служит  жене  генерала,  встала, передай ей, что некто Кассио обращается к ней с просьбой о краткой беседе. Можешь ты это сделать?

Шут

Она встает, сударь, и если она встанет здесь, я попробую сообщить ей об этом.

Кассио

Ступай же, друг.

Уходит Шут.

Входит Яго.

Как во-время вы, Яго!

Яго

Вы не ложились вовсе?

Кассио

О нет, уже светало,

Когда расстались мы. Решился я

Послать за вашею женою, Яго, -

Хочу просить к скромнейшей Дездемоне

Мне доступ дать.

Яго

Ее сейчас пришлю вам

И способ сочиню, как Мавра мне

Убрать с дороги, чтоб слова и дело

Свободней были.

Кассио

Всем сердцем благодарен.

Уходит Яго.

Никогда

Я не встречал учтивей флорентинца. {9}

Входит Эмилия.

Эмилия

Приветствую вас, лейтенант; жалею

О вашем горе. Скоро все пройдет!

С женою генерал беседу вел.

Она за вас просила; Мавр ответил,

Чт_о_ раненый - на Кипре очень славен,

Сродством большим; считал он осторожней,

Мудрее вас изгнать, но утверждал,

Что любит вас, - ходатаев не надо;

Он сам при первом случае возьмет

Обратно вас.

Кассио

Прошу вас, если можно

И подобает, дать мне с Дездемоной

Поговорить лишь несколько минут

Наедине.

Эмилия

Пожалуйста, войдите.

Я позабочусь, чтоб поспели душу

Вы облегчить.

Касено

Обязан вам я многим.

Уходят.

СЦЕНА 2

Комната в замке.

Входят Отелло, Яго и представители кипрской знати.

Отелло

Дай штурману вот эти письма, Яго, -

С почтеньем пусть их передаст сенату.

Теперь шаги направлю к укрепленьям,

Туда приди.

Яго

Исполню, генерал.

(Уходит.)

Отелло

Пойдем на укрепленья, господа!

Офицеры

К услугам вашим мы.

Уходят.

СЦЕНА 3

Сад при замке.

Входят Дездемона, Кассио и Эмилия.

Дездемона

Верь, добрый Кассио, что все старанья,

Всю ловкость для тебя я в ход пущу.

Эмилия

Вот, вот, сударыня! Как личным горем,

Мой муж убит.

Дездемона

Он честный малый! Кассио, поверьте,

Что я хочу с моим супругом вас,

Как прежде, подружить.

Кассио

О госпожа,

Что б с Кассио ни приключилось в жизни,

Всегда слугой он верным будет вам.

Дездемона

Я знаю. И благодарю. Давно

Вы генерала любите, и он

К вам будет холоден лишь до тех пор,

Пока политика велит.

Кассио

Боюсь я,

Сударыня, что будет очень долго

Политика та длиться иль распухнет

На пище водянистой: я далеко,

И место занято мое, - забудет

Любовь мою и службу генерал.

Дездемона

Не сомневайся; пред Эмилией здесь

Ручаюсь, что получишь снова место.

Верна я до конца обетам дружбы:

Исполню все; лишу покоя мужа,

Лишу я сна его, лишу терпенья,

Постель я в школу, в исповедь обед

Я превращу, и все его дела

Смешаю с делом Кассио. Будь же весел,

Поверь, ходатай твой скорей умрет,

Чем бросит это дело.

Входят Отелло и Яго.

Эмилия

Идет мой господин.

Кассио

Откланяться позвольте.

Дездемона

Нет, речь мою послушай.

Кассио

Нет, не сегодня. Неспокоен я:

Мне это повредит.

Дездемона

Пусть будет, как хотите.

Уходит Кассио.

Яго

Не нравится мне это.

Отелло

Ты что сказал?

Яго

Нет, ничего... Не знаю, генерал.

Отелло

Не Кассио ль отошел там от жены?

Яго

Не Кассио, генерал! Я не поверю,

Чтоб он бежал при вашем приближенье,

Как вор.

Отелло

Мне кажется, что это он.

Дездемона

Ну как, Отелло?

С просителем я говорила здесь.

Он человек, убитый гневом вашим.

Отелло

Кто ж он такой?

Дездемона

Да лейтенант ваш Кассио. Добрый друг,

Имею ль власть, могу ли тронуть вас, -

Прошу вас, помиритесь с ним теперь.

Уж если он не любит вас, уж если

Коварно согрешил не по незнанью, -

Я не могу судить о честных лицах.

Верни его на службу.

Отелло

Он был здесь?

Дездемона

Да, так смиренно,

Печально поделился он со мной.

Мне жаль его. Верни его, любимый!

Отелло

Нет, Дездемона, как-нибудь потом.

Дездемона

Но срок?

Отелло

Приближу, милая, для вас.

Дездемона

Сегодня к ужину?

Отелло

Нет, не сегодня.

Дездемона

К обеду завтра?

Отелло

Дома я не буду, -

Делами в крепости я буду занят.

Дездемона

Так завтра вечером, во вторник утром,

Иль в полдень, в полночь; или в среду утром.

Прошу тебя, срок назови трех дней,

Не мучь его, - ведь кается он горько.

И право, за вину его довольно, -

Хотя и говорят, что на войне

Показывать пример должны на лучших, -

Простого замечания. Когда же

Прийти ему, скажи? Не знаю я,

В какой бы просьбе я вам отказала

Иль стала медлить! Как! Микеле Кассио,

Что так за вас стоял, и только я

Неласково о вас заговорю,

Вас защищал! Теперь так трудно мне

Его вернуть! Я сделала бы больше...

Отелло

Довольно. Пусть придет, когда захочет.

Ни в чем не откажу вам.

Дездемона

Совсем не милость это.

Как будто вас прошу надеть перчатки,

Или поесть, или тепло одеться,

Лишь домогаясь вашей личной пользы.

Нет, если захочу я испытать

По-настоящему любовь, то будет

И тяжело и трудно согласиться

Мою исполнить просьбу.

Отелло

Ни в чем не откажу вам!

Теперь, прошу, мою исполни просьбу -

Меня оставь ты на короткий срок.

Дездемона

Вам откажу ль? Прощайте же, Отелло.

Отелло

К тебе приду я скоро, Дездемона.

Дездемона

Идем, Эмилия.

(К Отелло)

Пусть прихоть ваша

Вас учит - я всегда послушна буду.

(Уходит с Эмилией.)

Отелло

Плутовка! Пропади моя душа,

Но я люблю тебя, а разлюблю -

Вернется хаос.

Яго

Достойный генерал...

Отелло

Что скажешь, Яго?

Яго

Когда вы сватались, о вашей страсти

Знал Кассио?

Отелло

Все знал. Но почему спросил ты это?

Яго

Чтобы на мысль одну ответить - просто,

А не со зла.

Отелло

На мысль какую, Яго?

Яго

Не знал я, что он с нею был знаком.

Отелло

О да, нередко с нами он бывал.

Яго

Вот как!

Отелло

Вот как! Вот как! Что в этом видишь

Иль он не честен?

Яго

Он честен, генерал!

Отелло

Да, честен, честен!

Яго

Насколько мне известно.

Отелло

О чем подумал ты?

Яго

О чем подумал?

Отелло

Подумал! Я клянусь, он вторит, будто

Чудовище в мозгу его живет

И прячется. Что ты предположил?

Я слышал, когда Кассио отошел,

Сказал ты: "Мне не нравится". Но что же|

Потом в ответ на то, что был всегда он

Советником в любви моей, ты вскрикнул:

"Вот как!" - Нахмурил брови, будто мысль

Какую-то ужасную хотел

Ты скрыть в мозгу. Когда меня ты любишь,

Открой ее.

Яго

Вы знаете, люблю вас.

Отелло

Верю я.

Любовь и честность зная, зная строгость,

С которой взвешиваешь ты слова,

Тем более боюсь я недомолвок.

У жуликов дрянных - уловки это,

Но у людей правдивых - обвиненья,

Сокрытые, идущие от сердца,

Что выше всех страстей.

Яго

Готов поклясться,

Что верю в честность лейтенанта Кассио.

Отелло

И я.

Яго

Чем кажешься, ты тем и будь;

Не честен ты - не притворяйся честным.

Отелло

О да, чем кажешься, ты тем и будь...

Яго

И вот я верю - Кассио честен.

Отелло

Нет, в этом что-то есть.

Прошу тебя, скажи мне, как себе:

Что ты задумал? Худшую из мыслей

Словами худшими скажи.

Яго

Простите, -

Хоть я обязан долг свой выполнять,

Свободен я, в чем и рабы свободны.

Открыть вам мысль? А если мысль гнусна?

В какой дворец подчас не влезет низость?

Где сердце чистое, в котором рядом

Нечестные не жили б подозренья

И вместе бы в суде не заседали

С законной мыслью?

Отелло

Ты в заговоре против друга, Яго,

И дурно думаешь о нем, считая

Его чужим твоей душе.

Яго

Быть может,

Догадки и ошибочны мои.

Я сознаюсь, изъян моей души -

Искать везде обман. Мое усердье

Нередко видит грех, где нет его,

И потому прошу я вашу мудрость,

Презрев мои убогие сужденья,

Им веры не давать и не смущаться

Случайным и неточным наблюденьем.

Ни ваш покой, ни благо, ни мой опыт,

Ни честь моя, ни честность не дают

Открыть вам мысль мою.

Отелло

Что говоришь ты?

Яго

Честь имени для женщин и мужчин -

Сокровище ценнейшее, начальник.

Укравший кошелек - пустяк украл:

Он мой, его, он был слугой у тысяч, -

Но тот, кто стащит честь мою, отнимет

То, от чего не станет он богаче,

Я ж стану бедняком.

Отелло

Клянусь, твои узнаю мысли.

Яго

Взяв в руку сердце, не узнали б, - как же

Узнаете, когда его храню?

Отелло  А!

Яго

Берегитесь ревности, начальник.

Чудовище с зелеными глазами

Над жертвой издевается. Блажен

Рогач, который, зная все, не любит

Обидчицу. Но проклят тот, кто любит, -

Подозревая, любит так же сильно.

Отелло

О мука!

Яго

Достаточно богат бедняк довольный,

И беден, как зима, богач первейший,

Боящийся всю жизнь, что станет бедным.

О небо, племя защити мое

От ревности!

Отелло

Что ты сказал?

Ты хочешь, чтобы жизнью стала ревность?

Чтоб с каждой четвертью луны рождались

Сомненья новые? Нет, усомнившись,

Я сразу все решу. Ты на козла

Меня сменяй, когда отдам я душу

Пустым твоим и вздорным подозреньям.

Не стану я ревнивцем, если скажешь,

Что хороша, нарядна, любит свет

Моя жена, вольна, поет, танцует.

Где чистота, там чисто это все.

И хоть достоинства мои ничтожны,

Не ощущаю страха и сомненья, -

Ведь выбирала зрячая. Нет, Яго;

Увидеть, усомниться, доказать!

А доказал - нет выбора другого:

Зараз убить и ревность и любовь.

Яго

Доволен я, теперь могу смелее

Почтенье и любовь вам показать.

Скажу вам то, что долг сказать велит, -

О доказательствах не говорю я.

Следите за женой, когда с ней Кассио. -

Ревниво иль доверчиво? - нет, зорко!

Я б не хотел, чтобы такой достойный

И чистый дух обманут был. Следите ж!

Венецию я знаю хорошо.

Одним лишь небесам там открывают

Те шалости, что муж не знает. Честность

Не в непорочности, а только в тайне.

Отелло

Что говоришь ты?

Яго

Идя за вас, отца-то обманула...

Казалось, вашего трепещет взгляда,

А между тем любила.

Отелло

Да.

Яго

Не правда ль?

Так молода была - и так лукава.

Так крепко заперла глаза отцу,

Что он подумал - чары. Не сердитесь.

Покорнейше прошу меня простить,

Что слишком вас люблю.

Отелло

Навек с тобой я связан.

Яго

Я вижу, что слегка смутил вас этим.

