Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Документация и справочники
Брокгауз и Эфрон
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона - Е

Ева

праматерь человеческого рода, жена Адама. Евр. название ее Chavvah, что значит "жизнь", так как она именно послужила источником жизни для всего человечества. Она была сотворена из ребра Адама, это означает ее органическую духовную близость к мужу, для которого она служит соответствием и дополнением, являясь его "помощницей". Подтверждение этого повествования можно найти в арабской поговорке: "ты мое ребро", означающей теснейшую дружбу и сообщество. Поддавшись искушению змия, Е. первая вкусила запрещенного плода. В дальнейшей библейской истории об Е. совсем не упоминается. В Нов. Зав. о ней говорится только как о виновнице грехопадения человечества (2 Кор. XI, 3; 1 Тим. II, 13). Позднее у Иудеев ходило немало легендарных сказаний об Е., а у гностиков было даже особое "Евангелие от Евы".

А. Д.

Евангелие

общее название для первых четырех книг новозаветной части Библии (здесь имеются только в виду Евангелия канонические). Слово "евангелие" происходит от греческого euaggelion - добрая весть, благовествование, и прилагается к этим книгам потому, что в них излагается "добрая весть" о жизни и учении Христа, явившегося для спасения человечества. В своей совокупности они, сообразно с их числом, называются Четвероевангелием. Из четырех Е. первые три обыкновенно называются синоптическими (Е. от Матфея, Марка и Луки) - от греческого слова синопсис, соответствующего лат. conspectus. Это название дано им потому, что они весьма близки между собою по плану и по содержанию, которое легко может быть расположено в соответствующих таблицах. Термин этот не древнее XVI века (впервые встреч. у Георгия Сигелия в его "Sinopsis historiae Jes. Christi", 1585 г.). В каждом из синоптических Е. есть, однако, и особенности; экзегетика выработала даже числовую формулу, определяющую их сходство и отличие. Если, по этой формуле, все содержание отдельных Евангелий (включая и четвертое) определить числом 100, то получаются следующие цифры: у Матфея 58 % сходного с другими содержания и 42 отличного от других; у Марка 93 % сход. и 7 отличн.; у Луки - 41 и 59, у Иоанна - 8 и 92. Вычислено еще, что все количество стихов, общих всем синоптикам, восходит до 350; затем у Матфея 350 стихов ему исключительно свойственных, у Марка - 68, у Луки - 541. Сходства главным образом замечаются в передаче изречений Христа, разности - в повествовательной части. У Матфея повествование занимает около 1/4 всего Е., у Марка 1/2, у Луки 1/3. Когда Матфей и Лука в своих Евангелиях буквально сходятся между собою, с ними всегда согласуется и Марк; сходство между Лукой и Марком гораздо ближе, чем между Лукой и Матфеем; когда у Марка имеются дополнительные черты, они обыкновенно бывают и у Луки, чего нельзя сказать о чертах, встречающихся только у Матфея, и, наконец, в тех случаях, где ничего не сообщает Марк, св. Лука часто отличается от Матфея.

Время происхождения Е. не может быть определено с безусловною точностью, но должно быть отнесено ко второй половине первого века. Первыми новозаветными книгами несомненно были послания апостолов, вызванные необходимостью поучения новооснованных христианских общин; но скоро явилась потребность и в книгах, в которых подробно излагалась бы история земной жизни Иисуса Христа. Отрицательная критика школы Баура сделала попытку отнести происхождение Е. к концу II века, с целью подорвать их историческую достоверность; но уже ученики Баура (Целлер, Фолькмар, Гильгенфельд) допускают большую древность Е. В ее пользу говорят новейшие открытия в области древней патристической литературы. Можно полагать, что Матфей написал свое Е. около 50 - 60 гг. по Р. Х., Марк и Лука - несколько лет спустя и во всяком случай ранее разрушения Иерусалима, т. е. раньше 70 г., а Иоанн - в конце I века, в преклонном возрасте. Язык, на котором написаны Е., греческий, не классический, а так называемый александрийский, наиболее в то время распространенный. Написанные на нем книги могли быть свободно читаемы самыми разноплеменными народами - от берегов Атлант. океана до Евфрата и далее; знание его считалось необходимою принадлежностью образования у всех народов, входивших в состав Римской империи. Из авторов Е. Матфей и Иоанн были апостолами и очевидцами служения Христа; другие двое были тем, что Блаж. Иероним наз. "мужами апостольскими". Св. Марк, по всей вероятности, был даже очевидцем служения Христа в последний период Его жизни; в церкви от глубокой древности сохранялось предание, что его Е. носит на себе следы непосредственного влияния со стороны ап. Петра. Лука прямо заявляет, что он не был очевидцем служения Христа (хотя, по преданию, принадлежал к числу 70 учеников); но он воспользовался теми записями, которые уже существовали до него касательно жизни и учения Христа. Кроме того, он, как ближайший последователь ап. Павла, ясно изобразил в своем Е. воззрения этого величайшего из апостолов. Таким образом Е. в сущности происходят от четырех великих апостолов: Матфея, Петра, Павла и Иоанна. Насколько авторы Е. находились в зависимости от прежде существующих записей о жизни и деятельности Христа - этот трудный вопрос породил множество теорий, часто противоречивых. Что такие записи существовали, об этом прямо свидетельствует Лука во введении к своему Е. ("Как уже многие начали составлять повествования" и пр.). Весьма вероятно, что уже в первые дни христианской церкви среди христиан обращался целый круг авторитетных устных преданий, которые, под уководством апостолов, как очевидцев самых событий, стремились получить твердо установившуюся форму. Изустно передаваемый сказания вскоре, поэтому, занесены были некоторыми из учеников в письмена; такие записи естественно могли послужить первичными материалами и источниками для тех "многих, которые начали составлять повествования", и наиболее достоверные сведения из них могли, затем, войти и в самые Е. Что евангелисты не находились в безусловной зависимости от предшествовавших им записей и повествований, об этом ясно свидетельствует то великое различие, какое существует между синоптическими Е. и Е. Иоанна. Синоптики повествуют почти исключительно о деятельности Христа в Галилее, Иоанн - о деятельности Его в Иудее. Синоптики главным образом повествуют о чудесах, притчах и внешних событиях в Его жизни, а Иоанн ведет рассуждение о глубочайшем ее смысле. Вообще Е. Иоанна отличается большею духовностью и, так сказать, идеальностью, которая и дала повод критикам к предположению, что оно дает не историю, а аллегорию жизни Христа. При всем различии между Е., они чужды противоречий; при внимательном рассмотрении можно найти ясные признаки согласия между синоптиками и Иоанном, даже в изложении фактов внешней жизни Христа. Иоанн мало рассказывает о галилейском служении Иисуса Христа, но он несомненно знает о неоднократном продолжительном пребывании Его в Галилее; синоптики ничего не рассказывают о ранней деятельности Иисуса Христа в Иудее и Иерусалиме, но намеки на эту деятельность часто встречаются и у них. Так, и по их свидетельству у Христа там были друзья, ученики и приверженцы, напр. владелец горницы, где происходила тайная вечеря, и Иосиф Аримафейский. Особенно большое значение в этом отношении имеют известные слова: "Иерусалим, Иерусалим! Как часто хотел Я собрать твоих детей, как курица собирает своих птенцов", - выражение, которое, очевидно предполагает многократное или долгое пребывание Христа в Иерусалиме. Синоптики, правда, не рассказывают о таком великом чуде, как воскрешение Лазаря, но Лука хорошо знаком с сестрами его в Вифании, и в немногих чертах изображенный им характер этих сестер согласуется с тем, что рассказывает Иоанн об образе действий их по случаю смерти брата. Многие изречения, приводимые Иоанном, ясно напоминают собою беседы Христа, приводимые синоптиками. Так известное изречение, приводимое Матфеем: "Все предано Мне Отцом Моим" (XI, 27) - весьма близко к тем, которыми преисполнено Е. Иоанна. Правда, беседы Христа у синоптиков носят в общем иной характер, чем у Иоанна: там они популярны, ясны и состоят из наглядных притч и пояснительных примеров, а у Иоанна глубоки, таинственны, часто трудны для понимания, как будто и говорились не для толпы, а для более тесного круга слушателей. Но одно не исключается другим; различные способы речи могли вызываться различными условиями и обстоятельствами. Как у синоптиков, так и у Иоанна Христос изображается окруженным народными толпами; трудно было бы понять, как Он мог своим словом увлекать толпу, если бы говорил только так, как это изображается у Иоанна. С другой стороны, и вся полнота знания о Христе, как Богочеловеке, появляющаяся в христианской церкви с самых древних времен, была бы непонятна, если бы Христос не говорил возвышенно-таинственных бесед, какие излагаются у Иоанна. Если синоптики выставляют более человеческую сторону в Христе, изображая Его как к Сына Человеческого, сына Давидова, а Иоанн, напротив, выдвигает божественную сторону и выставляет Его как Сына Божия, то это еще не значить, что у синоптиков отсутствует божественная сторона, или у Иоанна - человеческая. Сын Человеческий есть также и у синоптиков Сын Божий, которому дана всякая власть на небе и на земле. Сын Божий у Иоанна есть также и истинный человек, который идет на брачный пир, дружески беседует с Марфой и Марией и плачет у гроба своего друга Лазаря. Синоптики и Иоанн, таким образом, дополняют друг друга и только в своей совокупности дают совершеннейший образ Христа, каким Он воспринят и проповедуется церковью. Древние христианские писатели сравнивали Четвероевангелие с рекой, которая, выходя из Эдема для орошения насажденного Богом рая, разделялась на четыре реки, протекавшие по странам, изобиловавшим всякими драгоценными камнями и металлами. Еще более обычным символом для четырех Е. была таинственная колесница, которую пророк Иезекииль видел при р. Ховаре (I, 5 - 26) и которая состоит из четырех четырелицых существ, напоминающих собою человека, льва, тельца и орла. Эти существа, взятые в отдельности, сделались эмблемами для евангелистов: христианское искусство, начиная с V в., изображает Матфея с человеком или ангелом, Марка со львом, Луку с тельцом, Иоанна с орлом. Причиной такого сочетания было то соображение, что Матфей в своем Е. выдвигает особенно человеческий и мессианский характер Христа, Марк изображает Его всемогущество и царственность, Лука говорит о Его первосвященстве (с которым связывалось жертвоприношение тельцов), а Иоанн, по словам блаж. Августина, "как орел парит над облаками человеческой немощности".

Самым ранним из Е. признается Е. от Матфея. Автор его, ап. Матфей, был сборщиком податей и пошлин, и следов. должен был уметь читать и писать. Свое Е. он, по преданию, написал на еврейском языке, так как предназначал его в поучение своим единоплеменникам, в особенности книжникам. Еврейский подлинник вскоре был переведен на греческий язык, и этот перевод и дошел до нас. Сообразно с назначением Е., в нем доказывается обращенным Иудеям, что Иисус и есть Мессия, Которого они ожидали. Следя за событиями земной жизни Христа, Матфей при каждом случай отмечает, как то или другое из них находится в теснейшем соотношении с ветхозаветными пророчествами. Отсюда постоянные повторения: "сие произошло, да сбудется реченное Господом чрез пророка, который говорит" то-то и то-то (I, 22; II, 15, 23 и др.). Всех ссылок на Ветхий Завет у Матфея не менее 65: в 43 случаях делается буквальная выписка, а в остальных - лишь указание на общий смысл. Е. от Матфея состоит из 28 глав, начинается изложением родословия Христа от Авраама и оканчивается прощальною беседою Спасителя с апостолами перед вознесением, когда Он повелел им идти с проповедью о христианстве по всем народами, обещая пребывать с ними "во все дни до скончания века".

Второе Е. написано св. Марком, который в юности носил двойное имя Иоанна Марка, причем последнее имя, как довольно употребительное у римлян, впоследствии заменило первое. Слушатели ап. Петра желали получить письменное изложение его учения. В ответ на эту просьбу Марк изложил все, что слышал от ап. Петра о земной жизни И. Христа, в форме чрезвычайно наглядной и живописной. Е. свое Марк, по-видимому, предназначал для язычников. В нем редко делаются ссылки на Ветхий Завет, но зато часто объясняются различные иудейские обычаи, как ядение опресноков в праздник пасхи, омовение рук и сосудов. Е. написано Марком или в Риме, или в Александрии. В нем изображается по преимуществу время торжественного служения Мессии, когда Он победоносно выступал против греха и злобы мира сего. Е. Марка состоит из 16 глав, начинается явлением Иоанна Крестителя и оканчивается сообщением, как после вознесения Христа апостолы пошли проповедовать учение Христово. В нем одном только, между прочим, рассказывается эпизод о неизвестном юноше, который в ночь взятия Христа воинами, выбежал на улицу в одном одеяле, и когда один из воинов схватил его за одеяло, то, вырываясь из рук воина, он оставил одеяло в его руках, и убежал совершенно нагой (XV, 51, 52). По преданию, этот юноша и был сам св. Марк.

Третье Е. написано св. Лукой (Лука - сокращ. форма от Лукан или Луцилий), сотрудником апостола Павла во время его миссион. путешествий. Во время этих путешествий он научился понимать учение апостола, как глубокое воспроизведение и истолкование учения Христова в его разнообразных приложениях. Это и послужило для него побуждением написать Е., которое он в частности предназначал для некоего "достопочт. Феофила", очевидно пользовавшегося большим уважением в церкви и желавшего "узнать твердое основание этого учения, в котором был наставлен". До этого времени уже были в обращении первые два Е., а также и другие отрывочные записи "о совершенно известных событиях"; но св. Лука хотел, "по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать" достопочтенному Феофилу земную жизнь Христа, насколько он знал о ней от "очевидцев и служителей Слова" (I, 1 - 4). Так как Феофил, по предположению, был из язычников, то и все Е. Луки написано для христиан из язычников. Поэтому родословие Христа в нем ведется не от Авраама только, как в Е. Матвея, а от Адама, как родоначальника всех людей. Жизнь Христа у него излагается преимущественно с историч. стороны, и рассказ отличается обстоятельностью, особенно в первых главах, где излагаются события, предшествовавшие рождению Христа и его сопровождавшие. Е. состоит из 24 глав и заканчивается повествованием о вознесении Христа на небо.

Четвертое Е. написано в Эфесе "возлюбленным учеником" И. Христа, Иоанном, который, по высоте своего учения о Боге-Слове, получил почетное название Богослова. После разрушения Иерусалима Эфес сделался средоточием христианской церкви на востоке; вместе с тем он был вообще центром умственной жизни востока, так как здесь сталкивались представители как греческой, так и восточной мысли. Там учил и первый ересиарх, Керинф, который искажал христианство привнесением в него греко-восточных элементов, заимствованных им из Александрии. При таких обстоятельствах особенно необходимо было для церкви иметь руководство в вере, обеспечивающее от заблуждений. Имея в лице апостола Иоанна одного из ближайших свидетелей и очевидцев "служения Слова", христиане Эфеса стали просить его, чтобы он описал им земную жизнь Христа Спасителя. Когда они принесли Иоанну книги первых трех евангелистов, то он похвалил их за истинность и правдивость повествования, но нашел, что в них много опущено весьма важного. При повествовании о Христе, пришедшем во плоти, необходимо говорить о Его Божестве, так как иначе люди с течением времени начнут судить и думать о Христе лишь по тому, каким Он являлся в земной жизни. Е. Иоанна начинается, поэтому, не с изложения человеческой стороны в жизни Христа, а именно божественной стороны - с указания на то, что воплотившийся Христос есть Слово изначальное, то самое, которое, "в начале было у Бога и само было Бог", тот Логос, чрез который произошло все существующее. Такое указание на Божество и предвечное бытие Христа необходимо было также в виду распространявшихся Керинфом лжеучений касательно Иисуса, которого он считал лишь простым человеком, принявшим на себя божество только временно, в период от крещения до страданий, а также в виду александрийского умозрения о разуме и слове (Логосе), в их приложении к отношению между Богом и Его Словом изначальным. Дополняя синоптиков, св. Иоанн описывает преимущественно деятельность Христа в Иудее, подробно рассказывая о посещении Христом Иерусалима по большим праздникам вместе с другими паломниками. Е. от Иоанна состоит из 21 главы и заканчивается свидетельством самого автора, что "истинно свидетельство его".

Литература предмета чрезвычайно обширна; здесь достаточно указать только наиболее выдающиеся сочинения, в особенности те, которые послужили поворотными пунктами в развитии вопроса о происхождении Е. Вопрос этот получил научную постановку в XVIII в., когда исследователи, не довольствуясь традиционным взглядом, впервые отнеслись к нему критически. Вместо принятого воззрения, по которому первым по времени Е. признавалось Е. Матфея, явились исследователи, признававшие таковым Е. Луки (Вальх, Гаренберт, Макнайт и др.). Но эта теория настолько не соответствовала очевидным данным, что скоро старшинство было перенесено на Е. Марка (Storr, "Ueber den Zweck der evang. Gesch. des Joh.", Тюбинг., 1786, а также "De font. evang. Matth. et Luc." 1794), и весь интерес затем сосредоточился на вопросе: считать ли это Е. источником, или извлечением по отношению к первым двум. Грисбах (в своем "Comm. qua Marci evang., etc." Иена, 1789) дал перевес последнему воззрению. Этот вопрос на время отодвинут был новой теорией Эйхгорна (в его "Einleit. in d. N. Т." 1804), который источником для всех синоптических Е. признавал особое краткое сочинение на арамейском языке. Хотя эта теория не имеет никаких исторических оснований и есть дело чистого умозрения, однако она нашла горячих поборников в лице Грау, ("Neuer Versuch etc." 1812), Циглера и др. В своей решительной форме теория Эйхгорна, однако, продержалась недолго, и критика опять занялась вопросом о старшинстве одного из начальных Е.; опять многие исследователи остановились на Марке, как самом древнем евангелисте (Knobel, "De evang. Marci origine", Бресл., 1831; Reuss, "Gesch. d. H. Schrift", 1843 и др.). Затем выступила тюбингенская школа, с своей резко обозначенной теорией о позднем происхождении Е. (Baur, "Krit. Untersuch. ubег die kanon Ev.", Тюб., 1847), и эта теория надолго заняла собою умы исследователей, пока сознание ее несостоятельности не выдвинуло опять на сцену прежние вопросы о первоисточнике, который по-прежнему стали видеть в Е. Марка, хотя более утонченная критика нашла возможным различать наличного Марка от особого Urmarcus, который послужил источником для самого Марка (Вейсс, Гольцман, Шенкель и др.). В конце концов критика едва ли не начинает вновь склоняться к тому традиционному взгляду, от которого она усиливалась освободиться. См. I. F. Bleek, "Einleitung in die H. Schrift" (ч. II, изд. 4, 1886); В. Weiss, "Lehrbuch der Einleitung in d. N. Т." (2 изд. 1889) и др. В русской литературе: арх. Михаила, "Введение в новоз. книги" (перевод сочин. Герике, М., 1864); его же, "О Е. и евангельской истории" (изд. 2-е, М., 1870) и др. Лучший свод содержания четырех Е. в одно связное повествование см. у преосв. Феофана, в его труде: "Евангельская история о Боге Сыне и пр." (М., 1885).

А. Лопухин.

Евангелическая церковь.

В начале XIX в., под влиянием реакции в сторону религиозного чувства и против рационализма, в Германии возникла мысль о восстановлении церковной организации первых времен протестантства, с объединением в одно целое не только разных партий в лютеранстве, но и реформатов, последователей Кальвина и Цвингли, под именем церкви евангелической (Evangelische Kirche). Эта мысль нашла себе сильных поборников в лице нескольких знаменитых богословов (Шлейермахера, де Ветте и др.), а главное - в лице короля прусского, Фридриха Вильгельма III. В 1817 г., в трехсотлетнюю годовщину реформации, в разных местах Германии, особенно в Пруссии, последовало соединение лютеран с реформатами, под именем протестантской унии. Несмотря, однако, на авторитет верховной власти и на усилия суперинтендентов и консисторий, это направление не нашло себе общего признания. В силу основного принципа протестантства - принципа свободы исследования веры, - в недрах Е. церкви не прекращалась и не прекращается борьба различных взглядов на источники и состав церковного учения. Ортодоксы настаивают на важности различий между лютеранством и реформатством, особенно в учении о таинствах вообще и в частности о евхаристии, а также на необходимости внешнего авторитета, общеобязательного для верующих, причем одни ("старолютеране") довольствуются авторитетом символических книг первой эпохи лютеранства, другие ("новолютеране") учат о необходимости, кроме того, авторитета церкви и пастырей. Главными сторонниками эта партия имеет деревенских пасторов. Она отличается примирительным направлением по отношению к католичеству и старается над проповедью церковною возвысить внешний культ и таинства. Прямую противоположность ортодоксам составляют свободно-мыслящие богословы, или так называемые субъективисты, представители спекулятивного богословия, девиз которых - возможно большее сближение с современною наукою, безусловная самостоятельность в религиозных воззрениях. Несмотря, однако, на блестящие успехи научного богословия в Германии, господствующую партию в Е. церкви образуют доселе приверженцы унии и т. н. посредствующего богословия, которые домогаются объединения лютеран с реформатами, то под условием полного отрицания отдельных символов каждого из этих исповеданий, на одинаково для всех авторитетной почве учения чисто евангельского, то с сохранением этих символов, в смысле полного единения лишь в богослужении и жизни. После 1848 г. уния подверглась было гонению со стороны прусского правительства; но затем в 1855 и 1857 гг. были разрешены "собрания евангелических христиан Германии и других стран", на которых присутствовали не только лютеране, но и реформаты всех протестантских стран, и даже свободно-мыслящие. На сторону св. унии стали высшее церковное управление Голландии, многочисленные протестанты Франции (с Фр. Моно во главе) и Швейцарии (Мерль д\'Обинье), так называемый евангелический союз в Англии. Большое содействие унионистам в евангелической церкви оказал так называемый протестантской союз, основанный 20 сент. 1863 г. и имеющий задачей защиту протестантства, но протестантства обновленного, приведенного в согласие с идеями Евангелия, а также с просветительными началами современной образованности. Он отрицает все вероучительные формулы и символические книги, как изобретения человеческие, без нужды стесняющие благочестие и богословскую науку, и требует, чтобы евангелическая церковь была Евангельскою, т. е. чтобы единственным ее основанием и предметом ее веры были лицо, дело и учение Иисуса Христа, и осуществление этого учения в жизни. Другою силою, поддерживающею унионистскую партию в евангелической церкви, служит союз Густава Адольфа. Что касается по организации Е. церкви в Пруссии, то в 1850 г. был учрежден "верховный совет евангелической церкви" (Evangelischer Ober-Kirchen-Rath), состоящий из десяти членов (семи духовных лиц и трех мирян). Одним из первых дед этого совета был проект учреждения синодов - окружных (Kreis-Synoden), провинциальных и генерального, целью которых было ослабить силу консисторий и суперинтендентов и сделать Е. церковь вполне народною. Осуществление этих проектов замедлилось на долгое время, по причине почти общего ропота пасторов и консисторий, опасавшихся ограничения их господства над приходами. Только благодаря помощи "протест. союза" проекты окружных и провинциальных синодов были, в 1873 г., утверждены королем (текст их см. в "Прав. Обозр." 1868 г.). Пользуясь содействием "Союза" и, во многом ему сочувствуя, "Совет" отказывался, однако, от полной солидарности с ним, и, сдерживая ортодоксальную ревность консисторий, в то же время (в 1867 г.) высказывался за авторитет символических книг. Такая постановка дела не удовлетворила большинства членов Е. церкви. Шенкель, главный вождь унионистов, заявил, что уния возможна только под условием отрешения от всех частных вероисповедных признаков. С другой стороны, напр., все ганноверское духовенство было против Унии в каком бы то ни было виде. На многочисленных съездах и конференциях (1870 - 1880) постановлялись самые разнообразные решения, расходившиеся иногда с формулированными церковным советом воззрениями церкви. Как бы в ответ на это, церковный совет решительно отверг право даже окружных синодов обсуждать вопросы церковного учения. В 1875 г. король прусский утвердил уложение о генеральном синоде Е. церкви, составляющем довершение нового устройства Е. церкви. Он состоит из 150 членов, избранных провинциальными синодами, из шести членов от богословских факультетов шести университетов, из генерал-суперинтендантов и 30 членов, назначенных вороною. Одна треть членов состоит из духовных должностных лиц, другая треть - из светских лиц, принадлежащих к провинциальным синодам или общинным церковным советам. Все избранные должны иметь не менее 30 лет. Генеральный синод охраняет, вместе с правительством, церковь и ее единство, содействует развитию ее учреждений, соединяет учительское сословие и общины для совокупной деятельности в устроении церкви и в делах ее благотворительности, полагает границы провинциальной церковной самостоятельности и защищает ее в этих границах, содействует общению между прусскою церковью и другими частями евангельской церкви. Законы церковные, предлагаемые генеральным синодом, представляются на рассмотрение короля, который утверждает их не прежде, как по заявлении министра исповеданий, что с государственной точки зрения против них не может быть возражений. Генеральный синод имеет контроль над фондами и доходами, которыми управляет верховный церковный совет, и постановляет определения относительно введения и отмены сборов. Он созывается в обыкновенные собрания чрез каждые шесть лет, а в чрезвычайные - во всякое время, по определению короля, от которого зависит и продолжительность собрания. Выбор синодального представительства и синодального совета производится генеральным синодом каждые 6 лет. Первое состоит из президента, вице-президента и пяти асессоров и составляет самостоятельную коллегию, заменяющую синод в промежутки между его сессиями, подготовляющую и применяющую его решения. Синодальный совет ежегодно созывается в Берлине, чтобы вместе с церковным советом рассуждать о делах церкви; он состоит из 17 членов, избираемых по три или по два от всех провинций.

Этим положением далеко не все остались довольны. Многие находили, что все осталось по-прежнему, так как министр, чрез которого делаются доклады королю, имеет право и не представлять доклада; другим не нравилось установленное новым порядком участие мирян в церковных делах; ортодоксам вообще новый порядок казался слишком либеральным. Положение 1876 г. о генеральном евангелическом синоде, с подведомственными ему учреждениями, составляет, однако, и теперь основание устройства Е. церкви. См. Nippold, "Handbuch der neuesten Kirchengeschichte seit der Restauration von 1814" (1867); "Schwarz, "Zur Geschichte der neuesten Theologie" (1856); Hundeshagen, "Der deutsche Protestantismus" (1854); Jorg, "Neueste Geschichte des Protestantismus" (1858); И. Осинин, "Письма о церк. состоянии Запада" ("Христ. Чтение", 1862 и 1865 гг.); Кустодиев, "О совр. сост. церков. жизни за границей" ("Христ. Чтение", 1870 г.) Н. Марков, "Приход в Е. церкви Пруссии" (в журнале "Странник" 1887 г.). Повременные известия о церковной жизни в Германии см. в хронике журнала: "Чтения в Московск. обществе любителей духовного просвещения" за 1863 - 88 гг.

Н. Б.

Евгений Савойский

принц кариньянский, маркграф Салуццо, австр. генералиссимус (1663 - 1736), младший сын принца Е. Морица Савойского. Оскорбленный отказом Людовика XIV дать ему полк, он оставил Францию, поступил волонтером в австр. войско и во время нашествия Кара Мустафы (1683) на Вену приобрел большую славу. В 1690 г. он был назначен командующим австр. войсками в Италии и соединился с герцогом савойским Виктором-Амедеем. Последний, вопреки советам Е., вступил с французами в бой при Стаффарде, был разбит, и только храбрость и распорядительность Е. спасли союзные войска от окончательной гибели. В 1691 г. Е. принудил маршала Катина снять осаду кр. Кони; в 1691 г., с авангардом армии герцога савойского, вторгся в Дофинэ и овладел несколькими крепостями. В 1697 г. он одержал блистательную победу над турками при Зенте, способствовавшую заключению, в 1699 г., выгодного для Австрии Карловицкого мира. В 1701 г., назначенный главнокомандующим в Италии, он совершил трудный переход через Тридентские Альпы и, после побед при Капри и Киари, занял Ломбардию до р. Олио. Кампанию 1702 г. он начал внезапным нападением на Кремону, причем был взят в план маршал Виллеруа; затем весьма искусно оборонялся против превосходных сил маршала Вандома. Назначенный президентом гофкригсрата, Е. принял ряд мер, спасших Австрию от величайшей опасности, в которую поставили ее восстание венгерцев и успехи французов в Баварии. В 1704 г., вместе с герцогом Мальборо, Е. одержал победу при Гохштедте, которая повела к отпадению Баварии от союза с Людовиком XIV. В 1705 г. Е. был послан в Испанию, где остановил успехи Вандома, а в 1706 г. одержал победу под Турином, заставившую французов очистить Италию. В 1707 г. он вторгся в Прованс и осаждал Тулон, но безуспешно; в 1708 г., вместе с Мальборо, разбил Вандома при Уденарде и взял Лилль, а в 1709 г. нанес Виллеруа поражение при Мальплаке. В 1712 г. Е. был разбит при Денеке и в 1714 г. подписал Раштадтский мир. В 1716 г он разбил турок при Петервардейне и взял Темешвар, а в следующем году одержал решительную победу под Белградом. Эти победы нанесли сильный удар могуществу турок в Европе и привели к заключению Пассаровицкого мира. До 1724 г. он был штатгальтером в австр. Нидерландах. Карл VI относился к Е. не с таким доверием, как Леопольд I и Иосиф I; враждебная ему партия при дворе усилилась, но все же его влияние чувствовалось при решении всех важных государств. вопросов. В роли главнокомандующего Е. появился еще раз; в войне за польское наследство (1734 - 35), но скоро был отозван. Отличительные черты принца Е., как полководца - смелость и решительность, основанная на глубоком понимании противников и данной обстановки, неистощимость в приискании средств для осуществления намеченных планов, хладнокровие в самые критические минуты и уменье привязать к себе сердца солдат. Ему поставлен памятник в Вене. "Feldzuge des Prinzen Eugen von Savoyen" (Вена 1876 - 83); кн. Голицын, "Великие полководцы истории" (СПб. 1875); Kausler, "Das Leben des Prinzen Eugen v. Savoyen" (Фрейб. 1838 - 39).

Евмениды (EumenideV, подразум. Jeai)

милостивые, благожелательные (богини) - одно из названий женских божеств, наиболее известных под именем эринний, у римлян фурий, что значит гневные, яростные, богини мстительницы; именуются также величавыми (Potniai), досточтимыми (Semnai). По Гесиоду, Е. - дочери земли, оплодотворенной каплями крови старейшего божества Урана, оскопленного сыном его, Кроном. Это объяснительный миф позднейшего происхождения, приурочивающий родословную Е. к первому в мире насилию против родителя. По Эсхилу, Е. - дочери Ночи; Софокл называет их детьми мрака и земли. В мифах, к ним относящихся, Е. - земные божества, находящиеся в теснейшей связи с исконными правилами и устоями человеческого общежития. Они неусыпно наблюдают за тем, чтобы от века установленные отношения между старшими и младшими, родителями и детьми, богатыми и бедными, благоденствующими и несчастными и т. п. не были нарушаемы к выгоде одной стороны на счет другой. Есть Эриннии отца, матери, родителей, также детей, нищих, т. е. всякого, кто обижен и чья обида вопиет о мщении. Воплям и проклятиям жертвы внемлют богини и преследуют виновного без устали и пощады, не только на земле, но и в преисподней, после смерти, пока мера мщения не исполнится. Уже в Илиаде богини-мстительницы живут в преисподней. "Бродящими во мраке", где гнездятся преступления, "жестокими", "свирепыми", "гибельными" называются они у Гомера. Одна из Е. носит имя Мегеры. В рисунках на вазах Е. неоднократно изображаются в роли наказующих божеств в преисподней. Наружный вид богинь, свирепых, кровожадных и беспощадных, внушал жертвам ужас и отвращение. Старые, седые, со злобным кровавым взором, со змеями в волосах, Е. или лают как собаки, или ревут как разъяренные быки; змеи обвивают их туловище, ползут по плечам, или в руках богинь шипят и с открытою пастью тянутся к жертве; иногда Е. изображаются с бичом в руке, с факелом, освещающим путь в погоне за виновным. Пифия в ужасе бежит из святилища Аполлона при виде Е., расположившихся у жертвенника. Аполлон гонит их из своего храма туда, где виновных казнят, где раздаются стоны измученных преступников. Не одною смертью карают богини: с момента совершения преступления они неотступно преследуют виновного, причиняя ему мучительнейшие страдания, физические и душевные, даже за гробом. Кровь убитой матери еще не засохла на руках убийцы - а Орест испытывает уже терзания совести, и надвигающиеся "свирепые собаки матери" повергают его в невыразимый ужас. Е. - божества "быстрые", "многорукие", "многоногие", "с медными ногами" и т. п. По словам Гераклита, Е. зорко следят за тем, чтобы и во внешней природе все оставалось в своих границах. Е. карают клятвопреступление и всякое нарушение положенной человеку меры (Ил. IX. 454, 569; XIX, 86, 259, 418. Од. XV, 235; XVII, 475; XX, 66 - 78). Отсюда сопоставление Е. с богинями судьбы. "Человеку с чистыми руками не должно страшиться нашего гнева; жизнь его протекает мирно. Мы, вездесущие и мощные богини, памятуем содеянное зло, внушаем страх злодею и недоступны мольбам его. Чти алтарь правды и не попирай его нечестивой ногой, соблазняясь корыстью, ибо за преступлением последует наказание и возмездие. Чти родителей, радушно принимай странника под кровом твоим. Праведник не будет несчастлив". Трагедия Евмениды, откуда извлечены эти слова, заключает собою трилогию Эсхила Орестию, обильнейший источник ваших сведений об Е. Богини жаждут крови матереубийцы Ореста, они гонятся за ним из Аргоса в Дельфы, из Дельф в Афины, и только вмешательство "юных" божеств, Аполлона и особенно Афины, сострадательных, различающих побуждения к действию, смиряет ярость "старейших" божеств и спасает Ореста, отмстившего за смерть отца по внушению Аполлона. Первое умилостивление богинь, карающих злодеяние без внимания к его мотивам, трагик относит ко времени учреждения древнейшего судилища излюбленных граждан. У следующего за Эсхилом трагика, Софокла, те же богини милостиво принимают в своей роще возле Афин другого страдальца, Эдипа, искупившего невольную вину бедствиями и душевными страданиями (Эдип в Колоне). Под именем милостивых Е. чествовались в Сикионе и в других местах Пелопоннеса. По мере смягчения нравов, беспощадные мстительницы-богини сами находят возможным, во внимание к душевному состоянию виновного и к условиям правонарушения, освободить от наказания вопиющие по внешнему виду преступления. У Еврипида (Орест) Е. - терзания возмущенной совести преступника. В мифах об Е. трудно подыскать основания для сведения этих образов к утренней заре (М. Мюллер), или к облакам (Кун, Мангардт, Рошер); первоначальная основа мифологических представлений об Е. - бытовая и психологическая. Кроме общих сочинений по мифологии, см, O. Muller, "Aeschilos Eumeniden" (Бр., 1833); Sehomaun, "Aesch. Eum." (1845); Nagelsbach, "De religion. Orestiam Aeschyli continentibus" (Эрл., 1848); Rosenberg, "Die Erinyen" (Б., 1874); Hild, "Elude sur les demons dans la litterat. et la religion des Grecs" (П., 1881, стр. 143 сд.).

