Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Документация и справочники
Брокгауз и Эфрон
Энциклопедия Брокгауза и Эфрона - Г

Гааз

(Фридрих Иосиф Hааs, Федор Петрович) - старший врач московских тюремных больниц, родился 24 августа 1780 г. в Мюнстерэйфеле, близ Кельна, изучал медицину в Вене, впервые приехал в Россию в 1803 г. и поступил на службу в 1806 г. в качестве главного врача Павловской больницы в Москве. В 1809 - 10 гг. дважды ездил на Кавказ, где изучил и исследовал минеральные ключи у подошвы Машука и в Ессентуках, открыв в последнем месте известный серно-щелочной источник и описав результаты своего путешествия в превосходной книге: "Ма visite aux eaux d\'Alexandre en 1809 et 1810". Отправившись после Отечественной войны за границу, на родину, Г. вскоре решился окончательно поселиться в России - и с 1813 г. жил безвыездно в Москве, где считался, в 1820-х годах, выдающимся и любимым врачом, имея обширную практику и весьма хорошие средства. Открытие в Москве, в 1829 г., комитета попечительного о тюрьмах общества, в состав которого он был призван московским генерал-губернатором кн. Д. В. Голицыным, имело огромное влияние на всю его жизнь и деятельность. Предавшись заботе об участи арестантов с неиссякающей любовью и неустанной энергией, Г. оставил постепенно свою врачебную практику, роздал свои средства и, совершенно забывая себя, отдал все свое время и все свои силы на служение "несчастным", сходясь во взгляде на них с воззрением простого русского человека. Состояние тюремного дела в России было, перед введением тюремных комитетов, самое печальное. Даже в столицах полутемные, сырые, холодные и невыразимо грязные тюремные помещения были свыше всякой меры переполнены арестантами, без различия возраста и рода преступления. Отделение мужчин от женщин осуществлялось очень неудачно; дети и неисправные должницы содержались вместе с проститутками и закоренелыми злодеями. Все это тюремное население было полуголодное, полунагое, лишенное почти всякой врачебной помощи. В этих школах взаимного обучения разврату и преступлению господствовали отчаяние и озлобление, вызывавшие крутые и жестокие меры обуздания: колодки, прикованная к тяжелым стульям, ошейники со спицами, мешавшими ложиться и т.п. Препровождение ссыльных в Сибирь совершалось на железном пруте, продетом сквозь наручники скованных попарно арестантов. Подобранные случайно, без соображения с ростом, силами, здоровьем и родом вины, ссыльные, от 8 до 12 человек на каждом пруте, двигались между этапными пунктами, с проклятиями таща за собою ослабевших в дороге, больных и даже мертвых. Устройство пересыльных тюрем было еще хуже, чем устройство тюрем срочных. Г. постиг и всем сердцем усвоил себе высокую задачу попечительного о тюрьмах общества. Двадцать три года, изо дня в день, словом и делом боролся он с напрасною жестокостью в осуществлении наказания, обращавшею кару в муку, и был заступником за "человека", черты которого он умел видеть и находить в самых грубых отверженцах общества. Предпринятый им, прежде всего, поход против прута, после долгих противодействий, затруднений и неудач, окончился, при содействии князя Голицына, относительным успехом: было разрешено всех ссылаемых, шедших чрез Москву из 22 губерний, препровождать не на пруте, а в кандалах. Хотя защитники прута и взяли верх после смерти Голицына (1844) , но фактически, до самой кончины, Г., вследствие его просьб, настоянии и пожертвований, никто из Москвы на пруте не уходил. На кандалы, для перековки ссыльных, особой суммы не отпускалось, и Г. постоянно снабжал пересыльный замок изготовленными по его заказу, значительно удлиненными и облегченными, кандалами, деньги на которые, чрез него же, постоянно представлялись в тюремный комитет "неизвестным благотворителем". Благодаря предстательству Г., было отменено бритье половины головы женщинам и ссыльным, а также страждущим колтуном. По его ходатайству, был устроен, на средства купца Рахманова, рогожский полуэтап и под его личным надзором перестроена значительная часть московского губернского тюремного замка, сообразно с требованиями гигиены и разумного человеколюбия; наконец он же добился - после упорных препирательств с тюремным комитетом и ряда пожертвований от "неизвестного благотворителя", - обшития кожей, сукном или полотном ручных и ножных обручей от цепей ссыльных, причем вскоре (в 1836 г.) эта мера была обязательно распространена на всех пересылаемых в России. Присутствуя при отправлении каждой партии арестантов из Москвы, знакомясь с ними и их нуждами за несколько дней до их ухода, Г. заставлял перековывать их при себе, следил за их здоровьем и решительным образом оставлял на некоторое время в Москве - несмотря на постоянные столкновения с местным начальством, протестовавшим против делаемого им беспорядка в статейных списках - всех тех, кто был болен, слаб или нуждался в душевном утешении и ободрении. Наделив привезенными им припасами остальных, благословив и поцеловав тех, кто, по его выражению, "hat es nicht los gemeint", Г. шагал иногда вместе с партией несколько верст и затем, распростившись вновь и наделив всех сочиненной им нравоучительной книжкой: "А. Б. В. христианского благочестия", возвращался домой, удручаемый мыслию, как он писал в одном официальном рапорте, "об ангеле Господнем, который ведет свой статейный список". Но этим не оканчивалась его забота об ушедших. Он переписывался с ними, исполнял их просьбы издалека - видался с их родными, высылал им деньги и книги. Ссыльные прозвали его "святым доктором", с любовью расспрашивали о нем посещавших сибирские поселения лиц и соорудили на свой счет в память его, в Нерчинском остроге, икону св. Феодора Тирона. Но и находившиеся в Москве арестанты в равной мере пользовались самоотверженным участием Г. Он настоял на учреждении в 1834 г. из директоров тюремного комитета справщиков по арестантским делам, и, когда они очень скоро охладели к этой обязанности, один за всех исполнял ее, собирая справки по делам, ходатайствуя об ускорении последних, разъезжая, несмотря ни на какую погоду и на огромные московские расстояния, по судам, канцеляриям и полицейским участкам. Он собрал в разное время большие суммы для снабжения пересылаемых арестантов рубахами, а малолетних - тулупами; он же в течение 20 лет делал ежегодные пожертвования на покупку бандажей для арестантов, страдающих грыжею. Наконец, Г. был настойчивым ходатаем за тех, кто по его предположению, оправдываемому тогдашним состоянием уголовного правосудия, был невинно осужден, или же, по особым обстоятельствам, заслуживал и особого милосердия. В журналах московского тюремного комитета записано 142 предложения Г. о ходатайствах относительно пересмотра дел или смягчения наказания. В этого рода хлопотах он не останавливался ни пред чем, вступал в горячие споры с митрополитом Филаретом, писал письма императору Николаю и прусскому королю, брату императрицы Александры Федоровны, а однажды, при посещении государем тюремного замка, умолял о прощении 70 летнего старика, предназначенного к отсылке в Сибирь и задержанного им по болезни и дряхлости в Москве, не хотел вставать с колен, пока растроганный Государь не изрек помилования.

Сознавая, что многие из преступников явились сами жертвами отсутствия религиозного и нравственного развития, Г. особенно заботился о последнем. Пользуясь дружбою петербургского негоцианта Мерилиза, он склонил его к обширным пожертвованиям (до ста тысяч экземпляров) духовно-нравственными книгами и Священным Писанием, для раздачи арестантам, сам, кроме того, закупал большие партии таких книг для отсылки в Сибирь. Между арестантами было много ссылаемых по распоряжению помещиков. Иногда они следовали с детьми, иногда дети оставлялись и родители шли в Сибирь одни. Г. горячо, но бесплодно старался побудить комитет к ходатайству о пересмотре 315 и 322 ст. т. XIV, предоставлявших помещикам право ссылки их крепостных. Более успешны были его хлопоты о выкупе оставленных детей, для отдачи их родителям; и о дозволении помещикам не разлучать детей с родителями. Комитет, отчасти на сумму, завещанную в распоряжение Г. Федором Васильевичем Самариным, отчасти на представленные Г. пожертвования "некоторых благотворительных лиц", выкупил с 1830 по 1853 г. 74 человека и успешно ходатайствовал о безвозмездном отпуске детей в 200 слишком случаях. По почину Г., тюремный комитет с 1830 г. ежегодно уделял из своих средств сумму на "искупление" несостоятельных должников, а с 1832 г., при деятельном участии Г., был собран капитал для помощи семействам несостоятельных.

Как тюремный врач, Г. проявлял необычную личную заботливость о больных, лечившихся в тюремной больнице - отделении Старой Екатерининской в Москве. Он по нескольку раз в день навещал их, беседовал с ними подолгу о их делах и домашних, и настойчиво требовал, чтобы в больнице никто - ни больные, ни служебный персонал, ни посетители - не лгали. Обнаружив неправду, он штрафовал, в пользу бедных, и служащих и посетителей. Не добившись утверждения составленного им устава трезвости между служащими, он все-таки фактически ввел его в действие. Воспользовавшись временным перемещением арестантов в казенный дом близ Покровки, он, по выводе их, стал принимать туда бесприютных, заболевших на улицах, и постепенно, подвергаясь всевозможным нареканиям и начетам, после горячих просьб и слез перед генерал-губернатором, требовавшим немедленного очищения казенного дома, добился молчаливого узаконения заведенного им обычая.

Так мало-помалу образовалась, без официального утверждения, благодаря упорству "святого доктора", полицейская больница, называемая народом до сих пор "Газовскою". Со введением нового городского устройства, это любимое детище Г. получило прочную организацию и существует ныне под именем больницы имени Императора Александра III. В небольшой квартире при этой больнице, в самой скудной обстановке, среди книг и астрономических инструментов, жил последние годы и умер Гааз; в ней же подавал он советы массе приходивших к нему по утрам больных, снабжая их бесплатно лекарствами и делясь с ними своими последними скудными средствами. Популярность его среди населения Москвы была столь велика, что во время холеры 1848 г. граф Закревский просил его, при разъездах по городу в известной всем старомодной пролетке, останавливаться на площадях и успокаивать народ, который его охотно слушал, безусловно веря "своему доктору". В это же время, чтобы убедить товарищей врачей в безопасности прикосновения к холерным больным, 70-летний Г. сел в ванну, из которой только что был вынут умиравший холерный, и просидел в ней полчаса.

Своеобразный в одежде (фрак, жабо, короткие панталоны, черные чулки и башмаки с пряжками) , в образе жизни и в языке - живом, образном и страстном, - Г. жил в полном одиночестве, весь преданный делу благотворения, не отступая ни пред трудом, ни пред насмешками и уничижением, ни перед холодностью окружающих и канцелярскими придирками сослуживцев. Его девиз, неоднократно повторяемый им в посмертной его книге "Appel aux femmes": "торопитесь делать добро", подкреплял его и наполнял своим содержанием всю его жизнь. "Чудак" и "фанатик" в глазах одних, "святой" в глазах других - он бестрепетно говорил всем правду и был всегда бодр и ясен духом. Высокий ростом, сангвиник, с добрыми и вдумчивыми голубыми глазами, в поношенном платье и заштопанных чулках, он был вечно в движении и никогда не бывал болен, пока первая и последняя болезнь не сломила его. 16 августа 1853 г. он умер, трогательно простясь со всеми, кто шел в открытые по его желанию двери его квартиры, и был, сопровождаемый громадною толпою народа, похоронен на католическом кладбище на Введенских горах. См. Воспоминания Евгений Тур в "Русской Речи", очерк Лебедева в "Русском Вестнике" 1858 г.; некролог в "Московских Ведомостях" 1853 г. Главный материал для изучения деятельности Г. - в делах московского тюремного комитета и московской врачебной управы.

А. Кони.

Автору этой статьи принадлежит честь извлечения имени Г. из забвения, которому оно так незаслуженно подверглось. Обширным этюдом о Г., прочитанным в с.петербургском юридическом обществе в январе 1890 г., он напомнил русскому обществу об одном из замечательных его деятелей. Зимою 1891 - 92 г. чтение это было несколько раз повторено в пользу пострадавших от неурожая. В полном своем объеме этюд А. Ф. Кони будет напечатан в одном из наших журналов.

Ред.

Габсбурги

(Habsburg) - германо-австрийская династия. Свое имя она получила от замка Габсбург, построенного в 1027 г. на Ааре, в Швейцарии. Габсбургам первоначально принадлежало ландграфство верхнего Эльзаса и некоторые земли в Люцерне. Фридрих I расширил эти владения, а при внуке его Г. приобрели и графство Ааргау. В первой половине XIII века владения графа Рудольфа были разделены между его сыновьями, Альбрехтом Мудрым и Рудольфом. Рудольф основал так называемую Лауффенбургскую линию Габсбургского дома, которая, в свою очередь, распалась на две линии, но вымерла в начале XV века (1415) . Альбрехт Мудрый, родоначальник главной линии династии, расширил свои владения браком с Гельвигой Кибургской. Сын его был знаменитый Рудольф I, основатель немецкой династии Габсбургов. В борьбе с Оттокаром Богемским он расширил свои владения присоединением к ним Крайны, Каринтии, Штирии и других земель. Они составили так называемое родовое имение Г. - Hausmacht. У Рудольфа было три сына, Альбрехт, Гартман и Рудольф; сын последнего, Иоанн, известен под именем Parricida, как убийца своего дяди Альбрехта. Император Альбрехт I имел 5 сыновей, из которых второй - Фридрих III Красивый (умер 1330) получил Австрию, а третий - Леопольд (умер 1326) - земли в Эльзасе, Гельвеции и Швабии. Сыновья Фридриха Красивого умерли без наследников; остальные сыновья Альбрехта I, Альбрехт II и Оттон (Рудольф умер еще в 1307 г.) правили совместно. Сыновья Оттона умерли бездетными, Альбрехт имел сыновей: Рудольфа Тирольского (умер 1365) , Фридриха II (умер 1362) , Альбрехта III (умер 1395) и Леопольда III (умер 1386) . Старший из них, Рудольф IV, получил титул эрцгерцога и правил всеми землями. Его линия (Альбертинская) царствовала в Австрии до 1457 г. У Альбрехта III был сын Альбрехт IV (умер 1404) , оставивший сына, Альбрехта же, избранного в 1438 г. на герм. престол (умер 1439) . У последнего был сын Владислав (Posthumus) , умерший бездетным в 1457 г. Леопольд III имел 4-х сыновей, из которых двое умерло, а двое, Эрнст и Фридрих, разделили земли Леопольдиской линии. Сын Фридриха Сигизмунд умер в 1496 г., а сын Эрнста, Фридрих, был избран на германский престол в 1440 г. и умер в 1493 г. Его сын Максимилиан, женившись на Марии Бургундской, присоединил к своему дому значительную часть богатого бургундского наследия. Он умер в 1519 г. Внук его, Карл V, сын Филиппа Красивого и Донны Хуаны Испанской, соединил в своих руках германскую и испанскую короны. Брат его Фердинанд получил австро-немецкие владения, которые он расширил присоединением Венгрии и Богемии. Испанская линия Габсбургского дома, основателем которой был Филипп II, сын Карла V, вымерла в 1700 г., немецкая же (в мужском колене) в 1740 г. У Фердинанда I были сыновья - Максимилиан II и Карл, отец Фердинанда II. У Максимилиана (1564 - 76) были сыновья: Рудольф (1576 - 1612) , Матфей (1612 - 19) , Максимилиан и Альбрехт. После Матфея на германский престол вступает Штирийская линия, имевшая следующих представителей: Фердинанда II (1619 - 37) , Фердинанда III (1637 - 58) , Леопольда I (1658 - 1705) , Иосифа I (1705 - 11) и Карла VI (1711 - 40; последние двое - сыновья Леопольда 1) . Карл VI передал престол своей дочери Mapии Терезии, в силу Прагматической санкции. Она была замужем за Францем Стефаном, герцогом Лотарингским; от этого брака родились Иосиф II (умер 1790) и Леопольд II, родоначальник царствующего теперь в АвстроВенгрии императорского дома.

Г. Форстен.

Гавайские

или Сандвичевы острова - группа островов, лежащих в северной части Тихого океана, между 18? 54\' и 22?2 (сев. шир. и 155? и 161 (зап. долготы. Первое название они получили по имени наибольшего из островов этой группы, второе дано было Куком в честь графа Сандвича первого лорда адмиралтейства. Г. о-ва занимают пространство в 16946 кв. км.; наибольший из них, Гаваи, один имеет 11356 кв. м. Поверхность островов гористая (самая высокая гора - 4200 метр.) , и вулканического происхождения, но действующие вулканы находятся на одном Гаваи: вулканы других островов давно находятся в состоянии покоя. Климат жаркий, но очень здоровый; температура ровная, и небо, по большей части, ясное. В течение 9 месяцев дует северо-восточный ветер; подветренная сторона, будучи защищена горами, освежается правильными материковыми и морскими ветрами. В январе, феврале и марте дует сильный юго-западный ветер, приносящий дожди южным и западным склонам островов, вообще менее дождливым, чем северные и восточные. Раза два за зиму бывают сильные вихри, но ураганы - никогда. Горные склоны и долины лесисты, чаще всего встречаются: панданусы и алевриты (род орехового дерева, маслянистые зерна которого туземцы нанизывают и употребляют как свечи) , кокосовые пальмы и самого разнообразного рода орхидеи и папоротники. Главные растительные произведения страны: сахарный тростник, на разведение которого американцы затратили большие капиталы, и который родится здесь в изобилии везде, где почва достаточно влажна, есть плантации, дающие до 7 тонн сахара (1 тонна = 62 пуд.) с 1-го акра (1 акр = 0, 37 десятины) . Затем рис, кофе, аррорут, получаемый из корня Tacca pinnatifida, кало (Соclоcasia еsculenta) , из корней которого приготовляется национальное блюдо пой (роi) - главная растительная пища туземцев, так как растение это дает обильнейший урожай; кукуруза, пшеница и самые разнообразные плоды: ананасы, манго, гуайява и т.п. Шелковистые волокна пулу (pulu) , растущие на венчиках папоротника Cibotium, вывозятся в большом количестве в Соединенные Штаты, где идут для набивки подушек. Из млекопитающих , кроме найденных Куком , при открытии островов, свиней, собак и крыс, теперь встречаются и в диком состоянии, на горах, коровы, овцы и козы, потомки оставленных здесь Ванкувером; есть также летучие мыши, много рыб и птиц; из пресмыкающихся - одни ящерицы. Овцеводство составляет очень выгодный промысел; кожи служат одним из главных предметов вывоза. Горные богатства Г. островов незначительны, произведения вулканов бедны и состоят из серы, пиритов, хризолитов томсонитов, гипса, медного купороса, селитры, лабрадорита и известняка. Удобное географическое положение способствует развитию торговли Г. о-вов, сильный толчок которой был дан торговым договором , заключенным в 1876 г. между Г. о-вами и Соединенными Штатами (так назыв. трактат взаимности - reciprocity treaty) , по которому разрешен взаимный беспошлинный ввоз товаров. Одного сахара вывезено было из Гавай (в 1890 г. на сумму 12159565 дл. за ним следует рис, на сумму 545240 дол., и бананы, на 176352 дол. Весь вывоз (1890) исчислялся в 13, 14 милл. долл., ввоз - в 6, 96 милл. дол. Главная торговля (91 процент) - с Соединенными Штатами, влияние которых вообще преобладает на Г. островах. Купеческих судов в Г. (в 1890 г.) было 57, вместимостью в 15403 тонны; из этих судов 24 паровых. Главные предметы ввозной торговли: бакалейные товары, красные товары, лес, машины, железные изделия и зернобобовые. Финансы страны в хорошем состоянии. В 1890 - 92 гг. доходы = 2862505 дол., расходы = 2781814 дол.; внешний долг, заключенный в 1886 г. на сумму 2000000 долларов, уменьшился к 1 апреля 1890 г. до 1934000 дол. Пути сообщения улучшаются; имеется около 90 км. железнодорожного пути, телеграф пересекает остров по всем направлениям; телефоны также сильно распространены. Почтовые сохранные кассы, введенные в 1890 г. имеют уже около 2650 вкладчиков и вклады достигли суммы 1000000 долларов. Около 3200000 писем прошли через 54 почтамта Гаваи. Бумажных денег нет в Гаваи; золотые и серебряные монеты Соед. Штатов и Гаваи - денежные знаки государства. Постоянной армии нет, кроме небольшой роты национальной гвардии в 120 чел.; во в случае войны король имеет право призвать под знамена всех гавайцев, способных носить оружие. Население Гаваи (1890) состояло из 89990 чел.; из них 34436 чел. гавайцев, 6186 метисов, 21119 белых, 15301 китаец, 12360 японцев и 588 чел. разных других национальностей. Из белых преобладают португальцы, а за ними американцы. Гавайцы, несмотря на лучшие условия жизни, вымирают; при открытии Гаваи Куком их было до 200 тыс. чел., но с тех пор каждая новая перепись указывает на уменьшение числа туземцев. Иностранный элемент быстро увеличивается в числе; из эмигрантов преобладают китайцы и японцы. Туземцы принадлежат к малайско-полинезийской расе; цвет кожи их медно-красный, волосы цвета вороньего крыла и прямые, очень редко слегка волнистые; борода редкая, лицо широкое, с плоским носом и толстыми губами. Роста гавайцы выше среднего; начальники племен и их жены замечательно высоки. Гавайцы говорят на наречии, составляющем ветвь малайско-полинезийского языка, так что они довольно хорошо понимают новозеландцев. Гавайский язык очень гармоничен, благодаря преобладанию гласных; из согласных есть только: к, л, м, н, п и придыхательное h. Все религии пользуются равноправностью; протестантское вероисповедание преобладает; почти все туземцы христиане. Начало народному образованию положено было миссионерами; ныне оно находится в руках правительства, которое тратит на него (1890) 326922 доллар.; в 1890 г. было 178 школ, с 10000 учеников, по преимуществу чистокровных гавайцев. Все гавайцы умеют читать и писать; преподавание в элементарных школах ведется на гавайском языке, а в высших - на английском, который вводится и в элементарные школы, где на то изъявляется желание народа. - Образ правления на Гавайских островах - конституционно-монархический; конституция, введенная впервые в 1840 г., изменена дополнениями 1887 г. Законодательное собрание состоит из верхней и нижней палаты. В верхней палате заседают 24 члена, избираемых, тайной подачей голосов, на 6 лет, и несколько министров, назначаемых королем; депутаты верхней палаты не получают жалованья и могут быть избираемы гражданами, имущественный ценз которых не менее 600 дол. годового дохода или недвижимая собственность не менее 3000 дол. Для избирания 24 депутатов в нижнюю палату или палату представителей не требуется никакого имущественного ценза, а только образовательный. Депутаты эти избираются на 2 года и получают по 500 дол. в ceccию.

Главнейшие острова Гавайского архипелага: Гаваи (называвшийся в старинных английских сочинениях - Оухихи) , Мауи, Кагулауи, Ланаи, Молокаи, Оаху, Kayau и Ниихау. Остров Гаваи вдвое больше остальных вместе взятых и почти весь занят склонами 4 вулканов; высочайший вулкан - Мауна Кеа, на сев. восточной стороне острова - самый высокий пункт в Тихом океане. Действующий круглый кратер южного вулкана, Мауна-Лоа, имеет 8000 ф. в диаметре и почти отвесные стены в 500 - 600 ф. выс.; последнее извержение его было в 1877 году. Самый деятельный кратер в свете находится в нескольких километрах от Мауна-Лоа, на холме Килауэа. Столица королевства, город Гонолулу, находится на острове Оаху; из других городов наибольшие: Ваикики, на том же острове, и Гило, на острове Гаваи. Гило, весь скрытый за сахарными плантациями, лежит на берегу моря и защищен от сильных приливов грядами подводных коралловых рифов.

Г. острова открыты в 1778 г. капитаном Куком, который принят был туземцами, и особенно их жрецами, с большим почтением, что не помешало им убить его; но и после смерти костям его отдавались всякие почести, пока не искоренено было идолопоклонство. Острова управлялись в то время отдельным начальником племени. Один из них, вождь племени острова Гаваи Камехамеха, отличавшийся умом и дальновидностью, изъявил желание, при посещении Ванкувера, иметь европейского типа корабль, который и получил. Через 10 лет у него их уже было 25, и они вели деятельную торговлю между островами. Камехамеха заимствовал от европейцев огнестрельное оружие, покорил всех других вождей этой группы островов и сделался единственным ее правителем, под именем Камехамехи I (1789 - 1819) . Он покровительствовал развитию торговых сношений с иностранцами. Сын и наследник его Камехамеха II объявил уничтожение табу и идолопоклонства, что вызвало ряд возмущений; с трудом подавленных. В 1820 г. американские христианские миссионеры начали свою пропаганду в Гонолулу; за ними последовали английские, из которых деятельнейшим был священник Вильям Эллис, несколько лет до того живший и проповедовавший среди туземцев южных островов. Знание языка последних, схожего с гавайским, помогло ему в его трудах; стараниями его создался гавайский письменный язык. Путь в Г. был проложен английск. миссионерам подарком шкуны, сделанным английским правительством королю Камехамехе II, который, вместе с королевой, посетил в 1823 г. Англию, где они оба умерли от кори. При Камехамехе III независимость Гавайского королевства была признана Англией, Францией и Соединенными Штатами, а позже - и другими государствами; при нем же дана была конституция. В 1872 г. династия Камехамехи прекратилась, и на престол избран был принц Лулиуока лани, а после - Калакауа, оба умершие без потомства. Ныне царствующая королева Лилиуока лани, сестра Калакауа, находилась в супружестве с американцем, губернатором острова Оаху, Джоном Доминис, умершим в 1891 г.

E. Гарднер.

Гавана

(по испански Habana) - главный город вест-индского острова Кубы; основана в 1511 г. Веласкесом, на месте, называвшемся тогда Port Carenas. Лежит на северном берегу западной части острова и имеет около 23000 жителей. Гавань ее, лучшая в Америке, может вместить 1000 судов; вход в нее защищен укреплениями. Город окружен стеною; в предместьях его, Салуде и Гваделупе, живет почти половина всего населения Г. Главнейшие здания: католический собор, дом губернатора, адмиралтейство, благотворительное учреждение - Casa real de beneficencio. Много церквей, монастырей, школ, университет с медицинским и юридическим факультетами, естественно - исторически музей, рисовальная школа и ботанический сад; фабрики табака и сигар, имеющие всемирную известность, шоколада, шерстяных изделий и соломенных шляп. Г. - важнейший торговый порт в Вест-Индии. Главные предметы вывозной торговли: сахар, табак (в 1888 г. его вывезено 182636 кип) , сигары (в 1888 г. - 220 миллионов штук) , патока, пчелиный воск и мед; общая сумма вывоза главнейших предметов (1888) - 147409175 франков. Ввезено было товаров (1888) на сумму 73079275 фр. (кукуруза, мука, рис, колониальные и мануфактурные товары, бумажные изделия, шелк, вино, лесные материалы) . Торговля главным образом ведется с Соединенными Штатами, Испанией, Францией и Германией. Постоянные пароходные сообщения с Нью-Йорком, Новым Орлеаном, Филадельфией, Балтимором и с портами Испании, Франции, Англии и Германии; с внутренними городами Г. соединена железными дорогами, в отличие от внутренности острова, негры и их потомки не составляют большинства жителей Г., а менее 1/4. Большинство составляют белые, особенно испанцы. Они здесь не только чиновники, купцы и фабриканты, но и чернорабочие. Уроженцы средней и северной Европы (англичане, немцы, французы) гораздо менее многочисленны и не занимаются физическим трудом. Для них климат Г. очень вреден; особенно много умирает их от желтой горячки, которая здесь свирепствует постоянно и особенно усиливается летом. Затем в Г. много китайских и индийских кули (чернорабочих) .

Е. Гарднер.

Гавань

- место на воде, при берегах морей, больших озер и рек, имеющее или естественную защиту от волнения, будучи окружено землею, или огражденное искусственно и представляющее удобную стоянку для судов по свойствам грунта. Вход в Г. называется воротами. Очень часто в гаванях для выигрыша места и для избежания столкновения между судами при перемене ветра, суда не бросают якорь и прикрепляются к сваям. Г. по назначению может быть: купеческая - для стоянки коммерческих судов, военная - для военных судов и карантинная - для стоянки судов, выдерживающих карантин. Военные Г. защищены укреплениями, часто имеют верфи, доки, различный мастерские и проч. Иные Г. могут служить только на несколько часов во время прилива, становясь недовольно глубокими при отливе. В купеческих гаванях обыкновенно взимают на поддержание искусственных сооружений пошлину, под различными названиями.

Гавот

- народный французский танец, получивший художественную обработку и заменивший менуэты в балете. В инструментальной музыке, как-то сюитах, сонатах, Г. входил в число пьес. Глюк применил этот танец в своей опере: "Ифигения в Авлиде". Характер Г. - народный, грациозный, светлый, движение довольно умеренное. Деление нот в Г. не идет далее восьмых; размер 4/4, alla breve. Г. состоит обыкновенно из двух частей; каждая часть пишется в двухколенном складе. Вторая часть имеет характер пасторальный и называется musette. После второй части следует повторение первой. Г. писали Рамо, Корелли, И. С. Бах, И. X. Бах, Гендель и др.

Н. С.