Отелло

О нет, о нет!

Яго

Страшусь, что это так.

Надеюсь, сказанное вы поймете

Как знак любви, - но вижу, вы в волненье...

Не расширяйте смысла слов моих

До выводов серьезных, и решений.

Тут подозренье лишь.

Отелло

Не стану.

Яго

Если же случится это,

Слова мои достигнут подлой цели.

Я не стремился к ней: ведь Кассио - друг мой.

Взволнованы, я вижу, вы.

Отелло

Не очень.

Я знаю, непорочна Дездемона.

Яго

Дай бог ей долго жить, вам - долго верить.

Отелло

А может быть, обман самой природы...

Яго

Вот в этом суть - я смело вам скажу:

Она отвергла многих женихов

Своей страны и звания и цвета, -

Природе свойственно во всем согласье.

Тьфу, в выборе таком пронюхать можно

Вкус извращенный, грязные мечты...

Простите, не о ней я говорю,

Но я боюсь, что, похоть оттолкнув

Сужденьем здравым, не сравнила б вас

С породою, родной ей. И не стала

Раскаиваться.

Отелло

Ну, прощай, прощай.

Узнаешь что-нибудь еще - скажи мне;

Жене вели за ней следить. Иди.

Яго (уходя)

Имею честь проститься.

Отелло

Зачем женат я? Видит честный Яго

И знает много больше, чем сказал.

Яго (возвращаясь)

Не углубитесь слишком в это дело

И предоставьте времени, прошу вас;

А Кассио службу можете вернуть,

Которую он выполнял искусно.

Однако, отстранив его, могли б вы

Проникнуть лучше в цель его и в душу.

Заметьте, будет ли супруга ваша

Вам докучать настойчиво и страстно.

Здесь многое откроется. Пока же

Чрезмерно мнительным меня считайте, -

Боюсь, что мнителен чрезмерно я, -

Ее ж считайте чистой, я прошу вас.

Отелло

Собой владею я.

Яго

Имею честь проститься.

(Уходит.)

Отелло

Честнейший малый, знает он отлично

Людскую душу, постигая смысл

Поступков. Если одичал мой сокол,

Хоть путы - струны сердца моего,

Я отпущу тебя: лети по ветру, {10}

Охоться наудачу. Черный я?

Я не умею гладко говорить,

Как эти шаркуны? Быть может, я

На склоне лет? Но я не так уж стар.

Ушла. Обманут я. И утешенье -

Одна лишь ненависть. Проклятье брака

В том, что владеем нежным существом,

Не чувствами его. Мне лучше б жабой

Стать в подземелье, чем другому дать

Воспользоваться хоть клочком того,

Что я люблю. И эта язва знатных

Еще больней, чем низких, поражает.

Судьба, неотвратимая как смерть,

Еще от колыбели нам судила

Напасть рогатую.

Входят Дездемона и Эмилия.

Вот Дездемона.

Смеется небо над собою, если

Мне лжет она. Не верю я.

Дездемона

Отелло,

Островитяне знатные, которых

Позвали вы, вас ждут, готов обед.

Отелло

Да, я виновен.

Дездемона

Голос ваш так слаб.

Быть может, вы больны?

Отелло

Да, боль какая-то во лбу, вот здесь!

Дездемона

Наверно, от бессонной ночи. Дайте,

Покрепче обвяжу, и через час

Совсем пройдет.

Отелло

Платок ваш слишком мал.

Отталкивает платок; она роняет его.

Оставьте это. С вами я пойду.

Дездемона

Как жаль, что нездоровится вам нынче!

Уходят Отелло и Дездемона.

Эмилия

Я рада, что нашла ее платок:

Ведь это первый ей подарок Мавра.

Мой муж чудн_о_й сто раз меня просил

Его украсть, но ей так дорог знак

Любви - ведь заклинал ее супруг

Платок хранить. Его с собою носит,

С ним говорит, целует. Я сниму

Узор с него. Дам Яго. Что с ним будет

Он делать, я не знаю.

Лишь прихоти я мужа угожу.

Входит Яго.

Яго

Что делаете здесь одна?

Эмилия

Ну, не ворчите! Есть для вас вещица.

Яго

Вещица мне? Обычная вещица...

Эмилия

Что?

Яго

Да глупая жена.

Эмилия

И это все? Что ж мне теперь дадите

За этот вот платок?

Яго

Какой платок?

Эмилия

Какой платок!

Тот, что Отелло Дездемоне дал,

А вы украсть просили очень часто.

Яго

И ты его украла?

Эмилия

Она его случайно уронила,

А я была здесь и взяла его.

Вот он!

Яго

Вот девка славная! Давай!

Эмилия

Что сделаете с ним? Зачем просили

Меня стащить его?

Яго

Вам все равно.

(Хватает платок.)

Эмилия

Отдайте, если вам не очень нужен!

Сойдет с ума бедняжка госпожа,

Его лишившись.

Яго

Скажи, что ты не знаешь. Он мне нужен.

Иди.

Уходит Эмилия.

Платок у Кассио оброню я в доме,

А он найдет. Ведь для ревнивца вздор -

Такой же сильный довод, как святое

Писание. Мне это пригодится.

От яда моего Мавр изменился.

Сомненье по своей природе - яд:

Едва он различим на вкус сначала,

Но, в кровь впитавшись, он ее сжигает,

Как копи серные. Я так и знал! -

Смотрите, он!

Входит Отелло.

Ни мак, ни мандрагора,

Ни все снотворные настои мира

Уж не вернут тебе тот сладкий сон,

Которым спал вчера ты.

Отелло

А, мне лгать!

Яго

Как, генерал? Ну, полно вам об этом.

Отелло

Прочь! Уходи! Меня ты пытке предал.

Клянусь, совсем обманутым быть лучше,

Чем знать немного.

Яго

Полно, генерал.

Отелло

Что похоти тайком часы дарила,

Не все ль равно мне было? Знал ли? Думал?

Я не страдал. Спал хорошо. Был весел.

И поцелуев Кассио на губах

Ее не находил. Ограблен тот лишь,

Кому сказали, что ограблен он.

Яго

Мне жаль, что слышу это.

Отелло

Я был бы счастлив, если бы весь лагерь,

Любой солдат ее ласкал бы тело,

Но я б не знал о том. Теперь навеки

Прощай, спокойный дух! Прощай, довольство!

Пернатые войска, прощайте! Войны,

Что честолюбье в доблесть обращают!

Прощай, конь ржущий, звонкая труба,

И барабан волнующий, и флейта,

И знамя царское, и все таланты,

И честь, и блеск, и гордость славных войн!

И вы, орудья смертные, чьи глотки

Громам богов бессмертных подражают.

Конец всему, чем обладал Отелло!

Яго

Возможно ль, генерал?

Отелло

Подлец, ты должен доказать, что шлюха -

Моя любовь, и доказать воочью, -

Или, клянусь душой моей бессмертной,

Родился б лучше псом ты, чем пред гневом

Проснувшимся ответ держать.

Яго

Ужасно!

Отелло

Дай мне увидеть, иль, по крайней мере,

Так докажи, чтоб ни к чему сомненью

Не прицепиться, иль прощайся с жизнью.

Яго

Почтенный генерал...

Отелло

А если ты ее чернишь, меня же

Пытаешь, - больше не молись, не кайся,

На ужас ужас громозди, чтоб небо

Заплакало, земля бы изумилась:

Ничем верней ты душу не погубишь,

Чем этим.

Яго

Небо, защити меня!

Вы человек? И есть душа и чувство

У вас? Бог с вами, я слагаю должность!

Глупец! Уже пороком стала честность!

О мир чудовищный! Смотри, смотри,

Опасно честным и правдивым быть!

Спасибо за урок. С тех пор, как дружба

Несет обиды, в тяготу мне служба.

Отелло

Нет, стой: ты можешь честным оставаться.

Яго

Я предпочту быть умным; честность - дура

И губит тех, кто с ней.

Отелло

Клянусь я миром,

Я думаю, жена чиста - и нет,

Я думаю, ты прав - и ты неправ.

Ты докажи. Ее ведь имя чисто,

Как лик Дианы, было, - нынче грязно,

Черно, как я. И если есть ножи,

Веревки, яд, огонь и реки серы... -

Не вынесу. Мне только надо знать!

Яго

Как вижу я, вас пожирает страсть.

Я каюсь, что заговорил об этом.

Хотели б знать?

Отелло

Хотел бы? - Я узнаю!

Яго

Возможно, только как узнать, начальник?

Хотели б грубо вы его поймать...

Когда ее покроет?

Отелло

Смерть, проклятье!

Яго

Я думаю, что трудно показать

Их в этом виде. Чорт их подери,

Когда дадут глазам чужим увидеть

В постели их. Как быть? Что делать нам?

Что мне сказать? Как убедиться вам?

Вам можно ль видеть, - хоть они бесстыжи,

Будто козлы, как обезьяны жарки,

Как волки в течке, грубы как глупцы,

Когда напьются вдребезги? Но если

Вас может убедить намек прямой

И указания, что к двери правды

Вас приведут, - узнаете вы все.

Отелло

Живой дай довод, что она бесчестна.

Яго

Не нравится мне дело, -

Но раз уж я зашел так далеко

Из глупой честности и дружбы к вам,

Продолжу. Я недавно с Кассио лег, {11}

Но извела меня зубная боль,

И я не спал.

Есть люди, что по слабости душевной

Бормочут о делах своих во сне, -

И Кассио таков.

Я слышу, говорит: "Будь осторожна,

Любовь сокроем нашу, Дездемона".

Тут руку он мою схватил и сжал

И, крикнув: "милая", стал целовать

Так крепко, будто силясь поцелуи

С корнями вырвать с губ; потом он ногу

Мне на бедро, - целует, стонет, плачет:

"Будь проклят рок, тебя отдавший Мавру!"

Отелло

Чудовищно!

Яго

Но это только сон.

Отелло

Он обличает бывший блуд; сомненья

Язвительны, хоть это только сон.

Яго

Сгущает он те доводы, что были

Еще слабы.

Отелло

Я разорву ее.

Яго

Нет, будьте мудры. Мы не видим дел,

И, может быть, она верна. Скажите,

Видали ль вы когда-нибудь платок,

Клубникой вышитый, в руках жены?

Отелло

Мой первый дар ей был - такой платок.

Яго

Не знаю, но таким платком сегодня, -

Уверен я, платком супруги вашей, -

Ваш Кассио вытер бороду.

Отелло

Платок тот...

Яго

Платок тот иль другой ее платок, -

Прибавилась еще одна улика.

Отелло

Будь у мерзавца сорок тысяч жизней!

Для мщения одна жалка, слаба.

Теперь я вижу. Правда все. Смотри -

Любовь свою по ветру развеваю:

Летит...

Восстань, месть черная, из бездны ада!

Любовь, отдай венец и трон сердечный

Тиранской ненависти! Грудь, вздымайся

Под грузом жал змеиных!

Яго

Успокойтесь.

Отелло

О кровь, кровь, кровь!

Яго

Измените вы мненье, потерпите.

Отелло

Нет, Яго, никогда. Подобно Понту,

Чьи струи сильные и ледяные,

Не отступая никогда, стремятся,

Как должно, в Пропонтиду, в Геллеспонт, {12} -

Кровавые помчатся ярко мысли,

Не обернутся, к робкой не отхлынут

Любви, пока их не поглотит месть

Свирепая и правая. Клянусь

(становится на колени)

Под этим небом мраморным, что слово

Святое не нарушу.

Яго

Не вставайте.

(Становится на колени.)

Перед лицом предвечных светов неба,

Пред небосводом, что висит над нами, -

Здесь в пользованье Яго отдает

На службу оскорбленному Отелло

Свой разум, руки, сердце. Пусть прикажет -

Послушаюсь его без угрызений,

Хотя б в кровавом деле.

Оба встают.

Отелло

Принимаю

Любовь твою - без слов, но с полным сердцем,

И сразу же я в ход ее пущу.

В течение трех дней скажи мне, Яго,

Что Кассио нет в живых.

