Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Детективы
Кукаркин Евгений
Фрагменты тюремной жизни

ПРОЛОГ

Эта грымза бьется надо мной уже две недели и понемногу выковыривает данные.

- Так откуда у вас эти восьмидесятые микросхемы?-задает она вопрос.

- Купил.

- Где?

- На рынке.

- Лож,-беапиляционно говорит она.

- Клянусь богом...-начал я.

- Можете клясться кем угодно, но на этих микросхемах стоит клеймо военной приемки. Вот видите, маленькая, крошечная ракетка. Это значит, что микросхемы украдены.

- Мне такие продали.

- А вот заключение экспертизы,-кабудь-то незамечая моих оправданий, говорит следователь,-микросхемы из той партии, что завезли на ваше предприятие.

- Значит кто-то у нас на предприятии стащил, продал перекупщику, а те случайно мне.

- Очень сложновато. Мы опросили всех перекупщиков, они настолько умны, что ни один из них еще не взял еще большой партии товара с клеймом ракеты.

- Значит не тех опросили.

- Пойдем дальше. При взрыве мины 14 Мая в супермаркете на месте преступления нашли вот эту микросхему.

Грымза выбрасывает на стол из целофанового мешочка обгорелую микросхему.

- Посмотрите, на ней таже ракета и порядковые номера партии микросхем хранящиеся у вас. А вот еще, мы нашли готовое взрывное устройство на вокзале и тут таже микросхема.

Она вытащила большой сверток, развернула его и я увидел взрывное устройство большой мощности.

Это конец. И мне приходиться рассказывать ей все.

А началось все на этом дурацком предприятии, где я работал. Привел как-то в мою комнату приятель Колька здоровенного мужика.

- Саша, познакомься, это Борис. Боря узнал, что ты делаешь электронные часы и попросил меня познакомить с тобой. Так Борис?

- Да так,-забасил Борис.- Но я бы хотел с Сашей поговорить, так сказать, тет-атет.

- Ну вот, а сам говорил, что вместе выходить будем. Поддадим потом.

- Ты подожди меня там, я быстро.

Обиженный Коля уходит.

- У меня, Саша к вам деловое предложение. Я ведь за вами слежу давно, еще когда вы работали в отделе Лисицкого, хотел с вами познакомиться.

- Борис Николаевич умер.

- Знаю. Хороший был мужик. Царствие ему небесное. Но мы отклонились. Я бы хотел, что бы ты за большое вознаграждение сделал несколько пустячков.

- Показывайте, что у вас.

- Показывать нечего, это ты мне сделаешь одну вещичку и покажешь. Нужно сработать миниатюрное взрывное устройство.

- ???

- Не удивляйся. Я же знаю, что ты в электронике и в химии спец. Потому к тебе и пришел.

- Но ведь это опасно.

- Конечно, но получать за каждую вещицу будешь больше любого министра. Риск есть риск.

- Нужны часовые микросхемы.

- Достань, пошевили мозгой.

- Хорошо, сколько сделать?

- Дюжину.

- Когда?

- Завтра. Чего ты задаешь идиотские вопросы. Сделать надо быстро.

Так я стал готовить сначала взрывные устройства, а потом добротные мины: миниатюрные часовые мины, липучки к металлу, чемоданчики большой мощности, посылки. Все это изготавливалось дома, а на работе только мелкие детали и платы. Вот тогда-то я и стащил в кладовой цеха эти проклятые микросхемы.

В городе начали рваться машины, дома, а иногда просто взрывы на улице для острастки и страха обывателей.

Однажды Борис зашел ко мне домой.

- Я к тебе ходить больше не буду.

- Засыпался?

- Нет. Мне надо стать депутатом. Сейчас время такое, расти надо. К тебе придет другой. Не пугайся только, это майор милиции. Мой старый знакомый.

Майор вошел как хозяин и даже не удосужевшись поздороваться начал.

- Мне нужна ваша помощь.

- Посылка для вас готова.

- Не это, нужно изготовить самовоспламеняющееся устройство, с датчиком времени естественно.

Я задумался, опять надо доставать сырье.

- У вас какие-нибудь трудности?

- Только с сырьем.

- Запишите, какие компоненты вам надо, я достасну.

Я принялся писать на грязном клочке бумаги.

- Да еще, термитный шарик, такая штучка вам известна?

Я киваю головой.

- Запишите тогда компоненты для него.

Пришлось залезть в справочники и переписать от туда труднопроизносимые слова.

Майор записку засунул в карман, взял сверток и непопращавшись ушел.

Деловым человеком оказался майор, он привез на машине все, что я просил.

В это время Боря активно вел предвыборную програму, иногда убирая взрывами ненужных конкурентов и через три месяца набрал голоса избирателей и стал депутатом. Майор сразу получил повышение и Боря устроил его начальником следственного отдела, а я получил нового связника, молодого развязного парня, как потом оказалось, сына известного писателя и тут у нас все сорвалось.

Взрыв в супермаркете готовил связник, все прошло удачно, но народу покалечили зазря много. В городе вспыхнули волнения и под давлением общественности из центра приехала группа следователей, которые раскрутили по микросхемам меня.

- Вы утверждаете,-говорит грымза,-что рекомендовал и помогал вам делать взрывные устройства депутат Н...

- Да.

- Начальник следственного отдела подполковник Г... и Михаил Северцев, тоже были связаны с вами?

- Да.

Когда я подписал бумаги, я не знал, что подписываю себе смерть. Суда не было, меня просто в наручниках перевезли в спец тюрьму.

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

- Я буду откровенен. Общество вас списало, вы для него мертвы. Каждый из вас имеет подрастрельную статью и там на воле о вас уже забыли. Вы никто. Но государство дает вам шанс выжить, правда в заключении, но это все-таки жизнь. Вы крепкие, молодые мужики и можете еще пригодиться, поэтому хочу сказать, здесь можно выжить, но только самому хитрому, самому изворотливому и самому подлому. Вы и отобраны сюда по этим параметрам.

Девять стриженных и одинаково одетых в синие робы с большими буквами "Д" на правом плече, парней стояли перед майором, который как маятник ходил перед ними, пристально заглядывая в лица. Офицер продолжал.

- Теперь вы куклы, а это значит, что после тренировок в подготовительном лагере вы будете использованы для усовешенствования подготовки спецагентов, спецназовцев и любителей острых ощущений, тоесть, хотите жить, деритесь за свою жизнь. Слабые пойдут вон туда.

Майор показал пальцем на дымящую трубу. Девять человек, как автоматы, дружно повернули головы туда.

- Это печи крематория, в соседней зоне. Вам все понятно?

Девять голов вернулось в исходное состояние. Кто-то пискнул.

- Все.

Остальные молчали.

- Так понятно или нет?

На этот раз нестройный хор голосов протянул.

- Понятно...

Я промолчал и майор заметил это. Его взгляд уперся в меня.

- А вы что молчите, может быть что-то неясно?

- С трубой все ясно.

- Гражданин начальник, можно мы малость проучим этого стрючка,-сказал стоящий за офицером крепкий парень с обезображенным лицом, тоже в синей робе, но в отличии от нас с красной буквой "А" в зеленом круге на правом плече и полоске над корманом "МАСТЕР".

- Не надо, мастер, он еще не знает наших порядков. Может у него есть вопросы. Говори?

- Кукла-это до конца жизни?

- Нет. Когда вы повысите мастерство и войдете в категорию "А", то после 50 боев, государство снимает с вас статью о смертной казни и назначает пожизненное заключение. Вот перед вами мастер, с которого снята расстрельная статья. Он выдержал все и теперь воспитывает и тренирует вас. Ясно.

- Теперь мне все понятно, гражданин начальник.

Я с ненавистью поглядел на майора. Мне показалось, что майор сейчас врежет оплеуху, но он покачался передо мной с пятки на носок и произнес.

- Я вас запомнил, номер 748, и помогу вашему продвижению к мастерству куклы. По крайней мере, скоро вы будете сдавать экзамены на переход в категорию "Г". Несдавшие отправяться к той самой трубе, предназначение которой вы поняли. Я же вам постараюсь представить решение самой сложной задачи. Мастер, ведите этих идиотов в подготовительный центр.

Два месяца нас натаскивают мастера, изводя многокилометровыми пробежками и физической подготовкой. У мастеров тонкие ивовые прутья и они лупят по нашим голым телам. Бьют отстающих, немощных, а иногда просто так. Избитые, ноющие тела не давали спать, но всем хотелось жить.

Начались экзамены.

Экзамены принимали военные. Четыре специалиста из спецназа, отлично подготовленные на все виды борьбы, сменяясь, избивали кукол на небольшой сцене окруженной толстыми прутьями, вцементированными концами в пол и потолок. Критерием проходного балла была выносливость и степень сопротивления кукол. В зале сидел полковник, начальник спецлагеря, его небольшая свита и несколько мастеров. Я был пятым по списку. Только что передо мной со сцены уволакивали окровавленную куклу и я уже был готов выйти на нее, когда майор наклонился к полковнику и громко сказал.

- Товарищ полковник, разрешите не выпускать к бою куклу номер 748.

- Это почему же?

- Я хочу предложить ему задачу группы "Г".

Полковник повернул свою круглую, лысоватую голову к майору.

- За что ж ему такие почести?

- Строптивый очень.

- Это интересно. Когда будет показ?

- Сегодня в 14 часов.

- Я думаю члены комиссии согласятся с предложением майора.

Офицеры дружно закивали головами.

- Давайте следующего.

Мастер отпихнул меня от двери и следующую жертву вытолкнули на сцену.

Солнце ярко освещало участок редколесья. Кусты часто переходили в березовае рощи, переслески и овраги. Где-то вдали темнели заборы, ограждавшие этот чудо участок

- Ты уйдешь на десять минут раньше охотника. Он следопыт и будет идти по твоим следам. Твоя задача обмануть его, убежать. Если не сумешь, дерись. Задача охотника поймать тебя и привести на это место. Через 45 минут прозвучит гонг. Если в течении 45 минут он тебя не приведет, значит тебе повезло.

Меня инструктировал капитан в темной форме. На небольшой вышке стояла группа офицеров во главе с полковником. А к дереву прислонился он, мой охотник, одетый в защитную форму с ножом на поясе. Лицо его, закрыто и глаза в полукруге маски холодно изучают меня. Рядом стоят майор и мастер. И вдруг мастер после инструктажа офицера говорит мне.

- Ты можешь обороняться чем хочешь: палкой, камнем. Помни только одно, если он тебя приведет сюда, то крематория не миновать.

- Спасибо, мастер. Мне кажется в этом сумашедшем доме, один здравый человек, это вы.

- Мастер, хватит его натаскивать, ему уже ничего не поможет,-говорит майор.-Давайте, капитан, чего тянуть время.

Капитан вытащил часы.

- Кукла, внимание. Вперед.

Я понесся на это проклятое солнце. Забежал в какой-то лесок и остановился. Черт, как его обмануть. Отчаяние охватило меня. Отбегаю шагов двадцать в сторону и натыкаюсь на здоровенный сук. С трудом обламываю неудобные сухие отводы и вот короткая корявая дубинка ласкает руку. Теперь назад против солнца, навстречу охотнику. Залегаю в траве и стараюсь успокоиться.

Он шел очеть тихо, ноги вскидывал высоко, что бы не издавать шума. Его голова все время была в движении, она все время отрывалась от земли, для оценки обстановки и опять ловила след. Охотник как книгу читал дорогу. Он прошел мимо меня и чуть выждав, я поднялся и... пошел за его мелькающей между деревьями фигурой.

