Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Детективы
Кукаркин Евгений
Будни после праздника

Вчера был праздник Святого Валентина, попечителя всех влюбленных, а так же хранителя надежд, во всех тюрьмах, лагерях и закрытых сумасшедших домов, тех кого охраняют и тех, кто охраняет. Это праздник для надсмотрщиков, надзирателей, обитателей камер и палат, конечно, всей многочисленной охраны закрытых заведений. Вчера пили все, солдаты, офицеры, прапоры, врачи, кое что досталось и заключенным.

Ко мне приехал сын. Нет, он живет недалеко, в этом же городе. У него семья и уже лет пять мы живем отдельно. В этот праздник в мою одинокую квартиру обычно никто больше не приходит. Мы с сыном распиваем бутылочку коньяку и позже расстаемся еще на один год, до следующего праздника...

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

Сегодня с утра поганая погода. Мелкий дождик со снегом не растекается по ткани плаща, а бусинками и осколками мелкого льда, застревает на его поверхности. Я вхожу в вестибюль и, предъявив охраннику Гоше свой пропуск, отряхиваюсь.

- Все в порядке? - спрашиваю его.

- Да, Владимир Владимирович. Ночь прошла спокойно.

Спокойно, это значит то, что дежурный врач и весь персонал дрых как сурки и их никто не дергал и не вызывал по тревоге. Я на грузовом лифте поднимаюсь на третий этаж и на площадке упираюсь в решетку дверей. На звонок появляется сонная рожа сержанта Сомова.

- Доброе утро, доктор? Я сейчас.

Гремят запоры и первая дверь выводит меня в "предбанник". Слева, стеклянная стенка, за которой обычно сидит охрана. Прямо, вторая решетчатая дверь в отделение. Сомов добросовестно закрывает первую дверь и отпирает вторую.

- Проходите.

Два санитара, в препараторской, дулись в карты и, увидев меня, сразу умчались в коридор. Захожу к себе в кабинет, снимаю плащ и, натянув белый халат, сажусь за стол. Сегодня поступил новый пациент, на столе, заботливой рукой Галины Сергеевны, аккуратно приготовлена толстая папка. Под большими буквами ДЕЛО красивым почерком написано "Королева Татьяна Александровна". На первой странице, постановление прокуратуры о проверке психического состояния пациентки.

Их у меня всего 12. Это женщины совершили тяжкие преступления и теперь, после многочисленных исследований, дожидаются моего окончательного решения.

После завтрака все отделение замирает, это время приговора: кого оставить на доследование, кого отправить в психушку, а кого отправить обратно в тюрьму, отвечать за состав преступления.

Первой, я вызываю Гоглидзе Изиду Давыдовну. Женщине 35 лет, полноватая с густыми черными волосами, заброшенными за плечи. Ее накрашенные тонкие губы вздрагивают от нервного напряжения, а пальцы теребят халат и чуть дрожат.

- Здравствуйте, Владимир Владимирович, - заискивающе говорит она.

- Садитесь, Изида Давыдовна.

За моей спиной появляется, как тень, моя правая рука, Галина Сергеевна и равнодушно глядит на пациентку. Та садиться на кончик стула и пытается замереть.

- Ваше пребывание у нас закончено.

Ее пальцы впиваются в халат и белеют от напряжения.

- Вы здоровы, вас отправляют на доследование в следственный отдел.

- Нет, нет, - кричит она, - я больна, доктор. Я больна.

Слезы ручьем выбрасываются из ее черных глаз.

- Боже, как я больна, - уже тише говорит она.

Изида, не выдержав издевательств дома, ночью зарезала свекровь, свекра и их придурковатого сына. Она страшно боится тюрьмы, тех, кто там ее окружает и считает, что психушка ее спасет.

Галина Сергеевна зовет санитаров, те подхватывают вялое тело женщины, выводят ее из кабинета.

Следующая, с улыбкой на молодом симпатичном лице, входит девушка лет 18.

- Привет,- без тени смущения говорит она и тут же плюхается на стул.- Что новенького, доктор?

Ее ноги сами по себе заголяются и она одну закидывает на другую. Галина Сергеевна укоризненно смотрит на нее, но видя, что я не придаю значения, замирает опять.

- Была бы у вас сигаретка, док, хоть понаслаждалась бы, а то вот все мучаюсь. У Муськи последнюю вчера стрельнула, теперь не знаю у кого еще можно стащить.

Мартова Валентина Мироновна, в деле сказано, что облила кислотой свою подружку, за то, что та пошла гулять с ее парнем. Подружка в страшных муках скончалась. Эта понимает, что здорова и готова понести свой тяжкий крест ответственности.

- Вы здоровы, Валентина Мироновна.

- Как вы мне все надоели. Я сама знаю, что здорова. Побыстрей бы суд, да отсидеть свои семь, восемь лет и все...

- Вас сегодня увезут от сюда...

- Давно пора, а то совсем без курева...

Теперь вызываю Муську, у которой стреляла сигареты Мартова. Самый сложный у меня пациент.

Красивое тонкое лицо с коротко стриженными волосами, цвета спелой пшеницы. Глаза стальные. У этого красивого лица тренированное тело. Бывший агент КГБ Мария Григорьевна Ковач, не смотря на свой молодой возраст, уже побывала в Анголе, Афганестане и других местах. Для нее убить человека, что плюнуть в угол. Темной ночью двое бандитов набросились в переулке на одинокую симпатичную женщину. Она даже не подумала, хоть кого-нибудь из них оставить в живых, убила всех. Может быть все этим и закончилось, но на беду Марии недалеко оказался наряд милиции на машине, который решил задержать ее. И как результат, сержант милиции скончался от милых ручек этой дамы, а лейтенант от страха выпустил очередь из автомата и задел..., сумел попасть в ногу. Муську лечили, скандал КГБ не удалось затушить и после предварительного следствия, ее отправили ко мне на экспертизу.

Честно говоря, я ее сам боюсь и все удивляюсь, как она не передушит здесь весь персонал отделения. Сегодня я, по срокам, должен дать на нее заключение, но что то сдерживает меня.

- Владимир Владимирович, - голосом нежного котика воркует Муська,- скоро там решите обо мне.

- А что, Мария, разве тебе плохо у нас?

- Надоело все, - голос ее резко поменялся.

- Потерпи немного.

- Неужели обо мне забыли эти поганые комитетчики?

- Не думаю. У меня к тебе несколько вопросов?

- Как мне эти ваши вопросики..., - она проводит ребром ладони по горлу, - Ладно, задавайте.

- Мария Григорьевна, сколько вы всего убили людей?

- Не помню. Может двадцать, может тридцать, а может и больше.

- А своего первого помните?

- Помню. Еще на курсах нужно было расстрелять предателей. Мне достался такой как вы, седенький весь, умненький. Я ему точно между глаз дырочку сделала.

- И никаких потом кошмаров или мучений?

- А какие должны быть кошмары. Предателя же убила.

- Когда-нибудь ваши жертвы вам снились?

- Не помню. Вообще то было раз... Попался молоденький такой... красавчик. Мне так он жутко нравился. Ласковый, лизаться любил, иногда в пастели такие вещи выкидывал, что до сих пор вспомню...