Яго

Мертв друг мой, как желаете, а ей

Оставьте жизнь.

Отелло

Проклятье грязной сучке!

Пойдем со мной! Составить план мне нужно,

Чтоб дьяволу прекрасному найти

Смерть скорую. Теперь ты - лейтенант мой.

Яго

Навеки весь я ваш.

Уходят.

СЦЕНА 4

Перед замком.

Входят Дездемона, Эмилия и Шут.

Дездемона

Не знаешь ли, шут, где расположился лейтенант Кассио?

Шут

Я не расположен отвечать на такие вопросы.

Дездемона

Почему?

Шут

Точно указать ложе военного будет ложью, за которую отвечу головой.

Дездемона

Да нет же! Где он стоит?

Шут

Сказать, где он стоит, значит сказать, где я лежу, то есть лжу, то есть лгу.

Дездемона

Что за чепуха!

Шут

Не  знаю,  где  он  живет;  и  указать, что живет там или здесь, значит солгать на свою голову.

Дездемона

Вы можете справиться об этом у других и получить сведения.

Шут

Я  весь  мир  заставлю  заниматься  катехизисом  -  задавать  вопросы и получать ответы.

Дездемона

Найдите его и пришлите сюда. Скажите ему, что я склонила своего супруга на его сторону и надеюсь, что все будет хорошо.

Шут

Это не превышает возможностей человеческого разума, поэтому я попытаюсь это сделать. (Уходит.)

Дездемона

Где потерять бы я могла платок?

Эмилия

Сударыня, не знаю.

Дездемона

Я предпочла б, чтоб с золотом кошель

Пропал, поверь. Хотя мой гордый Мавр

Доверчив и чужда ему та низость,

Что свойственна ревнивцам, но сомненья

Могло внушить бы это.

Эмилия

Не ревнив он?

Дездемона

Мне кажется, его родное солнце

Такие свойства выжгло.

Эмилия

Вот идет он!

Дездемона

Пока на службу Кассио не вернет,

Я не отстану.

Входит Отелло,

Как здоровье ваше?

Отелло

Отлично.

(В сторону)

О, как тяжело притворство! -

А ваше, Дездемона?

Дездемона

Хорошо.

Отелло

Мне руку дайте. Влажная она. {13}

Дездемона

Ни старость, ни печаль ей не знакомы.

Отелло

Распущенность и щедрость сердца это.

Влажна и горяча... Рука такая

Неволи требует, поста, молитвы,

И искусов, и набожных занятий.

Здесь молодой живет и милый бес;

Бунтует он. Хорошая рука.

Прямая.

Дездемона

Можете вы так сказать.

Рука моя ведь сердце отдала вам.

Отелло

Рука и сердце прежде отдавались,

По новой же геральдике - рука.

Дездемона

Не знаю я. Где ж ваше обещанье?

Отелло

Какое, милая?

Дездемона

Послала я за Кассио, чтоб пришел к вам.

Отелло

Меня тяжелый насморк удручает;

Дай мне платок.

Дездемона

Вот он, Отелло.

Отелло

Тот, что я подарил.

Дездемона

С собой я не взяла.

Отелло

Нет?

Дездемона

Нет, правда нет, Отелло!

Отелло

Ошибка это. Тот платок

Цыганка матери моей дала, -

Она была колдунья и читала

Чужие мысли, - и сказала ей,

Что тот платок любовь ей принесет

И моего отца покорность. Если ж

Потерян будет или отдай, сразу

Отец мой отвернется, и другой

Отдаст он сердце. Умирая, мать

Меня просила дать платок жене,

Когда женюсь. Так сделал я. Храни,

Люби его, как свет очей бесценный,

А если потеряешь иль подаришь,

Ни с чем погибель не сравнится.

Дездемона

Правда?

Отелло

Да, правда; в этой ткани колдовство.

Сивилла, видевшая двести раз,

Как солнце обернулось вокруг света,

Платок в провидческом экстазе сшила.

Для шелка развели червей священных,

Из девичьих сердец застылых мумий {14}

Искусно краску извлекли.

Дездемона

Возможно ль?

Отелло

Да, верно. Потому храни его.

Дездемона

Уж лучше б я его и не видала!

Отелло

А! Почему?

Дездемона

Зачем запальчиво так говорите?

Отелло

Пропал? Потерян? Нет его? Скажи.

Дездемона

Помилуй, боже!

Отелло

Что вы?

Дездемона

Он не пропал. А если бы пропал?

Отелло

Как?

Дездемона

Но не потерян он.

Отелло

Давай его!

Дездемона

Могу я, но теперь уж не хочу.

Уловка это, чтобы сбить меня;

Прошу вас, Кассио примите снова.

Отелло

Дай мне платок! Предчувствую дурное.

Дездемона

Ну, полно...

Способней человека не найдете.

Отелло

Платок!

Дездемона

Прошу, поговорим о Кассио.

Отелло

Платок!

Дездемона

Он человек, который вечно

Основывал все счастие на вас

И с вами все опасности делил...

Отелло

Платок!

Дездемона

Осудят, право, вас...

Отелло

Прочь! Прочь!

(Уходит.)

Эмилия

Он - не ревнив?

Дездемона

Не знала прежде я;

Наверное, в платке том чудеса.

Как я несчастна, что потерян он.

Эмилия

Не в год, не в два мужчину узнаем мы;

Они - желудки, мы же - их еда:

Как голодны - едят; набивши брюхо -

Рыгают. Кассио идет и муж мой.

Входят Яго и Кассио.

Яго

Другого нет пути. Она лишь может.

Как повезло! Идите, приставайте.

Дездемона

Что нового у вас, мой добрый Кассио?

Кассио

Все та же просьба, госпожа. Прошу вас

Заступничеством добрым вашим снова

Вернуть мне жизнь и милости того,

Кому всем сердцем честь я воздаю.

Я б не хотел, чтоб отложил он это.

А если так смертельно оскорбленье,

Что выкупить любовь его нельзя

Ни прошлой службой, ни печалью ныне,

Ни обещаньем в будущем заслуг, -

Уже узнать об этом был бы рад я.

Тогда я поневоле примирюсь,

Чтоб милостыню на других путях

У счастья клянчить.

Дездемона

Благородный Кассио,

Ходатайство мое неладно вышло.

Мой муж совсем другим стал; если он

Лицом бы так же сильно изменился,

Как духом, - я его бы не узнала.

Хотела б я, чтоб ангелы просили

Так сильно за меня, как я за вас,

Хотя я гнев его и навлекла

Своей прямою речью. Потерпите -

Все, что могу, я сделаю, и больше,

Чем для себя. Довольны будьте этим.

Яго

Что, он сердит?

Эмилия

Он только что ушел

В каком-то странном, право, беспокойстве.

Яго

Сердиться может он? Я видел ядра,

Взрывавшие ряды его солдат

Подобно чорту, вырвавшие брата

Из рук его... И может он сердиться?

Здесь что-то важное. Пойду к нему.

Наверное, причина есть для сердца.

Дездемона

Прошу, пойди.

Уходит Яго.

Наверное, дела

Венеции иль, может быть, на Кипре;

Узнал про тайный заговор он - это

Смутило ясный ум его. Мужчина

Срывает очень часто гнев на малом,

Когда причина гнева велика.

Болит ли палец - сразу боль по членам

Здоровым всем пройдет: всегда вот так

Мы не должны считать мужей богами

И ждать от них вниманья, как в то время,

Что женихи они. Кляни меня, -

Да, непокорный воин я, Эмилия:

Я обвинила в грубости его,

Свидетелей сама взяла я ложных;

Он ложно обвинен.

Эмилия

Дай бог, чтоб государственное дело,

А не сомненья, не блажная ревность

Причиной были.

Дездемона

О горе! Повода я не давала.

Эмилия

Так отвечать нельзя ревнивым душам:

Без повода ревнивец ведь ревнует.

Ревнив он - вот причина. Ревность - гад.

Понесший от себя, себя родивший.

Дездемона

От гада сохрани, господь, Отелло!

Эмилия

Аминь, сударыня!

Дездемона

Пойду к нему. - Побудьте, Кассио, здесь;

И если в духе он, я постараюсь

Все сделать, чтоб исполнил вашу просьбу.

Кассио

Покорно, госпожа, благодарю вас.

Уходят Дездемона и Эмилия.

Входит Бьянка.

Бьянка

А, Кассио, друг!

Кассио

Что делаете здесь?

Живете как, прелестнейшая Бьянка?

Клянусь, шел к вам я, милая моя.

Бьянка

А я к вам, Кассио, на квартиру шла.

Неделю нет вас, семь дней, семь ночей!

Без милого сто шестьдесят часов

Скучнее ста шестидесяти суток!

О грустный счет!

Кассио

Простите, Бьянка, я

Заботами был удручен все время.

Теперь же на досуге оплачу я

Ваш счет разлуки, ласковая Бьянка.

(Дает ей платок Дездемоны,)

Узор снимите.

Бьянка

О, откуда это?

Не новая ль подруга подарила?

Разлуки пережитой чую повод.

Дошло до этого? Ну, ладно!

Кассио

Ладно!

Догадки ваши подлые к чертям

Обратно в пасть! Уж стали ревновать!

Уж будто от любовницы! Уж память!

Ей-богу, Бьянка, нет!

Бьянка

Ну, чей же он?

Кассио

Не знаю. У себя нашел его,

И нравится узор мне. До возврата, -

А возвратить, наверное, придется, -

Мне сделайте такой же. Ну, идите.

Бьянка

Итти? Зачем?

Кассио

Здесь генерала жду. Нехорошо

И нежелательно, чтоб он увидел

Меня с девицей.

Бьянка

Почему? скажите.

Кассио

Не нелюбовь - вина.

Бьянка

Но нелюбовь - причина.

Прошу вас проводить меня немного.

Скажите: вечером придете рано?

Кассио

Недалеко вас проводить могу:

Я должен ждать здесь, но приду я скоро.

Бьянка

Ну что ж, приходится повиноваться.

Уходят.

АКТ IV

СЦЕНА 1

Перед замком.

Входят Отелло и Яго.

Яго

Вы думаете?

Отелло

Думаю так, Яго.

Яго

Что поцелуй один тайком?

Отелло

Запретен.

Яго

Иль голой с другом полежать часок

И более в постели без греха?

Отелло

В постели голою и без греха?

Ведь это лицемерье перед чортом!

Кто беспорочно поступает так,

Тех дразнит чорт, они же дразнят небо.

Яго

Без дела главного - грех невелик.

Но если я дарю жене платок...

Отелло

Тогда?

Яго

Тогда принадлежит он ей, конечно,

И подарить его любому может.

Отелло

И честь принадлежит ей: может тоже

Ее дарить?

Яго

Честь женщины - невидимая вещь;

У многих есть она - и вовсе нет.

Но вот как быть с платком?..

Отелло

Клянусь, я был бы рад о нем забыть.

Но ты сказал - и в памяти моей,

Как воронье над домом зачумленным, -

Недобрый знак, - платок мой у него.

Яго

Так что ж?

Отелло

Не так уж хорошо.

Яго

А если б,

Я слышал, что он вас иль осуждает

Иль говорит, - ведь есть такие плуты,

Которые, назойливым исканьем

Осилив женщину иль ублажив

Ее желание, потом не могут

Не проболтаться...

Отелло

Что-нибудь сказал он?

Яго

Сказал, но все ж не более того,

Отречься от чего он может.

Отелло

Что же?

Яго

Сказал, что с ней... не знаю, что сказал он.

Отелло

Что, что?

Яго

Лежал...

Отелло

С ней?

Яго

Иль на ней, - как вам угодно.

Отелло

Лежал  с  ней? На ней?.. Мы говорим: лежал на ней, когда на нее лгут... Лежал  с  ней?  Какая  мерзость! Платок... признания... платок! Исповедать и повесить  за  его работу. Нет, раньше повесить, а потом исповедать. Я дрожу. Природа  не  может облечься без цели в такую дремучую страсть. {15} Не слова так  потрясли  меня.  Тьфу!  Носы,  уши,  губы  -  возможно ли? Признание!.. Платок!.. О дьявол! (Падает, теряя сознание.)