Гавр

(Havre или Havre de Grace) - важнейшая после Марселя торговая гавань Франции, главный город округа в департаменте Нижней Сены, на северной стороне устья Сены, которое здесь имеет до 9 км. ширины, при глубине в 6, 15 м., около мелового мыса La Heve; конечный пункт главной линии французской Западной железной дороги. Г. построен правильно, имеет девять пристаней, несколько площадей и прекрасных улиц с фонтанами; число жителей в 1891 г. 116 тыс. Из зданий замечательны: церковь Богоматери, построенная во второй половине XVI в., церковь С. Франсуа, большой театр, построенный в стиле возрождения, ратуша. Перед музеем находятся бронзовые статуи погребенных здесь Бернарден-де-С. Пьерра и Казимира Делавиня, работы Давида (d\'Angers) . Торговая палата, коммерческая школа, лицей, гидрографическая школа с обсерваторией, ремесленная школа, городская библиотека в 30 тыс. томов, музей для произведений искусства, древностей и естественной истории; сильно посещаемые морские купания С. Андре, в 4 км. от города. Вход в гавань длиной 240 м., шириной 75 - 100 м.; гавань вмещает 500 судов и состоит из 9 отдельных бассейнов (с поверхностью 53 гект. и с 8300 м. пристани) ; из них построенный в 1846 - 56 г. большой (21 гект.) бассейн Eure принадлежит к числу лучших в свете. Гавань снабжена двумя маяками и защищена 2 фортами, с 3 береговыми батареями. Удобному положению при устье реки, служащей дорогой в Париж, и прекрасным качествам гавани (единственная, кроме Шербурга, на всем северном берегу - вполне доступная для больших судов) город обязан своим современным торговым значением; правильное судоходство связывает его с важнейшими портами Европы и Северной и Южной Америки, и с французскими колониями. Г. служит, кроме того, одним из важных исходных пунктов эмиграции. Крупная торговля, особенно кофе, хлопчатой бумагой, кожами, деревом для поделок и красильными деревьями. Табачная фабрика, рафинадный сахарный завод, завод для очищения керосина, заводы химические, стеклянный, кирпичные, пивоваренные, красильные, бумагопрядильный, ткацкий, медноплавильные и чугунно-литейные, мельницы, якорные мастерские, фабрики паровых машин, механический лесопильный завод, три верфи для постройки судов. Г. возник при Франциске I, в 1517 г., на месте незначительного римского поселения (Сопstantia Castra) , около часовни Notre Dame de Grace, и назывался сначала Вилль-Франсуаз. В 1562 г. протестанты передали город англичанам, но в 1564 г. он был снова возвращен Франции. Гавань была сделана доступной для больших судов, благодаря Ришелье и Вобану. Уже в 1572 г. Г. был значительным торговым пунктом и посылал суда к Ньюфаундленду и Шпицбергену для ловли трески и китов.

Гавриил

, т. е. муж Божий, один из семи архангелов, истолковавший сон пророка Даниила, благовествовавший Зaxapию рождение Иоанна, Пресвятой Деве Mapии - рождение Спасителя. Ему отводится также видное место в талмудической литературе. По магометанским сказаниям, он один из четырех ангелов, пользующихся особым благоволением Божиим; он заносит в книгу решения Бога и сообщил Магомету весь Коран.

Гагары

(Colymbus) . - К роду гагара принадлежат крупные морские птицы холодного пояса северного полушария, из отряда плавающих, группы короткокрылых (Urinatores, Brevipennes) . Вместе с нырцами (Podiceps) , гагары составляют особое семейство гагаровых (Colymbidae) , характеризующееся прямым, острым, довольно длинным клювом и кожистой оторочкой заднего пальца. Собственно Г. отличаются полной плавательной перепонкой и коротким хвостом из 18 - 20 хорошо развитых рулевых перьев; тело длинное, вальковатое; ноги приближены к заднему концу тела. Г. плавают и ныряют чрезвычайно искусно, оставаясь под водою до 8 минут; большую часть времени проводят в воде; питаются рыбой; на сушу выходят редко. Г. - настоящие морские птицы, но гнездятся по берегам и островам пресных вод и, кроме того, попадаются на пресных водах во время зимних перекочевок. Гнездо построено очень неискусно, из тростника и хвощей, около самой воды; самка кладет два удлиненных яйца зеленоватого цвета, с серыми и бурыми пятнами и высиживает их, чередуясь с самцом. Из немногочисленных видов этого рода в России водятся: 1) Гагара ледовитая или черноголовая (С. glacialis) , самый крупный вид, приблизительно 3 фута длиной и 5 ф. в размахе крыльев; в брачном наряде сверху черная с белыми пятнами, снизу белая, голова и шея зеленевато-черные, на шее черные и белые полоски; зимняя одежда без белых пятен сверху; живет летом на крайнем севере Старого Света, не южнее 59? с. ш.; зимой залетает и в среднюю Европу. 2) Г. полярная или полосатая (С. агcticus) несколько меньшие, до 21/2 футов; голова и шея серые; бока шеи с длинными продольными полосками; тело сверху черное (белые пятна лишь местами) , снизу белое; водится более на Востоке и, за исключением России, в Европе летом встречается мало, но залетает зимой. 3) Наиболее обыкновенный вид Г. краснозобая (С. Septentrionalis) еще меньше (до 26 дюймов) ; голова и шея серые; передняя часть шеи краснобурая; на шее черные и белые полоски; тело сверху чернобурое, снизу белое; водится в поясе от 60 до 78? с. ш. вокруг всей земли (циркумполярный вид) , зимой перекочевывает в южные моря, озера и реки. И. Книпович.

Гагры

- укрепление на восточном берегу Черного моря, в Кутаисской губ., Сухумского округа, при впадении в море речки Жуэ-квара, у подножья высоких гор; со стороны моря находится глубокий Гагринский рейд. Близ Г. растет в диком состоянии маслина. Теснина, в которой находятся Г., служила прежде единственным сухопутным береговым сообщением абхазцев с черкесскими племенами. В июле 1830 г. послан был для занятия этой теснины небольшой отряд наших войск, под начальством генерал-мaйopa Гессе. Отправленный на судах из Сухум-кале, он высадился на берег под ружейным огнем черкесов и немедленно приступил к постройке укрепления, близ найденных в теснине развалин древнего монастыря. Гарнизон Г. составляли три роты одного из бывших черноморских линейных батальонов. Большую часть года они были отрезаны от всяких сообщений, так как гагринский рейд открыт всем ветрам и судам подходит к берегу весьма трудно, а в глубь страны нельзя было отойти от укрепления даже на самое малое расстояние, не рискуя быть убитым или захваченным в плен. Все это делало жизнь гарнизона крайне тяжелою и способствовало развитию болезней в необычайных размерах. В начале Восточной войны 1853 - 56 гг. укрепление Г. было упразднено и разрушено.

Гадюки

(Viperidae) составляют одно из 2-х семейств подотряда трубчатозубых змей (Solenoglypha) ; отличием от другого семейства той же группы ямкоголовых (Сгоtalidae) является отсутствие ямок между глазами и ноздрями. Г. живут исключительно в Старом свете, весьма ядовиты, ведут ночной образ жизни, днем ленивы и неподвижны и подстерегают добычу, неподвижно лежа свернувшись, ночью быстро ползают и гоняются за добычей, состоящей преимущественно из теплокровных животных; рождают живых детенышей. К роду Pelias, отличающемуся покрытой щитками головою, округленным концом рыла и одним рядом чешуй между глазом и губными щитками, принадлежит обыкновенная гадюка (Pelias berus) , единственный представитель этого рода. Это самая обыкновенная ядовитая змея. Самцы отличаются более коротким и тонким телом и относительно более длинным хвостом, длина их доходит до 66 сантиметр. (обыкновенно меньше) ; длина самок доходит до 75 см., полагают, даже до 90. Цвет бывает от светлого буроватого до черного; нижняя сторона по большей части темно-серая или черная; вдоль спины тянется извилистая темная полоса, иногда состоящая из отдельных пятен, и кроме того боковые ряды пятен; самки вообще темнее самцов. Глаза огненно-красного цвета с вертикальным щелевидным зрачком. Область распространения гадюки весьма велика: она встречается от Португалии до Сахалина включительно и от Средиземного моря и Закавказья до Архангельской губернии и северной Скандинавии (до 67?с. ш.) ; в Альпах она восходит до 2000 м. над уровнем моря. Гадюка водится в местах, освещаемых солнцем, питается преимущественно мышами; при совокуплении много гадюк собираются вместе и свиваются в один клубок: Г. откладывает яйца, из которых немедленно выходят 5 - 14 детенышей. Опасность от укушения зависит от погоды (в жаркую укушение более опасно) , от величины змеи, от того, давно ли она жалила; на юге укушение опаснее. Последствия могут быть весьма различны: по большей части укушенный выздоравливает совершенно; в других случаях укушенный долго, иногда всю жизнь, страдает от ужаления, наконец иногда наступает смерть. Средства от укушения: высасывание ранки (если во рту нет ранок) , выжигание или промывание нашатырным спиртом и т.п., перевязка укушенной части выше места укушения, наконец считается очень полезным давать укушенному пить большое количество крепких спиртных напитков. Род Випера (Vipera) отличается головой, покрытой чешуйками, несколько загнутой вверх верхушкой рыла и по крайней мере 2мя рядами чешуй между глазом и губными щитками. Сюда относятся: Vipera Redii s. aspis, такой же величины, как обыкновенная Г., от светло-буроватого до меднокрасного цвета, с рядом пятен на спине; водится в южной Европе, особенно в южной Франции, Италии, Швейцарии, и в северной Африке. Песчаная випера (V. ammodytes) отличается кожистым, рогообразным придатком на конце рыла, покрытым чешуями; по цвету похожа на гадюку, но общий фон - желтобуроватый, часто с красноватым или розовым оттенком; в длину достигает иногда 1 м.; водится во всех странах вокруг Средиземного моря, преимущественно в гористых местностях, особенно в Каринтии, Штирии и южной Австрии; у нас попадается в Закавказье, где также попадаются, кроме того: V. euphratica, буро-серого цвета, с темными пятнами, длиною до 137 и даже 150 см., и V. xanthina, буро-серого цвета с темными пятнами и полосками, до 74 см. длиною. Оба эти вида водятся, кроме того, в Малой Азии, а первый и в северной Африке.

Рогатая випера (V. cerastes s. Cerastes aegyptiacus) отличается двумя небольшими рожками над глазами; длина ее 65 - 70 см.; цвет желтый с более темными пятнами и полосками. Живет во всей северо-восточной Африке, Каменистой и Счастливой Аравии. Эта випера обладает способностью необыкновенно быстро (в 10 - 20 сек.) зарываться в песок; обыкновенно она лежит зарывшись в песок, так что видны лишь рожки, глаза и разве часть спины. К близкому роду Echi принадлежит эфа - египтян, афаэ индусов (Echis arenicola) , небольшая (не более 60 см.) , тонкая змея, сверху светлого буро-желтоватого цвета, с пятнами и полосками темно-бурого и черного цвета, снизу светло-желтого с черными пятнами. Водится во всей северной и средней Африке, Палестине, Аравии, Персии, Аралокаспийских степях и Индии; очень ядовита. Н. Книпович.

Газель

(Antilope [Gazella] dorcas Licht.) принадлежит к подсемейству антилоп (Аntilopina) , к семейству полорогих (Cavicornia) отряда парнокопытных, подотряда жвачных (Ruminantia) , млекопитающих . Имеет слезные ямки, короткий хвост, два сосца; рога у обоих полов, хвост короткий. По величине Г. уступает дикой козе (козуле) , но гораздо стройнее ее. Старые самцы достигают 1, 3 метра длины, из коих 0, 2 метра приходится на хвост; высота в плечах 60 см. Спина слабо изогнутая, в крестце выше, чем в плечах; хвост довольно длинный, волосистый на конце, ноги тонкие и стройные. Длина ушей составляет около 3/4 длины головы: основной цвет песчано-желтый (цвет пустыни) , переходящий на спине и ногах в более темный красно-бурый. Брюхо чисто белого цвета, ограничено темной полосой от верхней части тела. Голова светлее спины; от угла глаз до верхней губы тянется с каждой стороны по бурой полосе; горло, губы, кольцо вокруг глаз - желто-белые; кончик хвоста черный. У персидских Г. цвет более серого оттенка. Рога черные, с 11 - 12 кольцами, идут вверх и немного назад, но концы их загнуты вперед и внутрь; спереди рога напоминают по форме лиру; у самца они сильнее развиты. Область распространения Г. занимает собой всю северную Африку, от Средиземного моря до Абиссинии и саваны Центральной Африки, затем юго-западную Азию Аравию и Сирию. В Персии и Средней Азии она заменяется близким видом (А. subgutturoba) . Полоса пустынь с пограничными степями составляет родину газели; любимое местопребывание ее - холмистые участки пустыни с разбросано растущими мимозами. Г. держатся семействами или небольшими стадами. Они пасутся всегда днем, лишь в самые жаркие часы прячась в тени мимозы; цвет их тела настолько подходит к цвету пустыни, что лежащих газелей трудно заметить даже привычному глазу. Бег газелей необычайно легок и быстр; но там, где они не напуганы преследованием, охотнику не представляется труда подъехать к ним на выстрел. В период течки (в северной Африке с августа по октябрь, далее на юге с октября по конец декабря) самцы бьются между собою из-за самки, которая достается победителю. Беременность длится 5 - 6 месяцев; приносит самка всегда одного детеныша. Г., пойманные молодыми, легко становятся совершенно ручными; и подолгу живут в неволе; древние египтяне держали их целые стада, наравне с домашними животными. Повсюду на Востоке с древнейших времен Г. пользуются широкою популярностью; в восточной поэзии красота Г., особенно их глаз, служит постоянным источником сравнения при описании женской красоты. Беременные женщины стараются засматриваться на глаза Г., чтобы передать красоту их своему ребенку. Повсюду Г. преследуются из-за мяса и шкуры; за ними охотятся с ружьями или с борзыми собаками; но высший род спорта, доступный только богатым людям, составляет охота на Г. с соколами.

В. Фаусек.

Газон

, мурава - дерн, покрывающий поверхность лужаек, располагаемых в ландшафтных или декоративных садах и парках между группами деревьев и кустарников, или между куртинами цветочных растений. Возможно большая ровность, отсутствие углублений и возвышений, однородность растительности с низким и тонким стеблем, кустистость и равномерный ее рост составляют обыкновенные требования, предъявляемые к хорошо устроенному Г. Относительно почвы Г. лучше удаются на плотных почвах, чем на легких, рыхлых. При закладке их следует прежде всего обратить внимание на удаление из почвы излишней влаги надлежащим устройством водостоков, что особенно важно в сыром, суровом климате, где сильно портит Г. появление на них мха, для уничтожения которого приходится разбрасывать после дождя известь. Не менее важно хорошее взрыхление почвы, для чего она обрабатывается большею частью ручным способом вскапыванием - еще с осени, чтобы, после выравнивания поверхности, улеглась зимою и достаточно уплотнилась к весне. Поселение травянистой растительности может быть произведено застилкою лужаек дернинами или посевом. Первый способ успешно применяется только тогда, если вблизи есть где заготовить пригодный дерн, при чем следует позаботиться, чтобы все дернины были, по возможности, одинаковой толщины и после укладки на место хорошо приколочены деревянной колотушкой. Лучшее результаты в большинстве случаев получаются при посеве газонных трав, между которыми наиболее пригодными считаются: манна разнолистная (Festuca heterophylla) , высеваемая около фунта на 25 - 30. квадр. саж.: луговик дернистый (Aira flexuosa) и луговик-щучка (Aira caespitosa) - сильно кустистый, низкого роста, который высевается в таком же количестве, как манна; английский рейграсс (Lalium perenne) с тонкими листьями и стеблями - фунт семян на 12 - 20 квадр. саж.; обыкновенный гребенник (Суnosurus cristatus) , образующий прекрасный подсед под другими травами и очень хорошо выносящий топтание - фунт семян на 24 - 40 квадр. саж., и друг. Эта травы большею частью высеваются в смеси (около фунта семян на 20 квадр. саж.) . Посев производится осенью или весною в тихую погоду и сопровождается легким прикрытием семян землею, заволакивая граблями; когда покажутся всходы, укатывают их тяжелым катком. Для лучшего роста травы полезно посыпать Г. весною или осенью хорошо удобренной землей или компостом, а для ровного роста срезают траву скашиванием или подстригают ее ножницами, или, еще лучше, особенного рода машиною - газонокосилкой.

Гайдн

(Joseph Haydn) - знаменитый композитор, родился в 1732 г. в местечке Рорау в Австрии; первоначальное музыкальное образование получил у Рейтера, директора капеллы собора св. Стефана в Вене. Крутой нрав Рейтера заставил Г. покинуть капеллу и приютиться у некоего Келлера, который из сострадания не отказал ему в помещении. Несмотря на тяжелое положение, Г. усердно занимался изучением творений Эммануила Баха и теорией композиции. Ему удалось сблизиться с известным музыкантом Порпорою, занятия с которым были для него очень полезны. Написанные им в это время сонаты для клавесина были изданы и обратили на себя внимание. Первыми крупными его сочинениями были симфония (первая) и опера "Хромоногий бес". С 1760 г. начинается еще более обширная художественная деятельность Г., получившего место капельмейстера у князей Эстергази. Две поездки в Лондон, где он для концертов Соломона написал свои лучшие симфонии, еще более упрочили славу Г. Затем Г. поселился в Вене, где и написал свои две знаменитые оратории: "Сотворение Мира" и "Четыре времени года". Эти две обширные композиции и три квартета для струнных инструментов были последними произведениями Г., который умер в 1809 году. Композиторская деятельность Г. отличалась замечательной плодовитостью: 118 симфоний, 163 пьесы для баритона, 19 месс, 83 квартета для струнных инструментов, 44 сонаты, 8 немецких опер, 14 итальянских далеко не исчерпывают всего, что написал Г., число сочинений которого доходит до 800. Он пробовал свои силы во всех родах музыкального сочинения, но не во всех жанрах его творчество проявлялось с одинаковой силой. В области инструментальной музыки Г. по справедливости считается одним из крупнейших композиторов второй половины XVIII и начала XIX столетий. В инструментовке Г. открыл новые пути; никто до него не понимал так тонко оркестровый колорит. В симфониях и квартетах он с удивительным мастерством разрабатывал свои мысли, простые и своеобразные. В особенности лондонские симфонии и квартеты следует считать образцами, имеющими большое воспитательное значение для музыканта. В операх Г. далее прекрасной фактуры не шел; драматический стиль был ему чужд. Несмотря на то, что Г. был чрезвычайно религиозен, в церковных произведениях он редко доходил до настоящего церковного стиля. Его мессы носят светский характер. Более доступны дарованию Г. оратории, в которых встречаются страницы чудной красоты. Под конец жизни Г. пользовался громадной популярностью. Ср. Dies, "Haydn\'s Biographie" (Вена, 1810) ; Ludwig, "Joseph Haydn. Ein Lebensbild" (Нордг., 1867) ; Pohl, "Mozart und Haydn in London" (Вена, 1867) ; его же, "Joseph H. " (Берл., 1875) .

Н. С.

Гайдуки

(от венгерск. слова hajdu - погонщики) . В Венгрии первоначально назывались так пастухи, затем мадьяры, сербы и валахи, которые бежали от притеснений турок в леса и оттуда вели партизанскую войну, и, наконец, пешие легковооруженные воины. Г. составляли пехотную милицию, которую мог нанимать всякий состоятельный владелец. В 1605 г. Бочкай отвел им земли и даровал им значительные привилегии, которые в 1613 г. были подтверждены сеймом. До новейшего времени Г. пользовались всеми дворянскими правами, кроме свободы от податей. Поселения Г. уже в XVII ст. потерявшие свое военное значение, составляли автономный Гайдуков округ, занимавший 966 кв. км. с населением в 62914 чел. (1869) . В 1876 г. он вошел в состав комитета Гайду. От Г. получила название венгерская пехота, при Стефане Батории проникшая и в Польшу. В XVIII стол. Г. стали называться в Венгрии судебные прислужники присутственных мест и драбанты магнатов, а при немецких дворах - лакеи и т. п. прислужники, которые выбирались из людей рослых; в России при Петре I Г. назывались конные барские лакеи. У южных славян Г. назывались люди, уходившие в горы и леса с целью мстить за притеснения турок. Сербск. ajduk, болгарск. айдутин, турецк. арамия, греческ. клефт - разные названия этого класса людей; аналогичное явление представляют далматинские ускоки Г. - не простой разбойник; он - "мома" (молодец) , "юнак" (добрый молодец, богатырь) , как наш запорожец был "лыцарь". Таким выступает он в южно-славянском эпосе, в котором он следует непосредственно за старыми героями, царями, князьями и банами; "юнацкие песни" новейшего периода - по преимуществу гайдуцкие. У сербов и болгар походы открывались с Юрьева дня (весеннего) ; по зимам Г. жили скрытно дома или у своих друзей. В походе болгарские Г. носили одежду обыкновенную и простую, cepбcкиe Г., напротив, одевались в платье, расшитое разноцветными украшениями, на груди носили бляхи или крупные серебряные монеты, а на голове - шелковые шапки, с большою, падавшею на грудь кистью. Г. действует иногда один, но чаще набирает себе дружину (чету) или пристает к готовой. Численность дружины не превышала 30 человек; в болгарских песнях число дружинников доводится до 300, но это, вероятно, эпическая гипербола. В случае нужды, четы соединялись и помогали друг другу. Каждая дружина имела свое знамя (байрак) и своего предводителя - арамбашу. Добыча делилась поровну. Составляя чету, дружинники приносили клятву в соблюдении справедливости, верности данному слову и обету - мстить за неправду и кровь неповинных жертв турецкого ига. В дружину принимался не всякий приходящий, а лишь испытанный юнак. Песни изображают гайдуков людьми набожными, благочестивыми. Гайдучество считалось своего рода подвижничеством, в продолжение которого Г., как наши запорожцы, избегали женского общества. Но девушки, в сопровождении своих родных, могли сами становиться Г. и даже предводительствовать четами. В болгарских песнях воспеваются "войвода Бояна", "мома Елена" и др. В конце прошлого столетия известна была Сирма-войводка, предводившая отрядом Г., которые долго не знали, что их начальник - женщина. Г. действовали на турок страхом мщения и этим отчасти сдерживали их хищничество. Сознание своей независимости и уверенность в народном сочувствии делали Г. настоящей судебной властью. Гайдуцкий суд происходил на общем собрании дружинников. Гайдуки зорко следили за всем, что делается в городах и селах, грабили и убивали злых турок, смотрели и за своими соотечественниками, кнезами, кметами и купцами - помогают ли они бедным в нужде, защищают ли от турок. Не всегда они сразу принимали крутые меры; иногда они отправляли "гласоношу" или "книгоношу" (письмоносца) , с предостережением об исправлении несправедливости в назначенный ими срок. По отношению к изменникам ("отпадникам", "отлюдам") Г. были беспощадны. Они всегда оставляли неприкосновенным девичье приданое; ограбить девицу, по их мнению, было то же, что ограбить церковь. Народ считал подвиги Г. настоящими делами христианской добродетели; он верил, что "пока есть в лесу Г., до тех пор будет и правда". Когда народное негодование на притеснителей перешло, в Сербии, в восстание, Г. явились его естественными предводителями: знаменитый Георгий Черный бывал Г., Милош - также. Знаменитейший из болгарских Г. - известный писатель Георгий Раковский. Пойманного Г. турки сажали на кол; обыкновенно ему предлагалось для спасения жизни принять магометанство, но это отвергалось им с презрением. Кроме сборников песен сербских и болгарских, см. соч. бывшего болг. Г. Панайота Хитова: "Мое-то путувание по Стара планина и животописание-то на некои Булгарски стари и нови воеводи", изд. под ред. Л. Каравелова (Бухар. 1872; русск, перев. в "Славянском Сборнике", т. II, Спб. 1877) ; А. Пыпин, "Герцеговинские Г. сто лет тому назад" ("Вестн. Европы", 1877, ? 6) .

Галатея

(Galateia) : - 1) дочь Нерея и Дориды, морская нимфа, олицетворение спокойного и блестящего моря. Позднейшие поэты (Феокрит, Овидий) обрабатывали миф о любви к ней циклопа Полифема. Г. любит прекрасного Акида, сына Фавна и Симайеиды. Из ревности циклоп убивает Акида, который превращается в источник. 2) дочь Еврития, супруга Ламира Фестского, на Крите. Чтобы скрыть от мужа рождение дочери, обреченной им на гибель, она, по совету предсказателей, решила воспитать ее как мальчика и назвала ребенка Левкиппом. Когда обман был обнаружен, Г. вместе с дочерью бежала в храм Латоны, и богиня, тронутая ее мольбами, действительно превратила девочку в мальчика.

Галеви

(Jacob Halevy) - оперный композитор, по происхождению еврей, родился в 1799 г. в Париже. В числе его учителей был Керубини. Г. написал значительное число опер, "De profundis" и несколько других произведений. Громкую известность он получил после появления оперы "Жидовка" (1835) , которая сохранилась в репертуаре до сих пор. В этой опере драматически талант Г. выступает с наибольшей силой. Другие его оперы, имевшие в свое время значительный успех - "Молния", "Кипрская королева", "Карл VI" и пр. - в настоящее время забыты. Г. был профессором парижской консерватории. Гуно, Массе и многие другие были его учениками. Умер в 1862 г.

М. П.

Гален

(Клавдий) - после Гиппократа знаменитейший врач древности, род. 131 по Р. X. в Пергаме, сын архитектора Никона. Г. после основательного и полного изучения философии у сторонников четырех главных школ того времени: стоической, платоновской, перипатетической и эпикурейской, на 17 г. жизни, приступил к изучению врачебного искусства, занимаясь у разных знаменитых врачей в своем родном городе, Смирне и Коринфе. Затем, для расширения своих познаний, он предпринял путешествие в Ликию и Палестину, после чего жил долгое время в Александрии, средоточии тогдашнего ученого мира, чтобы усовершенствоваться здесь преимущественно в анатомии. Возвратясь в 158 г. по Р. X. в Пергам, он занял место врача при гладиаторах. В 164 г., вследствие одного возмущения, он удалился в Рим, где вскоре приобрел громкую известность удачной врачебной практикой и чтениями по физиологии. В 167 или 168 г. он возвратился в Пергам, но уже в следующем году был призван императорами Марком Аврелием и Луцием Вером в Аквилею, а по смерти последнего Марк Аврелий пригласил Г. сопровождать его в Германию, от чего он отказался, оставшись в Риме медиком Коммода. Здесь он воспользовался досугом для окончательной разработки многих сочинений, из которых большая часть погибла во время большого пожара, бывшего в 191 г. Он жил в Риме еще при императорах Пертинаксе и Септиме Севере и умер около 200 г. в Риме или Пергаме. Г. занимает независимое положение в качестве философа: он был эклектик, державшийся основ перипатетической философии. Но гораздо большею славою он пользовался в качестве врача. Главная его заслуга состоит в разработке анатомии и физиологии, посредством которой он положил прочное основание для патологи и мел такое могущественное влияние на последующее время, что до Парацельса считался неоспоримым авторитетом для всех медицинских школ. Г. написал не менее 300 сочинений, по большей части медицинского и отчасти философского содержания. Но из 200 сочинений, дошедших до нас под его именем, лишь немного более половины считаются подлинными. Многие из ненапечатанных доселе произведений его, повидимому, еще хранятся в библиотеках. Самое полное изданиe его сочинений сделано Кюном (Лейпциг, 1821 - 33) . С тех пор отдельные сочинения Г. выходили новыми изданиями, как например "Eisagwgh dialektikh", изд. Минаса (Пар. 1844) , отрывки из его комментариев к Тимеосу Платону, изд. Даремберга (Пар. 1848) , сочинение: "De partibus philosophiae", изд. Вельмана (Берл. 1882) ; другие выходили в критически исправленных изданиях, как например, его сочинение: "De placitis Hippocratis et Platonis", изд. Ив. Мюллера (Лейпциг, 1874 г. с полным текстом) . Немецкие переводы отдельных сочинений сделаны были Шпренгелем и Н?льдеке, французский перевод многих: "Oeuvres anatomiques, physiologiques et philosophiques" (2 т., Пар. 1854 - 56) Дарембергом.

Галилей

(Calileo Galilei) . - Род Галилея принадлежал к числу флорентийских нобилей; первоначальная фамилия предков его была Bonajuti, но один из них, Галилео Бонажути, врач, достигнув звания гонфалоньера юстиции Флорентийской республики, стал называться Galileo dei Galilei и эта фамилия перешла к его потомкам. Винченцо, отец Галилея, житель Флоренции, в 1564 году временно проживал в Пизе с своею женою и здесь у них родился сын, прославивший свое имя открытием законов движения падающих тел и тем положивший первое начало той части механики, которая называется динамикою. Сам Винченцо был весьма сведущ по литературе и теории музыки; он тщательно занялся воспитанием и обучением своего старшего сына. 16-ти лет от роду Галилей был отправлен в пизанский университет для слушания курса философии, с тем, чтобы он потом занялся изучением медицины. В то время в науке господствовало учение перипатетиков, основанное на философии Аристотеля, искаженное переписчиками и толкователями. Метод перипатетиков для объяснения явлений природы был следующий . Прежде всего исходили из гипотез или положений, прямо почерпнутых из сочинений Аристотеля и из них, путем силлогизмов, выводили заключения относительно того, как должны происходить те или другие явления природы; к поверке же этих заключений путем опыта не прибегали вовсе. Следуя такому пути, перипатетики были, напр., убеждены и учили других, что тело, весящее в десять раз более другого тела, падает в десять раз быстрее. Надо думать, что Г. не удовлетворяла такая философия; с ранних лет в нем проявлялось стремление истинного естествоиспытателя. Когда ему еще не было 19-ти лет, он уже подметил, что продолжительность малых качаний маятника не зависит от величины размахов; это наблюдение было им сделано в соборе над уменьшающимися качаниями люстры, причем время он измерял биениями собственного пульса.

