Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Военная проза
Кукаркин Евгений
Сначала страх...

Господи, до чего же мы долго летим. Все оживлены, болтают, а мне тошно. Со мной сидит сержант Копылов, здоровенный парень из Удмуртии. Он механик-водитель, служит последний год и сейчас, развалившись в кресле, храпит и ему хоть бы что. А мне хочется выть.

- Пристегните ремни,- говорит коротконогая стюардесса, беспрерывно крутящая задом перед нашим лейтенантом.

Я толкаю сержанта, он вздрагивает и протерев кулаком глаза, спрашивает.

- Что, прилетели?

- Пристегни ремни. Спускаемся.

- Вот сволочь. Прервал на интересном. Только с бабой познакомился и ты тут как тут.

Мы спускаемся и вот самолет вздрогнул, коснувшись бетонки, и мы покатили в надвигающиеся горы.

На аэродроме суета. Нас цепочкой выводят из самолета, а рядом уже стоят заправщики и пассажиры, готовые к отлету домой. Вдруг все замолчал. К трапу самолета подлетели два "Урала", до верху забитые гробами.

- Поторапливайтесь, - кричит лейтенант, пытаясь побыстрей увести нас от этой неприятной встречи.

- Сюда живыми, обратно мертвыми, - ворчит Копылов, поправляя вещмешок.

Сердце мое забилось так, что мне казалось весь аэродром слышит его стук. Переступая ватными ногами, прохожу контрольный пункт и останавливаюсь у грязного домика.

- Что с тобой "салага"? Сдрейфил? Это только начало. Ягодки будут впереди, - насмешливо говорит сержант. - Не задерживайся, вон машины пришли.

Я киваю головой и с трудом сдвинув ноги, поплелся к откинутым бортам машин.

Нас сунули в горы, контролировать участок дороги, идущей от Кундуза до Ширхана. Здесь уже все обжито. Старослужащие постарались создать на подобие укреплений, завалив все мешками с песком и глыбами камней. Два блиндажа, из четырех накатов диффицитнейших бревен, представляют наши помещения. В одном мы спим. В другом штаб с радиостанцией. Нас прикрывают два бронетранспортера и два орудия, так же аккуратно упакованные в каменные завалы. Дорога змейкой обвивает нашу возвышенность и видна как на ладони. Зато серые, мрачные горы со всех сторон окружают нас и напоминают, что там опасность.

Старослужащие уходят. Они довольны. Они сдают нам свои посты и учат уму разуму. - Видишь, тот холмик, - говорит мне грязный от пыли ефрейтор. - Там у "духов" наблюдательный пункт.

- Что же его не сбили?

- Попробуй только. Одни каменные глыбы. Где он там сидит, разберись. Снарядом не возьмешь, вертлюгом тоже. Нападают они на колонны вон с той гряды. Она у нас вся под прицелом. Вон там, выход в долину реки Кундуз. Они, сволочи, днем там работают, как крестьяне, а ночью шуруют здесь в горах. Вот здесь лежат ПНВ. Подключайся к батейке и следи всю ночь. Утром отдавай батарейки на перезарядку, прапору, а то быть в следующую ночь беде.

Прошло два дня. Мимо нас туда и обратно идут колонны машин, техники и скрипучие арбы местных крестьян, в сопровождении женщин и детей. Пока тихо. Скучища невероятная. Я сижу в тени и учу арабский язык, по неведомо откуда взявшейся книжонки на этом богом забытом посту.

Вдруг прозвучал выстрел. Хватаю автомат и несусь к своей бойнице. Недалеко, прапор, говорит подбежавшему лейтенанту.

- Снял его, товарищ лейтенант. Долго ждал, когда пошевельнется. Сейчас вон рука торчит. Смотрите.

Я гляжу через прорезь автомата на наблюдательный пункт "духов" и от волнения вообще ни чего не вижу. Камни слились в одну серую массу.

- Глядите, товарищ лейтенант. Его утаскивают. Их там несколько.

- К орудию, - орет лейтенант. - Два снаряда по гряде.

От грохота орудий, я становлюсь деревянным и совершенно глухим. Когда звук стал просачиваться ко мне, лейтенант уже говорил прапору.

- Зря ты это затеял. Теперь жди гостей.

- Как-будто они сами к нам скоро не пожалуют.

- Теперь пожалуют и даже очень скоро. У нас половина состава из молодняка, наверняка пощупают наши нервы.

Ночь выпала мне. Я слежу за западным участком и стараюсь через глазок ПНВ увидеть хоть одно смещение зеленых полос. Под утро глаза так устали, что в них появилась резь и боль. Появился сменщик. Он кивнул мне головой и прильнул к окулярам и сейчас же истошным голосом заорал: "Духи". Застучал его АК. Справа и слева отозвались другие автоматы. Ахнуло одно орудие, потом другое и началось. От тупого страха, я не понимал, что делаю. Просто сунул автомат в бойницу и зажмурив глаза выпустил весь диск в мерцающее пространство.

Грохот взрывов обрушился на наше укрепление. Землю затрясло, на меня градом посыпались камни и земля. Я скатился на дно окопа и тут же пинок ноги поднял меня на ноги.

- Стреляй, скотина. Нечего в говне плавать.

Передо мной стоял прапор. Я поправил каску и опять выставил автомат в бойницу. Нажимаю на курок, но очереди нет.

- Да поставь новый рожок, - рычит прапор.

Легко скидываю пустой диск, а новый никак не входит в автомат из-за трясущейся руки. Наконец, он квакнул, я передернул затвор и новая порция взрывов отшвыривает меня в угол окопа. Прапора нет, он испарился. Я, цепляясь за стенки, поднимаюсь и припадаю к бойнице. Все перед глазами мелькает и очередь из автомата уходит в эту суету.

Кто-то сваливает меня на дно окопа. Передо мной стоит сержант Копылов. Рваная кровавая ссадина прочерчена вдоль его лба.

- Иди на восточную сторону, - орет он мне в ухо. - Орудия разбиты, машины тоже. Надо ждать вертлюги.

Он побежал по окопу и я за ним. На вершине холма за камнями лежало ребят шесть и отстреливались из автоматов. Мы легли за большой валун.

- Где лейтенант? - спросил не своим голосом я.

- Погиб. Стреляй, мать твою.

Сержант выпустил очередь и злорадно загоготал.

- Вот тебе скотина. Ты еще хочешь, на.

Вдруг он лбом ткнулся в валун и затих.

- Сержант, сержант.

Я рванул его за плечо и тело перевернулось. Маленькая красная дырочка дышала в переносице. Слезы сами полились у меня и опять автомат дрожит у меня в руках, неизвестно куда посылая смерть. И вдруг наступила тишина. Никто не стрелял.

- Эй, шурави, получай, - кричит голос с акцентом и что-то упало на живот мертвого сержанта.

Это была отрезанная голова лейтенанта. Она подпрыгнула и скатилась к моему лицу. Мне показалось, что рот лейтенанта приоткрылся и опять закрылся, как-будто что сказав. Я заорал от ужаса. В этот момент застрекотал вертолет и грохот нового боя потряс всю местность.

Я лежу в палате, привязанный к койке и чувствую приближение его, моего неизвестного врага. Сейчас он будет резать меня, а мои руки даже не шевелятся. Волна ужаса давит на меня.

- Дайте ему успокоительного, - слышу голос и кто-то ножом сверлит руку.

- А...А...А...

- Заткнись.

Я затихаю и волна успокоения входит в измученный мозг. Я открываю глаза. Два лица в белых колпаках смотрят на меня.

- Кажется пришел в себя. Что солдат, отвоевался. Теперь домой.

Я молчу, ничего не понимая.

- Ты легко отделался, жив и без единой царапины. Остальным не повезло.

- Все погибли?

Они кивают головами.

- И лейтенант?

- Да.

- Он был последний... Он мне что-то сказал. Он сказал...

Я мучительно пытаюсь вспомнить что он сказал и ни как не могу припомнить.

- Тебе надо отсыпаться.

Я закрываю глаза и проваливаюсь через темноту к черным холмам. Вот прыгает голова сержанта, а вдогонку ей лейтенанта. Они все ближе и ближе ко мне...

Нас в палате четверо. Когда на меня наступает "просветление", то вижу милых и приятных людей. Все молодые парни, прошли, как и я, Афганистан, но что-то зациклилось с их психикой и вот мы здесь в Днепропетровской мед-больнице номер 124 при МВД СССР. Наша палата-палата страха.

Володя боится, что придет офицер и заставит есть дерьмо. Со дня призыва в армию, все его травили и лупили. "Деды" заставляли чистить одежду, сапоги, отнимали пайку, гоняли за водкой и все время стращали, что вот придет лейтенант, он-то уж тебя заставит говно есть. Ему уже не так страшны были побои, как был страшен офицер. И когда в Афгане пришел новый лейтенант и сказал ему: "Ну, ты, дерьмо", Володя упал на колени и заплакал. Он просил лейтенанта не заставлять есть эту пакость.

Николай мучается от преследования афганской семьи, которую он зарезал. Его взвод ворвался в аул и капитан приказал ему прикончить мать, жену и двух девочек предавшего их душмана. Он их зарезал штыком автомата и они в эту ночь пришли к нему во сне. Потом стали появляться чаще и наконец пришли днем.

Дима, все время валится с моста в воду и с ужасом думает, что утонет в водяной воронке. Их машину взрывом снесло с моста в воду. Диму придавило камнем у самой воды , а перед ним была водяная воронка, по орбите которой плавали мертвые товарищи. Дима пролежал там сутки, пока саперы не оттащили проклятый камень.

Последний я.

Дверь открывается и в сопровождении свиты появляется наш врач, вернее пожилая врачиха.

- Как дела, молодежь? - задает она традиционный вопрос.

- Ничего, - отвечает за всех Володя.

- Смотрите кого я вам привела. Это Анатолий Петрович. Будет вас лечить по новому методу. Осмотрите их, Анатолий Петрович.

Мы молчим, а Анатолий Петрович ощупывает каждого из нас.

- Ну так что? - спрашивает врачиха.

- Пожалуй эти двое подойдут.

Он указывает на меня и Николая.

Врачиха хмуриться.

- А остальные?

- У него, - он указывает на Диву, - аритмия, а у другого неважно с печенью.

- Хорошо, забирайте хоть этих двух.

- Согласие на операцию их родственников надо?

- Зачем. Они уже для дома отрезанный ломоть. Последней была жена этого, - она ткнула пальцем в Николая,- и то кажется два года назад.

Опять подползают душманы, они отрезают голову прапору, злорадно смеются и подсовывают ее к моему носу. Я рвусь из ремней и вою от ужаса.

Кто-то щиплет мою руку и грязный душман грозя мне окровавленным ножом уползает. Открываю глаза и вижу санитара со шприцом.

- Эй, приготовься. Начальство идет.

Он протирает мое лицо полотенцем. В палате появляется несколько военных, прикрытых белыми халатами. Анатолий Петрович, в роли гида, собирает их вокруг моей койки.

- Цель эксперимента, насильственным путем ликвидировать органы страха. То есть, мы проводим операцию вот здесь, - он повернул мою голову и провел рукой по затылочной части черепа. - Здесь вставляем пластинку-электрод и здесь, но из другого металла. Между ними возникнут микротоки, которые стирают или мешают биоэнергетике этого участка мозга и как результат у больного должно исчезнуть понятие страх. - Вы говорите о микротоках. Где же источник, этой энергии. Неужели нужно его тоже вшивать, - спросил один белый халат.

- Нет не надо. Это новинка. Пластинки сделаны из оригинальных сплавов и облучены так, что нижняя часть более активна чем верхняя, но верхняя при этом является источником пополнения электронов нижней части.