Яго

Действуй,

Мое лекарство! Ловят так безумцев

Доверчивых, а дам почтенных, чистых

Позорят без вины. - Ах, генерал!

Отелло! Генерал!

Входит Кассио.

А вот и Кассио.

Кассио

Что происходит тут?

Яго

Падучая схватила генерала.

Второй припадок, а вчера был первый.

Кассио

Виски ему потрите.

Яго

Полно! Что вы!

Нельзя припадка нарушать теченье.

Иначе рот запенится, и он

Впадет в безумье буйное. Смотрите,

Шевелится. Немного отойдите.

Оправится он. А когда уйдет,

Поговорить мне надо будет с вами.

Уходит Кассио.

Как, генерал, не ранили вы лоб?

Отелло

Смеешься ты?

Яго

Смеюсь? Клянусь, хотел бы,

Чтоб вы, как муж, судьбу свою несли.

Отелло

Рогатый муж - чудовище и зверь.

Яго

Таких зверей немало в городах,

Чудовищ вежливых.

Отелло

Сознался он?

Яго

Мужчиной будьте вы.

Ведь каждый бородатый под ярмом,

Как вы, упряжку тащит; есть миллионы

Таких, что спят в постели, всем доступной,

Клянясь, что им принадлежит. Вам - лучше.

О злоба адская, насмешка чорта -

Беспутную ласкать на верном ложе,

Считая непорочной. Лучше знать;

И вот, узнав, кто я, - что будет с нею, знаю.

Отелло

Я знаю, ты умен.

Яго

В сторонку станьте.

Терпением себя вы оградите,

Когда повергла наземь вас печаль,

Такая страсть вам вовсе не пристала.

Был Кассио здесь; его я удалил,

Припадок ваш прилично объяснив,

Но звал его вернуться для беседы.

Он обещал. Вы спрячьтесь. Отмечайте -

Насмешку, глум иль наглое презренье,

Что на лице появятся его.

Заставлю рассказать его я снова,

Как, где, как часто, долго и когда

Встречал и встретит вновь супругу вашу.

Заметьте жесты, говорю. Терпенье!

Иначе я скажу, что гневом стали, -

Вы не мужчина больше.

Отелло

Слышишь, Яго,

Искусно притворюсь; но - слышишь, Яго? -

Кровав я буду.

Яго

Это вот неплохо.

Все во-время. Теперь вы отойдете?

Отелло отходит в сторону.

Я Кассио спрошу теперь о Бьянке,

Бабенке той, что тело продает

И покупает хлеб и платье. В Кассио

Влюбилась эта тварь. Развратниц кара -

Ловя других, самим попасться в сети.

Когда о ней он слышит, то не может

От смеха удержаться. Вот идет он!

Улыбка -

Входит Кассио.

И сойдет с ума Отелло.

Его безграмотная ревность сразу

Улыбкам, жестам, поведенью Кассио

Придаст неверный смысл. - Ну, лейтенант!

Кассио

Зачем даете титул мне, потеря

Которого меня убила?

Яго

На Дездемону вы налягте, - выйдет!

(Вполголоса)

Вот если б это было в силах Бьянки,

Как скоро б вы успели!

Кассио

Ах, бедняжка!

Отелло

Смотрите, он смеется.

Яго

Такой влюбленной никогда не видел.

Кассио

Мне кажется, плутовка вправду любит.

Отелло

Он отвергает ложно, он смеется.

Яго

Вы слышите?

Отелло

Теперь он заставляет

Его сказать - ну так, ну хорошо!

Яго

Она уж говорит, что вы жениться

На ней хотите?

Кассио

Ха, ха, ха!

Отелло

Ты торжествуешь, римлянин? Ты торжествуешь?

Кассио

Я  женюсь на ней! Что? На продажной девке? Прошу тебя, пожалей немножко мой ум; не думай, что он совсем свихнулся. Ха, ха, ха!

Отелло

Так, так; кто выигрывает, тот смеется.

Яго

Правда, повсюду идет слух, что вы женитесь на ней.

Кассио

Нет, правду мне скажи!

Яго

Будь я пройдохой, если лгу.

Отелло

Вы меня сбросили со счетов? Хорошо.

Кассио

Эта  мартышка  сама  распустила этот слух; она уверена, что я женюсь на ней,  не потому, что я это ей обещал, а потому, что она влюблена сама в меня и обольщается надеждой.

Отелло

Яго кивает мне - теперь он начинает рассказ.

Кассио

Она  только  что  была  здесь;  она  всюду  бегает  за  мной. На-днях я разговаривал  на  берегу моря с несколькими венецианцами, как вдруг является эта кукла и, клянусь головой, бросается мне на шею таким образом...

Отелло

С  криком:  "О  дорогой  Кассио!"  или с чем-нибудь подобным - его жест показывает это.

Кассио

И  льнет то мне, и вешается, и плачет, и тащит меня, и дергает! Ха, ха, ха!

Отелло

Теперь он рассказывает, как она втаскивала его в мою спальню. О, я вижу ваш нос, но не вижу собаки, которой мог бы швырнуть его.

Кассио

Да, мне надо оставить ее.

Яго

Клянусь душой, вот она идет.

Кассио

Вот еще хорек! Чорт возьми! Надушенный хорек!

Входит Бьянка.

Скажите мне: что значит это преследование?

Бьянка

Пусть  дьявол  и  его  матка  преследуют  вас!  Что значит этот платок, который  вы мне только что дали? Что за дура я была, что взяла его! Я должна снять узор с вещи, которую, кажется, вы нашли в своей комнате, даже не зная, кто  ее  там  оставил?  Это подарок какой-нибудь сучки, а я должна снимать с него  узор! Нате, отдайте его вашей кобылке! Откуда бы вы на получили его, я не буду снимать с него узор.

Кассио

Ну что вы, Бьянка, милая, ну что вы?

Отелло

Клянусь, наверно, это мой платок.

Бьянка

Если вы хотите прийти ко мне ужинать сегодня вечером, приходите; а если не хотите, приходите в другой раз, когда вам захочется. (Уходит.)

Яго

За ней, за ней!

Кассио

Правда, надо итти, - а то она будет лаяться на улице.

Яго

Вы будете у нее ужинать?

Кассио

Думаю, что да.

Яго

Тогда  я  вас  там,  может быть, встречу, я буду очень рад поговорить с вами.

Кассио

Пожалуйста. Придете?

Яго

Идите, не беспокойтесь, я приду.

Уходит Кассио.

Отелло (выступая вперед)

Как я убью его, Яго?

Яго

Вы заметили, как он смеялся над собственным пороком?

Отелло

О Яго!

Яго

Платок вы видели?

Отелло

Это был мой платок?

Яго

Руку  даю на отсечение, что ваш; и посмотрите только, как он не уважает эту  ветреницу,  вашу  жену.  Она  дала  ему  платок,  а  он отдал его своей потаскухе.

Отелло

Мне  хотелось  бы  девять  лет  подряд убивать его. Прелестная женщина! Красивая женщина! Нежная женщина!

Яго

Нет, вы должны забыть это.

Отелло

Пусть она сгниет, пусть погибнет, будет проклята этой ночью, потому что он  умрет.  Нет,  мое  сердце  стало камнем; я ударяю по нему, и рука у меня болит.  О,  во  всем  свете не было прелестнее существа; она могла бы лежать рядом с императором и задавать ему работу.

Яго

Но это не ваша судьба.

Отелло

Чорт  с  ней!  Я  только  говорю,  какая  она  искусница  в  рукоделии, удивительно  владеет  музыкой.  О,  она  своим  пением укротила бы свирепого медведя. У нее такой высокий, такой богатый ум и воображение!

Яго

Этим-то она еще хуже.

Отелло

О, в тысячу, в тысячу раз! Потом у нее такой милый нрав.

Яго

Да, слишком милый.

Отелло

Да, конечно. Но как жаль, Яго! О! Яго! как жаль, Яго!

Яго

Если  вы  так  влюблены в ее пороки, дайте ей грамоту на право грешить, потому что если это вас не трогает, то это никого не касается.

Отелло

Я изрублю ее на куски! Мне - наставить рога!

Яго

Да, это постыдно с ее стороны.

Отелло

С моим офицером!

Яго

Это еще постыднее.

Отелло

Достань  мне  какого-нибудь  яда, Яго, сегодня вечером; я не буду с ней рассуждать,  чтобы  ее тело и красота не лишили меня снова рассудка; сегодня же вечером, Яго.

Яго

Не  убивайте  ее ядом, задушите в постели, в той самой постели, которую она загадила.

Отелло

Хорошо, хорошо; такое правосудие мне нравится, очень хорошо.

Яго

А Кассио предоставьте мне; вы услышите дальнейшее в полночь.

Отелло

Отлично.

Слышна труба.

Что за трубы слышу я?

Яго

Весть из Венеции! Вот Лодовико.

От дожа он. А с ним супруга ваша.

Входят Лодовико, Дездемона, слуги.

Лодовико

Привет вам, генерал!

Отелло

Привет сердечный!

Лодовико

Дож и сенаторы вам шлют поклон.

(Передает ему пакет.)

Отелло

Орудье милости их лобызаю.

(Вскрывает пакет и читает.)

Дездемона

Какие новости, кузен мой добрый?

Яго

Я рад, что вижу вас, синьор, на Кипре.

Добро пожаловать.

Лодовико

Благодарю. Как поживает Кассио?

Яго

Живет...

Дездемона

Случился между ним и генералом

Разрыв. Но вы уладите все это.

Отелло

Уверены вы в этом?

Дездемона

Отелло?

Отелло (читает)

"Не упустите это, если вы..."

Лодовико

Его слова - не к вам. Письмом он занят.

Так, значит, ссора между ним и Кассио?

Дездемона

К несчастию. Хотела б очень я

Ее загладить: ведь люблю я Кассио.

Отелло

Огонь и сера! {16}

Дездемона

Отелло!

Отелло

В уме вы?

Дездемона

Он сердится?

Лодовико

Быть может, рассердило

Письмо его; мне кажется, велят

Ему вернуться, Кассио сдав власть.

Дездемона

Поверьте, рада я.

Отелло

Вот как!

Дездемона

Отелло?

Отелло

Я рад, что вы сошли с ума.

Дездемона

Отелло?

Отелло

Дьявол!

(Бьет ее.)

Дездемона

Не заслужила я!

Лодовико

В Венеции не поверят, генерал,

Хоть поклянусь, что видел сам. Чрезмерно!

Она ведь плачет. Извинитесь!

Отелло

Дьявол!

Земля, зачавшая от женских слез,

Из каждой капли родила бы гада. {17}

Прочь с глаз!

Дездемона

Уйду, чтоб вас не раздражать.

(Идет.)

Лодовико

Послушная супруга! -

Прошу вас, генерал, вернуть ее.

Отелло

Сударыня!

Дездемона

Отелло?

Отелло

Она нужна вам?

Лодовико

Мне она нужна?

Отелло

Ведь вы желали, чтоб вернул ее.

Она вернуться может, сударь, может

Уйти и вновь вернуться, плакать, плакать.

Она послушна, сударь, как сказали, -

Послушна очень. - Продолжайте плакать. -

Прочел я... - Ловко сыграло страданье... -

Приказ вернуться мне. - Подите прочь!

За вами я пришлю. - Приказ исполню,

В Венецию вернусь. - Ну, убирайтесь.

Уходит Дездемона.

Я Кассио должность сдам. Теперь же, сударь,

Прошу вас ужинать ко мне. Добро

Пожаловать! - Козлы и обезьяны!

(Уходит.)

Лодовико

И это - Мавр, которого сенат

Считает совершенством и чью душу

Не может страсть согнуть, чью добродетель

Не может пуля случая пробить,

Пронзить стрела судьбы!

Яго

Он изменился.

Лодовико

В уме ли он? Не болен мозг его?

Яго

Он то, что есть. Я не могу судить.

Дай бог, чтоб был он тем, чем мог бы быть,

Но он не есть.