Через несколько минут, охотник резко развернулся и остановился глядя на меня.

Он по кашачьи огибал деревья и шел на меня, а я прислонился к дереву и ждал.

За четыре шага он остановился и приготовился к броску. Я вдруг оторвался от дерева и бросился бежать, он затопал ногами пытаясь догнать. Пробежав метров двадцать, разварачиваюсь и бросаю дубинку, как бумеранг, низом. Охотник споткнулся о нее и кубарем катится по земле к моим ногам. Он пытается вскочить, но подломленный болью падает нас землю. Теперь наступаю я, а он ползет на на ягодицах отталкиваясь руками к дереву. Я подобрал дубину и взмахиваю ей. Охотник принимает удар ботинком здоровой ноги. Тогда боковой удар, он пытается развернуться, но я бью ногой. Раздается вскрик. Ботинок попал в поврежденную ногу. Еще удар дубинкой и сучок скользнул по его горлу.

Охотник катался по земле издавая булькающие звуки. Я не шевелился, смотря на эти судорги у меня не было сил пошевелиться. Он затих прижавшись к дереву, возле которого мы крутились.

Я еще постоял немного, отбросил дубинку, отдышался и пошел так, чтобы солнце светило в затылок.

Они встретили меня молча, только капитан спросил.

- Он жив?

Я помотал головой. Капитан махнул рукой нескольким солдатам и они с носилками побежали туда, в лес. Все стояли и ждали.

- Раньше срока на 15 минут,-вдруг прервал молчание майор.

Никто не сказал ни слова.

Офицеры спускались с вышки и обсуждали случившееся, а я прислонился к тому дереву, где недавно стоял охотник и отдыхал. Показались солдаты, они несли тело к нам. Капитан подбежал к полковнику.

- Он мертв.

- Внимательно изучите прокол, что бы потом все охотники знали, как реагировать на новые премы противника.

- Есть, товарищь полковник.

- Ну что скажите, майор,-обратился полковник к нему,-вот вам и строптивый. Переведите его в категорию "Г" и обратите на него усиленное внимание, больше натаскивайте приемами. Из него должна получиться настоящая кукла.

В нашей группе потери. Двоих отправили в крематорий. Когда их уволакивали они выли и визжали как недорезанные. Спецназовцы на экзамене выбили у них волю к сопро тивлению. Нас осталось 7.

Категория "Д" уже имела некоторые привелегии. Нас разместили по персональным камерам, без окон и вместо двери решетка. Кроме кровати, табуретки и столика, там была раковина и место для горшка. Теперь мы тренировались индивидуально, в спаринге с мастерами или куклами, категории "А" и "Б". Это были жесткие тренеровки. Мастера и тренеры-куклы били и в полную силу и требовали этого от меня.

Однажды, вопль восторга прокатился по камерам. Я подлетел к двери решетки.

- Что там?-спросил соседа.

- Женщин ведут. Нам, кастегории "Г", один раз в месяц разрешается трахнуть бабу.

- А остальным категориям?

- Аристократам, типа "А" и "Б" по желанию приводят баб два раза в месяц. Категории "В" так же как и мы.

- Откуда они?

- С местной тюрьмы. Сейчас все увидишь сам.

Мастер, вместе с насдзирателями, по корридору вел цепочку женщин. В руке он держал блокнот.

- Кукла 713. Это кто, Маша? Ты закреплена за этим засранцем. Заходи сюда.

Гремели ключи надзирателя и Машу заперли с куклой 713. Надзиратели гоготали, выпуска сальные шуточки.

- Машка, когда до горла дойдет, стучи рукой об кровать. Этот прием означает,что хватит.

И опять дикий хохот.

- Кукла 726. Марина, заходи. Кукла 728. Фариза заходи. Кукла 736. Ольга, милости просим.

Наконец, они у моей камеры.

- Кукла 748. Надя сюда.

Гремят ключи и в камеру входит полная девушка с круглым крестьянским лицом и короткой стрижкой. Цепочка женщин продолжает шествие дальше.

- Да, ты не стесняйся,-с заметным северным выговором произносит Надя.-Дело-то обычное, мы все время ваш лагерь обслуживаем. Девочки как на праздник сюда идут. Я-то первый раз, непускали все, клиентов у вас мало, вот и очередь была. Теперь за тобой буду закреплена.

- Почему вас закрепляют?

- А хрен его знает. Наверно привязать хотят.

Она стала снимать с себя кофту, юбку и вскоре раздетая легла на койку.

- Чего же ты? Не тяни, у нас времени мало.

У решетки остановился надзиратель.

- Вот это букет,-заорал он,-Пашка, иди сюда посмотри какая манда у бабы.

У решетки столпилось несколько надзирателей.

- Сколько?-стараясь необращать внимание на выкрики у решетки, спросил я.

- Два часа. Раздевайся быстрей.

Я скидываю робу и чуствую как бешено зажигаюсь, несмотря на гоготню надзирателей.

- Иди быстрей, миленький. Как мне надоели бабьи груди и поцелуйчики. Иди быстрей.

Мы лежим выпитые друг другом основательно. Кругом шорох, скрип, похахатывание. Ходят у решеток надзиратели и китают на глупости, на которые никто уже не обращает внимания.

- Тебе сколько дали?-спрашиваю я Надю.

- Ты про срок, что-ли? Да, 10 лет. Четыре уже отсидела, может скосят два года, так еще четыре промыкаюсь.

- За что ж такой большой срок?

- Да деверя спалила в избе. Приставал сильно сволочь. Напоил и изнасиловал, ну я его, когда отрезвела, то спалила. А ты как?

- Черт его знает за что. Только сейчас до меня лоходит, что сижу за то, что слишком много знаю.

- Как это?.

- Мое дело затрагивало слишком много известных лиц.

Надя накручивает пальцем свой сосок.

- Может еще, а?-жалобно просит она.-Время-то минут двадцать осталось.

Я хмыкнул.

- Давай еще.

Прошло пол года. Мы прожили холодную зиму. Мне, по приказу полковника, не дают покоя. Тренировки каждый день, небольшой отдых и опять я в спаринге с каким-нибудь мастером. Сегодня у меня партнер- мой мастер.

- Никогда не вкладывай решающий удар только в руку. Кидай корпус и руку. Это удар вдвойне, запомни.

- Скоро нас бросят в дело?

Мастер останавливается.

- Неспеши. Летом всегда горячо. Вы скоро должны перейти в другую категорию. Потери идут большие особенно среди молодых кукол. А дойти до категории "А" тяжело, куклы этой категории оцениваются высоко, почти в 10 миллионов долларов. Это специалисты высшего класса. Ни в одной стране мира, кроме нашей, нет такого. Ты видишь, сколько в вас вкладывается, но сколько и выбывает. Из 10 человек только двое доходят до категории "А".

- Неужели тебе, мастер, не хочется вырваться на свободу?

- Стар я стал. Почти двадцать лет здесь. Из них 12 лет куклой, 8 -в пожизненных, мастером. Да и бежать от сюда невозможно. Все у них продумано, до мелочи. Даже не думай об этом.

Мастер опять встал в стойку и нанес первый удар.

В спец лагере заметно оживление. За мной пришел майор и мастер.

- Сегодня у тебя задача для категории "Д",-говорит майор.-Повезло. Сам полковник попросил вытащить тебя для ее выполнения.

- Похоже там будет жарко, категорию "В" даже присласли,-замечает мастер.

- Непугай его, мастер, там надо всего пробежать триста метров. И все.

Да, это был водоем, шириной метров 10 и длинной метров 300. Несколько солдат, одетые в прорезиненные костюмы, бродили по воде.

- Товарищ капитан, здесь в основном по пояс. Дно от илистого до песка.

- А у берега?

- Там песок.

Вокруг собралось много офицеров. Полковник стоял с двумя гражданскими и очем-то переговаривался с ними. Появиля кинооператор и солдаты принялисль закреплять камеру недалеко от водоема.

- Готово,-сказал капитан.

Нас трое. Я и двое из категории "В", капитан инструктирует нас.

- Весь участок 500 метров. Одному из вас дадут чемодан с кирпичами. Двое его прикрывают. Вы пробегаете 100 метров до воды, триста метров водной преграды и еще сто метров до грузовика, который стоит вон там на дороге. За вами пойдет спецназ, их задача отнять чемоданчик. Они будут брать вас на полном серьезе. У них ограниченный лимит времени, поэтому драться будут в серьез и до упора. Конец операции, когда чемоданчик и один из вас окажутся в машине, а спецназ не в силах вас догнать. Или... Все ясно.

Мы молчим. Капитан оглядывает нас. Поднимает с земли невзрачный чемоданчик и отдает мне.

- Возьмешь ты.

Мы отходим сто метров от водоема. Я оглядываюсь. За нами, в метрах в 15, стоят 6 здоровенных ребят в полной экипитовке спецназа.

- Всем, приготовились. Марш!

Чемоданчик весом 20 килограмм ужасно мешает бежать. Сзади топают ботинки спецназа. Вот и вода.

- Парень беги,-крит мой сотоварищ по несчастью,-мы прикроем от первых...

У берега воды по колено. Но метров через 7 вода доходит до ягодиц, ноги начинают чуствовать ил и становиться трудно бежать. С зади крики. Кто-то материться и орет.

- Трое вперед. Догоняйте же его.

Сзади кто-то пыхтит как паровоз. Я оглядываюсь. Мокрый гигант оторвался от группы метров на 10 и на полной скорости, поднимая волну несется за мной. Мы уже на половине участка. Я чувствую спиной, он догоняет. Подтягиваю чемоданчик к груди и вдруг равернувшись, боковым взмахом въезжаю чемоданчиком ему в голову. Он немог остановиться, его руки готовы были схватить меня и реакция отражения оказалась запоздалой. От сильного удара, ручка чемоданчика вырывается и остается у меня в руках. Сам чемоданчик плюхается в воду в одну сторону, гигант валится в другую. Я валюсь под воду, пытаясь выловить эту коробку. Вот и она. Прижимаю ее к груди и бегу дальше. Эта задержка приблизила ко мне догонявших, а до сухого места осталось метров 70. Опять слышу приближение другого. Он метрах в трех. Я вдруг останавливаюсь и кричу.

- На...

Чемоданчик летит ему в грудь. Он схватил его двумя руками и не может остановиться. Вот где совет мастера пригодился. Наношу ему удар корпусом и рукой, прямо в щель маски. Спецназовца выбрасывает из воды в воздух и он валится спиной с чемоданчиком на животе. Я рядом с ним, но рядом с нами и третий. Присаживаюсь в воду хватаю донный ил с песком и все это влетает ему в лицо и он полуслепой отскакивает в сторону, боясь получить плюху. А чемоданчик опять у меня и я бегу к сухому месту. Вот и твердая почва.

Вон машина. Сзади крики. Машина потихоньку трогается. Я догоняю кузов. Забрасываю чемоданчик и вцепившись в борт, перебрасываю тело внутрь. Машина несется на полной скорости, но что это... Две руки вцепились в борт. Я подпрыгиваю и ногой вдавливаю пальцы в железо. Руки разжимаются. Можно отдышаться.

Машина, проехав немного, останавливается. Дверцы открываются и появляются две головы, стоящих на подножке охранников.

- Здорово ты их...,-говорит шофер.

Вдруг шальная мысль ударяет мне в голову. Я поднимаю чемоданчик и говорю им.

- Вот из-за этих кирпичей, покалечили столько людей.

Неожиданно подскакиваю и опускаю чемоданчик на голову правому охраннику.