О. Мищенко.

Евнух

(греч.) кастрат, в частности оскопленный слуга, предназначенный к службе в гаремах Востока. Обычай поручать надзор за женами евнухам возник в Малой Азии, где, впрочем, первоначальной причиною оскопления был, вероятно, религиозный фанатизм, в особенности в сирийско-малоазийских культах Аттиса и Кибелы. По свидетельству Геродота, на Востоке было в обычае кастрировать пленных. Е. упоминаются и в древней Греции и Риме, но оскопление их совершалось на Востоке. По преданию, Периандр, тиран коринфский, отправил к Алиату, царю лидийскому, 300 керкирских мальчиков для оскопления. Поставленные в возможность действовать на восточн. властителей и непосредственно, и через любимых жен и наложниц, Е. часто приобретали сильное влияние на ход государственных дел. История всего Востока полна рассказами об интригах Е., о их могуществе при дворе. Византия, придворный быт которой сложился под влиянием Востока, унаследовала с ним вместе и Е. Магометанство, дозволившее многоженство и вызвавшее усиленное распространение гаремов, увеличило потребность в Е. В султанском гареме главный Е. - кизлярагаси (начальник девушек) - имеет под своим начальством других Е. В интригах сераля они играют видную роль; в Персии Е. иногда поручаются важные государственные должности. Жадность, скупость, жестокость - отличительные их черты. Е. бывают черные и белые; лишь первые совершенно лишены половых органов. Турция получает обыкновенно Е. из Египта; половина Е. умирает при варварской операции, совершаемой самыми грубыми орудиями. Из Е. известны в истории философ Фафорин, Аристоник, полководец Птолемеев, знаменитый Нарзес при Юстиниане, визирь Ала при Сулеймане II. Моисеев закон положительно запрещал кастрацию и закрывал для оскопленных вход в Скинию; даже оскопленные животные не могли быть приносимы в жертву. Церковь не допускает оскопленных к епископскому сану.

Евпатория

уездный и портовый город Таврической губ., в 63 в. от губ. города, на берегу небольшого, открытого залива Черного моря и вместе с тем у зап. угла большого соленого озера Сасык, по-русски Гнилое. Татарское название города Гёзлев было переиначено русскими в Козлов. Город издавна был известен как торговый, и с 1478 г. находился под властью турецкого султана. Крымский хан только в исключительных случаях имел право пользоваться городскими таможенными доходами. По присоединении Крыма к России в 1784 г. Гёзлев был переименован в Е., в память города, построенного некогда близ Инкермана полководцем Митридата Евпатора, Диофантом. Приморская часть Евпатории имеет вид благоустроенного города, но остальная часть ее сохраняет характер татарского Гёзлева: узкие, кривые и грязные улицы, дома окнами во двор, с остроконечными минаретами. От старого Гёзлева уцелели остатки стен, ворота на базаре и большая мечеть, построенная в 1552 г. по образцу Софийской мечети в Константинополе. Прежде Е. страдала недостатком пресной воды; но в 1891 г. устроен артезианский колодезь, дающий до 80000 ведер хорошей воды в сутки. Жителей около 17000, между которыми много караимов; здесь находится их главная синагога и живет гахан (духовный глава). Е. славится как лучшее в Крыму место для морских купаний, по высокой температуре воды, легко прогреваемой солнцем в мелководном заливе, и по качеству дна, песчаного и ровного.

В 1736 г. Е. была занята русскими войсками гр. Миниха, а в 1771 г. кн. Долгорукова. Во время восточной войны 1863 - 66 гг. близ Е. высадились (сент. 1854 г.) англо-франц. - турец. войска. В янв. 1855 г. прибытие в Е. турецких войск, под начальством Омера-паши, побудило главнокомандующего крымской армией, кн. Меншикова, поручить генерал-лейтенанту Хрулеву произвести наступление к Е. и заставить неприятеля обнаружить свои силы. Движение это началось 5 февраля в 6 час. утра. В 9 час. утра одна из трех русских колонн пошла на штурм и, несмотря на усиленный огонь противника и потерю многих начальников, достигла рва. Вслед затем ген. - лейт. Хрулев, убедясь, что неприятель занимал город весьма значительными силами, велел начать отступление. Наши войска, успешно отразив преследовавшую их неприятельскую конницу, отошли на Тин-Мамайские высоты. После занятия союзниками Севастополя, из Е. были предпринимаемы демонстрации в тыл армии кн. Горчакова. В русско-турецкую войну 1877 - 1878 гг. Е. двукратно (27 июля и 31 дек. 1877 г.) подвергалась бомбардированию с неприятельских судов, не имевшему, в военном отношении, никаких последствий.

Евпаторийский у.

Таврической губ., занимает сев. - зап. часть Крымского полуострова, между 45ё3\' - 45ё54\' с. ш. и 32ё 9\' - 34ё2\' в. д. от Гринвича. Наибольшее протяжение его от З к В - 104 в., от С к Ю - 88 в., площадь около 5000 кв. в. С С и З он омывается Черным морем, на В. граничит с Перекопским уездом, на Ю - с Симферопольским уездом. Почти вся площадь представляет однообразную, ровную степь, едва тронутую размывом; начинаясь в верховье незаметными для глаза широкими лощинками, местные балки медленно углубляются в почву по мере приближения к морю и только в низовье представляют местами крутые, или даже обрывистые края; в обрывах, из-под красноватой глинистой осыпи, видны белые, или желтоватые пластовые известняки. На высоких, водораздельных равнинах расположены порознь, или группами, отлого-коническиe, насыпные курганы, "могилки", в 3, 5 и более сажен вышиною. Господствующее направление балок в сев. половине уезда - на СЗ и С, в юж. половине - на ЮЗ и З. Самые значительные балки - Самарчик, в сев. вост. углу, и Аиш, близ юж. границы, имеют до 80 в. в длину. К балкам можно причислить и Донузлав - узкий, со скалистыми берегами овраг, врезывающийся в зап. часть Евпаторийского у. в направлении с ЮЗ на СВ и имеющий до 25 в. в длину, тогда как ширина его местами не превосходит 100 саж. Донузлав можно считать также морским заливом, или лиманом, или соленым озером; он отделяется от моря песчаною пересыпью; вода в нем солонее морской и постоянно пахнет сероводородом. По всей вероятности, Донузлав обусловлен большим разломом известняка, однако не имеет признаков сдвига: пласты обоих берегов вполне соответствуют друг другу. Евпаторийские балки большую часть лета не имеют текучей воды; постоянная вода держится только в верховье Аишской балки и несет название рч. Кульчук или Кайнаут; ее поддерживает источник Тобе-чокрак - единственный хороший источник в уезде. В том же, юго-вост. углу граница уезда идет на протяжении нескольких верст по р. Салгиру; но летом здесь и Салгир имеет сухое русло; вода сочится только подземно и питает мелкие колодцы. Во всем уезде рек нет и вода добывается исключительно колодцами; хотя в зап. части, по морскому берегу и в Донузлаве, есть не мало источников, но все они вытекают на уровне моря и тут же смешиваются с соленой водой. Глубина колодцев весьма различна: от немногих вершков на песчаных прибрежьях до нескольких десятков сажен на степных возвышенностях; колодцы в 30 и 40 саж. весьма обыкновенны; близ вост. границы, в колонии Сарыбаш, есть колодец в 81 саж. глубины (до дна, 60 саж. до воды). Вода глубоких колодцев обыкновенно хорошего качества; температура ее 12ё - 15ё Ц. В большинстве случаев глубина колодцев (до уровня колодезной воды) близка к высоте места н. ур. м. Наиболее возвышенная полоса у. находится немного сев. середины его и тянется с З на В. Западнее Донузлава она возвышается на 70 - 80 саж. н. ур. м., затем медленно понижается, чрез селения Мурзабек и Сарыбаш, к границе Перекопского у., где высота степи не превосходит 50 с. Здесь Евпаторийская возвышенность сливается с отлогою, срединною седловиной Крымского полуострова, которая постепенно поднимается к Ю и в окрестностях Симферополя достигает высоты 130 саж. н. ур. м. На поверхности Евпаторийской возвышенности, особенно в зап. части ее, часто проглядывает белый известняк, слабо прикрытый здесь красноватою глиной, или только растительным перегноем. В зап. оконечности полуострова, между Тарханкутским мысом в Акмечетью (Шейхларом), известняк обрывается отвесными скалами, подводное продолжение которых образует опасные для судов рифы, ежегодно причиняющие несколько кораблекрушений. Береговые скалы здесь очень живописны, местами поросли кустарником и деревьями. При Караджинской и Акмечетской бухтах разведены хорошие плодовые сады и виноградники. На С и на Ю от упомянутой возвышенности местность постепенно понижается: на С к Керкинитскому заливу склон едва заметен, на Ю к заливу Евпаторийскому и Гнилому озеру он несколько круче. По низменному морскому прибережью расположены солончаки и соленые озера с солено-глинистыми берегами и ракушечно-песчаными пересыпями, отделяющими их от моря; значительнейшие соленые озера по берегу Керкинитского залива - Бакальское в Кирмутское (Сасык), по берегу Евпаторийского залива Майнакское, Гнилое, Сакское и Кизыл-яр. Южная область Евпаторийского у., в ее приморской части прилежащая к Гнилому, Сакскому и Кизылярскому озерам, весьма мало возвышается н. ур. м.; уровень этих озер летом ниже морского уровня. Евпаторийская возвышенность сливается на В с средне-крымской седловиной, поднимающеюся к Ю, а если мы примем во внимание, что юго-зап. крыло седловины тянется до окрестностей Севастополя, то должны признать, что Сакская низменность занимает часть дна отлогой полукотловины, замкнутой с С. В и Ю высотами, а на З. граничащей морем. Котловина эта не только орографическая, но и геологическая: пласты третичных пород, образующие окружающие возвышенности, наклонены, в общих чертах, подобно поверхности местного рельефа, притом несколько круче последней. Выяснение такого строения местности привело к предположению о возможности получить бурением восходящую артезианскую воду. В начале 1890 г. было приступлено к бурению на берегу Сакского озера, при земской грязелечебнице. Артезианская вода получилась на глубине 37 - 41 саж. от поверхности почвы и поднялась по трубе на 4 1/2 фута. На 1/2 фт. выше поверхности почвы приток был определен в 47000 ведер в сутки. Вода очень хорошего качества; температура 121/4 P. (15 1/6 ёC). Артезианский колодец сильно повлиял на устройство и благосостояние грязелечебницы, страдавшей до этого времени от безводья. В 1891 и 1892 г. в окрестностях Сакского озера выбурено еще 7 артезианских скважин; из них 2, заложенных ближе к берегу моря, оказались неудачными, вероятно вследствие позднейшего сильного размыва третичных пластов, которого следы наблюдались и при бурении первой сакской скважины. Через полтора года после сакского бурения была сделана новая скважина в городе Е. Евпатория принадлежит к тем четырем крымским пунктам, в которых еще в 1834 - 1836 гг. производились попытки артезианского бурения (другие три - Симферополь, Феодосия, Керчь), и только здесь опыт оказался сравнительно удачным: артезианская вода была достигнута, на глубине около 60 саж., но не дошла до поверхности на 0, 54 саж. Чтоб сделать пользование ею по возможности удобным, при отверстии скважины был выкопан на глубину 0, 83 саж. (2 1/2, аршина) и цементирован резервуар, в который артезианская вода могла свободно выливаться и образовать запас, вычерпываемый ведрами по мере надобности. По сохранившимся сведениям, колодезь давал вначале не менее 8000 ведер в сутки (при диаметре скважины в 241 дюйма и глубине в 61 5/7 саж. = 432 фт.); однако приток постепенно уменьшался и дошел в 1879 г. до 1200 ведер. После чистки скважины, произведенной под руководством горного инженера А. К. Вильберга, приток увеличился до 3600 ведер в сутки, но в последующие годы опять ослабел и в январе 1891 г. не превосходил 1600 ведер. Новая скважина была заложена на юго-восточном конце города, где поверхность почвы лежит на 0, 6 саж. выше уровня моря и на 1, 05 саж. ниже устья старого артезианского колодца. бурение закончено в начале августа 1891 г. а глубине 62 1/2, саж. Внутренний диаметр труб = 6 1/4 дюйм. Артезианская вода получена из глубины 51 - 61 саж. и поднялась по трубам на 1, 6 саж. (10 фут.) над поверхностью. почвы. На 1 1/2 фт. выше поверхности измерение притока показало 77760 вед. в сутки. Температура 19, 1 ёC. (15, 3 ёP.); вода несколько пахнет сероводородом, но последний быстро улетучивается. Вслед за новым евпаторийским колодцем сделаны по близости еще две артезианские скважины: одна к С отсюда, на берегу Гнилого озера, другая западнее города, при Майнакской грязелечебнице. По всей вероятности, в низменном прибрежье Евпаторийского залива могут быть с успехом закладываемы еще многие артезианские скважины; возможно ожидать того же на берегу Керкинитского залива, где, хотя и была сделана одна попытка бурения, но работы были прекращены раньше, чем это желательно (на 52-й саж.). На остальном пространстве Евпаторийского уезда, вне узкой прибрежной низменности, нет никакого вероятия на добычу артезианской воды. Между тем вопрос о воде был особенно настоятелен, так как количество осадков, судя по наблюдениям на Тарханкутском маяке (с 1873 по 1886 г.), меньше, чем в какой-либо иной области Крыма, а именно среднее годовое количество = 241 мм. Можно надеяться, что устройство запруд в верховьях балок существенно помогло бы делу обводнения. - Климат в Евпаторийском уезде степной, довольно резкий для юга, отчасти смягчаемый в береговой полосе влиянием моря. Средняя годовая температура на Тарханкутском мысе 11, 3ё Ц., средняя самого холодного месяца (января) - 1, 3ё, средняя самого теплого месяца (июля) 23, 8ё, годовой maximum 35, 9ё, годовой minimum - 24, 5ё. Летом преобладают зап. и сев. зап. ветры, зимою вост. и сев. вост. В Е. уезде есть несколько пунктов, представляющих археологический интерес. Так, верстах в 3-х от города видны развалины, при которых находят обломки черепиц и древние греческие и римские монеты. Профессор Брун полагает, что здесь находился в древности город Керкинит, построенный греками на земле скифов. Мнение это подтверждается керкинитскими монетами: на одной из них отчеканено имя царя Скилура, на других изображен скиф с приподнятым сигарисом (обоюдоострый топор). Древние географы отмечают на берегу Керкинитского залива еще несколько поседели, основанных древними греками. Одно из них называлось Калосо-Лиман (Хорошая пристань) и находилось, по всей вероятности, при Акмечетской (Шейхларской) бухте, где заметны следы развал ин. В 300 стадиях отсюда, по указанию древних авторов, находился город с пристанью Тамирака; его предполагают близ Кирмутского озера.

В 1866 г. в Е. у. числилось жителей об. пола: в селениях 29435, в городе 16940, всего 46375; из них татар 46, 3 %, великороссов и малороссов 39 %, евреев 7, 3 % цыган 3, 9 %, немцев 2, 9 %, греков 0, 3 %, армян 0, 3 %. По вероисповеданиям, без города, православных 8211, римск. католиков 1181, протестантов 1088, евреев 31, мусульман 18786. Иностранных подданных в уезде 576. Волостей 5, селений 230, большею частью мелких; более 50 дворов только в 7, более 100 дворов - в 2. На квадратную версту приходится сельских жителей 6. Населенность у. сильно уменьшилась в 1856 - 1862 гг., когда произошло массовое выселение крымских татар в Турцию. Главные занятия жителей - земледелие и скотоводство. Под пашней около 15 % всей площади у. Овец 400000 голов, рогатого скота 26000, лошадей 13000, свиней 3000. Всего больше сеется пшеницы (озимой) и ячменя; затем овес, рожь, картофелю - очень мало. Соляных озер, принадлежащих частным лицам - 11. Площадь самосадочных бассейнов - 190588 кв. саж.; доходность их определена земским собранием в 20585 руб. Казне принадлежало 5 озер, площадь их 651677 кв. сажень; доходность, по земской оценке, 70381 руб. В 1890 г. добыто из них свыше 5853 тыс. пд. соли. В 7-ми озерах частного владения добыто 1933 тыс. пд. Фабрик и заводов 8; по оценке земства общая их доходность - 10666 руб. Ветряных мельниц 191, паровых 9; заведений для продажи питей 16; лавок, кофеен и пекарен 47. В г. Е. и на городской земле находятся 1 бойня, 45 ветряных мельниц, 1 каменоломня, 1 известковая печь, 1 черепично-кирпичный завод и т. п. Степных земель обложено земством было 535929 десят.; доходность их определена в 171497 руб., а сбор с них в 46043 руб. Принадлежало частным лицам земли 457323 дес., казне 37503 дес., сельск. общ. 20328 дес., горному ведомству 2182 дес., гор. Е. 3292 дес. Всех школ в у. 82 (21 школа в гор.). Училищному совету подчинено 9 учил., из них 1 с ремесленным классом. Учащихся в них к 1 янв. 1892 г. было 419. От земства в 1891 г. давалось на школы 2910 руб. от города 1320 руб., от сельских обществ 228 р., от частных лиц постоянных пожертвований 800 руб. В 1893 г. земство назначило на народное образование 10841 руб., их них на женскую гимназию 3600 руб., на мужскую прогимназию 2586 руб. За 10 лет (1878 - 87) бюджет земства на народное образование увеличился, сравнительно с предыдущим десятилетием с 52058 до 59507 руб. По земской смете на 1893 год на содержало земской больницы в Е. назначено 18491 руб., на медицинскую часть в у. 14547 р. (из них 8 т. руб. на устройство в у. приемного покоя, с квартирою для врача). В м. Саки губернское земство содержит грязелечебницу. По земскому бюджету на 1893 г. на обязательные расходы назначено 68947 руб., необязательные 48992 руб.. в том числе на содержало управы 969 руб. Недоимок по земским сборам 30806 руб.

Евридика

(Eurudikh) - 1) одна из Дриад, жена мифического фракийского певца Орфея. Когда Е. умерла, ужаленная змеей, Орфей сошел в Ад и своим пением так тронул Персефону, что она разрешила ему снова увести Е. на землю, с тем, однако, условием, чтобы он не оглядывался, пока они будут идти. Орфей оглянулся, и Е. осталась в царстве теней. Сцена эта изображена на нескольких античных рельефах.

- 2) Жена македонского царя Филиппа Арридея; в противоположность своему слабоумному мужу, отличалась большим умом и энергией. Она была во вражде с Олимпиадой, матерью Александра В., и покровительствовала сыну Антипатра, Кассандру. В 317 г. Филипп и Е. попались в руки Олимпиады. Филиппа она приказала умертвить, а Е. долго держала в темнице, надеясь сломить ее гордость. Когда она этого не достигла, то предложила Е. самой выбрать род смерти. Е. покончила с собой через повешение.

Еврипид

(EuripidhV) - афинянин, младший из трех греч. трагиков-корифеев. Родился на Саламине, в день знаменитой победы, 20 сент. 480 г. до Р. Хр., от зажиточных, но незнатных родителей. Был женат дважды; от второй жены имел трех сыновей, из которых один также писал трагедии. В семейной жизни был несчастлив, что не осталось без влияния на его и без того невеселый нрав и на его суждения о женщинах. От политической деятельности уклонялся. Под конец жизни Е. был приглашен к царскому двору Архелая в Македонии. Умер в 407 г. Много читал, преимущественно книги философского содержания (у него была первая значительная частная библиотека); имел общение с современными ему философами, софистами и политическими деятелями: Трагедии Е. обличают зависимость его воззрений на природу от физического учения Анаксагора; на моральных и религиозных понятиях трагика и на его стиле отразилось влияние Протагора, Продика и вообще софистов, скептицизм которых и занятия диалектикой гармонировали с настроением и вкусами Е., первого ученого поэта. В 455 г. Е. участвовал впервые в драматическом состязании на афинской сцене, но только в 440 г. впервые получил высшую награду. Подобно Эсхилу и Софоклу, Е. ставил свои трагедии тетралогиями. Из 92 пьес, приписывавшихся ему в древности, можно восстановить названия 80-ти. До нас дошло из них 18 трагедий, из кот. "Рес" принадлежит более позднему поэту, и сатирич. драма "Циклоп". Лучшие, по оценке древних, драм у Е. для нас потеряны; из уцелевших увенчан был только "Ипполит". В числе сохранившихся пьес самая ранняя - "Алкестида"; к наиболее поздним принадлежат "Ифигения в Авлиде" и "Вакханки". В "Алкестиде" (438) героиня добровольно отдает себя смерти, чтобы сохранить жизнь любимого супруга, царя Фер в Фессалии, Адмета. Несмотря на то, что по содержанию и тону пьеса выделяется из ряда античных трагедий, она отличается всеми особенностями творчества Е.: преобладающий интерес сосредоточивается на женском характере, исполненном высокого героизма. Предпочтительная разработка женских ролей в трагедии была нововведением Е., и поэт остался верен себе в этом отношении до конца. Гекуба, Поликсена, Кассандра, Андромаха, Макария, Ифигения, Елена, Електра, Медея, Федра, Креуса, Андромеда, Агава и мн. др. представляют собою типы наиболее законченные и жизненные; хоры в трагедиях Е. чаще составлены из женщин. Мотивы супружеской и материнской любви, нежной преданности, бурной страсти, женской мстительности, в связи с хитростью, коварством и жестокостью, занимают в драмах Е. весьма видное место. Женщины Е. превосходят его мужчин силою воли, яркостью чувства, большею настойчивостью в защите своих человеческих прав. Положительные женские характеры многочисленнее в уцелевших трагедиях, нежели отрицательные; даже такие женщины, как Федра, Медея, Гекуба, обуреваемые разрушительными страстями, искупают свою вину тяжестью выпавших на их долю испытаний. "Женоненавистничество" Е., послужившее для Аристофана поводом к комедии "Женщины на празднике Деметры", выражается гораздо больше в суждениях действующих лиц в самого поэта, нежели в образе действий и нравственных качествах его героинь. Не последнюю роль отводит Е. рабам, по положению в обществе близко стоявшим к женщинам. Много раз изображал он тяжелую долю раба, особенно рабыни, и учил зрителей состраданию и человечному отношению к рабам и несчастным. "Одно позорно у раба - имя; во всем прочем добрый раб не хуже свободного". "Для многих рабов позорно только имя, а душою они свободнее не рабов". Е. верит в равенство всех людей по природе, как происшедших от общей матери-земли. В "Алкестиде" изображение легендарного мира проникнуто впечатлениями действительности; отсюда, с одной стороны, общие сентенции на разные случаи жизни, софистические тонкости в диалоге между Адметом и его отцом, а с другой - низведение легендарных личностей на уровень современных поэту граждан и гражданок, с их обычными слабостями и достоинствами. В "Медее" (431) искусство трагика достигает высшей степени в двух сценах: во второй беседе с Язоном, когда Медея силится скрыть гнетущее ее чувство жалости к детям, ею же обреченным на смерть, и под видом спокойствия и покорности едва сдерживает в себе бурю разрушительной страсти, - и в сцене прощания Медеи с детьми, когда чувство нежной любви к детям борется с неутоленной жаждой мести Язону. Ипполит (428) послужил образцом для "Федры" Расина. Е. дважды обрабатывал этот сюжет для сцены; до нас дошла более поздняя трагедия. Падение Трои, распределение царственных пленниц между ахейскими вождями, скорбь их при сборах в путь на далекую чужбину - таково содержание трагедии "Троянки". Дальнейшее развитие той же темы составляют "Гекуба" и "Андромаха". В первой из них скорбь и отчаяние Гекубы, у которой отнимают Поликсену для заклания на могиле Ахиллеса, сменяются необузданной яростью старой царицы-пленницы и жаждою мести фракийскому царю Полиместору, за умерщвление сына ее Полидора. "Андромаха", только отчасти сходная с одноименной трагедией Расина, поставлена была в Аргосе, в то время, когда аргивяне заключили союз с Афинами против Спарты (424 - 422). Речь Андромахи против Менелая служит как бы выражением антиспартанской политики Афин и Аргоса. "Ифигения в Авлиде", которою воспользовался Расин для своей "Ифигении", изображает решимость Агамемнона принести свою дочь в жертву Артемиде, чтобы доставить успех общеэллинскому делу. В последнюю минуту Ифигения изъявляет полную покорность судьбе, предпочитая славную смерть за отечество жалкому прозябанию: "не варварам господствовать над эллинами", восклицает героиня: "рабы - варвары, эллины свободны". Из слов вестника и Агамемнона греки узнают о чудесном исчезновении Ифигении из-под жертвенного ножа и о замене ее ланью. "Ифигения у тавров" имеет своим сюжетом прибытие Ореста и Пилада в Тавриду, где Ифигения служит Артемиде и обязана приносить иноземцев в жертву богине. Брат и сестра узнают друг друга и благополучно возвращаются в Грецию. Тот же сюжет обработан Гёте. "Елена" (412) построена на том варианте троянского сказания, по которому супруга Менелая вовсе и не была в Трое, но перенесена была Гермесом в Египет. Менелай, занесенный туда же бурей, узнает Елену и, при помощи Диоскуров, бежит вместе с нею из Египта. В "Електре" - с тем же сюжетом, что "Девушки с возлияниями" Эсхила и "Електра" Софокла - совмещены больше, чем в других пьесах, характеристические черты Еврипидова театра. Дочь Агамемнона, выданная Эгисфом замуж за поселянина, живет с мужем в крестьянской избе, в деревне. Больше всего сокрушается она собственной печальной долей, а не смертью отца или бедствиями брата. Когда является Орест, брат и сестра заключают заговор против своих врагов. Эгисф убит во время жертвоприношения, к которому гостеприимно допустил иноземцев. Клитемнестру дочь завлекает в избу притворными родами и помогает брату в матереубийстве. Диоскуры, в заключение, объявляют, что Електру возьмет в жены Пилад, а Орест покинет Аргивскую землю и будет, умоисступленный, скитаться до тех пор, пока не будет оправдан судьями афинского ареопага. В Оресте (408) соединено несколько действий. Сначала является Орест, по умерщвлении Клатемнестры страдающий умопомешательством и преследуемый призраками Еринний. От больного не отходит сестра его Електра. Аргивский народ осуждает на смерть Ореста и Електру, но предоставляет им самим лишить себя жизни. С целью отомстить предавшему его Менелаю, Орест убивает Елену и насильственно овладевает Гермионой. Пьеса кончается появлением Аполлона, возвещающего, что Елена не убита и живою взята на небо в обитель Зевса; Орест через год очистится от преступления и женится на Гермионе, а Електра будет женою Пилада.

Четыре трагедии имеют ближайшее отношение к Афинам и выражают патриотические чувства поэта. Место действия "Иона", одной из лучших пьес Е. - в Дельфах. Здесь служит Аполлону юноша, ничего не знающий о своем происхождении - сын Креусы, дочери афинского царя Ерехфея, прижитый ею от самого Аполлона. Креуса, убежденная, что сын ее погиб вскоре после рождения, вышла замуж за вождя ахейского племени Ксуфа. После разных перипетий, она узнает в Ионе своего сына. Афина возвещает, что Ион будет преемником Ерехфея на афинском престоле и родоначальником Ионийских колен, а от Креусы и Ксуфа родятся еще Дор и Ахей, именами которых будут названы другие ветви эллинского народа. В "Просительницах" воздается хвала великодушию афинского демоса: Тезей, по просьбе матерей аргивских вождей, павших под стенами Фив, заставляет фивян выдать, для погребения, тела убитых. В пьесу введен трогательный эпизод: Евадна не в силах перенести потерю мужа и добровольно погибает в пламени того самого костра, на который положены останки Капанея. В "Неистовствующем Геракле" Тезей удерживает Геракла от самоубийства. В "Гераклидах" Анины - место убежища для изгнанников. Дети Геракла бежали в Афины от преследований Еврисфея. Выдать беглецов афинский царь отказался, и возникшая между Еврисфеем и Демофоном война окончилась торжеством афинян. Победа была куплена ценою жизни Геракловой дочери Макарии, которая добровольно обрекла себя на смерть, когда божество, через оракула, потребовало себе в жертву девушку. Взятый в плен Еврисфей тронут великодушием победителей и обещает, что могила его будет служить охраною афинян, когда пойдут на них потомки Геракла, т. е. лакедемоняне. Трагедия "Финикиянки", получила имя от хора, состоящего из финикийских девушек: они привезены из Тира и, по пути в Дельфы, задержаны вспыхнувшей войной в Фивах. Сюжет драмы тот же, что и "Семи" Эсхила - братоубийственная распря между сыновьями Эдипа. Фивы служат местом действия и в "Вакханках" - трагедии, написанной в духе предшествовавших поэтов и свободной от религиозного скептицизма. Приписываемый Е. "Рес" представляет переложение в драму Х п. "Илиады". Для истории античного театра весьма важное значение имеет "Циклоп", как единственный уцелевший образчик сатирской драмы, названной так от того, что хоры в ней составлялись непременно из сатиров, спутников Диониса. Действие происходит в пещере Циклопа в Сицилии. Сатиры попали на остров случайно, в то время, когда пустились по морям, в поиски за похищенным Вакхом. Одиссей с товарищами занесен сюда ветром, когда из-под Трои возвращался домой. Трусливые, плутоватые, большие охотники до вина Силен и сатиры, обжора и циник Полифем, изобретательный и находчивый Одиссей - таковы действующие лица пьесы; угощение Полифема вином, сборы его к пожиранию Одиссея, ослепление великана Одиссеем и бегство Одиссея, вместе с сатирами, составляют содержание "шутливой трагедии". В 1891 гг. найдены на египетском папирусе III в. до Р. X. значительные отрывки "Антиопы" - пьесы Е., часто упоминаемой древними (Mahaffy Cunningham Memoirs, п. 8). Фивский царь Лик и жена его Дирке, Антиопа, племянница Лика, родившая от Зевса близнецов Амфиона и Цета, эти близнецы - вот действующие лица трагедии, один из эпизодов которой воспроизведен в скульптурной группе "Фарнезский бык". В диалоге между близнецами автор выясняет превосходство умственного труда над физическим, разума - над телесной силой. В 1881 г. издан отрывок трагедии "Ипполит", найденный на пергаменте IV в. нашей эры ("Моnatsb. d. Berlin. Akademie", 1881, стр. 982 и сл.). В 1893 г. издан в Вене отрывок "Ореста", с папируса II в. нашей эры, драгоценный в том отношении, что в нем содержится отрывок музыкальных нот этой пьесы.

