Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Детективы
Кукаркин Евгений
Во всем виноват Мишка

ПРОЛОГ

Во всем виноват Мишка.

Даже сейчас сидя под следствием, я все больше убеждаюсь, что во всем виноват он.

- Вам знакома эта монета? - спрашивает сидящий напротив толстолицый очкарик.

Это мой следователь.

Я беру монету в руки и ощущаю ее парящую легкость. Так вот она где, моя третья монета. Мерзавец Мишка уверял меня, что его избили, а все монеты, которые я ему передал, отняли. Он просто, две монеты отдал в органы.

- Да.

- Кто вам заказал их?

- Мишка, Мишка Симаков.

- Симаков утверждает обратное. Вы сами, для неизвестных целей сделали этот рубль.

Рубль вываливается из моих рук и на ребре по спирали катится по бумагам.

- Пусть утверждает. Он подлец.

- Ладно. Перейдем вот к этим вещам.

Следователь высыпал из портфеля на стол горку блестящих металлических рублей.

- Вы делали?

- Похоже, я.

- Начнем с момента, когда вы заинтересовались изготовлением этих денег. Итак, вы утверждаете, что Владимира Руслановича к вам направил Симаков и до этого вы его ни когда не видели? - спрашивает следователь.

- Да.

- И за все время вашего общения с Владимиром Руслановичем, вы не разу не поинтересовались как его фамилия и где он живет и работает?

- Не интересовался.

- Хорошо. А теперь, еще раз, подробно, расскажите нам, как вы познакомились с Владимир Руслановичем, а также о дальнейших деловых контактах с ним.

У магнитофона на столе противное поскрипывание. Этот пластмассовый ящик, записывает все мои паузы и неосторожно сказанные слова.

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

Во всем виноват Мишка.

Мы считались с ним лучшими друзьями. Жили на одной лестнице, ходили в одну школу и класс и даже, поступили в один и тот же институт. Мало того, влюбились в одну девушку Таню, которая училась с нами в одном потоке. И тут в нашей дружбе произошла первая трещина. Я укатил на практику в Кириши, а когда приехал, то узнал что Таня и Мишка собираются поженится.

На Тане он не женился, а удрал после института в армию, служить положенный срок, офицером. Я же поступил в НИИ и меня распределили технологом в цех изготовления оснастки и оборудования.

Через полтора года в НИИ появился Мишка, которого трудоустроили технологом в технологический отдел.

И вот он появился передо мной в ядовито зеленых штанах и рубашке с полосочкой поперек.

- Здорово, Сашка.

- Мишка, черт старый. Никак утихомирился.

- Решил пристать к берегу и стать на якорь, как говорят моряки.

- Значит опять вместе?

- Вместе.

Он снисходительно оглядел мое рабочее место. Грязный стол с пачками бумаги в небрежных стопках.

- А что это у тебя? - он ткнул пальцем в черный комок на белом листе бумаги.

- Муха пластмассовая. Я формочку сделал и на литьевом участке отлил. Рыбаки обалдевают от таких штучек.

- Дай-ка посмотреть. Прелесть какая. Если у тебя есть еще, дашь мне несколько штучек?

- Возьми, вон в коробке. Первую партию сам опробовал.

- А как ты сделал ее?

- Да просто. Поймал живую муху, обработал ее токопроводящим лаком и повесил на проволочке в гальванической ванне. Там медь наросла на мухе комком. Потом комок разрезаешь, муху выкидываешь и все, форма готова.

- Здорово. А это что?

- Тоже самое я проделал с розой, ромашкой и другими цветами. Смотри какие формы.

- Но они все покрыты хромом?

- А как же. После меди опять в ванну, но уже с хромом.. Твердость надо придать поверхности, иначе сотрешь медь и форме конец. Вон Маша тащит в мешке первые цветы. Маш, Маш, иди сюда. Это Мишка, мой старый друг. Познакомься.

- Маша.

Она с ухмылкой протянула руку.

- Маша, покажи как получилось?

- Смотрите.

Она высыпала содержимое мешка на стол. На грязной поверхности раскатились разноцветные головки цветов. Яркокрасные, белые и желтые полиэтиленовые бутоны потрясали тщательностью изготовления.

- Ух, ты. А где стебли?

- Да вот новую форму делаю. Стебли с листьями. Можно было бы листья отдельно, но уж больно много металла идет. Мы с Машей решили сделать партию цветов нашим женщинам к 8 Марта, пусть женщины порадуются.

- Сашка, сделай и моим в отдел.

- Маша, как, пороху хватит и на них?

- Да что не сделаешь для хорошего человека.

- А кто из нас хороший? - с надеждой посмотрел на нее Мишка.

- Саша, лучше.

- Конечно, Сашке и в детстве лучшие куски доставались.

Мишка стушевался и стал прощаться.

У Маши день рождения. Я долго думал, что ей подарить и решил сделать ее слепок. Я купил 12 коробок пластилина и, смешав его, вылепил по памяти ее головку. Сверху все залил гипсом. Получилась форма. Внутренность формы опять залил гипсом и изящная голова с закинутыми назад волосами предстала передо мной. А дальше, закрепив наружный слой и обработав токопроводящим лаком, сунул голову в гальваническую ванну с серебром. Когда головка была готова, как назло у рабочего места, появился Мишка.

- Ой. Как здорово.

- У Маши день рождения, вот решил подарить.

- Что ж ты мне не сказал? - забеспокоился Мишка. - Надо и мне что-то подарить.

Он выскочил из моей комнаты.

Я завернул голову в бумагу и полиэтилен и, договорившись с охранником, протащил сверток через проходную.

На Маше было красивое розовое платье. Она встретила меня в прихожей и я нежно поцеловав ее в щеку, развернул сверток.

- Сашка, ты ненормальный.

Маша покраснела и, взяв подарок, пошла показывать его гостям. Через некоторое время в квартиру ворвался Мишка. Он приволок громадную коробку конфет и штук десять красных роз.

Весь вечер я ухаживал за Машей, а Мишка, получив от нее отпор, занялся подругой Маши, оранжевой Мирой. Мы танцевали, пили вино, пели песни и Мишка под конец вечера сделал очередную пакость.

- Какая красивая головка, - он взял со стола гипсовый слепок Маши. - Маша, ну вылитая ты.

- Я сама удивляюсь, как Сашка мог вылепить меня по памяти. У тебя Сашенька несомненно есть талант.

Она погладила меня по руке. И тут головка выскользнула из рук Мишки и ударившись об стол, грохнулась на пол. Мы замерли, наступила тишина.

- Что же я наделал? - заверещал Мишка. - Машенька прости, вышло нечаяно.

Головка не разбилась, она ударилась об ковер, но нос отлетел. Я поднял голову и с ненавистью посмотрел на Мишку.

Вечер был испорчен.

Через неделю Мишка, как ни в чем не бывало, пришел ко мне с идеей.

- Сашка, а можно сделать форму из металлического рубля?

- Можно, но кому он будет нужен пластмассовый рубль. Только как сувенир.

- А ты попробуй, я договорюсь с гальваниками. Мы также пластмассовый рубль обработаем лаком и сунем в серебряную ванну.

- Ладно, у меня сейчас есть матрица без круглой вставки, давай попробую вставку сделать из формы рубля.

- Во здорово. Я тебе помогу.