- О...,-валиться он с подножки.

Шофер пригнулся, чтобы взять оружие, но я схватил его за волосы и приподнял голову. Удар. Тело обмякло и я разжимаю руки. Скорее в машину.

На полигоне начинается суматоха. Кто-то начал стрелять. Я направляю по бездорожью машину прямо к забору. С вышки стал стрелять автоматчик. Я направил машину прямо к вышке. Вот и забор. Автоматчик уже не стреляет. Открываю дверцу и выпрыгиваю перед забором на землю. Стоит страшный треск дерева, какой-то грохот. Я приподнялся. За выломанным забором, вышка косо падала на землю. Над машиной появляется огненный шар и меня уже швыряет на землю. Опять вскакиваю, но тут с зади раздается голос.

- Стоять.

За спиной трое с автоматами.

- Ложись, ложись, сволоч. Руки на голову.

Слышен топот еще нескольких ног. Кто-то впиливает мне ногой под ребра.

- Отставить. Полковник приказать взять живого.

Мне ловко скручивают руки за спиной и поднимают. Рядом останавливается газик.

- Сюда его.

Под охраной двух спецназовцев меня привозят на старое место, от куда мы начинали бег. Полковник с явным интересом рассматривает меня.

- Неужели, думал бежать?

- Пытался.

- Ну и как?

Я пожимаю плечами.

- Теперь я хоть знаю, что за забором.

Полковник засмеялся.

- Это мы еще посмотрим, запомнил ты, что там есть или нет. Развяжите ему руки. Комендант.

Появился, круглый как шар, подполковник.

- Я товарищ, полковник.

- Ну так как, все предусмотрел ты или нет?

- В принципе, да. Мины мы все же незря поставили, а вот, то что он выпрыгнет и может пройти по следу машины, не додумали. Помог случай, разводящий разводил караул и оказался рядом.

- Еще раз с начальником штаба проанализируйте обстановку и с предложениями ко мне. Предположим, послезавтра.

- Есть.

- А вы капитан, довольны своими ребятами?-вдруг обратился он к черному капитану.

- Нет, мы провалили все по времени и результату. Имеем потери.

- Правильно. Придется операцию отменить, пока вы все не продумаете до мелочей. Идите капитан. В следующий раз, я поставлю здесь команду из категории "Б". Еще тяжелее будет. А с тобой, голубчик...,-он обратился ко мне, что-то раздумывая,-а с тобой голубчик, мы проведем один зксперимент. Жив будешь, попадешь в категорию "В", ну а если что произойдет..., так ни кому и не расскажешь, что ты видел за забором.

Меня до камеры сопровождает мастер и майор.

- Ребята, которые со мной были, живы?-спрашиваю я мастера.

- Один мертв, захлебнулся в воде.

Майор молчит и нас не останавливает.

- А у них?

- Один, тот кого ты чемоданчиком по голове. Захлебнулся.

Полковник придумал мне жестокий эксперимент. Мастер и майор привели меня к лесу, где находился полковник и два офицера.

- Майор, найдите нескольких шатающихся мастеров, приведите их сюда, да найдите где-нибудь веревку.

- Есть.

Майор убежал к тюрьме. Через некоторое время пришли четыре мастера и майор, волокущий моток веревки.

- А ну-ка ребята,-обратился полковник к мастерам,-скрутить его.

Первого подошедшего я ударил в зубы, он отлетел, но кто-то напал сзади и обхватил за горло, еще один вцепился в руку и стал ее выламывать. я рванул от него ,неся на своих плечах вцепившегося мастера. Но подлетевший мой, именно мой мастер, врезал мне что-есть силы в живот. Воспользовавшись тем, что я согнулся, два мастера с разных сторон рванули мои руки.

- Сволочи, -рычу я.-Жополизы.

Горло сжимает рука висящего на моей спине. Еще один рывок отчания и мы все валимся на землю. Вскрикивает один из мастеров, которого я укусил в плечо. Его спасла роба иначе вырвал бы из него кусок мяса. Боже, как выворачивают суставы.

Я стою перед полковником измазанный кровью и обмотанный веревкой. В стороне мастера зализывают раны.

- Молодец,-говорит полковник,-ты мне нравишься. А теперь, тащите его в лес.

Мы проходим метров двадцать и полковник командует.

- Стой.

Мы останавливаемся у муравейника под елью.

- Привяжите его к этому дереву, над муравейником.

Послушные мастера скидывают мои ботинки и прикручивают к ели.

- Ты пока здесь охладись, мы пообедаем, а потом посмотрим.

Все уходят, а я начинаю чуствовать, как эти маленькие твари ринулись на запах крови и пылающего тела.

Прошло минут двадцать, от тупой боли я чуть не выл. Эти паразиты рвали мое тело на маленькие кусочки. Под брюками, под робой, на лице, везде был ад.

- Ну как?-вдруг раздался рядом знакомый голос.

Мой предатель-мастер пристально смотрел на меня.

- Говно,-говорю я губами, залепленными впившимися паразитами.

- Жив еще и слава богу.

Мастер развязывае веревки и оттаскивает меня в сторону от муравейника. Он помогает снимать муравьев и цокает языком.

- Хорошо поработали, верхний покров кожи, аккуратно снят. Считай заново родился.Идти можешь?

Я пытаюсь встать. Вроде могу, но все тело горит как в огне. С трудом натягиваю ботинки.

- Пошли, полковник ждет.

Мы подходим к столовой. У входа полковник оживленно переговаривается с офицерами. Все поворачивают головы ко мне.

- Как после бани, неправда ли? Как он мастер?

- Вроде все нормально. Через три дня будет все впорядке.

- В следующий раз, когда попытаешься совершить побег, я продержу тебя еще дольше над муравейником.. Берите его майор и присвойте категорию "В".

Но майор все же меня наказал по своему.

На следующей неделе привезли женщин. Как всегда мастер, распределял их по камерам и вот, дойдя до моей, сказал мне через решетку.

- Извини, приятель, но майор приказал тебе в этом месяце женщину не давать.

- Но я не хочу к другому,-взвизгнула Надя.

- А ты к другому и не пойдешь, ты сегодня лишняя и будешь наша. Паша, тащи остальных по камерам, а эту мы натянем здесь на полу, напротив вот этой камеры.

Он с ухмылкой смотрит на меня. Надя вся стухает, а этот подонок валит ее на пол и задирает юбку.

- Пашка, держи ее за руки.

Они сменяясь, поочередно в течении двух часов трахают Надю.

Пожалуй, это самое худшее наказание, чем быть на ринге в паре со спецагентом или висеть над муравейником.

Наша группа сдает экзамены на категорию "В". На этот раз идут настоящие бои на ринге. Офицер, руководивший этой дракой, сразу отмел меня.

- У него уже категория "В", ему здесь делать нечего.

- Но осталось только 6 кукол.

- Вот и хорошо, мы их пустим в два приема. Три на три. Будет групповой бой.

- Пошли,-сказал мне мастер,-может оно и к лучшему.

Меня опять заперли в моей клетке. В этот день никто из моих соседей не пришел.

Когда проходил мимо надзиратель, я спросил.

- Гражданин прапорщик, где мои соседи, наша группа?

- В крематории. Они все провалились.

Жаль, а мы так и не познакомились как следует.

Прошла неделя. Майор не появляется. Мастер говорит, он получил новую группу молодняка.

Меня тренируют по-прежнему, но мне кажется после того случая в лесу, мастера обозлились. Они стали обучать меня владеть палками и мое тело покрылось рубцами и опухолями. И вот, после спокойной недели избиений, меня повели на полигон.

У шикарной черной "Волги" стояли два пьяненьких генерала с двухстволками. Ко мне подошел полковник.

- Небось заскучал без дела? Видишь генералов?

Я кивнул.

- Поиграй с ними в кошки-мышки, но без фокусов. Они стреляют свинцовыми пулями, а у тебя головка с необычными решениями. Так что постарайся выкрутиться.

Я опять кивнул головой.

- С ними пойдет охрана 4 человека, я им охотиться запретил. Да смотри, не вздумасй удрать куда-нибудь, зная твои выходки, я сегодня усилил охрану.

- Сколько времени мотаться?

Полковник усмехнулся.

- Пока заряды не кончаться или тебя не прикончат. Как кончатся заряды, мы дадим гонг.

Опять я в лесу. Генералы опытные охотники и сразу погнали меня в другой конец полигона к забору. Стреляли они превосходно. Если бы не деревья, пркончили точно. Я сделал отрыв, потом обогнул охотников и как в первую встречу со спецназовцем, притаился у моего следа. Они шли группой, генералы впереди, сзади охранники, но и они держали автоматы наготове. Я взял камень и швырнул его в овражек. Сейчас же грохнуло два выстрела. Генералы ловко перезарядились. Все остановились, вытянув головы вперед. Я тихонько приподняышись, сделал несколько прыжков вперед. Охранник развернулся, но попал на массу моего удара и покатился по земле. Я подлетел к первому генералу, крутанул его и очутившись за его спиной, придавил дробовик к горлу. Он посинел, выпустил его и схватился за мои руки.

- Бросте оружие,-сказал я.

Четыре человека стояли неподвижно, пятый пытался подняться с земли.

- Ну считаю, до трех. Раз...

- Бросте оружие,-сказал другой генерал и первый бросил двухстволку.

Охранники нехотя положили оружие.

- Теперь все назад. Пять шагов назад, сволочи.

Охранники послушно отошли. Я дал пинка генералу, которого держал. Он отлетел в сторону и схватился за горло. Больше всего надо уважать своего противника. Я подошел ко второму дробовику, держа на мушке всю группу.

- А теперь, бегом в лагерь.

Они нехотя поплелись. Когда они оказались далеко, я разрядил двухстволки и взяв за стволы и разможжил их об дерево. Бросил обломки на валяющиеся автоматы и пошел к лагерю.

В лагере была паника. Рядом с полковником и генералами стоял взвод спецназа. Когда я вышел к ним, они затихли.

- Где оружие?-спросил полковник зловеще.

- Там где его бросили.

- Эй, вы хоть помните дорогу?-обернулся полковник к 4 охранникам.-Бегом туда, принести оружие. Мастер, отведи куклу в камеру.

Мы идем к тюрьме и мастер говорит.

- Твое счастье, что ты вышел вовремя. Если бы спецназовцы вошли в лес, они тебя бы безоружного раскрошили. Еще не знаю, как тебе обернется твой проступок.

- Если отпустил, значит буду жить.

- Может быть, полковник самых лучших кукол любит как малых детей.

- Мастер, я хочу бежать от сюда. Помоги мне?

Он остановился и пристально смотрит в мое лицо.

- Ты не боишься, что я тебя продам. Полковник не шутит, он тебе точно увеличит время на муравейнике.

- Дальше этой тюрьмы не пошлют. Только если в крематорий.

- А я-то думал, что ты меня ненавидишь. Ни чем тебе не могу помоч, приятель. Я просто сам не могу найти выход. Этот полковник все предусмотрел.

Надя была на взводе.

- Знаешь, я обалдела, когда меня вызвали одну, а остальных девочек оставили. Что произошло?

- Ребят уже нет.

- Неужели убили?

Надя в шоке. Ее начинает трясти и с трудом, прижавшись ко мне, она отходит.

- Неужели вы всю жизнь будете так?

- А что делать? У тебя есть предложение?

- Нет.

- В том-то и дело, у меня тоже нет. Но находясь здесь, все время мысль о побеге не дает мне спать. Как перехитрить охрану лагеря, как сбежать?