Сохранение прежней формы трагедии, с мифологическими и легендарными сюжетами и именами, с хором и т. п., и в тоже время разнородность и новизна содержания, часто не имеющего связи с далекой стариной и, напротив, близко и многообразно соприкасающегося с современной действительностью - вот источник двоякого отношения к В. современников и потомства: или жестокие нападки и порицания, или восторженное почитание и увлечение. В смысле техники особенностями трагедий Е. должно считать: пролог в начале пьесы, для ознакомления зрителей с относящимися к действию обстоятельствами; deus ex machina, в конце приводящий пьесу к благополучному концу; слабая связь хоровых частей с диалогическими; обилие музыкально-лирических излияний главных героев (так назыв. монодий); усиление внешних эффектов. Лишь немногие из уцелевших трагедий удовлетворяют требованию законченности и единства действия. Сила автора в обработке отдельных сцен и монологов; некоторые трагедии - не более, как ряд мастерски исполненных патетических картин. В старательном изображении душевных состояний, напряженных или патологических, заключается главный интерес трагедии Е. Умоисступление воспроизведено поэтом в образах Геракла, Ореста, Кассандры в др. Под именами богов и иных сказочных существ поэт вскрывал перед зрителями их же собственную духовную природу, в разнообразных ее проявлениях. Зависимость поэта от наблюдений над современностью доказывается: 1) выбором и патриотическою обработкою некоторых сюжетов ("Андромаха", "Просительницы", "Финикиянки", "Гераклиды", "Геракл", "Ион"); 2) множеством изречений о женщинах, рабах, о политических учреждениях, об афинянах и спартанцах и т. п., который не приложи мы к мифическому периоду и точно отвечают современным Е. отношениям; 3) многочисленными сентенциями о природе и человеке в духе тогдашних философов; 4) способом выражений героев Е., на подобие резонерствующих афинян. В интересе художеств. или дидактич. поэт изменял древние сказания, одни и те же лица наделял в различных трагедиях различным характером. Скептицизм и неверие составляют преобладающую черту в миросозерцании поэта: Аполлон осуждается за матереубийство Ореста; Афродита называется злодейкой, губящей Ипполита; обычное торжество неправды над добродетелью свидетельствует против существования богов. "Если боги творят что-либо позорное, они не боги". Сомнение и критику вносил Е. и в семейные и общественные отношения, в политику и литературу, за что получил прозвание философа сцены, мудреца-поэта, а со стороны Аристофана и других ревнителей старины подвергался ожесточенным нападкам. Ни от кого другого из античных поэтов не дошло до нас столько выражений участия и сострадания к бедным, слабым, униженным и несчастным, были ли это свободные или рабы, эллины или варвары. Как художник, Е. поднялся до изображения общечеловеческих страстей и страданий и тем широко раздвинул пределы симпатии в античном обществе. Он стоит на рубеже двух настроений; национально-эллинского или патриотическиафинского - и гуманного, космополитического. Отсюда громадное, многовековое влияние, какое оказали его трагедии на последующую литературу. Он был почти исключительным образцом для позднейших трагиков, предметом почитания и подражания для авторов новой комедии, с Менандром во главе, любимейшим трагиком в эпохи македонскую, римскую, византийскую; учители церкви, как Климент Александрийский, Григорий Назианзин, видели в нем провозвестника новой веры. Европейская драма, в лице Корнеля, Расина, Вольтера, питалась главным образом литературным наследием нашего трагика; "Медея", с несущественными переменами, не сходить со сцены в до сих пор. Лучшие изд. - Диндорфа, Пели (Paley), Кирхгофа, Наука, Вейля, Пфлуг-и-Клотца, пересмотр. Веклейном; собр. отрывков Наука (1889); из отдельных трагедий "Heracles" и "Hippolytos", Виламовиц-Мёллендорфа (1889 - 91). Кроме общих сочин. по истории греч. литературы, особ. Бернгарди, Магафи, Бергка, Круазе см. Patin, "Etudes sur les tragioiпes grecs. Е." (3 изд. 1866); P. Decharme "Е. et l\'esprit de son theutre" (П., 1893), С. С. Уваров, "О трех греч. трагиках" ("Сын Отеч.", 1825 г.); Орбинский, "Е. и его значение в греч. трагедии" ("Журн. Мин. Нар. Пр.", ч. 79); "Е. в изложении Л. Коллинза", перев. П. Вейнберга" (СПб., 1877); Д. В. Беляев, "К вопросу о мировоззрении Е." (Казань, 1878); его же, "Воззрения Е. на сословия и состояния, внутреннюю и внешнюю политику Афин" ("Ж. М. Н. Пр.", 1882, 1886); Ф. Мищенко, "Опыт по ист. рационализма в др. Греции" (Казань, 1881, стр. 279 - 309). Греч. текст с примечаниями А. Д. Вейсмана ("Ипполит", СПб., 1884) и А. Э. Редька ("Финикиянки", Кутаис, 1884). Переводили Е. на русск. языке Мерзляков, Шестаков, "Гипполит" ("Зап. Каз. Унив.", 1871); "Троянки" (Каз., 1876); П. Басистов, "Ифигения в Тавриде", (СПб., 1876); Н. Котелов, "Гипполит" (1884); В. И. Водовозов ("Ифигения"); В. Алексеев, "Медея" (1889), "Ифигения в Авлиде" (1889 "Гипполит" (1889), "Ифигения в Тавриде" (1890), "Ион" (1891), "Алкестида" (1891), "Вакханки" (1892), "Неистовый Геракл" (1892); Д. С. Мережковский ("Ипполит" В. Е., 1893 г. ? 1).

Европа

(Eurwph) - по Гомеру (Илиада XIV, 321) дочь Финика, по обыкновенной редакции мифа - дочь финикийского царя Агенора, сестра Кадма. Зевс явился Е., игравшей с подругами на берегу моря, в виде белого быка в, похитив ее, увез на о-в Крит, где сочетался с нею, приняв вид прекрасного юноши. От этого союза родились Минос, Радаманф и (по позднейшему сказанию) Сарпедон. Впоследствии Е. вышла замуж за Астериона, царя Крита, который, умирая бездетным, оставил власть над островом сыновьям Е. от Зевса. Миф о Е., несомненно, носит след восточного зооморфизма, подобно сродным с ним сказаниям о Кадме и Минотавре. Кроме Крита, Е. почиталась в Фивах, как туземное божество. Геродот рационализирует сказание об Е. и считает ее финикийской царской дочерью, похищенной критскими купцами.

Евфрат

(греч. и лат. Euphrates, еврейск. Прат, армянск. Ефрат, также Арадсани, арабск. Фрат или Фурат, древне-персидск. Ифрату, т. е. весьма широкий) - величайшая река ближней Азии и в соединении с Тигром составляющая ее главнейшую речную систему. Внутри Армянского плоскогорья Е. состоит из двух рек, почти одинаково полноводных: кратчайшая, западная течет с С; на З ей также присвоено название Е.; она целые столетия составляла вост. границу Римской империи, а более длинная, восточная, идущая из глубины Армении, тюркская Мурад-Су (MuradSu). Источник первой лежит в 37 км. к СВ от Эрзерума, второй - к ЮЗ от Диадина, к С от озера Вана, на Ала-Даге, на 2750 и. высоты. Река течет сначала на запад, протекает долину Эрзингиан, затем вступает в узкий проход, ведущий к Кемаху. Здесь, благодаря впадающему в него справа притоку, он делается судоходным; далее, после того как река круто поворачивает на ССВ, идет глубокая Эчинская долина, с утесистыми стенами, настолько узкая, что через нее устроили мост; на расстоянии 444 км. ниже поток сливается с Мурад-Су. После соединения двух рек, поток принимает южное направление. Река, в 108 м. шириною, вскоре сворачивает в сторону Антитавра и, сильно извиваясь, пробивается через боковые отроги гор. Затем на СЗ протекает через узкую долину между Антитавром и Тавром до принятия с правой стороны Тохма-су у Малатии. Тогда течение принимает юго-зап. направление и пересекает Тавр; посреди диких скал в 650-1000 м. вышины он образует расщелину, в которой на протяжении 60 км. образует целый ряд стремнин и водопадов; наконец, у Телека суживается на 20 м. Недалеко к С от Телека лежат источники Тигра. От Телека Е. поворачивает к Ю, позже к ЮЮЗ и ЗЮЗ, между местечком Гергер и Самосатом образует последний водопад. Самосат лежит на правом берегу реки. Длина реки от Кибан-Мааден до этого места равняется 185 км., а отсюда на протяжении 190 км. она делается сплавною. С вступлением в обширную Сирийскую равнину начинается вторая часть реки: идущая до Хита. У Рум-Кале река поворачивает к Ю; здесь и у наиболее посещаемой переправы в Сирию, против Бередшика, Е. приближается к Средиземному морю на 215 км. Бередшик лежит на высоте 400 м., так что Е. на протяжении первых 977 км. понижается с каждым км. на 2, 4 м., а на протяжении следующих 1800 км. с каждым км. на 0, 22 м. Искусственно орошаемые берега состоят из гипса, песчаника и конгломератов; дальше лежит сухая степь, ранней весной покрывающаяся роскошной травой, по которой местами разбросаны черные палатки бедуинов; влево, в Шамииехе (Schamieyh) - пустыня (степь) Анесси; река извивается, направляясь к З. до Ракки (древн. Nikephorium), по прекрасной, обильной растительностью стране. Ниже Ракки с левой стороны впадает Джулеб, выше Хелеби-Джелеби (Заба и Зала арабов) река принимает юго-зап. направление, и невысокие, пустынные горы Обушера стесняют ее течение. Близ Деира впервые появляются группы финиковых пальм, лимонных и померанцевых деревьев; река здесь разделяется и течет вокруг низменных островов; ложе реки каменисто и летом имеет в этом месте только 1, 45 м. глубины. На 45 км. ниже Деира, у Абу-Серая (Circesium) впадает Хабур; 110 км. далее, у Верди течение поворачивает на В. и достигает 360 м. ширины и 5, 5 м. глубины. Близ Рава течение преграждается рифом, который и составляет главное препятствие в русле Е. до Басры.

На правом берегу реки, на расстоянии 1200 км. от вступления ее в равнину и на 980 км. от устья лежит Хит. Е. изливает здесь в каждую секунду 2065 куб. м. воды. Высоты переходят в холмы; только немного выше Хилеса Хазва представляет каменистую гряду; дальше же до самого моря не встречается ни одного камня. У Хита река становится глубже и бурнее и напоминает Дунай в Болгарии. Около конца марта, в дождливое время, река начинает разливаться и между 21 и 28 мая самая высокая вода. Здесь плавают преимущественно на плотах, поставленных на надутые бараньи кожи, так назыв. keleks. Ниже всего уровень воды в Е. бывает в ноябре; тогда между Дигет-ус-Ланк и Бушлаубфортом (почти полпути от Бридшика до Басры), на протяжении 740 км., благодаря скалам и мелям, представляется 39 опасных мест для кораблей. Ниже Хета по обеим сторонам реки появляются многочисленные каналы, служащие для орошения полей. Во времена арабов каналы Нар-иза, Нар-Сарзар, НарМалка и Нар-Кута преобразили всю страну, пересеченную сетью каналов, в один роскошный сад. Но из всей сети каналов даже одна сотая часть в настоящее время не действует. Система каналов начинается выше Фелуджа (по Раулинсону), древнего Перизабора, Аубара - арабов. Если в этом месте Е. прорвется и наполнит так назыв. Саклавиаканал (идущий от Нар-Иза), то вся местность к З от Багдада будет затоплена.

Нижнее течение реки от Диваниша до Корна представляет из себя целый ряд плесов, поросших камышом, Paludes Chaldaici, теперешние Ламлумские болота. Ширина реки у Диваниша = 150 м., у Ламлума = 110 м., и почти везде 3, 6 м. глубины; быстрота = 4, 5 км. в час во время половодья. После соединения с рукавом Ламлум, ширина реки снова равняется 180 м.; она обходит 9 о-вов; берега ее высоки. Ламлумские болота представляют до сих пор главное препятствие для судоходства: их воздух носит в себе заразу; жители дики и негостеприимны; но на холмах этих болот лежат остатки многих древних городов, очевидно, ранних рассадников цивилизации: Эрех теперешний Варка; халдейский Ур - теперешний Мугхаир; оба близ реки; вероятно, в свое время были большими городами. У Корна (31ё с. ш.) Е. кончается, соединяясь с Тигром и образуя Шатель-Араб. В Е. водится превосходная рыба. Вдоль берегов много лесу, каменного угля, смолы и нефти. Общая длина реки = 2775 км. Попытки, сделанные англичанами в 1835-37 гг. под руководством полковника Чесни (Chesuey) для организования пароходства на Е., по-видимому доказали, что план воспользоваться этой рекой, как водной дорогой между Ост-Индией и Средиземным морем, при настоящем положении дел неосуществим. См. Chesney, "The expedition for the survey of the Euphrates and Tigris" (Л., 1850).

Евхаристия

название одного из главнейших таинств церкви, признаваемого всеми христианскими вероисповеданиями. Совершение его составляет главное христианское богослужение - литургию. По учению церквей православной, католической и армяногригорианской, в Е. хлеб и вино пресуществляются в истинное тело и кровь Христовы. Лютеране, не признают пресуществления, а допускают только соприсутствие действительных тела и крови Христовых в Е. с хлебом и вином (cum, in, sub pane); по их учению, однако, вкушающий хлеб и вино Е. приобщается в ней действительных тела и крови Христовых. Цвингли учил, что в Е. тело и кровь Христовы присутствуют только для созерцания очами веры, и вкушают их верные только духовно, мысленно; хлеб и вино не пресуществляются, а остаются самими собою и служат лишь символами тела и крови Христовых, воспроизводящими в памяти верных дело, свершенное И. X., причем вкушение их возбуждает в верующем столь твердую веру в И. X., что дело искупления делается как бы присущим вкушающему, неотъемлемым достоянием его существа. Кальвин учил, что христианин в Е. причащается тела и крови Хр. "реально и субстанционально", но присутствуют они в хлебе и вине не вещественно, а духовно. Вероисповедание англиканское учит о Е. согласно с реформатами. В частностях учения о Е. существуют разности между правосл. и катол. церквами. В первой веществом для Е. служит хлеб квасный (artoV), во второй - пресный (опресноки). Относительно времени пресуществления правосл. церковь учит, что оно происходит во время так назыв. совершительной евхаристийной молитвы, предначинаясь в момент произнесения воспоминательных слов этой молитвы: "даде св. своим учеником: рек (И. X.): приимите ядите, сие есть тело мое:" и совершаясь вполне в момент произнесения просительных слов той же молитвы: "сотвори хлеб сей честное тело Христа Твоего, а еже в чаше сей - честную кровь Христа Твоего, преложив Духом Твоим святым, аминь". По учению римской церкви пресуществление совершается в момент произнесения слов Христовых, которыми была установлена Е., а не во время призывания на св. дары Св. Духа. Правосл. церковь приобщает мирян под обоими видами - хлеба и вина; католическая церковь приобщает мирян лишь одного тела Христова, под видом хлеба. Таинство Е. может быть совершено только в храме, во время литургии, или, по нужде (напр. если церковь сгорела и еще не отстроена вновь) - и в частном доме, но непременно на антиминсе.

Н. Б.

Егерь,

иногда егарь (oт нем. jager - охотник) - охотничья прислуга в ружейной охоте. На обязанности егерей лежит: 1) надзор за охотничьим хозяйством в предназначенных для охоты угодьях; 2) подготовка и устройство охот, и 3) оказание охотникам соответствующих услуг при производстве охот. К обязанностям первого рода относятся: охранение угодий, лично и через сторожей, от самовольной охоты посторонних лиц; прикармливание в зимнее время некоторых птиц и зверей (преимущественно серых куропаток и диких коз); истребление хищников, не составляющих предмета охоты, напр. ястребов, кошек, и наблюдение за сторожами, за охотничьими постройками и за всеми вообще охотничьими принадлежностями. Обязанности второго рода заключаются в дрессировке и натаске собак, в разыскании тетеревиных и глухариных токов, удобных мест вальдшнепной и утиной тяги, выводков и вывалов дичи, в обкладывании медведей, лосей, волков в других зверей, в найме загонщиков (кричан) для облав и в самом устройстве облав. Е. должны оказывать охотникам помощь отличным знанием дела и местности и скорейшим разысканием дичи в удобных для стрельбы ее условиях. Между Е., за последнее двадцати пятилетие, приобрели в России громкую известность, особенным способом облавы на зверей, псковичи или лукаши, происходящие из деревни Острова, Псковской губ., и получившие второе свое название от родоначальника их, старообрядца беспоповщинского согласия, Луки - отца Изота Лукича, изобретшего псковский способ охоты. Преимущества этого способа состоят в том, что псковичи, изучив все сноровки зверей (главным образом волков и лисиц), быстро обкладывают их и втроем, один посредине, другие - по бокам, гонять их в заранее определенное место на охотника. Псковичи нанимаются на службу, обыкновенно, артелями в три человека и, в зимнее время, получают каждый до 100 р. в месяц жалованья. (Подробности см. в ст. Дмитриева-Мамонова, в "Журн. Охоты" за 1874 и 1876 гг.; заметка В. Н. Г., в журн. "Природа и Охота" за июнь, 1884 г.). На основании Высочайше утвержденных 3 февр. 1892 г. правил об охоте, Е. выдаются бесплатные охотничьи свидетельства; по утверждении их в звании охотничьих сторожей они освобождаются от телесного наказания и, в отношении преследования нарушителей охотничьих законов, пользуются всеми правами, предоставленными страже казенных лесов.

С. Безобразов.

Егеря конные

(видоизменение драгун) в настоящее время существуют только во Франции (20 полков) и в Австрии, где в военное время формируются 2 эскадрона тирольских конн. Е. и 1 отделение далматинских. - В России этот род войска был введен кн. Потемкиным (1788), сформировавшим, при екатеринославском кирасирском и при всех легкоконных полках, команды конн. Е. В 1789 г. изо всех этих команд и из елизаветградского легкоконного полка сформирован был конно-Е. полк того же наименования. К 1796 г. у нас было уже 4 полка конно-Е. Павел I их уничтожил. При Александре I, в 1812 г., 8 драгунских полков были переименованы в конно-Е. В 1833 г. конно-Е. полки были опять расформированы и обращены на усиление полков уланских, драгунских и гусарских.

Египет

Древний (греч. AiguptoV, лат. Aegyptus, фр. Egypte, англ. Egypt, нем. Aegypten, итал. Egytto, арабск. Masz).

Название Е. унаследовано от греков, у которых оно означало северную часть (до первого водопада) Нильской долины и ближайшие оазы Ливийской пустыни. Из многочисленных этимологий слова заслуживает внимания та, которая сопоставляет его с древним священным именем Мемфиса - Гакапта (святилище божественной субстанции Пта). Сами египтяне называли свою страну Qemt (копт. XHMI: KHME; еврейский Хам?) = чернозем, в противоположность Чезер = красная земля, пустыня. Семиты называли Египет (собств. северный) "Мицраим", т. е. "два укрепления", намекая, вероятно, на пограничные валы. Отсюда это название перешло к персам, в форме "Мудрайя". По характеру и климату Е. делится на две части, некогда самостоятельные: Верхний Е. и Нижний Е. или Дельту. Древние египтяне делили свою страну на северную (Па-та-мег) и южную (Па-та-рес, Патрусим Библии). Во все время египетской истории мы встречаемся с раздроблением страны на мелкие части, которые иногда удавалось соединять в одно целое, но которые, при слабости центрального правительства, никогда не упускали случая вспомнить о своей обособленности и самостоятельности. Число этих частей, называвшихся по егип. хеспу, колебалось между 36 и 47. Назывались они первоначально по именам животных, естественных произведений, культов, а потом, большею частью, до своему главному пункту, и имели свои знамена и гербы. Египетская природа имела огромное влияние на обитателей страны. Обладая редким плодородием и сравнительно умеренным климатом, требуя в то же время от человека труда и строгого расчета, Е. был предназначен сделаться колыбелью одной из древнейших культур, носителями которой явились предки современных коптов и феллахов. Египетский народ произошел от смешения с туземным африканским населением азиатских семитов, вторгнувшихся в Нильскую долину в доисторические времена. С неграми египтяне ничего общего не имеют, как доказал проф. Р. Вирхов, произведший антропологические исследования над царскими мумиями булакского музея. Впоследствии жители Дельты подвергались постоянно новым смешениям, не оставшимся без влияния на тип, и современные феллахи несравненно ближе к семитам, хотя все еще продолжают напоминать своих предков. Себя египтяне, конечно, считали автохтонами и свою страну - родиной богов и людей ("ромету" - слово, потом обозначавшее просто "египтяне"). Цвет кожи у мужчин, ходивших только в передниках, был красный, у женщин, носивших длинную одежду желтый.

Источниками нашим сведений о древнем Е. служит, во-первых, все то, что сохранилось от его культуры, а затем - известия иностранцев. На первом плане следует поставить богатую туземную литературу, произведения искусства, благодаря которым мы знакомы со всеми сторонами жизни народа, произведениями ремесел и т. п. К числу туземных источников следует также отнести и сочинения египтян, писавших по-гречески: Манефона, Гораполлона, Апиона, Херемона, Германиона и мн. др. Из иностранных источников первое по важности место занимает Библия, известия которой о народе, жившем с евреями бок о бок, отличаются ясностью и объективностью. Особенно важны для периода упадка Е. пророческие книги. Другим дополнением, освещающим факты с иной точки зрения, являются ассиро-вавилонские летописи, повествующие о походах Саргонидов на Сирию и Египет в темное время последних династий. К числу восточных источников принадлежит Иосиф Флавий, разбирающий, в полемике с Апионом, вопрос об исходе евреев и являющийся ценным источником для Птолемеевской эпохи. Из классических источников весьма важен Геродот, пользовавшийся для 2 и 3 книги своего труда Гекатеем Милетским, подобно ему путешествовавшим по Е. При Александре Вел. и Птолемее I путешествовал по Е. Гекатей Абдерит, отрывки из сочинений которого: Aiguptiaka производят благоприятное впечатление. Ими воспользовался, между пр., Диодор Сицил., писавший уже в то время, когда егип. культура не была для запада чем то совершенно неизвестным и непонятным; тем не менее история прошлых периодов у него также опирается б. ч. на сказки и не отличается тщательностьюхронологии. Эратосфену Книдскому (275-194) мы обязаны списком царей в kronograjiai. Агафаркид Книдcкий (кон. II в.) составил "Перипл Эрифрейского моря". Полибий очень важен для птолемеевского периода. Климент Александрийский (II-III в. по Р. Х.) собрал в своих StrwmateiV ценные сведения об егип. культуре, религии и истории. Соч. о Е., написанные многими другими греками к римлянами, или погибли, или сохранились в незначительных отрывках.

Хронологический вопрос о начале Египетского государства до сих пор не может считаться решенным; разногласия между учеными достигают громадной цифры 2079 лет. Большинство относит 1-ю династию к началу IV тысячелетия до Р. Х. Конечно, культура существовала уже гораздо раньше. Мы застаем Е. уже в зрелом возрасте, с развитой бюрократией, с сформировавшимся искусством и религией, с языком, пережившим несколько фазисов развития. Сами египтяне сознавали, что историческому времени предшествовал длинный период; но они решали вопрос о нем совершенно по-своему, заполняя механически пробел двумя династиями богов и династией "служителей Гора". В последней можно, кажется, видеть воспоминание о жрецах, властвовавших до царей; что же касается первых двух династий, то они не что иное, как египетский способ выражения того же понятия, для которого у греков существовал термин "золотой век". На самом деле это был период тяжелого труда, превратившего страну, обильную девственными лесами и дикими животными, в колыбель культуры, урегулировавшего разлитие Нила, осушившего болота. Все это было делом целого народа, руководимого наиболее одаренными и энергичными лицами. Вот где причина строго бюрократического строя древнего Е., управляемого обоготворяемым монархом и опирающегося на рабство. Основателем первой человеческой династии считается Мена, уроженец Верхнего Е., основавший, по позднейшим сказаниям, Мемфис, соединивший обе половины Е., предпринимавший работы по регулировке различий Нила. Преемники его продолжали его дело; один из них носит в народном представлении имя "друга железа" (Мерибанен), другой - "корабельщика" (Бецау); имена других были воспоминанием о войнах, сопровождавших основание царства (Тети, Атет); некоторые считались учредителями культов (Кебху- "возлияние", Какау - установитель культов Аписа, Мневиса и др.). Вообще египтяне относили к этому периоду зарождение наук, искусств, литературы, и царей его считали авторами многих, особенно популярных или важных книг. В конце этого периода вошло в употребление письмо, положившее еще более ощутительную грань между сословиями, и изобретено искусство бальзамировать трупы. Вера в бессмертие облеклась в Е. в довольно грубую форму: жизнь за гробом обусловливается сохранением всех трех элементов человека - тела, души и двойника (Ка). Изобретение средства сохранять тела было для египтян истинной победой над смертью, памятником чего и явились знаменитые пирамиды, давшие имя всему этому периоду. Цари были обрадованы, найдя возможность двояким способом сохранить о себе память в потомстве - сооружая колоссальные гробницы и покрывая их надписями. Четвертая династия дала величайшие пирамиды Гизе; над построением каждой трудилось 100 тыс. чел. в продолжение 20 лет. Материал для построек приходилось добывать, между прочим, с Синайского полу-ова и Нубийской границы; и там, и здесь приходилось наталкиваться на варваров. Уже первый фараон династии Снофру имел дело с бедуинами; первое известное нам египетское рельефное изображение, сохранившееся в Вади Магара, представляет этого фараона поражающим кочевников пустыни. Еще более пришлось воевать следующему царю, строителю величайшей пирамиды, Хуфу (Хеопс). Его преемникам Хафра (Хефрен), Менкаура (Микерин) и др. принадлежат следующие по величине пирамиды. Первоначально Е. простирался только до Эль-Каба, но уже при Хуфу власть фараона распространялась и на местность до первого водопада. Тексты пирамид доказывают, что и собственная Нубия была известна уже в древнейшие времена. Во время VI династии был ряд походов в Нубию и опять на Синайский полу-ов, против семитов Геруша. Биография вельможи царей Тети II и Пепи I, Уны, командовавшего во время этого похода, доказывает, до какой степени древние египтяне были чужды воинственности и до какой степени внешние события находились в связи с постройками. После 6-й династии наступает темный период, не оставивший после себя памятников. Был ли в это время Е. под иноземным владычеством, или же туземным влaдетeлям, занятым междоусобиями, было не до увековечивания своих имен - сказать пока невозможно. Несомненно одно: этот период, закончивший так называемое Древнее царство, был смутным и, вместе с тем, переходным временем. Уже во время 6-й династии обнаруживаются признаки разложения старого бюрократического строя. Усилившаяся знать перестает быть придворной и становится поземельной. Очень вероятно, что темный период VIII-XI дин., при слабости центрального правительства, был временем возрастания могущества монархов, среди взаимной борьбы. Результатом этого был следующий период, так наз. "Среднее царство" (XI-XV дин., прибл. 2-ая полов. III тысячелетия), которое можно назвать феодальной эпохой древнего Е. Государство сделалось конгломератом полунезависимых номов, во главе которых стояли вельможи, организовавшие свой двор и администрацию по образцу фараонов и оставившие в своих владениях гробницы - важный источник для ознакомления с эпохой. Особенно интересны памятники знаменитых бенигассанских номархов Амени, Хнумготепа и др. Впрочем, при XII дин. авторитет центральной власти был достаточно силен, чтобы умерять крайности партикуляризма. Результатом было равновесие частей государственного организма и благосостояние страны. Позднейшие египтяне любили вспоминать о временах Аменемгов и Узертезенов, как о лучших в своей истории. Аменемга I умиротворил страну, упорядочил отношения номархов и городов. Сын его, Узертезен I, выстроил в Илиополе храм Тума, сделавшийся академией наук и богословской школой. Вообще цари XII дин. строили храмы по всему Е.; они же создали Фаюм. В связи с этим стоят и те незначительные войны, которые вели фараоны XII дин. Для урегулирования нильских наводнений было необходимо обладать его верхним течением до 2-го водопада, куда египтян привлекали также золотые рудники. Очень возможно, что в связи с этим стоит перенесение Средним царством госуд. центра в Фивы. И вот, мы видим ряд походов в Нубию, пока Узертезен III не довершил ее покорения и не положил начала ее египтизации, выстроив на границе, в Семнэ, крепость и храм. Аменемга III ежегодно отмечал здесь на скалах высоту наводнения. С этих пор появляется в текстах "страна Куш" (Быт. X). Мелкие пограничные столкновения с Сирией не мешали развитию мирных с нею сношений. Могущественное влияние египетской культуры проникает сирийские народности; завязывается обмен произведений: египтяне получают из Сирии оружие, рабынь, колесницы, различные мази. Из Пунта (Аравии и противоположного африканского берега) вывозятся благовония и драгоценные камни.

После блестящего периода XII дин. снова наступает темное время; начинаются смуты, которыми опять пользуются номархи; страна снова распадается на части. Рядом с XIV Фиванской династией мы видим Ксоитскую; вероятно, были в другие. Анархия повела к порабощению Е. варварами. Эпоха владычества Гиксов - одна из наиболее важных в истории Е.: результатом ее был следующий период, Нового царства, во многом не похожий на предшествующие. Семитическое иго сблизило египтян с семитами и содействовало взаимному их влиянию; постоянные войны за независимость развили воинственный дух, по крайней мере в высшем сословии; введенная семитами лошадь положила еще более резкие различия между сословиями. Наконец, опасности, от которых Е. только что успел освободиться и которые могли постоянно возобновиться, доказали царям необходимость централизации и обеспечения себя со стороны Азии. Все это обусловило характер Нового царства. Уже освободитель Е., Аагмес I, должен был ходить в Палестину; ему также пришлось смирять вассалов. С этих пор прекращается децентрализация: на место номархов являются коронные губернаторы и только в Эль-Кабе (Нехеб) господствует вассал, получивший ном за услуги, оказанные во время войны за независимость (адмирал Аагмес и его потомки, гробницы и надписи которых - главный источник истории эпохи). Аагмес I ходил возвращать Нубию, потерянную во время Гиксов. Аменготеп I, Тутмесы I и II распространили владения Е. от Евфрата до 3-го нильского водопада. Сестра Тутмесов Гатшепсу обратила внимание, между прочим, на торговые сношения. Прочно устроить государство, состоявшее из разнородных частей, не было, однако, возможности. Держать в повиновении Азию было особенно трудно, вследствие постоянно происходивших там этнографических переворотов. В Киликии, в Коммагене по верховьям Евфрата появились могущественные хеты, делившееся на массу мелких царств; к востоку от них - монархия Митанни, населенная, как думают, племенем, родственным древним обитателям Армении. Война не была, притом, специальностью египтян; они уже тогда прибегали в услугам наемников. Отсюда эфемерность их господства. Уже величайший из фараонов, Тутмес III (1503-1449), и его преемники, Аменготеп II, Тутмес IV и Аменготеп III должны были чуть не ежегодно ходить в Сирию и Нубию или для войны, или для сбора дани, или для укрощения мятежей; но они все-таки были еще в состоянии справляться с затруднениями и держать в руках царство от Тигра до 4-го водопада, получая дары и от Финикии с ее колониями, и от Нубии, и от Пунта, и от месопотамских владетелей. Читая прекрасный гимн в честь Тутмеса, обладателя вселенной, невольно вспоминаешь псалом 86. Сохранились и иллюстрации к этому гимну живопись гробницы Рехмара, где 4 страны света олицетворены четырьмя главными народами, приносящими дары фараону. Это было временем, когда в Е. стекалось много богатств и материальных, и духовных, в виде расширения кругозора и полезных заимствований, - но также и временем, с которого можно датировать начало упадка. Богатство скоплялось в руках царя и знати; на долю народа выпадали одни войны, которые он считал отвратительным занятием, свойственным только азиатам, вследствие чего и ставил их под покровительство богов Ваала и Решепа, заимствованных из Азии и сопоставленных с Сетом - египетским дьяволом. Богато одаряя храмы и увеличивая их число (так, Аменготеп I заложил Луксорский храм, Тутмес I - Карнакский, Гатшепсу - Дейр-эль-багри и т. д.), фараоны, сами того не предвидя, содействовали и без того быстрому росту могущества жрецов. Во время иноземного ига последние были представителями национального единства, а во время постоянных походов их влияние не встречало противовеса со стороны царя, который большею частью отсутствовал. Жречество захватило в свои руки разные стороны управления (напр. суд). Обладая огромными недвижимыми имуществами и деньгами, оно представляло силу, с которой приходилось постоянно считаться государству. Наконец, будучи свободно от податей и сделав из своих имуществ духовный день, под управлением "супруги бога", оно оказалось государством в государстве. Столкновение жречества и светской власти было только вопросом времени. Сначала цари пробовали избежать его, женясь на "супругах бога", которые, кажется, были в то время княгинями Фив; но потом пришлось обратиться к более радикальным мерам. Преемник Аменготепа III, Аменготеп IV, сделал попытку ввести религиозную реформацию, уничтожив и подвергнув гонению культ Аммоновой триады и, отчасти, других богов и введя новое учение, по которому творцом и промыслителем мира был объявлен солнечный диск, носивший древнее имя Атена и изображавшийся в виде солнца, лучи которого заканчивались кистями рук. Фараон переменил свое имя на Хунатен (сияние Атена), объявил себя жрецом Атена и выстроил для него храмы в Карнаке, а на месте нынешней Телль-эль-Амарны, в Среднем Е., основал для себя новую резиденцию Хутатен. Сюда были переведены из Фив присутственные места и, между прочим, государственный архив, заключавший в себе недавно найденную драгоценную дипломатическую переписку с фараоном подвластных ему сирийских царьков, а также письма царей Митанни и Вавилона, вступавших с Е. в родственные связи. Язык писем - вавилонский, нередко с примесями местных форм; пари Митанни писали клинописью, на своем непонятном для нас языке. Заставить египтян забыть богов, которым они поклонялись столько веков, и побороть сильное духовенство Хунатену не удалось. Его преемник Аи примирился с жрецами, а основатель новой 19 династии, Горемиб, официально восстановил культ Аммона. Во всей этой истории в выигрыше оказались одни только жрецы, как мученики за любимую народом веру; что же касается страны, то религиозные смуты. следовавшие за смертью Хунатена, еще на один шаг приблизили ее могущество к падению. Между тем и внешние условия успели измениться в неблагоприятную для Е. сторону. Северная Сирия превратилась из конгломерата мелких владений в сильное государство хетов, имевшее сходную с Е. организацию и явившееся серьезным противовесом его могуществу. "Великий царь" хетов сделался как бы сев. фараоном. Его авторитет распространился на всю Мал. Азию, в его войске стали служить все сев. Народы. Завладев долиной Оронта, хеты проникли до земли амореев, из-за которой и началась их борьба с Е. Уже Горемибу пришлось иметь с ними дело; ходил на них и Сети I, после смерти которого восстала Палестина, и следующему царю, знаменитому Рамзесу II (1348 - 1281), пришлось усмирять ее, воевать с хетами и заключить с ними мир на равных условиях, т. е. отказаться от гегемонии. С этих пор надолго прекращаются наступательные войны египтян. Остальную часть своего продолжительного царствования Рамзес употребил на постройку храмов и городов на СВ (Пифома и Рамесса) и в Нубии. Тяжесть работ, за отсутствием пленных, стала теперь обрушиваться на туземцев и на угнетаемых евреев. Царствование этого фараона, не блестящее извне и тягостное внутри, обязанное своей незаслуженной славой случайным обстоятельствам, оставило по себе печальные следы. При его преемнике Меренпта на Е. обрушилась серьезная опасность. Уже при Рамзесе II пираты, давно умножившиеся на Средиземном море, хозяйничали на границах Дельты, а после смерти царя они огромной массой обрушились на Е. Между ними встречаются имена, напоминающие ливийцев, а также, может быть, ахеян и тирренцев. Фараону удалось победить их, но это только на некоторое время освободило страну от дальнейших опустошений. Кажется, что в царствование того же фараона Е. поразил другой удар - еврейский исход, лишивший страну даровых работников и отторгнувший от нее южн. Сирию, тел более, что в ней около того же времени водворились сильные филистимляне. Смерть Меренпта дала сигнал к новым междоусобиям. На престоле сидели ничтожные цари; за них господствовали солдаты и иностранцы, все больше наводнявшие страну и даже достигшие престола в лице сирийца Арсу. Так шло дело, пока не воцарилась новая, XX дин., в лице Сетнехта и его сына Рамзеса III. Последний старался еще раз воскресить величие Е. Водворив внутренний порядок, он наказал ливийцев, опять засевших на границе, и отразил нападение на Египет пиратов, уничтоживших в своем напоре монархию хетов. Рамзес III также любил постройки, копируя в них и во всем другом Рамзеса II. Памятником ему служит храм Мединет-Абу в Фиванском некрополе. Если уже в это время Е. мог жить только воспоминаниями, то в последующий период (эпоха Рамессидов) он падал все больше и больше. Царствование следующих 9 Рамзесов замечательно только настроениями внутри, бессилием извне и дальнейшим развитием авторитета жрецов, которые, наконец, взошли на престол, в лице Гиргора, основателя XXI дин. Ливийцы машауаша (сокр. Ма), засевшие в отдельных областях Дельты, почувствовали себя, при слабых фараонах, почти самостоятельными. Произошло то самое, что потом повторилось в Риме и Византии: солдаты достигли престола. Сначала сидели на нем бубастидские владетели (XXII дин.), потом выступили на сцену другие вожди, не захотевшие повиноваться равным себе, и наступила т. наз. Додекархия. Фивы в это время снова приобрели характер духовного владения, управляемого "супругой бога" и признававшего царем только земного мужа последней. Эфиопия была потеряна; там водворилось другое царство, по египетскому образцу, но вполне теократическое. В эпоху Рамессидов и жрецов образовалось, в соседстве с Е., царство Давида и Соломона, ставшее, до известной степени, оплотом Е. против нового страшного врага - ассириян. Роли обоих великих народов переменились уже при Рамессидах: в 1110 г. фараон посылает дары Феглатфалассару, воевавшему в сев. Сирии. С этих пор Е. является душой коалиций против государств, ему опасных, и старается поддерживать междоусобия в Сирии. Последний фараон XXI дин., Писебханен, находил возможным, будучи родственником Соломона, оказывать гостеприимство врагу его дома, эдемскому царю Гададу; преемник его, основатель XXII дин., Шешонк I принял к себе Иеровоама и, воспользовавшись замешательствами, последовавшими за разделением Еврейского царства, вторгся в Палестину (ок. 940), взял и ограбил Иерусалим и много других городов, интересный список которых частью сохранился в Карнаке. Удержать за собой этих городов Е. не мог. Между тем эфиопы воспользовались разделением и слабостью Е.; их царь Пианхи без труда подчинил его; но управлять из отдаленной Напаты было трудно, и мелкие царьки продолжали усиливаться. Особенно между ними выделились саисские: Тефнахт и Бокхорис (Бокенранф). Последнему удалось даже объединить Дельту в сделаться первым и, вместе с тем, единственным фараоном XXIV дин. Он пал под ударами эфиопского царя Шабаки, объединившего под своею властью Е., но ставшего лицом к лицу с ассириянами, которым уже повиновалась тогда большая часть Азии. Его участие в коалиции против них кончилось поражением при Рафии и потерей обаяния Е. среди сирийцев. Преемникам его пришлось довольствоваться оборонительным положением. При Тахарке фараоне негрского происхождения, Ассаргаддон проник до Фив (674), освободил Е. от эфиопов, восстановил мелких царьков и принял титул "царя царей Мусура, Патроса и Куша". И ассириянам, однако, было трудно удерживать Е., тем более, что наиболее крупные из его владетелей - саисские - продолжали стремиться к верховенству и объединению Египта под своею властью. Воспользовавшись замешательствами в Азии, заключив союз с Лидией и наняв ионийских и карийских солдат, саисский владетель Псаметих I (664 - 610) не только освободил Египет, но и попытался начать завоевания в Палестине, чтобы укрепить восточную границу. Таково начало XXVI дин., имеющей большое значение в истории и известной нам более других. Фараоны сознавали, что страна нуждается в коренном преобразовании, что многие века смут стоили ей очень дорого, но видели спасение только в возвращении к старине. Начинается ортодоксальная тенденция в религии, архаистическая - в администрации, искусстве, языке, одним словом то, что ученые называют "египетским возрождением". Но снизу шло совершенно обратное движение. Благодаря необычайному наплыву иностранцев (евреев, греков, финикиян), началось скрещивание рас, столкновение культур, синкретизм религий. В то время, как правительство тщательно изгоняет из пантеона семитических богов, внизу начинается сопоставление финикийских и греческих божеств с египетскими; вверху насильно вводят орфографию в грамматику времен Хеопса, а в народе замечается уже полнейшее непонимание древнего языка и даже спорадическое употребление иностранных слов. Наконец, и само правительство не могло быть вполне последовательным, будучи не чисто египетского происхождения, имея греческих солдат, оказавших ему важные услуги, и нуждаясь в финикиянах для оживления торговли и мореходства (м. проч., по приказанию Нехао, желавшего соединить Чермное море с Нилом, они предприняли экспедицию вокруг Африки). Пристрастие к иностранцам было причиной того, что цари XXVI дин. не могли добиться у народа популярности. Внешние условия тоже им не благоприятствовали. Нехао пытался было продолжать завоевания в Палестине (609), но натолкнулся при Кархемыше на Навуходоносора, а его преемник Псаметих II (694-589), мечтавший вернуть Нубию, - на напатских фараонов, вернувших его за 1 водопад. Попытка следующего фараона Априса (Иахабра, 689-670) продолжать палестинскую политику, поддерживая Седекио протнв Навуходоносора, также не увенчались успехом и только свергнувшему Априса Аагмесу II (Амазис, 570-526) удалось покорить Кипр. Но уже в его царствование на Е. надвигалась грозная туча - только что родившаяся Персидская монархия. Летом 525 г. сын его. Псаметих III, сделался жертвой Камбиза.