Г. заинтересовался в особенности математикою и ему представился случай приобрести учителя в лице Риччи (Ricci) , преподававшего математику пажам великого герцога Тосканы. Одно время двор герцога имел пребывание в Пизе, и Риччи был знаком с отцом Г. Под руководством своего учителя Г. хорошо ознакомился с "Элементами геометрии" Эвклида и потом сам изучал творения Архимеда. Чтение гидростатики Архимеда навело Г. на мысль устройства гидростатических весов для измерения удельного веса тел. Копия с написанного им об этом предмете мемуара попала в руки Гвидо Убальди, маркиза дель Монте, уже прославившегося тогда своим сочинением по статике простых машин. Гвидо Убальди подметил в авторе мемуара крупный талант и, после ближайшего знакомства с самим Г., рекомендовал его Фердинанду Медичи, великому герцогу, регенту Тосканы. Такое покровительство дало Г. возможность вступить 25-ти лет от роду (1689) на кафедру математики пизанского университета. Вскоре после своего назначения он произвел ряд опытов над падением тел по вертикальной линии (с пизанской наклонной башни) , причем открыл закон возрастания скорости падающего тела пропорционально времени и независимо от веса тела. Свои открытия он изложил на публичных чтениях, демонстрируя найденные им законы опытами, производимыми перед присутствовавшими, в числе которых было несколько членов университета. Противоречие результатов, полученных Г., с общепринятыми тогда воззрениями последователей Аристотеля, возбудили неудовольствие и раздражение последних против Г. и вскоре представился повод к его удалению с кафедры за неодобрительный отзыв, данный им относительно нелепого проекта какой-то машины, поданого одним из побочных сыновей Козьмы I-го Медичи.

В то же самое время оказалась вакантною кафедра математики в Падуе, куда, по ходатайству маркиза дель Монте, дож Венеции назначил Г. в 1592 г.; здесь он работал до 1610 г., окруженный своими учениками и многими друзьями, из числа которых некоторые интересовались физикою и принимали участие в занятиях Г.; таковы, напр., были Фра Паоло Сарпи, генеральный прокурор ордена Сервитов, и Сагредо, впоследствии дож Венеции. В течение этого времени Г. придумал пропорциональный циркуль особого устройства, назначение и употребление которого, описано им в сочинении: "Le operazioni del compasso geometrico militare" (1606) ; далее, в это время написаны: "Discorso intorno alle cose che stanno in su l\'acqua et che in quella si muovono", "Trattato della scienza mecanica e della utilita che si traggono dagli istromenti di quella" и "Siderus nuncius, magna longeque admirabilia spectacula". В это же время Г. изобрел воздушный термометр и устроил телескоп, увеличивающий в 30 раз. Первое открытие устройства зрительной трубы из двух двояковыпуклых стекол принадлежит голландцу Якову Метиусу, человеку неученому, сделавшему свое открытие случайно; Г. услышал об этом открытии и, руководствуясь теоретическими соображениями, придумал устройство трубы, составленной из плоско-выпуклого и плоско-вогнутого стекол. С помощью этого телескопа Г. сделал открытия, описанные в "Siderus nuncius", а именно: что Луна обращена всегда одною своею стороною к Земле; что она покрыта горами, высоты которых он измерил по величинам их теней; что Юпитер имеет четырех спутников, времена обращения которых он определил и дал мысль пользоваться их затмениями для определения долгот на море. Он же открыл, что Сатурн снабжен выступами, под видом которых ему казалась система колец этой планеты; что на Солнце появляются пятна, наблюдая движения которых он определил время обращения этого светила вокруг его оси. Наконец, уже впоследствии, во Флоренции, он наблюдал фазы Венеры и изменения видимого диаметра Марса. В 1612 г. он устроил первый микроскоп.

Несмотря на то, что среди перипатетиков у него было много ожесточенных врагов, и что в то время церковь была на стороне учения Аристотеля, признавая учение последнего за неопровержимую истину во всем, что не касается догмата, Г. нашел себе сторонников и в Риме среди высших лиц курии; таковы были, между прочими, кардинал Беллармини и кардинал Барберини, впоследствии папа Урбан VIII. Несмотря на расположение к нему этих лиц, на покровительство великого герцога Тосканы, пригласившего его во Флоренцию с большим по тому времени содержанием и с дарованием ему звания первого математика и философа его высочества, Г. был привлечен к суду церкви за приверженность к еретическому учению Коперника о движении Земли, высказанную в сочинении: "Dialogo intorno ai due massimi sistemi del mondo" (1632) . Сочинение это написано в форме разговора трех лиц, двое из которых: Сагредо и Сальвиати носят имена двух друзей Г., третье же называется Симплицио. Первые два излагают и развивают мысли Г. и объясняют их Симплицио, который приводит возражения в духе перипатетиков. Сторонники последних успели убедить папу Урбана VIII, что под Симплицио подразумевается он сам, папа. В 1633 г. перед особою чрезвычайною коммисиею Г. должен был, стоя на коленях и положа руку на Евангелие, принести присягу в том, что он отрекается от ереси Коперника. Сохранилось предание, что будто бы Галилей, встав на ноги, произнес: "E pur si muove" (а все-таки она движется) , но это едва ли справедливо, так как он был окружен злейшими своими врагами и знал, какой опасности подвергся бы за эти слова. Его, однако, не выпустили на свободу, а держали почти год в заточении. В 1637 году он имел несчастие лишиться зрения и скончался в Арчетри, близ Флоренции, в 1642 году.

В cредние века ученые открытия описывались в печатных сочинениях много лет спустя после того, как они были сделаны. Законы падения тел, открытые Г. еще в молодости, описаны только в 1638 году в сочинении, озаглавленном: "Discorsi e dimostrazioni matematiche intorno a due scienze attenenti alla mecanica et i movimenti locali". Сочинение разделено на четыре диалога; в первых двух трактуется о сцеплении, сопротивлении твердых тел сгибанию и излому, об упругости и звуковых колебаниях, в двух последних - о прямолинейных движениях: равномерном и равноускоренном, и о движении параболическом. Динамическая часть "Discorsi" начинается следующим предисловием автора: "Мы даем здесь основания учения совершенно нового о предмете столь же древнем, как мир. Движение есть явление, по-видимому, всем знакомое, но между тем, несмотря на то, что философы написали об этом предмете большое количество толстых томов, важнейшие качества движений остаются неизвестными. Все очень хорошо знают, что свободно падающее тело движется ускоренно, но в каком отношении ускоряется движение, еще никто не определил. Никто, в самом деле, еще не доказал, что длины путей, пробегаемых в равные времена падающим телом, вышедшим из покоя, относятся между собою как нечетные числа. Все знают, что брошенные горизонтально тела описывают кривые, но что эти кривые параболы, никто еще не доказал. Мы покажем все это, и наша работа послужит основанием науки, которую великие умы разработают обширнее. Сначала мы рассмотрим движения равномерные, затем естественно ускоренные и, наконец, движения стремительные, т.е. движения брошенных снарядов". В этих немногих словах сам автор объясняет почти все содержание динамической части "Discorsi". В настоящее время все законы равномерного, равноускоренного и параболического движений могут быть выражены небольшим числом известных формул, но в то время формулы еще не вошли в употребление, поэтому законы падения выражены словесно в виде довольно большего числа теорем и предложений. В те времена понятия о величинах сил и о массе еще не были выработаны и поэтому в тех местах "Discorsi", где приходится упоминать об этих величинах, встречаются неясности. В "Discorsi" рассматривается не только свободное падение тела, но также и движение тела, катящегося по наклонной плоскости, и излагаются законы такого движения. Не имея возможности изложить содержание "Discorsi", мы приведем здесь некоторые места, в которых высказываются в первый раз идеи об основных принципах механики; эти места встречаются преимущественно в главе о параболическом движении : "Я представляю себе, что тело пущено вдоль по горизонтальной плоскости; если бы все сопротивления были уничтожены, то его движение было бы вечно равномерным, если бы плоскость простиралась в бесконечность. Если же плоскость ограничена, то, когда тело придет на границу ее, оно станет подвергаться действию силы тяжести, и с этого времени к его предыдущему и неотъемлемому от него движению присоединится падение под влиянием его веса; тогда произойдет соединение равномерного движения с равноускоренным". Далее, там же: "Предложение III. Если тело одновременно одарено двумя равномерными движениями, вертикальным и горизонтальным, то его скорость будет в степени, равна скоростям составляющих движений". Это место переводится в том именно смысле, что квадрат скорости составного движения равен сумме квадратов скоростей составляющих движений. Вообще, как из "Discorsi", так и из других работ Г. несомненно оказывается, что ему принадлежит в механике следующее: Первая идея о начале инерции материи. - Первые идеи о соединении движения и о соединении скоростей. Открытие законов падения тела свободного, по наклонной плоскости и брошенного горизонтально. Открытие пропорциональности между квадратами времен качаний маятников и их длинами. Г. применил начало возможных перемещений, открытое Гвидо Убальди, к наклонной плотности и к машинам, на ней основанным, и указал, что оно имеет применение к выводу условий равновесия всех машин вообще. См. его Механику ("Les mecaniques de Galilee", Пар., 1634, перев. Mersenne) и "Dialogo intorno ai due massimi sistemi del mondo" (1632) . Г. ввел понятие о возможном моменте силы, то есть об элементарной работе силы на протяжении возможного перемещения точки приложения. В сочинении "Discorso intorno alle cose che stanno in su l\'acqua e che in quella si muovono" (1632) , Г. выводит из начала возможных перемещений условия равновесия жидкостей в сообщающихся сосудах и условия равновесия плавающих в жидкостях твердых тел.

Д. Бобылев.

Галилей допускал без доказательства, что при падении по различно наклонным прямым с одинаковой высоты тела приобретают равные скорости. Г. доказывает это следующим образом. Две прямые разного наклонения и равной высоты приставляются нижними концами одна к другой. Если тело, спущенное с верхнего конца одной из них приобретает большую скорость, чем пущенное с верхнего конца другой, то можно пустить его по первой из такой точки ниже верхнего конца, чтобы приобретенная внизу скорость была достаточна для подъема тела до верхнего конца второй прямой; но тогда бы вышло, что тело поднялось на высоту большую той, с которой упало, а этого быть не может. От движения тела по наклонной прямой Г. переходит к движению по ломаной линии и далее к движению по какой-либо кривой, причем доказывает, что скорость, приобретаемая при падении с какой-либо высоты по кривой, равна скорости, приобретаемой при свободном падении с той же высоты по вертикальной линии и что такая же скорость необходима для подъема того же тела на ту же высоту, как по вертикальной прямой, так и по кривой. Затем переходя к циклоиде и рассмотрев некоторые геометрические свойства ее, автор доказывает таутохронизм движений тяжелой точки по циклоиде. В третьей части сочинения излагается теория эволют и эвольвент, открытая автором еще в 1654 г.; здесь он находить вид и положение эволюты циклоиды. В четвертой части излагается теория физического маятника; здесь Г. решает ту задачу, которая не давалась стольким современным ему геометрам - задачу об определении центра качаний. Он основывается на следующем предложении: "Если сложный маятник, выйдя из покоя, совершил некоторую часть своего качания, большую полуразмаха и если связь между всеми его частицами будет уничтожена, то каждая из эт лучепреломления в исландском шпате в том самом виде, как она излагается теперь в учебниках физики. Из других открыли Г. мы упомянем о следующих. Открытие истинного вида сатурновых колец и двух его спутников, сделанные помощью десятифутового телескопа, им же и устроенного. Вместе с его братом он занимался изготовлением оптических стекол и значительно усовершенствовал их производство. Открыто теоретическим путем эллипсоидального вида земли и сжатия ее у полюсов, а также объяснение влияния центробежной силы на направление силы тяжести и на длину секундного маятника на разных широтах. Решение вопроса о соударении упругих тел одновременно с Валлисом и Бренном. Г. принадлежит и их частиц поднимется на такую высоту, что общий центр тяжести их при этом будет на той высоте, на которой он был при выходе маятника из покоя. Это предложение, не доказанное у Г., является у него в качестве основного начала, между тем как теперь оно представляет применение к маятнику закона сохранения энергии. Теория маятника физического дана Г. вполне в общем виде и в применении к телам разного рода. В последней, пятой части своего сочинения Г. дает тринадцать теорем о центробежной силе и рассматривает вращение конического маятника.

Другое замечательное сочинение Г. есть теория света, изданная в 1690 г., в которой он излагает теорию отражения и преломления и затем двойного зобретение часовой спирали, заменяющей маятник; первые часы со спиралью устроены в Париже часовым мастером Тюре в 1674 г. Ему же принадлежит одно из решений вопроса о виде тяжелой однородной цепи, находящейся в равновесии.

Д. Бобылев.

Галилея

(от евр. Галил - округ) , одна из трех областей, на которые разделялась Палестина во времена римлян. Она обнимала северную часть страны, к западу от Иордана; в нее входили земли четырех израильских колен - Асирова, Нефалимова, Завулонова и Иссахарова. Границы ее были довольно неопределенны. Она соприкасалась на севере с Сирией и горами Ливанскими, на западе с Финикией; на востоке границей ее была река Иордан, с озерами Меромским и Галилейским; на юге она соприкасалась с Самарией. У Иосифа Флавия говорится о разделении Г. на верхнюю и нижнюю, причем первая составляла северную часть области, а вторая - южную. Г. имела не более 120 верст по направлению от востока к западу и не более 40 верст от севера к югу. Северная часть ее довольно болотиста и местами покрыта густыми зарослями камыша, в котором в изобилии водились и водятся дикие кабаны, а по временам скрывались беглецы и разбойники. Центром жизни в области были берега Галилейского озера и большая равнина Эздрилонская. Эта равнина еще и теперь довольно плодородна; в древности, особенно во времена Христа, она кипела промышленною жизнью и была покрыта богатыми нивами, виноградниками и садами. По словам Иосифа Флавия, число городов и больших селений в Г. доходило до 204. На густоту тогдашнего населения Г. указывает и то, что во время последней Иудейской войны Иосиф Флавий навербовал из галилеян стотысячное войско, а об общем благосостоянии страны можно судить по тому, что Ирод Антипа без труда собрал с Г. сто талантов контрибуции римлянам. Главные города в Галилее были Сепфорис, Вифсаида, Кесария Филиппова, Кана, Капернаум, Наин, Назарет и Тивериада. Резиденция правителя, которым был во времена Христа один из сыновей Ирода Великого, Ирод Антипа, несколько раз менялась, пока не перенесена была им в Тивериаду, выстроенную им на красивом и здоровом месте, близ горячих источников. В настоящее время Галилея пустыня, хотя следы ее прежнего плодородия заметны и теперь. Паломники массами посещают те местности в Г., которые освящены воспоминаниями о земной жизни И. Христа. В настоящее время население Г. состоит главным образом из мусульман; но в некоторых городах, как напр. в Назарете, преобладают христиане, а в других, как в Тивериаде - евреи. См. Selah Merril, "Galilee in time of Christ" (1885) ; Олесницкий, "Святая земля" (II т., 395 - 494) .

А. Л.

Галицкое княжество

занимало крайний юго-западный угол восточноевропейской равнины и северо-восточные склоны Карпатских гор. Карпатские террасы, между главным хребтом и pp. Саном и Днестром, составляют так называемое подгорье, далее к северо-востоку простирается долина. Подгорье было занято славянским племенем хорватов, известным уже Константину Порфирородному; долина была занята бужанами, известными в летописи под разными именами (сначала дулебов, потом бужан, наконец, волынян или велынян) . Западная часть земли бужан, вошедшая в состав Г. княжества, известна в летописи под именем червенских городов, получивших такое название от одного из них, Червна. К юго-востоку от хорватов и к югу от бужан жили два славянских племени - уличи и тиверцы, по Днестру до Дуная и Черного моря. В Х веке имена уличей и тиверцев исчезают из летописи; вероятно, под напором степных кочевников они должны были передвинуться к северу и северо-востоку и слились с хорватами и бужанами; впоследствии территория их входила в состав Г. княжества.

Земля хорватов и бужан долгое время входит в состав то Руси, то Польши. При Олеге хорваты и дулебы упоминаются в числе племен, принимавших участие в его походе на Царьград. Затем эти области отошли к полякам. Под 981 г. летопись говорит, что Владимир занял "грады их Перемышль, Червень и ины грады". После смерти Владимира червенские города были захвачены Болеславом Храбрым и отошли к Польше, но не надолго: в 1030 - 1031 гг. Ярослав завоевал их обратно. В конце XI в. здесь утверждаются братья Ростиславичи, Василько и Володарь, которые и положили начало существованию Галицкой земли, как особого княжества. Сын Володаря, Владимирко или Владимир, объединил Галицкую землю и перенес столицу далее на запад, в гористую страну хорватов, в Галич, давший свое имя всему княжеству. Единственный племянник Владимира, Иван Ростиславович Берладник, был им лишен удела.

Галицкая земля была окружена различными народами: на северо-западе она граничила с поляками, на юго-западе - с венграми; на юге- со степными кочевниками, на востоке и севере - с княжествами Киевским и Владимирским. Она была одною из богатейших русских областей, в избытке производила хлеб и скот, снабжала всю Русь солью. Ее положение между Западной Европой и остальной Русью способствовало развитию ее торговли. В 1224 г., при сборах против татар, на Днепре явилась галицкая флотилия из 1000 ладей. Галицкая земля была довольно густо заселена: в первой половине XIII столетия в летописи упоминается до 50 галицких и волынских городов.

Пределы Галицкого княжества при Владимире расширились к западу, к югу и к востоку. Он деятельно заботился о колонизации южной части своих владений и заселял ее пленными. В 1146 г., во время осады Звенигорода Всеволодом Киевским, вече решило было сдать город, но воевода Владимира, Иван Халдеевич, повесил трех главных вечннков и этим так устрашил горожан, что они отказались от мысли о сдаче. Такими крутыми мерами Владимир и его дружинники успели в значительной степени подавить вечевое начало. Владимиру наследовал его единственный сын Ярослав, которого "Слово о полку Игореве" называет Осмомыслом. В первые годы правления Ярослава ему много хлопот причинил двоюродный брат его, Иван Берладник, тем более, что последний пользовался сочувствием народа. Княжение Ярослава отличалось вообще мирным характером. Только в самом начале его правления произошло столкновение с Изяславом Киевским за города, возвращения которых Изяслав напрасно добивался у Владимира. После смерти отца Ярослав выразил было желание исполнить требование великого князя, но галицкие бояре воспротивились этому. Изяслав решился действовать силою и подступил к Теребовлю. Ярослав хотел было сам вести в бой галицкие полки, но бояре не допустили его до этого, под предлогом, что он молод и притом единственный представитель княжеского рода. Изяслав проиграл битву, и спорные города остались за Галичем. Резко выразившееся при Ярославе усиление боярства составляет характерную черту истории Галича. Вече в Галицкой области рано было подавлено соединенными усилиями князя и дружины, и не могло уже представить оппозиции усилившемуся боярству, вступившему в борьбу и с княжескою властью. Главной причиной усиления бояр была немногочисленность правившего в Галиче княжеского рода. Здесь редко бывало одновременно более двух представителей княжеской семьи. Вследствие этого галицкие дружинники получили в свои руки те функции, которые исполнялись в остальной Руси младшими членами княжеской семьи: они сидели в качестве княжеских наместников не только в мелких, но и в важнейших городах, командовали войсками, заведовали финансами. Г. боярство не было, впрочем, замкнутым сословием и не имело юридически определенных преимуществ пред остальной массой населения; оно опиралось только на фактическую силу.

Ярослав правил долго (умер 1187) . Летопись с большой похвалой отзывается об этом князе, а певец "Слова о полку Игореве" яркими красками рисует его могущество. Умирая, Ярослав завещал Галич сыну от наложницы своей Настасьи - Олегу, а сыну от жены своей Ольги, Владимиру, дал только Перемышль. Но по смерти князя бояре прогнали Олега и отдали всю Г. землю Владимиру, что вызвало новые усобицы, в которые вмешались венгры. Венгерский король Бела занял Галич, посадил там своего сына Андрея, а Владимира держал под стражей в Венгрии. В 1190 г. Владимиру, при помощи поляков, удалось изгнать венгров из Галича, где они всех возбудили против себя своими насилиями, и сесть на галицком столе. С его смертью прекратился в Галиче род Ростиславичей и галицкий стол заняла другая линия в лице Романа Мстиславича Волынского, еще при жизни Владимира пытавшегося овладеть Галичем. При Романе окончательно падает значение Киева, роль которого переходит на севере - к Владимиру, на западе - к Галичу. Своей энергичной внешней политикой, не мешавшей ему, однако, бороться и с боярством внутри страны, Роман довел до конца дело своих предшественников - возвысил Г. княжество на степень сильного государства. Но княжение его было слишком непродолжительно, чтобы сломить господство бояр и установить новый порядок. Тотчас после его смерти (1205) в Г. земле начались смуты. Роман оставил двух сыновей: Даниила, 4-х лет, и Василька, 2-х. На Г. стол оказалось много претендентов, как между русскими князьями, так и между иноземными соседями - венграми и поляками. Важную роль в наступивших событиях сыграли бояре. Они не стали на сторону Романовичей, как по нерасположению к Роману, так и потому, что Романовичи могли претендовать на Галич, как на свою отчину, а бояре стремились сделать княжеский стол избирательным. В Галицкой земле уже в это время перестает господствовать мнение, что княжеский стол есть достояние представителей Рюрикова дома; здесь происходит даже невозможный в других областях факт вокняжения боярина Даниила Романовича. Только в 1249 г. Даниилу удалось победить последних своих противников. Начинающийся с этого времени период княжения Даниила продолжался около 15 лет и был временем наибольшего могущества Галицкой земли. В первую половину княжения Даниила произошло завоевание Руси монголами. Монгольское иго гораздо легче отозвалось на Галиче и Волыни, чем на остальной Руси. Правда, татары во время похода на Венгрию опустошили и Волынь и Галич; но здесь они не производили народной переписи для сбора дани и не присылали сюда своих баскаков. Из летописи не видно даже, чтобы Галич платил определенную дань; Даниил был обязан только помогать татарам войсками. Лишь спустя несколько лет после татарского нашествия, Даниил поехал в орду на поклон. Там его приняли с большим почетом, чем других князей. От него потребовали только сдачи татарам нескольких крепостей и вспомогательных войск в случае войны. Как ни легка была, сравнительно, зависимость Галича от татар, но все же Даниил тяготился ею и целью его деятельности сделалось освобождение от татар. Чтобы обезопасить свою страну, Даниил усердно принялся укреплять города. Татары сначала не обращали на это внимания, но когда Даниил стал вести себя по отношению к ним вызывающим образом, то вновь назначенный татарский темник Бурундай явился во главе большой орды и потребовал у Даниила срытия крепостей и вспомогательных войск против союзной ему Литвы. Даниил должен был подчиниться. Скоро внутренние неурядицы отвлекли внимание татар, и они оставили Галич в покое. Только южная часть владений Даниила отошла от него вследствие нашествия татар: жители Понизья предпочли подчиниться непосредственно татарам. Такие же стремления обнаружили жители восточных окраин Даниилова государства, но они вынуждены были повиноваться Даниилу.

Киевское и Черниговское княжества были гораздо более, чем Галич, опустошены татарами и не могли уже соперничать с Галицко-Волынской Русью. По отношению к Польше Даниил продолжал традиционную политику галицких князей - поддерживал слабых и отдаленных мазовецких князей против более сильных краковских. Вмешавшись в польские дела, Даниил захватил Люблинскую землю, колебавшуюся между Русью и Польшей. На северо-востоке границах Галицко-Волынского княжества в это время возникло сильное Литовское государство. Сын Даниила, Роман, получил Черную Русь с условием признавать верховную власть литовского князя Миндовга. Венгерский король отказался от притязаний на Галич и даже породнился с Даниилом, выдав дочь за его сына Льва. Другой сын Даниила, Роман, был женат на сестре австрийского герцога; этот брак подал повод Роману, по прекращении мужской линии австрийских герцогов, претендовать на их владения. Даниил вступил в сношения и с римским папою, рассчитывая получить от папы помощь для борьбы с татарами. В 1255 г. он признал духовное главенство папы, а папа Иннокентий IV дал Даниилу королевский титул. Но через два года Даниил, разочаровавшись в надеждах на папскую помощь. отказался признавать папу главою церкви; королевский титул он, однако, удержал за собою. Даниил не пользовался расположением бояр. Для поддержания своей власти ему приходилось иногда прибегать к военной силе. Татарское нашествие и набеги литовцев сильно разорили Галицкую Русь. Население бежало в лесистые Карпатские горы, откуда, по миновении опасности, возвращалось на родные пепелища. Даниил приложил много стараний, чтобы заселять вновь опустошенные земли. Он построил целый ряд городов, из которых особенно замечателен Холм; Даниил сделал его своей столицей. Частые сношения с Западом в предшествующее время и особенно в эпоху Даниила не прошли бесследно для Галицкой Руси. Отрезанная, после татарского нашествия, от остальной Руси, Галицкая область теснее примыкает к Западу и усваивает себе западную культуру. Религиозных предубеждений против западных европейцев здесь не было; но Галицкая Русь сохранила православную веру, что содействовало и сохранению народности. Со смертью Даниила (1264) окончился цветущий период истории Галича. С этой поры Галицко-русское государство клонится к упадку и, наконец, теряет самостоятельность. На границах Г. земли усиливаются государства, в которых совершился процесс объединения (Литва и Польша) . Они и поглотили ГалицкоВолынскую Русь На первых же порах наследникам Даниила пришлось вмешаться в литовские дела. Объединитель Литвы Миндовг был убит, и там начались смуты. Одному из сыновей Миндовга, Войшелку, удалось захватить власть. Он усыновил Даниилова сына Шварна. На этом основании Шварн заявил претензию на Литву, и ему удалось вокняжиться там, хотя ненадолго, так как он скоро был изгнан усилившейся языческой партией.

По смерти Василька, руководившего сыновьями Даниила, в семье Романовичей начались раздоры. Старший из сыновей Даниила Лев, пытался соединить под своею властью всю Галицкую землю. В борьбе с противившимися его замыслам князьями, а также с Польшей и Литвой, Лев прибегал к помощи татар; появление татар в Г. земле сопровождались большими бедствиями для населены и, вероятно, поэтому Лев не пользовался популярностью. Наоборот, его противник, защитник удельного строя, Владимир Василькович был очень любим населением. Владимир, умирая, завещал свои владения брату Льва, Мстиславу. Лев перенес столицу Г. земли в Львов и вел борьбу с Польшей, которая в эту пору уже объединилась под властью Владислава Локотка; борьба эта окончилась для Льва неудачно, он потерял Люблинскую землю. Смерть Льва относят к 1301 году. Очень мало известно о княжении сына Льва, Юрия, умершего не позднее 1316 г. Ему наследовали в Галиче и на Волыни два сына - Андрей и Лев. Есть известие, что эти князья погибли - вероятно, в борьбе с татарами, около 1324 г. Период от смерти Андрея и Льва до падения самостоятельности Галича очень темен. Обыкновенно дело представляется в следующем виде: по смерти Андрея и Льва в Галиче княжил до 1336 г. Юрий II: бездетному Юрию наследовал сын его сестры, бывшей замужем за мазовецким князем Тройденом, Болеслав. Болеслав княжил до 1340 года и был отравлен русскими за попытку ввести католицизм. В настоящее время чешскому ученому Ржежабку удалось доказать высказывавшееся и ранее мнение, что Юрий II и Болеслав Тройденович - одно и тоже лицо. По мнению Ржежабка, Андрею и Льву наследовал их племянник Болеслав, приняв и православие и имя Юрия II; потом он перешел опять в католицизм и был отравлен своими подданными. От Юрия II до нас дошло несколько грамот. В одной из них Юрий называется "Dei gratia natus dux minoris Russiae" (здесь в первый раз встречается термин Малая Русь) . Кроме подписи и печати князя, на этих грамотах имеются подписи и печати вельмож; поименованы и должности этих вельмож: епископ, детко (дядько князя) , судья и воеводы - бельзский, перемышльский, львовский и луцкий. Таким образом власть князя в это время была, по-видимому, очень ограничена, и в его непосредственном ведении был едва ли не один город Владимир, где даны некоторые из грамот. Юрий II - Болеслав был последним галицким князем. У него не осталось потомства. На Галицкую землю явилось два претендента: Казимир III польский, как родственник и сюзерен мазовецких князей, и один из сыновей вел. кн. литовского Гедимина - Любарт, женатый на дочери Льва Юрьевича. Между этими претендентами началась борьба, длившаяся около 40 лет. В год смерти Юрия Болеслава Казимир III предпринял поход на Галич, овладел Перемышльской и Львовской землей и увез из Львова в Польшу княжеские сокровища. Между тем Любарт захватил Владимир, Кременец и часть Червенской земли. По уходе Казимира галичане восстали, прибегли к покровительству татар и при помощи их изгнали поляков. В Галиче учреждается боярское правительство, во главе которого стоит боярин Димитрий Детко (т.е. дядько княжеский) , с титулом блюстителя и старосты Русской Земли (provisor seu capitaneus terrae Russiae) . Такое положение дел продолжалось до 1349 г., когда Казимир предпринял второй поход на Русь, вытеснил Любарта из Волыни и подчинил себе мелких князей, сидевших там (вероятно, это были потомки Мстислава Даниловича) . Любарт в свою очередь пошел на Галицкую Русь, проник до самого Галича и дело кончилось договором, по которому Казимиру достались земли Львовская, Перемышльская и Галицкая, а Любарту - Волынь, Холм и Бельз. После этого Казимир еще раз пытался овладеть Волынью, но она осталась за Литвою. По смерти Казимира польская корона досталась его племяннику Людовику Венгерскому, который считал своим коренным владением Венгрию и потому хотел присоединить к ней и Галицкую Русь. После смерти Людовика Венгрия досталась одной из его дочерей, Марии, а Польша другой, Ядвиге. В 1386 г. Ядвига предприняла поход в Галицкую Русь и присоединила ее к Польше. С тех пор Г. до разделов Польши оставалась одной из ее провинций.