Лодовико

Как, бить свою жену!

Яго

Конечно, дурно, но хотел бы я,

Чтоб тот удар был худшим.

Лодовико

Так всегда он?

Или письмо его так взволновало,

Что нынче провинился он?

Яго

Увы!

Нечестно было б говорить, что видел

И знаю я. Увидите вы сами.

Его поступки обличат его

Без слов моих. Следите же за ним;

Что будет, замечайте.

Лодовико

Я сожалею, что ошибся в нем.

Уходят.

СЦЕНА 2

Комната в замке.

Входят Отелло и Эмилия.

Отелло

Так ничего вы не видали?

Эмилия

Не слышала и не подозревала.

Отелло

Но видели ее вы вместе с Кассио?

Эмилия

Не видела я в этом зла; к тому же,

Я слышала слог каждый их беседы.

Отелло

Ни разу не шептались?

Эмилия

Нет, ни разу.

Отелло

И вас не отсылали?

Эмилия

Ни разу!

Отелло

За веером, перчатками иль маской?

Эмилия

О нет, ни разу!

Отелло

Как странно!

Эмилия

За чистоту ее готова душу

Отдать в заклад. Иного мненья вы?

Гоните прочь обманчивое мненье!

И если гад какой его внушил вам,

Пусть небо проклянет его, как змея!

Уж если неверна она, бесчестна, -

Мужчин счастливых нет, их жены все

Грязны, как клевета.

Отелло

Ее зовите.

Уходит Эмилия.

Наговорила! Да простая сводня

Сказала б столько же. Лукава, шлюха!

Она - замок и ключ постыдных тайн.

А на коленях молится, - сам видел.

Входят Эмилия и Дездемона.

Дездемона

Что вы желаете?

Отелло

Пойди, голубка.

Дездемона

Что вам угодно?

Отелло

Мне в глаза глядите!

Смотрите прямо.

Дездемона

Не ужасна ль прихоть?

Отелло (к Эмилии)

Теперь, сударыня, по вашей части:

Производителей оставьте, дверь

Закройте; кашляйте иль покряхтите,

Когда войдет кто. Сводня! Сводня! Вон!

Уходит Эмилия.

Дездемона

Скажите, на коленях я прошу,

Что значат ваши речи? Ярость речи,

Не речь я понимаю.

Отелло

Кто ты?

Дездемона

Правдивая и честная жена.

Отелло

Клянись же в этом

И душу загуби, чтоб черти смело

Ее схватили, - согреши вдвойне!

Клянись, что ты честна.

Дездемона

Свидетель бог!

Отелло

Свидетель бог, что лжива ты, как ад.

Дездемона

Пред кем, Отелло, с кем и как я лжива?

Отелло

О Дездемона, уходи, прочь, прочь!

Дездемона

Тяжелый день! Вы плачете, увы, -

И я причина этих слез, Отелло?

Быть может, думаете, что виной

Отец мой, что зовут обратно вас?

Меня в том не вините: вам чужой он, -

Чужой и мне.

Отелло

Угодно было б небу

Послать мне испытанья, вылить ливень

Стыда, скорбей на голову мою,

Меня по губы в бедность закопать,

Взять в плен меня и все мои надежды, -

В каком-нибудь углу души нашел бы

Терпенья каплю. Но чтоб в истукана

Меня тут превратили и презренье

Ленивым пальцем тыкало в меня... -

Нет, вынес бы и это; хорошо.

Но здесь, где сердце я сберег, где должен

Я жить или не жить совсем, - источник,

Откуда жизни должен течь поток

Иль высохнуть, - быть изгнанным отсюда!

Иль стать болотом для совокупленья

И размноженья жаб! Меняй лицо,

Терпенье, нежногубый херувим,

И стань, как ад, ужасным.

Дездемона

Надеюсь, муж меня считает чистой?

Отелло

О да, как мух на бойне, что плодятся

В загнившем мясе летом. О, ты - плевел,

Ты так прелестен и так сладко пахнешь, -

Тобой томится плоть. Уж лучше б не рождалась.

Дездемона

Увы, не знаю я, чем согрешила!

Отелло

К чему бумага лучшая и книга?

Чтоб "шлюха" в ней вписать? - "Чем согрешила!" -

О непотребная! "Чем согрешила!"

Лицо мое плавильной печью стало б,

Золой бы стала скромность, если б я

Дела твои назвал. "Чем согрешила!"

Нос небо зажимает, и луна

Зажмурилась; бесстыдный ветер все

Целует на пути, но скрылся в пропасть,

Чтоб не слыхать. Чем согрешила ты!

О девка!

Дездемона

Перед богом, вы неправы!

Отелло

Не девка?

Дездемона

Нет, клянусь христовой верой.

И если тело сохранить для мужа

От беззаконных и дурных касаний -

Не девкой быть, - не девка я, супруг мой.

Отелло

Как, и не шлюха вы?

Дездемона

Клянусь спасеньем!

Отелло

Возможно ли?

Дездемона

Спаси, о небо, нас!

Отелло

Тогда простите.

Считал вас ловкой шлюхой венецианской,

Что замуж за Отелло вышла.

(Возвышая голос)

Вы,

Навыворот апостол Петр, хранящий

Ворота ада, да!..

Входит Эмилия.

Вы, вы, вы, вы! -

Мы кончили. Вот деньги за труды.

Откройте дверь. И тайну сохраните.

(Уходит.)

Эмилия

Увы, что господин задумал? Что вы,

Сударыня? Что, госпожа моя?

Дездемона

Я будто в полусне.

Эмилия

С хозяином моим чт_о_ вдруг случилось?

Дездемона

Случилось с кем?

Эмилия

С хозяином моим.

Дездемона

Кто он?

Эмилия

О госпожа, тот, что и ваш!

Дездемона

Не говори со мною. Нет его,

Я плакать не могу, а отвечать

Могла бы лишь словами. На ночь мне

Простыни брачные постелешь, помни.

Иди за Яго.

Эмилия

Что за перемена!

(Уходит.)

Дездемона

Так обойтись со мною неприлично!

Как подозренье заслужить могла я

Хотя б малейшее в вине ничтожной?

Входят Эмилия и Яго.

Яго

К услугам вашим, госпожа. Что с вами?

Дездемона

Нет слов. Кто учит маленьких детей.

Легко подчас их ласково бранит.

Пусть так бы сделал он. Ведь правда, я

Еще дитя.

Яго

В чем дело, госпожа?

Эмилия

Увы, он шлюхой обозвал ее.

Такими злобными швырнул словами,

Что не под силу сердцу.

Дездемона

Идет мне имя, Яго?

Яго

А какое?

Дездемона

Да то, что - слышите - мне дал мой муж.

Эмилия

Ее он назвал шлюхой; пьяный нищий

Свою бы девку так не оскорбил.

Яго

Зачем он это сделал?

Дездемона

Не знаю. Я ведь не такая? правда?

Яго

Не плачьте же, не плачьте. День несчастный!

Эмилия

Она отвергла столько славных браков,

Покинула отца, друзей, отчизну,

Чтоб шлюхой называться! Кто б не плакал!

Дездемона

Жалка моя судьба!

Яго

Несчастный он, -

Как это на него нашло?

Дездемона

Бог знает.

Эмилия

Повесить дам себя, но изобрел

Всю эту грязь какой-нибудь подлец,

И наглый плут, и шулер, льстивый раб,

Чтоб выслужиться, - пусть меня повесят!

Яго

Фу, нет, таких людей не может быть.

Дездемона

А если есть, - прости ему, господь!

Эмилия

Простит пусть плаха, ад изгложет кости.

Ее он назвал шлюхой. С кем она?

Когда, и где, и как? Похоже ль это?

Обманут Мавр мерзейшим негодяем,

Отъявленным и низким подлецом.

Людей таких ты открывало б небо,

И в руки честные влагало б плеть,

Чтоб сволочь голою гнать по земле

С востока и на запад.

Яго

Не кричите!

Эмилия

Тьфу на него! Такой же молодец

Вам наизнанку вывернул мозги,

Внушив меня и Мавра заподозрить.

Яго

Вы спятили, уйдите!

Дездемона

Добрый Яго,

Как мне вернуть супруга моего?

К нему пойдите, друг. Клянусь я светом,

Не знаю, как его я потеряла.

Вот, на коленях: если оскорбила

Его любовь словами, делом, мыслью,

Иль зренье, слух мой, иль иное чувство

Когда-нибудь другими насладились,

Иль если не люблю теперь и прежде

И не всегда его любить я буду,

Хотя б, как нищенку, меня он выгнал, -

Оставь меня, отрада! Гнев силен,

Его же гнев разбить мне может жизнь,

Любви не замарав. Скажу ли "шлюха" -

Противно мне, когда произношу,

А стать бы тем, что значит это слово,

Я б не могла за все соблазны мира.

Яго

Вы успокойтесь. Это все пройдет.

Обида в государственных делах, -

И вас журит он.

Дездемона

О, было, б только это!

Яго

Я ручаюсь.

Слышны трубы.

Вот музыка вас к ужину зовет!

Послы Венеции ждут угощенья.

Идите и не плачьте. Будет ладно.

Уходят Эмилия и Дездемона.

Входит Родриго.

Как вы поживаете, Родриго?

Родриго

Я не нахожу, чтоб ты очень справедливо со мной поступал.

Яго

А в чем несправедливость?

Родриго

Каждый  день  ты  выдумываешь новую отговорку для меня, Яго, и, как мне теперь  кажется,  больше  удаляешь  меня  от  всякого  удобного  случая, чем приближаешь  меня  к  исполнению  моих желаний. Я, право, не хочу больше это терпеть,  и  я  не  уверен,  что я спокойно проглочу то, что уже, как дурак, перетерпел.

Яго

Хотите меня выслушать, Родриго?

Родриго

Я и так уже слишком много слушал, но ваши слова и дела не идут в ногу.

Яго

Вы меня совсем напрасно обвиняете.

Родриго

Нет,  вполне  основательно. Я просадил все свое состояние. Половина тех драгоценностей, которые вы должны были передать от меня Дездемоне, подкупили бы  и  монахиню.  Вы мне сказали, что она приняла их и просила передать мне, чтоб  я  ждал и надеялся на скорую взаимность и близость; но до сих пор я не вижу ничего.

Яго

Хорошо, продолжайте, очень хорошо!

Родриго

"Очень  хорошо!" "Продолжайте!" Я не могу продолжать, сударь. Совсем не "хорошо"!   Клянусь  головой,  прескверно!  Я  начинаю  замечать,  что  меня одурачили.

Яго

Очень хорошо!

Родриго

А  я  вам  говорю,  что  совсем  "не  очень хорошо"! Я откроюсь во всем Дездемоне;  если  она  отдаст  мне  мои  драгоценности, я откажусь от своего ухаживания  и  повинюсь  в  своем  незаконном  домогательстве; если же нет - будьте уверены, что я потребую от вас удовлетворения.

Яго

Вы все сказали?

Родриго

Я ничего не сказал кроме того, что я твердо решил сделать.

Яго

Теперь  я  вижу,  что  у  тебя есть характер, и с этой минуты я меняю к лучшему  свое  мнение  о  тебе.  Дай мне руку, Родриго; ты правильно обвинял меня, но, несмотря на это, я утверждаю, что действовал честно в твоем деле.

Родриго

Это было незаметно.

Яго

Я,  конечно,  понимаю,  что  это  было  незаметно, и ваше подозрение не лишено разумности и правильности. Но, Родриго, если в тебе есть то, во что я больше  чем  когда-либо  верю, что оно есть, - воля, мужество и храбрость, - докажи  это сегодня вечером; если завтра ночью ты не насладишься Дездемоной, гони меня вероломно со света и изобретай для меня орудия пытки.

Родриго

Что ж это такое? Благоразумно ли это и возможно ли?

Яго

Сударь, из Венеции пришел приказ о назначении Кассио на место Отелло.

Родриго

Правда  ли  это?  В  таком  случае  Отелло  и  Дездемона возвращаются в Венецию?