- Срок их использования, на долго?

- На его век хватит.

- Вы гарантируете успех эксперимента.

- Гарантировать в таких делах ничего нельзя. На обезьянах все получилось.

- Но я слыхал, что ваши обезьяны убиты.

- Да, это результат опыта. Они потеряли страх, но обрели свойство вседозволенности и погиб наш рабочий. Но обезьяна это не человек.

- Не хотите ли вы сказать, что получиться зомби.

- Боже упаси. Я подчеркиваю, это разумный человек без понятия страха. Я специально отбирал таких. Нужен интеллектуал и физически крепкий мужчина.

- Если все получиться удачно, возможно перенести это в массовое производство. Я хочу сказать создание некоторых элитных частей именно без признаков страха.

- Это очень сложно. Нужно отбирать только надежных, что бы как с обезьянами не вышло, а то они своих перебьют. Для спецагентов, например, это вещь великолепная.

- Анатолий Петрович, мы ждем от вас хороших результатов. Армия финансирует все ваши проблемы.

- Благодарю вас, товарищи офицеры.

Они ушли. Пришел санитар и я попросил перевернуть меня, уж больно затекли прикрученные к койке руки.

Лежу в реанимационной палате. Жуть как болит голова. Бесстыжая сестра в одном халатике, все время прикасается ко мне грудью. Здесь и мертвый поднимется.

- Как себя чувствуете? - спрашивает она, записывая показания температуры в дощечку у кровати.

- Еще немного повертишься и я уложу тебя с собой рядом.

- Что вы, что вы, вам нельзя волноваться.

Она упорхнула. Через каждые два часа появляется Анатолий Петрович. Его интересуют мои эмоции и воспоминания.

- А где, Николай? - спрашиваю его

Анатолий Петрович морщится.

- Неудачно все вышло. Электроды не выдержали расстояния. Поплыли после операции и ничего не вышло, он остался тем кем был.

- Так сделайте ему вторую операцию.

- Легко сказать. Надо чтобы все опять зажило, укрепилось, а это месяца три ждать. С тобой все легко вышло. И электроды вроде вжились, тютелька в тютельку подошли с точностью до микрона. Ты теперь только не шевелись и не дергайся. Упаси бог, только не вставай. Я думаю, что Николая мы тогда неаккуратно переложили вот пластинки и разошлись.

Анатолий Петрович мной доволен.

- Ты, помнишь Афган?

- Да.

- А голову лейтенанта.

- Да.

- Отомстить смог бы?

- Зачем?

Он опешил.

- Тебе действительно все равно?

- Если надо, пойду.

С немым вопросом на лице он уходит. Мне его становиться жалко, надо было соврать.

Я поправляюсь не по дням, а по часам. Тискаю санитарок, которые неаккуратно подходят ко мне. Разрешили ходить, сначала понемногу, потом без ограничений. Меня перевезли в палату для выздоравливающих, где больные с легкостью крутили политикой, анекдотами и воспоминаниями о бабах.

Однажды вызвали в кабинет к Анатолию Петровичу. Там полно народу: военные, гражданские, врачи. Анатолий Петрович долго рассказывал, как получился я. Ко мне посыпались вопросы.

- Вы действительно ничего не боитесь?

- Не знаю, не пробовал.

- Вас больше не мучают кошмары?

- Нет.

Один старикашка со сморщенным лицом ткнул мне два пальца в глаза. Я с удивлением посмотрел на него.

- Он даже не моргнул, - удивился тот.

- А ну ка, постойте, вытяните руку, - требовательно обратился ко мне молодой военный.

Я вытянул ладонь. Он схватил зажигалку и стал жечь мне палец. Мне очень хотелось треснуть его по башке. Боль защипала и я попросил его.

- Прошу вас, не надо жечь до кости.

Толпа восхищенно загудела. Они вцепились в меня как в неандертальца. Обстукивали молоточком, мотали перед глазами палочками. Кто-то втыкал в меня иголки и царапал кожу. Мне уже так все надоело, что хотелось, переломать кости всей этой своре истязателей. Меня понял Анатолий Петрович.

- Товарищи, хватит. Человеку надо еще поправиться, а вы его уже совсем замычали. Меня нехотя отпустили и я пошел в палату.

- Что, выписывают? - набросились товарищи по несчастью.

- Да нет. Привели как на смотрины. Все щупали, ахали и надоели мне до чертиков.

- А правда, что ты из блока "А"? Это где сумасшедшие?

- От туда.

- Говорят, ты первый, кто от туда вырвался.

Я пожал плечами. Интерес ко мне у них пропал и мужичек-потешник, который есть в каждой палате, начал развлекать нас очередным анекдотом.

Через две недели вызывают опять. Кроме Анатолия Петровича в кабинете двое военных.

- Костя, - впервые по имени назвал меня врач, - я тебя выписываю. Вот товарищи военные предлагают тебе устроиться на службу в армию. Как ты смотришь?

- Я не знаю. Специальности у меня нет. С домом меня ничего не связывает. Можно конечно и в армию.

- Это даже не армия. Мы вас устроим в специальные части, - говорит один из военных. - Там подучим. Дадим профессию.

- Что ж, я согласен.

Все вздохнули с облегчением.

- Вот бумаги, заполняйте.

Один из офицеров вытащил из портфеля массу анкет.

Со мной прощался Анатолий Петрович.

- Не очень-то дозволяй бить по своей голове. Учти, могут треснуть так, что электроды сместятся и опять вернешься идиотом.

- Вы что их там плохо закрепили?

- Мозг-то человеческий, живой. Он как бы все время перемещается от колебаний, наклонов, ударов. Мозг будет как бы накалываться на эти электроды, в зависимости от степени удара. После этого будет очень сильно болеть голова. Причем боль будет приличная. Потом правда отойдет.

- Зачем же тогда вы посоветовали мне идти в армию? Там же наверняка бьют.

- Военные настаивали. Я у них на крючке. Деньги-то они дают. Правда тебе, по моим данным, не придется тянуть армейскую лямку. Ты идешь в часть, в которой спец службы готовят солдат удачи в горячих точках планеты.

В спецчасти встретили меня настороженно. Видно получили обо мне исходные данные, но учить стали добросовестно. Прав оказался Анатолий Петрович. Действительно, после некоторых прыжков со второго этажа, при неудачных оплеухах полученных от партнеров, голова немного побаливала. Это заставило меня больше двигаться и развивать ответную реакцию. Все уходили в увольнение или отдыхали, а я с таким же фанатом Гошей принимался изучать все виды и приемы борьбы.

Прошло два года. Меня не узнать. Из замухрышки солдата превратился в налитого мускулами культуриста. По всем специальностям был первый и меня пригласили к командиру части на собеседование.

- Мы здесь получили разнорядку в загран командировку. Могу предложить как лучшему Пакистан, Ирак, Мали, Ангола. Что выбираешь?

- Пакистан, - сказал я первое, что услышал.

- Добро. Как у тебя с английским? Арабский еще не забыл?

- По английски разговариваю, по арабски кое-как. В Афгане его еще начал.

- Вот тебе направление. Поезжай в Москву, там тебе скажут, что делать.

Москва встретила мелким дождем. В управлении меня ждали и тут же отправили в комнату 248. Сухонький старичок принял меня любезно. Расспросил о здоровье, о службе, уточнял, что со мной сотворили в больнице.

- Я слыхал, действительно был голова ваш врач, Анатолий Петрович. Вы у него единственный, кого он сумел сделать зомби.

- Да, не зомби я.

- Знаю, знаю. Однако, и преподаватели, и врачи признают, что вам не ведам страх.

Я поморщился. Что за дурацкие штучки.

- Вы сказали, был голова Анатолий Петрович. Что с ним?

- Попал в автомобильную аварию. Сейчас на пенсии по инвалидности. Но мы с вами немножко отклонились, а сейчас к делу. Из Москвы в Пакистан едет один наш видный товарищ. Едет не один, с семьей. Ваша задача довести его и семью до места там охранять как зеницу ока и после его отъезда из Пакистана, вступить в распоряжение полковника Сараева. Он вам скажет, что делать дальше.

- Я все понял.

- Вот вам адрес гостиницы в Москве, где вам забронировано место. Вот адрес и телефон, куда вы поедете для встречи с товарищем которого вы должны охранять. Там договоритесь, когда отъезжаете и что взять в дорогу. Сейчас зайдите в 236 комнату, там вас ознакомят с документами и вы получите соответствующие инструкции. До свидания, Константин Макарович.

Я нажал кнопку звонка и сейчас же за дверью прозвучал голос.

- Кто?

- Мне нужен Петр Акимович.

Меня долго изучали через глазок. Скрипнул замок и я вошел в прихожую. Здоровый мужчина настороженно смотрел на меня.

- Вы кто?

- Сюда звонили из управления о моем приходе?

- Так вы новый охранник,- мужчина облегченно вздохнул.- Слава богу, нам замена.

- Мне об этом никто ничего не говорил.

Но мужчина уже повернулся ко мне спиной и пошел к стеклянной двери.

- Петр Акимович, пришел этот... Ну который, новый...

- Пусть зайдет.

В кожаном кресле с пачкой газет в руках сидел крупный лысоватый человек с большими бровями и маленьким ртом.

- Здравствуйте, Константин Макарович. Садитесь вот сюда.

Он пристально рассматривал меня.

- Генерал Ковров рассказывал мне о вас и я рад, что теперь мы будем работать вместе. Вам надо подготовиться к поездке. У вас костюмы есть?

- Нет.

- Закажите и сшейте два, купите приличную обувь и дюжину рубашек. При мне в любую погоду быть с галстуком и бритым. Только не обливайтесь одеколоном или духами. Терпеть не могу. Срок вам-неделя.

Стукнула одна из дверей гостинной и появилась стройная блондинка. Сзади нее шла длинная еще не оформившаяся девчонка.

- Тоня,- обратился Петр Акимович к женщине,- это наш новый охранник для поездки в Пакистан.

Я приподнялся.

- Костя. Константин Макарович.

Она улыбнулась, обдав меня волной духов и гибко протянула тонкую руку.

- Антонина Сергеевна, а вот моя дочь, Таня.

Дочка выскочила из-за плеча матери.

- Ой, мамочки. Так это и есть зомби? Это правда, что у вас внутри много электроники?

- Танечка, не говори глупости. Простите мою дочь, Костя.

- Ничего. Я уже привык к таким вопросам.

- И что же вы отвечаете на них?

- Говорю, что я не зомби.

Антонина Сергеевна окинула меня взглядом и хмыкнула.

- Петя, мы пойдем... А вы, Костя, можно вас так называть, еще будете здесь?

- Нет.

- Тогда, до свидания. Танечка попращайся с Костей.

- До свидания, а вы, когда к нам придете?

- Через неделю.

- Как жаль. Я бы вас своим девочкам показала.

- Идем, идем, балаболка.

Женщины ушли.

- Вот вам деньги,- заговорил опять Петр Акимович и перебросил мне пачку нераспечатанных сторублевок,- расходы на экипировку. Если не хватит, возьмете еще. Вы пьете?

- Нет.

- Отлично. Тогда я вас не задерживаю. Сережа! Проводи Константин Макаровича.

Мы летим в самолете в Карачи и Петр Акимович, оторвавшись от иллюминатора, вдруг обернулся ко мне.

- Вас информировали об обстановке в Пакистане.

- В общих чертах, да.

- Сейчас там стало сложнее. Постарайтесь присмотреть не только за мной, но и за моей женой и дочерью. Я очень волнуюсь за них.