- Зачем же вы его убили?

- Так приказ был.

- Хорошо, идите, Марина Григорьевна.

- А как же заключение? Я уже здесь больше положенного времени.

- В следующий раз.

Красивая женщина неторопливо уходит. Галина Сергеевна теперь оживает.

- Да она же больная, Владимир Владимирович. Это же механизм, а не женщина. Ни детей, ни мужа, ни семьи, ни нервов, ей же ничего не надо.

- Она здорова. Механизм пока работает исправно.

- Так передайте ее в изолятор?

- Я здесь работаю давно, Галина Сергеевна и знаю, что такие люди как она, до суда не дойдут.

- Их... убьют?

- Обычно они исчезают... А что с ними потом, мне никто не докладывал. Кто у нас там следующий?

- Никифорова...

- Давай ее сюда.

Это пожилая женщина, больна. У меня уже готово заключение. Ее поймали, когда она ела человечину. Ее застали, когда она... отварила ляжку и ножичком снимала пласты мяса с кости. В ее холодильнике, в полиэтиленовых пакетах еще находилась половина нижней части неизвестной женщины. Милиция так и не узнала, кого она убила. Говорит, увидела на улице пьяненькую молодую бабенку, пригласила к себе выпить и зарезала. Пришел навестить свою родственницу деверь и застукал на месте.

Никифорова спокойно садиться напротив меня.

- Ольга Викторовна, здравствуйте.

- Здравствуйте.

Ее лицо испещрено многочисленными морщинами и... спокойно.

- Ольга Викторовна, вы в прошлый раз сказали мне, что это не первая ваша жертва и была еще...

- Была...

- Вы тогда голодали?

- Голодала. Давно это было, еще в войну.

Голос спокойный и равнодушный.

- Но сейчас, у вас была пенсия, деньги...

- Так ведь все сыну...

Этот пункт у меня в голове не укладывается. Но она уже раньше мне говорила, что вкус сладковатого мяса человека преследовал ее с того случая.

- Так вы специально голодали, чтобы попробовать еще...?

- Был грех...

- Мы сегодня с вами, Ольга Викторовна, расстаемся. Я вас отправляю на лечение.

Интересно, кто и что ей поможет. Психушка за хорошее поведение через пол года выкинет из своих стен и может быть новая жертва попадет ей на жаркое.

- Вам видней, доктор.

Наконец приводят новенькую. Она нервничает и это видно только по глазам.

- Здравствуйте, Татьяна Александровна.

- Здравствуйте.

- Я начальник женского отделения психологической экспертизы. Можете меня звать, Владимир Владимирович.

- Хорошо.

- Раз мы с вами познакомились, то я хотел бы задать вам несколько вопросов.

- Зачем, доктор? В моем деле все записано.

- Нет не все. Вы следователям вразумительно не объяснили, что вас толкнуло на эти убийства.

- По-моему, я ничего не утаила.

- Скажите мне честно, ваши жертвы были знакомы друг с другом?

- Нет, - быстро ответила она.

Глаза ее беспокойно метнулись.

- Врете. Они знали друг друга.

Уже два года в разных городах России начались непонятные случаи убийства молодых людей. Жертву находили без одежды и... головы, ее отрезали и, раздвинув ноги, прижимали губами к гениталиям. Так было убито четыре человека. Милиции удалось поймать вот эту милую женщину, работающую патологоанатомом в морге... Жизнь выкидывает иногда, удивительные перлы.

- Нет.

- Но не первого же попавшегося мужчину вы убивали?

- Я с ними знакомилась и потом, когда был удобный случай... расправлялась.

Вот что значит патологоанатом, так спокойненько заявить, "расправлялась", еще может говорить и вспоминать об этом.

- Хорошо. Поверьте мне, Татьяна Александровна, я на своей работе видел десятки больных, здоровых, лгунов, правдивых и редко, когда мое внутреннее чутье меня подводило.

- У меня тоже было так.

- Идите в палату, Татьяна Александровна.

- Что у нас еще на сегодня? - спрашиваю Галину Сергеевну.

- Остальные на обследовании. Я еще хотела вам напомнить, в 12 вас вызывает главный.

- Это еще зачем?

- Секретарша не сказала.

Я взглянул на часы. Осталось сорок минут.

- Пока я поизучаю дело Королевой...

Галина Сергеевна тихо уходит.

Главный не один, с ним полковник. Я его знаю, не раз встречались по работе. Это куратор с Большого дома.

- Здравствуй, Владимир Владимирович, - он протягивает руку.

Улыбка до ушей, ладошка мягкая, теплая.

- Здравствуйте, товарищ полковник.

- Полковника интересует ваша подопечная, - говорит главный, - Мария Григорьевна Ковач.

Так и есть. Недаром я ее задержал.

- Чего это вдруг так? В следствие не вмешивались, а тут вдруг заинтересовались.

- Она шизик? - спрашивает полковник.

- Здорова как бык, то есть... лошадь.

Полковник облегченно вздыхает.

- Нам надо, что бы вы отдали ее нам.

- Полковник, вы знаете что я всегда работаю так, чтобы под меня нельзя было подкопаться. Что вы хотите, выбирайте. Устройте ей побег или после передачи в псих больницу, через неделю выпустите как вылечившуюся, но только не надо пользоваться моими руками.

- Вы все такой же, Владимир Владимирович. Договоримся так. Направление выпишите на Иркутскую спец больницу номер 24 и через три дня выдайте нам ее для транспортировки. С прокурором мы договорились. Мария Ковач лечиться от шизо.

- Бери, бери. Через годика два, если ее не убьют, она опять очутиться у нас.

- Что-нибудь нашел?

- Да. Стоит механизму сломаться и конец.

- Какому механизму?

Вот черт, сказал слова Галины Сергеевны.

- Понимай это так. Если она серьезно заболеет или ее покорежит, то последствия могут быть плачевные. Она начнет сомневаться...

- Сейчас она не сомневается?

- Нет.

- Тогда моя миссия закончилась. Мы ее забираем.

Полковник прощается с нами и уходит.

- Я тебе тут еще одну заботу на голову хочу свалить, - говорит мне главный.

- Это входит в твои обязанности, делать пакости своим подчиненным.

Главный хохочет и, склонившись к селектору, просит.

- Попросите зайти доктора Хохлова.

В кабинет входит молодой парень с зализанной прической и большими ушами, торчащими по бокам.

- Вот, Владимир Владимирович, хочу дать тебе практиканта, доктора Хохлова Игоря Васильевича. Хочет написать диссертацию, пусть три года пособирает материал в твоем отделении.

- Что у Мамалыгина или Кривцова мест в отделениях нет?

- Есть. Но парень сам хочет пойти на женское отделение.

- Ладно. Раз ты так решил, пусть идет.

- А ты как бы решил?

- Я против.

- Все ясно. Вот вам, доктор Хохлов, новый начальник.

Лопоухий доктор кивает мне головой.

Хохлов весь во внимании. Мы сидим в кабинете и я объясняю, что нужно делать.

- Игорь Васильевич, вот здесь дела больных.

Я показываю сейф в углу кабинета.