Яго

О  нет, он едет в Мавританию и берет с собой прекрасную Дездемону, если только что-нибудь непредвиденное не задержит его здесь; и ничто не может так помочь этому, как устранение Кассио.

Родриго

Что вы называете устранением?

Яго

Устранить - значит сделать его неспособным занять место Отелло, то есть вышибить из него мозги.

Родриго

И вы хотели бы, чтоб я это сделал?

Яго

Да,  если вы хотите для себя пользы и права. Он ужинает вечером у одной потаскушки,  и  я пойду к нему туда; он до сих пор не знает о своем почетном назначении.  Если  вы хотите подстеречь его возвращение (я постараюсь, чтобы это  было между двенадцатью и часом), вы можете взять его как угодно. Я буду поблизости,  чтоб  помочь  вам, и он окажется между нами. Ну, не поражайтесь этим,  и пойдемте со мной. Я так хорошо докажу вам необходимость его смерти, что  вы будете считать себя обязанным уничтожить его. Давно уж пора ужинать, вечер близится к концу. Ну, за дело.

Родриго

Я должен еще выслушать дальнейшие основания для этого.

Яго

Вы будете удовлетворены.

Уходят.

СЦЕНА 3

Другая комната в замке.

Входят Отелло, Лодовико, Дездемона, Эмилия и слуги.

Лодовико

Прошу, себя не утруждайте больше.

Отелло

О, разрешите. Мне пройтись полезно.

Лодовико

Прощайте, госпожа; благодарю вас!

Дездемона

Всегда мы рады вам.

Отелло

Идемте, сударь.

О... Дездемона!

Дездемона

Отелло!

Отелло

Сейчас  же  ложитесь  в  постель, я очень скоро вернусь. Отпустите вашу служанку; смотрите, чтоб это было исполнено!

Дездемона

Исполню все.

Уходят Отелло, Лодовико и слуги.

Эмилия

Ну, как теперь? Он будто мягче стал.

Дездемона

Сказал, что скоро он домой вернется.

Он приказал ложиться мне в постель

И отпустить вас приказал.

Эмилия

Меня?

Дездемона

Таков приказ. Поэтому, Эмилия,

Подай ночной халат мне и прощай.

Сердить его не надо.

Эмилия

Не знать бы вам его!

Дездемона

О нет, любовь моя все одобряет;

И даже в гневе, в сердце и в досаде... -

Здесь отколи - он так же мне приятен.

Эмилия

Простыни, что велели, постелила.

Дездемона

Да все равно. Ах, боже, как мы глупы!

А если до тебя умру, ты саван

Из этой простыни мне сделай.

Эмилия

Полно!

Дездемона

У матери моей была служанка

Барбара. Влюблена была; любовник

Прогнал ее. Она все "Иву" пела,

И с этой старой и правдивой песней

Она и умерла. Вот эта песня

Нейдет из головы моей весь вечер.

Все хочется склониться мне и петь,

Как Барбара-бедняжка. - Ну, кончай же!

Эмилия

Халат вам дать?

Дездемона

Нет, отколи вот здесь.

А этот Лодовико - статный малый...

Эмилия

Да, очень он хорош!

Дездемона

Он хорошо говорит.

Эмилия

Я  знаю  одну даму в Венеции, которая пошла бы босиком в Палестину ради одного прикосновения его нижней губы.

Дездемона (поет)

"Под кленом, вздыхая, сидела она.

Споем зеленую иву.

Бедняжка склонилась печальна, бледна...

Споемте иву, иву.

Холодные волны струил ручеек.

Споемте иву, иву.

Соленые слезы сжигали песок..."

Оставь это...

(Поет)

"Споемте иву, иву..."

Поторопись: сейчас придет он.

(Поет)

"Все пойте - из ивы сплетут мне венок...

Его не браните: он прав, не любя..."

Нет, это дальше... Слушай: кто стучит?

Эмилия

Нет, это ветер.

Дездемона (поет)

"Она: "Ты неверный", он ей: "Не вопи".

Споемте иву, иву.

Я с разными шляюсь, ты с разными спи".

Покойной ночи. Чешутся глаза.

Уж не к слезам ли?

Эмилия

Ничего не значит!

Дездемона

Так говорят. Мужчины, о мужчины! -

Скажи по совести, Эмилия, правда ль,

Есть женщины, что так постыдно мужа

Обманывают?

Эмилия

Ну, конечно, есть.

Дездемона

Ты это сделала б за целый мир?

Эмилия

А вы?

Дездемона

О нет, небесный свет - свидетель!

Эмилия

Не стала б я это при свете делать, - ведь и в темноте хорошо.

Дездемона

Ты это сделала б за целый мир?

Эмилия

Весь мир велик: цена большая это

За малый грех.

Дездемона

Не стала б ты, я верю.

Эмилия

Правда,  я  думаю,  стала бы, но, сделав это, я бы сделала так, будто я этого  не  желала.  Конечно, я бы такую вещь не сделала ради кольца или ради штуки  полотна,  ради  платьев,  юбок  или  чепцов  или  еще  ради  подобных пустяковых  подарков.  Но  за  целый  мир!  Кто  бы  не  сделал  своего мужа рогоносцем,  чтоб  сделать  его  монархом?  Я  бы  отважилась  отправиться в чистилище ради этого.

Дездемона

Позор мне, если совершу такое

За целый мир.

Эмилия

Ведь дурное дурно только в мире, а если за свою работу вы получите весь мир,  это  будет  дурно  в  вашем  собственном мире, и вы быстро сможете это дурное обратить в хорошее.

Дездемона

Не верю, что есть женщины такие.

Эмилия

Их  дюжины,  и  еще в придачу так много, что они наполнили бы весь мир, ради которого они резвятся.

В паденье жен всегда мужья виновны,

Когда лениво долг свой исполняют

И наши блага льют в чужой подол,

Иль в злобной ревности стесняют нас,

Иль бьют, иль сокращают нам на зло

Доходы, что должны мы получать.

Есть желчь у нас, хоть мы честны; не чужда

Нам мстительность. Пусть знают все мужья:

У жен есть также обонянье, зренье

И вкус, чтоб сладость отличить и горечь,

Как у мужей. Что заставляет их

Нас на других менять? Не наслажденье ль?

Да, думаю; иль страсть владеет ими?

Я думаю: не в слабости ль вина?

Конечно, так. Есть страсти и у нас,

И слабости, и жажда наслажденья.

Пусть радуют нас лучше иль узнают,

Что, научив нас злу, от зла страдают.

Дездемона

Прощай. Прощай. Пусть бог меня научит

Не злее стать от зла, а только лучше.

Уходят.

АКТ V

СЦЕНА 1

Улица.

Входят Яго и Родриго.

Яго

За этот выступ встань; придет он скоро,

Ты шпагу обнажи и метко бей.

Скорей, скорей! Не бойся: я тут близко.

Здесь - возвышенье иль погибель; помни,

Сильней свою решимость утверди!

Родриго

Будь ближе, ведь могу я промахнуться.

Яго

Близехонько. Будь смел и стань на место.

(Уходит в сторону.)

Родриго

Не очень увлечен я этим делом;

Но довод убедителен его.

Одним убудет! Меч, вперед, - умрет он!

Яго

Растер я этот прыщик до горенья,

И он распух. Убьет ли Кассио он,

Иль Кассио его, или друг друга, -

Все мне на пользу: будет жив Родриго, -

Потребует он возмещенья денег

И драгоценностей, что я тянул

С него для Дездемоны.

Так не должно быть. Уцелеет Кассио, -

День каждый красотой его дарит

Меня уродуя. К тому же, Мавр

Меня ему предаст, быть может; гибель

Грозит мне здесь: пусть умирает. Вот он!

Входит Кассио.

Родриго

Я шаг узнал. Вот он! Умри, подлец!

(Бросается вперед и делает выпад.)

Кассио

Против меня был вражеский удар,

Но крепче мой кафтан, чем думал ты.

Теперь испробую я твой.

(Выхватывает шпагу и ранит Родриго.)

Родриго

Убит я!

Яго подходит сзади, ранит Кассио в ногу и убегает.

Родриго

На помощь! Искалечен я! Убийство!

(Падает.)

Входит Отелло.

Отелло

Вот Кассио. Исполнил Яго слово.

Родриго

О, я подлец!

Отелло

Конечно, это так!

Кассио

Ко мне! Огня! Хирурга!

Отелло

Он! Справедливый Яго, честный, храбрый,

Так благородно друга чуя боль,

Меня ты учишь. - Душка, мертв ваш милый,

И близится ваш рок! Иду я, девка!

Из сердца прочь я чары вырываю

И ложе в пятнах кровью запятнаю.

(Уходит.)

Входят Лодовико и Грациано.

Кассио

Дозорных нет! Прохожих нет! Убийство!

Грациано

Несчастье здесь случилось! Стонет кто-то!

Кассио

На помощь!

Лодовико

Вы слышите?

Родриго

Подлец проклятый!

Лодовико

Здесь стонут двое, трое, - ночь черна.

Притворство, может быть? Небезопасно

Без всякой помощи итти на крик.

Родриго

Никто нейдет? Я кровью истекаю!

Лодовико

Вы слышите?

Входит Яго с факелом.

Грациано

В рубашке кто то, с факелом, с оружьем!

Яго

Кто здесь? Откуда шум? Убийство! Крики!

Лодовико

Не знаем мы.

Яго

Не слышали вы крика?

Кассио

На помощь, ради бога!

Яго

Что случилось?

Грациано

Я думаю, не прапорщик ли Мавра?

Лодовико

Наверное. Он очень храбрый малый.

Яго

Кто вы такой, что стонете так тяжко?

Кассио

Вы, Яго? Подлецами ранен я.

Подайте помощь мне.

Яго

О лейтенант! Какие подлецы?

Кассио

Мне кажется, один из них вот здесь.

Не сдвинуться ему.

Яго

Предатель подлый!

(К Лодовико и Грациано)

Кто вы? Сюда идите вы на помощь.

Родриго

О, помогите!

Кассио

Один из них!

Яго

Убийца, раб, подлец!

(Закалывает Родриго.)

Родриго

Проклятый Яго! Пес ужасный! О!

Яго

Бить в темноте! Кровавые где воры?

Как город тих. Убийство! Эй, убийство!

Что вы за люди - добрые иль злые?

Лодовико

Какими вы сочтете нас.

Яго

Синьор вы Лодовико?

Лодовико

Да, сударь.

Яго

Простите. Кассио ранен здесь ворами.

Грациано

Кассио?

Яго

Ну как, брат?

Кассио

Нога моя рассечена.

Яго

О боже!

Светите! Я перевяжу рубашкой.

Входит Бьянка.

Бьянка

В чем дело, эй! И кто такой кричал?

Яго

А? Кто такой кричал?

Бьянка

О дорогой мой Кассио! Милый Кассио!

О Кассио! Кассио!

Яго

О шлюха! Нет ли подозрений, Кассио,

Кто мог вас искалечить так ужасно?

Кассио

Нет.

Грациано

Мне жаль вас так увидеть; вас искал я.

Яго

Подвязку дайте. Дайте мне носилки,

Чтоб отнести его.

Бьянка

Увы, он в обмороке! Кассио! Кассио!

Яго

Подозреваю я, что эта дрянь

При чем-то в гнусном деле, господа. -

Терпенье, добрый Кассио. Ну, дайте

Мне факел. Знаю ль это я лицо?

Увы, мой друг, земляк мой дорогой

Родриго? Нет? Да, верно! О Родриго!

Грациано

Как, венецианец?

Яго

Он, сударь. Знаете его?

Грациано

Конечно.

Яго

Синьор Грациано, умоляю вас

Меня простить. Кровавые событья

Небрежность извинят мою.

Грациано

Я рад вам.

Яго

Как, Кассио? - Носилки! О носилки!

Грациано

Родриго!

Яго

Он, он. - Вот хорошо! Носилки есть.

Вносят носилки.

Пусть люди добрые его несут.

Пойду я за хирургом.