- Зачем вы их с собой взяли?

- После Пакистана, я лечу в Индию и думаю застряну там надолго. Там будет официальное представительство и лет пять мне обеспечено. Вот поэтому и взял их.

- А нельзя было их потом, прямо в Индию самолетом перевезти?

- Наверно было бы можно, но зная Тонечку, нужно ожидать от нее все, что угодно... Она бы одна могла совсем и не приехать...

- Не волнуйтесь, Петр Акимович, что в моих силах я сделаю.

Он молча пожал мне руку.

На аэродроме нас ждало много народа. Здесь были корреспонденты, наши представители и другие непонятные личности.

Я шел впереди по трапу и врезался в толпу, раздвигая ее корпусом. Засверкали блицы и корреспонденты бросились в атаку на Петра Акимовича.

- Господин Воронин, не скажите цель вашего визита в Пакистан?

- Вы будете продавать вертолеты Пакистану?

- Это правда, что вы осуществляете в этом году самые крупные поставки вооружения в Индию? Вы считаете что Индия будет воевать с Пакистаном?

- Господин Воронин, лидер исламских фундаменталистов заявил, что они купили у вас партию оружия. Это правда?

- Господа,- Петр Акимович поднял руку,- я приехал по приглашению правительства Пакистана, что бы принять участие в переговорах и немного отдохнуть... Пока больше ничего сказать не могу.

Он опустил руку на мое плечо и я пошел раздвигать вал напиравших тел. После небольшого нажима обозначился проход и я повел семью Ворониных за собой. В конце прохода стояли трое, не смотря на жару, одетые в черные костюмы и шляпы. Первый был гигант с большим животом и жирной смуглой рожой. Два других стояли за его спиной. Гигант улыбался слащавой улыбкой.

- Ну ка, ты, подвинься,- сказал я по русски.

Он по-прежнему улыбался. Мне было некогда размышлять, я носком ботинка въехал ему в голень. Он открыл рот и издал шипящий звук и я его оттолкнул полусогнутого в сторону. Остальные двое шарахнулись от меня. К нам подскочил парнишка.

- Товарищи, сюда. Машина там.

- Костя, что там у вас произошло?- спросил Петр Акимович.

Я сижу на заднем сидении машины рядом с Таней и Антониной Сергеевной.

- Я заметил на выходе из толпы какую-то заминку,- продолжил он.

- Он кажется намял бока капитану Идрису,- сказал наш молодой шофер.

- Кто это?

- Здешняя разведка.

- А что произошло?- удивилась Антонина Серьгеевна.- Я ничего не видела.

- А я видела, видела,- заверещала Таня.- Тот толстый дядечка согнулся и чуть не упал, когда его Костя оттолкнул.

- Не нравиться мне все это,- вздохнул Петр Акимович.

- Идрису так и надо, это порядочный нахал,- продолжил шофер.- Он так всех встречает. Любит что бы его обходили. Я вас прямо завезу к послу, а потом на квартиру.

- Хорошо.

Весь день прошел в устройстве дел. Воронины разместились в просторной квартире посольского квартала. Меня устроили в другую поменьше, но напротив их двери. Наконец все угомонились и легли спать. Я прошелся по своей квартире и не раздеваясь шлепнулся на кровать. Поспать мне не дали. Раздался звонок телефона.

- Господин Костров?- прозвучал голос по английски.

- Да, я.

- С вами говорит капитан Идрис. Не могли бы мы с вами где-нибудь поговорить?

- Не могу. Я на службе.

- Понимаю. Я гарантирую и заинтересован в спокойствии этого дома, а вам предлагаю сейчас встретиться в баре "Феникс" недалеко от вашего дома.

- Хорошо. Я сейчас выйду.

У стойки бара стояла туша капитана. Он увидел меня кивнул и взяв две кружки пошел к свободному столику. Мы сели друг против друга.

- Я взял колу. Вы не против?

- Нет.

- Я ведь для чего позвал вас. Нужно организовать встречу господина Воронина с заинтересованными лицами.

Он отпил колу и облизал языком губы.

- Это надо сделать незаметно и конечно только с вашей помощью.

- Мне не нравиться ваше предложение.

Он пожевал губы.

- Понимаю. Но мы с вами заключим негласный договор. За время пребывания здесь господина Воронина и его семьи, постараемся совместно уберечь их от посягательств разных лиц.

- Разве у него есть враги?

- Полно. Это конкуренты или обиженные вашим государством или спец службы других стран. Да полно дураков, которые с именем аллаха с удовольствием всадят вам порцию свинца.

- И вы сумеете с ними справиться?

- Во всем воля аллаха. Но мы постараемся.

- За эту совместную работу, мы устраиваем встречи господина Воронина с нужными вам людьми. Не так ли, господин капитан?

- Все так. Я оберегаю, вы помогаете во встрече.

- Я подумаю и посоветуюсь, господин капитан. У вас еще время подождать есть?

- Конечно, конечно. Завтра можете сказать?

- Постараюсь.

- А здорово вы меня сегодня стукнули. Вы всегда идете напролом?

- Нет, иногда обхожу, когда уважаю.

- Да, да. Вы чего не пьете колу?

- Спасибо, господин капитан. Я пойду отдыхать.

- А я думал, зомби не отдыхают...

Он отпил еще колы и ехидно посмотрел на меня.

- У вас неплохо поставлена разведка, господин капитан.

- Да. Это я не отрицаю. Но поставщик их дочка господина Воронина, которая всем рассказала, кто вы есть.

- Зомби отдыхают, но спят с одним раскрытым глазом. До свидания, господин капитан.

Утром я поделился о разговоре в баре с Петром Акимычем. Он откинулся в кресле и задумался.

- Конечно, предложение заманчивое для меня, но ведь я догадываюсь с кем должен встретиться и вести переговоры. Если мы получим гарантии у правительства Пакистана, что оружие, которое мы им продадим не попадет в руки маджохедов, то те сами придут ко мне. Если не продам им -прирежут, если продам-они будут воевать с нашим оружием против нас. Запрошу-ка я правительство. Пусть те решают. Сделка-то будет выгодная. Маджохеды переплачивают пакистанцам в полтора раза. Подожди Костя до вечера. А с зомби... Это моя вина. Я дома жене и дочке брякнул, что генерал обещал прислать зомби, вот они и проболтались. Как бы они тобой не заинтересовались всерьез.

- Что значит всерьез?

- Им интересно узнать, что у тебя внутри? Почему ты зомби?

- Но у меня внутри ничего нет.

- Ты уверен?

- Ну, есть кое-что...

- Вот за этим они и будут охотится. Будь внимателен, Костя. А сейчас мы поедем в посольство и я все расскажу послу.

В посольстве, было не до меня. Петр Акимович прислал мне записку, что бы я до трех смог прогуляться по Карачи с женой и дочкой. Гидом дают того молодого шофера, что отвозил нас с аэродрома.

Мы объездили по-возможности арабскую часть Карачи. Осмотрели мечети, кофейни, побывали на базаре. Потом поехали в европейский квартал и остановились у миниатюрного бара "Аладин".

Мы сидели за столиком заваленным едой. Гид и я соревновались перед дамами в остроумии и те беспрерывно смеялись. Подошел официант и на подносе принес мне записку на английском.

"Господин Костров, не могли бы вы выйти через черный ход бара во дворик. Мне необходимо сказать вам кое-что."

Подписи не было.

- Ребята,- сказал я застолью,- я выйду на пять минут.

- Давай, давай,- шутил гид,- ты такой большой, что мы можем подождать и десять минут.

Все засмеялись. Я спросил у бармена куда мне идти и вышел в пространство между домами обтянутое сеткой. Здесь грудами высились ящики, бочки и стоял пикап. Сзади раздался шорох, я обернулся. Два гиганта, пакистанцы в форме войск ВВС стояли раздвинув ноги у дверей из которых я только-что вышел. Хрустнуло что-то сзади. Я отскочил к сетке. Еще две глыбы вывалились из пикапа.

- Ты, русская свинья,- сказал один,- ты, обидел нашего капитана и теперь пора тебя проучить, что бы больше не пакостил на нашей земле.

Он прыгнул к центру площадки и пошел на меня. Это был отлично подготовленный боец. Я увернулся от двух его замахов и двинул кулаком по ребрам. Он только хмыкнул. Тогда подскочив к ящикам, рванул один и запустил ему в голову. Он пригнулся и это было его ошибкой. За ящиком летел я ногами вперед. Чуть приподнявшись, он получил мощный удар в лицо и полетел под бочки. Я хотел его добить, но на центр площадки выскочил другой.

Мы крутились по маленькому пятачку и мне приходилось все время оглядываться, что бы не напали с тыла. Но двое стояли у стенки и не двигались. Противник не плохо владел ногами и они свистели перед моим лицом. Я ждал момент и дождался. Он наступил на обломок ящика и потерял скорость для замаха другой ногой и мне удалось рукой врезать ему сбоку в коленку. Нога дернулась и вояка упал. Прыгаю к нему и ударом полуботинка в щеку заставляю его затихнуть. Чертовы полуботинки, это не армейские, нос смялся и мешает большому пальцу для упора.

Теперь вышли двое. Третий, это которого я свалил первым начал приподниматься и тоже пошатываясь пошел на меня. Умница Жора, ты натаскивал меня на всякие подлости, теперь все должно пригодиться. Хватаю пустую бочку и швыряю ее в двоих, они отпрыгивают. Бросаю еще одну и она раскалывает их на две стороны. Левый опасней и лечу к нему. Только бы знать куда он отклониться, иначе если промахнусь впилюсь в сетку. Была не была, уже в воздухе разворачиваю тело влево и чувствую, что попал. Пакисткнец, получив мою энергию летел в сетку головой. Она его отбросила вторично на мой кулак. Брызнула кровь. Широкий нос буквально хрупнул на кулаке.

Меня настиг удар по спине сзади и я тоже очутился в сетке. Сзади стоял последний, если конечно не считать качающуюся за ним фигуру. Гигант держал в руке обломок доски. Он замахнулся и я еле-еле увернулся от нее. Сетка буквально распоролась от удара у самого моего плеча. Но он ни как не мог быстро вытащить дубину и я оттолкнувшись от сетки влепил ногой в локоть руки, которая держала доску.

Гигант отскочил, бросив дубину и схватившись за локоть. Теперь вперед. Я добил двух травмированных вояк и они покорно свалились на площадку.

- Браво, браво,- за сеткой похлопывал в ладоши капитан Идрис.

Рядом с ним стоял военный с кинокамерой и два высших офицера.

- Мы выбрали самых лучших специалистов,- продолжал капитан,- и вы сумели их уложить.

- Ну сволочь же вы, господин капитан. Мы же с вами договорились...

- Мы ни о чем не договаривались, господин Костров. Договор вступит в силу сегодня вечером при условии, что вы скажите-да.

Я стал приводить себя в порядок.

- Теперь мы точно знаем, что вы действительно зомби.

- Идите вы в жопу, капитан.

Я пошел к двери черного хода бара.

Женщины с изумлением смотрели на меня.

- Боже, Костя, что с вами? Вы такой грязный, а костюм ваш чем-то залит красным. Что с вашей спиной? Пиджак распорот.

- Кто-то уронил на меня груду грязных ящиков.

- А ботинок?

- Что ботинок?

- Он вмят внутрь.

- После деревянного ящичного душа, там черт знает на что наступишь.

Но Антонина Сергеевна всполошилась.

- Давайте кончать. Уедем от сюда быстрей. Мне чего-то очень не хорошо...

Мы вышли из бара. В это время из-за дома выезжало три санитарных машины в сопровождении шикарного лимузина.