Я сделал форму и первые три коричневых рубля из пластика появился на белый свет. Мишка тут же уволок их в гальванику. Через два часа, я действительно не узнал, то что сделал. Блестящие рубли сверкали в руке у Мишки.

- Ну как? - спросил он.

- Да ни как. Смотри какие они легкие.

- Ну и что. Саша, можно я их возьму. Я с этим рублями еще посмеюсь над друзьями и моими девочками.

- Валяй.

Маше моя затея с рублями не понравилась.

- С твоего позволения, я лучше выкину эту штуку.

Она выбила медные вставки из матрицы и пуансона. Раздавила их под прессом и запустила лепешки в мусорный ящик. Я ничего против не имел. В этот момент я был занят, выгравировывал в металле литники к стеблю розы. Нужно было спешить к 8 Марта.

Все цветы очень понравились и женщинам, и начальству. Руководство решило запустить маленький участок искусственных цветов для "народного потребления".

О монетах, которые я отдал Мишке, как - то за делами и забыл.

Меня вызвали в отдел кадров. В кабинете сидел начальник отдела и худой высокий мужчина.

- Здравствуйте Александр Максимович. С вами хотят побеседовать. Я оставлю вас здесь. Пожалуйста Семен Маркович. - он обратился к мужчине, освобождая своим чиновничьим туловищем кресло и стол.

Семен Маркович сел за стол, положил на него черную кожаную папку и вытащил несколько листочков из нее.

- И так... - он взглянул на медленно закрывающуюся дверь, потом на меня - Садитесь, чего вы стоите. И так, Александр Максимович Скворцов...

Он уперся глазами в листок.

- Год рождения..., место работы..., семейное положение... Все ясно. Я вот о чем хочу поговорить с вами гражданин Скворцов. Это ваше?

На столе блеснул фальшивый рубль.

- Простите, откуда он у вас?

- Вы признаете, что этот рубль сделали вы?

- Этот рубль сделал я. Но я все же хочу узнать, кто вам его передал?

- Это неважно. Важно другое, что вы переступили закон, изготовив фальшивые деньги.

- Мне кажется, вы пытаетесь создать из мухи слона. Смотрите.

Прежде чем Семен Маркович успел что-либо сделать, я схватил рубль и поднатужившись сломал его пополам.

- Что вы делаете? - он вскочил.

- Показал из чего он сделан. Если бы он был сделан из шоколада, вы бы тоже пришли затевать дело. Посмотрите. - я ткнул излом монеты к его глазам - Вы видите, это пластмасса. Это может быть и сувенир, и шоколадка. Вы что по весу не можете определить, что он легкий.

Семен Маркович изменился в лице и злобно смотрел на меня.

- Вы испортили вещественное доказательство.

- Доказательства, чего?

- Изготовления фальшивых денег. Где прессформа?

- Ее нет. Я ее уничтожил.

В это время зазвенел телефон. Семен Маркович поднял трубку.

- Да. Ну и что. Вы идиот. Где вы были раньше?

Трубка грохнулась об аппарат. Семен Маркович сосредоточенно смотрел в окно.

- Вот что, гражданин Скворцов. Мы пока не будем возбуждать против вас уголовного дела, хотя стоило бы.

Он взял разломанные половинки, покачал их в руке и со злость запустил в корзину с мусором.

- Идите и больше не попадайтесь.

Последствия этого разговора не кончились. Заскрипела бюрократическая машина НИИ и первый удар я получил на... комсомольском собрании, специально собранного для разбора личного дела Скворцова А.М.

На собрании выступил начальник отдела кадров.

- Ребята! У нас ЧП. Комсомолец Скворцов, вместо того, что бы заниматься производственной деятельностью, занялся изготовлением фальшивых денег. Им уже занималось следствие и учитывая, что он не нанес еще ущерб государству, не совершал до этого случая проступков и неплохо работал, оно решило передать дело общественности. Партийная организация и администрация нашего НИИ предлагает вам серьезно рассмотреть дело Скворцова и принять соответствующее решение.

И началось. Первыми выступили активисты, которые заклеймили меня, как отщепенца общества. Нашлись такие, которые утверждали, что видели меня последнее время часто пьяным и что я давно скатился в болото. Но самый сильный удар мне нанесла Маша.

- Я хорошо знаю Александра, уже полтора года работаю с ним рядом. То что он сделал, это подло. Я сама виновата, что вовремя не остановила его. Хочу сказать, что применять свои знания, талант для легких заработков, это несовместимо со званием комсомольца. Я предлагаю исключить его из комсомола.

Она села и... заплакала на плече у Мишки. Ах ты гаденыш Мишка, все из-за тебя, а ты сидишь с ухмылкой и гладишь голову Маши.

Посыпались другие предложения и собрание приняло решение. Так как я являюсь чуждым человеком общества, комсомольская организация НИИ предлагает:

1. Исключить Скворцова А.М. из комсомольской организации.

2. Ходатайствовать перед администрацией НИИ об увольнении Скворцова А.М. из НИИ.

Коротко и ясно. И меня поперли.

Самое интересное, что в родном социалистическом государстве, оказалась та же система, что и у капиталистов. Я познал на себе, что такое "черные списки" и куда бы я не обращался с работой, меня сначала просили подождать , потом вежливо отказывали в виду, отсутствия рабочих мест. А молодая женщина, начальник отдела кадров одного завода даже посетовала.

- Что вы такое натворили молодой человек? Вас же ни где не возьмут на хорошую работу.

Я сказал, что поцеловал дочку директора в одно место и был пойман на месте преступления, за что и пострадал. Женщина опешила и я поспешно выскочил из кабинета.

В магазинах "черные списки" отсутствовали и меня взяли разнорабочим. Достоинства социалистической системы были на лицо. Государство все же даст заработать и не даст помереть своим гражданам с голода.

Примерно через две недели, когда после работы я выходил из магазина, раздался голос с едва заметным акцентом.

- Александр Максимович, подойдите сюда.

Из стоящей у тротуара светлой "Волги", показалась рука и поманила меня к себе.

В машине сидел седоватый мужчина кавказкой национальности.

- Будьте любезны. Не могли бы вы сесть в машину и прокатиться со мной?

Вечер и так пропадал. Я любезно согласился.

Мы проехали квартал.

- Меня зовут Владимир Русланович. Я вас разыскивал, чтоб предложить одно интересное дело. Если вы не против, мы поужинаем в ресторане "Чайка".

Я промолчал. Мне очень хотелось есть.

Мы подъехали к ресторану и несмотря на публику толкающуюся перед дверью, нас любезно пропустили внутрь. Метрдотель быстро нашел столик и вскоре водка и закуска, буквально по взмаху волшебной палочки, появились на столе.

- Выпьем за встречу, Александр Максимович.

- Выпьем. Но кто вы? Кого вы представляете и откуда вы меня знаете?

Владимир Русланович засмеялся.

- Не бойтесь. Я не представляю никого. Я инженер металлург и заинтересовался некоторыми вашими разработками.

- У меня нет разработок.

- А разве это не ваше?

На ладони Владимир Руслановича засверкал рубль.

- Мое. Откуда вы-то его взяли?

- У тебя дружок есть, Мишей зовут, он мне и продал.

- Вот скотина.

- Может быть. Так вернемся к делу. Я бы хотел иметь таких рублей очень много.

- Вы что? Это же пластмасса.