- Может быть подкоп?

- Бесполезно. Я узнал, что вдоль забора на глубину до 5 метров заложена каменная гряда и они перещеголяли все тюрьмы мира поставив под грядой донные датчики для улавливания звуков под землей.

- Остается только по воздуху.

- Эх, Надя, мне бы побольше сведений, о том что представляет собой охранная полоса, как расставлены мины, где проходят световые датчики, какова система охраны.

- Может я могу помочь.

- Ты-то как поможешь?

- У меня есть подруга Маринка, она иногда ходит в зону номер пять у нее там знакомые среди военных. Иногда она нам столько рассказывает, что только диву даешься.

- Зто опасное занятие, Надя. Эта Маринка, тоже как и ты, ходит обслуживать зону?

- Ну, да.

- Попробуй, может чего и выйдет. Только осторожней пожалуйста.

- Хорошо, у нас еще есть немного времени, давай еще.

Она поворачивается боком и начинает искать мои губы своими пухлыми губами.

Ко мне подселили соседа, через стенку я его не вижу, но это лучше, чем никого и мы начинаем бесконечные разговоры, стоя у решетки. Надзиратель с придурком, Пашей, пьют чай из термоса за своим столом.

- У тебя какая категория?- спрашиваю я.

- "Б", а у тебя?

- "В".

- Мне сказали мастера, что посадят к мятежнику. Ты пытался бежать?

- Да.

- И я тоже.

- Да что ты? Расскажи.

- Да ничего хорошего. На мне тренировали спецназовцев в лесу. Задание обычное. Спецназовцу дается диск патронов к автомату и он должен поохотиться за мной. Я залез на дерево и он меня прозевал, ну и свернул ему шею при падении. Потом думаю, будь что будет, содрал с него одежду и переоделся. Взял автомат, вышел из лесу в "чулке", натянутым на лицо и к капитану. Все мол впорядке, кукла там в леске лежит. Он кивнул, а я пошел к группе отдыхающих спецназовцев, а потом боком, боком и отвалил. Прибежал к КПП и залег за стену. Гляжу, идет какая-то группа спецназа строем на выход, только ведь заразы идут без чулка. Снял я чулок тоже с рожи и подбежал к строю. Остановили нас у КПП и знаешь, что меня выдало. Щетина на щеках. Они же все сволочи бритые. Дежурный офицер увидел и сразу, а это что? Тут соседи признали чужака и схватили.

- Полковник, что за наказание придумал тебе.

- Меня связали принесли в нужник и постали стоймя. Говна с червями по шею, а еще сверху через дырку мочаться и срут. Так пол дня и простоял. А тебе что он придумал?

- Положили в муравейник. Муравьи сожрали только верхний покров.

- Ничего себе. Но ты еще хорошо отделался, до меня один тут пытался бежать, так его полковник на сетку положил.

- Не понял, как это?

- Из тонкой проволки сделана специальная сетка. Она подвешена. Тебя голого кладут на нее и проволочки врезаются в тело. Если стараешься лежать тихо, чтобы утихомирить боль, то периодически пропустят ток. Тебя подбросит и новая боль от проволочки. Иногда проволочки прорезают тело и получается кровавое месиво.

- Ему еще тяжелей досталось, видно он здорово насолил полковнику при побеге.

- Вообщем-то да. Он сумел бежать.

- Что?

- Да, представляешь, спрыгнул с крыши казармы на самодельных крыльях из куска автомобильного брезента. Был сильный ветер и он перелетел охранную полосу, а дальше неудачно приземлился и его с исковерканными ногами принесли обратно в лагерь.

- Он, что днем пытался?

- Конечно ночью. Мастера расстреляли, который его выпустил. Всем ясно, нужна организация побега, экспронт навряд ли выйдет. Теперь ты расскажи, как ты пытался бежать?

Я рассказываю и мы еще долго беседуем, что бы утолить голод общения.

- Интересно, почему полковник не использует методы пытки, которые разработаны еще с древних времен и усовершенствованы в наши дни?-спрашивая я соседа.

- По двум причинам. Во-первых, хорошая кукла дорого стоит и ее лучше сохранить. Во-вторых, поковник очень умен, у него кредо. Он готовит кукол для работы и не желает из спецов делать мясников над безоружными. Заметь нас наказывали без присутствия этой сволочи.

- Но спецы иногда доложны быть мясниками.

- Согласен, но это уже другая школа, говорят в зоне номер пять, что под боком им это показывают и иногда заставляют резать живых людей.

- А что было с той куклой, которую так наказали?

- Я его еще застал. Лечили долго, потом все же не выдержал один бой и попал в крематорий.

- А за что тебя в куклы?

- Сам пошел, добровольно.

- ???... Врешь.

- Чего врать-то. Довели, вот и очутился здесь. Это очень длинная история, я ее когда-нибудь тебе раскажу. У нас впереди много времени.

Наконец меня повели на ринг для борьбы со спецагентом.

По дороге завели в медпункт, где врач вколол препарат для активных действий.

Мастер инструктировал по дороге:

- У них прекрасно развита сила удара, поэтому старайся быть более изворотливым, больше отклоняйся, крутись вокруг него. И вообще, чтобы выжить, делай любую пакость. Постарайся его этим вы вести из себя.

На ринге стоял сухощавый парень, русоволосый в спортивном трико. Зал был забит гражданскими и военными. В первых рядах сидело несколько женщин. Мастер втолкнул меня на ринг и сейчас же русоволосый перешел в нападение. Он бросился на меня, пытаясь нанести удар в лицо. Я увернулся, отскочив в сторону. Парень не отставал, нанося жесткие короткие удары. Видно было, что он прекрасно владеет руками, ног он не использовал.

- Ну, ты, ублюдок, - прошипел я и выкинул вперед ногу.

Он отскочил, но тут же опять пошел на сближение. Я опять двинул ногой и в этот раз задел ему бедро. Парень даже не среагировал на удар. По-прежнему последовали короткие выпады. Надо с ним сблизиться, подумал я. Мне удалось перехватить его удар и мы обхватили друг друга.

- Ну и вонища от тебя, - шепчу я, - ты бы меньше говна пожирал, хорек.

По-прежнему никаких эмоций. И тут я плюнул ему в глаза. Он зажмурился, и воспользовавшись этим, кивком головы тараню ему нос. Хватка его ослабла, одна рука потянулась к лицу, но мой кулак оказался первым. Парня подкинуло, а я наношу удар в поддых. Его откидывает и моя нога со всего размаха попадает в голову. Он летит на пол. Скачком оказываюсь у головы и пяткой напрыгиваю на голову.

- Стоп! - раздается голос сзади.

Майор из-за решетки показывает рукой, чтобы я отошел от лежащего. В зале стоит гул. Появился мастер и за плечо выводит меня с арены.

- Здорово ты его отделал. Достойно категории "А". Я когда был помоложе, тоже плюнул в рожу одному агенту. Реакция у всех одна, обычно противник зажмуривается и здесь надо его бить. Я тогда врезал удачно рукой.

Мы подходим к моей камере и после того, как надзиратель закрыл меня, мастер, обхватив руками решетки, продолжает вспоминать.

- Больше подлости в приемах. Он-то, противник, воспитан больше на классике и к неожиданным вывертам не привык. Однажды я схватился с амбалом, ну просто мешок с говном, а не справиться с ним. Представь, попали мои руки ему под мышки, я и запустил их ему под ребра. Амбал стал дергаться, крутиться, отпихивать меня, тут-то я и сломал ему ключицу. Его тоже живым оставили.

- А этот жить будет?

- Черт его знает. Чего это тебя заботит. Ты жив- вот это важно.

- А когда мне будут защитывать победы?

- Когда попадешь в категорию "А".

- Далековато.

- Да нет. Тебе эту победу засчитают, еще одна такая и категория "Б" обеспечена. Майор-то хитрый. Это он тебе все такие гнусные задачки подкидывает, хотя прекрасно понимает, чем тяжелее задача, тем ближе ты к следующей категории. Там наверху помимо его все это учитывается. Заговорился я с тобой. Пойду отдыхать. Пока, приятель. Он махнул рукой и исчез.

Надя не пришла. Мне привели Марину.

- Что произошло? - спросил я ее.

- Она в больнице. Одна сучка ее заложила. Подслушала разговор и донесла. Надька ей башку чуть не снесла, но надзирательницы ее так отделали, что недельку пролежит точно.

Мы вяло занимались любовью.

- Надя тебе ничего не говорила?

- Нет. А что, может я чего могу передать?

- Не надо.

- Говорят в зоне номер 5, это где крематорий, была эпидемия. Многих зеков из нашей тюрьмы послали туда.

- Ну и что?

- Побег они там пытались устроить.

- Откуда знаешь? - я даже подскочил.

- Опять новую партию набирали. Прапор, когда меня трахал проговорился.

- А как, каким способом удрали не узнала?

- Они высоковольтный кабель сумели найти и перерубить.

- Ну и что?

- Вся полоса, все прожектора были вырублены.

- А парни, проскочили?

Марина помолчала.

- Нет. Там еще одна хитрая штучка была. Двое попали в волчью яму. А другим голову разнесла шрапнель, от мин попрыгунчиков.

Я повалился на койку. Нет, этим способом не удерешь. Как же убежать отсюда? Словно прочитав мои мысли, Марина продолжила.

- Отсюда, из вашего спецлагеря, тоже говорят кто-то хотел удрать. Одна кукла, захватив машину, таранила забор и напоролась на мину. Кукла при этом погибла.

- Кукла жива, - сказал я.

- Эй, - раздался голос надзирателя, - ваше время кончилось. Машка выползай. Старший прапор тебя еще ждет.

- Да будет вам, кобелям-то. Не в форме я чего-то сейчас.

- Сейчас мы тебе эту форму починим. А ну, выходи, ссыкуха. Мария поплелась на выход.

Мастер тренирует меня. Mы опять занимаемся приемами на палках. Два раза палка мастера разбивает мне пальцы. Кровь из-под ногтя одного течет по руке.

- Ты сегодня невнимателен, - говорит мастер.

И тогда я рассказываю ему, то что мне сообщила Марина.

- Будь осторожен с этими бабами. Многие из них работают на администрацию. Боюсь, что Марина одна из этих. По поводу Нади, думаю она уже в пятой зоне. Кто из женщин нас обслуживает, тот погибает.

- Врешь. Я не верю.

- Там на воле о нас не должны знать также, как и о пятой зоне. А сейчас все-таки продолжим занятие. У меня есть один парень, тоже мастер, который прекрасно владеет чаками и бамбуковыми палками. Я пожалуй, приглашу его с тобой потренироваться.

На этот раз меня вытащил майор. Опять врач вкалывает в меня какую-то гадость, действие которой я начинаю чувствовать по дороге к рингу. Это действие возбуждающее и обостряющее все чувства.

- Не соскучился по мне? - ехидно спросил майор, - А я тебе приготовил подарок, нашел достойного тебя бойца.

Он повел меня на ринг. Зал был забит. Говор стих, когда я вошел.

Противника не было. Появился мой мастер.

- Только что узнал какой подарок тебе сделал майор. Он не в твоей весовой категории. И здесь уже третий раз. Берегись, не давай ему захватить себя.

Мастера оборвал выкрик майора.

- Мастер, убирайся с ринга!

Дверь в стене открылась и вошел "шкаф". Он был выше моего роста, весом под сто тридцать килограмм. На его толстых коротеньких ногах были армейские ботинки гигантского размера, глаза мужика были вдавлены в широкое лицо, а голова без шеи сидела на площадках плеч. "Шкаф" постоял немного, осмотрелся, и вышел на центр ринга.