Петр Акимович получил добро Москвы на условия Идриса. Вечером по телефону я сказал ему: "Да".

Переговоры с пакистанской стороной шли три дня и мы добились гарантий правительства Пакистана на отказ перепродавать вооружение, купленное у нас, маджохедам. В тот же вечер капитан Идрис напомнил о себе.

- Господин Костров,- ворковала трубка,- пора выполнять условия договора. Мы бы хотели встретиться на нейтральной полосе, ну, например, вилла господина Армса, на восточном шоссе.

- Завтра. В десять утра.

- Ого. Вы оказывается ко всему готовы.

- Приходиться, работая с вами.

Трубка хмыкнула.

- Хорошо. Ждем в 10.

Мы ехали в ворота перевитые железом и по красной дорожке подъехали к вилле. Стекло и бетон переливались на солнце. Полная безвкусица, нагромождения кубов друг на друга. Я выскочил из машины и открыл дверцу для Петра Акимовича.

- Здравствуйте, господа.

На верхних ступеньках лестницы стоял капитан Идрис и женщина в черном платье до самого пола. На ней переливались сверкающие камни вделанные в брошь в виде бабочки, в кулон и в длинные висюльки сережек. Мы поднялись по ступенькам.

- Знакомьтесь, хозяйка виллы, госпожа Магди.

На чуть удлиненном правильном личике с тонким носиком большие черные глаза. Лицо обрамляли гладко зачесанные черные волосы, собранные сзади в клубок.

- Господин Воронов, а это... Господин Ковров.

Блестящие глаза с любопытством уставились на меня.

- Здравствуйте господа,- пропел мелодичный голос.

Рука женщины побывала сначала у губ Воронина, потом подошла к моим. Боже, до чего миниатюрная и тонкая рука.

- Пойдемте господа в дом, я провожу вас,- опять пропел колокольчиком голос.

Магди повела нас внутрь дома. Внутри было лучше. Вещи и мебель подобраны, расставлены со вкусом и изяществом.

- Вот кабинет для переговоров,- сказала Магди.- Я вас оставлю господа и надеюсь увидеть за обеденным столом.

Мы ей поклонились и Идрис открыл дверь.

Мы вошли в комнату. За круглым овальным столом сидело пять человек. Черные бороды на худых лицах и серая чалма на каждом, дружно повернулись в нашу сторону.

- Господа, советский представитель, господин Воронин,- представил капитан.

Обо мне он словно забыл. Все встали и поклонились. Я встал за спиной Петра Акимовича и, расстегнув пиджак, встал в стойку на мгновенный "огонь".

- Итак, господа. Мы встретились для переговоров о продаже вооружения между представителями России и Афганистана,- начал речь Идрис,- и хотели провести его в деловой обстановке. Прошу вас, господин Воронин.

Чалмы дружно закивали.

- Господа. Здесь затрагивается деликатная сторона. Мы воюем с афганскими маджохедами и в то же время ведем переговоры с вами о продаже оружия, которое будет направлено против наших солдат. Поэтому наше правительство предлагает вам начать переговоры о мире между вами и афганским правительством.

Зашелестел губами молодой переводчик-афганец. Самый пожилой маджохед начал говорить.

- Мы здесь не хотели бы говорить о политике. Вопрос о мире может быть решен только с выводом шурави. Это наше твердое слово. Мы здесь предлагаем вам деньги, вы продайте нам оружие. Мы понимаем ваши затруднения, но однако, ваше государство полностью компенсирует финансовые потери, принесенные войной, такими вливаниями, которые вы получаете от продажи.

- Хорошо, что вы хотите?

Старейший вытащил пачку листов.

- Вот.

Наступила тишина. Петр Акимович вынул из кармана счетную машинку и быстро стал считать.

- Но там уже все сосчитано, возмутился молодой маджохед.

- Я вынес боевые вертолеты из вашего списка.

- Хорошо, считайте без вертолетов,- сказал старейший.

- Это два миллиарда, сто двенадцать миллионов, четыреста восемьдесят тысяч долларов.

- Как так, даже больше первоначальной цены?- возмутился молодой.

Он подскочил. Я дернулся. Это заметили все, кроме Воронина. Они уставились на меня, потом старейший сказал по арабски.

- Сядь Ахмед. Надо все выяснить. Не проявляй перед всеми своей невыдержанности. Друзья предупреждали нас, что этот парень-необычный человек. Переводи... В чем дело?

- В чем дело?- успокоился молодой.

- Я учел деньги за перевозку. Ведь вы хотите, чтобы оружие, танки, пушки, снаряды и ракеты шли через Пакистан. Это выгодно нам и вам. Нам так в первую очередь, потому что все будут думать, что мы выполняем поставки для Пакистана в соответствии с договоренностью.

- Они правы,- сказал старейший.- Мы согласны на эту сумму. Куда вы хотите, что бы мы переслали деньги.

- Мы составим с вами контракт на одну пакистанскую фирму, фактически являющейся нашей. По этому контракту деньги вы переведете в швейцарский банк. Я совместно с юристами уже подготовил все бумаги на английском и арабском языках. Вы можете их просмотреть и если мы удовлетворим все пункты контракта, можем подписать их здесь. Если нет, мы ждем ваших предложений и можем собраться еще раз.

Петр Акимович вынул из портфеля бумаги и протянул их молодому.

Старейший кивнул.

- У меня такое предложение,- сказал он,- господин Идрис представит нам здесь, в этой вилле, свободную комнату, где мы изучим контракт и через два часа соберемся опять в этом помещении, чтобы утрясти все точки соприкосновения и если можно подписать контракт. Мы также не хотим международных осложнений и чем реже мы будем собираться, тем выгодней будет для вас и нас.

- Мы не возражаем.

Маджохеды дружно встали и под предводительством капитана вышли из комнаты

- Откуда у них такие деньги,- спросил я у Петра Акимовича.

- Слишком много государств заинтересованно в этой войне и для разжигания ее деньги рекой льются маджохедам.

- Просто так.

- Нет. За опиум. Все восточные провинции Афганистана освоили это зелье. Есть много вложений и просто так.

- А вам не страшно, что это оружие будет убивать наших парней.

- Не надо лезть в политику, Константин Макарович. Делайте свое дело.

Мы замолчали и в это время открылась дверь. Магди появилась с подносом на котором стоял прозрачный кувшин, наполненный желтой жидкостью и два высоких стакана.- Я принесла прохладительные напитки. Мне Идрис сказал, что у вас двух часовой перерыв. Что бы вам не было скучали, можете прогуляться по саду, по вилле и я с удовольствием буду вашим гидом.

- Вы извините, мадам, но я бы лучше отдохнул где-нибудь в саду с этими прекрасными напитками. У вас нет такого укромного уголка?- сказал Воронин.

- Да. Конечно. Пойдемте, я вам покажу.

- Костя, возьми у мадам поднос.

- Нет, нет. Это дело женщины. Сегодня я распустила всю прислугу и должна вас обслужить сама.

Это была открытая беседка. Мы уселись в плетеные кресла. Магди разлила напиток и подала нам стаканы.

- Простите, господин Костров, но не могли бы вы удовлетворить женское любопытство. Капитан Идрис сказал мне, что вы зомби. Это шутка?

- Вечно этот капитан все треплется. Неймется ему чего-то,- по русски сказал Петр Акимович.

- Что вы сказали?- обратилась к нему Магди.

- Господин Воронин недоволен такими высказываниями капитана,- поспешил сделать я перевод.- Но я ни какой не зомби. Обыкновенный человек.

- В Карачи были приглашены четыре самых лучших спецагента. После встречи с вами они утверждают, что вы наделены сверх силой, а капитан говорит, что скорость вашего удара быстрее на пол секунды, чем у ваших противников.

- Костя, это когда ты встречался? Почему мне не доложил?- опять по русски сказал встревоженный Воронин.

- Это было в первый день нашего приезда, когда я сопровождал вашу жену и дочь по Карачи. Но ваша жена и дочь не видели этой небольшой стычки,- по русски ответил я ему.- Простите, мадам, мы здесь прокомментировали ваши высказывания,- уже по английски обратился я к Магди,- и пришли к выводу, что спецагенты были хуже подготовлены, чем я.

Магди улыбнулась.

- Я не верю в это, господин Костров. Я знакома с одним из этих агентов, он восемь лет тренировался в Китае, имеет много призов и признан самым сильным человеком азиатского континента. Однако вы уложили его на первой минуте.

- Наверно, мадам, вам капитан показал фильм, который он снял. Вы говорите о первом?

Магди прикусила губу.

- Да, я смотрела его,- она с вызовом поглядела на меня,- и действительно говорю о первом.

- Вот сукин сын, этот капитан,- опять по русски сказал Петр Акимович,- оказывается он устроил представление и еще заснял его на пленку, а потом хвастает ей направо и налево.

- Однако, журналисты и всякие любопытные еще не крутятся вокруг нас, значит он показывает пленку избранным,- отвечаю по русски.

- Похоже, мадам слишком много знает.

- Господа, это неприлично. О чем вы говорите?- глядя на меня спрашивает Магди.

- Мы с господином Ворониным, обсуждаем поведение капитана и находим что он поступает не по джентльменски.

- Вы только не говорите ему, что я вам сказала.

- Конечно, мадам.

- Зовите меня просто, Магди. Слово "мадам" всегда вызывает напряженность в разговоре, я бы хотела с вами быть по-проще.

- Хорошо, Магди.

В это время раздается хруст гравия и перед нами появляется Идрис.

- Вот вы где спрятались? Господа, афганские представители справились раньше времени и готовы подписать контракт.

- Пошли, Костя.

Воронин встал и все направились к вилле.

Оказывается у афганцев все давно готово, даже присутствует своя печать. Все документы были оформлены и на прощание старейшина сказал.

- Мы уже восемь лет ведем эту войну и хотим быстрей кончить. А чтобы кончить, нужна победа, маленькая победа, иначе ваши правители ничего не поймут. Наша сделка источник этой победы. Я не хотел бы, господин Воронин, этим вас обижать, поэтому хочу сказать. Если мы с вами еще раз не встретимся, значит мы победили, если встретимся- борьба продолжается. Поэтому на всякий случай говорю не "прощайте", а до свидания, господа.

Маджохеды встали, поклонились и не смотря на просьбы, неизвестно откуда появившейся Магди, остаться на обед, ушли. Обед прошел неинтересно. Магди металась между кухней и гостинной, Идрис рассказывал светские новости, особенно зло проходился по премьер министру, а мы с Петром Акимовичем усиленно уплетали салаты, запивая их соками.

Кажется Антонина Сергеевна неравнодушна ко мне. Каждый вечер, заходит в мою комнату, чтобы пригласить на ужин. При этом садится на кровать и бесстыдно оголяет ноги.

- Костя, у тебя была девушка?

- Была.

- Ну и что?

- Когда узнала, что я в больнице, она прервала со мной все отношения.

- Значит, ты все-таки был в больнице? Там тебя сделали зомби?

- Антонина Сергеевна, я который раз говорю вам, я не зомби.

- Неправда, я знаю, вас оперировали и что-то вставили внутрь.

- Но это ни чего не значит...

- Ага, значит внутри вас что-то есть. Вот видите, Костя, а вы все пытаетесь утверждать, что вы обыкновенный. Петя мне сказал сегодня, что в тот день когда мы гуляли по Карачи на вас никакие ящики не падали, а вы в действительности дрались и изувечили четырех парней, чемпионов азиатской борьбы. Он также утверждает, что нормальный человек в течении трех минут, на которые ты пропадал, четверых не уложит.

- Хорошо, Антонина Сергеевна...