- Прежде чем приступить к экспертизе, внимательно изучите все материалы уголовного дела и только потом приступайте к исследованию. У вас не должно быть симпатии к пациенту, вы должны к нему подходить как судья. Ни одно дело, ни один листик из него, не должно выноситься от сюда. Замечу, вылетите как пробка с отделения. На сегодня у вас следующая работа. Вы проводите в моем присутствии медицинские исследования вновь поступившего пациента, а потом приступите к изучению дел.

- А зачем нам изучать дела? Не лучше ли дать экспертизу не читая их.

- Если хотите эту идею сделать как основу в вашей диссертации, то можете попробовать. Скажу вам одно. При опросе своих пациентов, вы все равно соберете материал, аналогичный делу, только победней. Изучение психологии человека без изучения первоисточников, вызывающих отклонение от нормы, не может быть основополагающим для медицинского заключения.

- Я понял. Кого мне сейчас осматривать?

- Королеву Татьяну Александровну.

Она сидит в одних трусиках перед нами, откинувшись на стул и с вызовом выставив курносые груди вперед. Хохлов молоточком проверяет ее рефлексы, царапает ей грудь, спину и руки, потом тщательно осматривает глаза. Королева насмешливо смотрит на него.

- Доктор, у меня все время дергаются руки...

- И давно?

- Только сейчас. Мне так хочется вас дернуть за уши.

Хохлов наливается красной краской.

- Гражданка, - срывается он фальцетом, - ведите себя прилично. Одевайтесь и садитесь ближе к столу.

Королева медленно набрасывает халат и садится перед ним. Хохлов подвигает стопку бумаги и начинает задавать вопросы.

- Сколько вам лет?

- 26.

- Кем работаете?

- Патологоанатомом.

- Ого. В детстве болели? Чем болели?

- Свинка, корь, скарлатина и ангина.

- В последний раз чем болели?

- ОРЗ.

- Попадали ли вы в аварию, болели менингитом или получали сотрясение мозга?

- Нет.

- Замечали ли вы за собой какие-нибудь странности?

Дурацкий вопрос, особенно в нашем заведении, интересно как она ему...

- Да, замечала. Мне всегда лопоухих хотелось подергать за уши.

Хохлов сдерживается.

- С кем вы живете?

- С мужиками.

- Я не про это. С семьей или одна?

- Не замужем, детей нет. Живу в однокомнатной квартире.

Хохлов начинает строчить свои наблюдения, наступила тишина.

- Татьяна Александровна,- прерываю молчание я,- к какой поликлинике вы прикреплены?

- К 27, - вздрагивает от неожиданности она.

- Вы там проходили медосмотр?

- Каждый год.

Пожалуй мне здесь больше делать нечего. Я отправляюсь в свой кабинет.

- Але, мне следователя Харитонова.

На той стороне линии тишина и рокочущий знакомый голос отвечает.

- Харитонов у аппарата.

- Миша, это я, Володя, из психушки.

- А, старая перечница, опять уму разуму учить будешь. Что ты еще нашел?

- Я по поводу Королевой Татьяны Александровны.

- У нас вроде по нему все. Дело закончено и после вас в суд.

- Миша, дело в том, что все погибшие знали друг друга.

- Это она тебе сказала?

- Нет. Это я догадался. У тебя ребята в разгоне?

- Конечно.

- Все равно, надо выяснить как они познакомились.

- Ну ты даешь? Если мы узнаем как они познакомились, дело примет совсем другой оборот. Мой ЗК это не любит и потом, если бы парни были из одного города, а то в разных четырех городах. Представляешь, сколько надо искать.

- Представляю. И для начала изыми из поликлиники 27 медицинскую карту Королевой.

На том конце провода ругань.

- ... Лучше бы я не подходил к телефону... У тебя есть какая то версия?

- Да. Здесь действовала месть.

- Ты думаешь, нам не приходило это в голову? Придется обо всем доложить ЗК. Ладно, я через два дня подброшу тебе медицинскую карту. Сначала сами посмотрим. Если что из нее вытащишь, сразу позвони.

- Хорошо, пока.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

На столе лежат два новых дела и медицинская карта Королевой, присланная добросовестным Харитоновым. Значит на освободившиеся места прислали еще двоих. Я читал медицинскую историю Королевой, пока не пришел Хохлов.

- Доброе утро, Владимир Владимирович.

- Доброе утро.

- С чего мне начинать сегодняшний день.

- Пока все время будете находиться при мне. Сейчас оформим заключение пациентам, которых надо отправлять от сюда.

Входит Галина Сергеевна с папками под мышкой.

- Владимир Владимирович, я приготовила бумаги.

- Все как я просил?

- Да.

Она передает мне документы из каждой папки, я расписываюсь в них и передаю, ерзающему от нетерпения Хохлову.

- Приглашайте сюда Ковач, - прошу я Галину Сергеевну.

Марина Григорьевна, очень спокойна. Она садиться на стул и аккуратно поправляет платье.

- Я по вызову поняла, доктор, что вы закончили со мной возиться?

- Да. Мы сделали заключение по просьбе ваших друзей.

Она усмехнулась.

- И что же они порекомендовали?

- Психушку в Иркутске.

Красивая головка на крепких плечах морщится в недоумении.

- Вы это серьезно?

- Нельзя же вас такую... симпатичную, пускать в суд.

- Хорошо, раз они это хотят, значит так надо. Мне можно идти собираться?

- Да.

- Не знаю почему, но вы, доктор, все время напоминаете мне того первого, кого я расстреляла в учебке.

- Тот был очень умный, а я нет.

- Может быть в этом и разница.

Она выходит с видом победителя.

- Ну и фрукт, - взрывается Галина Сергеевна.

- Я бы ее в карцер, - подхватывает Хохлов. - Простите, Владимир Владимирович, но разве можно давать заключение по рекомендации... друзей? Это же подсудное дело.

По-моему он дурак.

- Можно, если друзья занимаются интересами государства и используют наших пациентов в этих делах.

- ...Понял...

- Давайте следующего, Галина Сергеевна.

Это женщина превратила себя в патлатую старуху. Ей всего 25 лет. Она шаркающей походкой вошла в кабинет и застыла у входа.

- Садитесь, Ада Алексеевна.

Ада решила отомстить, разгульному по другим бабам, мужу и утопила двух своих малолетних детей в ванне.

- Мы вас сегодня выписываем, Ада Алексеевна.

До нее медленно доходит моя фраза.

- Да.

У нее легкое помешательство, теперь она вся в боге и ведет с ним бесконечные разговоры.

- Направляем вас больницу.

- Да, - безучастно вторит она.

- Пусть ее уведут, - прошу я Галину Сергеевну, - с ней бесполезно разговаривать.

- Кто следующий? - спрашивает она.

- Давай опять Королеву.

Настороженный блеск глаз, по-прежнему не сходит с ее лица. Она не глядит на других, ждет пакости только от меня.

- Я получил из поликлиники вашу медицинскую карточку, Татьяна Александровна.

- Рада за вас.

- Здесь есть запись гинеколога о наличии у вас швов...

- Что вы хотите? Что вы все время копаете?

- Это наша обязанность. Так откуда швы?

- Я ничего не скажу. Это не ваше дело. Следствие закончило свою работу, что вам еще надо?