Иноземное владычество не было новостью для Е., тем более, что персы сначала следовали политике, общей всем азиатским народам. В Дельте продолжали сидеть мелкие князьки, б. ч. ливийского происхождения и родственники последней дин. В управлении участвовали туземцы, занимая высокие должности; жрецы и храмы пользовались покровительством; один из них, Учагор, подобно Ездре был отпущен Дарием I в Е. для упорядочения религиозных дел. Дарий дал персидской политике новое направление, введя централизацию. В системе сатрапий Е. занял 7-ое место и платил 700 тал. дани. В Мемфис и пограничные города: Элефантину, Марею и Дафну помещены персидские гарнизоны, на содержание которых взыскивалось с туземцев 120 т. медимнов хлеба. Между тем у мелких династов, особенно саисских, стремление к независимости было, по-прежнему, сильно. Едва только Марафон поколебал обаяние персидской непобедимости, как в Е. начался ряд восстаний, продолжавшихся до сред. IV в. и нередко успешных, особенно благодаря содействию греков, основательно считавших египтян естественными своими союзниками. Эти восстания дали Е. еще несколько самостоятельных дин. (XXVIII - XXXI). Последним фараоном был Нектанеб II (367-360); при нем Е. сделался добычей Артаксеркса III, будучи еще раз страшно опустошен и окончательно ослаблен постоянными войнами. Последние сблизили египтян с греками, которые находили на берегах Нила радушный прием и путешествовали не только с военной, но и с научной целью, желая ознакомиться со страной премудрости и чудес и добраться до первоисточников науки, искусств и религии. Скоро пришлось им сделаться и господами Е. Через 17 лет после артаксерксова погрома Е. предался Александру Македонскому, который не делал различий между греками и туземцами. В Е. он пришел к мысли объявить себя богом - факт первостепенной исторической важности. Наконец, Александр создал в Е. новый центр культуры и эллинизма - Александрию, всемирное значение которой принадлежит уже не египетской истории. В первый период владычества Птолемеев Е. еще раз сделался центром мира. Не боясь внешних нападений более слабых врагов, его способные правители могли обратить внимание на развитие внутреннего благосостояния. Е. скоро оставил позади себя все эллинистические государства и расширил свои владения далеко на север и запад, господствуя над Киреной и Кипром и долгое время над Палестиной, Финикией, некоторыми местностями М. Азии и островами Эгейского моря. Развитие торговли и промышленности опять сделало Е. богатым и населенным. Но всеми выгодами пользовались греки; положение многострадальных туземцев оставалось крайне незавидным. К тому же богато одаренная династия скоро стала вырождаться; на престоле появлялись люди не только бездарные, но и порочные, руководимые еще более порочными женщинами. Двор из просвещеннейшего между эллинскими превратился в настоящий азиатский. Начались, вместе с тем, затруднения внутри и извне. Несколько раз восставали туземцы, под начальством потомков своихдинастов и эфиопских фараонов. Египтянам еще раз удалось иметь туземную династию (XXXIII), в лице фараонов Гармахиса и Анхту, сидевших в Фивах, которые, будучи унижены и заброшены, теперь еще раз напомнили о себе и спели лебединую песнь древнему Египту. В 85 году их взял и разрушил Птолемей VIII Лафур. Но и его потомкам недолго пришлось господствовать над Е. Потеряв все внешние владения, кроме Кипра, они столкнулись с римлянами и сделались их вассалами. В 31 г. до Р. Х. Египет превратился в римскую провинцию.

Б. Тураев.

Единорог,

также инрог (у Плиния mоnokeros, в библии рээм) баснословное животное, о котором древние писатели, классические и еврейские, говорят как о звере, действительно существующем. Плиний описывает Е. как животное, имеющее голову оленя, ноги слона, хвост кабана, общую форму лошади и прямой черный рог посреди лба в 2 локтя длины; его родина - страна индусов-ареев и центральная Африка. Немаловажную роль играл Е. и в средневековых легендах и сказках; на нем ездили волшебники и волшебницы; он убивал всякого человека, который ему попадался навстречу; только чистая дева могла его укротить и тогда он делался ручным. В русск. азбуковниках XVI - XVII в. Е. изображается так: "зверь подобен есть коню, страшен и непобедим, промеж ушию имать рог велик, тело его медяно, в розе имать всю силу. И внегда гоним, возбегнет на высоту и ввержет себя долу, без накости пребывает. Подружия себе не имать, живет 532 лета. И егда скидает свой рог вскрай моря и от него возрастает червь; а от того бывает зверь единорог. А старый зверь без рога бывает не силен, сиротеет и умирает". Рог Е. (под видом которого большею частью сбывался клык нарвала, вывозимый норвежцами и датчанами из полярных стран) употреблялся на разные изделия, напр., на скипетры в посохи, и ценился весьма дорого, особенно потому, что считался чудесным целительным средством в разных болезнях - от лихорадки, огневой (горячка), от морового поветрия, черной немочи, от укушения змеи, а также средством, предохраняющим от порчи. Бер писал, что московский царский скипетр, взятый поляками "из цельной кости Е., осыпанный яхонтами, затмевал все драгоценное в мире". Маскевич в 1614 г. сообщал, что полякам за службу выдали в Москве две или три кости Е.; Адам Жолкевский удивился, увидав, какие громадные Е. находились в Москве, и заметил, что цельного рога в иных государствах он никогда не видывал, а такой, как початый моск. рог, ценили купцы в 200000 золотых угорских. Другие сведения об этих моск. драгоценностях см. в "Чтениях общ. ист. и древн." 1847 г. ? 3 (сообщения Маржерета, смесь), в "Собр. грам. в догов." т. Ill; стр. 63 - 65, 98, и в "Дополн. к Актам Историч." т. IV стр. 81 и т. VI стр. 323. Для употребления в лекарство рог Е. терли. Изображения Е., попадающиеся на древнеегипет. памятниках и на свалах южн. Африки, суть нечто иное, как изображения антилоп с прямыми рогами (напр., Antilopa leuc. oryx, или Beiza), которые, нарисованные в профиль и без всякого представления о перспективе, должны были казаться однорогими. - Как геральдическая фигура, Е. вошел в герб Англии и в герб русск. велик, князей - внуков императора.

Ежевика.

Под этим именем смешивают в разных местах России несколько видов рода малинника (Rubus), главным образом два: R. caesius L. и R. fruticosus L. Наши авторы ежевикою называют первый из названных видов, а второй - куманикою; другие поступают обратно, называя первый из названных видов ожиною (по-малоросс.). Это малинники с черными плодами. Оба представляются в виде полукустарников, стебли и побеги которых усажены шипами; стеблевые побеги у них гибкие, то приподнимающиеся, то лежачие; y R. c. листья тройчатые, нижние иногда даже с 5-ю листочками; у R. f. - состоят из 5 и 7 листочков. У R. с. плоды черные с сизым налетом, отчего они называются местами бирюзою, у R. f. налета нет. Сок плодов темно-красный; вкус кислый, слегка смолистый; в южных странах эти плоды сладковаты. Идут на варенье. Оба вида распространены очень сильно в умеренных и теплых странах Европы до Скандинавии и западной части Архангельской губ. включительно. На Кавказе эти виды, особенно R. f., необыкновенно разрастаются, образуя непроходимые заросли вместе с другими кустарниками. В европейском плодоводстве Е. не имеет значения, но в Америке разводится на обширных площадях, как рыночная ягода. Американские сорта; низкорослые - Crystal white (с белыми ягодами), Golden Cap (с темно-желтыми и Seneca black и Garden black (с черными, как большая часть сортов Е.); некоторые из них (Philadelphia, Kirtland, Arnolds hybride и др.) помесь с малиной, наилучший же сорт - Lawton (New Rochelle) можно рекомендовать для культуры в южных губ. Разводится Е. семенами (высеваемыми осенью), черенками, корневыми отпрысками (необильными) и отводками, преимущественно на глинисто-известковой глубокой почве, не богатой перегноем, при солнечном, защищенном, местоположении; меры ухода - прореживание и обрезка плетей, а равно своевременная подвязка.

А. Б. и В. С.

Еж

представитель особого семейства насекомоядных млекопитающих (Insectivora). Характерный признак этого семейства (Erinacei) присутствие игл или щетины на спине, между более или менее густыми волосами. В большинство случаев 5 пальцев, как на передних, так и на задних ногах; реже на задних только 4 пальца. В черепе замечательны полная скуловая дуга и хорошо развитой костный пузырь (bulla ossea) барабанной кости. Коренные зубы с кругловатыми бугорками, задние в поперечном разрезе квадратной формы. Большеберцовая и малоберцовая кости сросшиеся. Виды этого семейства водятся в Европе, Азии и Африке. У обыкновенного европейского ежа (Erinaceus europaeus L.) 36 зубов: резцов 3/2, клыков 7/5. Два внутренних резца в верхней и нижней челюстях очень длинные; клыки неотличимы; из коренных зубов вверху пять, внизу четыре задних многобугорчатые, остальные однобугорчатые. Покрытое иглами тело вполне свертывается в шар. Свертывание это производится деятельностью особенно развитой круговой подкожной мышцы (m. orbicularis panniculi), которая, начинаясь от носовых и лобных костей, широким поясом окружает тело с боков и при сгибании головы и хвоста играет роль замыкающей мышцы (сфинктера), стягивающей кожу к центру брюшной поверхности; при этом голова, ноги и хвост плотно прижимаются к брюху и прикрываются натянутою кожей, а иглы растопыриваются, так что на поверхности шара не остается голого места. Е. свертывается в шар при всякой опасности, и в таком же положении он спит. Морда короткая и острая; хвост короткий, покрытый волосами. Иглы тонкие, с 24 - 25-ю продольными бороздами, желтоватые, по середине и к верхушки темнокоричневые; брюшная сторона тела, покрытая волосами и щетиною, ржаво-желтого или серо-бурого цвета. Общая длина тела 25 - 30 см., из которых 2, 5 см. приходятся на хвост; высота в загривке 12 - 15 стм. Европейский Е. водится во всей Европе, до 61ё 63ё с. ш., на восток до Урала и Кавказа; в Малой Азии до Палестины; в Альпах он доходит до 2000, на Кавказе до 3000 метров над уровнем моря. Местопребывание его - поля, рощи, сады, заросли кустарников и бурьяна. Е. держится исключительно на земле; движения его довольно медленны и неуклюжи; ступает на всю подошву. Между чувствами первое место занимает обоняние) затем слух; зрение не сильно. Душевные способности стоят на низкой степени. Живут ежи одиночками или парами, и ведут ночной образ жизни; в ямах или в чаще кустов устраивают они себе логовище из листьев в травы, где и проводят день. Иногда они вырывают себе норы. Самка иногда живет в одном жилище с самцом, иногда приготавливает себе отдельное. Питается Е. главным образом насекомыми, но также червями, улитками, мышами, змеями, при случае даже маленькими птичками; ест также плоды. Истреблением мышей и ядовитых змей Е. приносит пользу человеку; утверждают, что для него самого укушение гадюки безвредно. Спаривание совершается от конца марта до начала июня; после 7-ми недельной беременности самка мечет, в особо приготовленном, мягко выстланном гнезде, 3 - 6, редко 8, слепых детенышей. При рождении детеныши имеют 6, 5 см. длины, белого цвета, и почти совершенно голые. Маленькие, белые иглы плотно прилегают к спине и выступают лишь на вторые сутки после рождения. Полной зрелости ежи достигают лишь на второй год жизни. На зиму Е. строит себе обширное гнездо в виде кучи листьев, сена, мха в т. п.; сухие листья он собирает, валяясь по земле и натыкая их на свои иглы. В этом гнезде он при наступлении морозов впадает в зимнюю спячку, не прерывающуюся до весны. Е. живет 8 - 10 лет. Главные его враги лисица и филин. К неволе он привыкает очень быстро. - Длинноухий Е., дзара (Е. auritus Pall.) водится в Средней Азии, начиная от Волги и до Байкала. Он несколько меньше нашего ежа, отличается более длинными ушами (длиннее половины головы) и более коротким хвостом. Брюхо покрыто мягкою белою шерстью. Иглы шероховатые, с 20 - 22 продольными бороздками. Другие виды ежей живут в Индии и в Африке; некоторые из них имеют на задних ногах только 4 пальца. Другой род семейства ежей, Gymnura, водящийся на Зондских островах и на Малаккском полуострове, имеет коренные зубы такой же формы, но отличается числом зубов - 44 (резц. 3/3, кл. 1/1, кор. 7/7), ясно отличаемыми клыками, длинной мордой, не свертывающимся телом, усаженным на спине отдельными щетинками, но без игл, и длинным, чешуйчатым хвостом.

В. Ф.

Екатерина II,

императрица всероссийская (28 июня 1762 - 6 ноября 1796 г.). Ее царствование - одно из замечательнейших в русской истории; и темные и светлые стороны его имели громадное влияние на последующие события, особенно на умственное и культурное развитие страны. Супруга Петра III, урожденная принцесса Ангальт-Цербтская (род. 24 апреля 1729), от природы одарена была великим умом, сильным характером; напротив, ее муж был человек слабый, дурно воспитанный. Не разделяя его удовольствий, Е. отдалась чтению и скоро от романов перешла к книгам историческим и философским. Вокруг нее составился избранный кружок, в котором наибольшим доверием Е. пользовались сначала Салтыков, а потом Станислав Понятовский, впоследствии король польский, отношения ее к императрице Елизавете не отличались особенною сердечностью: когда у Е. родился сын, Павел, императрица взяла ребенка к себе и редко дозволяла матери видеть его. 25 декабря 1761 г. умерла Елизавета; со вступлением на престол Петра III положение Е. стало еще хуже. Переворот 28 июня 1762 г. возвел Е. на престол. Суровая школа жизни и громадный природный ум помогли Е. и самой выйти из весьма затруднительного положения, и вывести из него Россию. Казна была пуста; монополия давила торговлю и промышленность; крестьяне заводские и крепостные волновались слухами о свободе, то и дело возобновлявшимися; крестьяне с западной границы бежали в Польшу. При таких обстоятельствах вступила Е. на престол, права на который принадлежали ее сыну. Но она понимала, что этот сын сделался бы на престоле игрушкою партий, как Петр II. Регентство было делом непрочным. Судьба Меншикова, Бирона, Анны Леопольдовны у всех была в памяти. - Проницательный взгляд Е. одинаково внимательно останавливался на явлениях жизни как дома, так и за границею. Узнав, через два месяца по вступлении на престол, что знаменитая франц. энциклопедия осуждена парижским парламентом за безбожие и продолжение ее запрещено, Е. предложила Вольтеру и Дидро издавать энциклопедию в Риге. Одно это предложение склонило на сторону Е. лучшие умы, дававшие тогда направление общественному мнению во всей Европе. Осенью 1762 г. Е. короновалась и пробыла зиму в Москве. Летом 1764 г. подпоручик Мирович задумал возвести на престол Иоанна Антоновича, сына Анны Леопольдовны и Антона-Ульриха Брауншвейгского, содержавшегося в шлиссельбургской крепости. Замысел не удался - Иоанн Антонович, во время попытки к его освобождению, был застрелен одним из караульных солдат: Мирович был казнен по приговору суда.

В 1764 г. кн. Вяземскому, посланному усмирять крестьян, приписанных к заводам, велено было исследовать вопрос о выгоде вольного труда пред наемным. Тот же вопрос предложен был вновь учрежденному экономическому обществу. Прежде всего предстояло решить вопрос о монастырских крестьянах, принявший особенно острый характер еще при Елизавете. Елизавета в начале своего царствования возвратила имения монастырям и церквам, но в 1757 г. и она, с окружавшими ее сановниками, пришла к убеждению в необходимости передать управление церковными имуществами в светские руки. Петр III приказал исполнить предначертание Елизаветы и передать управление церковными имуществами коллегии экономии. Описи монастырских имуществ производились, при Петре III, крайне грубо. При вступлении Е. II на престол архиереи подали ей жалобы и просили о возвращении им управления церковными имуществами. Е., по совету Бестужева-Рюмина, удовлетворила их желание, отменила коллегию экономии, но не оставила своего намерения, а только отложила его исполнение; она тогда же распорядилась, чтобы комиссия 1757 г. возобновила свои занятия. Приказано было произвести новые описи монастырским и церковным имуществам; но и новыми описями духовенство было недовольно; против них особенно восстал ростовский митроп. Арсений Мацеевич. В донесении к синоду он выражался резко, произвольно толкуя церковно-исторические факты, даже искажая их и делая оскорбительные для Е. сравнения. Синод представил дело императрице, в надежде (как думает Соловьев), что Е. и на этот раз выкажет свою обычную мягкость. Надежда не оправдалась: донесение Арсения вызвало такое раздражение в Е., какого не замечали в ней ни прежде, ни после. Она не могла простить Арсению сравнение ее с Юлианом и Иудою и желание выставить ее нарушительницей ею своего слова. Арсений был приговорен к ссылке в Архангельскую епархию, в Николаевский Корельский монастырь, а затем, вследствие новых обвинений - к лишению монашеского сана и пожизненному заточению в Ревеле. Характеристичен и для Екатерины следующий случай из начала ее царствования. Докладывалось дело о дозволении евреям въезжать в Россию. Е. сказала, что начать царствование указом о свободном въезде евреев было бы плохим средством успокоить умы; признать въезд вредным - невозможно. Тогда сенатор князь Одоевский предложил взглянуть, что написала императрица Елизавета на полях такого же доклада. Е. потребовала доклад и прочла: "от врагов Христовых не желаю корыстной прибыли". Обратясь к генералпрокурору, она сказала: "Я желаю, чтоб это дело было отложено".

Увеличение числа крепостных крестьян посредством громадных раздач фаворитам и сановникам населенных имений, утверждение крепостного права в Малороссии, всецело ложатся темным пятном на память Е. Не следует, однако, упускать из виду, что малоразвитость русского общества сказывалась в то время на каждом шагу. Так, когда Е. задумала отменить пытку и предложила эту меру Сенату, сенаторы выказали опасение, что в случае отмены пытки никто, ложась спать, не будет уверен, жив ли он встанет поутру. Поэтому Е., не уничтожая пытки гласно, разослала секретное предписание, чтобы в делах, где употреблялась пытка, судьи основывали свои действия на Х главе Наказа, в которой пытка осуждена, как дело жестокое и крайне глупое. В начале царствования Е. II возобновилась попытка создать учреждение, напоминавшее верховный тайный совет или заменивший его Кабинет, в новой форме, под именем постоянного совета императрицы. Сочинителем проекта был граф Панин. Ген. - фельдцейхмейстер Вильбуа написал императрице: "я не знаю, кто составитель этого проекта, но мне кажется, как будто он под видом защиты монархии, тонким образом более склоняется к аристократическому правлению". Вильбуа был прав; но Е. и сама понимала олигархический характер проекта. Она его подписала, но держала под сукном и он никогда не был обнародован. Таким образом идея Панина о совете из шести постоянных членов осталась одною мечтою; частный совет Е. всегда состоял из сменяющихся членов. Зная, как переход Петра III на сторону Пруссии раздражил общественное мнение, Екатерина приказала русским генералам соблюдать нейтралитет и этим способствовала прекращению войны. Внутренние дела государства требовали особенного внимания: более всего поражало отсутствие правосудия. Е. по этому поводу выражалась энергично: "лихоимство возросло до такой степени, что едва ли есть самое малое место правительства, в котором бы суд без заражения сей язвы отправлялся; ищет ли кто место - платит; защищается ли кто от клеветы обороняется деньгами; клевещет ли кто на кого - все хитрые происки свои подкрепляет дарами". Особенно поражена была Е., узнав, что в пределах нынешней Новгор. губ. брали с крестьян деньгами за приведение их в присяге на верность ей. Такое положение правосудия заставило Е. созвать, в 1766 г., комиссию для издания Уложения. Этой комиссии Е. вручила Наказ, которым она должна была руководствоваться при составлении Уложения. Наказ был составлен на основании идей Монтескье и Беккарии. Дела польские, возникшие из них первая турецкая война и внутренние смуты приостановили законодательную деятельность Е. до 1775 г. Польские дела вызвали разделы и падение Польши: по первому разделу 1773 г. Россия получила нынешние губернии Могилевскую, Витебскую, часть Минской, т. е. большую часть Белоруссии. Первая турецкая война началась в 1768 г. и кончилась миром в Кучук-Кайнарджи, который был ратификован в 1775 г. По этому миру Порта признала независимость крымских в буджакских татар; уступила России Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн; открыла русским кораблям свободный ход из Черного моря в Средиземное; даровала прощение христианам, принявшим участие в войне; допустила ходатайство России по делам молдавским. Во время первой турецкой войны в Москве свирепствовала чума, вызвавшая чумный бунт; на востоке России разгорелся еще более опасный бунт, известный под названием Пугачевщины. В 1770 г. чума из армии проникла в Малороссию; весною 1771 г. она появилась в Москве; главнокомандующий (по нынешнему - генерал-губернатор) граф Салтыков оставил город на произвол судьбы. Отставной генерал Еропкин принял на себя добровольно тяжелую обязанность охранять порядок и предупредительными мерами ослабить чуму. Обыватели не исполняли его предписаний и не только не сжигали одежды и белья с умерших от чумы, но скрывали самую смерть их и хоронили на задворках. Чума усиливалась: в начале лета 1771 г. ежедневно умирало по 400 человек. Народ в ужасе толпился у Варварских ворот, перед чудотворной иконой. Зараза от скучивания народа, конечно, усиливалась. Тогдашний московский архиепископ Амвросий, человек просвещенный, приказал снять икону. Немедленно распространился слух, что архиерей, заодно с лекарями, сговорился морить народ. Обезумевшая от страха невежественная и фанатическая толпа умертвила достойного архипастыря. Пошли слухи, что мятежники готовятся зажечь Москву, истребить лекарей и дворян. Еропкину, с несколькими ротами, удалось, однако, восстановить спокойствие. В последних числах сентября в Москву прибыл граф Григорий Орлов, тогда самое близкое лицо к Е.: но в это время чума уже ослабевала и в октябре прекратилась. От этой чумы в одной Москве погибло 130000 человек.

Пугачевский мятеж подняли яицкие казаки, недовольные переменами в их казацком быту. В 1773 г. донской казак Емельян Пугачев принял имя Петра III и поднял знамя бунта. Екатерина поручила усмирение мятежа Бибикову, который сразу понял сущность дела; важен не Пугачев, сказал он, важно общее неудовольствие. К яицким казакам и к бунтовавшим крестьянам присоединились башкиры, калмыки, киргизы. Бибиков, распоряжаясь на Казани, двинул со всех сторон отряды в места более опасные; кн. Голицын освободил Оренбург, Михельсон - Уфу, Мансуров - Яицкий городок. В начале 1774 г. бунт стал утихать, но Бибиков умер от изнеможения и мятеж разгорелся вновь: Пугачев овладел Казанью и перебросился на правый берег Волги. Место Бибикова занял гр. П. Панин, но не заменил его. Михельсон разбил Пугачева под Арзамасом и загородил ему путь к Москве. Пугачев бросился на юг, взял Пензу, Петровск, Саратов и везде вешал дворян. Из Саратова он двинулся к Царицыну, но был отбит и под первым Яром снова был разбит Михельсоном. Когда к войску прибыл Суворов, самозванец чуть держался и был вскоре выдан своими сообщниками. В январе 1776 г. Пугачев был казнен в Москве. С 1776 г. возобновилась законодательная деятельность Е. II, вполне, впрочем, и перед тем не прекращавшаяся. Так, в 1768 г. упразднены были коммерческие и дворянские банки и учрежден так называемый ассигнационный или разменный банк. В 1775 г. прекращено было существование Запорожской сечи, и без того клонившейся к падению. В том же 1775 г. начато преобразование провинциального управления. Издано было учреждение для управления губерний, которое вводилось целые двадцать лет: в 1775 г. оно началось с Тверской губ. и кончилось в 1796 г. учреждением Виленской губ. Таким образом реформа провинциального управления, начатая Петром Вел., выведена была Е. из хаотического состояния и закончена ею. В 1776 г. Е. повелела в прошениях слово раб заменить словом верноподданный. К концу первой турецкой войны получил особенно важное значение Потемкин, стремившийся к великим делам. Вместе с своим сотрудником, Безбородко, он составил проект, известный под названием греческого. Грандиозность этого проекта - разрушив Оттоманскую порту, восстановить Греческую империю, на престол которой возвести Константина Павловича - понравилась Е. Противник влияния и планов Потемкина, граф Н. Панин, воспитатель цесаревича Павла и президент коллегии иностранных дел, чтобы отвлечь Е. от греческого проекта, поднес ей проект вооруженного нейтралитета, в 1780 г. Вооруженный нейтралитет имел целью оказать покровительство торговле нейтральных государств во время войны и направлен был против Англии, что было невыгодно для планов Потемкина. Преследуя свой широкий и бесполезный для России план, Потемкин подготовил крайне полезное и необходимое для России дело присоединение Крыма. В Крыму, с признания его независимости, волновались две партии - русская и турецкая. Их борьба дала повод занять Крым и Кубанскую область. Манифестом 1783 г. объявлено присоединение Крыма и Кубанской области к России. Последний хан Шагин-Гирей отправлен был в Воронеж; Крым переименован в Таврическую губ.; набеги крымцев прекратились. Предполагают, что вследствие набегов крымцев Великая и Малая Россия в часть Польши, с XV в. до 1783 г., лишилась от 3-х до 4х миллионов народонаселения: пленников обращали в рабов, пленницы наполняли гаремы или становились, как рабыни, в ряды женской прислуги. В Константинополе, у мамелюков кормилицы, няньки были русские. В XVI, XVII и даже в XVIII вв. Венеция и Франция употребляли закованных в кандалы русских рабов, купленных на рынках Леванта, в качестве работников на галерах. Благочестивый Людовик XIV старался только о том, чтобы эти рабы не оставалась схизматиками. Присоединение Крыма положило конец позорной торговле русскими рабами (см. В. Ламанского, в "Ист. Вестнике" 1880 г: "Могущество турок в Европе"). Вслед затем Ираклий II, царь Грузии, признал протекторат России. 1785 год ознаменовав двумя важными законодательными актами: Жалованной грамотой дворянству и Городовым положением. Уст. о народных училищах 15 августа 1786 г. осуществлен был только в малых размерах. Проекты об основании университетов в Пскове, Чернигове, Пензе и Екатеринославе были отложены. В 1783 г. основана была Российская академия, для изучения родного языка. Основанием институтов положено было начало образованию женщин. Учреждены воспитательные дома, введено оспопрививание, снаряжена экспедиция Палласа для изучения отдаленных окраин. Враги Потемкина толковали, не понимая важности приобретения Крыма, что Крым и Новороссия не стоят потраченных на их устройство денег. Тогда Е. решилась сама осмотреть вновь приобретенный край. Сопровождаемая послами австрийским, английским и французским, с громадною свитою, в 1787 г., она отправилась в путешествие. Архиеп. могилевский, Георгий Конисский, в Мстиславле встретил ее речью, которая славилась современниками, как образец красноречия. Весь характер речи определяется ее началом: "Оставим астрономам доказывать, что земля около солнца обращается: наше солнце вокруг нас ходит". В Каневе встретил Е. Станислав Понятовский, король польский; близ Кейдан- имп. Иосиф II. Он с Е. положил первый камень с. Екатеринослава, посетил Херсон и осмотрел только что созданный Потемкиным черноморский флот. Во время путешествия Иосиф замечал театральность в обстановки, видел, как наскоро сгоняли народ в якобы строящиеся селения; но в Херсоне он увидел настоящее дело - и отдал справедливость Потемкину. Вторая турецкая война при Е. II ведена была, в союзе с Иосифом II, с 1787 по 1791 г. В 1791 г., 29 декабря, заключен был мир в Яссах. За все победы Россия получила только Очаков, да степь между Бугом и Днепром. В то же время шла, с переменным счастьем, война с Швецией, объявленная Густавом III в 1789 г. Она окончилась 3 авг. 1790 г. Верельским миром, на основании status quo. Во время 2-ой турецкой войны произошел переворот в Польше: 3 мая 1791 г. обнародована была новая конституция, что повело ко второму разделу Польши, в 1793 г., а затем и к третьему, в 1795 г. По второму разделу Россия получила остальную часть Минской губ., Волынь и Подолию, по 3-ему - Гродненское воеводство и Курляндию. В 1796 т., в последнем голу царствования Е., граф Валериан Зубов, назначенный главнокомандующим в походе против Персии, покорил Дербент и Баку; успехи его остановлены были смертью Е. Последние годы царствования Е. II омрачились, с 1790 г., реакционным направлением. Тогда разыгралась французская революция, и с нашей домашней реакцией вступила в союз реакция общеевропейская, иезуитско-олигархическая. Агентом и орудием ее был последний любимец Е., князь Платон Зубов, вместе с братом, графом Валерианом. Европ. реакции хотелось втянуть Россию в борьбу с революционной Францией - борьбу, чуждую прямым интересам России. Е. говорила представителям реакции любезные слова и не давала ни одного солдата. Тогда усилились подкопы под трон Е.; возобновились обвинения, что она незаконно занимает престол, принадлежащий Павлу Петровичу. Есть основания предполагать, что в 1790 г. готовилась попытка возвести Павла Петровича на престол. С этой попыткой, вероятно, соединена высылка из Петербурга принца Фридриха Вюртембергского. Домашняя реакция тогда же обвиняла Е. якобы в чрезмерном свободомыслии. Основанием обвинения служило, между прочим, дозволение переводить Вольтера и участие в переводе Велизария, повести Мармонтеля, которую находили антирелигиозной, ибо в ней не указано различия между добродетелью христианской и языческой. Екатерина состарилась, прежней отважности в энергии почти не было и следа и вот, при таких обстоятельствах, в 1790 г. является книга Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву", с проектом освобождения крестьян, как бы выписанным из выпущенных статей ее Наказа. Несчастный Радищев был наказан ссылкою в Сибирь. Может быть, эта жестокость была результатом опасения, что исключение из Наказа статей об освобождении крестьян сочтут за лицемерие со стороны Е. В 1792 г. посажен в Шлиссельбург Новиков, столь много послуживший русскому просвещению. Тайным мотивом этой меры были сношения Новикова с Павлом Петровичем. В 1793 г. жестоко потерпел Княжнин за свою трагедию "Вадим". В 1795 г, даже Державин подвергся подозрению в революционном направлении, за переложение 81 псалма, озаглавленное "Властителям и Судьям". Так кончилось поднявшее национальный дух просветительное царствование Е. Второй, этого великого мужа (Catherine le grand). Несмотря на реакцию последних лет, название просветительного останется за ним в истории. С этого царствования в России начали сознавать значение гуманных идей, начали говорить о праве человека мыслить на благо себе подобных.

