Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Сибирика
Лаптев Александр Константинович
Закон жизни (из истории одной избирательной кампании)

У Джека Лондона есть новелла, в которой рассказывается о старике, оставленном своим племенем умирать среди снежной пустыни (дело на Аляске происходило). Собственный сын говорит ему прощальные слова, напоминает о кучке хвороста возле ног (а старик ещё и слеп), а потом уходит прочь вместе с племенем - добывать себе пищу, продолжать свой род, любить, горевать, бороться - словом, дальше жить. Так уж у них было заведено - у диких северных племён конца восемнадцатого века. И что-то подобное у японцев было в не очень далёком прошлом (судя по нашумевшему фильму "Легенда о Нарайяме"). А что же делается у нас, в России, в начале двадцать первого века?

Город Иркутск, улица Банзарова, двухэтажный каменный дом. Поднимаюсь по скрипучим деревянным ступенькам и захожу в коридор. В коридоре сумрачно и неуютно. Белёные стены в чёрной саже, деревянный пол кое-где прогнил - неровен час ногу сломаешь. В крайней правой квартире первого этажа проживает восьмидесятитрёхлетняя бабушка. Голосовать она не может и не хочет, но я надолго застреваю у неё в гостях, поражённый увиденным. Поражён я прежде всего самой хозяйкой. Она сидит на неприбранной и давно нестиранной постели, сама вся неприбранная, явно больная, уже не отдающая себе отчёта - кто она и что делается вокруг. Если бы вместо меня пришёл какой-нибудь бандит, она и его пустила бы, и точно так же сидела перед ним и беспомощно глядела на него. Я обвожу взглядом комнату - давно немытые окна, стекло кое-где разбито. На потолке вместо лампочки - завязанный узлом электрический провод. На тумбочке возле кровати полбуханки хлеба, уже засохшего (хлеб этот не резали, а ломали руками). Поллитровая банка с водой (банка грязная, вода - мутная). Обрывки таблеточных упаковок разбросаны на тумбочке и на полу... Меня оторопь берёт от увиденного - от этой ужасной беспомощности, от заброшенности старого больного человека, от его бесчувственности, от детской доверчивости. Осторожно пытаюсь спрашивать, есть ли у хозяйки родные и вдруг узнаю нечто, ещё более поразительное: у бабушки есть две дочери, и одну из дочерей я хорошо знаю, мы вместе работали на радиозаводе, а теперь она занята частным бизнесом. Совсем недавно я встретил эту женщину - она выглядела очень бодро, хвасталась своим бизнесом и доходами, сама водила "иномарку". Да полноте, ужели это так? Нет, всё точно. Внешнее сходство есть. Кроме того, бабушка называет имя и фамилию моей знакомой, хорошо мне известную. И сразу, без всякого перехода просит купить её продуктов. Сама она уже третий день ест один хлеб и пьёт некипячённую воду из-под крана. И денег у неё нет - позавчера к ней приехала на такси внучка, попросила срочно денег, взяла пятьсот рублей и с ними умотала. С концами.

- Наркоманка, что ли? - спрашиваю.

- Чего?

- Я говорю, зачем вы деньги ей отдали?

Бабушка жалко оправдывается, а я ругаю себя за эти нелепые вопросы. Всё тут ясно и без расспросов: старого беспомощного человека бросили. Мало того, отбирают последние деньги - внучка специально приехала в день выдачи пенсии. Взяла у бабки деньги, купила четыре дозы наркотика по сто рублей за дозу (такса всегда одна и та же, меняется лишь вес), а пятую сотню отдала таксисту. Когда у них ломка бывает, я слыхал, они мать родную зарежут и всё что хочешь в рот возьмут (уж простите, за такую подробность). Чего уж говорить про выжившую из ума старуху, которой всё равно скоро помирать. Я сижу на единственном стуле, а бабушка по-прежнему сидит на своей неприбранной кровати и даже не стыдится своей расхристанности. А на мне - белая рубашка, галстук, в голове - правильные мысли. Но всё летит к чёрту. Какие могут тут могут быть мысли? О чём можно думать в такой комнате? И к чему я должен призывать людей, бросающих своих матерей, обрекающих на голод и медленную смерть стариков - родных стариков!

- Давайте, я вам хоть лампочку вкручу, - предлагаю.

- Не нужно. Тут электрика надобно.

Присматриваюсь (а потолки высокие, метра три с половиной), точно - электрический шнур оборван, а потом связан узлом, патрона вовсе нет. Лампочку вкручивать некуда. Позже выясняется: течёт смеситель на кухне и не работает слив в унитазе. Но самое плохое то, что бабушка почти не ходит. Только от кровати и до двери, с преогромным трудом. Поэтому и хлеб на тумбочке. Поэтому неубранные крошки. Поэтому грязные окна и затравленный взгляд голодного одинокого полусумасшедшего человека.

- Ну а соцзащита вам как-то помогает? Совет ветеранов есть у вас. Я вашего председателя знаю.

Бабушка вяло отмахивается. Да и не нужны мне её ответы, и так всё ясно. Никто. Ничего. Палец о палец.

Я вытаскиваю блокнот, записываю адрес, имя и фамилию, а ещё записываю телефон дочери. Надо будет позвонить. И ещё - нужно купить бабушке хлеба, печенья, молока. Это сделать не трудно - магазин - вот он, рядом, в пятидесяти метрах. Гораздо хуже другое - не поможет ей моё молоко.

Прощаясь с бабушкой, замечаю другую комнату - чистую, опрятную, с мытыми полами и прозрачными окнами. Я не верю своим глазам.

- А здесь кто?

- Квартиранты. Пустила двоих, муж и жена. На работе они.

- Что ж они вам окна не помоют?

- Чего?

- До свиданья, говорю. Пора идти.

Уже в дверях обещаю позвонить дочери, а также сообщить в совет ветеранов и в управление соцзащиты. Бабушка испуганно кивает. Она стоит, полусогнувшись у двери, держась одной рукой за стену, и ждёт, когда я уйду. Только одно ей и нужно - добраться до постели, упасть на спину и лежать с закрытыми глазами, ничего не видеть и не чувствовать.

Купив бабушке продуктов, я ухожу из этого дома, вообще бросаю улицу Банзарова - проклятую улицу, богом забытую улицу, на которой живут такие вот старики, по которой ливнем бежит канализация и ходят подростки со стеклянными глазами, которую травит своими выбросами расположенный неподалёку "Масложиркомбинат" - тот самый, на котором бабушка проработала всю свою жизнь.

Контакт с автором: lit@irnet.ru

Число просмотров текста: 5654; в день: 1.23

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 11 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

1