- Тоня.

- Хорошо, Тоня, пусть будет как вы хотите.

- А я еще хочу узнать, зомби мужчины или нет?- она с вызовом смотрела на меня.

- Зомби сделаны из человеческой плоти.

Тут раздался стук в дверь. Я пошел открывать. На пороге стояла Таня.

- Мама здесь?

- Заходи.

Тоня уже сидела на стуле в нормальном виде.

- Мама, я поговорила с папой, он согласился, что завтра мы сможем еще раз прогуляться по Карачи и Костя с нами пойдет.

- Чего это вдруг?

- Папа сказал, что через три дня мы уезжаем в Индию.

- Как через три? Мы должны быть здесь еще две недели.

- Но он так сказал.

- Костя, приходи через десять минут. Я сейчас.

Она помчалась к двери и вскоре все затихло.

- Костя, я вам нравлюсь?- подошла ко мне Таня.

Ну и вечерок.

- Нравишься, когда нос не задираешь.

- Неправда, это он у меня всегда такой вздернутый.

Она уперлась в меня глазами.

- Мне кажется,- продолжила она,- я тебя люблю...

- Ай, яй, яй. Ты полюбила зомби.

- Не ехидничай. Я полюбила вот такого.

Дело принимало серьезный оборот.

- Танечка. Ты через три дня уедешь. Так ведь?

Она кивнула головой.

- А я остаюсь. Не знаю на сколько, но мы можем никогда не встретиться. Ты понимаешь?

- Нет встретимся. В Москве встретимся. Я через год вернусь туда. Мне нужно поступать в институт. И потом, если мы любим друг друга, нам расстояния не страшны.

Она сверлила мои глаза своим взглядом.

- А что же ты в этом году не поступила?- стараюсь я уйти от опасной темы.

- Завалилась в иняз на вступительных. Костя... Костя, поцелуй меня.

Я осторожно прижал Таню к себе и поцеловал в верхнюю губу. Она с жаром прижалась губами и в ней заговорил инстинкт. Она вдруг вошла в технологию поцелуя так, что я почувствовал волнение в груди.

- Танечка, пойдем нас ждут.

- Еще...

Мы опять поцеловались и Таня разжала руки.

Мы вошли к Ворониным, когда у них был тяжелый разговор. Рассерженная Антонина Сергеевна убежала на кухню, а Петр Акимович красный от негодования долго не мог прийти в себя. Наконец ужин был собран и мы поели в полном молчании. Я по-быстрому убрался к себе.

Звонок телефона подбросил меня на кровати.

- Господин Костров? Это Идрис.

- Вы всегда звоните, когда люди спят?

- Вам-то чего боятся. У вас всю ночь глаз открыт.

- Что нужно, господин капитан?

- Нужна встреча господина Воронина с еще одной делегацией.

- Когда?

- Завтра.

- А кто эти люди?

- Палестинцы.

- ООП?

- Нет, фундаменталисты.

- Вы можете мне позвонить часов в восемь?

- Да. При условии, что в 10 часов вы должны быть у мадам Магди.

- Это я еще не могу гарантировать.

- Вам придется постараться.

Связь прервалась.

- Значит теперь фундаменталисты,- Воронин сидел на своем любимом месте и опять размышлял вслух.- Конечно, деньги не пахнут, но если об этой сделке узнают израильтяне, то нам не сдобровать. Черт с ним, Арафатом, хотя тоже будет недоволен. Поедем узнаем, сколько дадут. На всякий случай я сейчас подготовлю бумаги. Давай, Костя, соглашайся на встречу.

Магди и Идрис как и тогда любезно встретили нас на крыльце виллы.

После церемоний приветствия, мы очутились в том же самом кабинете. Два араба одетые во все черное поздоровались с нами и опять Идрис начал разговор.

- Мои друзья именно те, кто борется за свою независимость и сейчас хотелось бы, что бы мои друзья нашли с вами общий язык. Господин Воронин, прошу.

- Я обладаю всеми полномочиями на переговорах, поэтому задаю конкретные вопросы. Что надо и на какую сумму?

- Вот,- сказал пожилой араб по английски.

Он выложил бумаги перед Петром Акимовичем. Тот как всегда потянулся за калькулятором. Наступила тишина.

- Около пятьсот миллионов долларов. Но где вы возьмете такие деньги. По моим данным такой суммы у вас нет.

- Нам их одолжит правительство Пакистана.

- Значит господин Идрис имеет полномочия на заключение сделки от вашего имени?

- Мы так предполагаем.

Все обернулись к Идрису. Тот еще больше надулся, как индюк.

- Да правительство Пакистана уполномочило меня закупить оружие для моих друзей. Вот гарантии правительства.

Он вытащил из нагрудного кармана сложенную бумажку и протянул ее Петру Акимовичу. Тот внимательно ее прочитал.

- Тогда я думаю, мы не будем задерживать ваших друзей, а спокойно все подпишем с вами.

Пожилой араб забеспокоился.

- А как же мы получим оружие?

- Через пакистанскую сторону. Они являются юридическими заказчиками и вы договоритесь с ними сами о поставках и транспортировке.

- Понятно. Тогда мы уходим. До свидания господа.

Арабы ушли.

- Однако, господин Идрис, имея такие поручительства вы бы могли и сами заказать оружие.

- Нет уж. Пусть эти тупоголовые видят, что мы им мозги не крутим.

- Если так. Прошу.

Воронин выложил перед Идрисом контракт.

- Через ту же подставную фирму?

- Естественно.

- Я подписываю контракт. Вот моя печать. Пожалуйста, господин Воронин.

Они быстро оформили контракт и тут же в дверях показалась Магди.

- Как хотите, но пока мы не проведем легкий ленч, я вас не отпущу. Идемте в гостинную, у меня там все накрыто.

- Что не сделаешь для такой прекрасной женщины,- вдруг расшаркался Воронин.

Вот это, да.- удивился я про себя.

Стол ломился от фруктов и напитков.

- Может господа хотят что-нибудь выпить покрепче?- Магди улыбалась Воронину.

- Нет, нет. У нас сегодня тяжелый день. Так ведь, Костя?

- Да Петр Акимович. Мне ведь еще надо выехать в город.

- Хотите, я могу сопровождать вас. Показать вам некоторые достопримечательности Карачи.

- Во-первых, боюсь что у вас могут возникнуть некоторые проблемы. Господин Идрис может подкинуть нам какую-нибудь пакость по пути. Во-вторых, меня уже сопровождает женское общество, которое очень ревниво отнесется к незнакомке.

- Одним словом вы меня отшиваете, господин Костров.

Черт, она сказала "отшиваете", но это же русское выражение. Неужели...

- Наоборот, я с удовольствием прогуляюсь с вами, но в следующий раз.

- Это верно,- сказал Воронин,- мы послезавтра уезжаем, а господин Костров остается здесь надолго. Так что нагуляетесь еще, мадам.

- Ловлю вас на слове, господин Костров.

- Почему вы так плохо обо мне думаете, господин Костров,- Идрис огромным ртом пережевывал салат.- Надо же было убедиться с кем я имею дело, вот и пришлось вас в ту прогулку побеспокоить.

- И как, убедились?- спросил Воронин.

- Вполне.

- Слава богу, а то не успокоились бы.

- Гуляйте теперь спокойно, господин Костров.

Мы действительно спокойно повеселились в Карачи и как-только прибыли вечером в свои квартиры, я услышал, как в моей комнате надрывался телефон.

- Господин Костров. Это Идрис. Слушайте меня внимательно.

- Я весь во внимании.

- Из министерства утекла информация о нашей сделке для палестинцев. Боюсь, что мне и вам предстоит трудных два дня, пока господин Воронин здесь.

- Вы хотите сказать, что возможно покушение?

- Да, именно это, черт возьми. Я сейчас расставлю своих агентов вокруг дома, но прошу вас быть внимательным. И еще, постарайтесь на улицу эти два дня не выходить.

- Это израильтяне? Моссад?

- Вы подумали правильно. Информация наверняка ушла к ним. Они здесь имеют громадные связи с уголовным миром и поэтому купят самых лучших киллеров. Моссад своими руками ничего не делает. Запомните это, молодой человек. Пока.

Трубка загудела. Я пошел к Ворониным.

- Петр Акимович, вы непротив, я подежурю у вас здесь.

- Боитесь, последствий сделки?

- Хочу просто исполнить свои обязанности.

- Валяй, Костя. Исполняй.

Женщины очень обрадовались, что я остаюсь. Таня щебетала до тех пор пока мать не погнала ее спать. Все разошлись по комнатам. Я выключил свет и подошел к окну. Похоже, если агенты Идриса засели на улице, то они следят за фасадом дома. Правда им мешает небольшой садик перед домом, зажатый стальной оградой. Но все равно, по фасаду трудно пролезть. Остается дверь. Беру стул и иду в прихожую.

Проходит час. Вдруг шорох.

- Костя, это я.

В темноте кто-то стоит рядом со мной. Протягиваю руку и нащупываю ногу...

- Танька, что ты здесь делаешь?

- Мне хотелось до тебя дотронуться. Поцеловать тебя.

- Я тебя поцелую, только прошу, сразу же уходи. Обещаешь.

- Я все понимаю, Костенька, обещаю.

Я сажаю ее на колени и нежно целую в губы. Ее упругие груди вздрагивают на моих мышцах. Она вцепилась и страстно сосет мои губы.

- Танечка, пора.

- Еще, еще,- она чуть не плачет.

Я целую ее еще раз и поднимаю с колен. Таня стоит и ее грудь упирается мне в лицо. Целую несколько раз ее сосочки и отталкиваю в темноту. Тихо стукнула дверь. Опять тишина. Проходит два часа.

Вдруг за входной дверью шорох. Слышу тихое клацканье замка. Появилась полоска света, дверь потихоньку отходит. Полоска расширяется и показывается рука с пистолетом. Я делаю рывок со стула и всей массой врезаюсь в дверь. За дверью кто-то ахнул. Придавленная рука разжалась и пистолет упал на ковер. Кто-то пытается ее вырвать нажимая на дверь. Но тут раздается тихий хлопок. Давление на дверь прекращается и я чуть ослабляю нажим. Рука падает на пол. Распахиваю дверь. В коридоре лежит бородатый мужчина с открытыми глазами. Изо рта вытекает тонкая струйка крови. Больше в коридоре никого.

Носком ноги выталкиваю застрявшую руку и валяющийся пистолет в коридор. Закрываю дверь. Опять темнота. Вроде никто не проснулся.

Наступило утро. Открываю выходную дверь. Пусто. Ни трупа, ни пистолета. Только несколько растертых пятен на шашечках линолеума.

Это был самый тяжелый день. Когда мы завтракали, зазвонил телефон. Петр Акимович изменился в лице.

- Да что вы говорите? Хорошо.

Он положил трубку. Мы все смотрели на него.

- В городе беспорядки. У посольства черт знает что твориться. Там тысячи народа, требуют прекращения войны в Афганистане. Посол просил, что бы мы не выходили на улицу. Там сейчас бесчинствуют банды молодежи. Громят магазины и дома, особенно с русскими жильцами.

- Господи, неужели доберутся до нас,- ахнула Антонина Сергеевна.- Что же нам делать?

- Мама, с нами Костя, чего нам бояться.

- Да будь он хоть трижды Геракл, но их много. Они просто разорвут его и нас на части.

Я начал собираться на выход.

- Ты куда?- спросил Петр Акимович.

- Пойду закрою ворота ограды и калитку.

- Положи оружие. Не ходи с оружием. Не дай бог, перестреляешь кого, потом жди международных осложнений.