- А кто сказал о пластмассе? Я говорю о металлических рублях.

- Да вы понимаете, что это такое?

- Понимаю, - насмешливо взглянул на меня Владимир Русланович и выпил рюмку с водкой - Эти дела всегда плохо пахнут. Поймают, будет плохо.

- Я не об этом. Нужно оборудование, нужен материал и причем разнообразный, нужна электроэнергия, литература кой-какая.

- Ну вот и договорились, а я думал, что вас уговаривать долго надо.

- О чем договорились. Я ни о чем не договаривался.

- Мы вам все дадим. Мало того, я как специалист в этой области сам достану все что считаю нужным и причем самое лучшее. Ваше дело, делать прессформы и химичить с компонентами, подбирать состав и давать продукцию. Распространять рубли будут другие, не вы.

- Владимир Русланович, это не возможно, я не могу придти в себя от вашего предложения.

- Ничего, я подожду с ответом. Вам три дня хватит?

- Хватит... Я подумаю.

- Вот и хорошо. А сейчас кончим деловую часть.

Рубль исчез в руке Владимир Руслановича. Мы выпили и закусили.

- Саша, можно так тебя называть? Хочешь познакомиться с любой девушкой в этом зале? Только пожелай, она будет твоя.

- Даже та, что сидит в компании молодых людей?

Я показал на симпатичную мордашку, что разговаривала с шикарным пижоном, ее соседом.

- Официант, - позвал Владимир Русланович.

Официант появился и угодливо наклонился к нему.

- Передай вон той, только на ухо, что я ей и ее подруге залеплю зад десятками. Но для этого пусть подойдет сюда и проведет вечер с нами.

Официант, получив красную бумажку, засеменил к столу с компанией. Он долго объяснял на ухо девушке что-то, показывая рукой на наш стол. Девушка встала, подняла свою подругу и они покачивая бедрами подошли к нам.

- Ну кто здесь меня залепить собирается?

- Да я и мой друг.

Владимир Русланович вытащил из внутреннего кармана пиджака пачку нераспечатанных десяток.

- Ой, - пискнула вторая девушка.

- Очень заманчивое предложение. Не угостите нас молодые люди? - сказала ее подруга.

Девушки бесцеремонно отодвинули стулья и присели за стол. Я с беспокойством заметил шевеление за столом, от куда ушли девушки. Здоровенный верзила направлялся к нам.

- Лола, ты куда ушла? - начал он и вдруг запнулся. Два закавказца стояли за его спинами и бесцеремонно потащили парня в сторону.

- Спасибо, Роман, - бросил в спину одному черноволосому Владимир Русланович.

Сквозь волны алкоголя я еще успел серьезно подумать: "А ведь он все подготовил и продумал".

Через три дня я дал согласие. Уволился с работы и Владимир Русланович увез меня во Всеволожск, на шикарную дачу с собаками и глухим деревянным забором. Метрах в 100 от дачи высились корпуса какого-то предприятия, опоясанного разваливающимся кирпичным забором.

- Степан, принимай гостей.

Драный мужичонка с хитрыми глазами отогнал собак и пропустил нас в дом.

- Это Саша, о котором я тебе говорил.

- Угу, - он скосил на меня смеющийся глаз. - А это, привез?

- Там в машине. Пойди возьми.

Степан переваливаясь пошел к машине.

- А теперь Саша я тебе покажу твою лабораторию.

Владимир Русланович повел меня в погреб.

- Здесь хитростей и всякой электроники нет. Смотри. Вот щербина кирпича в стене, цепляйся за нее и тащи стенку в сторону.

Задняя кирпичная стена погреба поехало в сторону и передо мной появилось весьма приличное хорошо освещенное помещение, набитое оборудованием и столами. Три мощные печи стояли прижавшись к стене в самом конце комнаты. Рядом стояли ванны для закалки и шкафчик для одежды. Пресса, два шести тоника были закреплены на столах, один 60 тоник и 400 тоник стояли у стенки. Здесь же был токарный станок, небольшой фрезерный, два сверлильных и валки для проката стали, они стояли по центру помещения. На столах в охапке, в густой смазке, валялся инструмент. Здесь было все, от разверток до пил и фрез. В углу грудой валялись тигли всех размеров.

- Ну, как? Нравиться хозяйство?

- Вытяжка есть?

- А как же.

Владимир Русланович подошел к стене и включил рубильник. Тихо загудел вентилятор. В помещении появился свежий воздух.

- И приходная и расходная вентиляция. Для страховки, расходную сделали в тоннель теплотрассы, а приходную - через дымовую трубу. В доме две печи, но одна из них не работает. Насчет электроэнергии не беспокойся. С завода, что рядом с дачей, под землей протащен кабель. Вот здесь сигнальная лампочка, если кто появиться, будь на стороже. Эта дверь, - он ткнул в каменную кладку - звуконепроницаемая. Можешь включать свободно станки, стучать, петь - никто не услышит. У двери с этой стороны стопор, чтобы никто с той стороны не смог открыть.

- А где материал, сырье?

- Это привезут завтра, под вечер, когда потемнее будет. Ты просмотришь полученное и еще списочек дай, что тебе надо.

- Хорошо.

- Теперь, я тебе покажу одну интересную вещь. Смотри.

Он подошел к шкафчику для одежды и легко отодвинул его. За ним виднелся лаз.

- Это на всякий случай, - продолжил Владимир Русланович. - Мало ли что. По этому лазу доползешь до старого колодца, расположенного на соседнем участке в кустах.

- Что и сосед в курсе дела?

- Нет. Здесь, в колодце, утонула его маленькая дочка. Он и забил его.

- Степан-то все знает?

- А как же, он это все и рыл. Для своего сына рыл, тот дезертировал из армии и жил здесь три года.

- А потом?

- А потом, его поймали. Не вытерпел молодой, пошел о баб потереться. Вот и попался. Уже в тюрьме признался моему корешу об этом хранилище, вот я и уговорил Степана, взять его в аренду.

Владимир Русланович задвинул шкафчик опять на место.

- Ну принимай хозяйство, - продолжил он, - и за дело. Кстати, ты просил литературу, вон она в том столе. Там все рецепты варки сталей и справочники.

Как только я начал первые эксперименты с варкой сплавов, Владимир Русланович привел мне напарника.

- Знакомься, Измаил Александрович Гасанов. Парень всю жизнь работает с металлом. Помощь тебе будет неоценимая.

Это был худой паренек с черными глазами и волосами. Под носом пробивалась полоска тонких усов.

- Это, Саша, будет твоим начальником, - продолжил Владимир Русланович, обращаясь к пареньку. - Вы ребята здесь сами, без меня разберетесь. Сегодня у меня поезд, далеко уезжаю, приеду через недели две. Пока.

Он исчез.

- Ты, родом откуда? - спросил я паренька.

- Из Казани.

- А как здесь очутился?

- С группировками не состыковался.

- Не понял.

- В Казани все районы поделены между группировками ребят. Я был в одной, моя девушка в другой. Когда решили уйти, руководители группировок сказали нет. Ну и...

- Что?

- Фаризу изнасиловали, а мне пришлось отомстить за нее.

- Ясно. А откуда с металлом знаком?

- В институте сталей и сплавов работал. Инженером.

- Ну и ну. Живешь сейчас где?

- Здесь во Всеволожске.

- Помоги мне раскатать блин из этого тигля, - попросил я.