Мы почти не коснулись слабостей Е. Второй, припоминая слова Ренана: "серьезная история не должна придавать слишком большого значения нравам государей, если эти нравы не имели большого влияния на общий ход дел. При Е. вредно было влияние Зубова, но только потому, что он был орудием вредной партии.

Литература. Труды Колотова, Сумарокова, Лефорта - панегирики. Из новых более удовлетворительно соч. Брикнера. Очень важный труд Бильбасова не окончен; порусски вышел всего один том, по-немецки два. С. М. Соловьев в XXIX т. своей истории России остановился на мире в Кучук-Кайнарджи. Иностранные сочинения Рюльера и Кастера не могут быть обойдены только по незаслуженному к ним вниманию. Из бесчисленных мемуаров особенно важны мемуары Храповицкого (лучшее издание - Н. П. Барсукова). См. новейшее соч. Waliszewski: "Le Roman d\'une imperatrice". Сочинения по отдельным вопросам указываются в соответственных статьях. Чрезвычайно важны издания Императорского исторического общества.

Е. Белов.

Одаренная литературным талантом, восприимчивая и чуткая к явлениям окружающей жизни, Е. принимала деятельное участие и в литературе своего времени. Возбужденное ею литературное движение было посвящено разработке просветительных идей XVIII века. Мысли о воспитании, вкратце изложенныев одной из глав "Наказа", впоследствии были подробно развиты Е. в аллегорических сказках: "О царевиче Хлоре" (1781) и "О царевиче Февее" (1782), а главным образом в "Инструкции кн. Н. Салтыкову", данной при назначении его воспитателем вел. князей Александра и Константина Павловичей (1784). Педагогические идеи, выраженные в этих сочинениях, Е. преимущественно заимствовала у Монтеня и Локка: у первого она взяла общий взгляд на цели воспитания, вторым она пользовалась при разработке частностей. Руководясь Монтенем, Е. выдвинула на первое место в воспитали нравственный элемент - вкоренение в душе гуманности, справедливости, уважения к законам, снисходительности к людям. В то же время она требовала, чтобы умственная и физическая стороны воспитания получали надлежащее развитие. Лично ведя воспитание своих внуков до семилетнего возраста, она составила для них целую учебную библиотеку. Для великих князей были написаны Е. и "Записки касательно российской истории". В чисто беллетристических сочинениях, к которым принадлежат журнальные статьи и драматические произведения, Е. является гораздо более оригинальною, чем в сочинениях педагогического и законодательного характера. Указывая на фактические противоречия идеалам, существования в обществе, ее комедии и сатирические статьи должны были в значительной мере содействовать развитию общественного сознания, делая более понятными важность и целесообразность предпринимаемых ею реформ.

Начало публичной литературной деятельности Е. относится к 1769 г., когда она явилась деятельною сотрудницею и вдохновительницею сатирического журнала: "Всякая Всячина". Покровительственный тон, усвоенный "Всякою Всячиною" по отношению к другим журналам, и неустойчивость ее направления вскоре вооружили против нее почти все тогдашние журналы; главным противником ее явился смелый и прямой "Трутень", Н. И. Новикова. Резкие нападки последнего на судей, воевод и прокуроров сильно не нравились "Всякой Всячине"; кем велась в этом журнале полемика против "Трутня" - нельзя сказать положительно, но достоверно известно, что одна из статей, направленных против Новикова, принадлежит самой императрице. В промежутке от 1769 до 1788 года, когда Е. снова выступила в роли журналиста, ею было написано пять комедий, и между ними лучшие ее пьесы: "О время" и "Именины госпожи Ворчалкиной". Чисто литературные достоинства комедий Е. невысоки: в них мало действия, интрига слишком несложна, развязка однообразна. Написаны они в духе и по образцу французских современных комедий, в которых слуги являются более развитыми и умными, чем их господа. Но вместе с тем в комедиях Е. выводятся на посмеяние чисто русские общественные пороки и являются русские типы. Ханжество, суеверие, дурное воспитание, погоня за модою, слепое подражание французам - вот темы, которые разрабатывались Е. в ее комедиях. Темы эти были намечены уже ранее нашими сатирическими журналами 1769 г. и, между прочим, "Всякою Всячиной"; но то, что в журналах представлялось в виде отдельных картин, характеристик, набросков, в комедиях Е. получило более цельный и яркий образ. Типы скупой и бессердечной ханжи Ханжахиной, суеверной сплетницы Вестниковой в комедии "О время", петиметра Фирлюфюшкова и прожектера Некопейкова в комедии "Именины г-жи Ворчалкиной" принадлежат к числу наиболее удачных в русской комической литературе прошлого столетия. Вариации этих типов повторяются и в остальных комедиях Е.

К 1783 г. относится деятельное участие Е. в "Собеседнике любителей российского слова", издававшемся при академии наук, под редакцией княгини Е. Р. Дашковой, Здесь Е. поместила ряд сатирических статеек, озаглавленных общим именем "Былей и Небылиц". Первоначальною целью этих статеек было, по-видимому, сатирическое изображение слабостей и смешных сторон современного императрице общества, причем оригиналы для таких портретов нередко брались государынею из среды приближенных к ней лиц. Скоро, однако, "Были и Небылицы" стали служить отражением журнальной жизни "Собеседника". Е. была негласным редактором этого журнала; как видно из переписки ее с Дашковой, она прочитывала еще в рукописи многие из статей, присылавшихся для помещения в журнале; некоторые из этих статей задевали ее за живое: она вступала в полемику с их авторами, нередко вышучивала их. Для читающей публики не было тайной участие Е. в журнале; по адресу сочинителя "Былей и Небылиц" нередко присылались статьи и письма, в которых делались довольно прозрачные намеки. Государыня старалась по возможности сохранить хладнокровие и не выдать своего инкогнито; раз только, разгневанная "дерзкими и предосудительными" вопросами Фонвизина, она настолько ярко выразила свое раздражение в "Былях и Небылицах", что Фонвизин счел необходимым поспешить с покаянным письмом.

Кроме "Былей и Небылиц", государыня поместила в "Собеседнике" несколько мелких полемических и сатирических статеек. по большей части осмеивавших напыщенные сочинения случайных сотрудников "Собеседника" Любослова и графа С. П. Румянцева. Одна из таких статей ("Общества незнающих ежедневная записка"), в которой кн. Дашкова увидела пародию на заседания только что тогда основанной, по ее мысли, российской акд., послужила поводом к прекращению участия Е. в журнале. В последующие годы (1785-1790) Е. написала 13 пьес, не считая драматических пословиц на французском языке, предназначавшихся для эрмитажного театра. Масоны уже давно привлекали внимание Е. Если верить ее словам, она дала себе труд подробно ознакомиться с громадною масонскою литературою, но не нашла в масонстве ничего, кроме "сумасбродства". Пребывание в СПб. (в 1780 г.) Калиостро, о котором она выражалась как о негодяе, достойном виселицы, еще более вооружило ее против масонов. Получая тревожные вести о все более и более усиливавшемся влиянии моск. масонских кружков, видя среди своих приближенных многих последователей и защитников масонского учения, государыня решила бороться с этим "сумасбродством" литературным оружием, и в течение двух лет (1785-86) написала, одну за другой, три комедии ("Обманщик", "Обольщенный" и "Шаман Сибирский"), в которых осмеивала масонство. Только в комедии "Обольщенный" встречаются, однако, жизненные черты, напоминающие моск. масонов. "Обманщик" направлен против Калиостро. В "Шамане Сибирском" Е., очевидно незнакомая с сущностью масонского учения, не задумалась свести его на один уровень с шаманскими фокусами. Несомненно, что сатира Е. не оказала большого действия: масонство продолжало развиваться, и, чтобы нанести ему решительный удар, государыня прибегла уже не к кротким способам исправления, как называла она свою сатиру, а к крутым и решительным административным мерам.

К указанному времени, по всей вероятности, относится и знакомство Е. с Шекспиром, во франц. или немецких переводах. Она переделала для русской сцены "Виндзорских кумушек", но переделка эта вышла крайне слабой и весьма мало напоминает подлинного Шекспира. В подражание историческим его хроникам, она сочинила две пьесы из жизни древних русских князей - Рюрика и Олега. Главное значение этих "исторических представлений", в литературном отношении крайне слабых, заключается в тех политических и нравственных идеях, которые Е. вкладывает в уста действующих лиц. Разумеется - это не идея Рюрика или Олега, а мыслей самой Е. В комических операх Е. не преследовала никакой серьезной цели: это были обстановочные пьесы, в которых главную роль играла сторона музыкальная и хореографическая. Сюжет для этих опер государыня брала, по большей части, из народных сказок и былин, известных ей по рукописным собраниям. Лишь "Горебогатырь Косометович", несмотря на свой сказочный характер, заключает в ceбе элемент современности: эта опера выставляла в комическом свете шведского короля Густава III, открывшего в то время неприязненные действия против России, и была снята с репертуара тотчас же по заключении мира с Швецией. Французские пьесы Е., так называемые "пословицы>"- небольшие одноактные пьески, сюжетами которых служили, по большей части, эпизоды из современной жизни. Особенного значения они не имеют, повторяя темы и типы, уже выведенные в других комедиях Е. Сама Е. не придавала значения своей литературной деятельности. "На мои сочинения - писала она Гримму, - смотрю как на безделки. Я люблю делать опыты во всех родах, но мне кажется, что все написанное мною довольно посредственно, почему, кроме развлечения, я не придавала этому никакой важности".

Сочинения Е. изданы А. Смирдиным (СПб., 1849-50). Исключительно литературные произведения Е. изданы дважды в 1893 г., под редакц. В. Ф. Солнцева и А. И. Введенского. Отдельные статьи и монографии П. Пекарского, "Материалы для истории журн. и литерат. деятельности Е. II" (СПб., 1863); Добролюбова, ст. о "Собеседнике любит. Росс. Слова" (X, 825); "Сочинения Державина", под ред. Я. Грота (СПб., 1873, т. VIII, стр. 310-889), М. Лонгинова, "Драматические сочинения Е. II" (М., 1857); Г. Геннади, "Еще о драмат. сочинениях Е. II" (в "Библ. Зап." 1858, ? 16); П. К. Щебальского, "Е. II как писательница" ("Заря", 1869-70); его же, "Драматич. и нравоопис. сочинения имп. Е. II" (в "Русск.. Вестн." 1871, т. XVIII, ?5 и 6); Н. С. Тихонравова, "Литературные мелочи 1786 г." (в научно-литер. сборнике, изд. "Русск. Вед." - "Помощь голодающим", М., 1892); Е. С. Шумигорского, "Очерки из русской истории. I. Императрица-публицист" (СПб., 1887); П. Безсонова, "О влиянии народного творчества на драмы имп. Е. и о цельных русских песнях, сюда вставленных" (в журнале "Заря", 1870); В. С. Лебедева, "Шекспир в переделках Е. II" (в "Русск. Вестн." 1878, ? 3); Н. Лавровского, "О педагогическом значении сочинений Е. Великой" (Харьк., 1856); А. Брикнера, "Комическая опера Е. II "Горе-богатырь" ("Ж. М. Н. Пр." 1870, ? 12), А. Галахова, "Были и Небылицы, сочинение Е. II" ("Отеч. Зап." 1856, ? 10).

В. Солнцев.

Екатерина Арагонская

дочь Фердинанда Католика; для упрочения союза Англии с Испанией была выдана замуж за старшего сына Генриха VII, Артура, принца Валлийского, а после его смерти - за следующего его брата, Генриха VIII, от которого у нее была дочь Мария (Кровавая), впоследствии английская королева. Известен бракоразводный процесс ее, послуживший поводом к введению реформации в Англии. После развода Е. жила под строгим надзором и была разлучена с дочерью. Ум. в 1536 г. См. Осокин, "Процесс Е. Арагонской по новым документам".

Екатерина Медичи

королева французская (1519 - 89). Отец ее, Лоренцо, носивший титул герцога Урбино, был сыном Петра Медичи и приходился племянником папе Льву X. Мать ее, из дома де ла Тур д\'Овернь, была француженка. Детство рано осиротевшей Е. совпало с бурными годами политической жизни Флоренции, старавшейся отстоять свою политическую независимость. Когда Флоренция пала, Е. уехала в Рим, и папа Климент VII, из рода Медичи, решил выдать ее замуж сообразно с интересами своей политики. Он остановился на втором сыне франц. короля Франциска I, Генрихе, которому суждено было впоследствии занять престол своего отца. Брак совершился в 1533 г. Молодая принцесса сумела снискать себе расположение тестя и мужа. В 1544 г. рождение у нее сына Франциска обрадовало весь двор, так как, наконец, рушились опасения, что Е. неспособна дать наследника будущему королю Франции. Но около этого времени дофин Генрих увлекся Дианою де Пуатье. Е. сумела скрыть чувство ревности, и даже поддерживала наружно хорошие отношения со своей соперницей. Неожиданная смерть Генриха II передавала, по-видимому, власть в руки овдовевшей королевы, так как 16-летний король Франциск II был очень послушным сыном и притом не проявлял способностей к делам государственным, но Гизы, родственники жены короля Марии Стюарт, успели приобрести влияние на Франциска II и захватить власть. Когда Франциску наследовал брат его, Карл IX, которому было всего 10 лет, управление страною перешло в руки Е. Вскоре оказалось, что честолюбие Е. далеко не находилось в соответствии с ее талантами. Женщина без политических и нравственных правил, довольно индифферентная даже в религиозном отношении, она стремилась только к тому, чтобы господствовать над Францией, и ревниво оберегала свою власть. Вся государственная мудрость ее сводилась к заботам об уравновешивании сил различных политических партий, так чтобы ни одна из них не взяла верх и не стала опасною для нее самой. Интрига была главною пружиною политики Е. Лицемерная, холодная, бессердечная, она не стеснялась в выборе средств для достижения своей цели. Ее не могло остановить даже преступление, если при помощи его она рассчитывала избавиться от какого-нибудь опасного для себя врага. Недаром называла она сочинение Макиавелли: "Il Principe" своею библиею. Повсюду были у нее шпионы. Она зорко следила за всеми выдающимися лицами и перехватывала частную корреспонденцию. Во внешней политике Е. держалась тех же начал, что и во внутренней: смотря по обстоятельствам, она готова была сближаться то с католическими, то с протестантскими державами и избегала войны. Отсутствие твердых принципов и постоянные интриги привели ее, наконец, к злодеяниям Варфоломеевской ночи. Состоявшееся перед тем сближение правительства с гугенотами позволило Колиньи приобрести влияние на короля в убедить его в необходимости войны с Испанией. Это шло вразрез с нерешительной, изменчивой, двойственной политикой Е. Она решилась отделаться от адмирала; 22 авг. 1572 г. последовало покушение на жизнь Колиньи, а затем, в ночь с 23 на 24 авг., резня гугенотов (Варфоломеевская ночь). Е. достигла своей цели: она возвратила себе полное влияние на сына-короля. Последовавшее в следующем 1573 г. избрание Генриха Анжуйского на польский престол немало обрадовало ее, потому что вознаграждало за неудавшийся план женить этого любимца-сына на королеве английской. После смерти Карла IX, до возвращения Генриха из Польши Е. управляла государством в качестве регентши. Генрих III вполне подчинился влиянию матери; но положение ее теперь было еще более трудным, нежели в предыдущее царствование. Страна была разорена, финансы находились в самом плачевном состоянии, анархия достигла своего апогея; между тем Е. продолжала держаться прежней политики. В царствование Генриха III были четыре религиозные войны. Е., вместе с королем, постаралась первые три во что бы то ни стало поскорее прекратить; но это требовало уступок гугенотам, возбуждавших сильное раздражение среди католиков. Когда образовалась Священная лига, Е. старалась сблизиться с Генрихом Гизом, но ей не удалось восстановить ни своего авторитета, ни авторитета Генриха III. В деле убиения Генриха Гиза Генрих III поступил вполне самостоятельно, не посоветовавшись предварительно с матерью. Из многочисленных политических замыслов Е. можно упомянуть еще о безуспешном выступлении ее кандидаткой на португальский престол, после того как царствовавший там королевский дом угас в 1680 г. Свои сомнительные права на вакантную корону она основывала на происхождении, по материнской линии, от Роберта, старшего сына португальского короля Альфонса III. В одном только отношении Е. оставила по себе добрую память: она любила искусство и покровительствовала художниками. Между прочим, постройка Тюльирийского дворца была предпринята по ее распоряжению. Что касается веры ее в астрологию, то она была вполне детищем своего времени. Ср. Б. Alberi, "Vita di Caterina de\'Medici, saggio storico" (Флор., 1838); Alfred v. Reumont, "Die Jugend Caterina\'s de Medici" (Б., 1856); Adolphus Trollope, "The girlhood of Catherine de Medici" (Л., 1856), A. Baschet, "La diplomatie Venitienne. Les princes de l\'Europe au XVI siecle" (П., 1862); "Lettres de Catherine de Medicis" (1880 - 91); Comte H. de La Ferriere, "Le XVI secle et les Valois (П., 1879); Kervyn de Lettenhove, "Les Huguenots et les Gueux" (Брюгге, 1883 - 85).

И. Любович.

Екатеринбург

уездн. город Пермской губ., на реке Исети, основан Татищевым в 1721 г., достроен в 1724 г. Геннином, и представлял собою, в первоначальном виде укрепленный (для защиты от башкирцев) горный завод. Е. был в то же время средоточием горной администрации, а в 1735 г. в нем учрежден был и монетный двор. В 1781 г., при образовании Пермского наместничества, Е. сделан был провинциальным городом. Городской герб серебряная плавильная печь и шахта в зеленом поле. Во время Пугачевского бунта город играл видную роль при усмирении волнений на заводах. Сибирский тракт получил направление через Е. в 1763 г. Только после освобождения крестьян Е. перешел из военно-горного ведомства в гражданское. В Е. свыше 5500 домов и до 7000 нежилых строений. Православных церквей, не считая храмов монастырских, 15 (из них 6 домовых). Лютеранская кирха, католический костёл, старообрядческий храм и 2 старообрядческие часовни, магометанская и еврейская молельни. Е. резиденция епархиального архиерея. В Е. находятся: управление горною частью на Урале, уральская химическая лаборатория, императорская гранильная фабрика (красивые изделия из яшмы, порфира и т. п.), окружной суд, контора Государственного банка, городской общественный банк, Сибирский торговый банк, отделение Волжско-Камского банка, две банкирские конторы, классическая гимназия, реальное училище, женская гимназия, уральское горное училище, детский приют Нурова, общество спасания на водах, комитет общества Красного Креста. Городская больница, родильный дом, театр, метеорологическая и магнитная обсерватории. Уральское общество любителей естествознания, основанное в 1869 г. и устроившее в 1887 г. сибирско-уральскую выставку. 3 газеты, 4 библиотеки.

Е. принадлежит к лучшим и многолюднейшим уездным городам Европ. России. Жителей до 37 т. (17 1/2 т. мещан, 13 т. крестьян и мастеровых, купцов свыше 1100, чиновников около 2800, дворян около 1000 и лиц духовного звания до 650). Большая паровая мельница, стеариновый и химический зав., 3 спичечных, суконная и 2 ватные фбр., 5 механических зав., писчебумажная фбр., 2 кожевенных, гончарнопечной, 2 воскосвечечных, 3 мыловаренных, 2 винокуренных и 2 пиво-медоваренных зав., 2 фаянсовых фбр., 1 канатное, 9 салотопенных и 3 завед. минеральных вод, сыроварня, 3 маслобойни, 14 кирпичных сараев, множество мелких заведений и мастерских, 7 типографий, 3 хромолитографии и 5 фотографий. Заводы Е. дают работу почти 2 т. чел.; сумма Производства более 2 милл. руб. Ремесленников около 1800 чел. Некоторые из екатеринбургских изделий имеют сбыт даже за границей (печати, пресс-папье, бусы для ожерелий, подвески к серьгам, кресты, кольца, вставки, шкатулки из порфира, малахита и т. п., вазы из орлеца, яшмы, подсвечники, безделушки из селенита и пр.). Екатеринбургские живописцы, иконописцы и иконостасные мастера, а также сапожники, башмачники и экипажники часто получают заказы издалека. Городские доходы и расходы составляют около 180- 200 тыс. руб. Торговля (в особенности скотом, салом, железом) весьма значительна. Золотопромышленность и доселе является прибыльным делом для нескольких городских капиталистов. Еженедельные базары. Две ярмарки, имеющие местный характер. Е. расположен и обстроен красиво; много садов, два бульвара, обширный публичный сад (Харитоновский); в центры города - пруд на р. Исети, окруженный гранитною набережною.Екатеринбургский у. занимает 24868 кв. в., не считая 780 кв. в. под озерами. Эксплуатируемая поверхность у. равняется 2541 т. дес.: под лесами 2135 т., пахотной 274 т., лугов и выгонов около 133 т. дес. Неудобной земли около 240 т. дес. Казенных земель 734 т. дес., крестьянских надельных 269 т., частных влад. (главным образом заводских) 1765 т.; остальная земля принадлежит городу, церквам, монастырям и пр. Между частными владельцами дворяне владеют 1481 т. дес., купцы - 272 т., мещане и крестьяне - 202 т. дес. Жителей 347133. Уральский хребет, вершины которого здесь вообще не достигают значительной высоты, проходит по уезду с С на Ю, обусловливая большую сложность в составе, и строении почвы, а также и богатство и разнообразие находящихся здесь минералов и драгоценных камней. Золотые рудники и прииски Е. уезда славились издавна (Березовские) и разработка их продолжается поныне. Очень больших рек в уезде нет, но рек средней величины довольно: Исеть, Тагил, Нейва, Реян, Пышма, Синара, Теча, Чусовая, с левыми притоками Ревдою и Северною и правыми Шайтанкою и Билимбаихою, Уфа и др. Из озер более замечательны: Увельды (до 60 в. в окр.), Иртяш (60 в. в дл.), Каслинское (более 90 в. в овр.), Исетское (20 в. в окр.), Таватуй (40 в. в окр.), Балтым. Самые большие заводские пруды - Кыштымский и Верх-Исетский. Заводские посети в Е. уезде не уступают по численности населения многим уездным городам (напр. Березовский - 10189 жит., Каслинский и Кыштымский - более 9 т., Невьянский - 12355). Немало также и многолюдных сел (от 1 до 2 т. жит. и более). Несмотря на значительные постоянные вырубки для нужд заводов, Е. уезд очень богат лесом, преимущественно хвойным, главным элементом которого является сосна. Хлебопашество развито слабо. Сеют, главным образом, овес и яровые рожь и пшеницу, меньше - ячмень, горох, лен, коноплю. Картофель вообще принадлежит к огородным культурам. Скот держится лишь для домашнего обихода, причем, ввиду работ части населения на заводах, лошадей значительное число: около 73 тыс. голов. Коров свыше 60 тыс., овец свыше 60 тыс. Свиней и коз очень немного. Кустарные промыслы, между которыми видное место занимают выделка колес, сундуков, кузнечных изделий, сапог и башмаков, составляют небольшое подспорье в жизни населения; главное занятие для него дают горные заводы: 40 приисков золота и платины, с суммою производства около 2 1/2 милл. руб., 32 чугуноплавильных и чугунолитейных завода, с производством свыше 5 милл. руб., 1 небольшой медноплавильный, несколько гвоздильных и разных металлических изделий, много кузниц (почти 200). Всех заводов до 800, с суммою оборота около 10 милл. руб. и 36 тыс. рабочих. Уезд делится на 5 станов. В 1892 г. в уезде числилось 102 школы, с 8259 чел. учащихся; из них 1 училище 2-х-классное, 82 начальных, 2 школы грамотности. Врачебных участков 9, приемных пунктов 30, из них 10 с врачами и 20 фельдшерских. Доходы и расходы земства составляют около 400 тыс. руб.; из них расходуется на земскую администрацию около 30 тыс., на народное образовано 88 т., на врачебные нужды около 82 т. р.a.

Ектения

(букв. по-гречески - распространение) - название ряда молитвенных прошений, составляющего существенную часть всех церковных богослужений; возглашается диаконом (или священником, если служба церковная совершается без диакона) и заключается возгласом священника; каждое прошение сопровождается со стороны клироса одним из припевов: Господи помилуй, подай Господи, тебе Господи. Главные виды Е.: великая, просительная, сугубая и малая. Великая Е., начинающаяся словами: миром (т. е. в мире друг с другом и со всеми) Господу помолимся, - самая древняя: основной текст ее читается еще у Климента Александрийского (ум. 217). Сугубая Е. начинается словами: "рцем вси от всея души и от всего помышления нашего рцем" (Господи помилуй). В Е. просительной молящиеся просят дня сего (или вечера) совершенна, свята, мирна в безгрешна; ангела мирного, верного наставника, хранителя душ и телес; всего доброго и полезного душам, мира всему миру; чтобы кончина жизни была безболезненна, непостыдна, мирна; чтобы иметь добрый ответ на суде Христовом. К исчисленным прошениям, в Великой и сугубой Е., по распоряжению высшего церковного управления, нередко на время присоединяются другие, имеющие отношение к какимлибо чрезвычайным обстоятельствам времени (напр. во время эпидемий). Малая Е. состоит лишь из трех возгласов и начинается словами: паки и паки Господу помолимся. Кроме исчисленных четырех главных Е., есть еще Е.: 1) об оглашенных (остаток глубокой древности) и 2) об умерших. Обе Е. произносятся на литургии, а последняя, кроме того - на панихидах и при погребении умерших. Наконец, на всех чинопоследованиях (при совершении таинств и т. д.) произносятся особые Е., содержание которых приспособлено к предмету священнодействия.

Елена

(Elenh) - дочь Зевса и Леды, жены древнейшего лаконского царя Тиндарея, сестра Клитемнестры, знаменитая в греческом эпосе своею красотою. Е., первоначально несомненно богиня (самое имя от sel светлая), в гомеровских поэмах является смертной женщиной, женою Менелая, царя Спарты; из-за похищения ее Парисом возгорается Троянская война. Во время войны Е. живет в Трое, как жена Париса, раскаиваясь в своем проступке, презирая Париса и желая всей душою возвратиться кпервому супругу и покинутой дочери Гермионе. Приам и знатные старейшины троянские отдают должное ее красоте. После взятия Трои Е. снова достается Менелаю, с которым и возвращается в Спарту. В послегомеровских версиях сказание об Е. усложнилось и дополнилось многими новыми подробностями, вероятно, отчасти заимствованными из различных местных легенд. Так, говорили, что Е., еще будучи девушкою, была похищена Тезеем, но возвращена братьями. Из двух намеков Одиссеи (IV, 276; VIII, 517) развилось сказание, что по смерти Париса она стала женою брата его Деифоба, которого и выдала, по взятии Трои, Менелаю. Из других намеков Илиады и Одиссеи о пребывании Менелая с Е. в Египте разрослись сказания о том, что Е. вовсе не была в Трое, а оставалась у царя египетского Протея, которым и была возвращена Менелаю. Чтобы примирить эту версию с Гомером сочинили, что в Трое находился призрак Е. Существовал рассказ, что побочные сыновья Менелая, по смерти его, изгнали Е. из Спарты; она бежала в Родос, где и умерла, повесившись на дереве. По смерти Е. душа ее была перенесена на о-в Левку, где она сочеталась с Ахиллесом. Сказания о Е. часто воспроизводились древними художниками, как греческими, так и этрусскими. В Спарте и др. мест. Е. почитали как богиню.

Елеопомазание

обряд, совершаемый в правосл. црк. на праздничном всенощном бдении. Во время литургии происходит благословение хлебов, пшеницы, вина и елея (оливкового масла, употребляемого для горения в лампадах пред иконами). Этим елеем, во время поклонения стоящей среди церкви иконе праздника (после чтения Евангелия) священник крестообразно помазует чело подходящих, произнося при этом: во имя Отца и Сына в Св. Духа.

Елизавета

королева английская, дочь Генриха VIII от второго брака его с Анной Болейн; родилась в 1533 г. в Гринвиче. Детство в юность Е. протекли в условиях крайне тревожных; самое право ее на престол было весьма неустойчиво. Вскоре после ее рождения акт 1534 г. назначил ее наследницей престола, если Анна умрет, не оставив мужского потомства; но позднейший акт 1537 г., изданный после казни Анны Болейн, изменил это распоряжение. Генрих VIII женился в третий раз на Иоанне Сеймур, первые же два брака его и дети от них, Мария (от первого) и Е., были объявлены незаконными. В 1544 г. право Е. на престол было снова восстановлено: по акту этого года, в случае смерти Эдуарда (сына Генриха VIII от Иоанны Сеймур) без потомства, престол должен перейти сначала к Марии, затем к Е. Царствование Эдуарда Vl, благоприятное успехам протестантизма, сменилось страшною католическою реакцией в эпоху пятилетнего царствования Марии. Соперничество и подозрительность последней требовали от Е. крайней осторожности, тем более, что на Е. возлагались надежды протестантов. В их среде, по поводу брака Марии с Филиппом испанским, организовано было открытое восстание в пользу Е.; хотя она и не была причастна к заговору, однако ей пришлось выдержать двухмесячное заключении в Тауэре (1564), откуда она была отправлена на жительство, под строгим надзором, в Вудсток и затем в Гатфильд. Постоянные опасения за судьбу свою с юных лет развили в Е. большую осторожность, черствость, скрытность и хитрость (она усердно, напр., соблюдала католические обряды). Замкнутая, однообразная жизнь Е. не мало содействовала тому что она получила хорошее образование, развившее, под умелым руководством Роджера Ашама (Ascham), ее природный ум. Она свободно читала и говорила по-латыни и порядочно по-гречески, знала французский в итальянский языки, была начитана в классической литературе, знакома с главными сочинениями Меланхтона. В конце 1658 г., по смерти Марии, она сделалась королевою Англии. Главным делом ее 45-летнего царствования было окончательное установление протестантизма, как государственной церкви. Связанные с этим событием вопросы и интересы являлись преобладающим фактором в жизни Англии в эпоху Е., порождая со стороны католиков борьбу против Е., не раз выражавшуюся в форме заговоров, а со стороны правительства вызывая более или менее крутые меры преследования врагов установленной церкви, как католиков, так и сектантов (пуритан, индепендентов и др.). Особенно сильный толчок мерам против католиков дала булла Пия V (1570), отлучавшая Е. от церкви, низлагавшая ее с престола и освобождавшая подданных от покорности ей. Происки католиков в значительной мере обусловили также тот острый характер, какой получила борьба Е. с Марией Стюарт. На почве религиозных интересов сложилась и международная политика Е. и Вильяма Сесиля (впоследствии лорда Берлея), ее главного советника с начала царствования до смерти его, в 1598 г. Политика эта покоилась на стремлении ослабить главные католические страны. Отсюда - помощь французским гугенотам и война с Францией в 1562 - 64 г., с целью вернуть потерянный при Марии Калэ, что однако не удалось. В еще большей мере религиозные вопросы определили отношения между Англией и Испанией. Первоначально Филипп II искал сближения с Англией и предложил Е. вступить с ним в брак. Отказ Е. и торжество реформации возбудили в Филиппе вражду, которая еще более усилилась вследствие помощи, оказанной Англией (1585) Нидерландам в их восстании против испанского владычества, а также ущербов, нанесенных ею испанским владениям в Вест-Индии. Наконец, казнь Марии Стюарт (1587) довела Филиппа до крайней степени раздражения, и он решил послать против Англии "непобедимую Армаду". Неудача этого предприятия упрочила силу Англии и славу Е. Война с Испанией продолжалась до конца царствования Е. Из различных проявлений внутренней политики Е. следует особенно отметить зарождение основ государственной организации призрения бедных в акте 1601 г., главные положения которого сохраняют силу до настоящего времени. В 1566 г. основана первая биржа в Лондон, Royal Exchange. В сфере отношений между различными обществ. классами в эпоху Е. впервые замечается подъем значения торгово-промышленного класса в обнаруживаются признаки упадка влияния родовой знати и духовенства: в 1601 г. в палате общин насчитывается уже 80 членов купечества. В истории развитии английского парламента царствование Е. довольно знаменательно. Правда, она стремилась управлять по возможности без содействия парламента и с особою ревностью оберегала свои королевские прерогативы. На парламент она смотрела лишь как на орудие обложения и созывала его только под давлением необходимости в денежных средствах, так что за 45 лет парламент созывался всего десять раз. Палата общин, однако, неоднократно и с успехом заявляла о своем праве касаться не только финансовых вопросов, но и вообще государственных интересов; не раз в ней решительно отстаивалась свобода слова и независимость членов ее, как представителей народа; в сессию 1571 г. впервые заявлен принцип, по которому каждый член палаты общин является служителем не одного только своего избирательного округа, но вообще всего королевства. Хотя Е. и ее министры имели преувеличенное представление о правах короны, нижняя палата проводила резкую грань между прерогативой и правами народа. Вообще в царствование Е. обнаружилось немало признаков постепенно приближавшегося конца преобладания королевской прерогативы. Эпоха Е. занимает видное место в истории ангел. литературы, будучи связана с именами Спенсера, Марло, Шекспира, Фрэнсиса Бэкона, Кемдена, Гукера. Из личных качеств Е. историки выдвигают ее ум, энергию, осторожность и бережливость, с которой, однако, мирилось желание окружать себя блеском. Натура гордая, властолюбивая и холодная, Е. дорожила своею свободою и, не желая жертвовать ею, решительно и много раз уклонялась от вступления в брак; унаследовав от матери красоту и стремление нравиться и не отличаясь особенно строгою нравственностью, она в разное время, до преклонных лет, имела фаворитов, с которыми, однако, в случае надобности не стеснялась поступать круто, как это было, напр., с графом Эссекс. Е. была последнею королевою из династии Тюдоров. см. Froude, "Hist. of Engl. from the Fall of Wolsey to the Defeat of the Spanish Armada" (Л., 1881, v. 7 - 12); Hallam, "Constit. Hist. of Engl." (Л., 1881, т. 1); Wright, "Queen Elisabeth and her Times" (Лонд., 1838); Wiesener, "La jeunesse d\'Elisabeth" (Пар., 1878); H. de. La Ferriere, "Les projets de manage de la reine E." (Пар., 1882); H. Hall, "Society in Elisabethan age" (Л., 1887); Bekker, "Beitrage zur engl. Geschichte im Zeitalter Elisabeths" (Гиссен, 1887); Kretzschmer, "Die Invasionsprojecte der kath. Machte gegen England zur Zeit Elisabeths" (Лиц., 1892); Edward S. Beesly, "Queen Elisabeth" (Л., 1892); Philippson, "Westeuropa im Zeitalter von Philipp II, Elisabeth and Heinrich"; В. Соколов, "E. Тюдор" (1892).