- Хорошо. Я верну дело на дознание и отправлю вас в КПЗ обратно.

- Как хотите.

Губы сжались в большом упрямстве.

- Можете идти.

Она уходит.

- На нее готовить документы? - спрашивает Галина Сергеевна.

- Нет, не надо. Она еще придет ко мне поговорить и думаю, в ближайшее время. В КПЗ ей очень не хочется возвращаться. Давайте, новеньких.

Это совсем тоненькая девушка. Греческий овал лица и красноватый носик прикрывали не чесанные волосы.

- Вы кто?

- Клава.

- Полнее можно.

- Клавдия Михайловна Сиплая.

- Садись сюда, Клавдия Михайловна.

Сиплая лесбиянка. Два года она жила с одной девицей и случилось так, что та полюбила парня. Начались муки ревности. Клава преследовала свою бывшую подругу, умоляла вернуться и получила жесткий отпор. Тогда Сиплая наняла парней, они затащили жертву в лес и там изнасиловали. Клава была рядом, руководила всем актом, одновременно орошая слезами и поцелуями лицо несчастной. Когда парни ушли, она шарфом удавила девушку.

- Как вы себя чувствуйте?

- Нормально.

- Следователи пока отложили ваше дело, что бы вы прошли здесь медицинскую экспертизу.

Она кивает головой.

- Доктор Хохлов осмотрит вас. Прошу, доктор, отведите пациентку в перевязочную.

Хохлов живо встает, забирает бумаги и жестом руки приглашает Клаву.

- Пошли.

Когда они вышли, Галина Сергеевна брезгливо морщится.

- У меня такое впечатление, что мы еще намучаемся с доктором Хохловым.

- Это почему же?

- Он, по-моему, сам тронутый...

- Слишком жесткое заключение. У вас есть какие-нибудь факты.

- Да. В отделении все сейчас с ума сходят от обаятельной Королевой. Ее лучшей подругой стала Ковач и... доктор Хохлов.

- Расскажите, очень интересно.

- Ковач ходит за ней попятам и, раскрыв рот, слушает ее байки...

Странно, Ковач сильная, независимая личность и попасть под влияние патологоанатома... не вериться. Здесь что то не то, а впрочем, почему бы и нет. Пожалуй Королева способна повлиять на всех.

- ... Они даже в одной палате устроились, выгнав от туда тишайшую Аду Алексеевну. Доктор Хохлов туда же, как свободное время, так к Королевой и бежит...

Ну этот ясно почему, Королева имеет большой опыт с мужиками. В ее деле есть характеристика, данная ее руководителем: "Обладает невероятными способностями влиять на мужчин. Ей достаточно взгляда, чтобы определить какой подход надо применить к выбранному ей объекту..." Стоп, стоп...

- ... А та уже из него веревки вьет.

Кажется я начинаю прозревать. Этот блеск глаз... Нет, надо проверить.

- Хорошо, Галина Сергеевна. Продолжайте за ним наблюдать. Кажется у нас еще один новичок.

- Сейчас приведу.

Это не женщина, это бабище. Высотой под два метра, с огромным бугристым лицом, короткими толстенными руками и необъятным бюстом.

- Здравствуй.

- А....- вздрагивает она.

- Я говорю, здравствуй.

- Ага.

Она кивает головой.

- Садись.

Под ней стул ходит ходуном. Беру ее дело. Наталья Петровна Киреева, 20 лет, под руководством опытных подруг, занималась поборами и разбоем. Любила избивать свои жертвы. В последний раз перестаралась, две девушки были изувечены и раздавлены ей.

- Наталья Петровна, как вы чувствуете себя?

- Так... Хорошо.

- В тот день когда вы били девушек, вы как себя чувствовали?

- У меня были месячные, доктор...

- Понятно. А до этого случая?

- Не помню.

Надо запросить ее медицинские карты. Меня настораживает ее поведение. Точно такой же случай был восемь лет назад, за тупой маской садистского лица, был спрятан умнейший и хитрейший человек, со странными наклонностями.

- Вы где лечились?

- Э... От чего, доктор?

- Я хочу спросить, когда вы были последний раз в больнице?

- Четыре года назад, болела воспалением легких.

- И какая больница?

- Петровская.

- Хорошо, идите в палату, Наталья Петровна.

Противно скрепит стул, гигант боком выходит в дверь.

- Галина Сергеевна, запросите больницу, местную поликлинику, пусть вышлют медицинские карты.

- Через следственный отдел?

- Да, через них.

Королева пришла ко мне через два часа.

- К вам можно, Владимир Владимирович?

- Заходите, Татьяна Александровна.

- Владимир Владимирович, не отсылайте меня в КПЗ. Я вам все расскажу.

- Почему же ты следователям до конца все не рассказала?

- Да ну их. Их только техника интересует, как убила, как заманила. Один там такой, усатый, пытался копнуться, но слишком грубо и вульгарно. Сразу начал: "Тебя насиловали? Ты их знаешь?" Знаю, но ему об этом не сказала, противно с ним говорить было.

- Ты не боишься, что рассказав мне, я все равно дело пошлю на доследование?

- Не боюсь. Время на меня работает.

Тут что то не так.

- Давай рассказывай.

- Это было десять лет назад. Меня, как пионервожатую, послали в Артек. Я была очень общительна и со всеми ребятами запросто дружила. Пионервожатые, такие же ребята и девчата, присланные со всего Союза, составляли особый клан. Меня вечно окружало 6-7 мальчиков и я была счастлива властвовать над ними. Пришло время разъезжаться. Одному из этих парней пришла в голову идея изнасиловать меня. Он уговорил остальных ребят и однажды вечером, меня затащили в спорт зал, заткнули рот, сначала привязали к доске настольного тениса. Парни сменяли друг друга. Я была уже без памяти и сил. Кто то развязал руки и ноги и этим еще больше усилило их похоть. Теперь со мной делали все что хотели, у кого богаче была фантазия. Итак было до утра. А утром, заводила, сунул мне туда... кедровую шишку.

Не знаю кто отвез меня в больницу, но я там пролежала месяц. Следователи сначала активно взялись, а потом бросили мое дело.

- Почему?

- Парень, который это начал, был сыном одного из членов ЦК партии.

- Что же было дальше.

- Как только вылечили, приехала домой и поняла, что ненавижу мужиков до кончиков ногтей. Поступила в медицинский институт, выучилась, окончила и сама напросилась на работу в морг. Однажды, два года назад, привезли молодого человека, что то знакомое увидела в его лице и вспомнила, это был один из них. Теперь я издевалась над его телом, кромсала и резала, как капусту. Потом кое как сшила голову к остаткам туловища и одела в одежды. После этого жажда мести одолела меня. Стала собирать все сведения. Подняла архивы комсомола и фактически узнала про всех все, где живут, где работают.

Беспокойство вдруг охватило меня.

- Сколько их было, твоих мучителей?

- Семь человек

- Значит в живых осталось - двое?