(Бьянке)

Вы ж оставьте

Заботы. - Кассио, тот, кто здесь убит,

Был другом мне. Была меж вами ссора?

Кассио

Нет, никакой, он вовсе незнаком мне.

Яго (Бьянке)

Что побледнели? - В дом его несите!

Кассио и Родриго уносят.

Постойте, господа.

(Бьянке)

Что так бледны вы?

Заметили испуг в ее глазах?

Вглядитесь пристальней, - еще узнаем;

Смотрите, я прошу вас, на нее!

Вы видите? Нет, говорит вина,

Когда язык молчит!

Входит Эмилия.

Эмилия

Случилось что здесь? Муж? Ах, что случилось?

Яго

На Кассио в темноте напал Рвдриго

С повесами, что убежать успели.

Смертельно ранен Кассио. Мертв Родриго.

Эмилия

Ах, бедный господин! Ах, добрый Кассио!

Яго

Плоды разврата. Ты узнай, Эмилия,

У Кассио, где ужинал он нынче.

(Бьянке)

Что, вы дрожите?

Бьянка

Он у меня был. Вовсе не дрожу я!

Яго

У вас! Ах, так? Ну, следуйте за мною.

Эмилия

Тьфу, шлюха, на тебя!

Бьянка

Не шлюха я; такой же честной жизни,

Как вы, что мне грубите.

Эмилия

Тьфу! Как я!

Яго

Пойдем, посмотрим, как беднягу Кассио

Перевязали.

(Бьянке)

Вы идите сказку

Там новую рассказывать.

(Эмилии)

Эмилия,

Бегите в крепость - господам сказать.

Прошу итти вперед.

(В сторону)

Вот эта ночь

Меня погубит иль должна помочь.

Уходят.

СЦЕНА 2

Спальня в замке.

Дездемона спит в постели. Горит свеча.

Входит Отелло.

Отелло

Причина есть, причина есть, душа!

Вам, звезды чистые, не назову,

Но есть причина. Кровь я не пролью,

Не раню кожу, что белее снега

И глаже алебастровых надгробий,

Но умереть должна - других обманет.

Задуть свечу... Потом - задуть свечу...

Я погашу ль тебя, слуга горящий, -

Раскаявшись, могу тебе вернуть

Огонь твой прежний... - Если ж твой угаснет, -

Искусный образец природы пышной, -

Не знаю я, где Прометеев пламень,

Что вновь зажжет твой свет. Сорву ли розу, -

Я не верну ей жизненного роста;

Должна увянуть. На стебле вдохну.

(Целует ее.)

Дыханье сладкое, меч правосудья

Могло бы ты сломить. Еще, еще!

Такой будь в смерти - я убью тебя

И буду вновь любить. Еще. Последний!

Сладчайшее смертельным стало. Плачу,

Но слезы гибельны. Шлет небо боль,

Карая то, что любит. Вот проснулась.

Дездемона

Кто здесь? Отелло, вы?

Отелло

Да, Дездемона.

Дездемона

Ложитесь вы, Отелло?

Отелло

Вы помолились на ночь, Дездемона?

Дездемона

Да.

Отелло

Не вспомните ль какой-нибудь вы грех,

Который милость божья не простила?

Скорей о том молитесь.

Дездемона

Увы, супруг мой, что сказать, хотите?

Отелло

Молись же, только кратко. Отойду я,

Твой неготовый дух я не убью

Избави, боже, душу убивать.

Дездемона

Убить... сказали?

Отелло

Да.

Дездемона

Меня помилуй, боже!

Отелло

Аминь; от всей души.

Дездемона

Вы не убьете после слов таких!

Отелло

Гм!

Дездемона

И все же я боюсь вас: вы ужасны,

Когда вращаются глаза. Боюсь... -

Чего же, без вины! - Но все ж боюсь.

Отелло

Подумай о грехах.

Дездемона

Мой грех - любовь к вам.

Отелло

Да, за нее умрешь.

Дездемона

Смерть за любовь противна естеству.

Увы, зачем губу вы закусили?

И страсть кровавая вас сотрясает.

Дурные это знаки; все ж, надеюсь,

Не для меня.

Отелло

Молчи и будь тиха.

Дездемона

Да, хорошо. В чем дело?

Отелло

Платок, что я любил и дал тебе,

Дала ты Кассио.

Дездемона

Нет, клянусь я жизнью.

Его спросите.

Отелло

Берегись, голубка,

Ты лживой клятвы - ты на смертном ложе.

Дездемона

Но не сейчас мне умирать?

Отелло

Сейчас.

И потому в грехе своем покайся.

Но если б и, клянясь, ты отрицала,

Решения не пошатнешь, не сдвинешь,

Хоть от него рыдаю. Ты умрешь.

Дездемона

Так сжалься надо мной, господь!

Отелло

Аминь!

Дездемона

Вы тоже пожалейте. Никогда

Я вас не оскорбляла. Кассио я

Любила общей, небом разрешенной

Любовью и подарков не дарила.

Отелло

Клянусь, в руках его платок свой видел.

Клятвопреступница, ты в камень сердце

Мне превратила, заставляешь дело

Мое назвать убийством, а не жертвой.

Платок я видел.

Дездемона

Значит, он нашел.

Платка я не дала. За ним пошлите

Пусть правду скажет.

Отелло

Он уже сказал.

Дездемона

Что он сказал?

Отелло

Что был с тобой в связи.

Дездемона

Как! В незаконной?

Отелло

Да.

Дездемона

Он этого не скажет.

Отелло

Рот заткнули.

Не даром принял меры честный Яго.

Дездемона

О, страх открыл мне все. Как, умер он?

Отелло

Будь жизнью каждый волос у него.

Месть каждым бы насытил.

Дездемона

Увы, обманут он, и я погибла!

Отелло

Вон, шлюха, предо мной о нем ты плачешь!

Дездемона

О, прогоните, но не убивайте!

Отелло

Смерть шлюхе!

Дездемона

Убейте завтра, дайте ночь прожить.

Отелло

Сопротивляться будешь...

Дездемона

Лишь полчаса!

Отняло

Отсрочка не нужна.

Дездемона

Прочту молитву только!

Отелло

Слишком поздно.

(Душит ее.)

Эмилия (за сценой)

Мой господин! Эй, эй, мой господин!

Отелло

Что? Шум? Мертва? Нет, не совсем мертва?

Жесток, но милосерден все же я, -

Я не хочу, чтоб больше ты страдала.

Так, так!

Эмилия (за сценой)

Эй, сударь, сударь, сударь!

Отелло

Кто там?

Эмилия (за сценой)

Мне слово лишь одно сказать вам надо.

Отелло

Эмилия? Сейчас. - Она мертва. -

Пришла она сказать о смерти Кассио.

Был шум велик. - Не двигается больше.

Тиха, как гроб. - Впустить ли? Хорошо ли? -

Что? Шевельнулась? Нет. - Как лучше сделать?

Войдя, она с женой заговорит.

С моей женой! Женой? Жены нет больше!

Невыносимо. О тяжелый час!

Мне кажется, огромное затменье

Луны и солнца, и земля в испуге

Разверзнется пред ними.

Эмилия (за сценой)

Умоляю

Поговорить со мною, господин.

Отелло

Забыл я о тебе. Войди, Эмилия.

Сейчас, потише. Полог затяну.

Где ты?

(Открывает дверь.)

Входит Эмилия.

И что тебе сейчас здесь нужно?

Эмилия

Убийство подлое случилось, сударь!

Отелло

Сейчас?

Эмилия

Сейчас, сейчас.

Отелло

Луна с пути, должно быть, уклонилась:

К земле спустилась больше, чем обычно,

И сводит всех с ума.

Эмилия

Там Кассио убил венецианца

Родриго.

Отелло

Что? Убит Родриго? Что?

И Кассио убит?

Эмилия

Нет, не убит.

Отелло

Как, не убит? Расстроилось убийство,

И хрипнет голос мести.

Дездемона

О, без вины убита!

Эмилия

Увы, чей слышу крик?

Отелло

Вот этот - чей?

Эмилия

Увы, увы, то голос госпожи.

На помощь! - О, скажите что-нибудь.

О Дездемона, госпожа моя!

Дездемона

Я умираю без вины.

Эмилия

Но кто же вас убил?

Дездемона

Никто. Сама. Прощай.

Поклон Отелло доброму. Прощай.

(Умирает.)

Отелло

Кто мог ее убить?

Эмилия

Увы, кто знает?

Отелло

Вы слышали: сказала, что не я.

Эмилия

Она сказала - подтвердить могу.

Отелло

В ад огненный ушла она как лгунья.

Я умертвил ее.

Эмилия

Тем боле ангел

Она, вы - черный дьявол.

Отелло

Она с дороги сбилась, стала шлюхой.

Эмилия

Ты на нее клевещешь, дьявол ты!

Отелло

Она была, как воды, лжива.

Эмилия

Ты -

Как пламя, скор. Она верна, как небо.

Отелло

Да, Кассио с нею спал, спроси у мужа.

О, я бы ввергнут был в глубины ада.

Когда б не по причинам справедливым

До крайности дошел. - Все знал твой муж.

Эмилия

Мой муж?

Отелло

Твой муж!

Эмилия

Что изменила браку?

Отелло

Да, с Кассио. Но будь она верна, -

Когда бы небо создало мне мир

Из хризолита {18} цельного, не взял бы

Мир этот за нее.

Эмилия

Мой муж!

Отелло

Да, первый он сказал мне это.

Он честный человек и ненавидит

Всю слизь постыдных, грязных дел.

Эмилия

Мой муж?

Отелло

Чего твердишь? Да, я сказал: твой муж.

Эмилия

О, над любовью злоба посмеялась!

Мой муж сказал, что неверна!

Отелло

Он самый,

Ну да, твой муж, ты понимаешь слово, -

Мой друг, твой муж, мой честный, честный Яго.

Эмилия

Сказал! Пусть вредная его душа

Гниет по полкрупинки в день! Он лгал!

Она любила гнусный выбор свой.

Отелло  А!

Эмилия

Ты худшее свершай:

То, что ты сделал, недостойно неба,

Как ты ее.

Отелло

Молчите, - лучше будет.

Эмилия

Не можешь половины зла мне сделать,

Что вытерпеть могу. Дурак! Тупица!

Невежда грязный! Дело сделал ты...

Меча я не боюсь и все открою,

Хоть двадцать жизней отнимай... - Сюда!

Мавр госпожу убил. Эй, эй, убийство!

Входят Монтано, Грациано, Яго и другие.

Монтано

Что здесь случилось? Что вы, генерал?

Эмилия

Пришли вы, Яго? Хороши вы, если

На вас другой свои убийства валит.

Грациано

Ну, что случилось?

Эмилия

Мужчина ты, так уличи мерзавца.

Он говорит, ты обвинил ее.

Я знаю, ты не мог, ты не подлец...

Скажи, иль сердце лопнет.

Яго

Сказал ему, что думал; и не больше

Того, что он считал правдоподобным.

Эмилия

Что изменила, тоже вы сказали?

Яго

Сказал.

Эмилия

Солгали подло, окаянно вы;

Клянусь душой, солгали, зло солгали!

Измена с Кассио? С Кассио, вы сказали?

Яго

Да, с Кассио, женщина. Уйми язык свой.

Эмилия

Нет, не уйму, - должна я говорить.

Здесь госпожа убитая лежит!

Все

Помилуй бог!

Эмилия

И ложный ваш донос привел к убийству.

Отелло

Не изумляйтесь, господа: все - правда.

Грациано

О правда дикая!

Монтано

О дело страшное!

Эмилия

О гнусность, гнусность!

Я думаю об этом, чую гнусность...

Я так и думала... Убью себя

От горя. Гнусность, гнусность!

Яго

С ума сошла? Иди сейчас домой.

Эмилия

О господа, позвольте говорить.

Послушна я ему, но не теперь.

Быть может, Яго, не вернусь домой.

Отелло (падая на кровать)

О! о!

Эмилия

Бросайся на кровать, вопи!

Сладчайшую убил ты чистоту,

Что на небо глядела.