Первый рубль я изготовил через месяц. Владимир Русланович долго исследовал его через лупу, сверяя с образцом, потом взвесил на весах и спросил.

- Какова его себестоимость?

Я понял, что он хотел спросить.

- В 31,2 копейки.

Он с удивлением посмотрел на меня.

- А две десятых-то зачем?

- Все учел, до транспортных расходов.

- Все же дороговато. Но, по-моему, получилось не плохо, не отличишь от образцового. Давай выпускай партию. А как Измаил?

- Отличный парень. Схватывает все на лету.

- Ну и отлично.

Сначала в день мы делал по 100 рублей, потом приспособились и стали гнать по 430.

Мишку я встретил на улице.

- Сашка, где ты пропадал? Мы с Машей тебя переискались.

- Работаю.

- Где работаешь-то?

- В магазине.

- Шикарно живешь. Вон корочки какие, да и костюмчик что надо. Пойдем со мной, мы сейчас в кафе собираемся, вот Маша обрадуется.

- Катись ты от меня подальше, понял. Чтоб больше тобой не воняло на моем пути.

- Ты что обиделся на меня за монеты. Да отняли их от меня. Поймали, допросили и избили.

- Мало били.

Я повернулся и пошел.

Дома я не успел снять туфли, как раздался звонок в дверь. В дверях стояла Маша. - Сапка... Мне Миша сказал, что ты пришел. Я и побежала к тебе... Прости меня Сашка... Прости за это выступление на собрании. Это какой-то дурман и я дура попалась.

- Входи, чего стоишь в дверях.

Она вошла и молила меня взглядом о пощаде.

- Если я тебе скажу, что прощаю, то это не правда. Я предательства простить всеравно не могу. Ты одним только словом изменила мою судьбу. Теперь я неизвестно кто.

- Саша, я подлая тварь.

Она заплакала и сквозь всхлипывания продолжала.

- Меня парторг с начальником отдела кадров два часа обрабатывали, чтоб я выступила на собрании. Они пригрозили, что выгонят меня вместе с тобой, если не буду выступать.

Маша глухо рыдала в стену.

- Во, даже вместе, а было бы заманчиво.

Маша прекратила плакать.

- Что заманчиво? Ты мне больше ничего не хочешь сказать?

- Нет.

Она повернулась к двери и как в замедленной съемке, переступила порог и ее туловище по частям исчезало в провале лестницы.

Фальшивые рубли заполнили город. Их заметили и правохранительные органы. Начался поиск подпольной мастерской.

Через пол года, ко мне в мастерскую пришел Владимир Русланович.

- Саша, смотри, монетный двор выпустил новый рубль. Видишь, по бокам рефленку, теперь этот рубль будет в ходу. Старые рубли банк собирает. Нужно перестроиться.

- Я постараюсь. Матрица потребует существенной переделки. Но у меня задержка. Я все анализы делаю на глаз. Неплохо бы приобрести приборы Бринеля и Роквелла. Проверку твердости провожу дедовским методом, на напильник.

- У меня тоже такая мыслишка с самого начала была. Но такой прибор достать труднее, чем тонну серебра. Я тебе постараюсь помочь. Делай пока новую форму.

Через месяц в городе появились новые рубли моего изготовления. Нескольких распространителей фальшивых денег удалось схватить, но из-за массы посредников, до меня было добраться невозможно.

Мишка опять явился передо мной.

- Сашка, что ты с Машей сделал?

- Я ее давно не видел. А что же с ней произошло?

- После последней встречи с тобой, она ни с кем не разговаривает, даже на работе. Мне набила рожу и сказала, что убьет, если еще раз увидит.

- Правильно сделает. Кому такое дерьмо нужно.

- Поосторожней, чистоплюй. Кстати, я тебя видел во Всеволожске. Что ты там делаешь?

- Ах ты поганка, подсматриваешь сволочь.

В этот раз я не выдержал. Я врезал ему в подбородок и он, оступившись о край тротуара, покатился по газону. Мне больше не хотелось марать руки и я пошел домой.

Прошел год.

Государство объявило мне войну. Везде в городе усилились посты милиции, все продавцы предупреждены о появлении фальшивых денег. Но как я понял, деньги уже хлынули по всей стране.

Виктор Русланович принес новый рубль, только-что выпущенный Монетным двором.

- Хитрые мужики какие. Решили убрать рефленку и написать на торце: "ОДИН РУБЛЬ, СССР". Осилишь?

- Сделать это возможно, но нужен микроскоп. Будем делать рубль в две операции. Форма старого рубля у меня еще осталась, а в новой форме, в виде обжима монеты, сделаем выпуклую гравировку.

- Со старой формой ты хорошо придумал. Это дешевле и времени меньше на изготовление. А микроскоп.... Микроскоп будет завтра.

- А как насчет Бринеля?

- Ты сам понимаешь, сейчас такая аппаратура везде стоит на учете, особенно когда фальшивые деньги гуляют по стране. Милиция сразу пойдет по следам. Необходимо время, чтоб найти канал и привезти приборы сюда.

Прошло очень много времени и я уже стал забывать о своем заказе на приборы, когда однажды...

В комнате замаячила сигнальная лампочка. Я зажал стопором стенку-дверь.

- Кого это несет?

Измаил замер и уставился на лампочку. Через час лампочка мигать перестала. Я выполз наружу.

- Степан, что произошло?

- Да вот какой-то молодой человек привез вот эти здоровенные глыбины.

На полу стояли, замотанные в полиэтилен, два прибора определения твердости. Мы со Степаном стащили их под пол, в мастерскую и когда я размотал один, то охнул. На стенке прибора, красной краской мелькнула надпись "НИИ". Эти приборы были из моего бывшего цеха. Нехорошее предчувствие охватило меня. Кошки заскребли по сердцу.

Когда появился Владимир Русланович, я высказал ему свои подозрения. Он засмеялся.

- Не боись. Это тот парень, который продал мне твою первую фальшивую монету.

- Мишка, но мы же влипли.

- У тебя есть какие-нибудь факты против него?

- Нет, кроме одного, что он те монеты разбазарил во все стороны.

- Сколько было монет?

- Три. Одна у вас, одна в мусорнице, а где третья не знаю. Мишка сказал, что его избили, а монеты отняли.

- Мне он тоже сказал так же. Как только он продал мне монету, на улице его схватили и увезли в милицию, а там он, вроде, все рассказал и даже про меня.

- И вы ему верите?

- Мы его проверили. Вроде ничего. Вот и приборы он стащил, провез под мусором.

- Это самое опрометчивое решение с вашей стороны, Владимир Русланович.

Он задумался.

- Что ж, если ты так думаешь, придется заняться им всерьез. Сперва мы тщательно проследим его связи, а там решим, что делать.

Нас не трогали. Пол года мы работали спокойно.

Я начал выпуск новой монеты. Рынок опять зазвенел фальшивыми дисками. Мы уже выпустили около 25000 рублей, деньги в то время не малые, можно сказать огромные.

Сигнал тревоги, замигал яркими вспышками. Я законтрил дверь и считая, что это обычная приемка Степаном металла или передача товара посреднику, занимался своим делом, выжимал под прессом очередную монету. Глухой удар в стенку заставил меня подпрыгнуть. Сердце заныло. Еще удар. Измаил побледнел и с ужасом смотрел на стену-дверь.