- Да. Первым я убила того, что загнал мне шишку. Мы встретились в Москве на вечеринке. Он меня совсем не узнал. Я старалась во всю и сумела охмурить его сразу, он сам меня затащил на свою квартиру. У меня все болело и чесалось от его любви и поганых рук. Когда он задремал, я сходила на кухню, взяла нож и профессиональным взмахом руки отсекла голову. Потом перевернула его на спину, раздвинула ноги и сунула голову туда, с чего он начал меня обижать...

- Почему именно так?

- Конечно можно было и наоборот, - усмехается она, - но мне очень хотелось оторвать ему голову.

- Тоже было с другими?

- Да. Сценарий тот же. Завлекала, ублажала, убивала.

- Тебя посадят...

- Я знаю. Я знаю, что моя психика здорова. Но моя жизнь кончиться, когда последний подонок ляжет в сырую землю.

- Иди, Королева, я пока тебя не верну в КПЗ.

- Але, Харитонов, это я, Володя из психушки.

- Здорово, чертяка. Давай проспорим, я догадался, почему ты ко мне звонишь, ты нашел зацепку на Королеву.

- Спорить с тобой невозможно, но ты угадал.

- Переходи к нам в розыск, зачем ты там закисаешь.

- Хватит петь дифирамбы. Лучше помоги сделать доброе дело.

- Только не это. Нам по статусу нельзя делать добрых дел. Так что там у тебя?

- В районе Артека надо найти больницу, где десять лет назад лечилась Королева. Нужно найти ее больничную карту, если конечно она сохранилась. Где то там же, в районном отделе милиции зарыто дело Королевой.

- Ого. Я вижу, старик, ты много откопал. Недаром ЗК сказал, что с психушкой лучше жить в мире и отказывать ей нельзя.

- Я очень рад, за твоего умного ЗК.

- Володька, ты мне испортил такое хорошее дело. Мог бы послать ее в психушку и все бы поверили, что она больная, а теперь... Когда вернешь Королеву обратно?

- Когда документы добудешь.

- Хорошо. Придется нашим туда слетать. У тебя все, старик?

- Все.

- Тогда, пока.

Хохлова я застал смеющимся в палате у Королевой.

- Надеюсь не помешал?

- Нет, Владимир Владимирович.

- Вы обследовали Наталью?

- Нет. Она отказалась раздеваться.

- Вы что, санитаров не могли пригласить. Мне безрукие помощники не нужны.

Я повернулся и вышел.

Через час Хохлов принес все первоначальные данные о женщине- гиганте, гражданке Кирееве.

- Я хочу с вами поговорить, доктор Хохлов.

- Слушаю вас, Владимир Владимирович.

- В первый день, когда вы сюда пришли, я вам говорил, что мы, врачи, должны быть как судьи, беспристрастны к пациенту. Но я за вами замечаю другое. Как вы можете дать заключение своему больному, если заранее восхищаетесь им?

- Владимир Владимирович, но у меня своя точка зрения, чтобы понять пациента, надо войти к нему в душу, в доверие наконец.

- И как, вошли?

- Вхожу.

- Ради пробы, я разрешу вам этот эксперимент, но если он не выйдет, мы расстанемся.

- Почему вы так ко мне относитесь? Мы же занимаемся одним делом.

- Я это дело выстрадал, а вам еще надо страдать...

- Хорошо. Хорошо. Я все понял, Владимир Владимирович.

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

Я только вошел в свой кабинет, как раздался телефонный звонок.

- Володька, это ты?

- Я.

- Это Мишка Харитонов. Я внизу здесь у тебя. Ты, пожалуйста, отложи там все дела, подожди меня.

- Давай приходи, жду.

На Мишкином лице смешно выделялся клочок бороды клинышком. Он ввалился в кабинет и сразу заполнил все шумом и энергией размахиваемых рук.

- Ну и конура же у тебя, старик.

- Плохая?

- Больничная. Так и хочется раздеться.

- Только не надо сейчас.

- Успокойся, я не предоставлю тебе удовольствия царапать и ковырять мое тело. Я тебе сейчас лучше покажу другое.

Мишка расстегивает чемоданчик и вытаскивает несколько больших фотографий.

- Смотри.

На фотографиях с разных сторон снят безголовый труп голого мужчины. Его голова заткнута между раздвинутых ног.

- Это что, из дела Королевой?

- Нет, это нашли вчера...

- Что...?

- Да, старик, вчера. Ты это, того, Королеву никуда случайно не отпускал?

- С ума сошел. Здесь не было еще ни одного побега.

- Шучу, шучу. Я приехал к тебе, для дополнительного ее допроса и изъятия ее дела. Вот постановление о передаче дела опять в следственный отдел.

- Ее тоже забираете?

- Нет. Проводи экспертизу дальше. Всем же ясно, не она это сделала, а кто то другой.

- Вы в Артек ездили?

- Да наши покопались там. Ничего, старик утешительного, не могу сообщить. Во первых, все больничные архивы хранятся четыре года, а потом сжигаются. Во вторых, никакого дела в архивах прокуратуры и ГУВД ни там, ни здесь нет.

- Значит соврала?

- Нет. Там допросили одного пенсионера полковника. Он помнит, что действительно дело было, но потом из главного управления пришел на него запрос и все... исчезло.

- А в главном управлении?

- Следы затерялись. Десять лет прошло, сам понимаешь. Перерыли все архивы, ничего...

- Так позвать Королеву?

- Зови. Сам тоже можешь послушать.

Королева еще спала.

- Ей, Татьяна Александровна, вставайте.

- Ой, кто это? Это вы, Владимир Владимирович. Что-нибудь случилось?

- Случилось. Быстро приводи себя в порядок и ко мне в кабинет. Там приехали поговорить с тобой.

- Неужели...

Она закусила губу.

- Сейчас, иду. Вы идите, я оденусь.

В кабинете появилась Галина Сергеевна.

- Здравствуйте, - неуверенно сказала она, увидев Харитонова.

- Здравствуйте, Галина Сергеевна. Это товарищ из следственного отдела по делу Королевой. Я уже ее позвал, а к вам просьба, появиться доктор Хохлов, постарайтесь его сюда не пускать.

- Поняла.

Моя помощница исчезла. Через пять минут появилась Королева. Она действительно привела себя в порядок и выглядела свежей и уверенной.

- Я была уверена, что если по мою душу, именно вы приедете сюда, гражданин следователь.

- Здравствуйте, гражданка Королева. Садитесь. Действительно мы ни как не можем расстаться.

Королева грациозно садится и поправляет складки платья.

- Почему же вы были уверены, что сюда придет следователь? - спрашивает Харитонов.

- Интуиция.

- Это не материальный термин, не можете уточнить.

- Я метафизик, поэтому в нематериальной области мне общаться легче. Владимир Владимирович много беседовал со мной и кое где я ему выложила душу. Заметьте, душа тоже не материальна. Я даже была уверена, что Владимир Владимирович поделиться с нашими славными органами правопорядка по поводу моих душещипательных историй. И вот вы здесь. Правильно я говорю?

- Нет. Вчера убили человека и точно таким же способом как это делали вы.

- Да что вы говорите? А я такой день проспала здесь и ничего не знала.

Следователь бросил на стол фотографии. Она с жадностью схватила их и принялась рассматривать.

- Но здесь плохо видно лицо.

- У меня есть отдельный снимок головы.