Главнейшие труды по истории Г. княжества: Смирнов, "Судьбы Червонной или Галицкой Руси" (Спб., 1860) ; кн. Трубецкой, "Histoire de la Russie Rouge" (1861) ; Лелевель, "Histoire de la Lithuanie et de la Rutenie"; Зубрицкий, "История древнего Галицко-русского княжества" (Львов, 1852 55) ; его же, "Историко-критическая повесть временных лет Червонной Руси" (М., 1855) ; Шараневич, "История Галицко-Володимирской Руси" (Львов, 1863) ; его же, "Очерк внутренних отношений галичан во 2-й половине XV в." (на польск. языке) ; Н. П. Дашкевич, "Княжение Даниила Галицкого" (Киев, 1873) ; Rezabek, "Iuri II, posledni knize veskere Male Rusi" ("Casopis musea cesk.", 1883) ; Филевич, "Борьба Польши и Литвы-Руси за галицко-володимирское наследие" (Спб., 1890) . Обзор новейших трудов см. в статье Линниченка, "Критический обзор новейшей литературы по истории Галицкой Руси" ("Журнал мин. нар. пр.", 1891) .

Е. Кивлицкий.

Галка

(Gorvus или Coleus monedula) - наименьший из европейских воронов; от других видов Г. отличается коротким крепким согнутым клювом, почему и выделяют ее в особый род Coleus. Длина равняется 33 см., размах крыльев 65 см. Лоб и темя черного цвета; затылок и шея пепельно-серые; остальное тело сверху голубоваточерного цвета, снизу аспидно- или серо-черного; клюв и ноги черные. Г. водится в большей части Европы, многих странах Азии и на севере распространена по крайней мере до границы хлебопашества; она гнездится также в горных областях Туркмении и западных Гималаях; больше всего Г. в Европейской России и в Сибири. Гнездится Г. главным образом на башнях и вообще высоких зданиях и кладет 4 - 6 яиц голубовато-зеленоватого цвета с черно-бурыми крапинами. Питается главным образом насекомыми, червями и слизняками, а также мышами, птенцами и яйцами, кроме того зернами, кончиками листьев хлебов, фруктами, ягодами и т. п. Польза, приносимая Г., по крайней мере не менее вреда. На зиму Г. перелетает в северо-восточную Африку, северо-западную Азию и Индию.

Н. Кн.

Галлий

(хим.) . - Свойства этого элементарного тела, Ga=69, 86, были предсказаны (Д. И. Менделеевым) периодической системой элементов, как экоалюминия, в 1871 г. В 1875 г. Лекок де Буабодран открыл Г. в цинковой обманке из Пиеррефита (в Пиринеях) с помощью спектроскопа (характерна яркая фиолетовая линия спектра) ; более богатая обманка содержит 1 часть Г. на 60000 ч. минерала. Г. - синеватобелый металл, твердый, но ковкий; уд. вес 5, 9; он плавится при 30, 1? в серебристо-белую жидкость, медленно застывающую при более низкой температуре; если бросать твердый Г. в эту жидкость, то он кристаллизуется в виде октаэдров. Г. не улетучивается при накаливании, окисляясь с поверхности; на воздухе мало изменчив, но в воде тускнеет. Хлор действует на порошкообразный металл на холоду; бром и йод действуют менее энергично. Г. растворяется в соляной кислоте и в растворах едких щелочей при выделении водорода; образует белую окись Ga2O3 и хлористое соединение GCI3; вообще он повторяет свойства алюминия, что сказывается также в способности образовать аммиачные квасцы Ga2 (NH4) 2 (SO4) 4 24H2O.

С. С. Колотов.

Галь

(Франц Иосиф Gall) - френолог (1758 - 1828) , изучал медицину в Страсбурге и Вене, где после занимался практикой и приобрел известность своим сочинением "Philos. mediz. Untersuchungen ueber Natur und Kunst im kranken und gesunden Zustande des Menschen" (1792) ; гораздо большую известность доставили ему его чтения об учении о черепе, которые он читал в разных университетах и больших городах Германии. Поселившись в Париже, он вместе с своим другом Шпурцгеймом развил свое учение в большом сочинении "Anatomie et physiologie du systeme nerveux en general et du cerveau en particulier, etc." (1810 - 1820) ; кроме того он написал "Introduction au cours de physiologie du cerveau" (1808) и "Sur les fonctions du cerveau" (1822) ; Несостоятельность его учения была доказана и опытами и наблюдениями, но за ним всегда остается честь открытия некоторых новых фактов по анатомии и физиологии мозга.

Галс

- курс корабля относительно ветра. Если корабль идет под парусами и ветер дует ему в правый борт, то говорят что корабль идет правым галсом. Идти одним галсом или лежать на одном галсе - так говорят, когда несколько судов идут все или правым или левым галсом. Идти контр-галсами - говорится о судах, идущих навстречу друг другу разными галсами. Лечь на другой галс значит повернуть судно так, чтобы ветер дувший, напр., в правый борт, после поворота дул в левый. Сделать галс - пройти какое-нибудь расстояние одним галсом, т.е. не поворачивая на другой галс.

В. П.

Галуппи

(Balthasar Galuppi) - итальянский композитор и виртуоз на клавесине и органе (1703 - 1785) , ученик знаменитого Лотти. Шестидесяти трех лет был приглашен Екатериной II в России, где управлял придворным оркестром. Из множества опер , написанных Г., в Петербурге исполнялись: "Didona abbandonata" и "Il filosofo di campagna". Галуппи был некоторое время директором придворной певческой капеллы и написал несколько духовных православных композиций. Г. был учителем Бортянского.

М. П.

Гальс

(Hals) - семейство голландских живописцев. Из его членов получили известность в особенности: 1) Франс Г. Старший, величайший, на ряду с Рембрандтом, портретист Голландии, один из влиятельнейших двигателей ее реалистической живописи XVII столетия, глава Гарлемской школы. Он род. вскоре после 1680 г. в Антверпене, от родителей-гарлемцев; в ранней молодости поселился с ними в Гарлеме, был там учеником К. фан-Мандера, провел в этом городе всю свою жизнь, пользуясь почетом своих соотечественников и имея многих учеников; под старость впал в нищету, частью от своей беззаботности и наклонности к разгулу, частью же вследствие появления сильного соперника в лице Рембрандта, и умер 1 сент. 1666 г. Отличительный особенности его сильного, в высшей степени оригинального таланта - глубокое проникновение во внутренний характер изображаемых лиц, понимание требований ансамбля, уверенность рисунка, сероватый, но энергичный и гармоничный колорит, удивительная виртуозность накладки тонов сразу, без стушевывания их между собою, смелость широкой кисти, приближающаяся к декоративному приему, но, тем не менее, вполне передающая натуру. Франс Гальс воспроизводил не исключительно одиночные фигуры, но также и целые группы, семейные портреты и громадные картины, изображающие целые корпорации (Doelenstucke и Regeutenstucke) ; нередко его портреты принимали оттенок жанра. Всех картин его, известных в настоящее время, насчитывается до 164; в продаже они являются изредка, достигая высоких цен. Из его картин 10 красуются в берлинском музее, по 7 в амстердамской и кассельской галереях, 3 в парижском Лувре, 2 в дрезденской галерее и по 1 в венской и лондонской. В Имп. Эрмитаже хранятся: "Портрет моряка", "Портрет молодого человека в черном шелковом кафтане и черной шляпе", "Портрет мужчины лет 35-ти", вероятно, сына художника, Франса Г. Младшего и "Портрет пожилого человека в черном костюме". Чтобы получить ясное представление об этом мастере и постепенном ходе его развития, начиная с 1616 г. и кончая 1664 г., необходимо видеть 8 капитальных его картин в гарлемском муниципальном музее, изображающих сборища членов гарлемских стрелковых и благотворительных. обществ. В ряду многочисленных учеников Франса Г. выдаются, сверх его брата и сына, о которых будет сказано ниже, П. Соутман, Я. Версиронк, С. де-Брай, А. Броувер и А. ф.-Остаде. - 2) Франс Г. Младший, сын и ученик Франса Г. Старшего (род. между 1617 и 1623 гг.; находился еще в живых в 1669) . Подобно отцу, писал портреты, не обладая, однако, его сильною и смелою лепкой; особенно хорошо воспроизводил неодушевленные предметы. В Эрмитаже прекрасная картина его работы: "Молодой оружейник". - 3) Дирк Г. (род. раньше 1600 г., умер в 1656) . Младший брат и ученик Франса Г. Старш. Писал небольшие, исполнения тонко и в свежих тонах картинки, изображающие сцены из быта военных и артистов своего времени - танцы, занятия музыкой, попойки, игры и всякого рода развлечения в караульных, тавернах и увеселительных домах. Положил, таким образом, начало особому направлению голландского жанра, по которому, вслед за ним, пошли многие из учеников Франса Г. Старшего: А. Паламедес, Я. ле-Дюк, П. Кодде, Питор Поттер, П. Кваст, Кох и др. В Эрмитаже находится картина Дирка Г. "Танец", относящаяся к начальной его деятельности. Подробности о семействе Г. см. в сочинениях: Van der Willigen, "Les artistes de Harlem" (Гарлем, 1870) ; W. Burger (Th. Thore) "Frans Hals" ("Gazette des beaux-arts", 1869) ; С. Vossmaer, текст к гравюрам В. Унгера с картин Фр. Г.; W. Bode, "Studien zur Geschichte der holl. Malerei" (Браун., 1883) ; П. П. Семенова, "Этюды по истории нидерланд. живописи и пр. " (СПб., 1885, приложение к журналу "Вестник изящных искусств") .

А. С-в

Гальтон

(Френсис Galton) - англ. путешественник и писатель; род. в 1822 г.; получил медицинское образование; в 1846 - 50 г. путешествовал сначала по сев. Африке, потом в области Белого Нила, откуда проник в юго-зап. Африку, Описание этого путешествия: "Narrative of an explorer in tropical south Africa" (нов. изд. 1890) . Г. принадлежит ряд ценных работ по психологии и антропологии: "Hereditary genius, its laws and consequences" (русск. пер. "Наследственность таланта", 1875) ; "English men of science, their nature and nurture" (1874) ; "Inquiry into human faculty and its development" (1883) и др. Г. состоит президентом антропологического института в Лондоне.

Гамадрил

или серый павиан (Суnосеphalus hainadryas Wagn) - обезьяна из сем. павианов (Cynocephalidae) , подотряда узконосых обезьян (Catarrhini) . Большая обезьяна, достигающая до одного метра длины (старые самцы) , причем на хвост приходится 20 - 25 см. Общий цвет волос, покрывающих тело Г., серый (цвета сухой травы) ; у самцов длинные, оригинально расположенные волосы на голове, плечах и груди образуют нечто вроде гривы. Седалищные мозоли красного цвета, голая кожа лица грязно-телесного. Самки темнее окрашены, чем самцы, и волосы гривы короче; молодые похожи на самок. Живут в Абиссинии и южной Нубии. Г. держатся большими стадами, в 100 - 150 голов, в горах, подымаясь до значительных высот; близость воды составляет необходимое условие их места обитания. В каждом стаде заключается 10 - 15 больших старых самцов. Каждое стадо бродит с места на место в определенном районе. Они держатся всегда на земле, с большим искусством лазая по самым крутым обрывам и скалам; на деревья залезают лишь в исключительных случаях. Питаются корнями растении и мелкими животными (улитками, червями и насекомыми) , для отыскивания которых переворачивают каменья. При случае нападают на плантации Размножение, по-видимому, не приурочено к определенному времени года; самка рождает одного детеныша и очень к нему привязана. Вообще все члены одной общины живут очень дружно. Старые самцы мужественно выступают на защиту молодых детенышей. Встревоженное появлением людей или собаки, или другими врагами, все стадо подымает оглушительный крик и вой. Взобравшись на скалы, они скатывают вниз для защиты каменья. Для людей, невооруженных ружьями, старые самцы Г., благодаря своей силе, крепким зубам, мужеству и солидарности, могут быть очень опасны. Главным врагом их является леопард, уносящий молодых и детенышей. Древние египтяне считали их священными животными. В настоящее время в Египте нигде уже нет диких гамадрилов. Молодые Г. в неволе становятся очень ручными и обнаруживают большую понятливость; но к старости, особенно самцы, делаются крайне дики и злы.

В. Ф.

Гамбит

(Gambit) - в шахматной игре особая категория дебютов, в которых жертвуют пешкой, чтобы получить удобное для форсированной атаки положение.

Гамбург

(Hamburg) - важнейший из германских вольных городов и первый морской торговый город Германии и европейского материка, на правом берегу Эльбы, при впадении Альстера, в 110 км. от впадения Эльбы в Немецкое море. В северовосточной части города Альстер образует обширный водоем (Aussenalster) , сообщающийся с другим, меньшим, лежащим в середине города (Binnenalster, Alsterbassin) . Рукав Эльбы, входящий в Г. с востока, разветвляется на многочисленные извивающиеся каналы (Flethe) , которые, соединяясь на южном конце города между собою и с Ольстером, образуют глубокую Верхнюю гавань (Oberhafen) , открывающуюся в главный рукав Эльбы, образующий на протяжении до границы Альтоны Нижнюю гавань (Niederhafen) , назначенную для морских судов. Верхняя гавань, где пристают морские пароходы с осадкой до 5 м., имеет пристани, навесы для товаров и рельсовые пути. Флеты служат для перевозки товаров к складам. Вокруг города довольно глубокий широкий ров, наполненный водою, остаток прежних укреплений. Через водные пути внутри города ведут более 60 мостов, через Северную Эльбу построен жел. дор. мост, дл. в 408 м.

Исстари Г. был порто-франко и остался им по присоединении к Северо-Германскому союзу (1866) и Германской империи (1871) . Склады товаров существовали по всему городу. В начале 80-х годов был принять закон о включении города Г. в таможенную черту Германии, с 1 июля 1888 г. Для этого пришлось вознаградить владельцев товарных складов внутри города и построить новые громадный гавани и товарные склады, углубить Эльбу и на значительном пространстве изменить ее течение. Расходы на это приняли на себя отчасти империя, отчасти Г. Ни один торг. порт европ. материка не имеет таких обширных сооружений, как Г.

Г. разделяется на Старый город (Altstadt) , Новый (Neustadt) , городскую часть св. Георга и предместье св. Павла (St. Pauli) . Старый город занимает восточную часть города, расположен на очень низком месте и часто при бурях на большом протяжении затопляется водою, о чем жители предупреждаются часа за 4 - 5 по телеграфу из Куксгавепа. Новый город лежит выше и представляет западную часть города. Городская часть св. Георга, прежде предместье Г., занимает сев. восточную часть города. Предместье св. Павла простирается к западу до границы Альтоны, прежде называлось Hamburgerberg и сильно развилось в новейшее время; в нем главным образом сосредоточивается торговая и мореходная деятельность Г., как гавани; здесь находятся большие фабрики, значительные бойни и большой рынок скота, идущего на убой. Знаменитый водопроводные сооружения, в 2 км. выше города, снабжают его водою; обширная сеть подземных сточных каналов отводить в Эльбу нечистоты домов и улиц. После пожара 1842 г., уничтожившего большую часть города, Г. был перестроен более правильно и красиво. Главная церковь - св. Николая, с башней в 144 м. вышиною (вторая по высоте в Европе) . Основанный в 1528 г. Буденгагеном Иоганнеум, несколько других средних учебных заведений, семинария для народных учителей и учительниц, школы ремесленная и навигационная. Морская обсерватория (Deutsche Seewarte) известна своими трудами по морской метеорологии. Городская библиотека содержит до 300000 томов и 5000 частью очень ценных рукописей; коммерческая библиотека имеет около 60000 т. Естественноисторический музей отличается полнотою. Городская картинная галерея, собрание гамбургских и немецких древностей, этнографическая коллекция, ботанический сад, зоологический сад; один из величайших и богатейших в Европе. Многочисленные общества научные, религиозные и друг.; благотворительные заведения различного рода.

Главным источником благосостояния Г. служит торговля, по своим размерам уступающая только Лондону, Ливерпулю и Нью-Йорку. Морем в последние годы ввезено: в 1886 г. 3248 тысяч тонн, на 937 милл. марок, в 1890 г. 5069 тысяч тонн, на 1376 милл. марок; вывезено в 1886 г. 1835 тыс. тонн на 876 милл. марок, в 1890 г. 2512 тыс. тонн на 1260 милл. марок. Число прибывших судов возрастало следующим образом: в 1861 г. 1207 паровых и 4012 парусных, всего 5219; в 1871 г. - 2458 паровых и 2981 парусное, всего 5439, в 1887 тыс. peг. тонн; в 1883 г.

- 3939 пар. и 2413 парусн. судов, всего 6352, в 3351 тыс. peг. тонны. Число отошедших судов в 1861 г. - 5184; в 1871 г. - 2456 паров, и 3001 парусн. суд., всего 5457, в 1887 тыс. регистр. тонн; в 1888 г. - 3939 паров, и 2448 парусных судов, всего 6387, в 3354 тыс. рer. тонн. В 1890 г. вошло 8176 кораблей с 5202 тыс. per. т., вышло 8185 с 5214 тыс. per. тонн. Число речных судов, прибывших в Г. с верхней Эльбы, равнялось в период 1861 - 70 г., средним счетом, 5112, с 6148 тыс. центнер. товаров, а в 1882 г. - 9380, с 18897 тыс. центн. товара. Собственный флот Г. состоял в 1890 г. из 587 судов, в 538 тыс. тонн (в том числе паровых 312, в 373 тыс. тонн) . Рядом с торговлей товарами важную отрасль торговой деятельности Г. составляют денежные операции. Кроме главного отделения государственного банка (Reichsbankhanptstelle) , здесь существует ряд частных банков, из которых важнейшие: северно-германский банк (Norddeutsche Bank) , Vereinsbank и коммерческий и учетный банк (Cummerz und Discontobank) . Другую важную отрасль операций Г. составляет морское страхование; сумма страхования от несчастных случаев на море с 916582950 марок в 1865 г. поднялась в 1882 г. до 1828656200 м. Наконец, значительным источником доходов Г. служит эмиграция; число лиц, отправленных из Г. в заатлантические порты составляют 1880 г. - 68887; в 1886 г. - 88663; в 1890 г. - 99350. Гамбургцы отличаются большою предприимчивостью и опытностью в торговом деле. Еще задолго до нынешнего увлечения колониями в Германии и не имея военного флота, гамбургцы заводили обширные сношения не только с цивилизованными, но и с дикими странами, и в последних устраивали свои фактории и плантации, напр. на островах Тонга, Самоа, Каролинских, в разных местах берега западной Африки и т. д. Некоторые из этих стран теперь принадлежат Германской империи. Благодаря торговле, в Г. накопились большие капиталы; это самый богатый город Германии.

Мануфактурная промышленность Г. также достигает больших размеров. Важнейшие отрасли ее - постройка судов на верфях, сахарные заводы, табачные и сигарные фабрики, чугунно-литейные и сереброплавильные заводы, приготовлено морских сухарей, убой скота и соление мяса, вагоностроительные заводы, производство фанерок, мебели, пивоварение, фабрикация спирта, химические заводы, красильни и т. д. Правильное пароходство связывает Г. со множеством портовых городов Европы, а также с Нью-Йорком, Вест-Индией, западным и восточным берегом Южной Америки, Африкой, восточной Азией и Австралией. В Г. сходится несколько железных дорога.

Область Г. занимает 410 кв. км. и состоит, кроме самого города с его предместьями и ближайшими островами и селами, из округа Ритцебюттель, с местечком того же имени и Куксгавеном , из острова Нейверк и округа Бергедорф, обыкновенно называемого Фирланде (Vierlande) . По данным 1880 г. все население состояло из 453869, в 1885 г. - 518620, в 1890 г. 622530 ч.. из них 567 тыс. протестантов, 33 тыс. католиков, 8 тыс. других христиан, 18 тыс. евреев. На город с его форштадтом приходилось 323923 ч.

На основании конституции 13 октября 1879 представителями государственной власти являются сенат и дума (Burgerschaft) . Сенат состоит из 18 членов; 9 из них должны быть юристами, 7 из купеческого сословия. Сенаторы избираются ни всю жизнь сенатом и думою вместе; уклониться от избрания нельзя, под страхом потери политических прав. Председательствуют в сенате первый и второй бургомистр, ежегодно избираемые закрытой подачей голосов. Дума состоит из 160 членов; из них 80 избираются всеми платящими налоги гражданами, 40 землевладельцами и 40 действительными или бывшими членами судов и других правительственных учреждений. Члены думы избираются на 6 лет; каждые 3 года половина состава думы обновляется. Законы издаются на основании согласного решения сената и думы; в чрезвычайных случаях постановления сената могут быть утверждаемы особым комитетом из 20 депутатов думы. В Г. находится общий с Бременом и Любеком оберландгерихт, ландгерихт с несколькими уголовными, гражданскими и коммерческими отделениями и амтсгерихт. Отдельные отрасли управления находятся в ведении депутаций из 2 - 3 сенаторов и известного числа членов думы (служащих бесплатно; уклонение от службы не допускается) . Начальное обучение обязательно. В прежнее время доходы Г. были весьма значительны, без обременительных налогов; но тяжелые долги, в которые город был вовлечен французским владычеством, а позднее большим пожаром, повели за собою увеличение налогов. Государственный бюджет Г. в 1890 г. составлялся из 51528 тыс. мар. доходов и 52855 тыс. мар. расходов. Главными источниками доходов служили прямые и косвенные налоги - 32251 тыс. мар. и доходы с государствен. имущ. - 12385 тыс. мар. Для покрытия чрезвычайных расходов (на постройки в гавани, регулирование реки, проложение шлюзов и т. п.) средства приобретаются путем займа или ассигновок из остаточных сумм. Цифра таких сверхсметных расходов равнялась в последние годы, в среднем, 10000000 марок. Государственный долг 31 декабря 1881 года составлял 143, 8, а 31 декабря 1890 г.  - 234 милл. марок. В германский рейхстаг Г. посылает трех представителей. Гарнизон его состоит из двух прусских батальонов. Ср. : "Statistik des Hamb. Staates" (Гамбург, 1891) : "Hamburg, die Stadt. Die Vororte... " (1875) ; "Hamburg in naturhist. und medic. Beziebung" (1876) .

Г. (история) . Основание Г. относится во времени Карла Великого, возведшего на месте будущего города укрепление против соседних с франкским государством язычников. В высшей степени выгодное географическое положение привлекало сюда множество жителей. Как торговый пункт, Г. играет роль уже с XII столетия. Императоры, начиная с Фридриха и, даровали ему ряд привилегий. Как член Ганзейского союза, Г. становится все богаче и влиятельнее, его территория все расширяется. Чаще всего у Г. возникали столкновения с датскими королями; так, Фридрих II и Христиан IV хотели утвердиться у устья Эльбы, но город энергично отстаивал свою самостоятельность. После падения Ганзы он продолжал свои широкие торговые сношения с соседними государствами. Население города быстро возрастало, благодаря, между прочим, непосредственным сношениям его с Америкой. В начале XIX столетия Г. был одним из богатейших вольных городов. В борьбе с французами ему пришлось заплатить очень значительную военную контрибуцию. По Тильзитскому миру Г. был освобожден от французского постоя, но продолжал терпеть от декретов Наполеона. В 1810 году Г. был присоединен к Франции и стал главным городом нового департамента Эльбы. В 1813 году русские войска заняли Г. и восстановили в нем прежний порядок; но вскоре Даву снова овладел им, и он оставался в руках французов до мая 1814 г., когда его занял Беннигсен. В 1815 г. Г. признан был вольным городом Германского союза; его торговля быстро расширилась. События 1848 г. не могли не отразиться на Г.; были попытки добиться новой конституции, против которых восставал сенат и многие представители бюргерства. В 1860 г. город получил новое устройство, сохраняемое им и до настоящего времени с некоторыми лишь видоизменениями, введенными в 1879 г. В борьбе Пруссии с Австрией (1866) Г. был на стороне первой и примкнул к Северо-Германскому союзу. В ведение Пруссии с этих пор перешло все военное дело города.

В конце августа 1892 г. в Г. открылась эпидемия холеры, которая сразу приняла чрезвычайно острый характер. По 13 сент. заболело 13877 чел., умерло 6108. Больных некуда было класть, умерших не успевали хоронить во время, ощущался крайний недостаток в людях для ухаживания за больными, перевозки и погребения трупов и т. п.; не веди ни к чему даже обещания платить по 30 марок в сутки. 3 сент. санитарная комиссия Г. решилась официально обратиться за помощью к местным социал-демократам и в тот же день последние выставили отряд в 400 чел. Эпидемия остановила торговлю и всю общественную жизнь, население разбежалось, гавань была переполнена судами, которым, в качестве провенансов из зараженной местности, был закрыт вход во все порты. По вычислениям местных властей, уже к половине сентября потери Г. от застоя в торговле простирались до 30000000 марок. Заявление герм. правительства, основанное на мнении Коха, что холеру в Г. занесли русск. эмигранты, опровергнуто герм. врачами: причина ее исключительно в крайне неблагоприятных санитарных условиях Г.

Для истории Г. важна хроника Tratziger\'a: "Der alten weitberuhmeten Stadt Hamburg Chronica und Jahrbucher von der Zeit Carolides grossen bis uf das Keisertume Caroli des Funften" (1557) ; затем издания "Hansa-Rezessen"; Lappenberg, "Hamburg. Urkundenbuch" (1845) ; Gallois, "Geschichte der Stadt Hamburg" (1867) . Лаппенберг основал общество истории Гамбурга, которое издает журнал "Zeitschrift des Vereins fur Н. Geschichte" с 1841 г. и "Mittheilungen des Vereins fur Н. Geschichte" с 1879 г.

Гамета.

- Так называются в ботанике те клетки низших растительных организмов, которые служат для полового размножения. Строение их весьма разнообразно. Половой процесс состоит именно в слиянии Г. Если сливающиеся Г. не отличаются друг от друга ни строением, ни величиной, то их называют изогаметами. Яйцо и сперматозоид, наоборот, являются дифференцированными Г. : яйцо - женская Г., сперматозоид (также антерозоид) - мужская.

Гамлет

или Амлет, упоминаемый в хронике Сакса Грамматика, был сын вассального ютландского короля Горвендиля и королевы Геруты, дочери лейрского короля Р?рика. Дядя Гамлета по отцу, Фенге, убил своего брата и короля, сам завладел троном и женился на вдове убитого. Гамлет задумал отомстить убийце, но до поры до времени решил скрывать свои замыслы под личиной безумия. Фенге заподозрил намерения племянника, но сорвать с него маску не мог и потому отправил его в Англию, распорядившись, чтобы его там убили. План не удался: Г. снискал расположение английского короля, вернулся на родину, убил дядю - братоубийцу, провозгласил себя королем; этим он навлек на себя гнев лейрского короля Виглета, в войне с которым и погиб. История Г. послужила сюжетом для знаменитого "Гамлета" Шекспира.

П. Г-в.

Гамма

(Gamma, Scala по-итальянски, gamme - по-французски, Tonleiter понемецки) - звукоряд, получивший свое название от греческой буквы гаммы, обозначавшей нижайшую ноту диатонического звукоряда, простиравшегося от d в большой октаве до е во второй октаве Гвидо Аретинского. В настоящее время существуют Г. диатоническая, заключающая в себе определенную последовательность тонов и полутонов, Г. хроматическая, состоящая из ряда полутонов, и Г. энгармоническая, состоящая из 1/4 тонов и заключающая в себе 22 ступени со знаками повышения и понижения. При письме такой гаммы ступень и ее соседняя ступень, с другим названием и хроматическим знаком, соответствуют одному и тому же звуку на темперированном инструменте.

Н. С.