В. Д.

Елизавета Петровна

русская императрица (1741 - 24 дек. 1761), дочь Петра Вел. и Екатерины I (р. 18 дек. 1709 г.). Со дня смерти Екатерины I вел. княжна Е. Петровна прошла тяжелую школу. Особенно опасно было ее положение при Анне Иоанновне и Анне Леопольдовне, которых постоянно пугала приверженность гвардии к Е. От пострижения в монахини ее спасло существование за границею ее племянника принца Голштинского; при жизни его всякая крутая мера с Е. была бы бесполезной жестокостью. Иностранные дипломаты, франц. посол Шетарди и шведский - барон Нолькен, решились, из политических видов их дворов, воспользоваться настроением гвардии и возвести Е. на престол. Посредником между послами и Е. был лейб-медик Лесток. Но Е. обошлась и без их содействия. Шведы объявили правительству Анны Леопольдовны войну, под предлогом освобождения России от ига иноземцев. Полкам гвардии велено было выступить в поход. Перед выступлением солдаты гренадерской роты преображенского полка, у большей части которых Е. крестила детей, выразили ей опасение: безопасна ли она будет среди врагов? Е. решилась действовать. В 2 часа ночи на 26 нояб. 1741 г. Е. явилась в казармы преображенского полка и, напомнив, чья она дочь, велела солдатам следовать за собою, воспретив им употреблять в дело оружие, ибо солдаты грозились всех перебить. Ночью случился переворот, и 25 ноября издан был краткий манифест о вступлении Е. на престол, составленный в очень неопределенных выражениях. О незаконности прав Иоанна Антоновича не было сказано ни слова. Перед гвардейцами Е. выказывала большую нежность к Иоанну. Совсем в другом тоне был написан подробный манифест от 28 ноября, напоминавший о порядке престолонаследия, установленном Екатериною I и утвержденном общею присягою. В манифесте сказано, что престол, уже по смерти Петра II, следовал Е. Составители его забыли, что, по завещанию Екатерины, после смерти Петра II, престол должен был достаться сыну Анны Петровны и герцога Голштинского, родившемуся в 1728 г. В обвинения, направленных против немецких временщиков и друзей их, им было вменено в вину многое, в чем они виноваты не были: это объясняется тем, что Е. Петровна была сильно раздражена отношением к ней людей, возвышенных ее отцом - Миниха, Остермана и др. Общественное мнение не думало, впрочем, входить в разбор степени виновности тех или других лиц; раздражение против немецких временщиков было так сильно, что в жестокой казни, им определенной, видели возмездие за мучительную казнь Долгоруких и Волынского. Остерману и Миниху определена была смертная казнь четвертованием; Левенвольду, Менгдену, Головкину - просто смертная казнь. Смертная казнь всем заменена ссылкою. Замечательно, что Миниха обвиняли и в назначении Бирона регентом, а самого Бирона не только не тронули, но даже облегчили его судьбу: из Пелыма он переведен был на местожительство в Ярославль (так как сам Бирон не теснил Е.).

В первые годы царствования Е. то и дело отыскивали заговоры; отсюда возникло, между прочим, мрачное дело Лопухиных. Дела, подобные лопухинскому, возникали из двух причин: 1) из преувеличенного страха перед приверженцами Брауншвейгской династии, число которых было крайне ограничено, и 2) из интриг лиц, стоявших близко к Е. Петровне, напр. из подкопов Лестока и других против БестужеваРюмина. Лесток был приверженцем союза с Францией, Бестужев-Рюмин - союза с Австрией; поэтому в домашнюю интригу вмешались иностранные дипломаты. Наталья Федоровна Лопухина, жена генерал-поручика, славилась выдающейся красотой, образованием и любезностью. Говорили, что при Анне Иоанновне, на придворных балах, она затмевала Елизавету Петровну, и что это соперничество поселило в Е. Петровне вражду к Лопухиной, у которой в то время был уже сын офицер. Она была дружна с Анной Гавриловной Бестужевой-Рюминой, урожденной Головкиной, женою брата вице-канцлера. Лопухина, бывшая в связи с Левенвольдом, послала ему поклон с одним офицером, сказав, чтобы он не падал духом и надеялся на лучшие времена, а Бестужева послала поклон брату, графу Головкину, также сосланному по так назыв. делу Остермана и Миниха. Обе были знакомы с маркизом Ботта, австрийским посланником в Петербурге. Ботта, не стесняясь, высказывал у своих знакомых дам ни на чем не основанное предположение, что Брауншвейгская династия вскоре опять воцарится. Переведенный в Берлин, он и там повторял те же предположения. Вся эта пустая болтовня подала Лестоку повод сочинить заговор, посредством которого он хотел нанести ударь вице-канцлеру Бестужеву-Рюмину, защитнику австрийского союза. Расследование дела поручено было ген. прокурору князю Трубецкому, Лестоку и генерал-аншефу Ушакову. Трубецкой ненавидел Бестужева-Рюмина столько же, как и Лесток, но самого Лестока ненавидел еще более; он принадлежал к олигархической партии, которая, по свержении немецких временщиков, надеялась захватить власть в свои руки и возобновить попытку верховников. От людей, которые не скрывали сожаления к сосланным, легко было добиться признания в дерзких речах против императрицы и в порицании ее частной жизни. В дело была пущена пытка - и при всем том успели привлечь к суду только восемь человек. Приговор был ужасен: Лопухину с мужем и сыном, вырезав языки, колесовать. Е. Петровна отменила смертную казнь: Лопухину с мужем и сыном, по вырезании языков, велено было бить кнутом, прочих - только бить кнутом. В манифесте, в котором Россия извещалась о деле Лопухиных, снова говорилось о незаконности предыдущего царствования. Все это вызвало резкие нарекания на Е. и не принесло желанного интригою результата - низвержения Бестужевых. Значение вице-канцлера не только не уменьшилось, но еще возросло; через несколько времени он получил сан канцлера. Незадолго до начала дела Лопухиной, Бестужев стоял за увольнение Анны Леопольдовны, с семейством, за границу; но дело Лопухиных и отказ Анны Леопольдовны отречься, за своих детей, от прав на русский престол были причиною печальной судьбы Брауншвейгской семьи. Чтобы успокоить умы, Е. поспешила вызвать в Петербург племянника своего КарлаПетра-Ульриха, сына Анны Петровны и герцога Голштинского. 7 ноября 1742 г. перед самыми объявлением о деле Лопухиных, он провозглашен был наследником престола. Перед тем он принял православие и в церковных возглашениях при его имени велено было добавлять: внука Петра Первого.

Обеспечив за собою власть, Е., спешила вознаградить людей, которые способствовали вступлению ее на престол или вообще были ей преданы. Гренадерская рота преображенского полка получила назв. лейб-кампании. Солдаты не из дворян зачислены в дворяне; им даны поместья. Офицеры роты приравнены к генеральским чинам, Разумовский и Воронцов назначены поручиками, в чине генерал-лейтенанта, Шуваловы - подпоручиками, в чине генерал-майоров. Сержанты стали полковниками, капралы - капитанами. Буйство солдат в первые дни вступления Елизаветы на престол доходило до крайностей и вызывало кровавые столкновения. Алексей Разумовский, сын простого казака, осыпанный орденами, в 1744 году был уже графом Римской империи и морганатическим супругом Е. Его брат Кирилл назначен был президентом акд. наук и гетманом Малороссии. Так много хлопотавшему за Е. Лестоку пожалован был титул графа. Тогда же началось возвышение братьев Шуваловых, Александра и Петра Ивановичей, с их двоюродным братом Иваном Ивановичем. Наибольшим доверием Е. Петровны пользовался начальник тайной канцелярии, Александр Иванович. Он оставил по себе самую ненавистную память. За Шуваловыми следовал Воронцов, назначенный вице-канцлером, после назначения графа Бестужева-Рюмина канцлером. До Семилетней войны самым сильным влиянием пользовался канцлер Бестужев-Рюмин, которого хотел погубить Лесток, но который сам погубил Лестока. Он дешифрировал письма французского посла Шетарди, друга Лестока, и нашел в письмах резкие выражения о Е. Петровне. Имения Лестока были конфискованы, он сослан был в Устюг.

В иностранной политике Бестужев умел поставить Россию в такое положение, что все державы искали ее союза. Фридрих II говорит, что Бестужев брал деньги с иностранных дворов; это вероятно, ибо деньги брали все советники Е. - кто с Швеции, кто с Дании, кто с Франции, кто с Англии, кто с Австрии или Пруссии. Все это знали, но об этом щекотливом вопросе молчали, пока, как над Лестоком, не разражалась гроза по какому-нибудь другому поводу. Когда Е. Петровна вступила на престол, то можно было ожидать мира с Швецией; но шведское правительство потребовало возращения завоеваний Петра Вел., что и повело к возобновлению войны. Шведы потерпели поражение и по миру в Або, в 1743 г., должны были сделать России новые территориальные уступки (часть Финляндии, по р. Кюмень). В том же году решен был вопрос о престолонаследии в Швеции, колебавший эту страну с 1741 г., со дня смерти Ульрики-Элеоноры. По совету Бестужева, послана была вооруженная помощь партии Голштинской и наследником престола объявлен был Адольф-Фридрих, дядя наследника Е. Петровны. Война за австрийское наследство также окончена была при содействии России. Англия, союзница Австрии, будучи не в силах удержать за своей союзницей Австрийские Нидерланды, просила помощи у России. Появление корпуса русских войск на берегах реки Рейна помогло прекращению войны и заключению Ахенского мира (1748). Влияние канцлера все усиливалось; Е. Петровна стала на его сторону даже в споре его с наследником престола по вопросу о Шлезвиге, который вел. кн. хотел, вопреки воле императрицы, удержать за своим домом. В будущем этот раздор грозил неприятностями Бестужеву-Рюмину, но он тогда же сумел привлечь на свою сторону вел. кн. Екатерину Алексеевну. Только во время Семилетней войны врагам канцлера удалось, наконец, его сломить. Над канцлером наряжен был суд, он лишен был чинов и сослан.

Важные дела совершались при Е. на окраинах России; там мог вспыхнуть одновременно весьма опасный пожар. В Малороссии управление малороссийской коллегии оставило за собою страшное неудовольствие. Е. Петровна, посетив Киев в 1744 году, успокоила край и дозволила избрать гетмана в лице брата своего любимца, Кирилла Разумовского. Но Разумовский сам понимал, что время гетманства миновало. По его ходатайству дела из малороссийской коллегии переданы были сенату, от которого непосредственно зависел город Киев. Приближался конец и Запорожью, ибо степи, со времени Анны Иоанновны, заселялись все более в более. В царствование Е. Петровны призваны новые поселенцы; в 1760 г., в нынешних уездах Александрийском и Бобринецком Херсонской губ., поселены были сербы, из которых сформировано было два гусарских полка. Поселения эти названы Новой Сербией. Позже в нынешней Екатеринославской губ., в уездах Славяносербском и Бахмутском, поселены новые сербские переселенцы (Славяносербии). Около крепости св. Елизаветы, на верховьях Ингула, образовались из польских выходцев-малороссиян, молдаван и раскольников поселения, давшие начало Новослободской линии. Так Запорожье почти со всех сторон было стеснено уже формировавшейся второю Новороссией. В первой Новороссии, то есть в Оренбургском крае, в 1744 г., вследствие серьезных волнений башкиров, учреждена была Оренбургская губ., губернатору которой подчинена была Уфимская провинция и Ставропольский у. нынешней Самарской губ. Оренбургским губернат. назначен был Неплюев. Он застал башкирский бунт; башкиры легко могли соединиться с другими инородцами; войск у Неплюева было мало - но против башкир он поднял киргизов, тептярей, мещеряков, и бунт был усмирен. Много ему помогло то обстоятельство, что, вследствие малочисленности русского элемента в крае, заводы при Анне Иоанновне строились там, как крепости. Всеобщее неудовольствие и раздражение инородцев сказались и на отдаленном СВ: чукчи и коряки, в Охотске, грозили истреблением русскому населению. Особенное ожесточение оказали коряки, засевшие в деревянном остроге: они сожглись добровольно, только бы не сдаться русским.

Через несколько недель по вступлении на престол, Е. издала именной указ о том, что государыня императрица усмотрела нарушение порядка государственного управления, установленного ее родителем: "происками некоторых (лиц) изобретен верховный тайный совет, потом сочинен кабинет в равной силе, как был верховный тайный совет, только имя переменено, от чего произошло немало упущение дел, а правосудие и совсем в слабость пришло". Сенат, при Е., получил силу, какой он ни прежде, ни после не имел. Число сенаторов было увеличено. Сенат прекратил вопиющие безурядицы в коллегиях, так и в провинциальных учреждениях. Архангельский прокурор, напр. доносил, что секретари ходят в должность, когда хотят, от чего колодников держать подолгу. Особенно важную услугу сенат оказал в один из годов, когда бедному люду в Москве грозила опасность остаться без соли. Благодаря распорядительности сената, соль была доставлена и соляной налог, один из важных доходов казны, был приведен в порядок. С 1747 г., когда открыта была эльтонская соль, соляной вопрос не обострялся уже до такой степени. В 1754 г., по предложению Петра Ивановича Шувалова, отменены внутренние таможни и заставы. По словам С. М. Соловьева, этот акт довершил объединение Вост. России, уничтожив следы удельного деления. По проектам того же Шувалова: 1) Россия, ради облегчения тяжести рекрутских наборов, разделена была на 5 полос: в каждой полосе набор приходился через 5 лет; 2) учреждены коммерческий и дворянский банки. Но заслуги Шувалова не всеми были поняты, а результаты его корыстолюбия у всех были налицо. Он обратил в свою монополию тюленьи и рыбные промыслы на Белом и на Каспийском морях; заведуя переделкой модной монеты, он частным образом отдавал деньги под проценты. Разумовские, самые близкие люди к Е. Петровне, в государственные дела не вступались; их влияние было велико только в области церковного управления. Оба Разумовские проникнуты были беспредельным уважением к памяти Стефана Яворского и враждой к памяти Феофана Прокоповича. Поэтому на высокие ступени иерархии стали возводиться лица, ненавидевшие просветительские стремления Прокоповича. Самый брак Е. с Разумовским внушен был ее духовником. Освобождение России от немецких временщиков, обострив и без того тогда сильный дух религиозной нетерпимости, обошлось России дорого. Проповеди в этом направлении не щадили не только немцев, но и европейскую науку. В Минихе и Остермане усматривали эмиссаров сатаны, посланных губить православную веру. Настоятель Свияжского м-ря, Димитрий Сеченов, называл своих противников пророками антихриста, которые заставляли молчать проповедников Христова слова. Амвросий Юшкевич обвинял немцев в том, что они нарочно замедляли ход просвещения в России, гнали русских учеников Петра В. - обвинение веское, поддержанное Ломоносовым, который, однако, одинаково в том же мраколюбии обвинял и немецких академиков, и духовенство. Получив в свои руки цензуру, синод начал с того, что подал в 1743 г. к подписи указ о запрещении ввозить в Россию книги без предварительного просмотра. Против проекта этого указа восстал канцлер граф Бестужев-Рюмин. Он убеждал Е., что не только запрещение, но и задержка иностранных книг в цензуре вредно повлияют на просвещение. Он советовал освободить от цензуры книги исторические, философские, просматривать только книги богословские. Но совет канцлера не остановил ревности к запрещению книг. Так, запрещена была книга Фонтенеля "О множестве миров". В 1749 г. велено было отбирать книгу, напечатанную при Петре В. - "Феатрон или Позор исторический", переведенную Гавриилом Бужанским. В самой церкви обнаруживались явления, которые указывали на необходимость более широкого образования для самого духовенства: когда между раскольниками усилились фанатические самосожигания, пастыри наши не умели словом остановить дикие проявления фанатизма и взывали о помощи к светской власти. Но представители духовенства вооружались даже против церковных школ. Архангельский архиеписк. Варсонофий выражал неудовольствие на большую школу, построенную в Архангельске: школы де любили архиереи-черкасишки, т. е. малороссияне. Не мудрено, что людям такого образа мыслей приходилось сталкиваться в государственных и законодательных вопросах с Сенатом. Е. Петровна, по личному ее характеру, значительно смягчила уголовное законодательство наше, отменив смертную казнь, а также пытку по корчемным делам. Сенат представил доклад, чтобы малолетние до семнадцати лет совсем освобождены были от пытки. Синод и тут восстал против смягчения, доказывая, что малолетство, по учению св. отец, считается только до 12-ти лет. При этом было забыто, что постановления, на которые ссылался синод, изданы были для южных стран, где в 11, 12 лет начинается половая зрелость девушек. В начале царствования Е. оберпрокурором в синод назначен был кн. Яков Петрович Шаховской, человек односторонний, самолюбивый, но честный. Он потребовал регламент, инструкции обер-прокурору и реестр нерешенных дел; ему доставили только регламент; инструкции были затеряны и только потом доставлены ему генер. прокурором кн. Трубецким. За разговоры в церкви велено было брать штрафы. Штраф собирали офицеры, жившие при монастырях; синод стал доказывать, что собирать штраф следует причту. Такое препирательство яснее всего указывало на необходимость образования. Но, при общей почти ненависти к просвещению, требовалась могучая энергия, чтобы отстаивать его необходимость. Поэтому достойна глубочайшего почтения память Ивана Ивановича Шувалова и Ломоносова, которые связали свои имена с полезнейшим делом царствования Е. Петровны. По их проекту, в 1765 г., основав был моск. университет, возникли гимназии в Москве и Казани и потом основана была академия художеств в Петерб. По личному характеру Е. была чужда политического честолюбия; весьма вероятно, что если бы она при Анне Иоанновне не была преследуема, то и не подумала бы о политической роли. В молодости ее только и занимали танцы, а под старость - удовольствия стола. Любовь к far niente усиливалась в ней с каждым годом. Так она два года не могла собраться отвечать на письмо франц. короля.

Источники. П. С. 3.; мемуары; особенно важны записки кв. Шаховского, Болотова, Дашкова и др. История Е. подробно изложена С. М. Соловьевым. Заслуживает также внимания очерк царствования императрицы Е. Ешевского.

Е. Белов.

Елизавета Феодоровна

русская великая княгиня, принцесса гессен-дармштадтская, род. 20 окт. (1 ноября) 1864 г., с 3 июня 1884 г. в супружестве с великим князем Сергеем Александровичем.

Елизиум, Елисейские поля

(Hlusion pedion) - впервые упоминается в Одиссее (IV, 563), где помещается на конце вселенной. Там царствует светловолосый Радаманф; туда должен по смерти переселиться Менелай, как зять Зевса. Там нет бурь и непогод, но постоянно с океана веет зефир. Точнее местоположение Е. не указывается. Возникшее, может быть, под влиянием Египта, представление это впоследствии развилось и слилось с представлением об "островах блаженных", помещавшихся на краю океана и большею частью представление об о-ве Левке, где наслаждаются бессмертием Ахилл и другие герои. У Гесиода (Труды, 167 сл.) на овах блаженных пребывают все герои, сражавшиеся в знаменитых войнах древности. Ова эти необычайно плодородны и управляются Кроносом. Любопытное развитие понятия об о-вах блаженных находим у Пиндара (Од. II, 140 сл.), где оно возвышается до степени понятия о загробном воздаянии, и у Платона (Gorg. 526 C.), по которому истинный мудрец (добродетельный человек) отсылается Радаманфом на о-ва блаженных. См. Rohde, "Psyche" (Фрейб. 1890).

А. Щ.

Ель

(Picea Link.) - род хвойных растений из семейства елевых (Abietaceae); это вечно зеленые, высокие, красивые деревья, с кольчато-расположенными ветвями, с пирамидальным шатром. Многолетние игольчатые четырехгранные или почти плоские более или менее жесткие листья (хвои), покрывая ветви, торчать со всех сторон их густою спиралью; только у немногих видов они мягче, более плоски и торчат по двум сторонам ветви, как у пихты (Abies). Ветви ели, утратившие свои хвои, бугорчаты, так как хвоя, опадая, оставляет по себе ромбический след на выдающейся листовой подушечке. Цветы однополые; растения однодомные; мужские цветы появляются по бокам прошлогодних ветвей; они удлиненные, сережчатые, со множеством тычинок о двух вытянутых в длину пыльниках, лопающихся продольною трещиною; женские цветы образуют маленькие шишки и появляются также на прошлогодних ветвях, но только на верхушке их; по оплодотворении, которое совершается помощью ветра, такие женские цветы превращаются в висячие, всем известные шишки; кроющие листья у них короче семенных чешуй; плодовые чешуи не сдваиваются по созревании семян со стержня шишки, так что шишка Е. не рассыпается и, по высеивании зрелых семян, сваливается с дерева целиком, и в еловых лесах можно находить много таких шишек. Семена у Е. крылатые, зародыш с 4- 9 семядолями. Е. довольно распространенное дерево, растущее вне тропических областей северного полушария. Различные авторы насчитывают разное число видов Е.: одни до 11, другие до 18 видов. Этот небольшой род делится на два подрода. 1) Eupicea Willk., куда принадлежат наша обыкновенная Е., белая североамериканская Е., Энгельманова Е. и др., и 2) Omorika Willk., куда относится сербская Е. (Picea omorica Pancic), аянская или японская Е. (Picea ajanensis Fisch.) и др.; первый подрод характеризуется четырехгранными хвоями и тем еще, что устьица находятся на всех гранях хвои, у второго же подрода хвои более плоские, двусторонние и более мягкие, а устьица находятся только на одной стороне хвои. В Европе дико растут два вида; из них наибольшее распространение имеет обыкновенная. Е. (Picea excelsa Lam. или P. vulgaris Link); а другой вид "оморика" (P. omorica Pancic) растет только на Балканском полуострове, подымаясь в горах до 630 - 1300 м. над уровнем моря. Оморика - довольно высокое, многолетнее дерево, с узко-пирамидальным шатром; кора кофейно-бурого цвета, шероховатая; ветви волосистые, хвои плоские, с белыми полосками, как у пихты; шишки до 4 - 6 см. длиною, с широкими, сильно выпуклыми, по краю волнистозубчатыми чешуями; черновато-бурые семена с длинным крылом. Обыкновенная Е. - дерево, достигающее до 30 - 60 м. высоты и до 2 м. в диаметре; ствол у него прямой, мощный, внизу утолщенный, а кверху постепенно суживающийся; у молодых деревьев поверхность ствола гладкая, светло-бурая, у старых шероховатая, так как ржаво- или серо-бурая кора слущивается тонкими пластинками. Ветви располагаются более или менее правильными кольцами; нижние ветви более длинные, наклоненные, доходящие до самой земли; верхние - более короткие, горизонтальные или приподнимающиеся, и самые верхние из них еле развитые, так что общий облик дерева пирамидальный. Хвоя располагаются по спирали и торчат во все стороны; они довольно крепкие, жесткие четырехгранные, только слегка сплющенный, остроконечные. Цветет Е. весною. Мужские цветы появляются в числе 2 - 6 по бокам ветвей предыдущего года; до растрескивания тычинок они розоватого цвета, несколько напоминают ягоду земляники. Карминно-красные женские цветы появляются на верхушке прошлогодних ветвей; созревшие женские шишки вальковатые, удлиненные (до 16 см. длины и до 4 см. ширины), висячие, густо покрытые округло ромбическими чешуями; семена вызревают в год цветения, высеиваются осенью или следующею весною, и опустевшие шишки мало-помалу целиком сваливаются с дерева. Темно-бурые семена крылатые; зародыш с 4 - 8 семядолями. Обыкновенная Е. дико растет в Европе и в Азии; область распространения ее громадна: она растет на севере Германии, Дании, Швеции, на горах средней Европы, доходя на В (в Сибири) до 63ё с. ш.; затем идет по Альпийским горам, заходит через Францию в Пиренейские горы, до 42ё 31 с. ш. На севере, в Норвегии она доходит до 69ё с. ш., в Финляндии переходит 68ё с. ш. В горах ель поднимается довольно высоко, напр. в Норвегии она растет еще на высоте 227 метров, в Гарце - 1000 м., в Альпах - 1800 м., в Пиренейских горах 1624 м. В Европейской России Е. имеет громадную область распространения: на С о-ва заходит в тундры, на Ю она доходит до северной границы чернозема, на В она переходит Урал и в Сибири имеет также обширную область распространения: она доходит там до Амура и Алтая. Прежде сибирская Е. принималась за отдельный вид Picea obovata Ledeb., теперь же можно считать доказанным, что эта Е., отличающаяся главным образом более крупными (до 20 см. длиною) шишками и более круглыми чешуями, представляет только разновидность обыкновенной Е.; эта разновидность встречается и на востоке Европейской России. На Кавказе растет так наз. кавказская Е. (Picea orientalis L.) - дерево До 30 метр. выс. с неправильно кольчатыми оттопыренными ветвями, покрытыми мелким пушком; более мелкие, чем у обыкновенной Е., хвои густо покрывают ветви; шишки вальковатые, мелкие (до 8 см. длиною); чешуи у них почти круглые; древесина этой Е. богата смолою. В Америке также нет обыкновенной Е.; там растут другие виды; из них некоторые разводятся теперь в Европе, в садах в парках, как декоративные растения; таковы, напр., следующие: Picea alba Link.) белая североамериканская Е., ввезенная в Европу в 1700; это - дерево до 26 метр. высоты и до полутора в диаметре; хвои у этой Е. сизо-зеленые, так как покрыты со всех сторон белыми полосками с устьицами; шишки сравнительно мелкие; Picea Engelmani Engelm., Энгельманова Е., ввезенная в Европу в 1863 г.; это - дерево в 40 м. высотою; хвои довольно длинные, сизо-зеленые; шишки округлые, до 6 стм. длиною. В Японии и Китае растут другие виды Е. (Picea ajanensis Fisch. и др.). Все виды Е. размножаются преимущественно семенами и только некоторые из них черенками.

С. Ростовцев.

Ель

1) Обыкновенная или европейская, елина, ялина (Picea eicelsa) древесная порода, очень распространенная в русских ласах сев. и средней полосы. Она требует почвы средней плодородности и связности, с равномерною достаточною влагой; лучшие насаждения Е. на свежей горной почве недавнего образования и на свежей, неистощенной, суглинистой почве. На черноземе и жирной глине Е., хотя и отличается быстрым ростом, но древесина ее низких технических качеств; на болотистой же почве с кислым перегноем произрастает неудовлетворительно, и такие насаждения, или ельники (нечистые, в смеси с другими породами), большею частью пораженные уже в среднем возрасте красною гнилью, называют кремлевниками, раминой, шахрой и др. Корни Е. развиваются в верхних слоях почвы, отчего на мелких почвах она легко "выворачивается с корнями" ветром, но на глубоких бывает значительно устойчивые, отчего ее насаждения должны быть вырубаемы в направлении противоположном господствующим ветрам. Географическое распространение этой Е. указывает, что она скорее переносит суровый и сырой климат, так как нуждается в значительной влажности воздуха, чем теплый и сухой, напр. в степях. В горах предпочитает сев. и сев. вост. склоны, хотя выше идет на южн. и юго-вост. В суровые зимы повреждается хвоя в средневозрастных насаждениях, а весенние утренники часто убивают молодые деревца; не переносит и зноя с засухой. Семена Е. начинает приносить в сомкнутых насаждениях ок. 60 - 60 лет; семенные ее года бывают через 5 - 6 л. и наступление их замечается уже в предшествующую осень по изобилию лежащих на земле кончиков побегов, отгрызенных белками (Молодые Е. шишки, еще вполне мягкие, незрелые, называют в Вятской губ. еловниками, и крестьяне употребляют их там в пищу, как лакомство). Рост деревец в первые годы медлен; но с 25 - 30 лет значительно усиливается и сохраняется равномерным часто даже в 100-летнем и более старшем возрасте, единичные же деревья доживают до 300 лет, достигая высоты 15 - 20 саж. Густая хвоя дает в насаждениях E. сильную тень, отчего там бывает только мертвый почвенный покров; вместе с тем E. тенелюбивая порода: молодые деревца ее до 26 - 30 летнего возраста могут, хотя и медленно, расти под пологом старых деревьев и постепенно выставленные на свет легко поправляются. Последним свойством E. объясняются значительное число деревьев, произрастающее на единице площади в старых насаждениях, сомкнутость последних, полнодревесность в них стволов, большая величина запаса и % делового леса. Взращивается Е. как в чистых насаждениях, так и в смеси с пихтой и буком (в Германии), сосною и березою (в России), при чем, произрастая с светолюбивою сосною; выполняет роль почвозащитной породы, в смешении же с березой очень часто страдает от охлестывания ее почек ветвями этой породы. Из хвойных одна Е. пригодна для живых изгородей. При естественном возобновлении Е., вследствие плохой устойчивости ее против действия ветра, ведение семенных лесосек весьма затруднительно; точно также нельзя оставлять семянников и вести рубки кулисную и площадками в шахматном порядке, но сплошная рубка лесосечными полосами в 30 - 50 саж. ширины, с обсеменением от соседнего, остающегося на корне насаждения - "от стены" - при соблюдении надлежащих правил, бывает весьма успешна относительно естественного возобновления. Из мер искусственного возобновления и при лесоразведении посев (в борозды и сплошной) теперь редко применяется, вследствие легкости и дешевизны посадки, как 1 летн. саженцами (под кол) прямо из гряды питомника, так и 2 - 4 летних из школы, большею частью с обнаженными корнями. Кроме засухи, мороза и ветра Е. повреждается также навалом снега. Из растительных паразитов на ней встречаются: на всходах - Phytophtora omnivora; на хвое - Chrysomyxa abietis Ung. и Aecidium abietinum Alb. et Schw. (последняя в Архангельской губ. занимает тысячи квадратных верст и известна там под названием "ржавчи"); в коре и древесине пня и корней опенок (Agaricus melleus L.) и Trametes radiciperda R. Hrtg., и ствола Trametes pini (причина красной гнили), Polyporus vaporarius и др. Между насекомыми повреждают у Е.: корни - Melolontha vulgaris, М. hippocastani, Gryllotalpa vulgaris; кору - Hylobius abietis и Н. pinastri; луб и заболонь - Bostrychus typograpbus, В. amitinus и chalcographus; древесину - Xyloterus lineatus; почки и хвою - Ocneria monacha, и молодые побеги- Hylobius abietis.