Харитонов вытаскивает еще одну фотографию. Королева любуется снимком.

- Вам знаком этот человек?

- В первый раз вижу. Может от того, что у него рожа так съежилась, я не узнала, но фамилия то хоть есть? Может я по фамилии вспомню.

- Фамилия есть, документы были в кармане. Постников Валерий Семенович.

- Нет не знаю. Первый раз слышу.

- Владимир Владимирович говорит, что вы всех своих жертв встречали раньше. Это правда?

- Ну что вы. Мы же в психбольнице, а здесь такое наговоришь, наслушаешься. Не встречала ни кого, - резко переходит она. - Те мальчики, с которыми знакомилась, нравились мне, а я..., работа у меня такая, ножом всех мертвеньких резать, вот и здесь затмение зашло. Я их так же, чик и все.

- Владимир Владимирович, пока не находит у вас затмений.

- Я еще на обследовании, а доктор еще не дал заключения, поэтому высказывания Владимира Владимировича надо принять к сведению.

- Хорошо, можете идти.

Она также грациозно уходит.

- Ах, хороша, стерва. Умна, тонка. Ты не представляешь, сколько мучений я вынес, чтобы доказывать каждую пустяковину. Ведь и тебя не обидела и мне дала понять, что бы не лез, туда чего не знаешь.

- Я вспомнил, вспомнил одно ее высказывание. Она не могла определить своих мучителей, где, кто живет, установить полностью фамилию, отчество и покопалась в архивах комсомола, где нашла данные на всех пионервожатых лагеря Артек того периода.

- Что же ты не сказал мне об этом раньше, старик?

- Только сейчас, когда она опять отказалась от всего, я вспомнил об этом. И еще, на этих снимках не ее работа. Это грубая подделка под ее стиль.

- Как ты определил?

- Королева работает, если это можно назвать работой, виртуозно. Она там везде в пастели, в нормальной обстановке, а здесь... на траве, одежда грубо разорвана или разрезана. Первый срез по шее косой, только второй удар попал между позвонками. Королева бы этого не допустила. Она знала где надо отсекать...

- Ты прав. Я и не утверждаю, что это она, но тогда кто. Кто взялся выполнить работу за нее?

Вдруг мне в голову, как обухом стукнуло. Я же знаю, кто это.

- Не могу тебе сказать, - говорю Мише.

Действительно не могу.

- Гони мне ее дело. Я поеду к себе.

Только Харитонов исчез, я тут же схватился за телефон.

- Мне полковника Светлого.

- Кто его спрашивает?

- Скажите, что из экспертного отдела, Владимир Владимирович.

Там тишина, наконец тот же голос попросил.

- Оставьте ваш телефон. Вам позвонят.

Я диктую телефон и вешаю трубку.

- К вам можно?

Это доктор Хохлов.

- Заходите.

- Сегодня у нас выписки не будет?

- Нет.

- Я хочу поговорить с вами о нашей работе.

- Давайте.

- Я тут посмотрел, как идет обследование пациентов и подумал, что хорошо бы усовершенствовать работу...

- Я вас слушаю.

- Поставить компьютер и все данные о пациентах заносить туда, а нужную информацию доставать из городских центров.

- Идея компьютеризации не нова, но есть серьезные аргументы, что бы ее здесь не заводить. Во первых, секретность информации. До суда мы не имеем право ее разглашать и не дай бог, если кто то вытащит сведения из нашего банка данных. Во вторых, от куда нам в нужно собирать информацию на пациента? В основном из больниц, поликлиник, диспансеров, но там компьютеров нет. Мы еще не доросли до этого.

- Я не согласен...

В этот момент зазвонил телефон. Я схватил трубку.

- Это вы, Владимир Владимирович? Полковник Светлый на проводе.

- Извините, я сейчас.

Закрываю трубку рукой и прошу Хохлова.

- Выйди пожалуйста. У меня серьезный разговор.

Хохлов выскочил из кабинета.

- Товарищ полковник. У меня сегодня был следователь Харитонов. Он приехал по поводу одной нашей пациентки, Королевой.

- Чего-нибудь криминальное, но это не по нашей части.

- Я по поводу Ковач. Она на свободе и вчера убила человека...

Теперь стало тихо.

- Я приеду к вам сегодня в часик дня.

- Жду.

Хохлов опять в палате Королевой, там визг и смех. Кроме Хохлова, сидит Сиплая, Ковальская и Наталья Киреева. Когда я вошел, смех затих. Хохлов покрылся красной краской.

- Татьяна Александровна, зайдите ко мне в кабинет.

- Прямо сейчас, но мы же после завтрака еще не переварили пищу.

- Вы ее переварите у меня.

- Пардон, но мне надо в туалет.

- Тогда чего вы здесь сидите, там три толчка, они свободны. Не надо даже занимать очередь.

- Большое спасибо, а то об этом никто мне не сказал.

- К сожалению у вас плохие кавалеры и дамы, раз не могли предупредить вас. А ну марш от сюда по своим местам, - вдруг рявкаю я на остальных.

Всех как ветром сдуло. Первым вылетел Хохлов.

- Здорово, - комментирует Королева, - мне даже в туалет расхотелось.

- Идите за мной.

Мы рассаживаемся и Королева начинает первой.

- Я знаю, вы догадались обо всем.

- Да. Сейчас я много понял. Как вы умышленно просили меня остаться здесь, а сами тянули время. В то время вы готовы были сознаться во всем, но теперь, после убийства шестого, вам на все наплевать.

- Вы так думайте?

- Я не правильно выразился. Вам теперь все равно, выгоню я вас от сюда или нет, что я скажу следователю или какое напишу заключение.

- Это правильная формулировка. Пока не убит седьмой, я не получу удовлетворения.

- Его должна убить Ковач?

- Нет.

- Как вы же вы сумели убедить Ковач сделать такое мерзкое дело?

- Это же машина, которой надо точно исправить программу. Я постаралась это сделать.

Я вздрогнул. О машине говорила не только она.

- Кто же этот последний?

- Это я вам не скажу.

- Значит вашу месть вы оставили после окончания отсидки в тюрьме.

- Значит так.

Она не помешана. Все данные показывают, что она здорова. Этот маньяк на почве мести, точно убьет кого-нибудь, хоть через двадцать лет. Давать ей направление в психушку нельзя. Она выйдет от туда через год и свои убийства будет прикрывать справкой, что она сумасшедшая. Пусть лучше сидит.

- Зачем вам доктор Хохлов.

Она чуть не подпрыгнула от неожиданного перехода моих мыслей.

- Причем здесь Хохлов? Он мне не нужен.

- Татьяна Александровна, вы просто так ничего не делаете. Мне все же нужно разобраться, что вы теперь предпримете, какой сделаете очередной шаг.

- В этом отделении мне трудней всего говорить с вами и не потому, что вы здесь главный, опытный, старый, а потому что вы видите многое в другой плоскости. Я должна признаться, Владимир Владимирович, что несмотря на некоторую пикировку, я вас очень уважаю. Только что при разговоре со следователем, я поняла, что он блефует, ссылаясь во многом на вас. Да, вы кое что узнали от меня, даже передали эту информацию ему, но никогда не заявите до конца экспертизы, что я здорова. Признайтесь, у вас появляются сомнения по поводу моей психике?