Я схватил Измаила за руку и поволок к шкафчику. Оттянул его в сторону и показал рукой на лаз. Он понял меня и как ящерица пополз в черную дырку. Я пролез за ним.

Мы выскочили в колодец. Сверху, через щели досок пробивался свет. Я пополз по гнилому срубу наверх первый. Трухлявые доски вывались из гвоздей и я очутился среди кустов жимолости. Голова Измаила показалась из колодца, я помог ему выбраться и указал рукой на забор.

Измаил нырнул в кусты. Скрипнул забор. Он пропал. Я раздвинул несколько веток жимолости и посмотрел на участок Степана. Несколько машин стояли у крыльца. У двери дачи в высоком мужчине, я узнал следователя, Семена Марковича. А ниже на ступеньках, чуть не по стойке смирно стоял... Мишка. Семен Маркович, что-то выговаривал ему.

Я осторожно отпустил ветки и тоже проскочив забор, с независимым видом пошел к автобусной остановке.

Домой я не пошел, а сразу отправился к Маше. Она, в накинутом халатике, открыла дверь и с удивлением смотрела на меня.

- Что-нибудь произошло, Саша?

- Да Маша, я влип.

В это время, сзади, раздался топот ног. Двое гражданских подскочили ко мне и взяли за руки. Знакомый, запыхавшийся голос, со смешком сказал.

- А ведь я знал, что ты сюда придешь.

Следователь нажал на кнопку магнитофона.

- Что ж, мы с вами встретимся в следующий раз и поговорим подробно о деталях.

* ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

Меня осудили на 10 лет, хотя прокурор настаивал на 20. После суда, вместо "крестов", повезли в изолятор КГБ. Уставший подполковник, разглядывая меня, усмехнулся.

- Так значит ты и есть тот знаменитый фальшивомонетчик, который потряс экономику нашего государства? Хорош, ни чего не скажешь. Дольше всех держался в Союзе. Обычно фальшивомонетчики могут продержаться первые пол года, редко год, а ты выдержал целых три с половиной. Что ж, мы ценим противников и пожалуй дадим тебе возможность сгладить твое существование на тюремной койке. Ты ведь не очень хочешь в тюрьму, правда?

- Не хочу.

- Значит умница. Завтра поедешь этапом в Подмосковье. Хватит государство разорять, пора отдавать ему долги.

Специальный производственный центр, охранялся великолепно. Электроника, решетки, охрана, собаки-все прелести нововведений предстали передо мной. Это было уникальное в стране производство фальшивых денег. Здесь готовились деньги всех стран мира. Специалисты высшего класса день и ночь трудились над изготовлением невиданных клише, варки уникальной бумаги и диковинных красок и красителей.

- Ага, значит это ты баламут, накачал бедную Россию фальшивой монетой.

Передо мной сидел мужик в помятом костюме, со следами перхоти на плечах. Теперь мой непосредственный начальник.

- А ведь хорошая работа. Мы следили здесь за тобой. Даже спорили, когда появишься в наших пенатах.

Он щелкнул пальцами и высыпал из ящика на поверхность стола горсть рублей, потом достал увеличительное стекло и стал их рассматривать.

- Я поспорил, - продолжал он - что год ты протянешь. Но ты оказался на высоте. Видно хорошо тебя прикрыли, - мужик задержался на мгновение. - Все отлично, даже боковые буквы, но на первом выпуске монет, ты плоховато рассчитал износ прессформы. От этого монеты последних партий немножко потеряли свою рельефность. Правда, для потребителя это ерунда, монеты в обороте всегда стираются. Глаз у тебя тоже великолепный, буквы сделаны отлично и закалка их хороша. Неужели все делал сам?

- Сам.

Мужик оторвался от лупы и поднял на меня голову.

- Года три назад, когда появились везде эти фальшивки, я дал себе слово, что если тебя поймают и не убьют и если ты появишься здесь, то ты получишь от меня необычный заказ.

Он опять полез в ящик и вытащил две старые золотые царские монеты.

- Видал какая красота. Тебе надо такую сделать.

- Но зачем же? Это не ходовая монета?

- Что ты говоришь, мальчишка. Эта монета будет ходовой всю жизнь. Ей забиты все банки Европы и она по-прежнему не теряя цены ходит по всему миру. У нас она не в ходу, а там ей цену знают. Твой угол будет у Мироныча, на пятом участке. Иди сынок твори.

Он бросил монеты в мою ладонь.

Два года я потратил на состав, который походил бы на золото. Он не должен окисляться на воздухе и по удельному весу должен был похож на золото. Сколько я перелопатил литературы и даже трудов алхимиков, перечислить трудно, а сколько вариантов пришлось проверить. Есть 417 вариантов, изготовления сплавов фальшивого золота, начиная от знаменитого польского золота, до золота алхимика Арисмея, которые пришлось опробовать. Но все их забраковали испытательные службы, одни по свойствам, другие по себестоимости.

Наконец, все же удалось подобрать состав, но это было только началом технологического процесса.

Я занимался анодированием в гальванической ванне обыкновенных сталей, делал сплавы и прессовал их в форме, пытался изготовлять монеты литьем под давлением. И все же, первая монета появилась на свет. Она была очень похожая на образец и я отправил ее на испытание.

Начальник вызвал меня к себе.

- Мы довольны вашей работой. Я даже скажу больше, это классический вариант. Только после химического анализа, удается обнаружить подделку. Даем добро на ее производство. Рассчитайте сколько надо прессформ, с учетом запасных, для изготовления порядка 500000 монет.

- Сколько?

- Ты что глухой? 500000 монет

Он задумался, почесал подбородок и вдруг мне выложил.

- Тут ко мне пришли сведения, что в свое время вы делали цветы из пластмасс. Не могли бы вы для нас сделать несколько прессформ. Мы для этой цели пришлем прекрасные розы и другие разновидности цветов.

- Давайте попробуем, но нужен токопроводящий лак.

- Найдем. Творите, молодой человек, творите.

Проклятый Мишка даже здесь не оставляет в покое. Только трое: я, Маша и Мишка были знакомы в НИИ с технологией производства цветов. Теперь нет сомнений, меня тогда подставил Мишка.

Я сделал формы, сделал цветы и во всю клепал фальшивые царские рубли. Прошел еще год. В стране назревали перемены. Горбачев развалил страну. Пришел к власти новый президент и мы ожидали перемен в "тюремной" жизни.

Меня вызвали к начальнику центра.

- На тебя пришел запрос из Грозненского центра КГБ. Собирайся и отправляйся туда. Сегодня после обеда будет транспорт. Дай бог, больше не увидится, Скворцов.

* ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ *

В Грозненском пересыльном пункте меня не знали куда пихнуть и только после бесконечных переписок, нашелся хозяин заявки. Для подрыва экономики бывших друзей России, необходимо было изготовить партию фальшивых денег. Для этого в Грозном срочно создавалась промежуточная база по изготовлению этих фальшивых денег.

Мы пока бездельничали, так как не было оборудования, материалов и хороших помещений. Отсиживали срок в изоляторе КГБ и валяли дурака. Таких как я было человек 15 со всей России. Вскоре разнесся слух, что по нашему делу из центра приедет уполномоченный, который наконец-то решит, что с нами делать.

Меня вызвали к начальству.

За столом в небрежной позе в форме капитана сидел Мишка.