Древесина обыкновенной Е. без ядра или сердца, мягкая, мало смолистая, блестящая, легкоколкая, с прямыми волокнами, часто предпочитается сосновой, как, напр., на половые доски, стропила для крыш, днища судов и т. п. Она доставляет резонансовый лес и пригодна для переработки в бумажную массу; как дрова - посредственных качеств. Кора употребляется для дубления кож. 2) Сибирская. Е. (Picea obovata Ledeb.). Ботанические ее признаки - форма шишек и вид нижних краев чешуек достаточно уже исследованы (ср. "Лесн. Журнал", 1872, работа 9. А. Теплоухова и О. Kihiman\'s, "Pflanzenbiologische Studien aus RussischLappland" в "Acta societatis pro faune et flora fennica", VI, 1891); точно также существует указание на различие между ее всходами и Е. европ. (исследование Федоровича в "Лесн. Журн." 1876 и 1880). Выяснено, что она встречается почти на 2/3 площади северных лесов (напр., на р. Печоре), где растет в "пармах" - смешанных насаждениях с пихтою, березою и осиною, на глинистой, известковой и каменистой, свежей или сырой, почвах, и, вследствие климатических и почвенных условий, не достигает размеров крупного строевого леса, пригодного для эксплуатации. Древесина ее плотнее, чем у Е. европейской. 3) Кавказская или восточная Е. (Picea orientalis Carr., Abies orientalis Poir., Pinus orientalis L.) - свойственна исключительно зап. части Кавказского перешейка; образует обширные леса в Батумской области, Гурии, Мингрелии, Имеретии, Сванетии и в районе реки Куры (Ахалцыхский и Горийский уезды); встречается в Черноморском округе, Дагестане и восточной части Терской области. В горах попадается единично на высоте 2500 фт.; обширные же ее насаждения лежат в полосе 4500 - 7000 фт., нередко заканчивая там собою лесную область. Часто достигает толщины 5 - 7 фт. при высоте 150 - 180 фт. и сохраняет вполне здоровую древесину и хороший рост в 400 - 500 летнем возрасте. Растет, как чистыми, постоянно сомкнутыми обширными насаждениями, так и в смеси с буком, сосною и грабом, при чем запас насаждений до 150 куб. саж. на десятине. Восточная ель избирает исключительно затененные склоны, преимущественно глубокие, закрытые ущелья; к составу почвы безразлична, но нуждается во влаге, и потому, при неумелом ведении рубок (напр., в Грузии), засыхает целыми участками и очень часто страдает от ветровала. Древесина белая, мягкая, легкая и прочная, предпочитается на Кавказе всем другим хвойным породам, как лес строевой, пильный и для разных мелких поделок; из смолистых пней и корней заготовляется местными жителями лучина - квери по-грузински (ср. Я. С. Медведев, "Деревья и кустарники Кавказа", 1883). 4) Из американских видов наиболее рекомендуются для разведения в России: а) Белая Е. (Piсеа alba Lk., Abies canadensis Mill, A. alba Mchx., Pinus canadensis Durr., P. laxa Ehrh., P. glauca Mnch., P. alba Ait.), оказавшаяся более пригодною для возращения в наших южных (донских) степях, чем европейская Е.; б) Красная Е. (Picca гubra Lk.), и в) Черная Е. (Picea nigra Lk., Abies nigra Mchx., A. denticulata Poir., Pinus nigra Ait., P. Mariana Durr.).

В. Собичевский.

Енотовидная собака

(Canis procyonoides Gray) - зверь из семейства псовых (Canidae), отряда хищных млекопитающих (Carnivora). Формою вытянутого тела на коротких ногах скорее напоминает куницу, чем род Canis; морда короткая, узкая и острая; хвост короткий, пушистый, прямостоячие, короткие унии, почти спрятанный в меху. Густой и длинный мех, с богатым подшерстком, буроватого цвета; голова и бока шеи бледно-зеленые; позади плеч по большому, бледно-желтому пятну. Длина тела 70 - 80 см., из коих на хвост приходится 10 см. высота в загривке 20 см. Водится в Японии и Китае, от Кантона до Амура; особенно многочисленна в области верхнего Амура и его притоков. Держится по преимуществу в долинах рек. Ведет бродячую жизнь; на добычу выходит главн. обр. ночью. Питается преимущественно мышами и рыбой, но также и различными растительными веществами: ягодами, плодами и др. На зиму впадает в спячку, забираясь в покинутые лисьи норы или глубокие ямы; но зимний сон непродолжителен и даже не всегда наступает. Местные уроженцы едят мясо Е. соб.; мех употребляется главн. обр. на шапки.

В. Ф.

Енот

(Procyon lotor Desm.), или раккун, или полоскун - животное из сем. медведей (Ursidae), отряда хищных млекопитающих (Carnivora). У Е. широкая голова с короткой острой мордой; длинный хвост; ноги с голой подошвой; на всю подошву Е. опирается, однако, лишь при стоянии, при ходьбе же опирается на одни пальцы. Коренных зубов 6/6. Длина туловища 65 см., длина хвоста 25 см., высота в загривке 30 - 35 см. Шерсть желтовато-серая с примесью черного; от лба до кончика носа тянется черно-бурая полоса; вокруг глаза черно-бурое пятно; пушистый хвост одинаковой толщины на всем протяжении, серо-желтого цвета с черно-бурыми кольцами и концом. Водится в Северной Америке; живет в лесах, около рек и озер. На охоту выходит преимущественно ночью; день проводит на деревьях или в дуплах. Превосходно лазает по деревьям; может, как обезьяна или ленивец, бежать по горизонтальному сучку, вися на нем вниз спиною. По своей пище Е. - животное всеядное; он пожирает плоды, овощи, птиц и птичьи яйца, насекомых, мелких млекопитающих. Нередко забирается в птичники фермеров. Он ловит также рыбу и собирает на берегу моря раков и моллюсков. У него привычка обмакивать пищу в воду и тереть между лапами (откуда название полоскун). Вообще он с большою ловкостью пользуется передними лапами, как руками, и подносит ими пищу ко рту, сидя на задних лапах. Е. преследуют из-за ценного меха; ежегодно добывают в Америке до 600 - 800 тыс. енотовых мехов. Мясо Е. употребляется в пищу. Течка происходит в конце зимы; в мае месяце, после 9 - 10 недельной беременности, самка приносит 4 - 6 детенышей, для которых устраивает ложе в дупле. Пойманный в молодости, Е. скоро становится очень ручным, но не привязывается к людям. - Другой, близкий вид Е. (Procyon саncrivorus Desm.) живет вдоль вост. берега Южной Америки; он такое же всеядное животное, как и предыдущий, но отдает особенное предпочтение крабам, добываемым на морском берегу.

В. Ф.

Епископ

(EpiscopoV - букв. надзиратель, блюститель). В древней Греции это имя носили политические агенты, которых Афины посылали в союзные государства для наблюдения за выполнением ими союзных договоров. В христианском мире это название усвояется третьей, высшей степени церковной Иерархии, совмещающей в себе всю полноту апостольский власти. Не только в Святом Писании, но и в творениях отцов церкви II и III века, по причине не установившейся еще терминологии, название епископа часто усвояется пресвитеру, а иногда (напр. Деян. 1, 20) апостолам и даже (напр. 1 Петр. II, 25) самому Иисусу Христу; наоборот, пресвитерами нередко именуются епископы и апостолы. Несомненно, однако, что епископство, как особая, высшая степень церковной иерархии, учреждено еще в век апостольский. По блаж. Иерониму, название епископа, в специальном смысле слова, получило начало после беспорядков в коринфской церкви (около 60 г.), вызвавших Послания ап. Павла к коринфянам. В послании Климента Римского (69 г.) имя Е. употребляется еще в применении и к пресвитерам. Игнатий Антиохийский (ум. 107) и Тертуллиан (ок. 200 г.) употребляют название епископа в нынешнем значении этого слова. Уже в так называемых пастырских Посланиях ап. Павла к Тимофею и Титу, писанных в 65 и 66 годах, епископство является ясно очерченным во всех существенных своих чертах, с вполне обозначенными отличиями его от пресвитерства, как и от апостольства. Оно представлено здесь как завершительный акт устроения церкви, выразившийся в образовании поместных церквей (коринфская, галатийская, фессалоникийская, ефесская, критская), для которых и были поставлены епископы, с их отличительным правом поставлять, чрез рукоположение, пресвитеров и диаконов. В отличие от пресвитеров, управлявших общинами под непосредственным наблюдением апостолов, Е. являются самостоятельными, полномочными правителями церквей. От апостолов, с другой стороны, они отличаются тем, что призванием первых было устроение церкви вселенской, для чего им даны были чрезвычайные благодатные дарования от самого И. Христа (Лук. VI, 13), а епископам, призванным к управлению церквами поместными, дана, чрез апостолов, лишь полнота благодатных даров таинства священства. В первый момент истории церкви апостолы (напр. ап. Иаков в Иерусалиме), сначала всецело, а потом большею частью, сами отправляли в церкви функции епископского надзора и пресвитерского служения, имея при себе лишь диаконов; затем они учредили степень пресвитеров (о ней в первый раз упоминается через десять лет по учреждении диаконов; Деян. XIV, 23), а после всего уже епископов, как своих заместителей и преемников в основанных ими поместных церквах. Эти первые епископы были вполне независимы в своих действиях, образуя, под верховною властью апостолов, один чин равных друг другу высших представителей церквей. Строгого разграничения епископий в первое время не было. Средоточием церковного управления сначала был Иерусалим (Деян. XI, 22, XV, 2, 22, XXI, 17 - 19; Гал. II, 12 и др.). Позже вне Иудеи особенным уважением пользовались церкви основанные непосредственно апостолами. Свои названия эти церкви заимствуют или от гражданских округов (напр., церкви азийские), или от части округа или провинции (напр. церкви македонские), или от гл. города округа (напр. церкви фессалоникийская, ефесская). Среди нескольких епископов целой области еще при апостолах епископ главного ее города представляется главным. Так, оставляя церкви Азийского округа, апостол призывает к себе пастырей главного их города - Эфеса, чтобы чрез них преподать наставления для всех пастырей округа; желая дать распоряжение для церквей Ахаии, он обращается с речью к церкви ее главного города, Коринфа.

Существенною принадлежностью епископского управления в век апостольский является существование при нем совета пресвитеров (presbuteriou), который, впрочем, не имел сам по себе ни законодательной, ни судебной, ни церковно-административной власти, а был совещательным и исполнительным органом епископского управления. В следующий за веком апостольским период церковной истории каждая этнографическая разновидность, из вошедших в состав Греко-Римской империи, составляет отдельную поместную церковь, которая имеет в своем составе несколько епископских округов, состоящих из так наз. парикий (paroikia) - епископий наименьших размеров, так что епископии имелись не только в главных городах провинций, но и в малых городах и даже иногда в незначительных селениях. Число их, чем дальше, тем больше умножалось, по мере увеличения числа христиан среди той или иной народности. В конце IV века соборами Лаодикийским (прав. 57) и Сардикийским (прав. 6) было запрещено без особенной нужды умножать число епископий и ставить епископов в малые города и селения. Хотя и равные между собою, епископы каждого народа отдают преимущество чести первому между нами, каким считался сначала старший по времени рукоположения, позже - старший по важности города, в котором он епископствовал (в церковном или в гражданском отношении. Преимущество чести перешло в преимущество власти: апостольское правило (39-е) усвояет старейшему епископу право наблюдения за тем, чтобы правящая деятельность каждого епископа не выходила за пределы его епископского округа, хотя в то же время и первенствующему епископу правила эти запрещают делать какие-либо распоряжения, касающиеся целой церкви поместной, без согласия всех ее епископов. Так возникли в церкви учреждения: с одной стороны - первенствующего епископа (примаса), с другой стороны - соборов, как высшей инстанции в управлении поместной церкви, прототип которой был дан еще в апостольском Иерусалимском соборе (в 51 г.). В первобытной церкви существовало выборное начало при поставлении епископов. Народ и клир епископии, по предварительном совещании, намечали кандидата на сиротствующую кафедру и представляли его собору епископов области, который, по удостоверении в его добрых качествах, требуемых церковными правилами, посвящал его в епископы. Это участие клира и мирян в избрании Е., чем дальше, тем больше ослабевало. В конце VI века оно было ограничено, участием в выборах лишь клира и лучших граждан, которые избирали трех кандидатов и представляли их митрополиту, для выбора и постановления одного из них. В XII в. избрание епископов происходило уже вовсе без участия мирян и клира, собором одних епископов, который выбирал трех кандидатов и представлял, для окончательного избрания одного из них, митрополиту, при замещении кафедры митрополита - патриарху, при замещении кафедры патриаршей - императору. В русской церкви до половины XV в. митрополиты избирались в Константинополе. После падения Константинополя русские митрополиты, а потом патриархи, избирались собором русских пастырей в том порядке, какой соблюдался в Константинополе. Избрание епископа в удельно-вечевой период зависело от митрополита с собором и стольного князя. В Новгороде избрание "владыки" было делом веча и высшего духовенства города: окончательный выбор из трех кандидатов, избранных вечем, производился посредством жребия. Со времени утверждения в России единодержавия, все епископы избираются высшею церковною властью (прежде - соборами, под председательством митрополита или патриарха, ныне - св. Синодом) и утверждаются Высочайшею властью. Память о существовавшем в первобытной древности участии клира и мирян в избрании Е. доселе живет в существующем чине епископского посвящения, именно в троекратном пении клиросом (изображающим при богослужении народ) слова: аксиос, т. е. достоин (избранный - епископства).

Епископская власть, как она предначертана в св. Писании и первоначальных, основных, канонах церкви, в древности всегда была предметом особенно заботливой охраны со стороны церкви. "Без епископа ни пресвитер, ни диакон ничего да не совершают". "Без Е. нет церкви". "Кто не с Е., тот не со Христом". Позже Е. усвояется название начальников церкви - principes ecclesiae, arconteV ekklhsivn. После того как христианство получило покровительство светской власти, разные права Е. и взаимные их отношения начинают занимать много места в соборных постановлениях. Подробная регламентация Иерархических отношений была совершенно необходима, в виду значительного числа епископов и дробления епархий. Из первоначальной, церковно-общинной формы, когда Е. управляет епископией отечески, широко пользуясь содействием не только совета пресвитеров, но и самой паствы, возникает мало-помалу сложная организация, в которой власть Е. является обставленною целой системой бюрократических должностей и учреждений ("эконом" и "великий эконом", "скевофилакс" и "великий скевофилакс", "хартофилакс", "великий хартофилакс" и т. д.). Эта поместная (византийская) форма церковного управления в позднейшее время (в России) изменилась в епископально-консисториальную, в которой первоначальный образ Е., как он предначертан в посланиях апостольских и разъяснен в последующих канонических постановлениях соборов вселенских и поместных, сохранен ненарушимо.

Развитие внешнего Иерархического строя всей церкви совершалось, с древнейших времен, в следующих формах. Вышеупомянутые первенствующие Е., если они получали свои преимущества чести и власти потому что были епископами главных областных городов, называвшихся, на гражданско-административном языке, митрополиями, получали титул митрополита, который, по мнению одних, был им усвоен лишь со времени Никейского собора (проф. Н. Заозерский), по мнению же других (проф. Н. Суворов, вслед за анонимным автором статьи "Правосл. Собеседника" 1858 г.: "Обозрение форм поместного управления") - значительно раньше. Несомненно, что те права и преимущества, какие соединены были с этим титулом, были присущи некоторым областным Е. еще в III в. Киприан, кроме Карфагена, считал под своею властью Нумидию и обе Мавритании: Ириней Лионский был областным иерархом всей Галлии; епископы Александрии управляли церквами Египта, Ливии и Пентаполя. Е. ефесский имел местное значение в церквах малоазийских, кесарийский - в палестинских, римский в западных. 1-ый вселенский собор названы митрополитов усвоил Е. Рима, Антиохии, Александрии и Кесарии, недостаточно точно разграничив при этом пределы их областей, который не раньше как 2-м вселенским собором были приурочены к гражданско-административному делению греко-римской империи. Митрополичьи преимущества чести (но не власти) были усвоены также Е. новой столицы - Константинополя. Чтобы согласовать права митрополитов разных категорий (митрополитов епархий в митрополитов диоцезов), второй вселенский собор определил важные церковные дела в каждой области решать собором всех Е. области. Права митрополитов были следующие: 1) он наблюдал за церковным порядком всей провинции и за своевременным замещением в ней вакантных епископских кафедр и управлял делами последних до избрания Е.; при избрании совершал рукоположение, вместе с Е. области; 2) созывал поместные соборы и председательствовал в них; 3) принимал жалобы носы и до на Е. области и устанавливал порядок суда над ними; принимал апелляции на суд епископский, даже на решение нескольких Е.; 4) Е. области ничего важного не могли предпринимать без его согласия и должны были возносить его имя в своих молитвах; 5) он имел право посещения и обозрения всех епископий своей области; 6) никто из духовных лиц без дозволительной грамоты за его подписью не имел права являться ко двору; 7) он объявлял в своей области царские постановления по делам церковным. Во то же время власть митрополита имела ограничения: он не должен был простирать своих притязаний далее пределов своей области; в делах, касающихся целой области, он ничего не мог сделать без согласия собора Е. области, на котором, в случае разноглася, дела решались не его голосом, а большинством голосов; он не мог судить Е. без собора, сам же был и поставляем, и судим собором своих Е.; его приговоры, хотя бы постановлены были совместно с собором, подлежали апелляции к большему областному собору (позже - к патриарху). Кроме Е. главных городов, волею императора в звание митрополита были возводимы Е. и малых городов, хотя это звание было в таком случае лишь титулом. Когда, при новом административном делении Греко-Римской империи (при Константане В.), главные города области сделались столицами диоцезов, Е. этих столиц, имевшие власть над другими Е. целого диоцеза, получили, кроме звания митрополита, титул архиепископа. Если в диоцезе было несколько подведомственных архиепископу митрополитов, пред которыми он имел преимущества места и чести, то он носил название экзарха (у западных канонистов - primas dioceseos). Наконец, когда влияние экзархов на ход церковных дед в диоцезе, имевшее сначала характер обычая, развилось до степени права, вселенские соборы утвердили за старейшими митрополитами диоцеза полную церковную власть над всеми Е. диоцеза и создали новую, высшую степень иерархии - патриаршество. Во время второго вселенского собора титул патриарха был еще лишь почетным названием. Окончательно экзархи обратились в патриархов, т. е. получили власть безапелляционно и в последней инстанции решать все церковный дела целого округа, не раньше, как на халкидонском соборе, в 451 г. Собор этот не уставил каким-либо особым правилом ни титула, ни сана патриарха - но он употребил этот титул, и с тех пор вошло в обычай в церкви титуловать именем патриарха пять иерархов, совмещающих в себе права высшей церковно-правительственной юрисдикции. Каким бы титулом, впрочем, ни именовался Е. - архиепископом, митрополитом, экзархом, патриархом и т. д. - и как бы ни видоизменялось его гражданское положение, первоначальное догматическое учение о нем, как о представителе высшей, третьей степени церковной иерархии, остается неизменным. При избрании и посвящении его неизменно соблюдаются правила, постановленные на этот предмет в древних церковных канонах. Согласно 12 прав. VI всел. собора, он должен быть безбрачен, хотя это и не значит, что он должен быть непременно посвящен в монашество (что, впрочем, вошло в обычай с давних времен). Особенным правом и должностью еписк. сана служит право рукополагать в диаконы, пресвитеры и Е., поставлять в низшие должности клира, освящать св. миро для совершения таинства миропомазания, освящать храмы, с возложением в них мощей, и антиминсы. Власти Е. подчинены все члены церкви, находящиеся постоянно или временно в пределах его епископий, все учреждения правосл. церкви, духовно учебные заведения и церк. приходские школы, отчасти и школы других ведомств, монастыри епархии (за исключением так наз. ставропигиальных), братства и церковноприходские попечительства. Епархиальный архиерей выдает священникам и диаконам ставленные грамоты; постригает или разрешает постригать в монашество; разрешает построение церквей в селах и городах (кроме столиц) и перестройку обветшавших храмов, за исключением древних (которые могут быть возобновляемы лишь с разрешения и при участии имп. археол. комиссии), устройство домовых храмов (кроме столиц), молитвенных домов и часовен. Перемещение Е. из одной епархии в другую совершается не иначе, как по инициативе свят. Синода; по силе 14 и 15 правил апостольских, просить о том самому Е. запрещается. Ср. проф. Н. Заозерского, "О священной и правительственной власти и о формах устройства првсл. церкви" (М., 1891); проф. Н. Барсова, "О времени учреждения иерархии в церкви" (журнале "Вера и Разум" 1888); А. С. Павлова, "Об участии мирян в делах церкви" (Казань, 1866); "Устройство церковной иерархии" и "Обозрение древних форм поместного церковного управления" (в журнале "Православный Собеседник" (1858); "О степенях священства" и "Происхождение новозаветной иерархии" ("Православный Собеседник", 1868).

Н. Барсов.

Епитимья

(греч. наказание по законам). На языке церковных канонов Е. означает добровольное исполнение исповедавшимся, по назначению духовника, тех или иных дел благочестия (продолжительная молитва, милостыня, усиленный пост, паломничество и т. п.). Е. не имеет значения наказания, меры карательной, лишения прав члена церкви; она является лишь "врачевством духовным". Учение православной церкви об Е. существенно отличается от учения о том же церкви католической, по которому Е. есть не нравственно-исправительная мера, а именно наказание или возмездие за грех. От Е., налагаемой духовником при исповеди, отличается Е., назначаемая по суду гражданскому, на основании законов уголовных, за вероотступничество, ложную присягу, прелюбодеяние и др. Эта Е. имеет вполне значение наказания. Способы ее исполнения и наблюдение за исполнением определяются епархиальным начальством, которому суд сообщает о роде и качестве преступлений присужденного к Е.

Н. Б.

Епитрахиль

(epi - на и trachloV - шея) - одно из богослужебных облачений священника, надеваемое на шею. Е. - не что иное, как дьяконский орарь, средина которого обернута около шеи, а два долгиеконца соединены рядом. Епитрахиль есть символ благодати священника; поэтому без нее священник не совершает ни одного из богослужений и священнодействий и не произносить проповеди в церкви; при исповеди он возлагает Е. на голову исповедующегося, когда произносит отпущение ему грехов; ею обвертывает свою руку, когда при венчании троекратно обводить венчающихся вокруг аналоя. Некоторые богослужения священник совершает в одной Е. (без фелони), именно таинство покаяния, малую вечерню, повечерие, полуночницу, часы (если на них не читается Евангелия), а также некоторые молитвословия на домах у прихожан, напр., молитвы при рождении младенца и наречении ему имени и т. п.

Н. Б.

Епифаний Премудрый

(не канонизованный святой) - составитель житий, ученик преп. Сергия Радонежского. Жил в конце XIV и начале XV в.; путешествовал по Востоку, был в Константинополе на Афоне, в Иерусалиме; умер около 1420 г., в сане иеромонаха и духовника Троицкой лавры. Ему принадлежат "Житие преп. Сергия", которое он начал писать через год после смерти преп., по личным воспоминаниям и собирая сведения у других старцев, а кончил около 1417 - 18 г., через 26 лет по смерти Серия (отрывки в "Истории русской церкви" Макария, VI, 353). В списках XV в. это житие встречается очень редко, а большею частью - в переделке Пахомия Серба. Другие соч. Е.: - "Слово похвально преп. отцу нашему Сергию" (в рук. XV и XVI в.) в "Житие св. Стефана Пермского" (1397; издано Н. И. Костомаровым в "Памятниках старинной русской литературы", IV, 119 - 171). Архиеписк. Филарет приписывает Е. "Сказание Е. мниха о пути в св. град Иерусалим". См. Н. Барсуков, "Источники русской агиографии" (192, 515, 546); Е. Голубинский, "Преп. Серий Радонежский" (1892).

А. Л - ко.

Епифаний Славинецкий

иеромонах, филолог и проповедник. Уроженец Малой России, он учился в киевской братской школе до преобразования ее Петром Могилою, так что был чужд схоластической философии и диалектики. Тем не менее он был в "философии и богословии изящный дидаскал, искуснейший в элинно-греческом и славянском диалектах". Учился за границей; был учителем киевского братского училища. В 1650 г. Е. был вызван в Москву "для риторического ученья" (в чудовской школе) и для перевода греческих книг. В 1674 г. Е. сделан был главным руководителем перевода Библии с греческого на славянский яз., начатого им в сотрудничество с Сергием, бывшим игуменом Молчанского монастыря, Евфимием, иеромонахом Чудова монастыря, и др. Ум. в 1676 г. Кроме перевода Нового Завета, в бумагах его остался перевод Моисеева Пятикнижия и статья о порче псалмов Аполлинарием. Будучи помощником патр. Никона в исправлении богослужебных книг, Е. перевел "Ирмолог" (1673) и литургию Иоанна Златоуста. Ему принадлежит целый ряд предисловий к моск. изданиям богослужебных книг, а также перевод нескольких отеческих сочинений (с греч. и лат.) и нескольких книг светского характера. Переводы Е. отличаются тяжелым, подчас даже непонятным слогом: он до педантизма придерживался подлинника, не обращая внимания на дух языка. Наоборот, в собственных трудах Е.- довольно чистый и выдержанный церковнославянский язык. Е. составил еще "Лексикон греко-славяно-латинский" (рукоп. синод, библ.) и "Лексикон филологический" - свод объяснений терминов из Св. Писания, извлеченных из отцов церкви (рукоп. общ. ист. и древн.). С разрешения Никона, Е. возобновил прекратившийся еще с XV в. на Руси обычай проповеди в церкви. Слов Е. сохранилось более 60. Он был последователем юго-зап. проповедников, украшавших свои поучения метафорами и свидетельствами изсочинений светских. Поучения Е. мало приложимы к жизни; заметно, что составлены они ученым, мирно живущим в монашеской келье. См. "Письмо инока Евфимия к ректору Головчичу" ("Чт. Об. И. и Др.", 1846, IV); Миркович, "Школы и просвещ. в патриарш. период" ("Ж. М. Н. Пр.", 1878, VII); Певницкий, в "Трудах киев. дух. акд." (1861); Сторожев, в "Киев. Стар." (1889, ? 11); Субботин, "Дело патр. Никона" (1862).

А. Л - ко.

Ересь, еретики

На языке церковной догматики Е. означает сознательное и преднамеренное уклонение от ясно выраженного и формулированного догмата веры христианской, и вместе с тем - выделение из состава церкви нового общества. Е. нужно различать: от 1) раскола, который означает также обособление от состава церковного союза или общества верующих, но вследствие несогласия подчиняться данному Иерархическому авторитету, по разногласию, действительному или мнимому, в учении обрядовом, 2) от непреднамеренных ошибок в догматическом учении, происшедших вследствие того, что тот или другой вопрос самою церковью не был, в данное время, предусмотрен и предрешен символически. Такие ошибочные мнения встречаются нередко притом у многих авторитетных учителей и даже отцов церкви (напр. у Дионисия Великого, особенно у Оригена) в первые три века христианства, когда имела место большая свобода мнений в области богословия, а истины церковного учения не были еще формулированы в символах и подробных вероизложениях соборов вселенских и поместных. Источниками Е. обыкновенно были: 1) нежелание иудеев и язычников, а также последователей восточного дуализма, принявших христианство, окончательно расстаться со своим прежним религиозным и философским мировоззрением, и усилия скомпилировать в одно целое старые доктрины с новыми христианскими. Смешение восточного дуализма с христианством произвело манихейство, Е. Вардесана, монтанизм, мессалиан и мн. др. секты, в несколько изменившемся виде существовавшие даже в новой европейской истории (вальденсы, богомилы и др.). Из смешения с христианством древнего иудаизма возникли самые первые по времени секты, с которыми боролись еще апостолы и отцы церкви II III вв.; из стремления скомпилировать в одно целое наиболее отвлеченные доктрины христианства (учение о Боге-Слове) с учением о Логосе платоников и неоплатоников получили свое начало Е. рационалистические III и IV в. (монархиане, субординационисты и т. д.). 2) Стремление более сильных умов поставить христианское учение, данное как Богооткровенное, на один уровень с философским миросозерцанием античного мира, обосновать его на философских и диалектических методах последнего. Намерение у этих учителей было доброе, но по самой природе вещей неисполнимое, и привело к рационализму, каковым и была самая сильная Е. всех времен - арианство, с его отраслями. 3) Самобытное богословствование христианских учителей, на основании Св. Писания и чистых начал разума, лишенное узаконенных церковью руководительных начал - церковного предания и общего голоса вселенской церкви, Отсутствие этих начал, при самомнении и самоуверенности, влекло к нарушению нормального состава учения церкви. Кроме указанных трех категорий учений - Е., расколов, непреднамеренных ошибок церковных учителей, - вне состава символического, общеобязательного для всех христиан учения церкви находятся еще так называемая частные или личные мнения церковных учителей и отцов церкви о разных детальных вопросах христианского учения, которых церковь не авторизирует своим именем, но и не отрицает, предоставляя их благочестивой пытливости верующих (таковы, напр., некоторые мнения Евсевия Кесарийского, Григория Нисского и др.). Этим учением о дозволенных частных мнениях православная церковь отличается от католической, которая во всем составе христианского богословия хочет видеть лишь догматы. На пространстве церковной истории, от начала церкви до наших дней, непрерывною вереницей тянется ряд бесчисленных Е., древних и новых; из повторения старых условий возникает повторение старых, лишь видоизмененных внецерковных учений о христианск. догматах. Церковь борется с ними, опровергает их, побеждает; а еретиков, после безуспешных попыток обратить их к своему учению, предает отлучению. Грекоримское государство, в интересах спокойствия, а также "оберегаючи матерь свою, св. церковь", подвергает их уголовному преследованию; еще более фанатические западноевропейские средневековые католические государства предают их сожжению, иногда не желая различать настоящих еретиков от людей науки, не имеющей непосредственного отношения к церковным доктринам, но по теории средневекового католичества долженствующих состоять в зависимости от догматики; их примеру следует (Иосиф Волоцкий - ересь жидовствующих), хотя и не в такой степени и не без протеста лучших представителей самой церкви, древняя допетровская, а от части и послепетровская Русь. Значение ересей и расколов в истории состоит в том, что, свидетельствуя о наличности высших духовно-нравственных интересов в обществе в данный исторический период, они, с другой стороны, вызывали на усиленную интеллектуальную деятельность самую церковь, побуждая ее к более подробному раскрытию и более точному формулированию своего учения, наконец - к систематизации его, каковая для церкви Восточной сделана была еще в VIII в. Иоанном Дамаскиным. Полное, вполне научное изучение ересей, особенно древних, в настоящее время представляется еще не вполне возможным; мы знаем их доктрины отчасти только по тем очеркам, их какие находятся в ересеологических (описательных) сочинениях древних церковных писателей (ереси трех первых веков), а ереси четвертого и пятого веков - почти исключительно по их опровержениям отцами церкви того времени. Сочинения самих еретиков (древних) истреблялись церковью столь же ревностно, как истреблялись в века языческих гонений списки Св. Писания и сочинения самих отцов церкви. Лишь недавние находки (подлинный символ древних гностиков, сочинения еретика IV века Прискиллиана) дают основание предполагать, что дальнейшее изучение главных рукописных библиотек, как, например, афонская или ватиканская, откроет новые данные для более близкого знакомства с древними ересями. - Лучшая характеристика ересей у Неандера, в его "Allgemeine Geschichte der christlichen Religion und Kirche" (4-е изд.), систематизация их и генезис - у Гессе, в его "Истории церкви", имеющейся и в русск. переводе (Казань, 1863). Подробный рассказ содержания учения ересей - в "Histoire de l\'eglise" Прессансе, а также в церк. истории о. Владимира Гетте (есть русск. перевод). См. также Прот. Иванцова-Платонова, "Ереси и расколы трех первых веков" (М. 1877).

Н. Б.

Ермак Тимофеевич

завоеватель Сибири. Происхождение Е. неизвестно в точности: по одному преданию он был родом с берегов Камы (Черепановская летопись), по другому - уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский). Его имя, по мнению проф. Никитского, есть изменение имени "Ермолай"; другие историки и летописцы производят его от Германа и Еремея. Одна летопись, считая имя Е. прозвищем, дает ему христианское имя Василия. Е. был сначала атаманом одной из многочисленных казацких шаек, разбойничавших на Волге и грабивших не только русских купцов и персидских послов, но и царские суда. Спасаясь от московских воевод, дружина казаков (больше 500 человек), под начальством атаманов Е. Т., Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана и Матвея Мещеряка, пошла вверх по Каме и в июне 1579 г. прибыла на р. Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых. Здесь казаки жили два года и помогали Строгановым защищать их городки от нападения соседних инородцев. 1 сент. 1581 г. дружина казаков, под главным начальством Е., выступила в поход за Каменный Пояс (Урал). Инициатива этого похода, по летописям Есиповской и Ремизовской, принадлежала самому Е.; участие Строгановых ограничилось вынужденным снабжением казаков припасами и оружием. По свидетельству Строгановской летописи (принимаемому Карамзиным, Соловьевым и др.), Строгановы сами позвали казаков с Волги на Чусовую и отправили их в поход, присоединив к отряду Е. (540 человек) 300 ратных людей из своих владений. Казаки поднялись на стругах вверх по Чусовой и по ее притоку, р. Серебряной, до сибирского волока, разделяющего бассейны Камы и Оби, и по волоку перетащили лодки в р. Жеравлю (Жаровлю). Здесь казаки должны были зазимовать (Ремизовская летопись) и только весною, по р. Жеравле, Баранче и Тагилу, выплыли в Туру. Два раза разбили они сибирских татар, на Туре и в устье Тавды. Кучум выслал против казаков Маметкула, с большим войском, но и это войско было разбито Е. на берегу Тобола, при урочище Бабасан. Наконец на Иртыше, под Чувашевым, казаки нанесли окончательное поражение татарам. Кучум оставил засеку, защищавшую главный город его ханства, Сибирь, и бежал на Ю., в Ишимские степи. 26 октября 1582 г. Е. вступил в покинутую татарами Сибирь. В декабре военачальник Кучума Маметкул истребил, из засады, один казацкий отряд на Абалацком озере; но следующей весной казаки нанесли новый удар Кучуму, взяв в плен Маметкула, на р. Вагае. Лето 1583 г. Е. употребил на покорение татарских городков и улусов по р. Иртышу и Оби, встречая везде упорное сопротивление, и взял остяцкий город Назым. После взятия г. Сибири, Е. отправил гонцов к Строгановым и посла к царю, атамана Кольцо, Иоанн IV принял его очень ласково, богато одарил казаков и в подкрепление им отправил кн. Семена Волховского и Ивана Глухова, с 300 ратников. Царские воеводы прибыли к Е. осенью 1583 г., но их отряд не мог доставить существенной помощи убавившейся в битвах казацкой дружине. Атаманы гибли один за другим: при взятии Назыма убит был Никита Пан; весною 1584 г. татары изменнически убили Ивана Кольцо и Якова Михайлова. Атаман Мещеряк был осажден в своем стане татарами и только с большими потерями заставил отступить их хана, Карачу. 6 августа 1584 г. погиб и Е. Т. Он шел с небольшим отрядом в 50 чел. по Иртышу; Кучум ночью напал на спавших казаков и истребил весь отряд. Е., по преданию, бросился в реку и утонул, не доплыв до своего струга. Казаков оставалось так мало, что атаман Мещеряк должен был выступить обратно в Русь. После двухлетнего владения казаки уступили Сибирь Кучуму, чтобы через год вернуться туда, с новым отрядом царских войск. Некоторые историки ставят очень высоко личность Е., "его мужество, предводительский талант, железную силу воли"; но факты, передаваемые летописями, не дают указаний на его личные качества и на степень личного его влияния. Ср. Сибирские летописи, изд. Спасским (СПб., 1821); Ремизовская (Кунгурская) летопись, изд. арх. ком.; Дополн. к акт. истор., т. I., ? 117; Миллер, "Сибирская история"; Небольсин, "Покорение Сибири"; Никитский, "Журн. мин. нар. просв." 1882 г., ? 5; Броневский, "Ист. Донского войска", т. I; Буцинский, "Заселение Сибири"; "Пермская старина", вып. 3 и 4.