Наступила тишина.

- Ну пошел, ублюдок, - стеганул меня голос из зала.

Это было явное обращение ко мне.

"Шкаф" махнул рукой, я уклонился. Несмотря на свой вес, он быстро перемещался, делая резкие выпады вперед руками. Это чудище выбросило короткую ногу довольно высоко для своего живота, и пока он выравнивал равновесие, я что есть силы ударил его ниже груди. "Шкаф" даже не шелохнулся и не присел от боли. Он продолжал работать как автомат, схватить мою руку и стал ее выкручивать. Ныряю под его локоть и оказываюсь за его спиной. Теперь его приклеившаяся рука оказывается вывернутой и он тут же меня выпускает. Отскакиваю метра на три к решетке. "Шкаф" идет на меня как танк, но я, выждав дистанцию, хватаюсь руками за решетку, подбрасываю свое тело, сгибая ноги в коленях, и выбрасываю все вперед, прямо ему в лицо. Он не успел увернуться из-за своей медлительности. Это был грохот мебели о пол. Туша еще три метра катилась по земле. Как тигр бросаюсь в его сторону и прежде, чем он поднял голову, бью ребром ладони между заплывшей головой и шеей. Он дернулся. Второй удар наношу ребром по ключице и чувствую, как она проваливается под моей рукой. "Шкаф" засучил ногами и зашипел.

- Назад! - раздался голос сзади. - Отойди в сторону!

В зале стоял гул. Какая-то девица зааплодировала. Дверь открылась, появился врач с мастером. Врач наклонился над лежащим, пощупал его голову, шею, грудь и махнул рукой.

- Пусть выносят и несут ко мне, - сказал он.

- Пошли, - мастер хлопнул меня по спине.

Мы идем молча. Мастер молчит до моей клетки. И также как в тот раз, когда надзиратель запирает замок, облокачивается на решетку, начинает свои комментарии.

- Тебе достался суперагент третьего разряда. Это самые опасные для нас. Первые - это интеллектуалы, которые никогда на таких сборищах не присутствуют. Вторые - это полуинтеллектуалы полудиверсанты, которые иногда, в меру необходимости приходят тренироваться сюда. И только третий разряд - убийцы и диверсанты, появляются здесь, чтобы доказать свое превосходство над классными специалистами, как мы. Это самая опасная категория. И за этот бой я бы тебя перевел в категорию "Б".

Мастер как в воду глядел. На моей груди появилась красная буква "Б".

Надя больше не приходила. Марина тоже исчезла и мне вдруг приводят "небесное создание" лет 17. Майор сам привел ее и стоя перед моей решеткой, спросил.

- Хороша? Дам тебе, закрепим даже, если дурить не будешь. Говори, хочешь ее?

У девченки испуганное лицо и чуть вздрагивающие пухлые губы.

- Хочу.

- Тогда, лады. Открывай надзиратель.

У того течет слюна от нервного возбуждения и он дрожащей рукой открывает решетку. Девченку вталкивают ко мне.

- Еще увидимся, кукла номер 748. Это тебе подарок от полковника за прекрасную работу со "шкафом"

Майор ухмыльнулся и ушел. Надзиратели припали к решетке.

- Ей, нам оставь, минут на двадцать,- кричит старший.

Я за руку веду девченку к своей койке.

- Тебя как звать?-спашиваю я.

- Инна,-говорит она губами.

- Раздевайся, Инна.

Она стаскивает трясущимися руками юбку, кофту, потом трусы. Молча ложиться на кровать. Надзиратели на взводе, шумят и вовсю несут всякую чушь.

- Эй,- раздается выкрик соседа по камере,-не дрейфь, скажи этим идиотам, что прилипли к решетке, что бы они быстрей кончали на пол и убирались к чертовой матери.

Сосед тоже получил свою женщину и скрипит кроватью за стенкой. Надзиратели с воем и раганью обратились к его решетке.

- За что тебя сюда?

- За папу, его арестовали.

- Ну и что?-я жду продолжения.

- Я облила офицера, который его арестовывал, кипятком.

- Ты же молодец.

- Он ослеп, а меня в предвариловку, а потом сюда.

- Без суда?

- Нет суд был, мне дали пять лет.

Она закрывает глаза и периодически тихо вскрикивает подо мной. Потом обнимае мою шею и так лежит пока мы не кончили играть в любовь. Неужели и ее прихлопнут, за эту дурацкую секретность, спать с нами. Мы лежим неподвижно и вдруг Инна говорит.

- Вся жизнь пошла на смарку, а ведь я молодая. Так хотелось хорошего парня, любви. Мой папа ученый и кто знал, что новые его мысли так испугают власть.

- Ты еще раньше своего срока уйдешь от сюда. Будет амнистия и все...

- Нет, чувствует мое сердце, это добром не кончиться. Ты думаешь, ко мне бабы там не пристают? Пристают, да еще как. Ведь я так молода на их уровне.

- Потерьпи, нам тяжелее.

- Знаю, мне говорили, не все парни выживают здесь. Здесь настоящий ад.

Мы лежим и тихо разговариваем и вдруг раздался скрежет замка на моей решетке.

- Ей, вылезай,-кричит Инне старший надзиратель.-Мы еще тебя должны трахнуть, осталось пол часа.

- Иди ты в жопу,-лениво отвечаю ему, хотя тело напряглось в предчувствии боя.

- Что ты сказал? А ну поднимайся, вонючка.

Связка ключей больно бьет по спине. Это предел. Как пружина я подскакиваю и натренированным ударом посылаю его на пол. Надзиратель катится на спине по моей маленькой камере до решетки. Присловутый Паша с воплем бросается ко мне и получв ногой в живот, сгибается от боли. Я разварачиваю его и бросаю головой в решетку. Паша валиться как куль. Старший надзиратель стонет. Может сейчас бежать, мелькнула сумашедшая мысль, но здравый смысл остановил меня. Я выкидываю тела из своей клетушки и вижу связку ключей на полу.

- Не делай глупостей,-кричит сосед, услышав звон ключей.-Лучше закрой свои двери с той стороны, а ключи выкинь в окно.

- Хорошо.

Закрываю двери и нащупав скважину с той стороны, закрываю ее на ключ. Потом, размахнувшись запускаю ключи между прутьев в большое зарешетенное окно напротив камеры. Раздается звон битого стекла, но ключи ударились в прут, повисли на острой пике стекла. Я оборочиваюсь и вижу Инну сидящую голой на кровати. Господи, я ведь тоже голый.

- Одевайся, сейчас начнется комедия.

Полковник в присутствии мастеров судит меня.

- Ты, уже стал занозой в нашем здоровом теле. Без конца нарушаешь основные законы тюрьмы. Сегодня поднял руку на самое основное нашей системы-охрану. Могу понять, когда даешь трепку агенту или спецу, но охраннику, нет. Так что мы с ним будем делать, мастера?

Их 17, они стоят и угрюмо смотрят на меня. Здесь тот, которого я укусил, тот, кBому выбил зубы, мой мастер.

- Может кто-то из вас хочет дать ему трепку на ринге?

Опять молчание.

- Хорошо, я придумал. Кто выйдет на ринг и победит его, тот получит свободу. Я отпущу его на волю.

Мастеров, как качнуло при слове "свобода". Вперед вышел здоровый парень.

- Я готов.

- Вот и хорошо, сегодня перед обедом и начнем.

Кукла против мастера. Народу в зале полно. Мелькнула рожа моего битого надзирателя, но вот вышел и он уже наполовину свободный человек. Мощные бицепсы и изуверский блеск в глазах.

Первые удары руками и ногами. Мастер есть мастер, я многому от них научился и этот очень напорист. Мы сцепились вплотную и мне кажеться, что трещат мои кости.Он заломил меня приемом и чтобы оторваться, рукой зацепил его голову. Боже как мне больно, правая часть тела вся вывернута. Рука нащупала глазницу и я вдавливаю палец в нее, он прямо прорывается во что-то горячее. Жуткий вопль, охватывает зальчик. Он сразу меня отпустил, схватившись за голову руками и тут я той же рукой заехал по дергающемуся горлу. Вопль оборвался. Мы лежим на полу, он неподвижно, а у меня нет сил подняться.

Надо отдать должное полковнику, меня перевели в категорию "А".

Тюрьма стала со мной обращаться как с привилегированным заключенным. Оказывается я получил кое-какие права. Более лучшую пищу, медицинское обслуживание и дважды в месяц иметь женщину. Инна уже не шарахается меня, но самое важное, новые надзиратели, ко мне более почтительные, чем прежние.

Мы с Инной лежим на кровати и она передает мне последние сведения, которые она услышала в женском изоляторе.

- Говорили, у тебя была раньше Надя. Я узнала пронее все. Продала ее Маринка администрации, теперь та неизвестно где. Маринка, сволочь, выйдет теперь раньше. Обслуживает, гадина, две тюрьмы, вашу и зону номер пять..

- А с тобой как?

- Мне повезло. За тобой теперь закрепили.

- А как же Маринка сможет выходить из зоны номер пять. Кто туда попал того не выпускают,- удивился я.

- Ха... Это у них по инструкции так, а таких баб как она пропускают. Там ведь тоже есть заключенные. Вот как бы заключенным ведут, а прапоры и лейтенантишки перехватывают. Между тюрьмой и зоной своя договоренность.

- Так ты даже узнала, что там делают?

- Конечно. Оказывается там многие бывали, они много чего рассказывалит.

- Так что там?

- Там заразные блоки.

- А что в них делают?

- Вирусы какие-то.

Я понял, больше ничего из нее не вытяну и меняю тему разговора.

- Ты этим бабам не очень распространяйся, что здесь увидишь или услышишь.

Она настораживается.

- Почему?

- Среди ваших имеются доносчики и кажется очень их много. Если они что-нибудь пронюхают, тебя уничтожат.

Она вздрагивает.

- Я им, дура, про эту драку рассказала.

- Теперь лучше больше помалкивай.

Через три дня рано утром меня вызвали на ринг. В зале было так много народу, что зрители даже стояли в проходах. Особенно выделялись гражданские с чисто азиатскими лицами. На этот раз мастера не было и никто не мог мне сказать напутственного слова.

В дверях показался худощавый парень с раскосыми глазами, в руках которого были две палки из бамбука. Гражданские заорали, засвистели, в то время как большая часть сидящего зала, женщины и военные, только мотали головами и молчали. Крики кончились, парень поклонился зрителям, потом повернулся ко мне и с криком "Хоп", бросил мне палку.

Какой-то пьяный офицер вдруг крикнул на весь зал, обращаясь ко мне:

- Ну-ка, врежь этому косорылому.

Зал неравномерно загудел.

Парень встал в боевую стойку, перехватив палку правой рукой по центру, и быстро провернул ее несколько раз.

Азиат провел разведку, выполнив несколько приемов. А потом удары посыпались один за другим. Я отчаянно отбивался, только моя реакция спасала от непоправимых ударов. В основном уходил в защитную стойку, закрывая ребра мышцами и сглаживая удары. Вот пропустил болезненный шлепок по ребру, еще по щеке, неровным концом бамбука. Я чувствовал, он меня забьет. В отчаянии, перехватил палку с одного конца и обрушил на его голову. Пока я это делал, сумел получить еще один удар по корпусу. Он принял мой бешеный удар, выставив палку поперек. Хотя он и защитился, но сила удара отбросила его к решетке. Я ринулся на него и придавил корпусом к прутьям. Моя грудь зажала его палку и руки, а я давил и давил его в решетку. Он освободил руку и уперся мне в подбородок. Я тоже освободил правую руку и, пользуясь тем, что он отклонил мой корпус назад ударил его по голове. Он не ожидал этого удара. Его рука упала с моего подбородка и тут я вторым ударом вгоняю его голову между двух прутьев решетки. Зал ахнул. Азиат, изогнувшись, повис на решетке.