- Здорово Саша, с Уралмаша. - выдал он рифму - Вот мы и встретились.

- Что тебе надо, недоносок?

- Ты все обижаешься.

Он прищурился, скулы сжались. Глаза сверкнули недобрым огнем.

- Значит, на мне капитана получил?

- И на тебе тоже. На всякой швали вроде тебя. Но я с тобой не лаяться сюда прислан, а делать дело.

- Опять кого-нибудь заложить приехал?

- Заткнись. Я еще не забыл, что должен тебе отдать долг. Может тебе сейчас врезать оплеуху?

- Мы сейчас в разных весовых категориях. У тебя больше гнусных прав, чем у меня.

- Хватит. Я решил, завтра выходишь на работу.

- Спасибочки за заботу, а то я удивился, зачем это дерьмо приехало.

- Катись...

Он нажал на кнопку.

- Следующий.

- Смотри, новый директор идет. - один из зеков толкнул меня в плечо.

Ко мне подходил Владимир Русланович. Увидев меня, он мигнул глазом и не меняя лица, прошествовал со свитой дальше.

Вскоре меня попросили зайти к директору.

Владимир Русланович сидел в огромном кожаном кресле и улыбался как старому знакомому.

- Здравствуй, Саша.

Он тепло пожал руку.

- Садись, - жестом барской руки бросил он. - Эй, Анна, принеси коньяку, да пару бутербродов, - проговорил он в микрофон. - Сколько лет уже прошло, Саша? Вот опять встретились и вместе работать будем.

- Я ни чего не понимаю. А как же Мишка? Ведь он знал и догадывался, что вы причастны к моему делу.

- Да Мишка кто? Навозный червяк. Тогда он меня упустил. Пока искал, время пришло другое, а теперь он мне пятки лижет. Я же купил все Мишкино начальство. Хочешь докажу, что это так. Смотри.

Владимир Русланович набрал номер невидимого мне телефона.

- Гриша привет. Да, да, я. Как сын, поступил? Я говорил же, что все будет в порядке. Конечно. Хорошо. Послушай, у меня к тебе есть маленькая просьба. В изоляторе КГБ сидит хороший малый, Скворцов Александр Максимович. Выпусти его, под мою ответственность. Что значит не можешь? Ты попытайся. Да его завтра же размажут об стенку. Значит сделаешь? Договорились. Пока.

Вошла Анна, симпатичная чеченка с подносом в руках. На нем стояла бутылка коньяка, две рюмочки и горка бутербродов с кусочками лимона на каждом.

- Вот Владимир Русланович. Я могу идти? Ой...

Владимир Русланович ущипнул ее за ягодицу.

- Иди, иди, радость моя.

Анна вспыхнула и быстро испарилась.

- Давай Саша, выпьем за твою новую жизнь. Завтра тебя освободят. Я тебе дам адрес, где будешь жить, а работать будешь не у меня, у другого хорошего человека, тоже в обиду тебя не даст. У меня нельзя вольному, закрытое предприятие.

Мы выпили, вспомнили и уточнили причины провала нашей операции.

- Ведь твои Мишка. - говорил Владимир Русланович.

- Он не мой.

- Неважно. Мишка лапшу тебе на уши вешал, утверждая, что пошел служить в армию. Он год проучился на спец курсах КГБ и пошел в народ, как народоволец, выявлять неугодных вроде тебя и меня. Сексотом стал.

- Вроде, ему повезло. - заметил я.

- Повезло. Но дерьмо всегда останется дерьмом. У тебя руки, голова, а у него что...нюх, да и тот разбитый.

- Разбитый, не разбитый, а меня он тогда поймал.

- Это я виноват. Если бы не приборы, мы бы до сего времени шлепали монеты. Ты не стесняйся Саша наливай. Я у тебя в большом долгу. Обещаю буду поддерживать все время. Если что, не сомневайся, все сделаю.

- А где Измаил?

- Здесь, где ему быть.

- Как здесь? Я его не видел.

- Его тогда так и не поймали, потом я его нашел и перетащил сюда. Года два уже здесь работает. Ты с ним встретишься, когда выйдешь на свободу. Да ты пей Саша, пей.

Мы распили всю бутылку и я с хорошим настроением пошел в камеры изолятора.

Меня действительно, на следующий день отпустили из изолятора, выдав паспорт и деньги, и я пошел искать адрес, переданный мне Владимир Руслановичем

.

Дверь открыла молоденькая девушка с испуганным личиком. Ее кудряшки нервно вздрагивали на чистой коже лба. Она была очень пропорционально сложена и длинная шея поддерживала голову с челкой и стянутыми волосами в кичку.

- Вам кого?

- Мне сказали, что здесь свободная комната.

- Кто сказал?

- В милиции.

Она поежилась.

- Вы русский.

- Да.

- Это уже легче. Мама, - крикнула она в коридор. - Здесь новый жилец пришел. Слава богу, русский.

Вышла полная женщина, протирая руки полотенцем.

- Антонина Павловна. - представилась она, протягивая руку.

- Александр Максимович.

- А это Галя, моя дочка. Галочка покажи комнату.

Кичка вздрогнула и повернулась ко мне. Головка стала удаляться.

- Идемте, - раздался голос в коридоре.

Комната имела полужилой вид. Стол, шкаф, буфет, кровать и четыре стула.

- Вы не курите? Хорошо. А то прежний хозяин смолил, аж стены закопченные оставил. - А что с ним?

- Уехал в Россию.

- А вы?

- Нам некуда. Мои родители из Белоруссии, а там во время войны немцы всех родственников вырезали. Других нет.

- Ну что ж, остановлюсь здесь.

- Что у вас, вещей нет?

- Нет. Ограбили добрые люди.

- Здесь везде так. Хожу теперь только по своему району. Здесь меня все знают, а стоит только в другой попасть, того и гляди, разденут и изобьют.

- И давно такая здесь обстановка?

- А вы сами от куда свалились, что ничего не знаете?

- Из-под Александровки, Московской области.

- Там наверно тишь и благодать, а здесь, только и слышно: "Прирежем и прирежем".

- Ладно Галя, я надеюсь скоро этот бедлам кончиться.

- Хорошо бы.

Мой новый хозяин, Александр Закирович, встретил меня, как близкого родственника.

- Кто пришел? Дорогой. Ты лучший друг Владимир Руслановича, теперь ты мой друг. Русланыч просил, что ты пожелаешь, все для тебя сделать. У тебя есть желание?

- Есть. Нужна пушка с патронами. Нужна жратва. Деньги какие-нибудь.

- Фу, это все ерунда. На, - он вытащил из стола настоящий новенький кольт 38 калибра и несколько коробков патронов к нему. - Возьми. Еду и деньги получишь после работы. Хорошо. Сейчас к делу. Видишь.

Он достал из кармана сто рублевые монеты, последней чеканки монетного двора. Они были двух типов. Одни с золотым кружочком по центру, другие без.

- Как, можно сделать?

- Можно и те, и те.

- А когда будет первый выпуск, если мы тебе все дадим.

- Через 17 дней.

- По сколько можешь выпустить?

- Сколько закажешь форм. Каждая форма дает в день 430 монет.

- Постой, постой, дай я сейчас подсчитаю.

Хозяин вытащил из кармана калькулятор и начал в бешеном темпе нажимать на кнопки.