Н. Павлов-Сильванский.

Ермолов

(Алексей Петрович) ген. от инфантерии (1772 - 1861); происходил из старинной, но небогатой дворянской фамилии Орловской губ.; еще в малолетстве был записан в л. гв. преображенский полк. Полученное им домашнее воспитание Е. впоследствии дополнил большою начитанностью. Боевое поприще начал в артиллерии, под начальством Суворова. В 1798 г., в чине подполковника, внезапно подвергся опале, заключен был в крепость, а затем сослан на жительство в Костромскую губ., где воспользовался свободным временем для основательного изучения латинского языка. С воцарением имп. Александра I Е. был снова принять на службу и принимал деятельное участие в кампаниях 1805 - 6 - 7 гг. Будучи начальником штаба армии Барклая де Толли, особенно отличился в Бородинской битве, где вырвал из рук противников взятую уже ими батарею Раевского. В 1813 и 1814 г. командовал разными отрядами. В 1817 г. Е. назначен главноуправляющим в Грузию в командиром отдельного кавказского корпуса. Представленный им Александру I план действий на Кавказе был одобрен, и с 1818 г. начинается ряд военных операций Е. в Чечне, Дагестане и на Кубани, сопровождавшихся постройкою новых крепостей (Грозная, Внезапная, Бурная) и наведших сильный страх на горцев. Он подавил беспокойства, возникшие в Имеретии, Гурии, Менгрелии, и присоединил к русским владениям Абхазию) ханства Карабагское и Ширванское. Гражданское управление краем обнаружило в Е. выдающиеся способности администратора и государственного человека: благосостояние края увеличилось поощрением торговле и промышленности; кавказская линия перенесена на более удобную и здоровую местность; организованы лечебные учреждения при местных минеральных водах; значительно улучшена Военногрузинская дорога; на службу за Кавказом привлечены люди даровитые и образованные. В 1826 г. совершился перелом в жизни и службе Е. Хотя он, озабоченный усилением персиян на наших границах, неоднократно и настоятельно требовал присылки на Кавказ новых войск, но его опасениям не давали веры, а потому, при внезапном вторжении полчищ Аббаса-Мирзы и вызванном им мятеже магометанского населения, малочисленные войска наши очутились в трудном положении и не могли действовать с желаемым успехом. Неудовлетворительные известия из Закавказья вызвали неудовольствие импер. Николая против Е.; в Грузию, как бы в помощь Е., послан был генерал-адъютант Паскевич, которому поручено было лично от себя доносить обо всем императору. Это подало повод к неудовольствиям между обоими генералами, которых не мог прекратить и посланный для того Дибич. Вмарте 1827 г. Е. просил увольнения от службы, покинул Кавказ и окончательно удалился от дел, хотя через несколько лет получил звание члена государственного совета. Последние годы своей жизни он проживал частью в своем орловском имении, частью в Москве, где пользовался особенным почетом и уважением. В войну 1853 - 56 гг. москвичи избрали его начальником ополчения своей губернии; но звание это было лишь почетным, так как престарелый Е. неспособен был больше к военной деятельности. Ср. записки Е.: "Материалы для Отечественной войны 1812 г.", М., 1864 г.; "Русская Старина" и "Русский Архив" разных годов.

Ермолова

(Мария Николаевна), по мужу Шубинская - артистка моск. Малого театра, род. в Москве в 1853 г. Отец ее, автор нескольких пьес (1850-х гг.), был суфлером Малого театра. В моск. театр. училище Е. готовилась в танцовщицы. Драматическое дарование в ней открыла артистка Н. М. Медведева. В настоящее время Е. - одна из лучших русских драматических актрис; в ее исполнении искренность соединяется с обдуманностью в отделке деталей. Среди ролей ее выдаются: Орлеанская дева, Эмилия Галотти, Офелия, Лауренсия ("Овечий источник" Лопе де Веги), Сафо, Федра, Мария Стюарт, Катерина в "Грозе", Марьица в "Каширской старине".

Ерш

(Acerina cernua L.) - рыба из семейства окуневых (Percidae), отряда колючеперых (Acanthopteri) костистых рыб. У Е. продолговатое тело с одним длинным, непрерывным спинным плавником. Челюсти и сошник вооружены многочисленными мелкими зубами. На передней части головы ямочки, в которые проникают головные ветви боковых каналов. На предкрышечной кости жаберной крышки 11 - 12 острых, шиповидных зубцов; один подобный зубец на operculum. Почти совершенно прямая боковая линия лежит гораздо ближе к спине, нежели к брюху. Грудь и брюхо более или менее лишены чешуй. Спинной плавник глубокою выемкою разделен на две части; передняя, более длинная, содержит 12 - 14 крепких, колючих лучей; задняя, более короткая, 11 - 14 мягких лучей. Спина серо-зеленая, с черными пятнышками и крапинками; бока серо-желтые; брюхо беловатое; спинной и хвостовой плавники покрыты черноватыми пятнышками; брюшные и подхвостовой - белые с красноватым оттенком. Глаза очень большие, навыкате, с синеватой радужиной. Длина 16 - 20 стм; в устьях рек и в больших озерах достигает и большей величины. Водится во всей Европе, кроме Испании, Италии и Греции, в европ. России и в Сибири, по крайней мере до Байкала. Встречается как в больших реках, так и в речках, на взморье, в озерах и проточных прудах; избегает только рек с сильным течением. Пищу Е. составляют мелкие ракообразные, насекомые и их личинки; весною он поедает в большом количестве также икру рыб, чем в небольших озерах скоро истребляет других рыб, почему нередко, особенно в сев. России, встречаются озера, населенные только одними Е. Ранней весной стаи Е., зимовавшие в ямах, выходят на более мелкие места для нереста. Время нереста находится, вероятно, в зависимости от таяния льда: в реках он происходит значительно раньше, чем в озерах. В юго-зап. России нерест Е. бывает в феврале, на Дону - в марте, в средней России в начале апреля, на севере и в уральских озерах - в начале мая. При этом Е. не предпринимают далеких путешествий, но все-таки несколько поднимаются по течению и из больших рек или озер заходят в устья мелких притоков. Для нереста Е. выбирают довольно глубокие места с твердым, не илистым дном. Студенистая, желтоватая икра ложится на дно густым слоем; развиваются яички довольно медленно; молодь выклевывается из них не ранее как через две недели, и остается на местах вывода, вероятно, до конца лета. Е. всегда избегает солнечного света и теплой воды, а потому летом, редко встречается на глубине менее сажени; по образу жизни это придонная рыба: тесными рядами стоять они, плотно прижимаясь ко дну. Это общественная и миролюбивая рыба. Шипы его жаберных крышек и иглы спинного плавника служат ему защитой от хищных рыб: щука почти не трогает Е.; однако налим и отчасти сом все-таки пожирают Е. Все лето Е. ведет довольно оседлую жизнь; к осени собирается в большие стаи. Зимует всего чаще в устьях небольших рек, в глубоких ямах; сначала он еще принимает пищу, но в середине зимы перестает есть вовсе до сильных оттепелей. Как промысловая рыба, Е. не имеет большого значения; сетями и неводами он ловится в большом количестве только в озерах и на взморье, и потребляется большею частью на месте. Дорого ценится, как одна из лучших рыб для ухи, только живой, или совершенно свежий, покрытый слизью Е.; мороженые Е. стоят дешевле мелкого окуня. Всего более ловится Е. по Балтийскому побережью, в Финском заливе, в устьях Невы, во многих сев. озерах, напр. Ильмене. В Прибалтийских губерниях и в Пруссии он служит местами главной пищей прибрежного населения. Другой русский вид Е. ерш-носарь, бирючок, бобырь (Асеcerina rossica Pall) отличается от обыкновенного Е. удлиненным телом и дленным рылом; кроме того, чешуя у него гораздо мельче (в боковой линии 55 - 60 чешуй, у Е. 37- 40) и в передней части спинного плавника больше колючих лучей (17 19). Общий цвет тела желтоватый, спина оливково-зеленая, брюхо серебристое; по бокам тела и на спинном плавнике несколько рядов темных пятнышек. Несколько крупные обыкновенного ерша. Ерш-носарь встречается только в реках Черноморского бассейна, в Днестре, Буге, в Дону (до Воронежа и выше), в Донце до Изюма, в Днепре (до Смоленска), в Припяти, Тетереве, Десне. Везде, где он водится, он по большей части многочисленнее обыкновенного Е. Образ жизни Е. носаря мало известен; он любит быстротекущие воды с чистым дном, почему в низовьях встречается редко. Питается червями и насекомыми. Мечет икру в конце апреля - начале мая. Мясо его очень ценится. Сходный с ним вид или разновидность его водится в Дунае и его притоках (А. schraetzer L.). См. Сабанеев, "Рыбы России" (М., 1892).

В. Ф.

Ершов

(Петр Павлович, 1816 - 1869) - автор известной сказки "Конек-Горбунок", уроженец Сибири; образование получил в тобольской семинарии и спб. унив.; был учителем, инспектором и, наконец, директором тобольской гимназии. Е. печатал стихотворения в "Библиотеке для Чтения" О. И. Сенковского и в "Современнике" П. А. Плетнева; в III-м т. "Сборника литературных статей, посвященных русск. писателями памяти А. Ф. Смирдина" поместил "Сцены Таз-Баши. Кузнец Базим или изворотливость бедняка", переделанные им из повести Жуковского. Известность доставила Е. сказка "Конек-Горбунок", написанная им еще на студенческой скамье и впервые напечатанная отрывком в 3-м томе "Библиотеки для Чтения" 1834 г., с похвальным отзывом Сенковского. Вслед затем она вышла отдельною книжкою и при жизни Е. выдержала 7 изданий; начиная с 4-го издания, в 1856 г., стала печататься с восстановлением тех мест, которые в первых изданиях заменены были точками. "Конек-Горбунок" - произведение народное, почти слово в слово, по словам самого автора, взятое из уст рассказчиков, от которых он его слышал; Е. только привел его в более стройный вид и местами дополнил. Простой, звучный и сильный стих, чисто народный юмор, обилие удачных и художественных картин (конный рынок, земский суд у рыб, городничий) доставили этой сказке широкое распространение, даже за пределами России, напр. в Галиции между русинами; она переведена на чешский яз. ("Konik-hrbounek") и вызвала массу подражаний (напр., "Конек-Горбунок с золотой щетинкой"). А. С. Пушкин, прочитав эту сказку, сказал Е.: "теперь этот род сочинений можно мне и оставить". Белинский почему-то видел в ней подделку, написанную, правда, "очень недурными стихами", но в которой "есть русские слива, а нет русского духа". В 1864 г. на петербургской сцене по сказке Е. поставлен был Сен-Леоном балет "Конек-Горбунок". Ср. А. Ярославцева, "П. П. Е." (СПб., 1872).

Есипова

(Анна Николаевна) - известия русская пианистка, род. в 1851 г., одна из блестящих учениц спб. консерватории. Многочисленные концерты в России, Зап. Европе и Америке дали ей широкую известность. С 1893 г. состоит проф. фортепианной игры в спб. консерватории.

Н. С.

Ессеи

одна из сект в иудействе, получившая начало в первой четверти II в. до Р. Х. Первоначальные сведения о них находятся у Филона, Иосифа Флавия и Плиния старшего. Во времена первых двух названных историков Е. было около 4000. Развеянные в Палестине, они жили сначала в городах и деревнях, под именем ассидеев, и, как думают новейшие ученые, составляли ту национальную партию в еврействе, которая боролась с другой, более могущественной партией - эллинистов. Затем, по Филону, почувствовав отвращение к испорченным нравам городов, а по мнению новейших исследователей - потеряв надежду на успех в борьбе за национальные начала еврейской жизни, Е. удалились на СЗ от Мертвого моря и, составив там обособленные колонии, избегали встречи с остальными соплеменниками даже в храме иерусалимском, образовали из себя строго замкнутый орден, жили безбрачно, но принимали и воспитывали в своих понятиях чужих детей; принимали в свое сообщество и других, после трехлетнего испытания. При приеме вступающий в орден должен был под страшною клятвою дать обет: чтить Бога, быть справедливым ко всем, никому не вредить, быть врагом неправды, сохранять верность властям, достигнув власти не превозноситься, не отличать себя от других особою одеждой и украшениями, обличать ложь в любить истину, ничего не утаивать от сочленов и о них ничего посторонним не сообщать, воздерживаться от незаконной прибыли, догматов ессейского учения никому не передавать, не употреблять клятвы, верно хранить писания (древние книги) Е. и имена ангелов (по Тосту и Грецу - таинственные имена Божии). Далее, по рассказу Филона, Е. не приносили кровавых жертв (по Флавию - они не приносили этих жертв лишь в иерусалимском храме), усердно занимались земледелием, пчеловодством, скотоводством, ремеслами, а также врачеваньем (посредством произнесения заклинательных формул и стихов); не делали оружия и отвергали войну; признавали лишь общую собственность; безусловно отрицали рабство; помогали друг другу всячески; учили, что все они братья между собою. Все потребное для себя они изготовляли сами, избегая сношений с торговцами. Теософию они считали праздною болтовнею, но много занимались аллегорическим толковавшем Библии и учением о нравственности. Жили они не по одиночке, а общинами, каждая в особом доме; имели общий стол; младшие чтили старших, как дети отцов, окружая их всякою заботливостью. По словам И. Флавия, Моисея Е. ставили непосредственно после Бога (почему особенно строго чтили субботу) и хулу на него наказывали смертью. Жили они, вообще, безбрачно, не потому, чтобы отрицали брак, а потому что считали безбрачие выше брака. Одна отрасль секты позволяла своим членам вступать в брак; но как скоро жена беременела, муж прекращал с нею общение, желая доказать, что взял ее не для удовольствия, а для произведения детей. Презирая украшения, Е. не мазались маслом, одежду носили одну и ту же до совершенной ее негодности, но на свои трапезы одевали всегда особого покроя белое платье. Их доходами распоряжались на общую потребу избранные ими попечители и священники. Помогали бедным и не принадлежащим к ордену. Вставали до восхода солнца и не говорили ни о чем житейском; приветствовав солнце молитвою (что вовсе не означает, вопреки мнению некоторых, парсизма), они отпускались начальствующими (без ведома которых не позволялось ничего делать, кроме дел милосердия достойному и подачи пищи голодному) на работы, по окончании которых купались в холодной воде (что имело значение религиозного очищения) и садились затем, надев чистую одежду (в особенном доме, в который вход посторонним запрещался), за трапезу, которая имела вид священнодействия. За большие преступления виновные исключались из общества и, оставаясь верными клятве не принимать пищи вне его, умирали голодною смертью; искренно раскаявшиеся принимались обратно. Судьи у Е. (числом не менее 100) были "строги и справедливы". В исполнении узаконений своего ордена Е. были очень строги; славную смерть предпочитали постыдной жизни. Орден разделялся на четыре степени (не считая степени испытуемых), по времени вступления, причем одна степень отделялась от другой так строго, что высшие чрез соприкосновение с низшими становились нечистыми. Е., особенно глубоко изучившим Св. Писание и приготовленным особыми аскетическими очищениями, приписывали дар предсказывать будущее. Е. учили, что душа состоит из тончайшего эфира и заключена в тело, как в темницу (вследствие своего падения), из которой после смерти человека улетает на небо; для праведной души место вечной жизни - в блаженных полях по ту сторону океана; злые души вечно мучатся в холоде и мраке. Е. верили в предопределение. По мнению Неандера, ессейское учение заимствовано от халдеев, со времени плена вавилонского. По мнению Деллингера, в основе ессеизма лежат больше греческие, пифагорейские идеи, чем собственно иудейские. Эвальд, Грец и Иост считают Е. учением чисто иудейского происхождения, различно объясняя его отношение к фарисейству и саддукейству. Находят также генетическое отношение Е. с египетскими терапевтами, расходясь (Гфререр и Газе) в вопросе о том, которое из этих учений предшествовало другому. Столь же различны мнения по вопросу об отношении Е. к христианству. Из древних Евсевий Кесарийский и блаж. Иероним думали, что отрасль ессеев - египетские терапевты - была не что иное, как первые александрийские христиане, обращенные ап. Марком, а хранимые ими "писания древних мужей" евангелия и послания апостолов. Это мнение Евсевия отвергнуто на основании хронологических соображений, не допускающих одновременности терапевтов и еванг. Марка. Из современных ученых Грец, отрицая подлинность сочинения Филона о терапевтах, приписывает его христианину какой-либо энкратитогностической или монтанистической секты, терапевтов же признает христианами, но не первыми слушателями ев. Марка, а аскетами еретического направления. Ученые сходятся в том, что ессеизм до некоторой степени подготовил почву для воспринятия христианства и что между первыми массами последователей И. Христа было много ессеев; но из них-то именно образовались те иудействовавшие гностические секты, против которых предостерегали апостолы. См. прот. И. А. Лебедева, "Ессеи и терапевты" ("Дух Христианина", 1862); Lucius, "Der Essenisinus und das Judenthum" (1889); Лурье, "Ессеи" ("Историческое Обозрение", книга IV, 1892).

Н. Барсов.

Ессентуки

станица Терской области, в долине, вдоль левого берега р. Подкумка, на выс. 603 м. над поверхностью моря, в 15 вер. от г. Пятигорска. Название свое получила от р. Ессентук, впадающей ниже станицы в р. Подкумок. Известна своими минеральными источниками. Первое сообщение о них принадлежит знаменитому филантропу и врачу Гаазу, в 1810 г. Настоящая известность их начинается со времен д-ра Нелюбина, описавшего в 1823 г. 23 источника, из числа которых ?? 1 - 18 отнесены к группе щелочных источников, а ?? 19 - 23 к группе серно-щелочных. Первоначально все место, где находились источники, принадлежало казачьему войску, но в 1847 г. источники, со всею ближайшею окружающею местностью, поступили в собственность казны. Наибольшею известностью пользуются ?? 4, 18 и 17. Первые анализы их, произведенные Нелюбиным и Фритче, в настоящее время имеют только историческое значение.

Ессентукские минер. воды по своему составу относятся к соляно-щелочным водам. Главные составные их части: двууглекислый и хлористый натрий. Из заграничных вод наиболее подходят к ним Ems, la Bourboule, Selters, Vichy, Luhasckowitz, значительно уступающие ессентукским по количеству растворенных в них солей. Дебит источников вообще небольшой и потому давно служит предметом общего внимания. В особенности это относится к ? 17. Физиологическое действие ессен. вод принадлежит преимущественно главным составным частям их - двууглекислому и хлористому натру. Значение других составных частей менее известно. Ес. минеральные воды действуют растворяющим образом на мочевые и желчные камни. Кроме этого, он способствуют всасыванию патологических продуктов и вообще имеют широкое применение при различных формах диспепсии, хроническом катаре желудка и кишок, затем при различных заболеваниях печени, почек, мочевого пузыря, при мочевых и желчных камнях, диабете, подагре и заболеваниях женских половых органов. Для внутреннего употребления служат преимущественно источники ?? 4, 6, 17 и 18. Для наружного употребления назначают ессентукския воды в виде ванн, спринцеваний, ирригаций, душей и т. п. Ванны делаются из чистой минер. воды и с примесью продуктов Тамбуканского озера. Из последних чаще применяются грязевые ванны. Климат Е. менее ровный, сравнительно с Кисловодском и Железноводском. За 6 лет. (1886 - 92) в Е. летом maximum t 22ё. Ср. атм. дав. 710 мм., minimum относ, вл. 60, a maximum атмосф. осадков 164 см. Суточный колебания tё иногда довольно значительны. Господствующие ветры - юго-зап. и восточные. Бури и ураганы редки. Растительность бедная, степная; лесов в окружности нет, парк насажан искусственно. Невыгодную сторону Е. составляет сырость почвы в нижней части парка. Гостиниц три. Ср. Фомин; "Сборник анализов воды", ("Кавк. минер. ист.", с 1867 - 86); Л. Бертенсон и H. Воронихин, "Минеральные воды" (изд. 1876 и 82), Дубелир, "Вестник водолечения" (1881, ? 6); Кликович, Левашев, "Еженедельная газета Боткина" (1882 - 83); Кремянский, "О действии ессентукской мин. воды на организм" (В. М. Ж.); Неткачев, "Об азотистом обмене под влиянием источи. ? 17"; (1887); Васильев, "О действии ессентукской воды ? 17 на азотистый обмен" (1887); Г. А. Захарьин, "Клинические лекции" (1889); Исаев, "О физиологическом действии ессентукской воды источника ? 17 на организм животных" (1886); Навасартьянц, "О влиянии Е. ? 17 воды на азотистый обмен и усвоение азота" (1890).

А.

Естествознание.

В самом широком и наиболее правильном смысле под именем Е. должно понимать науку о строении вселенной и о законах ею управляющих. Стремление и цель Е. заключается в механическом объяснении строения космоса во всех его подробностях, в пределах познаваемого, приемами и способами, свойственными точным наукам. т. е. посредством наблюдения, опыта и математического вычисления. Таким образом все трансцендентальное не входит в область Е., ибо его философия вращается в пределах механического, следовательно строго определенного и отграниченного круга. С указанной точки зрения все отрасли Е. представляют 2 главных отдела или 2 главные группы, а именно. I. Общее Е. исследует такие свойства тел, которые присвоены им всем безразлично, а потому и могут называться общими. Сюда относится механика, физика и химия, достаточно охарактеризованные в дальнейших соответствующих статьях. Вычисление (математика) и опыт суть главные приемы в этих отраслях знания. II. Частное Е. исследует формы, строение и движение, свойственные исключительно тем разнообразным и бесчисленным телам, которые мы называем естественными, с целью разъяснить представляемые ими явления помощью законов и выводов общего Е. Вычисление и тут может прилагаться; но сравнительно только в редких случаях, хотя достижение возможной точности и тут состоит в стремлении свести все к вычислению и к решению вопросов синтетическим путем. Последнее уже достигнуто одною из отраслей частного Е., а именно астрономией в ее отделе, называемом небесной механикой, тогда как физическая астрономия может разрабатываться главным образом помощью наблюдения и опыта (спектральный анализ), как то свойственно всем отраслям частного Е. Таким образом сюда относятся следующие науки: астрономия, минералогия в обширном значении этого выражения, т. е. со включением геологии, ботаника и зоология. Три под конец названные науки и до сих пор именуются в большинстве случаев естественною историею, это устаревшее выражение следовало бы устранить или применять только к их чисто описательной части, получившей в свою очередь более рациональные названия, смотря потому, что собственно описывается: минералы, растения или животные. Каждая из отраслей частного Е. подразделяется на несколько отделов, получивших самостоятельное значение, вследствие своей обширности, а главное вследствие того, что изучаемые предметы приходится рассматривать с различных точек зрения, требующих при том своеобразных приемов и методов. Каждая из отраслей частного Е. имеет сторону морфологическую и динамическую. Задача морфологии состоит в познании форм и строения всех естественных тел, задача динамики - в познании тех движений, которые своею деятельностью вызвали образование этих тел и поддерживают их существование. Морфология посредством точных описаний и классификаций получает выводы, которые считаются законами или вернее морфологическими правилами. Эти правила могут быть более или менее общими, т. е., напр., относится к растениям и животным, или только к одному из царств природы. Общих правил относительно всех трех царств нет, а потому ботаника и зоология составляют одну общую отрасль Е., называемую биологиею. Минералогия следовательно, составляет более обособленное учение. Морфологические законы или правила принимают все более и более частный характер по мере углубления в изучение строения и формы тел. Так присутствие костяного скелета есть закон, относящийся только к позвоночным, присутствие семян - есть правило только касательно семенных растений и т. д. Динамика частного Е. состоит из геологии в среде неорганической природы и из физиологии - в биологии. В этих отраслях прилагается преимущественно опыт, а отчасти даже вычисление.

Степень развития, а также свойства самих предметов изучения перечисленных наук были причиною, что как уже сказано, методы ими употребляемые весьма различии. Вследствие этого каждая из них распадается на множество отдельных специальностей, представляющих нередко значительную целостность и самостоятельность. Так, в физике, оптика, акустика и пр. изучаются самостоятельно, хотя движения, составляющие сущность указанных явлений, и совершаются по законам однородным. Между частными науками, древнейшая из них, а именно небесная механика, составлявшая еще недавно почти всю астрономию, сведена почти исключительно к математике, тогда как физическая часть этой науки призывает на свою помощь химический (спектральный) анализ. Остальные частные науки разрастаются с такою быстротою в достигли такого необыкновенного расширения, что дробление их на специальности усиливается с каждым почти десятилетием. Так в зоологии считают, хотясовершенно неправильно, отдельными науками: маммологию или науку о млекопитающих, орнитологию или науку о птицах, эрпетологию или науку о гадах, энтомологию или науку о членистоногих и т. д. Кроме того, некоторые из специальностей, хотя и разрабатываются отдельно, но представляются скорее методами, вспомогательными частями, хотя и они возводятся на степень наук. Такова эмбриология или учение о развитии организмов, такова также, тератология или наука об уродливостях. Если бы эти учения не вели к установлению действительного сродства между организмами и гомологии между органами, они представляли бы только собрание любопытных фактов; но методологическое значение эмбриологи так велико, что она в настоящее время получила первенствующее значение. Науки прикладные, особенно же утилитарные, до такой степени зависят от общих и частных, что и самое усовершенствование их немыслимо без усовершенствования Е. теоретического. Поэтому самые древнейшие из этих наук, каковы технология и сельское хозяйство, остаются до сих пор в большей части своих отраслей на степени искусств и представляют частые колебания и перемены в своих положениях и приемах.

А. Бекетов.

Ефрем Сирин

один из великих учителей церкви IV в. Родился в Низибии, в первых годах IV в.; скончался, вероятно, в начале V в. По сказанию его сирского жизнеописания, Е. был сын языческого жреца, который за обращено его ко Христу изгнал его из родительского дома. Сам Е. называет себя человеком "неученым и малосмысленным"; но это сказано им лишь по смирению: его учености "удивлялся", по выражению Феодорита, Василий В. В сочинениях самого Е. видно хорошее знакомство с произведениями не только христианских ученых, но и с "эллинскою мудростью", с языческою мифологиею и началами тогдашнего естествознания. В своих проповедях Е. нередко говорит о пользе знания и образования, которое, по выражению его, "выше богатства". Сочинения Е. еще при его жизни переведены были на греческий язык; по словам Иеронима, они читались в церквах после св. Писания, как это в древности делалось с творениями Ерма и Климента Римского. Число его сочинений, по Фотию, простиралось до 1000, не считая составленных им и вошедших отчасти в богослужебное употребление молитв, а также стихотворений, излагавших учение церковное и положенных на народные напевы с целью противодействовать распространению ереси Вардесана. Русский перевод творений Е. (моск. дух. акад., 1848 - 53) не содержит в себе даже всех изданных его творений (всего лишь 265 заглавий). Первое место между соч. Е. занимают его толкования на св. Писание, дошедшие до нас не вполне. Между экзегетами восточной церкви Е. занимает одно из первых мест. Особенную цену его толкованиям придает знание еврейского языка, этнографии и географии Палестины. Гораздо ниже по достоинству догматствование Е. По умственному развитию церкви сирской в его время нужно было скорее элементарное изложение христианского учения, чем его спекулятивное и Диалектическое истолкование; к тому же сам Е. по складу своих духовных сил был не столько мыслитель, сколько оратор и поэт. Из своего знакомства с "эллинскою мудростью" он вынес отрицательное отношение к ней и все свое теоретическое Миросозерцание обосновывает исключительно на религиозных началах, на т. н. вере церкви, чуждаясь спекулятивного богословия. Это охранительное, строго конфессиональное направление богословия Е. составляет черту, резко обособляющую его от других великих церковных учителей его времени. Даже в своих противоеретических сочинениях он большею частью не входит в ученое обсуждение еретических доктрин, а довольствуется лишь указанием на несогласие их с верою церкви и глубокою скорбно о нечестии еретиков-вольнодумцев. Лучшую часть сочинений Е. составляют его проповеди, особенно нравоучительные. Он не столько доказывает, сколько высказывает свои мысли и чувства. "Сирский пророк" (название, данное ему современниками) является здесь в своей прирожденной сфере; он - истинный и настоящий оратор в христианском смысле слова. Его речи чужды искусственной конструкции и условной риторики; проповедь его часто обращается в настоящую гимнологию: бесконечное разнообразие сравнений доходит иногда до излишнего словообилия и чрезмерного аллегоризирования. Господствующий аргумент в его проповедях - умелая цитата из св. Писания; главное содержание их - учение о жизни для Бога и в Боге. Несоответствие действительной жизни христианского общества с христианским идеалом наполняет его душу неутешною скорбью. Он говорит о покаянии, об удалении от суеты мирской, о борьбе со страстями; изображает смерть, страшный суд, загробную судьбу грешников и праведников. Чуждый крайнего ригоризма, он благословляет брак и семью, советует родителям заботиться о воспитании детей для жизни, о хорошем замужестве для дочерей, об определении сыновей на службу общественную и государственную. Его проповедь покаяния не есть проповедь мрачного и безотрадного состояния духа. Он обращает мысль слушателя к христианскому учению о благости Божией; уныние выставляется им как тяжкий грех. Одни поучения его кратки и имеют форму гномических наставлений древних греческих философов; другие изложены в форме до-оригеновской гомилии, т. е. настоящей беседы - диалога учителя с учениками; третьи представляют тип оригеновской гомилии, т. е. последовательного толкования большего или меньшего отрывка св. Писания, перемежающегося нравоучениями; четвертые настоящие обширные тематизованные слова (logoi), характеризуемые всесторонним объяснением предмета и истинно ораторским изложением. К этой группе, самой многочисленной, принадлежат наиболее известные проповеди Е.: семь слов о втором пришествии Христовом, о воскресении мертвых, о страданиях Спасителя, о кресте, о терпении, о вере, о посте, о добродетелях и пороках, о гордости. См. Ассемани, "Ephremi Syri opera, quae exstant graece, syriace, latine" (Рим, 1732 - 1746, с приложением древних биографий Е. - Метафраста, Амфилохия, Палладия, неизвестного автора). Перечень позднейших исследований см. в статье проф. Н. Барсова в "Христианском Чтении" за 1886 г.: "Ефрем, как проповедник". Издания соч. Е.: Фосса (Рим, 1589 - 1697), в трех томах; упомянутое выше Ассемани (критич. оценка этого издания у Филарета, "Историч. учение об отцах церкви", 130); Aucher, "Ephremi commentarii in epistol. Pauli" (Венеция, 1833).

П. Барсов

Ехидна

(Echidna) - род млекопитающих из отряда однопроходных (Monotremata). (об замечательных особенностях этого отряда, к которому, кроме Е., принадлежит еще только утконос). У Е. низкое туловище, на коротких ногах; рыло вытянуто в трубочку, вроде клюва, покрытую роговой обложкой и безволосую; на конце этого клюва маленькая, узкая ротовая щель, из которой может далеко выдвигаться длинный, червеобразный язык. Зубов нет; на небе и на заднем конце языка сидят направленные назад роговые иглы. Хвост толстый, короткий; пальцы (по 5 на всех ногах) свободные, без плавательной перепонки; на задних ногах удлиненный коготь на втором пальце; у самцов на задних ногах выше пальцев находится острая, полая, роговая шпора. На спине и на боках между волосами сидят длинные иглы. Единственный вид Е. (Е. aculeata) водится на материке Австралии и на островах: Новой Гвинее и Тасмании, где он представлен особыми разновидностями. Типическая Е. aculeata материка Австралии достигает до 40 см. длины, из коих на хвост приходится 1 см. Длинные, крепкие иглы на спине достигают до 6 см. длины и прикрывают обыкновенно вполне лежащие между ними волосы. Иглы более или менее желтоватого цвета; мех на спине черный или темно-бурый, на брюхе бурый. Е. Новой Гвинеи отличаются меньшей величиной и более короткими иглами. Напротив, Е. Вандименовой земли значительно крупные, до 50 см. длины, и отличаются еще некоторыми другими признаками от типической формы. К предпочитают гористые местности равнине и подымаются о 1000 м. выше уровня моря. Любимое местопребывание - сухие леса, где они выкапывают себе норы и ходы под корнями. Днем Е. прячется в норе, а на добычу выходить ночью. Своими когтями Е. превосходно копает землю; при преследовании зарывается с чрезвычайною быстротою в землю, или свертывается в клубок, как еж. Питается насекомыми, главным образом муравьями и термитами. Е. разрывают лапами их постройки, высовывают из клюва свой длинный язык, в копта насекомые его облепят, втягивают его в рот. Размножается Е. (открыто в 1884 г. Гааке) яйцами; в период размножения у Е. образуется на брюхе из складки кожи особая сумка, в которую открываются молочные железы. В эту сумку попадает единственное яйцо, длиною в 15, шириною 13 мм., покрытое плотной, в роде пергамента, скорлупой. Во время вынашивания яйца в сумке наблюдается повышенная температура, краснота и сильный прилив крови к коже. Выведшийся детеныш продолжает оставаться в сумке, размеры которой постепенно увеличиваются (до величины кулака). О способе кладки яиц и продолжительности вынашивания яиц и детенышей еще ничего неизвестно. Мясо Е. употребляется как туземцами, так и европейцами в пищу. В Новой Гвинее встречается еще особый вид Е., относимый к особому роду: Proechidna bruijnii. Он отличается от предыдущего меньшим числом пальцев, коих лишь по три на каждой ноге) более длинным, загнутым вниз клювом, и малым развитием игл. Об его образе жизни ничего не известно.

В. Фаусек.

Число просмотров текста: 10740; в день: 2.34

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 3 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0