Ганг

(по-санкритски Ganga) - главная река передней Индии, священный поток индусов, образуется на горном склоне Гималаев, в вассальном государстве Гарвале, из двух рек: Багирати-Ганга на 3 и Алакнанда-Ганга на В. Первая река, БагиратиГанга, берет начало из-под снежных и ледяных полей, толщиною в 104 м. под 30? 54\' сев. широты и 79? 7\' в. д. (от Гринвича) , близ Ганготри, на в. 4495 м. н. ур. м., между горными вершинами св. Патрика (7428 м.) и св. Георгия (7378 м.) . Направляясь на СЗ, она принимает близ Байгарти, па в. 277 м., более значительную и более бурную реку Джанави, которая считалась прежде европейцами за настоящее начало Г. Затем близ Саки река прорывает Гималаи на в. 2478 м. и возле храма Деопрага, на в. 636 м" соединяется с более спокойной и много водной Алакнандой, образующейся при Бадринате из слияния двух рек: Вишну в Дули. Соединенные воды Багирати в Алакнанды, под названием Г., прорывают у священного места Гардвара, на в. 403 м., последнюю Гималайскую цепь и протекают через болотистую равнину Терай в громадную, необычайно плодородную равнину Сев. Индии. В своем верхнем течении, имеющем преимущественно южное направление, Г. несется бурным потоком, а покинув горы, он становится судоходной рекой, и спокойно течет сперва в южном, а потом в юго-восточном направлении, образуя многочисленные извилины, возле которых расположены многолюдные города: Каунпур, Аллахабад, Мирзапур, Бенарес. Патна, Багельпур, Раджмахал и др. На этом среднем течении, занимающем протяжение по прямой линии в 1529, а с изгибами в 2597 км" Г. принимает следующие большие притоки: с левой стороны, не доходя до Каноджи, Рамагангу и недалеко от нее, с правой стороны, Кали, далее, у Аллахабада справа главный приток Джамуну, которая вместе с Г. образует так называемый Дуаб (двуречье) и своими хрустально чистыми водами расширяет русло грязно-желтого Г. на 800 м. За Аллахабадом в него впадают слева Гумти, а справа Тонс и Курумназа, выше Патны - слева Гауза, справа Сона (Sone) , а напротив Патны, у Хаджипура, - мощный Гандак. Наконец, ниже Багальпура Г. принимает в себя многоводную Кузи, спускающуюся непосредственно с Гималайских гор. Достигнув в своем среднем течении ширины 1500 м., при глубине не большие 1 м., Г. круто поворачивает на юго-вост. и вступает в Бенгальскую низменность, где начинается его нижнее течение, образование рукавов и дельты. Близ Саибганжа влево громадный рукав Багирати, а 100 км. дальние по течению другой рукав Джаланги, у города того же имени. Пройдя пространство в 160 км. оба рукава соединяются в один общий канал Хугли, на котором расположен город Калькута. После соединения с Даммудой этот канал у Чандернагора становится доступным для морских кораблей в близ Сагара, ниже Калькуты, впадает в Бенгальский залив. Отдав часть воды в Хугли, Г. под именем Падда или Падма продолжает свое юговост. течение, отделяя новые рукава (Мартабангу, Гору, Чундну) , принимает слева большой приток Магананду и при Джаффергандже соединяется с Джабуной, мощным рукавом Брамапутры. Соединенные воды обеих рек изливаются в Бенгальский залив под именем Мегны. Джафферганджа начинается настоящая дельта г. и Брамапутры, самая сложная в громадная на земном шаре, подверженная постоянным изменениям. Наносные пространства земли между Хугли и Мегной носят название Sunderbands. Это лабиринт из топей, рек, каналов и бухт вдоль Бенгальского залива, длиною в 265 в шириною в 150 км., усеянных неожиданно возникающими и зачастую столь же быстро исчезающими илистыми и песчаными островами, а также громадными, отчасти затопляемыми морским прибоем лесными пространствами, вместе с илом и остатками животных и растений, в которых впервые зародилась холера. Дальше вглубь страны дельта очень быстро просыхает, образуя плодоноснейшую часть Бенгалии: в населенных местах она превосходно обрабатывается, в малолюдных же покрыта роскошной, почти непроницаемой растительностью. Верхняя дельта Г. - самая населенная страна в мире. Ежегодно в дельте отлагается около 180 милл. куб. и. осадков, в обусловливаемое этими осадками изменение цвета Бенгальского залива бывает заметно уже на расстоянии 150 км. от берега. Подобно Нилу, Г. подвержен ежегодным, хотя и не столь правильным, разливам. Вода начинает прибывать в апреле, а в июле затопляет окрестности, достигая высоты 15 - 16 м. (Бенарес и Аллахабад) . С конца сентября он снова возвращается в берега, оставляя громадные количества плодоносного ила. Хотя по длине Г. меньше Инда и Брамапутры, но зато он превосходить их величиною своего бассейна в занимает пространство в 1060000, а вместе с теми водами, который приносит Брамапутра, 1643000 кв. км. Его водная масса так громадна, что у Бенареса, т. е. на расстоянии 1224 км. от устьев Хугли, он имеет в сухое время года 430 - 440 м. ширины и 1012 м. глубины, а во время дождей 900 - 950 м. ширины и 18 - 20 м. глубины. Среднее количество воды, уносимой им в море, вычисляется в 7700 куб. м. в секунду. Между его притоками 12 превосходят величиною Рейн. Наклон его между Гардваром и Аллахабадом составляет 0.22, а от последнего города до Калькуты 0.05 м. на каждый километр. Вплоть до Каунпура на нем происходить деятельное судовое движение, тогда как дальние кверху судоходство затруднено множеством отмелей и быстрин, особенно в сухое время года. Г. - главная артерия Бенгалии в северо-западных провинций. Для англичан же он, кроме того, имеет значение большой военной дороги, которая помогла им завоевать Индию и теперь облегчает им защиту своих владений. Для орошения и оплодотворения двуречья (Дуаб) английским правительством с 1848 выстроен громадный канал Ганга, имеющий в длину 1305 км. Он идет от Гардвара на юг к Алигару, где разветвляется на 2 рукава, из которых один ведет к Каунпуру в Г., а другой на Этаву к Гамерпуру в Джамну. В 1878 открыт еще один канал, нижний канал Ганга. В устьях Г. движение сосредоточено преимущественно в Хугли. Начиная от Калькуты вплоть до Каунпура, Г. сопровождает железная дорога (East Indian Railway) . Река Г. изобилует рыбой, крокодилами и особым видом черепах. Г. священная река индусов . По этой причине вода Г. считается святою и обитатели обязаны в известные дни совершать в ней омовение. С последней целью туда ежегодно стекаются толпы богомольцев, особенно к источникам Г. Кто умрет на его берегах, или кто перед смертью выпьет его воды, того душа избавляется от скитаний по земле. Поэтому умирающих приносят на берега Г., вливают им в рот воду из него, погружают их в реку и после смерти предают тело его волнам. Отдаленные же от Г. жители хранят для смертного часа его воду в медной посуде, а богачи завещают себя сжечь после смерти и бросить свой пепел в Г.

Ганг играет очень важную роль в индийской мифологии. В Ригведе он упоминается только два раза, откуда обыкновенно делается вывод, что индусы в эпоху составления этого памятника жили еще на северо-западе Индостанского полуострова, на берегах Инда. В позднейшие эпохи он получает больше значения и наконец делается наиболее чтимой и священной рекой индусов, так что в Магабхарате (п. XIII, 1793) говорится: "как все касты и различные ступени жизни брамина без добродетели и познаний, как жертва без сока Сомы, так был бы мир без Ганга". В Пуранах Виядганга Ганг вытекает из ножного пальца Вишну и сводится с неба на землю молитвами святого Бхагиратха, чтобы очистить пепел 60000 сыновей царя Сагара, которые были сожжены гневным взглядом мудреца Капила. Вследствие этого Г. получает имя Бхагиратхи. Г. разгневался за свое удаление с неба, и бог Шива, чтобы спасти землю от тяжести его падения, подхватил реку на свое чело и задержал ее течение своими переплетенными локонами. Поэтому Шива получает имя Гангадхара (поддерживающий Г.) . Река потекла с чела Шивы несколькими потоками, число которых обыкновенно принимается семь, почему она и называется Саптасиндхава (семь рек) . Собственно Г. есть одна из этих 7 рек. При своем падении на землю Г. помешал мудрецу Джагну, занятому жертвоприношением, который в досаде выпил воду, но потом смиловался и позволил ей течь из своего уха. Отсюда название Г. Джагнави. Олицетворенный как божество, Г. является старшей дочерью Гимавата (Himavat - олицетворение гор Гималая) и его жены Мена; ее выдали за царя Шантану, от которого она родила сына Бхишма (страшный) ; этот последний по матери называется также Гангея. Г. является также матерью бога войны Картикея. По сказанию Магабхараты, от брака Г. с богом Агни произошло золото. Г. имеет еще много имен или титулов. С. Булич.

Гангрена

(Necrosis, mortiricatio, mumuficatio etc.) - представляет собою омертвление, прекращение жизненных процессов в какой-либо ткани или части тела, наступающее обыкновенно под влиянием нарушения их питания, или прекращения физиологических отправлений отдельных групп клеточных элементов. Омертвление наступает то быстро, то медленно, - как последний акт болезненных процессов перерождения тканей. При медленном омертвении могут умирать одни ключевые элементы, а другие в том же участки ткани остаются еще на некоторое время живыми, особенно соединительно-тканные элементы. Причины, вызывающие гангрену тканей, делятся на три группы (Подвысоцкий) : 1) остановка местного кровообращения, 2) механические и химические влияния, 3) физические влияния. При остановки местного кровообращения, вследствие закупорки приводящей артерии, если не развивается бокового кровообращения, наступает омертвление обыкновенно очень скоро. Если при прекращении притока артериальной крови отток венозной был возможен и ткань сделалась бедна кровью и вообще влагою, то получается сухое омертвение; если же отток венозной крови был затруднен, или самое прекращение притока артер. крови вызвано застоем и препятствием вытекания венозной крова, то омертвение бывает влажное. Из механических влияний наиболее часто вызывает гангрену давление (образование пролежней) , сотрясения и разможжение тканей; из химических - вещества, убивающие или свертывающие протоплазму: кислоты, едкие щелочи и химические яды для живой ткани, как фосфор, мышьяк, птомаины, продукты отделения некоторых низших организмов, алкоголоиды и т. д. Механические и химические влияния вызывают омертвение, действуя различно: на кровообращение, на кровь (разрушено красных кровяных шариков) , через нервную систему, непосредственно на вещество клеток и т. д. Главнейшие физические причины омертвения - это чрезмерные нагревание или охлаждение ткани; температуры от +48? до +50? Ц. и - 16?до - 20? Ц. считаются пределами для жизни протоплазмы. Внешние признаки и течение гангрены зависят от ее формы. Гангрена сухая (Gangraena sicca, muuificatio) развивается на почве малокровной или при условии быстрого испарения влаги (сухой жар) и обеднения ткани влагою. При такой форме клеточные элементы спадаются, высыхают, кровеносные сосуды теряют характер трубок; ткань значительно уменьшается в объеме. Сухой гангрене подвергаются в нормальной жизни человека остатки пуповины у новорожденного. При болезненных процессах сухая гангрена чаще всего встречается на коже, особенно на частях, подверженных действию воздуха, при старческом истощении, на почве известкового изменения сосудов, при действии на ткани минеральных кислот и солей тяжелых металлов, при отравлении спорыньей ("злая корча") и т. п. К сухой гангрене отчасти относится и творожистое перерождение ткани, когда белковые элементы претерпевают характерный распад и образуют сыровидную, зернистую массу, напр., при золотухе, бугорчатке, сифилисе. При влажной гангрене омертвелая ткань обращается в жидкую или студенистую массу, состоящую из частиц жира, кров. пигмента и т. д. при значительном количестве воды. Обыкновенно в химическом разложении тканей принимают участие низшие организмы; но иногда процесс идет и без их участия, так наз. асептическая гангрена, напр. при закупорке кров. сосуда, при размягчении мозга, в сальнике у чрезмерно отучневших. "Гнилостная гангрена" обусловливается присутствием бактерий, попавших в мертвую ткань из воздуха; бактерии из рода "сапрофитов" обильно размножаются в мертвых тканях, богатых влагою, и развивают в них процессы гниения. Бактерий, вызывающих гнилостный распад тканей, очень много; первое место из них занимает вид proteus, описанный Гаузером, затем различные палочковидные бактерии и др. Гангрена, поражая часть тела, или ограничивается ею одною (g. circumscripta) , или распространяется (g. diffusa) на обширный район и ведет к смерти весь организм. При ограниченной гангрене место полного омертвения отделяется oт здоровых частей гангренозным поясом, представляющим сильное воспаление ткани, с полным застоем кровообращения, переполненным экссудатом (выпотом) и белыми тельцами. Впоследствии выпот всасывается или высыхает и образуется струп. Вокруг гангренозного пояса ткани также воспалены и пропитаны лимф. телами, имеющими наклонность к восстановлению, к развитию соединительной ткани и к образованию вокруг пораженного фокуса плотной капсулы, омертвение какой-либо ткани в теле, особенно влажное и гнилостное, сопровождается обыкновенно лихорадкою, причина которой - всасывание гнилостных продуктов распада; лихорадочные явления сопровождаются проливными потами и сильным упадком сил. Омертвение части на ощупь холодны, температура их зависит от температуры окружающей среды. Оканчивается гангрена различно: если поражен маленький участок ткани, то, претерпев распадение, он может вполне всосаться воспаленными соседними частями; при энергичном развитии "демаркационной" линии, обильном развитии гноя и т. д. пораженные части могут быть совершенно отторгнуты, а обнаженные поверхности тканей зарубцуются, и наконец, при обширном распространении, гангрена ведет к смерти организма вследствие его истощения или всасывания ихорозной жидкости.

Гангрена госпитальная или госпитальный "антонов огонь" (Gangraena ncsocomialis) выражается омертвением краев и дна раны, а затем и соседних частей; процесс вызывается гнилостными бактериями, попадающими в ткань или чрез кровь, или из воздуха. Болезнь несомненно миазматически-контагиозная; заразное начало может сохраняться на различных предметах и переноситься воздухом. В старину и даже в недалеком прошлом госпитали и больницы нередко становились постоянными очагами заразы. В переполненных больницах, тюрьмах, судах, рабочих домах антонов огонь развивался иногда эпидемически и прекращался лишь после тщательной очистки и дезинфекции. В начале страдание имеет характер местного, - рана становится болезненною, воспаляется, кровоточить, затем покрывается налетом грязного цвета, тесно связанным с грануляциями; постепенно развиваются и общие явления в организме в виде гнилостной лихорадки. Различают несколько форм гангрены: язвенная - выражающаяся появлением на дне или краях раны омертвелых точек, быстро увеличивающихся и обращающихся в круглые, плоские поверхностные язвы, сливающиеся между собою; мякотная - выражающаяся непосредственным распадом стенок раны или язвы; геморрагическая - сопровождающаяся кровотечениями из поражаемых сосудов и др. Госпитальная гангрена обыкновенно оканчивается смертью; в случаях выздоровления иногда наблюдаются значительные увечные изменения, вследствие разрушения кожных покровов, мышц и сухожилий. Лечение местное состоит в выжигании пораженного места каленым железом, дым. азотной кислотой, хлористым цинком, термокаутером; при кровотечениях - прикладывание раствора полуторохлористого железа. После прижигания применяются все приемы противовоспалительного лечения ран и обеззараживания их. Общее лечение имеет целью поднятие сил больного, улучшение питания. В наше время при введении в хирургических отделениях больниц строжайшей антисептики и асептики, госпитальная гангрена встречается чрезвычайно редко и в непродолжительном будущем должна совсем исчезнуть.

Гангрена легких, как самостоятельная форма болезни, наблюдается при прекращении притока артер. крови или при поступлении в ткань легкого гнилостных веществ. Непосредственными причинами частичного омертвения легкого бывают: гнилостный бронхит; проникновение в дых. пути инородных тел, напр. пищи - при параличе надгортанника; крупозное воспаление легких - у людей изнуренных, пьяниц, душевнобольных, живущих в душных помещениях, в тесного и вообще в дурных санитарных условиях; нарыв или эхинококк в легком; обширные каверны при чахотке; различные заболевания кров. сосудов и т. п. Гангрена легких бывает ограниченной, гнездной и разлитой. Легочная ткань, пораженная гангреною, подвергается распаду, обращается в густую серо-зеленую жидкость с отвратительным запахом; вокруг гангренозного фокуса разрастается соедин. ткань, образующая плотную капсулу; кровеносные сосуды зарастают, почему обыкновенно при гангрене и не наблюдается кровотечений; при разлитой гангрене омертвение быстро распространяется и капсула не успевает образовываться. Фокусы ограниченной гангрены чаще встречаются в поверхностных частях легких и нередко захватывают плевру. Гангрена легких узнается по зловонной мокротой грязного цвета с ясно щелочной реакцией, с клочьями легочной паренхимы, содержащими кристаллы фосфорнокислой аммиакмагнезии и микотические образования, грибы (leptothrix pulmonalis) . Протекает гангрена всегда при общих лихорадочных явлениях: сильные потрясающие ознобы и поты (гнилостная лихорадка) . Гангрена легких, в большинство случаев, быстро ведет к смерти; при ограниченной гангрене возможно медленное течете болезни и излечение: содержимое гангренозной полости выхаркивается и последняя зарастает. Лечение гангрены направляется на поддержание сил больного и на введете в легкие обеззараживающих противогнилостных веществ: вдыхание паров карболовой кислоты, скипидара, эвкалиптового масла, хлороформа, креозота и т. п.

Гангрена симметрическая, как отдельная болезнь, описана недавно (Raynand, 1862) ; выражается омертвением участков преимущественно кожных покровов, симметрически на обеих сторонах; поражаются наиболее часто конечности, особенно пальцы. Причина болезни - судорога сосудов центрального происхождения; вследствие сужения сосудов прекращается приток крови к ткани, которая и омертвевает. Болезнь чаще встречается у женщин, малокровных и нервных; иногда после перенесенной какой-либо тяжелой инфекционной формы.

А. Липский.

Гандикап

(англ. Handicap) - призовые скачки, к которым допускаются лошади разного возраста и силы, при чем для уравновешения шансов более слабым предоставляются разные преимущества (облегчение веса и др.) . В шахматной игре "турнир-гандикап" - состязание игроков с неравными силами; при чем более слабым даются фигуры вперед.

Ганеман

(Samuel Habnemann) - основатель гомеопатии, родился в Саксонии, в г. Мейсене, в 1755 г. Медицинское образование получил в лейпцигском университете, практиковать начал в Вене. Начало его врачебной карьеры было не вполне удачно и Г. вскоре должен был поступить на частную службу (врачом, библиотекарем и пр.) Через несколько лет Г. поселился в Эрлангене, где в 1779 году получил степень доктора медицины; в это же время Г. начал высказывать свои разочарования современной медициной и раскрывать недостатки господствовавших теорий и практических приемов лечения, зачастую, действительно, не имевших тогда разумного объяснения. В 1790 г. Г. перевел с англ. сочинение ("Materia medica") Коллена, фармакологические объяснения которого привели его в сомнение; он немедленно же начал ряд опытов над изучением действия лекарств на здоровый человеческий организм. Опыты эти (первые с хинином над самим собою) привели его к убеждению, что лекарственные вещества вызывают в организме такие же явления, как и болезни, против которых эти лекарства действуют специфически, и что малые дозы медикаментов действуют иначе, а иногда и значительно сильные, чем большие. Установив теоретически "закон подобия" в действии лекарств и болезненных агентов и создав целое учение о "гомеопатическом" действии лекарств , Г. вновь принялся за практику. Полагают, что Г. эксплуатировал научные идеи Гунтера и скрыв источник, откуда они заимствованы, выдал за свои. Таинственность и оригинальность нового метода лечения на этот раз привлекли пациентов, но всетаки Г. прочно основаться в каком-либо городе не удавалось; только в 1812 году, поселившись снова в Лейпциге, он, наконец, устроился при университете, и открыл курс лекций о "рациональной медицине", как сам назвал свое учение. Основы этого учета подробно изложены автором в сочинении "Organon", изданном в 1810 году, явившемся затем катехизисом гомеопатии. В Лейпциге Г. оставался до 1820 года, когда ему было королевским указом запрещено приготовлять самому лекарства для раздачи больным, и он переселился в Кетен, где практика его приняла обширные размеры. Вскоре явились у Г. и последователи и стали образовываться в разных концах Германии гомеопатические общества. Не довольствуясь приобретенною известностью в отечестве, Г. отправился для распространения своего учения во Францию, где оно постепенно прививалось; в 1830-х гг. Г. поселился в Париже; умер в 1843 г. А. Л.

Ганза

- старо-готское слово, под которым в Средние века разумелись торговые товарищества немецких купцов заграницей, возникавшие для взаимной помощи и защиты; с этою же целью были заключаемы отдельные договоры немецких приморских городов друг с другом. Из этих договоров известен в особенности договор Любека с Гамбургом 1241 г. Из отдельных войн ганзейских городов, распадавшихся на вендскиe, ливонскиe, пpyccкиe и вестфальские, наибольшее значение имели войны с Эриком Менведом (1311) и с Вальдемаром IV Датским. Во время последней войны 57 городов составили так назыв. К?льнскую конфедерацию (1367) , которая и положила начало Ганзейскому союзу. Война с Вальдемаром окончилась стральзундским миром (1370) , по которому Ганзейский союз получил целый ряд новых привилегий, сделавших его не только значительною торговою силою, но и политическою. Ганзейским городам было уступлено нисколько крепостей в южной Швеции; от них зависело и назначение нового лица на датский престол. Во главе союза стоял Любек; он был высшей судебной инстанцией союза, его право господствовало и в других городах. Здесь происходили по преимуществу собрания представителей ганз. городов, так назыв. ганзатаги, на которых обсуждались и внутренние, и внешние дела Г. Статуты, выработанные на "тагах", были обязательны для всех. Кто не повиновался им, был исключаем из союза. Число ганз. городов доходило до 90. С начала XV ст. в городах Ганзы возникают внутренние волнения, борьба аристократии с демократами, патрициев с цехами. В том же столетии скандинавские короли и немецкие князья делают ряд попыток ослабить силу и значение городов. Короли доставляют возможность иностранным торговцам приезжать в свои государства; владея Зундом, они назначают высокие транзитные пошлины. Города грозят войною, и некоторое время попытки государей оканчиваются неудачей. Вскоре обостряются и отношения восточной Ганзы к западной, Общие интересы союза поддерживались лишь вендскими городами. В эпоху Реформации снова возникают внутренние движения, религиозно-социального характера. Датские короли Христиан II, Фридрих I и Христиан III ведут удачную борьбу с городами, руководимыми Вулленвевером. Графская и семилетняя северная войны нанесли решительный удар Ганзейскому союзу. На востоке он потерял всякое значение уже с тех пор, как Иоанн III (московский) уничтожил его новгородскую контору. В 30-летней войне лишь несколько Г. городов принимали деятельное участие; большая же часть отказалась от политической роли и заботилась лишь о собственных торговых интересах. Попытки восстановить союз после Вестфальского мира не увенчались успехом. Последний ганзатаг состоялся в 1669 г. Наименование "Ганзейские города" сохранилось лишь за Любеком, Гамбургом и Бременом. - См. Sartorius, "Geschichte des hanseatischen Bundes" (1802 - 1808) ; Lappenberg, "Urkandliche Geschichte des Ursprungs der deutschen Hansa" (1830, Гамбург) ; Barthold, "Geschichte der deutschen Hansa" (Лейпц., 1854) , Gallois, "Der Hansabund" (Лейпц., 1868) ; Faicke, "Die Hansa als Deutsche See-und Handelsmacht" (в "Deutsche National-Bibliothek", том VIII, Берлин, 1870) ; Handelmann, "Die letzten Zeiten Hansischer Uebermacht im Skandinavischen Norden" (Киль, 1853) ;. Schiotzer, "Die Hansa und der deutsche Ritterorden" (1851) и "Verfall und Untergang der Hansa und des deutschen Ordens in den Ostseelandern" (1853) ; Фортинский, "Приморские вендские города до 1370 года" (Киев, 1877) ; Бережков, "О торговли Руси с Ганзой до конца XV ст. " (Спб., 1879) Ср. также Г. В. Форстен, "Борьба из-за господства на Балтийском море в XV и XVI ст. ", где имеется обзор литературы вопроса, важной и для истории Ганзы. Г. Форстен.

Ганимед

(Ganymedes, мнеол.) - сын царя Троя, из-за необыкновенной красоты своей похищенный богами на небо, где сделался любимцем и виночерпием Зевса. По другому сказанию, сам Зевс чрез своего орла похитил Г. Так как Г., в качестве атрибута, имеет при себе сосуд, то его отождествляли с божеством Нила; древние астрономы поместили его в созвездии Водолея. Из изображений Г. известна ватиканская статуя (по Леохару) : Г., держащий пастушеский посох, уносится орлом Зевса на небо, - а также статуи Карстена и Торвальдсена.

Ганновер

(Hannover) - с 1866 года прусская провинция, обнимает старые владения рода курфюрстов Брауншвейг-Люнебург и королей ганноверских, вместе с несколькими присоединенными к ним в 1815 г., или выменянными местностями (княжествами Остфрисландией, Гильдесгеймом и т. д.) . Пространство, вместе с округом Яде, вошедшим в состав провинции после присоединения ее к Пруссии - 38425 кв. км. Большая часть провинции лежит на Северо-Германской низменности; некоторые части ее покрыты отрогами и предгорьями Гарца, Тевтобургским Лесом и Вихенскими горами; округ Целдерфельд лежит в западной части Гарца. Г. орошается системами Эльбы, Верры, Фульды, Везера, Элиса и имеет несколько озер, из которых более значительны Дюммерзее, Штейнхудермеер и Зеебургерзее. Низменная часть провинции принадлежит к дилувиальной и аллувиальной формации; пересекающие ее более возвышенные части состоят из песчаных. слоев и бывают более или менее плодородны, смотря по примеси к почве глины. Люнебургская степь, обширный и крайне бесплодный участок, в последнее время постепенно покрывается лесом. Плодородную почву представляют низменности (марши) , лежащие вдоль рек и морского берега и защищенные плотинами от затопления; их черноземная почва образовалась из ила. Важную роль играют в ганноверской низменности (особенно в герцогстве Бремен и в Остфрисландии) обширные торфяные болота, обыкновенно примыкающие к маршам. В южных, более возвышенных частях провинции преобладает глинистая и суглинистая почва.

К 1881 г. жителей в Г. было 2120168 (1060660 мужчин, 1059508 женщин; из них 1841594 евангелического вероисповедания, 258806 католиков, 14790 евреев) , т.е. 55 ч. на кв. км.; в 1890 г. было 2278 тыс. жит. Поля и сады занимали 32, 6% поверхности провинции, луга 10, 4, пастбища 35, 1, леса 15, 8. Всего больше сеют ржи, затем пшеницу, овес, ячмень, стручковые плоды, гречиху, свекловицу, рапс, табак, хмель, картофель, клевер и др. Много сельскохозяйственных школ; школа луговодства и сельскохозяйственная академия в Г?ттинген-Веенде. В северной части Г. добывается много торфа. В южной части развить горный промысел; в 1880 г. было добыто 414544 тонны каменного угля, 385788 т. железной руды, 44343 т. свинцовой руды, 18147 тон. медной; выплавлено 137946 т. железа, 9727 т. свинца и 24912 килограмм, серебра. Крупная обрабатывающая промышленность особенно развилась в южной части Г. : чугунно-литейные заводы, вагонные и машинные фабрики, верфи для построения судов, кирпичные, стеклянные, химические, сахарные, пивоваренные и винокуренные заводы, табачные, сигарные, хлопчатобумажные и шерстяные фабрики. Торговля облегчается хорошими путями сообщения. Из 39 гаваней самые значительные- Гарбург, Геестемюнде, Норден, Эмден, Леер и Папенбург. Университет Георга Августа в Г?ттингене, политехническая школа, горная академия, строительная школа, лесная академия, ветеринарная школа, 21 гимназия, 1 прогимназия, 17 реальных гимназий, 4 реальных прогимназии, 2 высшие городские школы, 14 женских гимназий, 11 семинарий для школьных учителей (в том числе 1 еврейская) , 5 мореходных школ, несколько заведений для глухонемых, заведение для слепых; много ученых в сельскохозяйственных обществ.

Ганновер - до 1866 г. главный гор. королевства Г. и резиденция короля, с тех пор гл. город прусской провинции того же имени, на р. Лейне, которая, начиная отсюда, становится судоходной; в 1890 г. жит. было 164 тысячи, большею частью евангелического исповедания. Королевский дворец, построенный герцогом Георгом в XVII в.; собрание древностей, частью вывезенных Генрихом-Львом в 1172 г. из Палестины в Брауншвейг; нисколько музеев, библиотека (до 175 тысяч томов) , обширный театр, грандиозный железнодорожный вокзал. Древнейшая церковь - Marktkirche, упоминаемая уже в 1238 г. В Nenstadterkirche гробница Лейбница. Конная статуя короля Эрнста-Августа; колонна в память битвы при Ватерлоо; памятники Лейбницу и Шиллеру. Политехническая школа, тринадцать среднеучебных заведений, несколько специальных школ. Множество ученых и др. обществ; одних певческих до 50. Две трети населения живут промышленностью и торговлей. Большая бумагопрядильная и ткацкая фабрика, механически хлопчатобумажный ткацкий завод, 10 машиностроительных фабрик, 6 чугунно-литейных заводов с 1524 рабочими и др. Торговля преимущественно естественными произведениями и экспедиционная.