- Нужно 5 форм. - сказал он.

- Шесть, - уточнил я. - Одна должна быть все время запасной.

- Пойдет.

- Эй, Зур, отведи Сашу в мастерские, да что ни попросит, сделай сразу.

Здоровый черный увалень кивнул головой.

- Пошли.

Мастерская как мастерская, но есть все оборудование и все материалы. Работают в основном русские, есть чеченцы, ингуши и даже еврей.

- Александр Максимович.

Позвал кто-то меня. Я обернулся. У дверей стоял Измаил. Мы, на глазах у всех обнялись.

- Живой черт.

- Зачем черт. Просто живой. Вам зато здорово досталось, Александр Максимовирч?

- Досталось, Измаил. Мы с тобой после работы поговорим, а сейчас, познакомь меня с хозяйством.

- Пойдем.

Мне дали кучу этих парней и мы начали готовить пресс-формы, варить сплавы и прокатывать их в листы. Началось изготовление первых экспериментальных монет.

Я пришел домой поздно. В руках у меня были мешки с консервами, фруктами, хлебом и даже с бутылкой водки. Все отдал Антонине Павловне и она была отчаянно этому рада.

- Мы почти давно все продали, правда муж получает на работе зарплату продуктами, но что это на троих человек.

- Где он работает?

- На нефтяном комбинате.

- Думаю, будет вам теперь полегче.

Первую, более похожую, монету получили через 11 дней. Хозяин долго восхищался ей, потом помчался кому-то показывать. Через 20 дней, мы вышли на выпуск 2500 штук монет в день.

Обстановка в Чечне накалялась. Все чеченцы и ингуши из мастерской ушли в военизированные отряды. Производство монет спало.

Хозяин позвал меня в свою контору.

- Послушай друг. Выполни срочный заказ. Один хороший человек едет в Санкт-Петербург к своим друзьям. Те хотят наладить сбыт жетонов для метро. Не мог бы ты наделать ну так тысяч сто? Металл дам, там даже паршивая медь идет. Вот жетон, смотри.

Это была примитивный окислившийся жетон.

- Хорошо, попытаюсь сделать. Когда друг уезжает?

- Через неделю.

- Сделаем. А что делать со сторублевками?

- Сколько можешь, делай.

- Будут работать две прессформы.

- Договорились. Саша, я хочу тебе сказать, у нас все неспокойней и неспокойней. Владимир Русланович предполагает, что события поворачиваются к потасовке с Россией. Мы к своим русским относимся неплохо, но чем черт не шутит. Заваруха будет наверно к новому году. Может ты уедешь временно в деревню или другое место, мы тебе адрес дадим.

- Нет. Я не думаю, что Русские пойдут воевать. Здесь же полно их соплеменников, если что случиться, их просто вырежут.

- Это чушь, хотя психов полно и у нас. Но ты, Саша, зря отказываешься.

После работы, я пошел на телеграф и отправил Маше телеграмму: "Если ты еще ко мне хорошо относишься и помнишь, прими из Грозного семью беженцев. Я дурак. Я любил тебя всегда. Ответ до востребования. Грозный. Саша."

Через два дня пришел ответ: "Пусть беженцы выезжают на мой адрес. Как жаль, что прошло столько лет и от тебя не было ни строчки. Поезд ушел. Маша."

Их было трое. Грязные черные шапочки на голове, небритые щеки и черные жесткие глаза.

- Ты, русская свинья, не одолжишь свою сумку и кошелек.

У двоих автоматы закинуты за плечо, третий стоит в полуоборот и ствол АК смотрит мне в лоб. Неприятный озноб охватил тело.

- Хорошо, возьми.

Я протягиваю сумку, тому кто стоит в полуоборота и делаю вид, что полез за бумажником.

- А теперь, сволочи, повернитесь спиной.

Кольт уперся в парня с поднятым автоматом. Парни с изумлением смотрят на меня.

- Вы не поняли?

От звука выстрела, один подпрыгивает. Пуля уходит над их головами. Медленно они поворачиваются ко мне спиной. Я рукояткой кольта бью по грязной шапочке. Чеченец послушно складывается в поясе и боком падает на землю. Подхожу к второму кольт уперт ему в ребро и он послушно позволяет снять со своего плеча автомат. С третьим поступаю также.

- А теперь бегом от сюда.

Один повернулся ко мне, шок у него прошел.

- Отдай автомат, - глухо говорит он. - Отдай, Мне житья не будет, если не отдашь.

Я взял автомат, вытащил рожок и передернул затвор.

- На.

Он среагировал на бросок и АК оказался в руках.

- Только не шевелись, иначе прибью.

- Тебе не жить, русский. Тебя всеравно найдем, - заговорил другой, без автомата.

- Ты, когда-нибудь слышал о Зуре? Вижу, что слышал. Завтра ты придешь к нему и получишь свой автомат, а заодно и еще кое-что. А теперь, берите его, - я указал на лежащего и убирайтесь от сюда.

Они уже послушно забирают лежащего и исчезают за углом дома. Я подбираю автоматы, сумку и иду на работу.

Зур мрачно выслушал меня, взял автоматы и ни чего не сказав ушел.

Антонина Павловна и ее муж легко согласились на переезд. Галя заупрямилась.

- А как же вы, Александр Максимович? Останетесь здесь. Многие русские остаются здесь. Ну куда мы поедем, в неведомые места. Без денег, без работы, без жилья - будем там нахлебниками.

- Поими, Галя, обстановка в городе все хуже и хуже. Когда начнется бойня, пострадают безвинные. Это законы войны.

- Войны не будет. Здесь же много русских.

- Будет Галя. Самое ужасное - это национализм, особенно обиженного русскими, народа. Его здесь раздувают и пожар скоро охватит всю республику.

Галя молчала.

Машину до Ставрополя я выбил у Владимира Руслановича и Галя вместе с семьей уехала.

Меня пригласил к себе в кабинет Александр Закирович. У стенки стояли три знакомых чеченца и Зур.

- Эти? - спросил Александр Закирович.

- Да, эти.

- Они больше ни когда не будут. Правда, ребята?

- Не будем, не будем, - глухо заговорили ребята, глядя в пол.

- Зур, отдай им оружие и зачисли в отряд к Арсину.

- Идите за мной, сопливые дети.

Чеченцы послушно ушли за Зубром.

- Саша, многие из наших уже непредсказуемы. Я поговорил здесь кое с кем. Мы решили, раз ты не уходишь, временно прекратить производство монет. А создать ремонтную контору по ремонту и изготовлению оружия. Как ты, согласен?

- А как же жетоны?

- Вот жетонами и закончишь.

Жетоны изготовили во время и отправили в Санкт-Петербург. Через 16 дней началась война.

* ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ *

Арсен изучающе смотрит на меня.

- Танки прорвались в наш район. Ты бы все-таки лучше ушел. Придут другие, они тебя убьют.

- Другие кто, ваши?

- Может и наши, может и наемники, а иногда это делают и ваши. Им все равно, какой русский, лишь бы был мужик. Идем все-таки с нами.

- Нет. Я остаюсь.

- Как хочешь.

Затрясся дом и зазвенели стекла. На улице лопнул снаряд.

- Уже подходят. Пока Саша, будь жив.

- Будь жив Арсен.