- Назад! - раздался голос майора.

В зале стоял шум и гвалт. Несколько гражданских подбежали к решетке и придержали изогнутое тело.

- Вот черт, как его выволочь? Катенков, лейтенант, - бросил майор в зал, - срочно домкрат. Доктор, где же ты? Мать твою. Помогите ему.

Врач вместе с азиатами, поддерживающими его голову через решетку положили тело на пол. Я пришел в себя и чувствовал, как ноет избитое тело. Но тут на меня обратил внимание майор.

- Чего стоишь? Марш в камеру.

В сопровождении охранника я пошел к своему "дому".

Мастер пришел хмурый и недовольный.

- Где ты был? - спросил я.

- У начальства тюрьмы вдруг возникла идея на мастерах и старых куклах категории "А" проверять анаболические стероиды, чтобы потом их вкалывать дерущимся куклам. Вот нас несколько мастеров и заключили в изолятор, где и испытали разные новые составы. Я чуть не умер после одного из них. Сердце чуть не вылетело из своего места, так меня колотило. Только через день аклимался.

- А остальные?

- Один из кукол озверел. Взломал двери и убил несколько охранников. Пришлось его пристрелить.

- Сейчас-то ты как себя чувствуешь?

- Да ничего. Голова прекратила болеть, но на тренировку я уже не пойду.

- Мастер, у меня к тебе предложение. Бежим.

- Мы уже говорили с тобой на эту тему. Я не знаю как.

- Мастер, мы же сильные, мы же куклы, а потом, вы имеете свободное хождение.

- Это нереально. Надо убить пол тюрьмы. И потом, здесь такая система охраны, что вроде бы мы и свободны, но знаю, за нами следят. Ничего не выйдет.

- Мне нужна твоя помощь. Я без нее уйти не могу.

- Сейчас мне предложить нечего.

Инна вроде привязалась ко мне. Она рассказывает последние новости и я настораживаюсь.

- Маринка сказала, что видела в зоне номер пять Надьку. Маринкин любовник, проболтался, что Надька раскололась и рассказала о готовящемся побеге у вас.

Неужели наболтала что-нибудь про меня.

Прошло два дня. Мастер вывел меня на тренировку. Он был взволнован.

- Обстановка вокруг тебя нехорошая. Баба, с которой ты раньше обо всем делился, проговорилась. Полковник хочет наказать тебя за подготовку к новому побегу. Он свое слово сдержит, тебя будут держать над кучей этих паразитов более длительное время.

- Откуда ты узнал?

- От верблюда.

- Меня поведут сегодня?

- Через два дня.

- Почему?

- Сегодня приезжает спецагент, артист в своем деле. Через каждые два года приезжает сюда тренироваться и ни разу не показал на ринге свое лицо. После него, одного из кукол всегда везут в крематорий. Так вот, у полковника сегодня прием, завтра бой спецагента, а послезавтра твой. Ты чего опустил руки? Давай бей, бей тебе говорят.

Мы отрабатываем с мастером два приема и он опять начинает разговор.

- Я тут поговорил кое с кем из ребят и они согласились помочь тебе бежать.

- Мастер, есть план?

- Да. Вместо спецагента с куклой будешь драться ты. Ведь никто, никогда не видел его лица на ринге.

- ???

- Нам только надо вовремя убрать его, потом ты в маске выходишь из гостевого домика и идешь на ринг.

- Но там же своя, кукла?

- Ты ее должен победить и в этом успех побега. А потом вернешься в гостевой домик, наложишь грим и тебя увезут отсюда, а там поезжай за границу.

- А как же ты мастер?

- За меня не беспокойся. Так как берешься?

- Я согласен, но почему нельзя убить агента после боя в гостевом домике и потом, переодевшись уже бежать мне.

- Потому что до боя и после боя агента ведут офицеры чуть ли не под руки из гостевого домика и обратно, и так же сопровождают до машины. Просись уехать сразу же.

- Хорошо, мастер. Но охрана пропускает его по документам.

- И тебя пропустят. Там на столике паспорт будет лежать, по фото сделаешь грим. Тебе нужно беречь силы до завтра. Пошли в камеру, а завтра я за тобой приду.

Мастер пришел за мной. Надзиратель ворчит и записывает в книгу, когда меня отпустил.

Мы проходим казармы и у леса видим уютный домик.

- Он здесь,-говорит мастер.

Появляется фигура еще одного мастера.

- Все готово,-говорит он.- Идите к домику. Кабель отсоединен. По сигналу, знаешьчто делать.

Мы быстро проходим за домик и у распределительного щита видим торчащий кусок кабеля.

- Помоги мне,-шопотом говорит мастер.

Мы оттягиваем кабель к углу домика, где торчат снаружи водопроводные трубы. Минуты бегут часами. Вдруг раздался тихий свист. Мастер схватил кабель и прижал его к трубе. Мелькнула искра и попрежнему тишина и в домике, и снаружи.

- Пора,-появился опять тот же мастер.

Кабель отбрасываем в сторону. Мастер подходит к окну и пустив в ход нож, достает шпингалет. Окно открывается и мы впрыгиваем в комнату. Пахнет жареным мясом.

- Сюда.

Мы входим в душевую комнату. Под душем на дне ванны лежит красивый, здоровенный парень лет 35. Его рот приоткрыт, как и щелочки глаз.

- Ссука, сколько наших загубил,-мастер ударил его кулаком.

Мне показалось, что он застонал и тогда обхватив его горло руками, я что есть силы сжал его. Хруснули хрящи.

- Вытаскивай.

Мы выволакиваем тело из ванны и тащим в комнату. Мастера заталкивают тело под кровать.

- Быстро переодевайся. Форма на стуле.

Я одеваю защитную форму десантника с грубыми ботинками.

- Натягивай маску.

Мастер берет со столика прорезиненную маску китайца и натягивает на мое лицо.

- Вот так и волос вроде не видно.

- Василий Иванович, - раздается голос за дверью,- вы готовы?

Мастера, захватив мою робу, скрывается за дверью спальни.

- Иду, - буркнул я под сжимающим лицо, эластиком.

На пороге стоит знакомый капитан.

- Пойдемте, Василий Иванович. Куклу подобрали как просили. Чуть ли не с последним боем, до перевода в мастера.

Я киваю головой.

Мы идем к большому зданию с рингом.

Зал полон. Несколько хлопков раздалось при моем появлении. А вот и он. Жилистая, худощавая кукла, со шрамом от разорванного рта, в робе с буквой "А" вышла на ринг. Мы пошли на сближение. Это было какое-то сумасшествие. Мы наносили друг другу удары, носились по рингу и не чувствовали перевеса друг за другом. Вдруг, кукла ловко поймала меня на приеме и врезала ногой, когда я перемещал тело. Теряю равновесие и лечу в решетку. Сейчас же второй удар преследует меня в спину. Я успеваю схватиться за прутья решетки, но инерция второго удара, вмазывает мое лицо в прутья. Нос, губы и бровь защипало болью. Один зуб сломался. Я, повиснул на решетке и дернул руками вправо, отклонив тело и вовремя. Кукла добивающим ударом ноги скользнула пяткой по моему плечу и въехала между прутьями решетки. тогда я опять бросаю корпус на куклу и слышу как хрустит его застрявшая нога.

Кукла взвыла от боли и откинув тело вцепилоась в мои ноги. Все его прелести передо мной и я с силой бью между ног. Тело дергается и падает на пол. Для страховки еще два удара ногой в голову и вот она победа.

Зал ревет. Во рту мне мешает зуб и я выплевываю его вместе с кровью на пол. Глаз заплыл, а губа раздулась

- Василий Иванович, - услужливо подскакивает капитан, - врач нужен.

- Да, позовите в домик, когда я помоюсь - шепелявлю я.- Когда вымоюсь сейчас поеду. Приготовьте машину у меня нет времени.

- Но вы вчера хотели...

- Я передумал...

В сопровождении капитана и двух младших офицеров-поклонников я иду к гостевому домику.

- Прошу извинить, - говорю офицерам обезображенным ртом, - я выйду минут через тридцать Вы не подгоните машину сюда?

- Да, да. Сейчас.

Сдергиваю маску и смотрю в зеркало. Боже, что за рожа. Губы развернуло, глаз распух, нос рассползя по щеке. Раздеваюсь, моюсь под душем и переодеваюсь. Раздается стук в двери.

- Это доктор. Можно?

- Входите.

- Мне капитан сказал, что бы я зашел.

- Да, почините лицо, пожалуйста.

- Хорошо он вас.

Доктор замазывает мои раны и накладывает пластырь.

- Ничего опасного. Заживет. Только зубы вставте.

- Там что-нибудь еще?

- Одного зу нет, но другой вызывает подозрение.

- Меня охрана такого не пропустит.

- Пропустит,-смеется доктор,-они вас знают, а многие даже бой смотрели. По внутреннему телеку показали.

Мы едем по территории лагеря и капитан не умолкая восхищается последним боем. У ворот машина останавливается. Капитан протягивает бумагу охраннику.

- Дайте ему паспорт, пожалуйста, - просит капитан меня.

Я достаю паспорт и отдаю его тоже охраннику. Он заглянув в него, потом на меня тянет.

- Ну и отделал же вас, прохвост.

- Помалкивай, - рычит капитан, - лучше открывай ворота.

Мне возвращают паспорт и тут взвыла сирена.

- Тревога,-орет охранник и бежит к будке КПП.

- Ну вот, застряли,-разочарованно говорит капитан.

Мы сидим и молчим, проходит минуты три. Вдруг машину окружают спецназовцы с установленными автоматами.

- Вылезайте,-раздается команда.

Мы выходим из машины. Как ярко светит солнце.

В кабинете полковник, майор, черный капитан и я.

- Так не скажешь, кто тебе помогал.

- Никто, я один.

Тут вошел в кабинет лейтенант.

- Товарищ полковник, разрешите.

- Говори.

- Мастера нашли за нужником. Он в беспамятстве. Врач говорит, удар чем-то тяжелым по голове.

- Хорошо, идите. Кто прибил мастера?

- Я.

- Так. Что с ним делать, товарищи офицеры?

- Повесить за яица,-предлагает черный капитан.

- Износиловать его бабу перед ним,-ухмыльнулся майор.

- Бедновато у вас чего-то с фантазией. Пока видно придется мне подумать за вас. Майор отведите его в свой номер. Я сегодня решу, что с ним делать.

- Ну как,- кричит сосед,- опять влип?

- Да, теперь мне будет на орехи, посерьезней муравейника и проволочной сети.

- А как попался.

- Какая-то сволочь видела фигуру, выскочившую с окна гостевого домика, и сразу же донесла.

- Наверно, эту падлу пощадят, но поверь, если она здесь останется, мы ее добьем.

В этот день меня не тронули, а наследующее утро повели в кабинет полковника на расправу.

Там по мимо полковника сидело двое гражданских лиц.

- Вот этот,-когда я вошел, сказал полковник.

Они все изучали меня.

- За что сидите?-спрсил один из гражданских.

- Не имею понятия, даже не знаю статьи.