- Я вас до сих пор считаю маньяком.

- А ведь справку об этом не дадите, верно?

- Верно.

- Я так и знала.

Королева ушла в себя.

- Татьяна Александровна, можете идти.

- А...? Ах да. Сейчас ухожу. У вас есть дети?

- Да, сын.

- Наверно трудно такому как вы, быть вместе с сыном? Вы же его унизите правильными словами.

- Он не жалуется.

- Это плохо, очень плохо, доктор, когда дети не идут со своими проблемами к родителям...

Она сказала последнюю фразу из полуоткрытой двери и тут же ее захлопнула. Интересные у нее переходы, а я что, разве не такой?

Полковник приехал не один. Он захватил с собой, неизвестного мне, капитана.

- Знакомься, Владимир Владимирович, капитан Тихонов. Так что у вас произошло?

Я начинаю рассказывать все, что узнал. Как появилась Королева, за какие преступления здесь, как познакомилась с Ковач.

- Так. Значит она сама призналась, что сумела уговорить Ковач на убийство?

- Да. Только она об этом не скажет ни вам, ни следствию.

- Это почему же?

- К сожалению, это очень умная женщина и мы как марионетки играем иногда перед ней разные роли, а она нами незаметно руководит.

- Пока не понял.

- То что она говорит мне, это делается с определенной целью. Только с какой я еще не понимаю.

- Зовите ее сюда. Мы ее расколем.

- Хорошо. Пусть будет по вашему.

Я вышел из кабинета и увидел Галину Сергеевну и Хохлова. Они о чем то активно разговаривали.

- Галина Сергеевна, вызовите Королеву в кабинет. К ней пришли из Большого Дома.

Вместе с ней пошел доктор Хохлов.

О чем говорил полковник Светлый и капитан с Королевой я не знаю. Татьяна Александровна вышла из моего кабинета через час с улыбкой на лице. Тут же появились офицеры и распрощались со мной.

- Вы неправы, Владимир Владимирович, все что нам надо, мы выяснили, - говорит мне полковник.

- Я просто могу высказать вам свое восхищение.

Интересно, какую лапшу на им уши вывалила моя пациентка.

ДЕВЯТЫЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

Я вошел в вестибюль и не увидел охраны. Странно, куда ушел милиционер. На моем этаже железная решетка двери на распашку и тут же меня охватило страшное предчувствие беды. Я вбегаю в дверь и тут же бросаюсь к комнатке охраны. На полу корчиться связанный охранник, рядом лежит доктор Хохлов. Развязываю охраннику рот.

- Что случилось?

- Бежали...

- Много?

- Не знаю.

- Как это случилось?

- Они пустили вперед вашего доктора. Я только открыл ему дверь, как эта громадина..., огромная такая женщина, оказалась передо мной и двинула мне, по-моему, в челюсть. Дальше я ничего не помню. Когда пришел в себя, рядом лежит ваш связанный доктор.

Теперь я снимаю повязку с лица Хохлова.

- Кто бежал?

- Сиплая, Королева и Киреева.

Я развязываю их и бегу по палатам, проверить все ли на месте, потом мчусь в свой кабинет. Быстро набираю номер Харитонова. Его нет на месте. Тогда набираю номер ЗК.

- Товарищ генерал, это Владимир Владимирович из психушки.

- А, старый знакомый. Чего так рано? Случилось что?

- Да. Бежали трое пациентов.

- Кто.

- Королева, Киреева, Сиплая.

- Так, так. А охрана что? Спала?

- Охрану скрутили.

- Сейчас я найду Харитонова, он к вам приедет.

Харитонов привез с собой целую машину милиционеров и собаку. Охранника в вестибюле, нашли связанным в туалете. Дежурный доктор и санитары спали и ничего не слышали. Милиция бегала по этажам и деловито составляла протоколы. Харитонов допрашивал доктора Хохлова при мне в кабинете.

- Почему вы так поздно выходили из отделения? - спросил Харитонов.

- Я заговорился с пациентами.

- С кем вы беседовали?

- Я сидел в палате с Ковальской, Киреевой, Сиплой и Королевой.

- Что потом произошло?

- Пора спать, сказала Королева. Я встал и пошел на выход. Потом зашел в кабинет к Владимир Владимировичу, сделал записи в журнале и направился к выходу. В коридоре встретил Кирееву. Я еще спросил ее, вы чего не спите? Она мне в ответ, сейчас курнет и пойдет в палату. У решетчатой двери крикнул охранника, он вышел открыл дверь и тут же толчок в спину отбросил меня на пол к второй решетке. Когда я развернулся, чтобы посмотреть, что произошло, то увидел, что охранник лежит на полу и не двигается, рядом стоит Киреева, а из-за ее спины видны Сиплая и Королева. Они меня связали, заткнули рот и сунули в комнатку охраны.

- Откуда здесь кабель?

- Они вырвали из комнаты охраны телефонные провода и скрутили нам руки.

- Ну что же, у меня все к вам. Можете идти.

Хохлов уходит.

- Ты веришь ему?- спрашиваю я Харитонова.

- Нет.

- Вот и я тоже.

- Королева сумела поймать его в свои сети и это бегство..., все было разработано ей. Хохлов впереди, сзади кувалда- Киреева. Не могу только понять, зачем прихватили с собой Сиплую?

- Наверно для того, чтобы можно было спрятаться. У лесбияночки видно в городе много знакомых.

- Как ты думаешь, Королева вышла, чтобы отомстить?

- Не сомневаюсь.

- Значит вы не нашли, кто седьмой?

- Нет. В архивах комсомола этих сведений уже нет. Как сообщили сотрудники архива, два года назад пришла молодая женщина с бумагой из райкома партии, где сказано, что гражданка Королева собирает данные об Артеке, хочет написать книгу. Там была просьба партийных органов, оказать содействие. Вот и оказали. Теперь никаких бумаг нет. Фамилии седьмого мы не знаем.

- Теперь жди...

- Придется.

В этот день мы хотели выписать пациента, но из-за следственных мероприятий не смогли. Милиция уехала. Я вызвал к себе доктора Хохлова и Галину Сергеевну.

- В связи с побегом пациентов и недостойным поведением доктора Хохлова, я должен последнего уволить из отделения.

- Но за что? - возмутился Хохлов.

- За пособничество к побегу.

- Но это неправда, меня тоже связали...

- Вы обо всем договорились с Королевой, в этом я уверен. Галина Сергеевна отберите у него халат и проводите вон. Если будет сопротивляться позовите санитаров.

- За что? Я буду жаловаться. Я ничего не сделал.

- Пошли, - двинула его в бок кулаком Галина Сергеевна.

Через пять минут она вернулась.

- Побежал к главному. Сейчас вам будет звонок.

И точно зазвонил телефон.

- Владимир Владимирович, это я. Привет, - рокотал голос главного. - Ты чего там самоуправствуешь? Доктора Хохлова выгнал.

- Он очень неважный доктор. Я подозреваю, что Хохлова беглянки уговорили остаться и помочь им.

- Но твое подозрение не обосновано фактами.