Я снял наплечник с оружием и бросил на стул. Развязал галстук и бросил туда же. Они смотрели на меня как на бога с мольбой и надеждой. Я спустился на улицу. Закрыл ворота и калитку, отвинтил ручки электрозамков, и только пошел к дому, как улица наполнилась ревом и воем. Человек 150-200 молодых, одетых в рвань парней неслись на решетку. Они облепили ее по всей длине.

На меня посыпался град проклятий, угроз и оскорблений на английском и арабском языках. Я обернулся и спокойно смотрел на них. Несколько бутылок, камней и гнилых фруктов полетели в мою сторону. Пришлось уклониться от явных попаданий. Это еще больше распалило толпу. Несколько бородатых мужчин явно управляли толпой и один из них махнул рукой через решетку. Тот час несколько человек создали у ограды живую пирамиду и первый пакистанец с палкой прыгнул в садик. Он побежал ко мне размахивая своим жалким оружием. Замах... я отклонился и правой рукой достал его лицо. Парень словно распрямился в воздухе и пролетев два метра затих у фундамента решетки.

Яростный вопль раздался за оградой. Образовалось уже несколько пирамид и в садике оказалось несколько человек. Они все бежали ко мне размахивая палками, прутьями и кинжалами

Я побежал вправо и наскочив на первого, отбросил его ногой, еще удар... Кто-то летит под ноги бородачу с кинжалом. Теперь влево. Их двое. Отклоняюсь вправо и прут свистит перед плечом. Раз... Он отскакивает и тут же я получаю удар палкой соседа. Все. Они меня достали.

Семь пакистанцев вцепляются в меня. Моя рубаха разорвана в клочья и несколько ударов прутьями и палками саднят тело. Самое важное кинжалы и ножи. Вот один. На руке кто-то висит. Отталкиваюсь на спину и посылаю ногу вперед. Носок попал в подбородок нападавшему, кинжал подпрыгнул и упал под ноги. Что за гад на руке. Я нагнулся и вовремя... прут скользнул по плечу. Схватил за ногу висящего на руке и рванул ее вверх. Он сразу отпустил руку и пришлось как сваю опустить его головой в землю. Стало легче. Вот тебе. Вот и ты получай.

Пакистанцы откатились от меня. В садике еще несколько человек. Я схватил лежащего бандита за ноги и принялся дубасить им направо и налево. Вой и крики раздались в садике. Наконец я запустил пакистанца вправо и схватив железный прут, брошенный на земле, бросился влево. Первым ударом я рассек голову попавшегося мужчины пополам. Отбив палку следующего, прут врезался в шею.

Крики ужаса раздались в толпе.

В это время, расшатав кирпичи, закрепляющие калитку, толпа вырвала ее из гнезд и несколько человек очутилось в садике. На мое счастье часть тел застряло между каменными столбами и я пошел с прутом на прорвавшихся. Самый старший, который руководил толпой имел пистолет. Он наставил его в мою сторону и выстрелил. Пуля обожгла плечо. Ах ты сволочь. Я метнул в них как биту прут и за ним прыгнул к этой группе. Они пригнулись, спасаясь от свистящего над их головой прута, и моя рука достала руку руководителя. Раздался хруст. Пистолет очутился в моей руке и я опустил его на голову нападавшему. Теперь удар влево еще одному. Толпа шарахнулась. Несколько человек побежало назад в проем забитых телами столбов. Мой взгляд упал на калитку лежащую на земле. Заостренные прутья, скрепленные поперечным железом, могли быть хорошей защитой.

Я швырнул в толпу пистолет и схватив калитку стал крутить и бить пакистанцев мечущихся в саду этим страшным оружием. Развернув острыми кольями вперед понесся к проему столбов. Толпа отхлынула от них, но самый неудачный повис на прутьях. Они вошли ему в грудь до перемычки. Я стряхнул его и пошел крутить калиткой направо и налево. Пакистанцы откатились от меня, часть бросились бежать по улице, а более храбрые отбежали на метров семь. Но меня уже было невозможно остановить и я несся к ним вращая свое оружие. Еще один бородач, пытался что-то предпринять, организовывая толпу. Ну держитесь. Я метнул калитку. 60-70 килограмм вращающегося железа врезались в эту группку. Теперь бежали все и храбрые и трусы. Я схватил палку и несся за ними, избивая отстающих.

Вдруг дорогу мне перегородила легковая машина с открытым верхом.

- Господин Костров, остановитесь.

Передо мной сидела толстая лягушка-Идрис. Сзади двое его подчиненных. Ярость еще душила меня. Не Знаю как, но эти 120 килограмм навоза, я выволок из машины и схватил его одной рукой за жирное горло.

- Ребята,- хрипел он,- пристрелите его.

Идрис вцепился в мою руку двумя своими руками. Двое его подчиненных зашевелились.

- Назад,- рявкнул я, доставая правой рукой из под полы пиджака Идриса пистолет.- Бросите оружие в машину. Ну... Теперь вон из машины. Бегом.

Они послушно бросили оружие и выбравшись через верх машины бросились бежать.

- Кто их натравил? Говори.

Я нащупал горло и чуть сдавил. Идрис стал задыхаться. Его руки напряглись пытаясь меня оттащить.

- Магди, приказала...

- Что?- я от изумления чуть его ослабил.

- Магди ведет твое дело, по приказанию Беназир...

- Премьер? Но какое дело им до меня?

- Ты, новое оружие русских. Тебя надо изучить.

- Идиоты. Кто тогда Магди?

- Поверенная Беназир.

- Так ты пытался меня убить, скотина?

- Это не я. Это Магди.

Я, несмотря на сопротивление Идриса, сжимаю его горло. Слышен хруст ломающихся хрящей. Он уже не сопротивляется. Он на глазах багровеет и синеет. Глаза выходят их орбит и тело безвольно поползло вниз. Я швырнул его и оглянулся. Улица была пуста. Кое-где валялись человеческие тела. В одном месте их была груда. Я пошел обратно. В садике стонали раненные, кулями лежали неподвижные тела.

Я только вошел в свою квартиру, как дверь забарабанили. Влетела Таня.

- Костя, миленький. Мы все видели через окно. Как я боялась. Их так много, а ты один.

Она бросилась на мою грудь и заплакала.

- Ты испачкаешься. Я грязный, мне надо помыться.

Она замотала головой.

- Пойди лучше посмотри. У вас дома есть иод, бинты и лейкопластырь?

- Сейчас, сейчас, Костенька.

Обратно она примчалась со всей семьей.

- Константин Макарович, вы понимаете, что наделали?- начал шуметь с порога Петр Акимович.- Это же международный скандал. Вас сейчас арестуют как преступника. И зачем только я вас отпустил.

- У вас кровь,- ахнула Антонина Сергеевна.

Ей стало плохо и она плюхнулась в кресло.

- Извините меня, пожалуйста, я пойду помоюсь. Таня, ты принесла, что я просил?

Она кивнула.

- Надо позвонить послу, сообщу обо всем.- опомнился Петр Акимович и побежал в свою квартиру.

Я пошел в ванну. Когда вышел, на столе разложены бинты, вата и иод.

- Давай, Татьяна, начинай с этой дырки. Я ткнул в рану на плече.

- Может быть, доктора?

- Я учил медицину в спец школе. Эта рана не опасная. Она задела мышцу. У тебя есть что-нибудь острое?

Таня сняла металлическую зажимку волос и протянула мне. Я отломил длинную металлическую державку от зажимки, обработал ее иодом и намотал кусочек ваты, опять опустил в иод.

- Таня, возьми ее и аккуратно обработай ранку, постарайся залезть поглубже.

- Я не могу.

- Делай, что тебе говорят.

Она взяла державку. Руки ее тряслись. Острый конец впился мне в рану. Я сжал руками стол и прикусил губу.

- Обработай с другой стороны.

Боль ломала все тело.

- Умница. Теперь сделай тампоны и приклей их к ранкам лейкопластырем.

В комнату ворвался Петр Акимович.

- Там на улице полно военных. Все оцепили. Сейчас наверно придут сюда. Я предупредил посла. Он в шоке. Ему сейчас не выехать сюда, там по-прежнему много демонстрантов, но после посол будет здесь.

- Где военные, я пойду посмотрю в окно,- пришла в себя Антонина Сергеевна и убежала в свою квартиру.

- Все, Таня, сделала? Теперь обработай все эти мелкие ранки и заклей также.

- Я буду присутствовать при вашем аресте и не позволю им...

- Они не придут, успокойтесь, Петр Акимович.

- Как не придут?

- Побоятся. В крайнем случае будут держать в осаде дом.

- Я удивляюсь вашему спокойствию, Костя.

- Не забывайте, я профессионал, Петр Акимович. И кое в чем разбираюсь.

- Вы, зомби. Вы страшный, зомби.

- Я проведу с вами маленький ликбез. Зомби- это труп, который реставрировали и получили полу живого человека. Я не умирал, во мне микроэлектроники нет. Я обыкновенный. С зомби у меня общее одно, я не знаю страха. Да, во мне убили страх и вот это отличает меня от всех.

- Не делайте из меня идиота. Вся эта каша трупов и раненых, разве может быть произведена нормальным человеком. Нет.

Вбежала Антонина Сергеевна.

- Там, столько санитарных машин. Военные ушли. Садик наш очистили и у входа поставили двух полицейских. Калитку тоже увезли.

- Как военные ушли и полиции нет?- удивился Петр Акимович.

- Я же говорю, поставили у входа двух полицейских.

- Черт знает, что. Пойду посмотрю.

Они ушли. Таня заклеила на теле последнюю заплатку.

- Умничка. Дай я тебя поцелую.

Она с удовольствием подставила губы.

- Теперь мне надо отдохнуть. Ты иди домой.

- Здорово болит, Костя?

- Говорят зомби не чувствуют боли.

- Пусть говорят, что угодно, но то что ты живой человек я убедилась сейчас.

- Ты одна меня поняла в этом мире, остальные нет.

Я поцеловал ее еще раз и подтолкнул к двери.

- Иди. Если что будет серьезное, разбудишь. Подежурь у окна.

Она кивнула и ушла. Славная девчушка, а какой балаболкой показалась вначале.

Я проспал до утра. Ныло плечо и было на душе пакостно.

Постучал в дверь и вошел Петр Акимович.

- Доброе утро, Константин Макарович.

- Доброе утро.

- Нас вызывает посол. Вы приведите себя в порядок, через тридцать минут будет посольская машина.

- Хорошо.

В дверях появилась Антонина Сергеевна с подносом.

- Здравствуй, Костенька, я тут принесла тебе кое-что поесть.

За матерью появилась дочь.

- Костя, там на улице толпа корреспондентов. Их полицейские не пускают, так они своими камерами залепили всю ограду.

- Это лучше. Что-то там наверху не сработало.

Они сидели вокруг меня и смотрели как я доедаю пищу.

- Все спасибо. Поехали Петр Акимович.

Женщины встрепенулись.

- Костя, что бы все у тебя было хорошо,- сказала Антонина Сергеевна.

Таня при всех поцеловала меня в щеку.

- Удачи тебе, Костенька.

Как-только мы появились на ступеньках крыльца. Все корреспонденты встрепенулись. На меня обрушился град вопросов.

- Господин Костров, это правда, что в России организуют целые части из зомби? Есть сведения, что производство зомби поставлено на поток?

- Что вы чувствовали, когда вам выстрелили в сердце? Оно вообще у вас есть?

- Вы подтверждаете, что убили 26 человек и ранили 48?

- Сколько?

- Двадцать шесть убитых и сорок восемь раненых.

- Не может такого быть.

Вопросы сыпались со всех сторон.