Цепочка, одетых в комуфляжную форму людей двинулась по переулкам навстречу смерти. Все-таки сильные ребята. Тяжело нашим будет с ними воевать. Я полез в подвал своего дома и подойдя к окну высунулся на улицу. Колонна танков и бронетранспортеров двигалась к дому. Первые машины уже поравнялись с домом, когда хвостатые гранаты из-за укрытий вылетели к цели. Передовой танк вздрогнул и потеряв скорость, машинально зашлепал траками по асфальту к ближайшему углу соседнего здания. Остальные машины, как бы наскочив на невидимую стенку встали. Здесь перемешались мертвая и живая техника. Беспрерывный грохот ударил в уши. Я отпрянул от окна. Здание затряслось от снарядов и пуль.

Русские оставив трупы, раненых и битую технику, ушли обратно.

Чеченцы ликовали. Они как дети ползали по машинам, собирая оружие и всякий хлам, кое где раздавались выстрелы. Это пристреливались тояжелораненные русские, дети - мужчины. Легко раненых сгоняли между домами. Их нестройную цепь повели в штаб.

Мастерской не было. С началом военных действий все разбежались. Исчез Александр Закирович, ушел воевать за победу ислама Измаил и Зур. Я уже не знал, зачем я здесь и что теперь делать. В Россию возвращаться опасно, я не досидел срок. Здесь оставаться тоже опасно, прибьют, не чеченцы, так свои.

Каждый день становился все хуже и хуже. Русские не наступали, они методично разрушали постройки артиллерией и авиацией. Я переселился в подвал. Иногда сюда заскакивали чеченцы или исламские добровольцы. Они перекидывались со мной несколькими фразами и переждав очередной артналет, исчезали. Наконец, русские изменив тактику, пошли в наступление и судя по всему успешно. Все ближе и ближе подступали федеральные войска и вскоре шквал пуль и гранат достиг моего дома.

Отряд Арсена укрепился здесь же в подвале. Пришел Измаил. Он похудел. Не бритые щеки, делали его похожим на Пушкина.

- Саша. Ты так и не ушел?

Вместо приветствия начал он.

- Куда? Там засадят. Здесь прибьют.

- Да, положение у тебя не завидное. Наше тоже не лучше. Затевать войну с могучим соседом, да еще в легко доступном районе, это безумие. Эйфория первых победных дней кончилась, начались настоящие будни и страдания. Наши горе-руководители не поняли, что это не Вьетнам, не Афган, даже горы без подпидки из вне не дадут партизанской войны. Это медленный конец, Саша.

- Но у тебя зеленая повязка. Это ведь не только Чечня?

- Не получилось Саша, думал все исламские верующие поднимутся, но воевать ни кто не хочет.

- А где Зур?

- Погиб, завалился дом, где он сидел с ополченцами. Мы даже копать не стали.

- А что же все остальные, они что не понимают, что это конец?

- А бог их знает, что они думают. Одни фанаты, бьются за веру, другие дураки, а третьи трусы, рады бы сбежать, да своих бояться.

- Теперь здесь будете держать оборону?

- И да, и нет. Немножко по сопротивляемся и уйдем. Как погиб Зур осталось у всех в памяти. Да и не устоять нам.

Бой начался с обычной артподготовки русских. Дом ходил ходуном и медленно разваливался. Потом ударили пулеметы и автоматы по окнам дома. Чеченцы отбивались яростно. Но вот, затих один, вскрикнул и волчком закрутился другой. Огненный шар ворвался в подвал и попав в коридор лопнул где-то в стене. Дом тряхануло. Кто-то истошно закричал. Передо мной стоял Измаил.

- Саша, уходим.

Он потянул меня за рукав. В окно ударила косая очередь автомата. Измаил дернулся и повалился на стену.

Два человека проскочили в подвальное окно. Передо мной стоял испачканный офицер российской армии с кровоподтеком у глаза. Знакомое лицо осветил дневной свет. Другой в защитной форме стоял спиной, поводя автоматом в коридор.

- Мишка, это ты?

- Ах, сволочь, ты еще жив, предатель.

Автомат поднялся на уровне моей груди. Холодок смерти прошел по коже.

Вдруг, с грохотом выстрела Мишка изогнулся и отлетел в стену. Автомат выпал из его рук. Его напарник ткнулся носом в трубы. У дверей подвала стоял Арсен и бородатый чеченец.

- Убирайся от сюда. - заорал на меня Арсен.

Он схватил меня за рукав и поволок к двери. Мы перебежали в соседний дом.

Бой кончился быстро. Иногда вздрагивала автоматная очередь, чтоб через промежуток времени напомнить о себе. Арсен опять появился передо мной.

- Тебя влиятельные люди просят, уходи.

- Кто?

- Владимир Русланович просит. Он просил тебе передать, что ты еще будешь ему нужен. Пойдем, я тебя выведу.

- Хорошо. Я уйду, но сначала, я хочу зайти в тот подвал, где только что был бой.

- Пойдем. Только быстрей.

С Мишки уже сняли куртку и ботинки. Он лежал на спине с желтым лицом и открытыми глазами. Нагрудный карман окровавленной гимнастерки выпирал от документов. Я вытащил их. Вот военный билет, красная книжечка представителя ФСК, вырезка из газеты, два письма и фотография... Улыбающаяся Маша, Мишка с белобрысой девочкой у их ног, смотрели на меня.

Мишка, поганец Мишка.

Измаила оттащили в сторону, лицо залитое кровью, было неузнаваемым, только знакомые черные глаза еще кричали: "Сашка, уходим".

Арсен вывел меня на незанятую ни кем дорогу.

- Давай Саша. Придерживайся этой дороги. Пока.

Я попрощался и пошел.

Воина только разгоралась.

Меня остановили наши у бетонных глыб, наваленных на дорогу. Солдаты обыскали и вместе с документами вытащили кольт 38 калибра.

Офицер долго изучал документы.

- Как же ты очутился в Грозном?

- Я там жил.

- А оружие зачем?

- Чтобы там выжить.

- Не знаю, что с тобой делать. Был бы чичен, было все ясно, но пожалуй, отправлю для страховки, на пересыльный пункт.

Пересыльный пункт был за километров 17 от Грозного, на только что подведенной ветке железной дороги. Там стояли тюремные вагоны, в один из которых меня затолкнули. Несколько раз вызывали в пристройку, что стояла рядом с железной дорогой, чтобы снять показания.

Однажды, меня вызвали в допросный барак. Вместе с полковником, который вел мое дело, сидел Владимир Русланович.

- Это он, - сразу начал Владимир Русланович. - Я могу подтвердить его личность.

- Так берите его. Охрану выделить?

- Не надо. Давайте документы и пропуск на него.

Меня отпустили. Мы едем по шоссе в Ставрополь. Навстречу движутся и движутся колонны с войсками. На вокзале в Ставрополе, Владимир Русланович прощается со мной.

- Сашка, я всегда чувствовал свою вину перед тобой за тот арест. Подлец Мишка ловко подцепил меня тогда на свой крючок. Я тебя вытащил из этого дерьма и если хочешь, живи по своему. Если захочешь работать со мной, я тебя потом найду. Выбирай.

- Я выбираю жизнь по своему.

- Прощай, Сашка.

Он обнял меня и проводил до вагона.

Поезд шел на Север. В новую жизнь.

Февраль-март 1995 г.

Число просмотров текста: 4194; в день: 1.11

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 6 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0