Древнейшая история Г. совпадает с историей Брауншвейга. Основатели бывшего Ганноверского королевского дома является Вильгельм, сын Эрнста I (из средней Брауншвейской линии) , который, разделив с братом Генрихом, родоначальником герцогского Брауншвейского дома, наследственные земли, получил (1569) Люнебург и Целле. После смерти Вильгельма (умер 1592) управляли один за другим сыновья его Эрнст II (умер в 1611) , Христиан (умер 1633) , Август (умер 1636) и Фридрих (умер 1648) , и приобрели Грубенгаген, Каленберг и Геттинген. Но продолжателем рода был их брат Георг (умер 1641) , сыновья которого, Христиан-Людвиг и Георг-Вильгельм, опять разделили наследственные земли на 2 части: 1-й получил Люнебург с стол. Целле, а 2-й - Каленберг с столицей Ганновер. Христиан-Людвиг умер (1665) бездетным и Целле перешел к Георгу-Вильгельму, которому наследовал брат его, Эрнст-Август (1679 - 98) , возведенный императором Леопольдом и, за содействие в войнах против турок и французов, в звание курфюрста. Ему наследовал сын его Георг-Людвиг (1698 - 1727) , который с материнской стороны приходился правнуком (мать его, курфюрстина София, была дочерью курф. Фридриха V Пфальцского и дочери Иакова I, принцессы Елизаветы) англ. королю Иакову I и после смерти королевы Анны (1714) призван был занять англ. престол. С 1714 до 1837 г. курфюршество Г. находилось в личной унии с Великобританией и управлялось наместниками. Английские короли, в качестве ганноверских курфюрстов, принимали близко к сердцу интересы Г. Георг I приобрел для Г. герцогства Бремен и Верден (1719) , по стокгольскому договору, от шведов. Сын его, Георг II Август (1727 - 1760) , основал университет в Геттингене, куда он пригласил лучшие научные силы Германии. Как во время Семилетней войны, так и позже, при Георге III (1760 - 1820) , во время наполеоновских войн, Г. становится постоянным театром военных действий. В 1801 - 02 гг. Г. был занят прусскими войсками, в 1803 - 1805 г. - французами, которые вводят в нем временное правительство из земской депутации и исполнительной комиссии. Но в 1805 г., вследствие войны с Австрией и Россией, французы очищают Г., куда появляются русские, шведы и пруссаки. После Аустерлицкой битвы Наполеон уступает Г. Пруссии, но осенью 1806 г. французы опять вторгаются туда. В 1807 г. Наполеон присоединяет к Вестфальскому королевству всю южную часть Г., в 1810 г. - и остальную, но в декабре того же года из береговой полосы образует департаменты устьев Везера и Эльбы, непосредственно входящие в состав Французской империи. В 1813 г. Г. Занят союзниками и по Венскому конгрессу получил Остфрисландию и Гильдесгейм, возведен в королевство и возвращен Георгу III. На Венском конгрессе ганноверский министр гр. Мюнстер явился защитником конституционных начал. Уже в 1814 г. принц регент (будущий король Георг IV) созвал временное собрате земских чинов (Landstande) , а в 1819 г. издал конституцию в узко дворянском духе. Хотя были учреждены две палаты, но и во 2-й народному представительству отведено ничтожное место. Георгу IV наследовал брат его Вильгельм II (в Ганновере Вильгельм и, 1830 - 37) . июльская революция 1830 г. нашла отклик и в Г.; возникли беспорядки (1831) в Геттингене и Остероде. Собрание чинов, подкрепленное либеральными элементами, потребовало пересмотра конституции. В 1833 г. утверждена новая конституция, по которой уравнены права обеих палат, привлечены депутаты от крестьянства, установлена ответственность министров, расширены законодательные и финансовые полномочия палат, установлена гласность и свобода печати. Со смертью Вильгельма IV окончилась личная уния Г. с Великобританией, на престол которой взошла королева Виктория, а Г. перешел к брату Вильгельма, Эрнсту-Августу (1837 - 51) . Немедленно по вступлении на престол Эрнст-Август объявил, что изданную без его согласия, в качестве наследника престола, конституцию 1833 г. он не считает для себя обязательной. Палаты были распущены, должностные лица освобождены от присяги этой конституции и потребована новая присяга старой конституции 1819 г. Население равнодушно встретило перемену и только 7 геттингенских профессоров (Дальман, Вильгельм и Яков Гриммы, Гервинус, Эвальд, Вебер и Альбрехт) отказались принести новую присягу и потому были лишены кафедр, а Дальман, Яков Гримм и Гервинус удалены из страны. В начале 1838 г. вновь созванным палатам предложено утвердить проект конституции в духе 1819 г., с оговоркой, что если палаты откажутся принять проект, король сам произведет в составе палат перемены, какие сочтет нужными. Палаты все-таки отвергли проект и были распущены в июле того же года. Только в 1840 г. созванные вновь палаты приняли проект конституции. В 1845 г. правительство, без согласия палат, стало вводить новые порядки в городском управлении, с целью усилить влияние администрации и ослабить деятельность местного самоуправления. Торжество реакционной политики в Г. было, однако, непродолжительно. После февральской революции (1848) Эрнст-Август нашел себя вынужденным восстановить свободу печати, гласность в палатах, дать амнистию всем политическим преступникам и даже допустить избрание представителей во франкфуртский парламент. Был почти восстановлен порядок вещей 1833, и новое министерство Бенигсен-Штюве возвестило ряд либеральных реформ. Возбуждение в стране, однако, не утихало, а враждебное отношение короля к объединительногерманским национальным стремлениям лишало его всякой популярности и доверия; в 1849 г. 50 депутатов 2-й палаты потребовали даже подчинения Ганновера Пруссии. Между тем Эрнст-Август, чуждый духу национальных немецких стремлений и выбитый из колеи прежней рутиной политики, обнаруживал замечательную переменчивость. В мае 1850 г. он вступил в так назыв. союз трех королей (Dreikonigsbundniss: Пруссия, Саксония и Ганновер) , но в декабре того же года выступил из этого союза в начал переговоры с Австрией. В следующем году он опять склонился на сторону Пруссии, согласившись наконец; после долголетних переговоров, вступить в таможенный союз. При таких обстоятельствах вступил на престол сын ЭрнстаАвгуста, Георг V. Первые годы его царствования прошли в постоянных пререканиях с палатами из-за конституции и неоднократных переменах министерств (Бакмейстер, Виндгорст, Боррис, Литке, Декен и др.) . Наконец в 1855 г. король заявил, что вследствие невозможности достигнуть соглашения с палатами, он сам октроирует конституцию, которая и была обнародована королевским указом. Сохранились, впрочем, положения об ответственности министров, о гласности и устности судопроизводства, о самоуправлении общин. Когда в 1856 г. преступления политические и по делам печати изъяты были из ведения суда присяжных, правительство очутилось в палатах в меньшинстве 34 против 50. В следующем году, получив большинство во второй палате вновь созванного чрезвычайного сейма, правительство заявило, что палатам предоставляется только проверять бюджет, а не утверждать его. Постоянные раздоры в делах внутреннего управления между правительством в палатами не препятствовали их солидарности во внешней политике, в которой Г. держался велико-германского направления и всячески противодействовал влиянию Пруссии. И здесь, однако, согласие скоро было нарушено шлезвиг-голштинскими делами; участие Г., по постановлению союзного сейма, в экзекуционном занятии герцогств вызвало горячий протест во второй палате, особенно среди представителей прогрессивной парии. В наступившем затем конфликте между Австрией и Пруссией Георг V в начале решился держаться строгого нейтралитета, но по настоянию своего сводного брата, австр. генерала принца Сольмс-Браунфельса, склонился на сторону Австрии. Предложение Пруссии о разоружении было отвергнуто, и пруссаки заняли столицу; 20000 ганновер. армия намеревалась пробиться к юго-вост., чтобы соединиться с баварским корпусом, и у Лангезальца отбросила прусский авангард, но, окруженная 40000 прусским войском, вынуждена была, 28 июня 1866 г., сдаться на капитуляцию. Законом 20 сент. 1866 г. Г. присоединен к Пруссии; в следующем году на Г. распространено действие прусской конституции; в 1884 - 85 гг. введена была и прусская административная система. Ср. Hine, "Geschichte d. Konigr. Н. u. Herz. Braunschweig" (1830) ; Grotesend, "Geschichte der allgemeinen landstandischen Verfassung H. von 1814 - 1848" (1857) ; Oppermann, "Zur Gesch. d. Konigr. H. v. 1832 - 60" (Бр. 1868) ; Heinemann, "Gesch. v. Braunschweig und H. " (1883 - 86) ; Kocher, "Gesch. v. H. und Braunschweig" (1884) .

Гарвей

(Вильям Harvey) - знаменитый английский врач, который открытием кровообращения и исследованиями над животным яйцом заслуживает вполне название основателя новейшей физиологии, род. 1 апр. 1578 в Фолькстоне, в гр. Кент, учился в кентерб?рийской гимназии, потом в Кембридже. В 1598 г. он отправился в падуанский университет, лучшую в то время медицинскую школу, где занимался под руководством Фабриция аб\' Аквапенденте. По словам Бойля, трактат Фабриция о венных заслоночках навел Г. на мысль о кровообращении; но это показание опровергается Гарвеем: он говорит, что идея кровообращения явилась у него результатом соображений о количестве крови, беспрерывно вступающей в аорту, которое так велико. что если бы кровь не возвращалась из артерий в вены, то в несколько минут последняя опустела бы совершенно. - В 1602 г. Г. получил степень д-ра, и поселился в Лондоне. В 1607 лондонская коллегия врачей избрала его своим членом; в 1609 он получил место д-ра в госпитале св. Варфоломея; около 1623 назначен придворным врачом, а в 1625 - почетным медиком при Карле I. В 1616 г. ему предложили кафедру анатомии и хирургии в коллегии врачей, а в следующем году Г. уже излагал свои взгляды на кровообращение в отчетливой и ясной форме, но обнародовал их только 12 лет спустя в книге "Exercitatio anatomica de motu cordis et sanguinis in animalibus". - Эта книга знаменует собою начало современной физиологии. До Г. в европейской науке царствовали идеи древних, главным образом Галена. Предполагалось, что в организме существуют два рода крови, грубая и одухотворенная; первая разносится венами из печени по всему телу и служит собственно для питания, вторая движется по артериям и снабжает тело жизненной силой. Часть крови передается венами в артерии (через сердце и легкие) ; в свою очередь, артерии снабжают вены "духом". Но это не мешает каждому роду крови сохранять свое независимое движение в своей независимой системе сосудов. Несмотря на открытия Везали, Сервета, Коломбо, Фабриция и др. анатомов, эти воззрения господствовали до Гарвея, представляя, однако, все более и более запутанную, туманную форму вследствие противоречий, вносимых новыми исследованиями. Г. разом рассеял этот хаос, заменив его ясным, точным законченным учением о вечном круговороте крови. В существенных пунктах его теория опирается на немногие простые и наглядные опыты, но каждая деталь иллюстрируется бесчисленными вивисекциями и вскрытиями; процесс кровообращения прослежен во всех его вариантах у различных представителей животного царства (насколько это было достижимо без помощи микроскопа) . Тогда уяснилась и роль клапанов и заслоночек, допускающих движение крови только в одном направлении, значение биений сердца и проч. Г. совершенно освободился от метафизических принципов, в роде "архея", "духов" и т. п. которые заменяют истинное знание кажущимся. В книге его нет и следа априорных рассуждений, которыми были переполнены сочинения физиологов и врачей, строивших науку, не справляясь с действительным организмом. "Exercitatio" Гарвея в полном смысле слова современное научное произведение, где все вопросы решаются исследованием фактов, доступных наблюдению и опыту, получившее громадное значение, как в Англии, так и на материке. Но Гарвею пришлось выдержать жестокую атаку со стороны поклонников классической древности. В течение десяти лет он оставался почти одиноким в толпе врагов. Противниками его были Примроз, опровергавший Гарвея цитатами из древних авторов; Паризанус, Франзолий, допускавший и новые открытия, лишь бы они не слишком противоречили древним; Ж. де ла Торре, доказывавший, что факты, на которые опирается Г., имеют случайный, патологический. характер, а в нормальном организме кровь движется по Галену; Гюи-Патен, называвший открытие Г. "парадоксальным, бесполезным, ложным, невозможным, непонятным, нелепым, вредным для человеческой жизни", и мн. другие; в том числе "глава и корифей анатомов своего века" - Ж. Риолан Младший, которому Г. отвечал в двух письмах ("Exercitationes ad Riolanum", I et II) . Этот достопамятный в летописях науки спор нашел отголосок в изящной литературе того времени: Мольер осмеял Гюи-Патена (в "Malade imaginaire") , Буало парижский факультет в "L\'Arret burlesque") , отвергавший вслед за Риоланом кровообращение. Г. однако довелось еще при жизни видеть полное торжество своего открытия. Признавая кровообращение, различные ученые, однако, приписывали открытие его китайцам, Соломону, Галену, Гиппократу, Платону, еп. Немезию (IV ст. по Р. X.) , Везали, Сервету, Раблэ, Коломбо, Фабрицию, Сарпи, Цезальпину, Руини, Рудию (подробное изложение этого вопроса см. у Daremberg, "Histoire des sciences medicales") . В действительности, Г. принадлежит как идея кровообращения, так и доказательство этой идеи. - Придворные отношения нередко отрывали Г. от профессиональных занятий. Так, в 1630 - 1631 г. он сопровождал герцога Леннокса в поезде на материк, в 1633 г. ездил с Карлом I в Шотландию, в 1686 году находился в свите гр. Аронделя, отправлявшегося послом в Германию. когда началась революция, король оставил Лондон и Гарвей последовал за ним. Лондонское население разграбило Вайтголл и квартиру Г. : при этом погибли его работы по сравнительной и патологической анатомии и эмбриологии - результат многолетних исследований. Г. находился при Карле I во время эджгильской битвы, а затем поселился в Оксфорде, который на время сделался главной квартирой короля. Тут он был назначен деканом мертонской коллегии, но в 1646 г. Оксфорд был взят парламентскими войсками и Г. пришлось оставить должность декана. С этого года он совершенно устранился от политики (в которой и раньше не принимал активною участия) и переселился в Лондон, где выстроил для лондонской коллегии врачей дом, в котором была помещена библиотека и происходили заседания общества; подарил тому же ученому учреждению коллекцию естественноисторических препаратов, инструментов и книг. В последние годы жизни занимался эмбриологией. Результатом этих заняли явилась книга: "Exercilationes de generatione animalium" (1651) - первый систематический и законченный трактат по эмбриологии. Г. показал, что животные, как и яйцеродящие, развиваются из яйца, и выразил свои взгляды в известной формуле: "Ornne animal ex ovo". Он доказал, что так наз. рубчик (cicatricula) есть собственно зародыш, и проследил его развитие, насколько это оказалось возможным без помощи микроскопа; уяснил значение так наз. chalaza; показал, что скорлупа яиц пориста и пропускает воздух к зародышу и т. д. В книге его уже намечены - правда в смутной форме основные идеи эмбриологии: первичное тождество различных типов, постепенность развития органов, соответствие переходных признаков человека и высших животных с постоянными признаками низших. Конечно, эмбриология, вступила на степень истинной науки только в нашем столетии; но все же Г. обогатил ее крупными открытиями, блестящими обобщениями и дал сильный толчок дальнейшим исследованиям. Ко времени выхода в свет книги о рожд. жив. заслуги Г. были признаны ученым миром; он доживал свой век, окруженный славою и почетом; новое поколение английских физиологов и врачей видело в нем своего патриарха; поэты - Драйден и Коули - писали в честь его стихи. Лондонская медицинская коллегия поставила в зале заседаний его статую, а в 1654 году избрала его своим президентом; но он отклонил это почетное звание, ссылаясь на старость и нездоровье. Утром 30 июня 1657 года он заметил, что не владеет языком, и, чувствуя приближение смерти, послал за родными, роздал им на память свои вещи, а к вечеру того же дня скончался на 80-м году жизни. Сочинения Г. издавались много раз. Полное собрание: "Gvillelmi Harveii. Opera omnia, a collegio Medicorum Londinensi edita" (1766) . Сочинения Гарвея переведены на английский язык Виллисом. Ср. Aikin, "Notice sur Harvey" ("Magazin encyclop.", 1795) ; Aubrey, "Letters of eminent Persons"; Willis, "William Harvey" (Лондон, 1878) ; Flourens, "Histoire de la decouverte de la circulation du sang" (Париж, 1854) ; Daremberg, "Histoire des sciences medicales" (1870) . M. Э.

Гарди

(Томас Hardy) . современный английский романист, род. в 1848 г.; удачно дебютировал в 1871 г. романом "Desperate Remedies", вслед за которым появились "Under the Greenwood Tree", "A pair of Blue eyes", "Far from the Madding Crowd", "The Hand of Ethelbertha", "Wessex Tales" и др. Лучшим романом его считается "Far from the Madding Crowd", восхваляемый английской критикой за прекрасное изображение крестьянской жизни. Но роман этот далеко не заслуживает своей известности: удачны в нем только описания сельских работ, главным образом ухода за овцами. Новейший роман Г. "Tess of the d\'Ubervilliers" (1892) наделал много шума своим необычным для английских читателей реализмом в духи "La Terre" Зола, хотя этот реализм - чисто внешнего свойства. З. В.

Гарем

(правильнее харем, от араб. harim - неприкосновенное, святое) у магометан терем или часть дома, где отдельно от мужчин живут женщины. По понятиям мусульман, никакая власть, светская или духовная, никто из посторонних мужчин, даже домашних; кроме хозяина и детей, не могут переступить порог Г.; исключение делается для султана и шаха, в силу распространенного на Востоке мнения, что посещение царствующей особы приносить счастье. Г. выходит окнами на двор, часто соединяемый с садом, обнесенным высоким забором. Каждая из жен, если их в Г. несколько, имеет отдельное помещение. Султанский Г. в Константинополе состоит преимущественно из черкешенок и грузинок, оберегаемых черными евнухами, из которых старший носит название кизлар-агази. 7 главных жен султана назыв. кадинами. Звание султанш носят мать, сестры и дочери султана. По рангу Г. за кадинами следуют прислужницы султана - гедиклик. Остальные назыв. одалисками и служат султану по выбору. Высшая власть в Г. принадлежит матери царствующего султана валиде Гарибальди (Джузеппе Garibaldi) , знаменитый итальянский патриот, по происхождению генуезец, род. 4 июля 1807 г. в Ницце, в семье моряка, рано вступил на службу в сардинский флот, участвовал в заговоре 1834 г., закончившемся неудачным вторжением Мадзини в Савойю, и должен был бежать во Францию. Приговоренный на родине к смерти, долгие годы вел бродячую жизнь, состоял на службе тунисского бея, в 1846 г. предложил свои услуги южноамериканским республикам Рио-Гранде и Монтевидео и, сам снарядив несколько кораблей, наводил, в качестве начальника каперов, ужас на Бразилию. В 1848 г., когда в Верхней Италии вспыхнуло восстание против австрийцев, Г. поспешил на родину и с 54 сотоварищами по оружию высадился в Ницце; но первый, счастливый период верхне-итальянской войны уже миновал. Предложение Г. сражаться под знаменами сардинского короля Карла Альберта было последним отвергнуто, а миланский комитет слишком поздно поручил Г. организовать корпус волонтеров. Располагая лишь корпусом в 1500 чел., Г., после упорной борьбы, должен был уступить численному превосходству австрийцев и перешел на швейцарскую территорию. Эта отчаянная настойчивость, во время всеобщего упадка духа, сделала имя Г. чрезвычайно популярным во всей Италии. Сицилийцы предложили ему начальство в своей борьбе против неаполитанского короля Фердинанда II; но Г. был уже тогда в Риме, куда привел (21 дек.) несколько сот своих приверженцев на помощь временному правительству. Выбранный в римский парламент он в первом же заседании, 6 февр. 1849 г., внес предложение в провозглашении республики. После успешных операций против неаполитанцев при Палестрине и Веллетри (15 мая) , он принял видное участие в блестящем отражении французского генерала Удино, атаковавшего Рим 30 апреля. Удино вынужден был предпринять правильную осаду Рима и, получив сильные подкрепления, взял его штурмом 3 июля. Г. повел свои войска (1550 чел.) к северу, чтобы продолжать борьбу с австрийцами, завладевшими Болоньей, и добраться, если возможно, до Венеции, все еще державшейся против австрийцев. Оттесненный к восточному берегу и окруженный неприятелем, он принужден был искать спасения на море. Вскоре он опять высадился, но только для того, чтобы подвергнуться травле в горах и лесах; во время этих скитаний умерла мать его детей, всюду сопровождавшая его. Обязанный своим спасением преданности итальянских патриотов, он бежал в Пиемонт, но здесь его заставили эмигрировать в Северную Америку. В Нью-Йорке Г. сначала работал на мыловаренном заводе, затем получил место капитана корабля и совершал рейсы по Тихому океану. В 1854 г. Г. вернулся в Европу и скоро поселился на скалистом островке Капрере (близ Сардинии) , часть которого им была куплена; здесь он занялся сельским хозяйством. Кавур призвал его на тайное свидание в Турин и убедил его принять участие в войне, которую Виктор-Эммануил готовился предпринять против Австрии. Несмотря на решительное отвращение, которое питал к Г. и его волонтерам союзник Ремонта, Наполеон III, Кавур разрешил ему организовать корпус волонтеров. 25 мая 1859 г. Г., в звании сардинского генерала, перешел со своими "альпийскими егерями" Тичино и не без успеха действовал против австрийского генерала Урбана. Возмущенный Виллафранкским миром, Г. готов был стать во главе экспедиции, которая должна была немедленно произвести нападете на Рим. Потребовалось личное вмешательство Виктора Эммануила, чтобы приостановить экспедицию, которая могла возобновить войну с Австрией и уничтожить союз с Наполеоном III. Г. распустил своих товарищей (ноябрь 1859) , советуя им, впрочем, быть всегда наготове и не разоружаться. Присоединение к Шемонту Средней Италии и открытие первого североитальянского парламента в Турине должны были быть куплены ценою уступки Франции Ниццы и Савойи. Г., явившийся в парламент в качестве депутата от своей родины Ниццы, произнес речь против Кавура, сделавшего его чужестранцем для Италии, и отказался от звания депутата и генерала сард. службы. Вслед затем Г. поспешил на помощь сицилийским инсургентам. В ночь на 5 мая 1860 г. он захватил два парохода, стоявшие в генуезской гавани, и с 1200 волонтерами (знаменитая "тысяча") и 4 пушками направился к сицилийскому берегу. Высадившись в Марсале, он разбил при Калатафими неаполитанского генерала Ланди; к Палермо он подошел уже с 10 тыс. чел.; 30 мая неаполитанский генерал Ланца, после упорного боя, передал ему город и заключил перемирие. В столице Сицилии Г. прожил около 2 мес., управляя ею, как диктатор, от имени Виктора Эммануила. Сильные подкрепления прибыли к нему из Италии. Неаполитанцы удержали в своей власти только северо-восточную окраину острова. 20 июля Г., оперируя с моря и с суши, атаковал их и разбил при Милаццо. Мессина, за исключением цитадели, была очищена неаполитанцами. Г., войска которого доходили теперь до 18000 чел., овладел, таким образом, всем островом. Под влиянием "партии действия", провозглашавшей, что первая обязанность итальянской нации заключается в присоединении, во что бы то ни стало, Рима и Венеции, Г. объявил депутации сицилийцев, что если соединение Сицилии с монархией Виктора Эммануила произойдет раньше, чем будет обеспечено объединение Италии, он откажется от дальнейших действий и удалится. Эти слова Г. произвели такое глубокое впечатление, что назначенные им министры подали в отставку. Скоро сам Г. убедился в необходимости вверить Турину направление дел и признал вице-диктатором пиемонтца Депретиса, предложенного на этот пост Кавуром. 19 августа, под прикрытием сардинского флота, Г. высадился близ Реджио на материк Италии и при Монталеоне разбил неаполит. генералов. Оставив свои войска в Салерно, Г. 7 сентября, в сопровождении только нескольких офицеров своего штаба, прибыл в Неаполь, из которого Франциск II бежал. В фортах стоял еще гарнизон в 8000 человек, но всякая мысль о сопротивлении была оставлена, и Г. бесстрашно въехал в город среди толпы, восторженно приветствовавшей его. Неаполитанские войска отступили на Капую, чтобы начать оборонительную борьбу на линии Вольтурно. Между тем гарибальдийцы двинулись далее на север, но были оттеснены в Кайяццо. Ободренная этим успехом, неаполитанская армия перешла в наступление. Г., принявшему снова команду над своими войсками, лишь с трудом удалось заставить неприятеля отступить назад на Капую. Тут пришли ему на помощь войска Виктора-Эммануила, встреча которого с Г. произошла 26 окт., в окрестностях Теано. После сдачи Капуи, 2 ноября, ВикторЭммануил въехал в Неаполь. Г. потребовал, чтобы его назначили на год полномочным наместником Южной Италии; король ответил на это резким отказом. Тогда Г., отказавшись от всех предложенных ему почестей и наград, уехал на Капреру. В июне 1862 г. он внезапно появился в Палермо и призвал своих приверженцев к походу на Рим. Предприятие это подверглось строгому осуждению со стороны ВиктораЭммануила, и когда Г. высадился с 3000 волонтеров на материк, он встретился с войсками короля, у подножия Аспромонте. Произошел обмен выстрелов, и Г. был ранен в ногу (28 авг.) . С ним обходились с тем вниманием, которое выказывается обыкновенно пленникам царевой крови, и когда его рана была излечена (между прочим, при участи В. И. Пирогова) , его немедленно освободили из заточения; еще раньше его товарищи получили амнистию. Г. вернулся на Капреру, где прожил до весны 1864 г., когда совершил поездку в Англию, доставившую ему небывалые еще овации. Когда вспыхнула война 1866 г., Г. предоставил себя в распоряжение Виктора-Эммануила в был назначен главнокомандующим над 20 батальонами волонтеров. Он производил диверсии против австрийского корпуса, расположенного в южн. Тироле, но 3 июля был разбит при озере Гарда, а 15 августа простился с своими войсками и уехал на Капреру. Конвенцией, заключенною с Наполеоном в сентябре 1864 г., итальянское правительство обязывалось не нападать на территорию папы и защищать ее с оружием в руках против всякого нападения, которое будет сделано на нее извне. Но Г. не отказывался от мысли овладеть Римом собственными силами. Так как приготовления к походу не могли быть скрыты, то итальянское правительство 23 сент. 1867 г. успело арестовать его в Асиналунго и водворило его обратно на Капрере, но ему удалось проскользнуть на лодке, среди итальянских крейсеров. Он одержал победу над папскими войсками при Монтеротондо, но вслед затем в Папскую обл. явились две франц. бригады, под начальством ген. Фальи, который 3 ноября разбил Г. при Ментане. При Фильини Г. встретился с войсками Виктора-Эммануила, был обезоружен и в качестве военнопленного отвезен в форт Вариньяно близ Специи, но в конце сентября 1868 г. получил разрешение вернуться на Капреру, где к нему приставлена была стража. В своем невольном уединении Г., по совету друзей, решился написать ряд исторических романов (лучший из этих романов, "Clelia", переведен и на русск, яз., в "Отеч. Записках" и "Bceмирн. Труд"; отдельно под заглав. : "Иго монахов или Рим в XIX ст. ", СПб., 1870) . Романы Г. направлены в особенности против папства и католического духовенства. Он является в них поочередно атеистом и верующим, аристократом и плебеем; то он провозглашает себя горячим поборником учения Христа и проповедует всеобщий мир и прощение, то выражает желание, чтобы весь шар земной был предан огню и мечу. В 1870 г., во время франко-прусской войны, Г., в сопровождении двух сыновей, явился в Тур к Гамбетт; ему поручено было начальствование сначала над корпусом волонтеров на северо-восточ. театре войны, а затем и над всей вогезской армией. Деятельность его здесь была безуспешна. Он не помешал походу Мантейфеля, между Лангром и Дижоном, и поздно выступил из Дижона, благодаря чему Мантейфедь, сосредоточив достаточные силы на реке Дуб, мог отрядить против Г. свободный корпус, вынудивший его 1 февр. очистить Дижон. Как бы то ни было, усилия Г. помочь всеми оставленной Франции заслуживали другого приема, чем сделанный ему национальным собранием в Бордо. Явясь туда в качестве депутата, он встретил лишь одни оскорбления и сложил с себя депутатские полномочия. В 1874 г. итальянский парламент вотировал Г. ренту в 100000 лир, которую он сначала отклонил, ссылаясь на финансовое расстройство Италии, но в 1876 г., под влиянием семьи, принял. Последние годы жизни Г. была отравлены физическими страданиями. Умер 2 июня 1882 г. и торжественно погребен на Капрере. Деяния Г. носят на себе чисто эпический характер, и сам он является истинным народным героем. Он был рыцарем идеи, самоотверженным, бескорыстным борцом за единство и свободу родины, которой он и сослужил великую незабвенную службу. В 1891 г. ему поставлен памятник в Ницце; тогда же бывший ученик и друг его Кроче издал в Париже "Политическое завещание Г. ". К этой книге, излагающей идеи Г. по вопросам международной политики, приложена карта Европы, составленная сообразно его мечтам. Франция, Италия, Испания, Греция, Румыния составляют здесь конфедерацию Средиземного моря; Бельгия, Эльзас, Лотарингия и Нормандские о-ва принадлежат Франции, Португалия и Гибралтар - Испании; Далмация и Мальта - Италии, Македония, Крит и Кипр - Греции. Славяно-чехо-балканская конфедерация, под покровительством России, обнимает собою Польшу, Богемию, Каринтию, Хорватию, Боснию, Сербию и Болгарию. Австрийская империя исчезла. Венгрия независима, подобно Швейцарии и Ирландии. Пруссии достались Голландия, Вюртемберг, Баден и Бавария, взамен Померании и Силезии. Шлезвиг-Голштиния и Гельголанд отошли к Дании. В бытность свою в Южной Америке Гарибальди сошелся с замужнею испанкою Анитою, которая родила ему двух сыновей, Менотти и Риччиотти, и дочь Терезиту, вышедшую замуж за генерала Канцио. В 1860 г. он вступил в брак с миланкою графинею Раймонди, с которою расстался в день свадьбы; ребенка ее не признал, а в 1879 г. брак этот признан был недействительным. Затем он женился на бывшей кормилице своей внучки, от которой имел двух детей. Вдове и каждому из пяти детей Г. государство назначило ежегодное содержание в 10000 лир. Ср. Deivan, "G., vie et aventures 1807 - 1859" (Париж, 1867) ; Vecchi, "G. auf Caprera" (нем. перев., Лейпциг, 1862) ; Elpis Melena, "Garibaldis Denkwurdigkeiten" (Гамбург, 1661) и "G., Mitteilungen aus seinem Leben" (2 изд, Ганновер, 1855) ; Balbiaui, "Scene storiche della vita politica e militare di G. G. " (Мил., 1872) ; Bent, "Life of G. " (Лонд., 1881) ; Guerzoni, "G. con documenti inediti" (Тур., 1882"; Mario, "G. e i suoi tempi" (Мил., 1884) ; "Epistolario di G. G. " (Мил, 1885) ; "G. Memorie scritte da se stesso" (Флор., 1888) .