- Пьете ли вы кровь людей, убитых своей рукой?

- Как отреагировало на это событие правительство Пакистана?

Тут поднял руку Петр Акимович.

- Господа. Мы еще не знаем как отреагировало правительство Пакистана, но то что вчера произошло, полно трагедии и полностью лишено смысла. Мы скорбим по умершим и сожалеем о случившемся. Защищая наши жизни, господин Костров, совершил невозможное. Мы сами все потрясены.

- Как вы считаете, правительство России выдаст по первому требованию Пакистана, господина Кострова?

- Я не могу решать за правительство. Господа, извините, но нам надо выехать в посольство.

Петр Акимович уже первый раздвигал толпу, давая мне дорогу к прибывшей машине.

Посол был в полном недоумении.

- Понимаете, госпожа премьер-министр письменно извинилась за беспорядки устроенные бесчинствующей молодежью перед зданием посольства и у вашего дома. Мало того, она примет решительные меры по установлению зачинщиков беспорядков. Здесь есть еще одно письмо к правительству СССР с просьбой продать им зомби за 100 миллионов американских долларов или по цене установленной правительством. Я конечно такую чушь в Москву не пошлю, а сделаю отписку, что живых людей не продаем. Вы что, правда перебили и перекалечили там массу людей?

- Я как-то не считал.

- Корреспонденты говорили,- влез в разговор Воронин,- что 26 человек убито и 48 ранено. Мне как-то тоже не вериться.

- Мда. Странно ведет себя пакистанская сторона. Может в этой истории замешаны другие страны, которым тоже под завязку нужен зомби.

- Я не зомби.

- Да, да, мы вам верим. В Москве все же сидят идиоты и дураки, ну надо же послать такого уникального человека сюда. Вы, когда уезжаете, завтра?

- Да,- кивнул Петр Акимович.

- Я вызову из Пешевара полковника Сараева, пусть он увозит к себе товарища Кострова, а вам дадим другого охранника, чтобы только довез до самолета. А вы, товарищ Костров, сегодня же переезжайте сюда и ждите, когда за вами приедут.

- Я возьму только из дома вещи и сюда, вы мне не дадите машину?

- Берите, а вы задержитесь, Петр Акимович.

Женщины с ревом прощались со мной. Антонина Сергеевна плакала и терлась лицом о грудь. Таня сидела в кресле с опухшими глазами и писала сумбурное письмо.

Я собрал чемодан и поцеловав в губы Антонину Сергеевну, подошел к Тане.

- Я тебе все здесь написала, ты прочтешь когда уедешь от сюда. Поклянись, что когда будешь в Москве, заедешь ко мне и иногда будешь писать.

- Клянусь.

- Она кошкой приласкалась к телу и вдруг, громко заплакав, выскочила из комнаты. В двери постучались. Я открыл. Передо мной стоял русый парень.

- Ты Костров?

- Я.

- Я на сутки послан сюда послом, охранять семью Ворониных.

- Антонина Сергеевна, это к вам.

- Я все слышала, Костя. Прощай, может когда-нибудь и увидимся.

Полковник Сараев бегал по комнате и ворчал.

- Черт знает, что теперь мне с вами делать, толи вас охранять, толи запустить в работу, как всех нормальных людей.

- Я нормальный человек, меня охранять не надо.

- Ох уж эти болваны из отдела кадров. Просил, пришлите несколько человек. Задыхаюсь. Прислали, называется. Ладно, поехали. Мне посол сказал, что вас долго в Карачи держать нельзя.

Я молчал.

Мы долго ехали в машине полковника до Пешевара и свернув западнее города, попали а лагерь маджохедов...

- Куда мы попали, товарищ полковник?

- Не видишь что ли? К маджохедам.

- Но в Афгане идет с ними война? Что же мы здесь делаем?

- Вот что, товарищ лейтенант. Не суйте свой нос в политику и не задавайте лишних вопросов. Да, в Афгане война, да, маджохеды воюют с нами, однако по договоренности с душманами, мы обучаем их ведению современной войны.

- ???

- Каждый инструктор в год стоит 300000 американских долларов. У нас сейчас в пакистанских лагерях 16 инструкторов. Это доход государства без оплаты нам зарплаты, четыре с половиной миллиона долларов.

- Почему же не возьмут иностранцев?

- И эти есть, но лучше русских нет. Эти знают своих и душманы считаются с ними больше. Мы и дороже стоим.

- Мать твою. Из одного дерьма, сваливаешься в другое. Похоже в Союзе правители точно сошли с ума. Сначала продали за миллиарды долларов оружие врагам, чтобы те воевали против своих, теперь за те же поганые доллары обучаем этих подонков ведению войны против наших ребят.

- Заткнитесь, лейтенант, и больше никогда не болтайте лишнего. Здесь не посмотрят что вы зомби. Хлопнут и все.

Мне уже было все равно.

Маджохеды были плохо дисциплинированы и ленились учиться рыть, копать укрытия, правилам наступления, но зато все любили оружие. Они неплохо стреляли и палили в воздух по всякой радости и даже без нее. Командиры отрядов иногда поддерживали меня, иногда заставляли учить минному делу и тактике установки минных полей.

Мне иногда казалось, что меня разорвут в России солдаты воевавшие в Афгане, когда узнают чем я здесь занимался. Вот тебе и спец войска.

Прошло два месяца, казалось история со мной затихла, но однажды полковник Сараев вызвал меня в палатку.

- Тебя отзывают в Россию. Пакистанцам неймется покопаться в твоих внутренностях. Замучили наше правительство различными предложениями по поводу тебя. Отправляйся в Карачи, от туда на самолете домой. Явись к послу, доложи, что прибыл. От него получишь дальнейшие инструкции. Будь очень осторожен. За тобой могут охотиться.

- Постараюсь.

- Там за палаткой стоит грузовик, поедешь на нем. Прощай. Не вздумай кому-либо рассказать обо всем.

- Прощайте, товарищ полковник.

До Карачи я добрался благополучно.

В самом городе Карачи у нас произошло ЧП. Какой-то грузовик вынырнул из-за нашей машины, обогнал и ... подставил свой бок. Мы в пилились, да так, что та машина перевернулась, а нас развернуло поперек дороги. Сей час же появилась полиция. Шофер начал ругаться, а я соскочил и только попытался вмешаться, как удар в бок заставил оглянуться. В открытом пикапе сидели три парня, один держал в направлении меня странное ружье. Я хотел подбежать и дать в морду нахалам, когда почувствовал, что мои члены сводит и все тело деревенеет. Ноги подломились и асфальт понесся к моим глазам...

Тяжелые веки с трудом разжались и я сквозь туман увидел... Магди.

- С ним все в порядке, доктор?

Она обратилась к невидимому собеседнику.

- Да, госпожа.

- Что вы выяснили?

- Мы его просветили и никаких отклонений внутри не нашли. За исключением...

- За исключением...?

- Русские разработали оригинальную вещь, они блокировали часть его мозга при помощи универсальных электродов.

- А вы говорите ни чего нет.

- Да, да. Вот эти электроды и сделали его таким как он есть. Зомби.

- Что вы имеете ввиду, доктор?

- Они парализовали область страха и еще чего-то. Он никогда ничего не боялся и был только этим страшен.

- Мы можем сделать аналогичный опыт со своими людьми.

- Нет. Надо выяснить из чего сделан электрод и после этого попытаться их изготовить.

- Так действуйте, доктор.

- То есть оперировать и вытаскивать электроды?

- Конечно. А потом, после того как их изучите, вставим их Максуду. Вы его помните?

- Конечно, госпожа.

- Жаль. Красивое тело. Я очень люблю красивых мужчин.

Она подошла и погладила бугры моих мышц.

- А что после с ним делать, госпожа?

- Подлечите и сдайте в тюрьму. Я скажу начальнику, что бы принял. Прощай дурачок,- она потрепала меня по щеке.

Мне хотелось сказать, что нельзя вытаскивать электроды, что я буду сумашедшим. Но врач вколол что-то в руку и полная темнота окружила меня.

Лежу в реанимации и жду, когда накатится волна психоза, но пока все нормально и у меня появилась надежда, что все обойдется. Они вынули из головы электроды и теперь я им не нужен.

Прошло две недели. Меня перевели в палату, когда вдруг опять появилась Магди.

- Ну, бывший зомби,- насмешливо начала она,- здравствуй. Вот ты теперь и обыкновенный. Как себя чуствуешь?

- Нормально.

- Я к тебе по делу.

- Естественно.

- Что естественно?- забеспокоилась она.

- Вы же не нашли секрет металла?

Она была в замешательстве.

- Да, ты прав. Я пришла по этому поводу. Кто тебе ставил эту вещичку?

- Один хороший доктор в Днепропетровске, который после автокатастрофы бросил научную деятельность.

- Тебе чего-нибудь про состав известно? Хотя, что спрашивать с вояки.

- Ни чего не известно.

- Так ты был только один? Тебя только одного сделали таким?

- Да.

Она задумалась.

- Магди. Почему наши не требуют меня? В газетах, даже не ваших, обо мне ни слова. В посольстве знали, что я должен приехать.

- Зачем им это делать? Мы же купили тебя.

- Как?

- Да так. Тихо и мирно обменяли на двести пленных, захваченных в Афганистане. А тебя подстрелили специальной ампулой на бегемота, что бы взять живьем.

- Сволочи.

- Это везде так, дорогой. Ну ладно, я пошла. Твои электроды, после анализа, мы вошьем самому сильному человеку в Пакистане. Теперь у нас будет свой зомби.

- А как же я?

- С тобой просто. Ты никто. Пока посиди в тюрьме, а там решим твою судьбу.

Нас в камере четверо. Я, один убийца и два жулика-коммерсанта. Я разговорил наемного убийцу и он мне поведал свою историю.

- В Карачи самой противной личностью, был капитан Идрис. Настоящая дрянь. Интриги, шантаж, тихие убийства плел на каждом шагу. Слава аллаху, нет уже этого противного человека.

- А что с ним?

- Говорят, довел до безумства русского зомби, тот его и прикончил. Так вот Идрис и хотел заманить этого зомби к себе и что только не делал для этого. И тут пришел ему в голову коварный план. Решил он нанять двух киллеров и прикончить людей, которых зомби охранял. А что бы было все гладко, приплел к этому делу израильтян, мол они какую-то информацию достали и теперь мстят русским и этих киллеров наняли тоже они.

- А почему он решил убить именно не зомби, а людей которых он охранял?

- Вот это не знаю, но предполагаю, что бы поставить зомби перед фактом. Не смог мол справиться со своими обязанностями, теперь русские тебя накажут, лучше иди к нам. А может быть с отчаяния зомби наделает массу глупостей, тут его голыми руками можно брать. Только аллах знает, что было в голове у господина капитана. Нанял он нас, меня и Кирвани. Все рассказал, что делать, а потом меня в укромном месте проинструктировал наоборот. По первому варианту, Кирвани должен тихо открыть дверь, где живут русские, войти первым и перестрелять всю семью, а мне стоять у двери зомби, которая была напротив и караулить его. Убивать его было нельзя, а просто оглоушить. По другому плану, если зомби там и Кирвани не удастся убить семью, он не должен попасться в ему лапы, иначе зомби его раскачает и все раскроется. Кирвани должен быть убит. И убийцей должен быть я.

- Постой, постой. Значит Идрис первый план рассказал вам обоим, а второй только тебе. Выходит он знал, что зомби будет там.

- Выходит так. Я даже теперь думаю, что он его и предупредил, что будет покушение.

- Что же дальше?

- Зомби был там. Он раздавил руку Кирвани дверью и я его в этот момент пристрелил.