- У него много побед?-спросил уже другой полковника.

- Все. И все победы, ни одного поражения. Вот учетная карточка, которую ведет наша диспетчерская.

Новички изучают карточку.

- Посмотри какие личности,-говорит один другому,- и "кабан" здесь, и Дзян Ли, а вот Витек и его оказывается он лупанул. Последний кто? Боже мой, это же Вася, Василий Иванович. Мертв?-опять обращаются к полковнику.

- Мертв.

- Пожалуй, подойдет. Так что, полковник, мы согласны взять его.

- Ну если не боитесь трудностей, берите. Но... Что бы обезопасить вас, отдаю его вам под залог.

- Это как же, объясните?

- Скажика, голубчик,-обращается полковник ко мне,-тебе нравиться твоя подружка?

- Нравиться.

- Мы тебя отпустим с этими господами, если выполнишь по их просьбе одну операцию, дадим свободу и вернем ее тебе. Согласен?

- Согласен.

- А выкинешь опять какой-нибудь фокус, твою девочку растерзают в нашем уютном лагере. Тебя все равно выловим, тогда я тебе буду резать на кусочки, каждый день по кусочку в 50 грамм и кормить собакам. Весы поставлю, буду отрезать с точностью до миллиграмма. Пока не сдохнешь, буду их кормить.

Они садятся поудобней и предлагают мне.

- Садитесь, вы не хотите закурить?

- Нет.

- Так вот, Александр Николаевич...

Вот это да, впервые по имени и отчеству. Значит действительно нужен..

- ... Нам нужен человек способный, с такими данными как у вас. Чесно говоря, дело дохлое, но вам-то жить хочется, а тут еще свободой пахнет.

- Вы можете по конкретней,-прошу я.

- Хорошо, нужно взять одного человека. Охраны до черта. Сидит день и ночь в одном и том же здании, чтобы взять его нужно устроить целое побоище, а мы ни с кем не воюем.

- За границей?

- Зачем, у нас в России.

Я смотрю на них с удивлением.

- Пока вы здесь сидели, Александр Николаевич, в мире все поменялось. Это район Чечни. Они фактически от нас как бы отделились, даже свои войска имеют, своих министров, свою милицию, а вот деньги качают наши. Там в банке сидит, такой господин Бебешев, на 11миллиардов рублей по фальшивым авизовкам накачал в свой банк деньгами из всей России. Очень талантливая личность. Чеченцы его очень берегут. Так вот, нам нужен он, живой. Нужны все его международные связи, где хранит крупные суммы за границей, сколько у него куплено и где находятся свои люди. Видите как мы много хотим и хотим, что бы это сделали вы. Никого ведь туда нельзя пока посылать, кроме преступников. Даже ФСК дважды провалилась, пытаясь его вытащить.

- И сильная охрана?

- Очень. Скрывать не будем. Очень. Мы даже не предполагаем в каком месте здания он сидит. Ни один из наших еще в апартаментах Бебешева не бывал.

- У меня все равно нет выбора. Если откажусь, здесь прибьют...

- Правильно мыслишь,-заметил полковник.

- ... Если там выгорит, будет свобода. И заложника отпустите, полковник?

- Мое слово... закон. Выполнишь задание, получишь свою при-хе-хе. Подтвердите ребята?

- Полковник, а мы ее возьмем от вас и будем держать в Ставрополье, если все выгорит, сразу пусть получает. Только... Александр Николаевич, мы вас после перебросим за границу. Нам бы очень не хотелось, что бы вы маячили в России.

- Все ясно, я готов.

В Грозный мы приехали на грязном, старом "москвиченке". Сижу на заднем сидении под охраной двух молодцов, похожих на закавказцев. Впереди, кроме шофера, сидит Виктор Владимирович, один из тех гражданских, которые уговаривали меня на эту операцию.

- Вот он банк, смотри,-говорит Виктор Владимирович.

У входа в большое здание, группа военных с автоматами. Одни сидят на ступеньках и дремлют, другие расположились кружком. Медленно проезжаем вокруг громадины здания.

- Так и неизвестно его расположение?-спрашиваю я.

- Кое-что узнали. Он между 11 и 15 этажем. Больше ни какой информации.

Мы едем в другую сторону и вскоре останавливаемся у полуразрушенной "хрущевской" пятиэтажки.

- Выходим здесь.

На третьем этаже нас встречает боевой старичок в рваном коричневом свиторе.

- Заходите, Виктор Владимирович, заходите.

Мы входим в квартиру и старичок поспешно закрывает дверь.

- Вы не против, если мы расположимся у вас.

- Конечно, конечно. Я рад, что наконец-то обо мне вспомнили.

Мы скидываем обувь и проходим в гостинную. Квартира захламлена и сидя на диване боком чувствуешь упершийся выступ стола.

Пока шли общие разговоры, я задремал и проснулся от толчка охранника.

- ...Так вот,-говорил старичок. На первом этаже банка, кроме охраны, ничего нет.Прямо скоростные лифты.

- Сколько?

- Четыре. Вот тут,-он ткнул в нарисованную схему,- по шикарной лестнице в операционный зал. Третий и четвертый этаж заполнены служащими. Пятый,-вычислительный центр.

- Сколько всего этажей?

- Пятнадцать.

- Значит с 11 по 15 где-то сидит Беберов. Нижние пять, сама служба банка. Итого 11 этажей. Что же расположено на оставшихся четырех?

- Незнаю. Но где-то есть столовая, помещения охраны. Причем, охрана на каждом этаже.

- Вы чего-нибудь наметили, Александр Николаевич?

- Нет.

- Время идет. Пойдемте поедим здесь в кафе.

- Там уже ресторан, Виктор Владимирович. Может у меня?

- Нет, нет, пока такой уж ненависти к русским нет, сходим. Тем более, с нами Давид и Зураб. Пошли ребята.

Ресторан забит, почти все курят и дым табака ползет среди грязных люстр.

Мы усаживаемся за столик и вонючий от щей, мальчишка принимает от нас заказ. Возвращается он быстро и на подносе приносит подозрительное мясо и массу овощных культур. Мы с жадностью поглощаем и то и другое и наконец приступаем к обсуждению предполагаемой операции.

- Может через крышу,-предлагает Зураб,-по веревке и вниз.

- До какого этажа спускаться? И как туда на крышу попасть?

- На лифте. Ведь он идет до последнего этажа.

- С веревками, приспособлениями, оружием. Думай, что говоришь.

- Прикинуться бы тебе каким-нибудь мафиози, тогда бы тебя точно приняли,-опять дает вариант Зураб.

Вдруг я услышал недалеко от нашего столика знакомый голос.

- Неуговаривай, не дам я тебе эту сумму. Если Бебер даст, бери у него, а я нет.

Быстро поворачиваю голову и вижу... Борю. Да, да, того самого Борю, который меня втянул в дело с минами, а потом стал депутатом.

- У меня появилась надежда проникнуть в банк.,-говорю своим спутникам.-Я сейчас.

Встаю и подхожу к столу с беседующими.

- Вы не разрешите мне присесть.

Он меня узнал сразу. От удивления открылся рот.

- Ты...

- Я. Хорошо что признал.

- Знакомтесь, -вдруг приходит в себя Боря,- мой старый друг, Саша, а это господин Мамедов, предприниматель и бизнесмен.

Мы пожимаем друг другу руки.

- Чем вы сейчас занимаетесь?-спрашивает Мамедов.

- Боря, за вашим столиком можно говорить все?

Он кивает головой.

- Золотом.

Боря опять удивлен, а Мамедов с интересом глядит на меня.

- Смело очень. Это что скупаете или продаете?

- Нет, я в Росии собираю золото с радиоэлементов, а потом им торгую.

- А..., я это слыхал. И много насобирали?

- 28 килограмм, двести грамм.

- Ого. Хотите Беберу продать.

- Хочу.

- У тебя что, действительно есть лаборатории по очистке, там?-спрашивает Боря.

- Конечно. И во многих городах. Это только слово такое весомое лаборатории, насамом деле нужна только электролитическая ванна.

- А в каком городе лучше всего собирать золото?-неунимается Мамедов.

- В Севастополе.

Они растеряно смотрят на меня.

- Вы сказали в Севастополе, но там даже радиоэлектронных предприятий нет.

- Не сказал бы, что с электронных предприятий много возьмешь, там уже все разворовано и продано. Они не нужны, зато в Севастополе рядом громадный флот.

- Ты хочешь сказать, что эти... военные несут тебе платы с золотом от ракет, пультов и приборов корабля.-догадался Боря.

- Конечно, и я давно понял, что это бездонная бочка.

- А сколько золота собрали за прошлый раз?

- В Феврале, в Севастополе, где-то килограмм 85.

Мамедов присвистнул.

- А сплавляете, где, если не секрет?

- Вобще-то секрет. Но имея постоянных покупателей, все равно ищу рынки сбыта. В прошлый раз продал посреднику из Молдовы, а в этот раз приехал сюда.

- С Бебером незнакомы?

- Нет. К нему у меня подходов нет.

Они переглянулись.

- Ладно, парень,-Мамедов подозвал вонючего мальчишку,-коньяк сюда, только не говно, для хорошего гостя и еще одну рюмку.

Коньяк был превосходный, я уже давно не пил такой прелести и поэтому цедил каждую каплю из рюмки.

- А вы, повидимому, хорошо разбираетесь в напитках,- говорит Мамедов.

- Неплохо.

- Куда ты исчез после взрыва в супермаркете?-вдруг спросил меня Боря.

- Меня арестовали.

- Ты что бежал?

- Нет. Меня отпустили под процент.

- Это как?

- Мы договорились с генералом, что 6 процентов от продажи золота его.

- Вот это да.

- Еще на прощание генерал сказал, что ты сволочь. И только благодаря тебе меня посадили.

Боря побагровел.

- Вы что, вы о чем ребята?-заговорил Мамедов.

- Это у нас личное.

- Ты сам нас продал. Первый рассказал следователю обо мне и других.

- Чего же ты меня тогда сразу не выкупил до этих дурацких допросов, а деньги им дал позже, на то что бы меня куда-нибудь убрали. Хорошо еще, что знакомый человек попался.

Боря сидит красный как рак.

- Ладно, забудем, ты хорошо живешь, я хорошо живу. Буду твоим должником.

- Прекрасно, ребята,-Мамедов начинает пьянеть.-Выпьем за мир.

- Мне нужно здесь продать золото и не влипнуть. Не очень-то приятно таскать все в чемоданах и ждать какой-нибудь пакости от всяких "друзей", раз хочешь помочь, помоги.

- А вы расзве один?-спрашивает Мамедов.

- Нет, с охраной.

- Саша, договорились. Завтра. Жду у банка, в девять утра.

- А хочешь я куплю золото,-предлагает Мамедов.

- Следующая партия твоя, а пока бедлам в Грозном, надо воспользоваться им.

- Ты думаешь, русские будут наступать?-встревожился Боря.

- Как будь-то ты сам не видишь? Конечно будут. Какой дурак будет держать занозу у сердца.

Мамедов начал похрапывать.

- Ну вот развезло мужика, сегодня уже пьет пятую бутылку. Ладно, Саша, я увезу его в гостинницу. Завтра встретимся.

Боря бросил деньги на стол и подхватив Мамедова, потащил его к выходу. Я посидел немного и встал, что бы подойти к моим охранникам, но... их не было.

На улицах Грозного полно народа, где-то застучал автомат и тассирующие пули вспыхнули на небе.

В квартире у старичка сидели все. Они молча выслушали мой отчет.