Отелло

В ней порок был.

(Встает. К Грациано)

Я мало знал вас, дядя. Эти руки

Племянницу здесь вашу задушили.

Покажется ужасным это дело.

Грациано

О Дездемона, бедная, я рад,

Что умер твой отец; твой брак смертелен

Был для него, - нить старую прервала

Печаль. Живой в отчаянье бы впал.

Он ангела прогнал бы от себя

И окаянным стал бы.

Отелло

Печально это все. Но Яго знает:

Срамное дело с Кассио свершала

Она сто сотен раз. Сознался Кассио;

В награду за любовные труды

Она дала ему залог мой первый

И знак любви, - в его руках я видел.

Платок то был, подарок, что на память

Дал матери отец мой. {19}

Эмилия

О силы неба!

Яго

Молчите!

Эмилия

Не смолчу! Наружу рвется!

Как ветер, буду на слова щедра.

Пусть небо, люди, черти, все они

Стыдят меня, - я буду говорить.

Яго

Идите же домой.

Эмилия

Не двинусь.

Яго пытается заколоть Эмилию.

Грациано

Стыд!

На женщину с мечом!

Эмилия

О глупый Мавр, платок твой я случайно

Нашла и мужу отдала его.

Просил настойчиво и часто он, -

Настойчивей, чем просят о безделке, -

Украсть его.

Яго

Негоднейшая шлюха!

Эмилия

Она ему дала? Нет, я нашла

И мужу отдала.

Яго

Ты лжешь, грязнуха!

Эмилия

Клянусь, не лгу, не лгу я, господа!

Болван кровавый! Чт_о_ такому дурню

С женой хорошей делать?

Отелло

Громы в небе -

Лишь для грозы? Мерзейший негодяй!

Бросается на Яго; Яго закалывает Эмилию в спину и убегает.

Грациано

Она шатается. Жену убил он.

Эмилия

О, положите к госпоже меня...

Грациано

Жену убив, бежал он.

Монтано

Он редкий негодяй. Возьмите меч,

Который я у Мавра отнял. Дверь

Храните и его не выпускайте,

Убейте лучше. Я ж - за негодяем.

Проклятый пес он!

Уходят все, кроме Отелло и Эмилии.

Отелло

Уж не смел я больше.

Мальчишка жалкий может меч отнять мой.

Но чести пережить ли нужно честность?

Пусть гибнет все.

Эмилия

Что песня возвещала?

Ты слышишь? а? Я лебедя сыграю

И с песнею умру.

(Поет)

"О ива, ива!" -

Чиста она, о Мавр, тебя любила.

Жестокий Мавр, клянусь души спасеньем,

Я правду говорю... Я умираю.

(Умирает.)

Отелло

Другое есть тут у меня оружье:

Испанский меч, искусно закаленный. -

А, вот и он! - Хочу я выйти, дядя.

Грациано (за сценой)

Ты за попытку дорого заплатишь.

Ты безоружен, силе подчинись.

Отелло

Тогда войди сюда поговорить,

А то и безоружный нападу я.

Входит Грациано.

Грациано

В чем дело?

Отелло

Есть оружье у меня,

И лучший меч солдатского бедра

Не украшал. Бывали дни, когда

Рукою малой с этим вот мечом

Прокладывал я путь через преграды

Труднее ваших. Но напрасна спесь.

Кто рок направит свой? Теперь не так, -

Меня не бойтесь, хоть вооружен я.

Конец моей дороги здесь, и цель,

И корабля последнего причал.

Вы отступаете? Напрасен страх.

Камыш приставьте вы к груди Отелло, -

Отступит он. Куда итти ему?

Злосчастная какая ты! Бледней

Рубашки. Встретимся мы в судный день, -

Твой взгляд мою низвергнет душу с неба.

И бесы схватят. Холодна ты, детка,

Как чистота твоя. - Проклятый пес!

Гоните, черти,

Меня вы от небесного виденья,

Крутите по ветру и жарьте в сере,

Купайте в безднах жидкого огня.

О Дездемона! Мертвая! О, о!

О, о!   Входят Лодовико, Монтано, Кассио на носилках и офицеры с арестованным Яго.

Лодовико

Где этот безрассудный и несчастный?

Отелло

Который прежде был Отелло? Здесь я.

Лодовико

Где этот змей? Мерзавца подведите.

Отелло

Смотрю я на ноги его, {20} - нет, сказка!

Коль чорт ты, не могу тебя убить.

(Ранит Яго.)

Лодовико

Меч отнимите.

Яго

Кровь течет, но жив я.

Отелло

Я не жалею; я хочу, чтоб жил ты.

Ведь знаю я, что счастье - умереть.

Лодовико

Отелло, ты, что прежде был так славен,

Пал от интриги подлого раба.

Как мне назвать тебя?

Отелло

Ну, как хотите.

Убийцей честным, ибо все я сделал -

Лишь ради чести, а не ради злобы.

Лодовико

Мерзавец в гнусностях почти сознался.

С ним Кассио замышляли вы убить?

Отелло

Да.

Кассио

Я повода вам не дал, генерал!

Отелло

Я верю и прошу у вас прощенья.

Прошу, узнайте, этот полудьявол

Зачем опутал душу мне и тело?

Яго

Что знаете, то знаете. Отныне

Ни одного я слова не скажу.

Лодовико

А для молитвы?

Грациано

Рот откроет пытка.

Отелло

Так! Правильно!

Лодовико

Поймете, сударь, то, что здесь случилось.

Ведь вы не знаете. Письмо нашли

В кармане у убитого Родриго.

А вот другое. И в одном - рассказ

О том, что взялся Кассио убить

Венецианец.

Отелло

О негодяй!

Кассио

Как мерзко и как гнусно!

Лодовико

Еще упреков полное письмо

Нашли в кармане у того, Родриго.

Послать его, должно быть, думал к Яго.

Но негодяй тем временем пришел

И успокоил.

Отелло

Пагубный подлец!

Но как попал к вам, Кассио, платок

Моей жены?

Кассио

Нашел его я дома,

А он сейчас сознался, что подбросил

Его ко мне с особенною целью.

Добился цели он.

Отелло

О я глупец!

Кассио

Еще в письме Родриго есть упреки

В том, что заставил Яго в карауле

Его со мной сцепиться: вот причина,

Что я отставлен был. Сейчас Родриго

Сказал, очнувшись: Яго подстрекал

И Яго же убил его.

Лодовико

Должны вы этот дом покинуть с нами. -

Власть отнята у вас, и правит Кассио

На Кипре. Что ж до этого раба, -

Найдется ли искуснейшая пытка,

Чтоб долгой мукой жизнь продлить, - применим

Ее. Под стражей остаетесь вы,

Пока узнает преступленье ваше

Республика. - Ведите прочь его.

Отелло

Постойте. Лишь два слова пред уходом.

Венеции я послужил - все знают.

Довольно. Я прошу вас в донесенье,

Когда напишете об этих бедах,

Сказать, кто я, ничто не ослабляя,

Не множа злобно. Вы должны сказать

О том, кто не умно любил, но сильно,

Кто к ревности не склонен был, но, вспыхнув,

Шел до предела. Кто, как глупый индус,

Отбросил жемчуг, что дороже царства;

О том, из чьих покорных ныне глаз,

Хотя и непривычных к нежной грусти,

Льют слезы, как целебная смола

Деревьев аравийских. Все скажите.

Прибавьте только это: раз в Алеппо

В чалме злой турок бил венецианца

И поносил Республику, - схватил

За горло я обрезанного пса

И поразил вот так.

(Закалывается.)

Лодовико

Конец кровавый!

Грациано

Все слова напрасны.

Отелло

Я целовал тебя перед убийством.

Конец один - целуя, умереть.

(Падает на кровать и умирает.)

Кассио

Боялся я, но думал - безоружен, -

Большое было сердце.

Лодовико (к Яго)

Пес спартанский, {21}

Свирепее, чем голод, боль иль море,

Смотри на мрачный груз постели этой.

Твоя работа - страшный яд для зренья.

Закройте же. Храните дом, Грациано.

Именье Мавра вы принять должны:

Ведь вы наследник.

(К Кассио)

Господин правитель, -

Назначьте над злодеем гнусным суд

И время пытки. Не щадите. Я же

Плыву назад, и - горестный гонец -

Событий страшных сообщу конец.

Уходят.

Перевод Анны Радловой

КОММЕНТАРИИ

Трагедия  эта  в  первый  раз  была  напечатана  в  посмертном  издании сочинений  Шекспира 1623 г. До нас дошло сведение, что она была поставлена в придворном  театре  в  конце  1604  г.  Весьма  вероятно,  что трагедия была написана в этом же году.

Источником   для   "Отелло"  послужила  новелла  итальянского  писателя Джиральди Чантио из его сборника "Hecatommithi" (1566 г.).

1  Называя  Кассио  "вычислителем"  (и  далее,  в конце этого монолога, "счетчиком"),   Яго   противопоставляет   себя,  делового  солдата-практика, образованному, но не имеющему военного опыта Кассио.

2 Яго хочет сказать: "Эхо скоро свелось бы к тому, что я стал бы ходить с душой нараспашку".

3  Во  времена  Шекспира  словом  "мавр"  обозначали  без различия всех жителей   северных  областей  Африки  -  арабов,  берберов,  негров.  Эпитет "толстогубый" может относиться только к последним. Это место доказывает, что Шекспир представлял себе Отелло скорее в виде негра, чем араба.

4  Синьория  -  то  же,  что  сенат,  высший  орган управления в старой Венеции.

5 Кассио, конечно, знает Родриго в лицо, но, очевидно, Родриго исполнил совет,  который  Яго  дал  ему  раньше  (в  конце  сцены  3-й  акта  III), - "изменить свое лицо поддельной бородой", - и благодаря этому стал неузнаваем для Кассио.

6 Diablo! - чорт! (итал.).

7 Намек на веру в гибельное влияние небесных светил на людей.

8 Намек на гнусавое произношение неаполитанцев.

9  Яго  -  венецианец.  Кассио  хочет  сказать,  что  даже  среди своих земляков-флорентинцев,  которые  славились вежливостью, он не встречал более учтивого человека, чем Яго.

10  При  соколиной охоте соколов пускали на травлю против ветра. Сокол, пущенный по ветру, редко возвращался.

11  В  Англии  времен  Шекспира индивидуальные кровати были еще большой редкостью.  Обычай  спать  с  приятелями  или с совсем чужими людьми в одной постели  сохранялся  до  середины  XVII  в.  даже  среди  лиц высших классов общества.

12  Понт  (точнее  - Понт Евксинскй) - древнегреческое название Черного моря, Пропонтида - Мраморного моря, Геллеспонт - Дарданельского пролива.

13  Влажность  ладони  считалась  признаком чувственности, сухость ее - признаком холодности.

14  "Мумией"  называлось знахарское средство, будто бы изготовленное из мертвых тел или мумий.

15  Отелло  хочет  сказать:  "Природа (моя натура) не пришла бы в такое ужасное  состояние,  если бы Дездемона не была действительно виновна", иначе говоря: "Мое чутье, сказавшееся с такой силой, не может меня обманывать".

16  По  христианским  представлениям, дьяволы терзают грешников в аду с помощью горящей серы. Восклицание Отелло значит: "О ад!"

17  Под  гадом подразумевается крокодил. Слова Отелло содержат намек на поверье, будто крокодил, пожрав человека, после этого проливает слезы.

18  Хризолит  (разновидность  граната)  в  старину  считался  одним  из ценнейших камней.

19  Это  расходится  с  первым объяснением Отелло, по которому его мать получила  заколдованный  платок  от  цыганки  (сцена  4-я  акта  III). Можно предположить,  что  рассказ  о  цыганке  был  сочинен Отелло, чтобы поразить воображение Дездемоны и побудить ее к признанию.

20 Отелло ожидает увидеть у Яго копыта, как у чорта.

21 Спартанские псы прославлены в античной поэзии за их лютость.

А. А. Смирнов

Число просмотров текста: 848; в день: 0.58

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0