Гармония

(греч., от harmozo - приводить в порядок) - согласие музыкальное, благозвучие. Гармонией или аккордом называется соединение трех и более различных звуков по терциям. Гармоникой или гармонией назыв. часть музыкальной грамматики, посвященная построению аккордов, их соединению, изложению тональностей, модулями, а также изучению интервалов, консонансов, диссонансов. Под словом Г. у греков понималось созвучие, т. е. интервал. Хотя у композиторов XV ст., наприм. у Жоскэна де Пре, являются сочетания, схожие с нашим простым гармоническим сложением, но их считали равномерным контрапунктом (контрапункт первого разряда - нота против ноты) . С развитием гомофонии в XVII ст. начинается развитие Г. в смысле аккордов. У Агостино Агаццари уже встречается бас с цифрами, обозначающими аккорды. В этом веке возник генерал-бас. В XVIII веке создателем новой гармонической системы является Рамо, установивший закон терце образного сложения аккордов, а главным образом их обращения. Последователями теоретических взглядов Рамо могут считаться Ф. Марпург и Кирнбергер, теоретики того же столетия. Благодаря им, путь, по которому следовало дальнейшее развитие Г., был намечен. Н. Соловьев.

Гарпии

(греч. ArpuaV, лат. Rapae) - богини вихря. В Илиаде является гарпия Подагра (быстроногая) , родившая от Зефира ахиллесовых коней Ксанфа и Балиоса. В Одиссее гарпиям приписывается похищение людей, пропавших без вести. Гесиод называет их крылатыми, прекраснокудрыми богинями, по имени Аелло и Окипета. Позже число их возросло и они стали представляться крылатыми чудовищами, птицами с девичьим лицом. Такими являются они в сказании аргонавтов, где мучают слепого фракийского царя Финея, похищая и оскверняя у него пищу; аргонавты Зет и Калаис, крылатые сыновья Борея, преследуют их до Строфадов, где позднее их застает Эней.

Гарпия

(Harpyia destructor) - крупнейший из орлов Южной Америки, длиною около 90 см.; отличается плотным сложением, большой головою с хохлом на затылке и очень крепким клювом, необыкновенно сильными ногами с громадными лапами и когтями, длинным и широким хвостом, короткими и тупыми крыльями. Голова и шея серые; хохол, вся верхняя сторона, хвост и пятна на груди аспидно-черного цвета; нижняя сторона белая, с черными пятнами и полосками на брюхе и ногах; клюв и когти черные; лапы желтые. Г. водится от Мексики до Средней Бразилии и от Атлантического океана до Тихого, в высоких сырых лесах, и отличается чрезвычайной хищностью, силой и отвагой; питается млекопитающими, особенно обезьянами и птицами. Индейцы очень высоко ценят перья Г., как украшение, и иногда держат ее в неволе, чтобы дважды в год вырывать у ее рулевые и маховые перья.

Н. Кн.

Гарик

(Давид Garrick) - знаменитый англ. актер, род. в 1716 г.; был франц. происхождения: его дед, после отмены Нантского эдикта, бежал в Англию. Очень рано обнаружились сценические способности Г.; но практические соображения отца побудили его отправить Давида в Лиссабон, к дяде - виноторговцу. Эта занятие пришлись не по сердцу Г.; он скоро вернулся в Англию, но и дальнейшие старания капитана Г. направить сына на "солидный" путь остались бесплодными. В 1741 г. Г. выступил в Лондоне, на маленькой сцене театра Гудманфильдс; дебют его в роли шекспировского "Ричарда III" сразу доставил ему известность. Сценическая реформа Г., сущность которой состояла в уничтожении ходульности и искусственности и замене их жизненной правдой, увенчалась полным успехом, несмотря на энергическое, даже озлобленное противодействие рутинеров и первоначальное недоумение публики в виду еретического новшества. Гаррику восторженно рукоплескали как в трагических, так и чисто комических ролях; талант его поражал столько же разнообразием, сколько силою. Он скоро получил ангажемент на знаменитую сцену дрюриленского театра, где гениально создал роли Лира, Гамлета, Макбета, Отелло, потом перешел на не менее знаменитую ковентгарденскую сцену, а в 1747 г. сделался директором дрюриденского театра. Тридцатилетний период управления его этой сценой был временем ее полного процветания. Предприняв путешествие на материк, Г. был в Париже, в салонах которого служил предметом поклонения и восторгов самого избранного общества; объехал почти всю Италию, и едва не попал в Петербург, куда приглашала его на несколько представлений императрица Екатерина II. В 1776 г. Г. сошел окончательно со сцены. Три года, прожитые им после того, были все-таки посвящены театру: он присутствовал на репетициях выдающихся пьес, давал советы актерам, помогал неимущим между ними. О степени общего уважения к Г. может дать понятие следующий пример: Г. зашел однажды в парламент в то время, когда туда не впускались посторонние, и на этом основании его попросили было удалиться; но знаменитый Борк, заметив это, воспротивился удалению человека, "которому все члены парламента были столь многим обязаны, в руках которого была пальма красноречия, в чьей школе они приобрели искусство говорить и узнали основные правила ораторского искусства". Умер в 1779 г. и похоронен в Вестминстерском аббатстве, около статуи Шекспира.

Великий как актер, Г. приобрел себе в истории театра бессмертное имя и как преобразователь английской сцены, указавший на художественную правду, как на первый и основной закон сценического творчества. Он осуществил на театральных подмостках то, что сделал в драматической поэзии предмет его благоговейного поклонения - Шекспир, произведения которого нашли в Г. первого истолкователя, уяснившего в них многое лучше ученых комментаторов поэта. Г. был очень образованный человек и порядочный драматический писатель, произведения которого неоднократно давались на сцене в его время. Наиболее известная биография Г., написанная скоро после его смерти, принадлежит Murphy, "Life of Garrick"; ценна биография Фитцджеральда; на русском языке ср. Полнера, "Гаррик. Его жизнь и сценическая деятельность" (СПб., 1891, изд. Павленкова) .

П. Вейнберг.

Гартман

(Эдуард v. Hartmann) - самый популярный из современных философов метафизического направления, род. в Берлине в 1842 г. Сын прусского генерала, Г., по окончании гимназического курса, поступил на воен. службу. По отсутствию к ней призвания, а также по болезни (нервное страдание колена) , он скоро вышел в отставку и живет частным человеком в Берлине. После безуспешных занятий художественной литературой (неудачная драма) он сосредоточился на изучении философии и необходимых для ее наук. Получив степень доктора, он издал в 1869 году свое главное сочинение: "Philosophie des Unbewussten", которое сразу доставило ему известность, выдержав много изданий. Исходною точкою для философии бессознательного служит воззрение Шопенгауэра на волю как на подлинную сущность всякого бытия и метафизическую основу всего мироздания. Шопенгауэр, в названии своего главного сочинения соединил волю с представлением (Welt als Wille und Vorstellung) , на деле самостоятельною и первоначальною сущностью, считал только волю (реально практический элемент бытия) , представление же (элемент интеллектуальный) признавал лишь подчиненным и второстепенным продуктом воли, понимая его, с одной стороны, идеалистически (в смысле Канта) , как субъективное явление, обусловленное априорными формами пространства, времени 2 причинности, а с другой стороны - материалистически, как обусловленное физиологическими функциями организма или как "мозговое явление" (Gehimphanomen) . Против такого "примата воли" Г. основательно указывает на столь же первичное значение представления. "Во всяком хотении, говорит он, хочется собственно переход известного настоящего состояния в другое. Настоящее состояние каждый раз дано, будь то просто покой; но в одном этом настоящем состоянии никогда не могло бы заключаться хотение, если бы не существовала по крайней мере идеальная возможность чего-нибудь другого. Даже такое хотение, которое стремится к продолжению настоящего состояния, возможно только чрез представление прекращения этого состояния, следовательно чрез двойное отрицание. Несомненно, таким образом, что для хотения необходимы прежде всего два условия, из коих одно есть настоящее состояние как исходная точка; другое, как цель хотения, не может быть настоящим состоянием, а есть некоторое будущее, присутствие которого желается. Но так как это будущее состояние, как таковое, не может реально находиться в настоящем акте хотения, а между тем. должно в нем как-нибудь находиться, ибо без этого невозможно и самое хотение, то необходимо должно оно содержаться в нем идеально т. е. как представление. Но точно также и настоящее состояние может стать исходною точкою хотения, лишь поскольку входит в представление (как различаемое от будущего) . Поэтому нить воли без представления, как уже и Аристотель говорит: orektikon de ouk aneu jantasiaV". В действительности существует только представляющая воля. Но существует ли она в качестве всеобщего первоначала или метафизической сущности? Непосредственно воля и представление даны лишь как явления индивидуального сознания отдельных существ, многообразно обусловленные их организацией и воздействиями внешней среды. Тем не менее в области научного опыта мы можем находить данные, предполагающие независимое, первичное бытие духовного начала. Если существуют в нашем мире такие явления, которые, будучи совершенно необъяснимы из одних вещественных или механических причин, возможны только как действия духовного начала, т. е. представляющей воли, и если, с другой стороны, несомненно, что при этих явлениях не действует никакая индивидуально-сознательная воля и представление (т. е., воля и представление отдельных особей) , то необходимо признать эти явления за действия некоторой универсальной, за пределами индивидуального сознания находящейся представляющей воли, которую Г. поэтому и называет бессознательным (das Unbewusste) [Чувствуя, однако, неудовлетворительность такого чисто отрицательного или дефективного обозначения (которое с одинаковым правом может применяться к камню или куску дерева, как и к абсолютному началу мира) , Г. в последующих изданиях своей книги допускает его замену термином сверхсознательное (das Ueberbewusste) ]. И действительно, перебирая (в первой части своей книги) различные сферы опыта как внутреннего, так и внешнего, Г. находить в них основные группы явлений, объяснимых только действием метафизического духовного начала; на основании несомненных фактических данных, путем индуктивного естественноисторического метода, он старается доказать действительность этого бессознательного или сверхсознательного первичного субъекта воли и представления. Результаты своего эмпирического исследования Г. выражает в следующих положениях: 1) "бессознательное" образует и сохраняет организм, исправляет внутренние и внешние его повреждения, целемерно направляет его движения и обусловливает его употребление для сознательной воли; 2) "бессознательное" дает в инстинкт каждому существу то, в чем оно нуждается для своего сохранения и для чего недостаточно его сознательного мышления, напр., человеку - инстинкты для понимания чувственного восприятия, для образования языка и общества и мн. др.; 3) "бессознательное" сохраняет роды посредством подового влечения и материнской любви, облагораживает их посредством выбора в половой любви и ведет род человеческий в истории неуклонно к цели его возможного совершенства; 4) "бессознательное" часто управляет человеческими действиями посредством чувств и предчувствий там, где им не могло бы помочь полное сознательное мышление; 5) "бессознательное" своими внушениями в малом, как и в великом, споспешествует сознательному процессу мышления и ведет человека в мистику к предощущению высших сверхъестественных единств; 6) оно же, наконец, одаряет людей чувством красоты и художественным творчеством. Во всех этих своих действиях само "бессознательное" характеризуется, по Г., следующими свойствами: безболезненностью, неутомимостью, нечувственным характером его мышления, безвременностью, непогрешимостью, неизменностью и неразрывным внутренним единством.

Сводя, по следам физиков-динамистов, вещества к атомным силам (или центрам сил) , Г. сводить затем эти силы к проявлениям духовного метафизического начала. Что для другого, вовсе, есть сила, то само по себе, внутри, есть воля, а если воля, то и представление. Атомная сила притяжения и отталкивания не есть только простое стремление или влечение, но стремление совершенно определенное (силы притяжения и отталкивания подчинены строго определенным законам) , т. е. в нем заключается известное определенное направление, и заключается идеально (иначе оно не было бы содержащем стремления) , т. е. как представление. Итак, атомы - основы всего реального мира - суть лишь элементарные акты воли, определенной представлением, разумеется, акты той метафизической воли (и представления) , которую Г. называет "бессознательным". Так как, поэтому, и физически, и психический полюсы феноменального бытия - и вещество, и обусловленное органическим веществом частное сознание оказываются лишь формами явления "бессознательного", и так как оно безусловно непространственно, ибо пространство им же самим полагается (представлением - идеальное, волею - реальное) , то это "бессознательное" есть всеобъемлющее единичное существо, которое есть все сущее, оно есть абсолютное неделимое, и все множественные явления реального мира суть лишь действия и совокупности действий всеединого существа. Индуктивное обоснование этой метафизической теории составляет наиболее интересную и ценную часть "философии бессознательного". Остальное посвящено схоластическим рассуждениям и гностическим фантазиям о начале и конце мира и характере мирового процесса, а также изложению и доказательствам Гартманова пессимизма. Признав сначала неразрывное соединение воли и представления (или идеи) в едином сверхсознательном субъекте, обладающем всеми атрибутами Божества, Г. затем не только обособляет волю и идею, но и олицетворяет их в этой обособленности, как мужское и женское начало (что удобно только на немецком языке: der Wille, die Idee, die. Vorstellung) . Воля сама по себе имеет лишь силу реальности, но безусловно слепа и неразумна, идея же, хотя светла и разумна, но абсолютно бессильна, лишена всякой активности. Сперва оба эти начала находились в состоянии чистой потенции (или небытия) , но затем несуществующая воля абсолютно случайно и бессмысленно захотела хотеть) и таким образом перешла из потенции в акт, увлекши туда же и страдательную идею. Действительное бытие, полагаемое по Г. исключительно волею началом неразумными - само отличается, поэтому, существенным характером неразумности или бессмысленности; оно есть то, что не должно быть. Практически эта неразумность бытия выражается как бедствие и страдание, которым неизбежно подвергается все существующее. Если первоначальное происхождение самого существования - беспричинный переход слепой воли из потенции в акт - есть факт нерациональный, абсолютная случайность (der Urzufall) , то признаваемая Г. разумность или целемерность мирового процесса имеет лишь условное и отрицательное значение; она состоит в постепенном приготовлении к уничтожению того, что создано первичным неразумным актом воли. Разумная идея, отрицательно относящаяся к действительному бытию мира как к продукту бессмысленной воли, не может, однако, прямо и сразу упразднить его, будучи по существу своему бессильной и пассивной; поэтому она достигает своей цели косвенным путем. Управляя в мировом процессе слепыми силами воли, она создает условия для появления органических существ, обладающих сознанием. Чрез образование сознания мировая идея или мировой разум (по-немец. и разум женского рода: die Vernunft) освобождается от владычества слепой воли, и всему существующему дается возможность сознательным отрицанием жизненного хотения возвратиться опять в состояние чистой потенции или небытия, что и составляет последнюю цель мирового процесса. Но прежде чем достигнуть этой высшей цели, мировое сознание, сосредоточенное в человечестве и непрерывно в нем прогрессирующее, должно пройти через три стадии иллюзии. На первой человечество воображает, что блаженство достижимо для личности в условиях земного природного бытия; на второй оно ищет блаженства (также личного) в предполагаемой загробной жизни; на третьей, отказавшись от идеи личного блаженства как высшей цели, оно стремится к общему коллективному благосостоянию путем научного и социальнополитического прогресса. Разочаровавшись и в этой последней иллюзии, наиболее сознательная часть человечества, сосредоточив в себе наибольшую сумму мировой воли (?! ), приметь решение покончить с собою, а чрез то уничтожить и весь мир. Усовершенствованные способы сообщения, с невероятною наивностью замечает Г., доставят просвещенному человечеству возможность мгновенно принять и исполнить это самоубийственное решение.

Написанная 26-летним юношей, "философия бессознательного", обилующая в своей первой части верными и важными указаниями, остроумными комбинациями и широкими обобщениями; подавала большие надежды. К сожалению, философское развитие автора остановилось на первых шагах. Несмотря на явные противоречия и несообразности его метафизической системы, он не пытался ее исправить и в дальнейших своих многочисленных сочинениях разрабатывал только те или другие частные вопросы, или приспособлял к своей точки зрения различные области жизни и знаний. Важнейшие из этих сочинений: "Kritische Grundlegung des transscendentalen Realismus", "Ueber die diaiektische Methode Nenkantianismus, Schopenbauerialismus und Hegelianismus", "Das Unbewusste vom Standpunkt der Physiologic and Descendenztheorie", "Wahrheit und Irrthum im Darwinismus", "Phanomenologie des sittlichen Bewnsstseyns", "Zur Geschichte und Begrundung des Pessimismus", "Die Selbstzersetzung des Christenthums und die Religion der Zukunft", "Die Krisis des Christenthums in der modernen Theologie", "Das religiose Bewusstseyn der Menschheit", "Die Religion des Geistes", "Die Aesthetik". Г. писал также о спиритизме, о еврейском вопросе, о немецкой политике и о воспитании. Философия Г. вызвала довольно обширную литературу. Главное его сочинение переведено на многие иностранные языки. По-русски существует несколько сокращенный его перевод А. А. Козлова, под загл. : "Сущность мирового процесса". Из авторов отдельных сочинений о Г. - за и против него - могут быть упомянуты следующие: Weis, Bahnsen, Stiebeling, J. С. Fischer, A. Taubert (первая жена Г.) , Knauer, Volkelt, Rehmke, Ebbinghaus, Hansemann, Venetianer, Heman, Sonntag, Huber, Ebrard, Bonatelli, Carneri, 0. Schmid, Plumacher, Braig, Alfr. Weber, Kober, Schuz, Jacobowski, кв. Д. H. Цертелев (современный пессимизм в Германии) . Хронологический перечень литературы о Г. приложен к сочинению Plumacher\'a: "Der Kampf ums Unbewusste". См. также в истории новой философии Ибервега-Гейнце (русск, пер. Я. Колубовского) . Влад. Соловьев.

Гарун

- знаменитый калиф, по прозванию Аль-Рашид, т. е. справедливый; имя это он, впрочем, получил не от потомства, а от отца своего, когда был назначен наследником. Вступил на престол в 786 г. Правление его было сначала счастливо. Он имел в своем распоряжении хороших государственных деятелей и полководцев, из состоявшей у него на службе персидской фамилии Бармекидов, которые и приняли на себя почти все отрасли управления. Он разукрасил роскошными зданиями свою столицу Багдад и вообще отличался любовью к роскоши, науке, поэзии и музыке. В конце своего правления, он начал относиться с подозрением к фамилии Бармекидов и в 803 г. одних членов ее заключил в темницу, других - казнил. Не пощажен был даже и любимец его Джафар, постоянный спутник его знаменитых ночных прогулок по Багдаду, с целью разузнавать, что делается в его государстве. С этого времени одно восстание следовало за другим и империя калифа сделалась театром междоусобиц, подорвавших благосостояние населения. Умер 809. Г. прославлен в различных песнях и особенно в рассказах "Тысяча и одна ночь".

Гаруспиции

- (Haruspices) - название гадателей у древних римлян. Они происходили из Этрурии, где, кроме гаданий по внутренностям жертвенных животных, занимались толкованием молнии и других чрезвычайных явлений. В Риме, где уже действовала государственная коллегия авгуров, на долю Г. осталось преимущественно первое из этих гаданий. Действовали долгое время и при христианских императорах.

Гаршин

(Всеволод Михайлович) - один из наиболее выдающихся писателей литературного поколения семидесятых годов. Род. 2 февр. 1856 г. в Бахмутском уезде, в старой дворянской семье. Детство его было не богато отрадными впечатлениями; в его восприимчивой душе, на почве наследственности, очень рано стал развиваться безнадежно мрачный взгляд на жизнь. Немало этому содействовало и необыкновенно раннее умственное развитие. Семи лет он прочел "Собор Париж. Богоматери" Виктора Гюго, и перечитав его 20 лет спустя, не нашел в нем ничего для себя нового. 8 и 9 лет он зачитывался "Современником". В 1864 г. Г. поступил в 7 спб. гимназию (теперь первое реальное учил.) и по окончании в ней курса, в 1874 г., поступил в горный институт. В 1876 г., он совсем уже собрался отправиться добровольцем в Сербию, но его не пустили, потому что он был призывного возраста. 12 апреля 1877 г. Г. сидел с товарищем и готовился к экзамену из химии, когда принесли манифест о войне. В ту же минуту записки были брошены, Г. побежал в институт подавать просьбу об увольнении, а чрез несколько недель он уже был в Кишиневе, вольноопределяющимся Волховского полка. В сражении 11 августа под Аясларом, как гласила официальная реляция, "рядовой из вольноопределяющихся В. Гаршин примером личной храбрости увлек вперед товарищей в атаку, во время чего и ранен в ногу". Рана была неопасная, но в дальнейших военных действиях Г. уже участия не принимал. Произведенный в офицеры, он вскоре вышел в отставку, с полгода пробыл вольнослушателем филологического факультета петербургского университета, а затем всецело отдался литературной деятельности, которую, незадолго до того, начал с блестящим успехом. Еще до своей раны, он написал военный рассказ "Четыре дня", напечатанный в октябрьской книжке "Отечественных Записок" 1877 г. и сразу обративший на себя всеобщее внимание. Последовавшие за "Четырьмя днями" небольшие рассказы: "Происшествие", "Трус", "Встреча", "Художники" (также в "Отеч. Зап.") укрепили известность молодого писателя и сулили ему светлую будущность. Душа его, однако, все более и более омрачалась и в начале 1880 г. появились серьезные признаки психического расстройства, которому он подвергался еще до окончания гимназического курса.

Сперва оно выражалось в таких проявлениях, что трудно было определить, где кончается высокий строй души и где начинается безумие. Так, тотчас после назначения гр. Лорис-Меликова начальником верховной распорядительной комиссии, Гаршин отправился к нему поздно вечером и не без труда добился свидания с ним. Во время разговора, продолжавшегося более часу, Гаршин делал весьма опасные признания и давал весьма смелые советы всех помиловать и простить. Лорис-Меликов отнеся к нему чрезвычайно ласково, с такими же проектами всепрощения Г. поехал в Москву к обер-полициймейстеру Козлову, затем отправился в Тулу и пешком пошел в Ясную Поляну к Льву Толстому, с которым провел целую ночь в восторженных мечтаниях о том, как устроить счастье всего человечества. Но затем душевное его расстройство приняло такие формы, что родным пришлось поместить его в харьковскую психиатр. клинику. Пробыв в ней некоторое время, Г. поехал в херсонскую деревню дяди по матери, оставался там 1, 5 года и, совершенно выздоровевши, в конце 1882 г. приехал в Петербург. Чтобы иметь определенный нелитературный заработок, он поступил в контору Аноловской бумажной фабрики, а затем получил место в общем съезде русских железных дорог. Тогда же он женился и чувствовал себя вообще хорошо, хотя по временам у него и бывали периоды глубокой, беспричинной тоски. В начале 1887 г. показались угрожающие симптомы, болезнь развилась быстро, и 19 марта 1888 г. Г. бросился с площадки 4 этажа в просвет лестницы и 24 марта умер. Выражением глубокой горести, вызванной безвременною кончиною Г., явились два сборника, посвященных его памяти: "Красный Цветок" (СПб., 1889, под ред. М. Н. Альбова, К. С. Баранцевича и В. С. Лихачева) и "Памяти В. М. Гаршина" (СПб., 1889, под ред. Я. В. Абрамова, П. О. Морозова и А. Н. Плещеева) , в составлении и иллюстрировании которых приняли участие наши лучшие литературные и художественные силы.

В чрезвычайно-субъективном творчестве Г. с необыкновенною яркостью отразился тот глубокий душевный разлад, который составляет самую характерную черту литературного поколения 70-х годов и отличает его как от прямолинейного поколения 60-х годов, так в от поколения новейшего, мало заботящегося об идеалах и руководящих принципах жизни. По основному складу своей души Гаршин был натура необыкновенно гуманная и первое же его художественное создание - "Четыре дня" - отразило именно эту сторону его духовного существа. Если он сам пошел на войну, то исключительно потому, что ему казалось постыдным не принять участия в освобождении братьев, изнывавших под турецким игом. Но для него достаточно было первого же знакомства с действительной обстановкой войны, чтобы понять весь ужас истребления человеком человека. К "Четырем дням" примыкает "Трус" - такой же глубоко-прочувствованный протест против войны. Что в этом протесте не было ничего общего с шаблонною гуманностью, что это был крик души, а не тенденция в угоду тому лагерю, к которому примкнул Г., можно видеть из самой крупной "военной" вещи Г. - "Из записок рядового Иванова" (превосходная сцена смотра) . Все, что писал Г., было как бы отрывками из его собственного дневника: он не хотел пожертвовать в угоду чему бы то ни было ни одним чувством, которое свободно возникло в его душе. Искренняя гуманность сказалась и в рассказе. "Происшествие", где, без всякой сентиментальности, он сумел отыскать человеческую душу на крайней ступени нравственного падения.

Рядом с все проникающим чувством гуманности, в творчество Гаршина, как и в нем самом, жила и глубокая потребность в деятельной борьбе со злом. На этом фоне создался один из наиболее известных его рассказов: "Художники". Сам изящный художник слова и тонкий ценитель искусства, Г. в лице художника Рябинина показал, что нравственно-чуткий человек не может спокойно предаваться эстетическому восторгу творчества, когда кругом так много страданий. Всего поэтичнее жажда истребить неправду мира сказалась в удивительно гармоничной сказке "Красный цветок", сказке полубиографической, потому что и Г., в припадке безумия, мечтал сразу уничтожить все зло, существующее на земле. Но безнадежный меланхолик по всему складу своего духовного и физического существа, Г. не верил ни в торжество добра, ни в то, что победа над злом может доставить душевное равновесие, а тем более счастье. Даже в почти юмористической сказке "То чего не было" рассуждения веселой компании насекомых, собравшихся на лужайки потолковать о целях и стремлениях жизни, кончаются тем, что приходить кучер и сапогом раздавливает всех участников беседы. Рябинин из "Художников", бросивших искусство, "не процвел" и пошедши в народные учителя. И это не из-за так называемых "независящих обстоятельств", а потому, что интересы личности в конце концов тоже священны. В чарующе-поэтической сказке "Attalea princeps" пальма, достигнув цели стремлений в выбившись на "свободу", со скорбным удивлением спрашивает: "и только-то"?

Художественные силы Г., его уменье живописать ярко в выразительно, очень значительны. Немного он написал - около десятка небольших рассказов, но они дают ему место в ряду мастеров русской прозы. Лучшие его страницы в одно в то же время полны щемящей поэзии и такого глубокого реализма, что напр. в психиатрии "Красный Цветок" считается клиническою картиною, до мельчайших подробностей соответствующей действительности. Написанное Г. собрано в трех небольших "книжках" (СПб., 1882 и позже) . Все они выдержали по несколько изданий. Большим успехом пользуются повести Г. и в многочисленных переводах на нем" франц., англ. и др языки.

С. Венгеров.

Гассенди

или Гассенд (Pierre Gassendi) - французский философ (1592 1655) : был преподавателем риторики в Дине, потом профессором философии в Э (Aix, в Провансе) . Курс свой он располагал таким образом, что сначала излагал учение Аристотеля, а потом показывал его ошибочность. Открытия Коперника и сочинения Джордано Бруно, а также чтение сочинений Петра Рамуса и Людовика Вивеса окончательно убедили Г. в непригодности аристотелевской физики и астрономии. Плодом его занятий было скептическое сочинение: "Exercitationes paradoxicae adversus Aristoteleos" (Гренобль, 1627) . От окончания этого сочинения он должен был отказаться: нападать на Аристотеля и защищать Коперника было в то время небезопасно, как это доказала участь Этьена Долэ, Бруно и др. Еще раньше издания своей книги Гассенди оставил кафедру и жил то в Дине, где был каноником кафедрального собора, то в Париже, откуда совершил поездку в Бельгию и Голландию. Во время этой поездки он познакомился с Гоббесом и издал (1631) разбор мистического учения розенкрейцера Роберта Флудда ("Epistolica dissertatio in qua praecipua principia philosophiae R. Fluddi deteguntur") . Позже он написал критически разбор Декартовских размышлений ("Disquisitio adversus Cartesium") , поведший к оживленной полемики между обоими философами. Г. был одним из немногих ученых XVII века, интересовавшихся историей науки. Благодаря изучению Эпикура окончательно сложилось мировоззрение Г., которое он изложил в "Syntagma philosophicum", вышедшем уже после смерти автора. В 1645 г. Г. занял кафедру математики в College royal de France. В последние годы жизни он издал две работы об Эпикуре "De vita, moribus et doctrina Epicuri libri octo" (1647) и "Syntagma philosophiae Epicuri" (1649) , биографии Коперника и Тихо де-Браге, историю церкви в Дине. Г. обладал большим полемическим дарованием: он умел отдать должное противнику, ясно и точно излагал его теорию, наконец делал весьма тонкие и веские замечания. Полемика его с Декартом считается образцовой. Философская система Г., изложенная в его "Syntagma philosophicum", есть результат его исторических исследований. Эти исследования привели его (как позднее Лейбница) к тому выводу, что мнения различных философов, считающиеся совершенно несходными, часто различаются только по форме. Чаще всего Г. склоняется на сторону Эпикура, расходясь с ним только в вопросах теологических. Относительно возможности познать истину он держится середины между скептиками и догматиками. Посредством разума мы можем познать не только видимости, но и самую сущность вещей; нельзя отрицать, однако, что есть тайны, недоступные уму человеческому. Г. подразделяет философию на физику, предмет которой - исследовать истинное значение вещей, и этику - науку быть счастливым и поступать согласно с добродетелью. Введением к ним служит логика, которая есть искусство правильно представлять (идея) , правильно судить (предложение) , правильно умозаключать (силлогизм) и правильно располагать выводы (метод) . В физике своей Г. стоит близко к динамистическому атомизму современных ученых. Все явления природы совершаются в пространстве и времени. Это суть "вещей в своем роде", характеризующиеся отсутствием положительных атрибутов. Как пространство, так и время могут быть измерены только в связи с телами: первое измеряется объемом, второе - движением тел. Материю Г. представляет состоящею из множества мельчайших компактных эластичных атомов; разделенных друг от друга пустым пространством, не заключающих в себе пустоты и потому неделимых физически, но измеримых. Число атомов и их форм конечно и постоянно (поэтому количество материи постоянно) , но число форм меньше числа атомов. Г. не признает за атомами вторичных свойств, как-то запаха, вкуса и друг. Различие атомов (кроме формы) заключается в различии их главного свойства - веса или прирожденного им стремления к движению. Группируясь, они образуют все тела вселенной в являются, следовательно, причиной не только качеств тел, но я их движения; ими обусловливаются все силы природы. Так как атомы не рождаются и не исчезают, то и количество живой силы в природе остается неизменным. Когда тело в покое, сила не исчезает, а только пребывает связанною, а когда оно приходить в движение, сила не рождается, а только освобождается. Действия на расстоянии не существует, и если одно тело притягивает другое, не соприкасаясь с ним, то это можно объяснить так, что от первого исходят потоки атомов, которые соприкасаются с атомами второго. Это одинаково применимо к телам одушевленным и неодушевленным. Все предметы обладают душой чувствующей и хотя бы смутно рассуждающей. Атомы вечны, поскольку вечна вселенная, но они, как и вселенная, сотворены Богом; по Его же воле они сгруппировались в тело, ибо как из простого смешения букв не может возникнуть поэмы, так и из случайной группировки атомов не могли, при сотворения мира, произойти тела без содействия Бога. В этих последних положениях заключается отличие Г. от материалистов и атомистов. Произвольное самозарождение даже в царстве минеральном Г. отрицает: всякое тело (не родившееся от себе подобного) обязано своим происхождением семени, предсуществовавшему с сотворения мира - семени, в котором оно заключалось потенциально, окружающие же условия способствовали его появлению. Тело, душа чувствующая и душа разумная составляют единое не вследствие физического единства, но потому что они предназначены для взаимного дополнения. Чувствующая душа, область которой есть все тело, воспринимает образы внешних предметов (с помощью органов чувств) и познает их посредством памяти, сравнения или суждения и выводов или рассуждения. Э. Р.