- Тебе везет, Александр Николаевич. Это просто господь тебе помог. Чувствую, штурмом брать здание не будем. Вот паспорт возьми. Иди завтра на встречу, мы тебя прикроем. Про золото ты здорово конечно завернул, но лучше не спеши, если на первый раз ничего не получиться, будем подходить с другого конца. Жди своего часа. На всякий случай, машина будет стоять вот здесь и вторая, для страховки, здесь,-он ткнул пальцем в все тот же листок.- Тебе нужно оружие?

- Нет, там наверняка обыскивают.

- Хорошо, я пойду пройдусь. Ребята, а вы отдыхайте. И всегда будьте наготове, неоткрывайте, даже прокурору,-хлопнул дверью Виктор Владимирович.

В девять я стоял у дверей банка. Подъехал БМВ и вышел Боря.

- Ох, после вчерашнего, башка болит. Сегодня выпил с утра воды и чувствую опять закосел. Пошли, Беберов ждет. Он уже предупрежден.

Мы входим в здание и нас останавливает охрана. Боря объясняет им ситуацию и после проверки нас пропускают и дают сопровождающего. Мы идем не к лифту, мы идем... к подвалу. У входа охранник просит вынуть все металлические вещи. Я прохожу через сигнальную раму и ничего, а вот Боря звенит. Он уже снял все и ботинки и ремень, но звенит попрежнему. Вдруг его осенило, он показываает зубы охраннику и тот убедившись, что они из металла, милостиво соглашается пропустить.

По длинным корридорам спускаемся ниже этажом и вот наконец деревянная дверь. У входа два вооруженных чеченца.

- Проходите, давно вас ждут.

Это очень светлое и огромное помещение. В конце сидит на кресле полный человек с густыми черными волосами. До синевы выбриты щеки и светлый костюм завершают его внешние лицо.

- Долгонько тебя мурыжили,-смеется он на Борю.

- Понастроил здесь засад, теперь пробираться надо часами.

- Ничего, ничего, как у вас говорят. Береженого бог бережет. А вы кажется, Александр Николаевич, Борин приятель.

- Да.

- Мне уже сообщили, что торгуете золотом.

- Да,-с удивлением говорю я.

- Не удивляйтесь, молодой человек, мы тут быстренько на вас собрали сведения. А я-то думал, кто там в России ворочает этим бизнесом. Так очень-то не интересовался, а теперь живого представителя вижу. У вас золото в слитках?

- Нет, комками. Нехватало мне еще тратиться на тигели и печи.

Беберов весело рассмеялся.

- Ох эти горе предприниматели. Достанут начинку, а упаковать ее не могут. Ведь от этого цена выше бывает. Буду брать ваше золото, но на два процента дешевле, потому что доделывать все придется мне.

- Один.

- Что один?

- Один прцент.

- Дорогой, здесь не торгуются. Здесь сказал я.

- Хорошо, не драться же здесь с вами из-за двух процентов.

Беберов смеялся до упаду.

- Ой, немогу, так говоришь, не драться мне из-за двух процентов. Ха-Ха-Ха ...

Вы ребята не бизнесмены, вы просто старьевщики, которые собирают барахло, а потм его продаюит хозяину. Не обижайтесь, Александр. Я хочу у вас быть постоянным покупателем. Сколько будете давать дальше?

- Сойдемся на 70 килограммах ежемесячно.

- Ого. Вы разве еще Севастопольский флот не весь ободрали.

Мы с Борей переглянулись.

- Флотов много, но еще больше ракетных частей.

- Ай да молодой человек. Вы же русскую армию без основного оружия оставите.

- Не обеднеет.

- Золото где?

- На частной квартире под охраной.

- Их трое?

- Да вы все знаете.

Он опять смеется.

- Мне все положено знать. Завтра привезешь и сдашь администратору. Я его предупрежу. Деньги получишь там же. Ну а ты Боря, опять глупость сделал?

- Я пытался вытащить 10 миллинов долларов через электронику, но этот придурок Иванов шестой, запорол программу.

- Не он запорол, идиот, ФСК дырку заткнуло.

В это время постучали в дверь и без разрешения вошли две женщины. Одна с широким тазом, с густыми черными волосами и редкими волосиками над губой. Другая молоденькая с кичкой на голове и красиво подстриженной челкой над глазами.

- Папа,-капризно сказала молодая,-не пора ли тебе нас проводить? Самолет через два часа.

- Доченька, папу берегут, ему нельзя выходить на улицу ни на машине, ни пешком, поэтому я провожу тебя только до машины. Кстати, познакомься, это Борис, а это Александр. Александр, вы кажется не женаты? Вот смотри какой парень. Ты все вопишь, женатики кругом, а этот холостяк по России шляется, сырье добывает.

- Отчего у вас лицо в шрамах,-обратилась она вдруг ко мне.

- Я дуэлянт, миледи.

- Ха, а это интересно. И кого вы проткнули?

- В основном протыкали меня. Вот дядя Боря, нанес мне первый удар, а там они посыпались, как из рога изобилия.

- По вашему виду не скажешь, что вы такой несчастный.

- Но я же об этом и не говорил. Иногда даже приятно быть проткнутым.

- Не поняла.

- Вот этот шрам,-я показал на лицо,- нанесла прекрасная женщина. Она визжала подо мной, а потом в экстазе ободрала сумкой лицо.

- Сумкой?

- Ну да, ей хотелось еще.

Беберов заржал как ненормальный. Взрослая мадам сжала губы, чтобы не прыснуть от смеха, в ее глазах засверкали искорки. Зато молодая покраснела, но я видел, что ей понравился.

- Вы забавный молодой человек,-сказала она,-но у нас нет времени па... Пойдем, проводи хоть нас до машины.

- Можно, мне вас проводить тоже, -попросил я.-Моя миссия уже окончена и я освободился.

Гляжу на Беберова и тот кивает головой.

- Проводите. Может мы с вами и встретимся еще.

- Лучше не встречаться. Иначе будет новый шрам, но уже на сердце.

- Пошли, лавелас,-улыбался Беберов.-Вы, Боря, пойдете с нами?

- Я лучше подожду вас здесь

- Давай. Посиди подумай, у меня тоже одна идея есть. Тоже мне горе депутат.

- Пока, Саша, заезжай ко мне.

Мы прошли, секретаря, охрану и свернули в новый отвод корридора и вдруг вылетели на подземный гараж.

К нам подошли двое с автоматами.

- Сейчас они уедут, пропустите их.-приказал Беберов.

Один пошел к стене, а другой остался возле нас. Как из-под земли появился шофер.

Пожалуй пора действовать, подумал я.

- Ну пока доченька.

Беберов поцеловал дочь. А я резко врезал в ухо охранника. Он грохнулся на асфальт, загремев автоматом. Водитель пятился от меня, пытаясь достать пистолет, но я его догнал ногой и он покатился по асфальту в сторону ворот.

- Ты чего?-удивленно сказал Беберов.

Я не стал разьяснять, а просто дал ему в челюсть и когда он откинулся к машине, вторым ударом въехал в глаз. Он сразу поплыл вниз. Но тут заорала дочь, а охранник у ворот дал очередь из автомата вверх. Тот час же появились из боковой дверцы еще четыре человека, одетые в комуфляж. Я рухнул на асфальт, дотянулся рукой до автомата, лежащего охранника и заорал.

- Эй вы, не стреляйте.

Наступила тишина.

- Я перебью всю семью и самого Беберова, если вы будете нападать на меня. Я обещаю ему жизнь, только если мы сначала поговорим с ним, там... на воле.

Но тут раздался твердый женский голос, который прорезался у старшей мадам.

- Ашек, открой ворота. Всем уйти из гаража. Мой муж должен быть жив. Запомните, где бы он не был, он если будет жив и вернется сюда.

Поднялась фигура охранника у ворот и вскоре дневной свет хлынул через массивные медленно разварачивающиеся ворота. Все, кроме лежащего охранника ушли в боковую дверь.Я встал, закинул автомат за спину и открыв дверцу стал заталкивать тело Беберова в машину.

- Мадам, вы не можете сесть за руль?

- Однако, вы порядочный нахал. Садись Ани, со мной, да не хнычь. Повезем отца

вместо аэродрома к черту на куличики.

Мв сели и машина тронулась. Вот это да, мы выехали не из банка, а из соседнего массивного дома. Проезжаем улицу и я вижу стоящую у тротуара машину.

- Притормозите, мадам.

Она хмыкнула.

- Вы лучше посмотрите, что твориться сзади.

- Притормозите.

Мы подъезжаем к "москвичу" и я приоткрыв окно кричу: "Прикрой, сзади погоня".

Зураб кивнул головой.

- Теперь жмите, мадам.

Мы рванули. Сзади грохнул выстрел, началась перестрелка.

- А у вас все предусмотрено, молодой человек. Неужели, вы даже знали когда мы должны вылететь?

- Нет.

- А вы не боитесь, что нас могут остановить на ближайшем милицейском посту?

- Нет.

Я оглянулся. За нами мчался другой грязный "москвич" и сигналил фарами.

- Мадам, нельзя ли здесь остановиться.

- Прямо на улице? У вас большое самообладание.

Она встала у тротуара. Москвич тормознул рядом.

- Где он?-высунулась голова Виктор Владимировича.

- Лежит.

- Давай перегружай сюда.

- А мы куда?-спросила мадам.

- Хотите со мной, хотите с ними.

- Нет уж, только не с вами. Вылезай, Ани, приключения только начинаются.

Мы с трудом перетаскиваем тело Беберова в москвич.

- Хоть, дышит?

- Жив.

- Сейчас ты отвлечешь погоню, там на улице Зураб сделал пробку, а потом добирайся до Ставрополя. Улица Красного Октября, дом 2, там Инна.

Машина рванула, а я сел за руль. Через километр бешенной гонки сзади обнаружилась погоня. Три машины с вооруженными людьми подошли с зади и пристроились мне в хвост, никто из них не обгонял. Вдали замаячил пост. Ну что же кукла, твой последний шанс. Нажимаю на газ и пытаюсь выжать из машины все. Сзади тоже несутся как угорелые. Вот и милиция с автоматами. Они машут палочками, требуя остановки, но я пролетаю мимо.Теперь пора. Чуть замедляю ход. Задняя машина чуть не достает меня бампером. Опытный, сволочь. Тормоз... Он чуть меня стукнул, но тоже резко затормозил. Теперь рывок. Сзади грохот. Мчавшийся второй автомобиль погони, впилился в затормозившую машину.

Вытащив автомат, дал очередь по колесам едущему на встречу грузовику, он вильнул и тормозя вошел в пробку. Теперь надо бросить машину. Сворачиваю в боковоую асфальтовую дорогу. Ворота какого-то дома открыты, въезжаю прямо во дворик и выскочив, закрываю ворота. Небритый, босой хозяин, прожевывая пищу появляется на ступеньках.

- Эй, ты чего?

- Хозяин, машину хочу подарить.

- Э... мне не надо.

- Продай

Выскакиваю в калитку и перебегаю дорогу. У пробки все больше и больше скопляется машин, быстро иду туда, может какая и прихватит.

Только через неделю я прибыл в Ставрополь. Вот и улица Красного Октября. Во дворике какая- то женщина полоскает в тазу белье.

- Простите пожалуйста...

Она ко мне поварачивается и я вижу... Инну. Боже, какая красавица. Она бросила тряпку и бежит ко мне.

- Я знала, что ты вернешся сюда, я так тебя ждала.

Число просмотров текста: 4804; в день: 1.26

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 20 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0