Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Проза
Кольер (Коллиер) Джон
Гадкий утенок

Два молодых человека, один богатый, другой бедный, однажды разговорились по душам.

- Послушай, Поль, - сказал богатый бедному, - почему бы в самом деле тебе не жениться на моей сестре?

- Странная мысль, - удивился Поль. - Ты же знаешь, я весь в долгах.

- Я не расчетлив, - возразил другу Генри Веномри, - и предпочитаю, чтобы моя сестра вышла замуж за приличного, порядочного и достойного человека вроде тебя, а не за какого-нибудь богатого, растленного негодяя, циника и пресыщенного подонка.

- Да, пресыщенным меня никак не назовешь, - улыбнулся Поль. - Но ведь, будучи в Бостоне, я не имел счастья познакомиться с твоей семьей.

- Я очень люблю сестренку, - вздохнул Генри.

- Еще бы! Когда ты был маленьким, она наверняка по-матерински ухаживала за тобой. Могу себе представить, маленькая мама!

- Нет, нет, сестра на десять лет моложе меня. Ей всего-то двадцать восемь.

- Ага! Стало быть, в наследство она вступила во времена кризиса.

- По счастью, ее капитал вложен в надежное дело и дает сорок тысяч годового дохода.

- Все это прекрасно, Генри, но ведь мы с тобой светские люди и превыше всего ценим свободу. Я, конечно, люблю детей, но...

- Помилуй, иметь детей вовсе не обязательно; это уж ты сам решай.

- У тебя, Генри, должно быть, обворожительная сестра. Расскажи мне про нее подробнее. Она, наверно, очень маленькая, да? Совсем крошка? - И Поль вытянул руку на высоте тридцати дюймов от пола.

- Крошка?! Я бы этого не сказал.

- То есть?

- Только не подумай, мой милый, что рост у нее шесть футов четыре дюйма, - успокоил друга Генри.

- А сколько? Шесть футов три дюйма?

- С половиной. Кроме того, скажу тебе по секрету, сестра довольно полная женщина. Я бы даже сказал, толстая. И очень.

- Подумать только! Но характер у нее, надеюсь, хороший?

- Ангельский. Видел бы ты, как она нянчит своих кукол.

- Прости за нескромный вопрос. Генри, она случайно не умственно отсталая?

- Как тебе сказать... Читает и пишет она превосходно.

- Замечательно! Стало быть, когда я буду в отъезде, мы сможем переписываться.

- Разумеется. Знаменитым боксерам, во всяком случае, сестра пишет необычайно живые письма, хотя, откровенно говоря, орфография у нее хромает.

- Любовь к знаменитостям, насколько я понимаю, предполагает натуру страстную?

- Да, сестра привязчива. Судя по тем письмам, что попадаются нам в руки, из нее получится преданная жена. Однако у моих родителей, к сожалению, устаревшие представления о жизни, а боксеры - трусливые твари. Я же хочу, чтобы у сестры был хороший муж.

- А пока, если я тебя правильно понял, она чиста, как первый снег. Восхитительно!

- В детстве она была замкнутой, тихой девочкой, однако есть в ней какая-то необузданность, которая и вызывает у меня опасения. А вдруг один из боксеров все-таки ответит на ее пылкие чувства?! Такой ведь и обидеть может.

- А я бы, - воскликнул Поль, - писал ей любовные письма и по старинному обычаю кланялся при встрече! М-да... Откровенно говоря, я боюсь только одного: как бы не обидеть ее, не причинить ей боль своей черствостью, равнодушием.

- Ну, Поль, это уж твоя забота, а не моя. Главное, не робей. Помни: смелость города берет!

- Ты прав, Генри. Что ж, позволь мне, по крайней мере, отправиться с тобой в Бостон и познакомиться с твоей сестрой.

- К сожалению, тебе придется поехать без меня. Разве ты забыл, через неделю я уезжаю в Европу. Впрочем - я дам тебе с собой рекомендательное письмо.

Когда все было решено, Поль простился с другом и, в задумчивости походив по улицам, решил навестить Ольгу.

- Милая Ольга, - сказал ей Поль, - я пришел сообщить тебе совершенно сногсшибательную новость. Отныне я богат.

- Признавайся, она красива?

- Вроде бы не очень. Я ее еще не видел, но рост у нее - шесть футов три дюйма. К тому же она очень толстая.