- И это все, что добился Идрис?

- Что-то он получил от этого. Но что, я не знаю. Может просто доверие зомби.

- Но ты, не за это попал сюда?

- За это. Господин капитан малость перегнул. Больше всего он ненавидел одну женщину, которая имела над ним власть. Он и подсунул меня к ней.

- Тоже убить?

- Нет, ускорить события. Господин капитан представил меня как наемника израильтян, который должен ликвидировать зомби, за сделки с палестинцами. Но мадам была умнее капитана Идриса, она сразу поняла, что здесь что-то не так. Она для видимости согласилась, что надо спешить с зомби, а сама по своим каналам выяснила всю историю с покушением, что произошло с Кирвани и со мной. Потом с господином капитаном она серьезно поговорила, а меня засадили в тюрьму.

- И сколько дали и за что?

- За Кирвани, восемь лет.

Я начал усиленные тренировки. Начальник тюрьмы был большой поклонник спорта и что бы поощрить меня мне разрешили заниматься в спортивном зальчике и дали двойную порцию еды.

Прошло пять месяцев. Я чувствую себя так же, как был с электродами. Непонятные процессы укрепились в мозге, я по-прежнему никого не боюсь, у меня нет страха. В тюрьме не знают как ко мне относиться ни охранники, ни заключенные. Я не заключенный, вообщем никто. Навязчивая мысль стала о свободе стала преследовать меня и я написал письмо... Магди.

Начальник тюрьмы вызвал меня к себе в кабинет.

- Я прочел вашу записку,- сказал он, держа в руках развернутый лист.- Ваше предложение очень интересно. Я не только пошлю мадам ваше письмо, но и от себя добавлю несколько слов. Считаю, что ты должен выступить и честно побороться за звание сильнейшего.

- Спасибо, господин начальник.

- Спасибо не отделаешься. Я на тебя поставлю. Я знаю этого паскудника Максуда. После того как он стал зомби, он стал невыносим. Все спортивные круги стонут от него. Если проиграешь, ты сгниешь в этой тюрьме. Надеюсь все ясно. Теперь катись от сюда, да не в камеру, а в спорт зал. Теперь там и спать будешь, но победу мне сделаешь.

Магди приехала в тюрьму через две недели. Меня опять пригласили в кабинет начальника тюрьмы.

- Господин Костров, как вы прекрасно выглядите. Вот не ожидала в наших тюрьмах увидеть таких мощных и крепких парней. Господин начальник, вы наверно балуете своих заключенных, а с ними надо бы построже.

- Мадам Магди, я был все время в затруднении, как считать господина Кострова заключенным или нет и принял компромисс. В камеру сунул к заключенным, а пайку увеличил в два раза как свободному.

- Может этого и не надо было делать, но что не делается все к лучшему. Не так ли, господин Костров?

- Наверно так.

- Вы как всегда неопределенны.

- К сожалению, я сейчас очень завишу от вас. Определенность появиться после вашего решения.

- Я прочла записку, более того, я показала ее Беназир. Мы подумали, что пожалуй пойдем на ваши условия. Вы побеждаете Максуда и мы вас выпускаем из тюрьмы. В письме вы пишите, что хотите доказать, что вы и тогда не были зомби, я в последнее время все больше и больше к этому склоняюсь. Беназир такого же мнения. Она считает, что Максуд последнее время безобразно себя ведет и его все труднее и труднее остановить. Нам уже хочется, что бы кто-то его остановил и мы будем благодарны, если это сделаете вы.

- Когда будет встреча?

- Мы уточним дату встречи, но думаю это будет в ближайшее время.

- Госпожа не позволит мне присутствовать на этом выступлении,- спросил начальник тюрьмы.

- Почему бы и нет, вы его откормили, выпестовали, вы его сторону и представляйте. Я не думаю, что там будет слишком много сторонников господина Кострова.

- А вы?- спросил я.

- Что я?

- За кого вы будете болеть?

- За вас. Я обожаю красивые мужские тела. Максуд не будет в этом вам конкурентом. К тому же, я уже говорила, Максуд распоясался и его надо... убрать.

- Спасибо, Магди.

Она взметнула свои черные глаза на меня и ухмыльнулась.

- Спасибо не отделаешься.

Начальник тюрьмы засмеялся. Магди не попрощавшись пошла к двери.

Меня неожиданно выдернули из тюрьмы и теперь под охраной двух амбалов, начальник тюрьмы везет неизвестно куда. Мы проскочили Карачи и въехали на территорию военного аэродрома. Начальник исчез в диспетчерской и наконец, машина мчится вдоль ангаров и останавливается возле одного из них. Мы вылезаем и меня ведут в чуть приоткрытые ворота. В конце ангара светят прожектора на площадку отделенную импровизированной решеткой.

- Сюда,- говорит начальник тюрьмы.- здесь будешь драться. Снимите с него наручники.

Меня вводят за решетку и снимают с рук железо. За решеткой человек двадцать народу, но полумрак не позволяет разглядеть ни их костюмов, ни лиц. Вдруг говор усиливается и на площадку выскакивает Максуд, тот самый военный которого я уложил в первой драке. Он походит ко мне и говорит.

- Ты, русская свинья, давай договоримся, драться полуголыми без рубах. Мне в этот раз хочется посмотреть на твое драное мясо.

- Жаль, что тебе мозги не заменили во время операции, а в этом есть очень большая необходимость. Ты не забыл еще, как валялся в вонючих ящиках?

Глаза Максуда налились яростью.

- Ну, погоди. В этот раз я разорву тебя на части.

За решеткой прекратился гул, ворота ангара приоткрылись и въехал длинный темный лимузин. Двери опять закрылись и мрак охватил присутствующих. У решетки появилась в белом платье Магди.

- Начнем. Время у нас мало.

Я скинул рубаху и вышел на центр освещенного круга, вскоре появился полуголый Максуд. Мы стали кружить по кругу не прикасаясь друг до друга. Максуд прыгнул первый. Удар его руки парализую встречным движением. Глухой гул возник в ангаре. Да, Максуд умеет драться. Вот его взмах ноги. Я отклоняюсь и по движению воздуха чувствую мощь удара. Он прыгает и я ухожу от 120 килограммовой туши. Получай. Удар по боковым мышцам, даже не вызвал у него эмоций. Но вот получил и я. Забыл дурак, что сзади в полумраке стены ангара. Не успел уйти. Теперь пора мне в атаку. На гад, получай. Град шлепков. Передо мной вдруг возникло лицо доктора. "Костя не давай себя бить по голове"- говорит он. И опять возникла, потная, налитая яростью рожа Максуда. Его армейский ботинок на взмахе распарывает кожу груди . Вот сволочь. Ответный удар под ребро. Он охнул. Еще удар. Теперь в голову. Он отпрыгнул и встряхивает головой. Не нравиться, получай еще. Максуд замедлил реакцию и я нырнул под его взмах ноги, очутился у его двигающегося по инерции плеча. Он пытается погасить скорость. Поздно. Я сзади и вот он удар в голову, в то место где сидят электроды. Максуда передернуло. Он онемел, его руки обхватили голову. Еще один удар туда же, в полную силу. Максуд упал на колени. А теперь, в горло, ногой. Он рухнул на бетон и дергался по инерции все тише и тише.

В ангаре тишина. Я прислонился к стенке, пытаясь отдышаться. Стукнула дверца машины. Опять приоткрылись ворота и лимузин выехал в дневной свет.

Я стою и жду, что будет дальше. Непрерывно открываются двери, все выходят. В круге света появилась Магди.

Она стоит и смотрит на меня своей знаменитой ухмылкой.

- Ты добился свободы. Теперь должен выполнить еще одну услугу мне, за то что я для тебя сделала.

- Что ты хочешь, Магди?

- Ты поедешь ко мне на виллу. Там твои документы, деньги и авабилет до России, но ты полетишь только завтра. Сейчас ты там отдохнешь, а вечером преду я и поговорим.

- Я поеду с тобой?

- Нет. Начальник тюрьмы тебя отвезет.

Магди исчезла и появился мой тюремщик.

- Здорово ты его отделал. Вытрись чем-нибудь, да поехали.

Опять в окружении охранников, но без наручников сижу в машине. Мы мчимся обратно. Все молчат. Вот и Карачи. Петляем по улицам и подъезжаем к знакомой вилле.

- Прощайте, господин Костров,- начальник подал через окно машины мне руку.- Желаю без помех доехать домой.

- Прощайте, господин начальник. Желаю вам спокойно дожить до пенсии.

Машина ушла и горничная повела меня в дом. Я вымылся в ванной, наелся до отвала и заснул на белой кровати.

Передо мной стояла Магди. Она была в халате.

- Эй, соня. Хватит дрыхнуть.

От нее пахло душистыми розами. Я протянул руку и подцепив халат начал его тянуть на себя. Черные глаза Магди поплыли к моему лицу.

- Зомби, ты самый красивый мужчина на свете.

Это все, что она успела сказать. Магди действительно страстная женщина. Как она визжит в порыве страсти, такое ощущение, что весь Карачи не может заснуть.

Утром меня разбудила горничная.

- Господин, машина будет через пол часа. Госпожа просила вас разбудить.

- Где госпожа?

- Она уехала. Просила передать, что все на туалетном столике.

На туалетном столике были документы, деньги и авиабилет. Ты выполнила свое обещание Магди.

На родине, я никому не был нужен. На Лубянке меня попросили все написать, задали пару вопросов и... отпустили. Сказали, что вызовут.

Я вспомнил Таню и пошел к ней домой. Дверь никто не открывал и высунувшаяся из соседней двери старушка сказала, что Таня в университете. Я поехал в МГУ.

Сначала я ее не узнал. Длинная, красивая, стройная женщина шла на меня. Двое парней мельтешились по бокам. Вдруг Таня замедлила шаг, она увидала меня.

- Зомби, Костенька, зомби.

Таня упала мне на грудь.

- Я ведь тебя ждала. Столько писем в посольство написала и ни строчки ответа.

- Я был в служебной командировке.

Парни постояли и ушли, а я поймав такси повез Таню домой. До вечера мы проговорили обо всем.

Папа с мамой остались в Индии, а Таня вернулась и все же поступила в университет.

- А что будет теперь с тобой?

- Не знаю, Таня. Меня же продали пакистанской стороне. Фактически списали.

- Как продали?

- Да так. Есть оказывается еще нелепости нашей политики. Теперь не знают, что со мной делать.

- Ты бежал?

- Завоевал, если можно так выразиться, свободу.

- Костенька, миленький, ты ведь самый сильный. Я так ждала тебя. Я тебя очень люблю.

Прошло пол года. Война в Афганистане закончилась и обо мне вспомнили. Меня вызвали на Лубянку в ту же 248 комнату. Тот же старичок, перебирал папку моего дела.

- Поздравляю, Костров, вас повысили в звании.

- Спасибо.

- Не слышу бодрости.

- Служу Советскому Союзу.

- Вот так, а теперь к делу. Английский знаете, арабский тоже. Есть предложение послать вас советником в Абу-Даби.

- С женой?

- Конечно.

- Я бы хотел с ней посоветоваться.

- Пожалуйста. Ответ в среду. Успеете все обсудить?

- Так точно.

- До свидания, товарищ старший лейтенант.

- Так как, едем?- спросил я у Тани.

- С тобой мне ни куда не страшно, хоть на край света.

- Ты знаешь, я впервые стал испытывать страх. Страх за тебя, что бы не потерять.

- Зомби, дурачок ты мой. Это любовь.

КОНЕЦ

Число просмотров текста: 3281; в день: 0.87

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 5 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

1