- Хотите фактов? Тогда ждите, когда поймают моих пациенток. Если я не прав, я извинюсь и перед вами, и перед ним. А пока в моем отделении его ноги больше не будет.

- Ладно, я с тобой потом поговорю.

Трубку бросили.

ОДИНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

В 12 часов в моем кабинете звонок.

- Здравствуйте, Владимир Владимирович. Это я.

- Королева?

- Узнали?

- Ты натворила что-нибудь?

- Не смогла.

- Ты его видела, нашла?

- Нашла, даже разговаривала и не смогла убить. Боже, как мне хотелось расправиться с ним. Потом подумала, а как же я в тюрьме сидеть буду. Стимула нет. Там же меня растопчут. Решила жить им, ждать, когда выпустят, а потом...

- Ты где?

- Я хочу вернуться. Примите меня, доктор.

- А где Киреева, Сиплая?

- Киреева тоже вернется. А Сиплая нет.

- Хорошо, приезжай. Я тебя жду.

Только повесил трубку, опять звонок.

- Владимир Владимирович?

- Да, я.

- Это капитан Тихонов. Помните мы еще к вам приходили с полковником Светлым?

- Помню.

- Я сейчас у главного, хочу зайти к вам.

- Сейчас я вам оформлю пропуск. Заходите.

Капитан сидит напротив меня и расспрашивает о побеге.

- Так она звонила?

- Да, только что.

- И никого не...?

- Говорит, никого. Даже хочет возвратиться сюда.

Капитан облегченно вздыхает.

- Я же у вас неслучайно. В своих архивах мы нашли одно неоконченное дело. Оно было заведено на гражданина..., впрочем, он уже погиб. Это сын уважаемых родителей и на деле даже резолюция самого зам министра о его прекращении.

- Резолюция, в связи со смертью гражданина?

- Нет. Гражданину отрезали голову два года назад, а резолюция десятилетней давности.

- Это дело подонка, который ее насиловал?

- Да, его. В деле мы нашли весь список, кто занимался этой пакостью.

- ??? Значит. Все правда?

- Да, правда. И знаете, кто последний по списку?

- Нет.

Капитан достает лист бумаги и протягивает мне. Я читаю список и последней вижу фамилию... своего сына. Да что же это за кошмар? Бумага расплывается у меня перед глазами.

- Этого не может быть?

- Да это так. Седьмым был он. Вспомните, десять лет назад, ваш сын ездил в Артек?

У меня тогда умерла жена и Кольку нужно было куда то деть. Парню 17 лет, только что окончил с золотой медалью школу. Подал документы в институт и теперь маялся, ждал, когда все абитуриенты сдадут экзамены. У него пропадал месяц. Мне как раз и предложил, тоже уже покойный, друг, отправить его подальше, что бы парень хоть как то отвлекся, пришел в себя. Через горком комсомола выбили ему путевку и отправили на юг. Эх Колька, Колька, что ты наделал?

- Кажется, да. Посылал... Что же будет?

- Все зависит от Королевой. Если она заявит, будут судить. Но мое мнение, она не заявит, она будет... мстить.

- Я тоже так думаю.

Через три часа опять звонок.

- Владимир Владимирович, это я Королева, я здесь.

- Где?

- Внизу. Меня не пропускают.

- Хорошо, сейчас выйду.

Я спускаюсь и вижу настоящую красавицу. Она сделала себе шикарную прическу и выглядит, как будь-то собралась на бал.

- Я вернулась.

- Вижу. А где Киреева?

- Придет позже.

Я оформляю ее и веду на верх в свое отделение.

В кабинете, мы вдвоем. Сначала долго молчим. Потом Королева тихо спрашивает.

- Вы уже знаете все?

- Да.

- И кто был седьмой?

- Да.

Опять молчим.

- Что же вы с сыном будете делать?

- Ничего.

- Вы ему даже ничего не скажете?

- Нет.

Опять молчание.

- Почему вы его не убили? - задаю теперь вопрос я.

- Не знаю. Красивый такой парень, мне правда не было его жалко, но что то держало. Не смогла. Может потому что вы его отец, а может и нет.

- И вы все это время мне рассказывали про него?

- Про него.

- Вы знаете, что с вами теперь будет?

- Знаю. Добавят немного.

- Почему вы вернулись? Почему не бежали в какую-нибудь глушь? Зарылись бы в щелку.

- Я не из тех людей, которые всю жизнь должны прятаться. Жить в страхе..., это не для меня. Если у меня есть цель, то мне и тюрьма не страшна.

- Я выгнал Хохлова.

- Правильно сделали. Это юбочник. Я из него веревки могла вить.

- Это он вам помог выбраться от сюда?

- Он дурак. Его за уши никто не тянул. Сам предложил свои услуги.

- Татьяна Александровна, идите в палату.

Звоню Харитонову.

- Что еще, старик? Произошло что-нибудь?

- Королева вернулась.

- Да ну?

- Сказала, что Киреева скоро придет.

- Погуляли девочки. Чего-нибудь Королева говорит?

- Не смогла убить последнего. Поэтому вернулась.

- Сказала, кто последний, фамилию назвала?

Я с трудом цежу.

- Нет.

- Слава богу, что все хорошо кончилось. А про Сиплую что?

- Она не придет.

- Ладно, старик, я через несколько дней заеду.

- Так ты ее брать не будешь?

- ЗК сказал, пока заключение не выдашь, дергать ее не будем. Сейчас будем искать Сиплую.

Через два часа пришла Киреева. Я ее проводил до палаты и с ней дальше не разговаривал.

ДВАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

Сегодня прием новых пациентов и выписка старых.

- Позовите Королеву, - прошу я Галину Сергеевну.

Она вошла тихая и, сев на стул, уставилась на меня.

- Татьяна Александровна, сегодня мы вас выписываем...

- Хорошо. Устала я чего то.

- Вы здоровы и мы вас отправляем в следственный отдел.

- Скажите, Владимир Владимирович, как вы будете жить, зная, что ждет вашего сына.

- Так и буду жить.

- И будете ждать, когда я с ним расправлюсь?

- Буду ждать. Он виноват и свою вину пусть искупает своей жизнью.

Она смотрит на меня открыв рот. Галина Сергеевна тихо ахнула за моей спиной.

- Я пошла. Прощайте, Владимир Владимирович.

- Прощай.

Новая пациента, это старая беглянка Сиплая. Она неуверенно глядит на меня.

- У тебя все в порядке? - задаю ей вопрос.

- Все.

- На сколько тебе обещали увеличить срок?

- Лет на пять.

- Могла бы и потерпеть. Зачем убежала?

- Хочу свободы.

- Королева жила у твоих подруг?

Она кивает головой и добавляет.

- И Киреева тоже.

- Начнем все сначала. Сейчас мы тебя обследуем, а потом начнем изучать...

- Начнем...

Я знаю, боль за сына притупиться. Меня волнует, как я его встречу в следующий праздник Святого Валентина. Как я буду смотреть ему в глаза. Сколько лет я так буду его встречать и провожать.

ЭПИЛОГ

Королеву судили и дали ей пятнадцать лет.

Число просмотров текста: 3607; в день: 0.96

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 8 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0