- Бедный Поль! В таком случае у нее почти наверняка растут на лице волосы. Что с тобой будет?

- Я слышал также, что она немного туповата.

- Туповата?! Что же тогда будет со мной?

- Зато у нее, милая Ольга, годовой доход - сорок тысяч.

- Имей в виду, Поль, если женщина ревнует, она способна на все. А я, кажется, начинаю ревновать.

- Но, согласись, Ольга, сорок тысяч нам с тобой не помешают.

- Да, и все-таки...

- А что все-таки, милая Ольга? Где же еще взять сорок тысяч?

- Ты меня уговорил, Поль. Скажи, я правильно поняла, у твоей гигантской невесты умственное развитие девятилетней девочки? Или двенадцатилетней?

- По словам Генри, даже семилетней. Она до неприличия невинна. Пишет письма боксерам и играет в куклы.

- Правда? Странно. Играть в куклы, по-моему, очень скучно. Послушай, Поль, а к чему вообще такая спешка? Я ведь еще не продала браслет, который ты нашел в Палм-Бич. На него мы смогли бы прожить несколько недель. Напоследок.

- А я, признаться, собирался преподнести этот браслет невесте - обожаю, знаешь ли, делать дорогие подарки. Впрочем, не важно. Может, что-нибудь еще подвернется. Я ведь люблю тебя, Ольга.

- А раз любишь, обещай, что раньше, чем через месяц, в Бостон не поедешь. Знаешь, я решила коротко постричься. Я сейчас очень занята, поэтому встречаться мы будем только по воскресеньям, зато у тебя будет время проститься с холостой жизнью.

- Хорошо, Ольга, так и поступим.

Сказано-сделано. Ровно через месяц Ольга проводила своего возлюбленного в Бостон, и Поль был потрясен тем, как превосходно она держалась.

По прибытии в Бостон Поль с рекомендательным письмом явился в дом своего друга и был обласкан старой миссис Веномри.

- Вы все еще холостяк? - с участием спросила его хозяйка дома.

- Дело в том, - ответил Поль, - что я просто не могу заставить себя взять в жены современную девицу. Эти лохмы, плоская грудь, цинизм, многоопытность! Куда, скажите на милость, девались пышные формы, невинность, задушевность - все то, что отличало невест в прошлом?! Впрочем, заговорил я об этом лишь потому...

- В таком случае вам бы наверняка понравилась наша Этель. Это девушка в вашем вкусе: высокая, полная, пышет здоровьем. А какая нежная, какая трогательная! Вам просто необходимо с ней познакомиться. С ней и с ее женихом. Может, вы придете на свадьбу?

- Для меня это была бы большая честь, но, к сожалению, я вынужден в самое ближайшее время возвратиться в Нью-Йорк.

Вернувшись, Поль немедленно отправился к Ольге, но квартира ее была заперта. Девушка уехала, не оставив адреса, - Поль, как вы догадываетесь, искал ее по всему городу, но, увы, безуспешно.

Вскоре он прочел в газете объявление о свадьбе мисс Веномри и некоего мистера Колфакса. Молодожены, говорилось в газете, в настоящий момент находятся на пути в Нью-Йорк и остановятся в "Ритц-Карл-тоне".

"Зайду в отель и взгляну на невесту, - решил Поль. - Быть может, ее физические недостатки не стоят все же сорока тысяч в год".

Поль приехал в "Ритц-Карлтон", сел в холле и вскоре увидел, как из лифта вышла счастливая невеста-громадное, бесформенное существо.

"Вот что значит жить естественной жизнью! Есть, по крайней мере, возможность сохранить свое лицо", - подумал Поль и стал искать глазами жениха. Тут его взгляду предстало живое личико, выглядывающее из-за бедра слоноподобной Этель.

"Вероятно, это и есть жених, - решил Поль. - Какая у него благородная, располагающая к себе внешность! Где-то, впрочем, я его уже видел... "Дабы в этом удостовериться, Поль подошел поближе и, к вящему своему изумлению, обнаружил, что жених - это не кто иной, как Ольга, его обожаемая Ольга, только переодетая в мужскую одежду.

- Моя дорогая Ольга, - не медля ни минуты, обратился к своей возлюбленной Поль, - здорово же ты меня провела. Скажи, а что думает обо всем этом твоя soit-disant {Так называемая (фр.)} невеста?

- Мой дорогой Поль, - отвечала ему Ольга, - ты же прекрасно понимаешь, зачем я на это пошла.

- Боюсь, как бы не было скандала. Ты себе даже не представляешь, на что способны злые языки.

- Ты недооцениваешь невинность моей жены, которая, как выяснилось, и в самом деле играет в куклы. Кроме того, согласись, Поль, в роли жениха я даю меньше оснований для ревности, чем давал бы ты. Знаешь что? Иди ко мне в секретари.

Бедному Полю ничего не оставалось как принять это предложение, и некоторое время он вполне сносно выполнял свои обязанности. По счастью, Генри Веномри из Европы не возвращался.

Однажды после званого обеда в доме Колфаксов, когда исполинская молодая жена отправилась на покой, несколько мужчин, в том числе элегантный мистер Колфакс и его секретарь, сидели в гостиной, курили и беседовали о женщинах, чему самозваный мистер Колфакс, в отличие от своего секретаря, был несказанно рад. Разговор заЪаел о женском обаянии.

- Моя жена, к чему скрывать, - существо на редкость простодушное, - заявил прелестный обманщик. - Вместе с тем под ее naivete {Наивностью (фр.).} - я это чувствую, более того, я в этом убежден, хотя доказательствами не располагаю, - скрывается незаурядная личность. Что вы на это скажете, господа?

- Все очень просто, мой дорогой Колфакс, - ответил именитый доктор. - Обворожительное простодушие вашей, с позволения сказать, супруги, а также ее несколько... мужеподобный облик вызваны незначительным эндокринным нарушением, которое - если, разумеется, вы этого хотите - легко устранимо. Что собой представляет миссис Колфакс на самом деле, сказать сейчас совершенно невозможно.

- Любопытно, очень любопытно... - задумчиво произнес юный самозванец, заинтересованный словами доктора.

- Поверьте, она может оказаться худенькой живой девушкой, порхающей, словно бабочка, - предположил почтенный эскулап.

- Это ведь все равно что вырезать у кита серую амбру, - заметил также принимавший участие в беседе известный путешественник.

- Или вскрывать захоронения эпохи неолита, - подхватил выдающийся археолог.

- Или раздевать эскимоску на Рождество, - сострил знаменитый сердцеед.

- Результаты могут быть самые неожиданные, - с дрожью в голосе заметил Поль, которого одолевало тягостное предчувствие.

Но на его слова никто из присутствующих не обратил ни малейшего внимания - все были необычайно увлечены предстоящим экспериментом.

- Привозите жену в Париж, - предложил доктор. - Там у меня есть небольшая клиника и все необходимое для операции.

- Мы выезжаем немедленно! - воскликнул юный самозванец. - Вы же, Поль, останетесь здесь и в наше отсутствие займетесь неотложными делами.

Итак, Поль вынужден был остаться в Бостоне, а Этель с супругом, в сопровождении доктора, а также путешественника, археолога и, естественно, сердцееда, отправилась первым же пароходом в Европу.

"Мой дорогой Поль, результаты нашего эксперимента, уверена, удивят, а может, и немного расстроят тебя, хотя ты же всегда верил в высшую справедливость. В результате лечения Этель похудела на целых сто фунтов и превратилась в стройного, энергичного, остроумного и очень красивого молодого человека. "Какой абсурд, что меня столько лет называли Этель!" - пожаловался он мне, узнав о происшедшей с ним метаморфозе. "А по-твоему, не абсурд, что меня называют твоим мужем?!"- тут же возразила ему я. Короче говоря, тайное в конце концов стало явным, и тут уж ничего не поделаешь.

Мой рассказ он выслушал совершенно спокойно и с улыбкой сказал: "Что ж, сделанного не воротишь". Я же, со своей стороны, поклялась, что больше никогда не стану его обманывать.

Чтобы избежать сплетен, мы решили остаться в Европе - история ведь, сам понимаешь, получилась совершенно анекдотическая. Впрочем, мой милый Поль, окажись на моем месте ты, ситуация была бы еще более анекдотической. А точнее, трагической.

Твоя Ольга".

Перевод Ливергант А. , 1991 г.

Число просмотров текста: 837; в день: 0.76

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0