Гатчина - гор. в Царскосельском уезде С. Петербургской губ., на плоской лесистой, местами болотистой местности, в 42 вер. от Петербурга, при двух жел. дор. : С. Петербурго-Варшавской и Балтийской. Петр I подарил мызу Г., с окрестными деревнями, царевне Наталии Алексеевне, после смерти которой Г. сделалась дворцовым имением. Императрица Екатерина II, при вступлении на престол, пожаловала Г. и Ропшу князю Орлову, построившему здесь, по рисунку Ринальди, замок, что ныне императорский дворец. Выкупив Г. у наследников Орлова, Екатерина II в 1785 г. пожаловала ее вел. кв. Павлу Петровичу. В это время в Гатчинском имении числилась 41 деревня, с 5949 жит. и 34470 десят. земли. Великий князь очень любил свой загородный дворец и заботился о его украшении. Через несколько дней после воцарения императора Павла мыза Г. была переименована в город; открыты ратуша, школа и госпиталь на 25 кроватей; дворцовые постройки расширены; перестроена дворцовая церковь. За упразднением города Рождественно, в 1798 г., все купцы и мещане были переведены оттуда в Г. После кончины императора Павла Г. перешла к императрице Марии Феодоровне, устроившей здесь в 1803 г. воспитательный дом, который в 1837 г. получил название Императорского гатчинского сиротского института. С 1829 г. Г. составляет собственность Императора. При императоре Николае I она служила осенью любимым местопребыванием Императорской фамилии. В это время перестроен дворец, построена соборная церковь, поставлена бронзовая статуя императора Павла I перед дворцом, осушены болота, устроено правильное лесное хозяйство. Император Александр II перевел сюда придворную охоту и пожаловал местному приюту два здания с землею. Высочайший двор проводит ныне в Г. большую часть года. В городе устроено освещение, вымощены улицы, проведены каналы, парки приведены в образцовый порядок и т. д. Постоянных жит. в Г. до 12 тыс.; домов 1542; церквей православных, считая в домовые - 7; лютеранская 1, католич. 1. Кроме сиротского института - женская гимназия, учительская семинария, четырехклассное городское училище, несколько начальных школ. Госпиталь с аптекою; богадельни - лютеранская и Андреева; дома благотворительного общества, призрения бедных, призрения слепых; больница для хронических больных детей; приют Петропавловского собора. Городом заведует дворцовое правление. Дворец отделен от города озерами Белым и Черным и парком. Обелиск, воздвигнутый Орловым; беседка, построенная императрицею Mapиею Феодоровною; березовый домик, богато украшенный внутри; приорат, в котором бывали заседания мальтийских рыцарей; зверинец, в котором отведено отдельное место для зубров, ланей и оленей. Ср. "Материалы о городах придворного ведомства. Город Гатчина и Гатчинский дворец" (СПб., 1884 г.) ; Кобеко, "Цесаревич Павел Петрович"; Шумигорский, "Императрица Мария Феодоровна".

А. С.

"Гаудеамус"

(Gaudeamus igitur) - начальные слова всемирно известной студенческой песни, которые, как заглавие одного гимна 1267 г., встречаются уже у Себастиана Бранта. "Gaudeamus" впервые напечатано в 1776 г., а в 1781 г. странствующий писатель Киндлебен придал ей форму, сохранившуюся до настоящего времени. Ср. Schwetschke, "Zur Geschichte d. G. igitur" (1877) .

Гауптман

(Гергарт Hauptmann) - современный немецкий драматург натуралистической школы; род. в 1862 г. Первая драма его: "Тиверий" довольно шаблонное произведение в старо-романтическом вкусе, равно как и поэма: "Удел прометидов". Но вскоре из Г. выработался писатель натуралист. Первым опытом в этом новом направлении была повесть "Стрелочник Тиль" ("Bahnwarter Thiel") . Затем он написал драму "Vor Sonnenaufgang" и отдал ее дирекции "Вольной сцены", только что организованной в Берлине кружком литераторов. Пьеса была представлена в 1889 году и своим крайне " дерзким " реализмом подняла в печати целую бурю. Гауптман является здесь учеником Ибсена, хотя еще незрелым, но уже с проблесками сильного, самобытного таланта. В том же 1889 т. появляется вторая пьеса Гауптмана: "Праздник мира" ("Das Friedensfest") , в которой он окончательно выступает на путь сознательного натурализма и делает смелую попытку в созданы нового драматического стиля. Известность Г. упрочивается и талант его признается серьезною критикой только после постановки двух следующих пьес: драмы "Одинокие" ("Einsame Menschen", 1890) в комедии "Наш товарищ Крамптон" ("College Crampton", 1891) ; последняя пьеса - одна из самых веселых и умных во всей новейшей немецкой литературе. В "Одиноких" Г. обнаружил некоторую близость к взглядам гр. Л. Толстого на брак. Новейшим крупным произведением Г. является драматическая поэма "Ткачи" ("Die Weber", 1892) , мастерски изображающая экономическое положение силезийских рабочих. Кроме драм. Г. написал еще несколько рассказов ("Der Apostel" и др.) . Г. талантливые и глубже Зудерманна, а в способе разработки своих сюжетов гораздо детальные и смелее Ибсена. Индивидуализация лиц, посредством оттенков речи, доведена у него до высокой степени совершенства. А. Рейнгольдт.

Гаусс

(Carl-Friedrich Gauss) - знаменитый немецкий математик. Род. 23 апреля 1777 года в Брауншвейге и с раннего возраста обнаружил выдающиеся математические способности. Рассказывают, что, будучи трех лет, Г. решал числовые задачи и любил чертить геометрические фигуры. Юный вычислитель был представлен герцогу Карлу Вильгельму Фердинанду Брауншвейгскому и нашел в нем покровителя, принявшего живое участие в его воспитании. В 1784 г. Г. поступил в начальную школу в Брауншвейге, а в 1789 г. в коллегию того же города. В 1794 г. Г. поступил в г?ттингенский университет, где занимался под руководством профессора Кестнера. В 1795 г. Гаусс отправился в Гельмштатд, где пользовался советами известного математика Пфаффа. Там же написана им докторская диссертация; в которой дано новое доказательство теоремы, что всякое алгебраическое уравнение имеет корень. Возвратясь в Брауашвейг, Г. начинает публиковать многочисленный ряд мемуаров, которые в короткое время дали молодому математику европейскую известность. Еще не достигнув 25-ти лет, Г. выступил с знаменитым трактатом по теории чисел: "Disquisitiones arithmeticae" (1801) . По богатству материала, ряду прекрасных открытий, разнообразию и остроумию доказательств это сочинение до сих пор считается основным при изучении теории чисел. - Между прочим, укажем на прекрасную теорию двучленных уравнений в этом сочинении, показывающую, между прочим, что можно при помощи циркуля и линейки вписать в круг правильный семнадцатиугольник. Продолжая занятия теорию чисел, а также и другими отраслями анализа, Г. публикует ряд солидных работ по астрономии. В 1807 году Г. получает приглашение в с. петербургскую академию наук, но, по настоянию Ольберса, отказывается в 9 июня этого года назначается директором обсерватории Г?тгингена и профессором университета того же города. В этих двух должностях Г. оставался до конца своей долгой и трудовой жизни. С этого времени Г. посвящает большую часть своего времени астрономическим работам, продолжая впрочем заниматься также различными частями анализа. Из астрономических работе выдающеюся является "Theoria motus corporum coelestium" - мемуар, заключающий массу ценных замечаний для вычисления элементов планетных и кометных орбит. Из приемов, предложенных Гауссом для удобства астрономических выкладок, мы укажем на введение и употребление логарифмов сумм и разностей. Трактуя вопросы теоретической астрономии и небесной механики в ряде замечательных работ, Г. не забывать и практической астрономии, причем его работы имели целью развить способы получать из наблюдений вероятнейшие результаты; с этою целью Г. развить особенный способ, известный под названием способа наименьших квадратов. Из чисто математических работ укажем на следующие: "Summatio quarundam serieriam singularium" (1808 - 1810) ; "О гипергеометрическом ряде" (1811 - 13) ; "Об определении наибольшего эллипса, вписанного в данный четырехугольник" (1810) ; "О протяжении эллипсоидов" (1838) ; "Новый способ приближенного вычисления интегралов" (1814) ; "Определение притяжения на точку планеты, масса которой распределена по орбите" (1818) (эта работа имеет связь с теорией вековых возмущений) ; "Мемуары по теории биквадратичных вычетов, в которых впервые введено в теорию чисел понятие о целых комплексных числах вида a+bi"; "Disquisitiones generales circa superficies curvas" (1827) , с теоремою о неизменяемости кривизны при изгибании поверхности без складок и разрыва; "Об изображении одной поверхности на другой с подобием в бесконечно малых частях" (1828) . С прибытием в Геттинген Вебера, Г. заинтересовался земным магнетизмом. Первый мемуар Г. по теории магнетизма был "Intensitas vis magneticae terrestris ad mensuram absolutam revocata" (1833) . Работая вместе с Вебером, Г. изобрел новый прибор для наблюдения земного магнетизма и его изменений. В 1883 г. им была построена в Геттингене образцовая магнитная обсерватория и основано общество под названием: "Magnetisches Verein", издававшее в 1836 - 1839 гг. журнал "Resultate der Beobachtungen des Magnetischen Vereins". В 1838 и 1839 гг. помещены в этом журнале два важных мемуара Г. : "Allgemeine Theorie der Erdmagnetismus" и "Allgemeine Lehrsatze in Beziebung auf die im verkehrten Verhaltnisse des Quadrats der Entfernung virkenden Anziehungs und "Abstossungskrafte". Инструменты и методы наблюдения геттингенской обсерватории получили всемирное распространение. Из работ по физике укажем еще на "Dioptrische Untersuchungen" (1840) . Замечательно, что в 1833 г. геттингенская магнитная обсерватория была соединена с городом Нейбургом проволокою, по которое давались сигналы при помощи гальванического тока, по телеграфной системе Г. С 1821 г. Г. принимал участие в датской и ганноверской триангуляции, причем увеличил точность результатов важными усовершенствованиями. Между прочим, им изобретен инструмент назыв. гелиотропом. Под конец своей плодотворной деятельности Г. занимался геодезией и издал по этому предмету два мемуара под заглавием: "Untersuchungen uber Gegeastande der hоhеrеn Geodasie" (1846 - 1847) . Умер 23 февраля 1855 г.

В Г. мы видим человека с универсальными математическими способностями; им затрагивались почти все главные отрасли чистой и прикладной математики, причем всюду девизом автора было: раnса sed matura (немного, но зрело) ; он оставил неопубликованными много работ, считая их не достаточно обработанными. Г. всегда стремился к оригинальности; затрагивая уже ранее разрабатывавшийся вопрос, казалось, что Г. не знаком с предшествовавшими работами, так оригинальны приемы и формы, которые Г. придавал изложению. К сожалению, эта оригинальность методы при излишней лаконичности изложения делает многие места сочинений Г. весьма трудными для читателя. Замечательная способность Г. к числовым выкладкам обнаружилась во многих его работах, о чем свидетельствуют посмертные рукописи, как, например, таблица превращения в десятичные обыкновенных дробей со знаменателем меньшим 997. Большого труда стоили автору также таблицы для счета классов квадратичных форм и разложения на множителей чисел вида: а2+1, а2+4, а2+9, ... а2+81. В 1868 - 1871 гг. королевское ученое общество в Г?ттингене издало под редакцией Шеринга полное собрание сочинений, в семи томах. В 1880 г. Г. поставлена в Брауншвейге бронзовая статуя. Ср. Winnecke, "G. Ein Umris seines Lebens u. Wirkens" (1877) ; Hanselmann, "Gr. Zwolf Kapitel aus seinem Leben" (1878) . Его переписка: с Шумахером издана в 1860 - 62 гг., с Гумбольдтом - в 1877 г. и с Бесселем - в 1880 г. Д. Граве.

Гауф

(Hauff Вильг.) - один из даровитейших и до сих пор еще популярных немецких рассказчиков (1802 - 1827) . Его "Альманах сказок на 1826 г. " сразу завоевал ему видное место в немецкой литературе. Он явился в нем романтиком младшей школы и учеником Гофмана. Уступая своему учителю в силе и глубине фантазии, Г. далеко превосходил его ясностью образов и мысли, законченностью формы и изяществом языка. В его сказках бездна добродушного, веселого юмора, одинаково обаятельного и для детей, и для взрослых. Самый избитый сюжет восточной сказки (вроде, напр., "Маленького Мука") , бродивший по Европе уже несколько столетий, он умел превратить в занимательную, исполненную житейской и психологической правды повесть. Его "Альманах", под именем "Сказок Гауфа", перепечатывался несчетное количество раз. В том же 1826 г. явился его роман "Лихтенштейн", один из лучших исторических романов Германии. В 1827 г. выходят его "Mitteilungen aus Memoiren des Satans", в которых он удачно и далеко не рабски усваивает фрагментарную манеру Гофмана. В том же году появляется его небольшая, до сих пор усердно читаемая книжка: "Phantasien im Bremer Rathskeller", в которой его жизнерадостная фантазия высказывается во всей своей силе. Тогда же издан им ряд удачно задуманных новелл (лучшими из них считаются "Die Bettlerin vom Font des Arts" в "Das Bild des Kaisers") . Германия надеялась иметь в нем одного из лучших своих беллетристов и поэтов (некоторые из его лирических пьес немедленно после своего появления сделались народными песнями) , но он умер, не дожив и до 25 лет. Полное собрате его произведений издано Швабом, (с биографией) в 1830 г. См. Klaiber, "W. Ch Hauff. Ein Lebensbild des Dichters" (Штутг. 1881) . На русском языке: "Тайны Бианетти" (в "Библ. для Чтения", 1855, 134) и "Сказки Гауфа" (СПб. 1883) . А.. Кирпичников.

Гаучосы

(Gauchos) - так наз. в Аргент. республике жители пампасов, занимающиеся скотоводством. Хотя они считают себя белыми в очень этим гордятся, но на самом деле большею частью принадлежат к метисам и сожительством с индианками способствуют даже возвращению населения внутренних провинций к первоначальному типу туземцев, от которых сами мало отличаются в нравах и образе жизни. Живут круглый год в землянках или легких кожаных шатрах (ранчо, rancho) . Г. - смелые и неутомимые наездники. Несмотря на свою грубость и жесткость, Г. питают большую склонность к музыке и поэзии. Их певцы и поэты странствуют с одной эстанции (фермы) к другой, встречая везде самый радушный прием. Отчасти Г. являются сами собственниками небольших стад, частью же состоят на службе крупных владельцев.

Гвадалахара

(Guadalajara) - город в Мексиканской республике, столица штата Халиско (Jalisco) , на левом берегу Рио-де-Сант-Яго; основан в 1551 г. Великолепный древний собор сильно потерпел от бывшего здесь в 1818 г. землетрясения. Женская коллегия, воспитательный дом, опера, арена для боя быков; фабрики шерстяных, бумажных, кожаных изделий и майолики. 95 тыс. жит. (1890) .

Гварди

(Francesco Guardi) - итальянский (венецианский) живописец (1712 - 1793) , ученик Каналетто, усвоивший его манеру и технику в работавший в молодости вместе с ним. Подобно Каналетто, он посвятил себя исключительно изображению Венеции. Многие картины Г. долгое время считались принадлежащими кисти Каналетто и только сравнительно в недавнее время критика определила более точно то, что принадлежит ученику и что учителю. Из картин, несомненно принадлежащих Г., следует упомянуть: "Вид Венеции" (в Лувре) , изображающий на первом плане порт Лидо и открытое море, усеянные множеством позолоченных гондол, наполненных патрициями в праздничных костюмах; дож, на палубе Буцентавра, выступает из Лидо и направляется к св. Марку. Затем: "Дож, отправляющийся в церковь Санта-Мария делла-Салуте"; "Четверг на Масленице в Венеции"; "Праздник Тела Господня" (Corpus Domini) ; " Венчание дожа наверху лестницы Гигантов"; "Зала коллегии во дворце дожей". Во всех этих картинах, здания и вообще архитектурная часть, трактованные чрезвычайно тщательно и правдиво, служат только аксессуарами и декораций для веселых, оживленных сцен, или же для торжественных процессий. При изображении праздников, в картинах Гварди религиозное чувство как бы уходить на второй план, благодаря необыкновенному разнообразию фигур и яркому, ослепительному колориту. В "Зале коллегии" мы видим заседание совета десяти под председательством дожа; остальная часть залы наполнена публикой в масках. Этою смелостью в композиции Гварди главным образом и отличается от Каналетто; вероятно также, что в картинах Каналетто фигуры писаны Гварди. Многими картины Гварди ценятся в настоящее время гораздо выше картин его учителя, Каналетто. В Императ. Эрмитаже имеется одно из произведений этого художника - небольшой венецианский вид. В. Ч.

Гвардия

(от древнего или скандинавского слова warda или garda стеречь, защищать) - отряд телохранителей или отборное войско. С самых древних времен цари и полководцы имели при себе особую стражу, и во всех армиях существовали отборные войска, служившие резервом (напр. 10-тысячный корпус персидских телохранителей, прозванных бессмертными, так как каждая в них убыль тотчас замещалась) . По учреждении афинским полководцем Ификратом корпуса пельтастов, греческие военачальники преимущественно из них стали составлять отряды своих телохранителей и резерв армии. Римские цари имели при себе телохранителями 300 отборнейших всадников (celeres) , а во время республики начальники войск брали себе охранную стражу из легионов союзников; она вместе с тем служила залогом верности своих соотечественников. Сципион первый образовал особые когорты телохранителей из римских воинов, которые получили при Марии название преторианцев или преторианской стражи. В Средние века многие государи содержали при себе значительные отряды наемников. В Италии так назыв. Guardia образовалась во время борьбы ломбардских городов с германскими императорами и сначала употреблялась для обороны государственной хоругви (Саroccio) . По учреждены постоянных армий (большею частью наемных) Г. стала разделяться на домашние отряды телохранителей и полки или корпуса, устроенные по образцу остальной армии, но превосходившие ее устройством, воинскою опытностью, а нередко и ростом, изысканностью одежды и утонченностью тактического обучения. Сильное развитие Г. получила во Франции. Там при Людовике XI почетная стража доходила уже до 4 тыс. чел. пехоты и конницы, а при Франциски 1 до 10 тыс. (почти половина гв. пехоты состояла из швейцарцев) . Только при Людовике XIV разные части Г. получили однообразную организацию и была соединены в 2 корпуса, носившие название внутренней Г. (дворцовой, maisoo militaire du roi, ) и внешней. Когда, в 1789 г., вспыхнула революция, гвардия была упразднена; но вскоре вновь сформирована garde du corps legislatif, а затем и garde constitulionelle, для охраны директории. После 18 брюмера обе эти Г. были слиты и образовали консульскую Г., которая в 1805 г. превратилась в императорскую. Впоследствии в эту Г. стали включать и полевые полки, так что в 1807 г. она уже составляла резервный корпус, разделенный на молодую и старую Г. В начале 1812 г. в корпус этом числилось свыше 56 тыс. чел. (около 43, 5 тыс. пехоты и 8400 кавалерия) , в 1814 г. - более 100 тыс. чел. Эта Г. играла блестящую роль в войнах Наполеона и; в состав ее входили (особенно сначала) отличнейшие солдаты и офицеры. При восстановлении Бурбонов императорская Г. была уничтожена. Вместо ее сформировали, по-прежнему, несколько дворцовых рот (gardes du corps) и несколько полков гвард. пехоты (в том числе два швейцарских) и кавалерии. В 1880 г., после июльской революции, войска эти упразднены. В 1854 г. Наполеон III восстановил Г. (garde imperiale) в постепенно довел ее состав до силы армейского корпуса. В 1870 г. Г. капитулировала под Мецом и, при реорганизации франц. армия, не была восстановлена. Примеру Франции, относительно увеличения Г., последовали преимущественно Россия и Пруссия; Англия, Испания, Швеция, Дания и др. ограничились формированием отдельных гвард. полков. В настоящее время из великих военных держав, кроме Франции, не имеют Г. еще Австро-Венгрия (где есть только небольшие отряды телохранителей) и Италия. Прусская Г. получила начало при великом курфюрсте, образовавшем для себя особую почетную стражу, из которой при Фридрихе Вильгельме I сформирован был гвард. гренадерский полк. Затем Г. постепенно усиливалась и теперь составляет целый корпус. Кроме того, в германской армии считаются гвардейскими еще 5 пехотных и 8 кавалерийских полка, составлявшие Г. в германских государствах, контингенты которых входит теперь в состав армейских корпусов империи.

Гварнери

(Guarneri) - фамилия знаменитых изготовителей смычковых инструментов. Старейший из них, Андрей, был учеником известного мастера Амати, жил в XVII в. в Кремоне. Наибольшую славу приобрел Иосиф Г., племянник Андрея. Инструменты Иосифа Г. ценятся весьма высоко и уступают разве только инструментам Страдивариуса.

Гватемала ля-Нуэва

(Guatemala) ; иначе Сант-Яго-де-Гватемала - столица республики Гватемалы, на высоте 4961 ф. Дома ее одноэтажные, так как здесь часты землетрясения. Бывший дворец вице-королей; 60 богатых церквей, университет, театр, арена для боя быков, водопровод. Фабрикация тончайшей кисеи, тонких бумажных тканей, серебряных изделий, искусственных цветов и великолепных вышивок. Торговля в цветущем состоянии. Нынешний город начать постройкой в 1776 г., после страшного землетрясения, совсем разрушившего Старую Гватемалу. Жителей 70 тыс. (1890) . Старый город Гватемала (Antigua G.) , называемый также Сант-Ягоде-Кабальерос, лежит неподалеку от Гватемалы-ля-Нуэва, у подошвы вулкана Агуа, извержением которого она была засыпана в 1541 г. Снова отстроена после землетрясения 1773 г. В окрестностях много сахарных заводов. Жит. 15 тыс. Ср. Squier, "The states of Central America" (Л. 1878) ; Morelet, "Amer. Centrale" (П. 1859) , "Censo general de la republica de Guatemala" (1881) ; Stephens, "Trav. in Central America etc. " (Нью Йорк, 1844; нем. перевод, Лпц. 1847) . Е. Гарднер.

Гвидо Аретинский

(Guido d\'Arezzo) - бенедиктинский монах, знаменитый музыкальный теоретик и педагог (955 - 1050) . Г. обратил особое внимание на нотацию и сольмизацию. Невмы он помещал на четырех линейках и этим облегчил чтение мелодии. В сольмизации Г. ввел новые названия нот: ut, re, mi, fa, sol, la. Г. разработал тоже систему гексахордов. Для более наглядного объяснения их Г. пользовался левою рукою, обращенною ладонью кверху. Суставы пяти пальцев соответствовали нотам системы гексахордов. Нарисованная рука, с обозначением на каждом суставе ступеней гексахордов, называлась Гвидоновой рукой. Выдающаяся сочинения: "Micrologus de disciplina artis musicae", "Regulae de ignoto cantu", "Epistola Michaeli Monaco". О Г. писали Анжелони, Ристори, Кизеветтер и др. М. П.

Ге

(Николай Николаевич) - один из оригинальнейших, по направлению, русских художников живописцев, род. 1831 г. Воспитывался в гимн. в Kиеве, потом поступил в киевский унив., а оттуда перешел в петербургский; но на второй же год, оставив унив. и поступил в акд, худож. (1850) , где и занимался 7 лет. За картину "Волшебница андорская вызывает тень Самуила для царя Саула" удостоен золотой медали и послан заграницу, где оставался с 1857 - 63 гг. По возвращении в Россию выставил первую картину ("Тайная Вечерь") , написанную согласно его настроению и пониманию евангельской истории Иисуса Христа. За этой картиной последовали: "Вестник Воскресения" и "Христос в Гефсиманском саду" - картины. написанные художником за границею, куда он вторично уезжал еще на 7 лет. Во Флоренции он написал портрет с А. П. Герцена (галерея Третьякова в Москве) в год его смерти, и впоследствии сделал с этого портрета 4 копии для разных лиц. В 1870 г. возвратился в Петербург, где написал три исторические картины: "Петр Великий и царевич Алексей" (особенно замеченная на выставке, где она считалась первою) , "Екатерина II у гроба Елисаветы", "Пушкин в Михайловском"; первая находится у Третьякова, вторая у г. Полетики, третья приобретена Н. А. Некрасовым. Кроме того, Г. написал портреты И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова, М. Е. Салтыкова, Н. И. Костомарова, А. А. Потехина ими. др. С 1875 г. поселился в Черниговской губ, где занимал различные должности по выборам в продолжение 6 лет. С 1862 г. сблизился с графом Л. Толстым, что, вместе с предварительной внутренней работой, повлияло на род жизни Г. и характер его художественной деятельности. Он написал картину "Милосердие или не Христос ли это", желая в нищем изобразить Христа; впоследствии Г. уничтожил эту картину, как не удовлетворившую никого, в том числе и самого художника. С 1884 г. он написал ряд картин из жизни Спасителя, портрет Л. Н. Толстого и сделал 10 рисунков к рассказу: "Чем люди живы". Картины: "Выход с Тайной Вечери" (собств. Дервиза) , "Что есть истина?" (гал. Третьякова) , "Совесть (Иуда) " "Повинен смерти" (суд Синедриона над Иисусом Христом, 1892) завершили деятельность Г. до начала нынешнего года. Теперь Г. пишет "Распятие" и продолжает составление рисунков на евангельские сюжеты. Г. занимался в скульптурой: он вылепил бюсты В. Г. Белинского и Л. Н. Толстого, из которых второй замечателен не только, сходством, но и в техническом отношении. Некоторые картины Г. возбуждали разнообразные толки, как не соответствовавшие по своей идейности общепринятым способам обработки избираемых сюжетов; но были и сочувственные отзывы в печати.

Гегемония

(hgemonia) , буквально - предводительство; это слово, которым означалось вообще право верховного распоряжения над кем или чем-нибудь (над государством, войском, судном) , приобрело у греков, со времени персидских войн, значение выдающегося политического положения одного из греческих государств (обыкновенно - Спарты или Афин) среди других. Главною принадлежностью Г. было, при общих военных предприятиях, руководительство военным делом.

Гедимин

или Гедымин - в. кн. литовский, сын Лютувера или Литавора, брат Витена. По одним источникам он считался сыном, по другим - конюхом Витена, в заговоре с женой последнего убившим его и овладевшим его троном; при этом русские источники ставили Витена в родословную связь с домом смоленских или полоцких князей. Лишь недавно вновь открытые документы дали возможность установить точную генеалогию Г. Подобно брату своему, Витену, которому он наследовал в 1316 г., Г., соединяя под своею властью не только собственно литовские, но многие русские земли, в значительной степени опирался на русский элемент; в сношениях с иноземными государствами он принимал титул короля Литвы и Руси, назначал русских людей в посольства; русским был и наиболее видный сподвижник его - Давид, староста гродненский. Из русских земель под властью Г. находились: Черная Русь, присоединенная литовцами еще в начале XIII в.; земля Полоцкая, присоединенная при Миндовге и при Г. управлявшаяся братом его, Воином; княжества Минское, Пинское и Туровское, попавшие под власть Литвы, вероятно, в конце XIII или начале XIV в., и княжество Витебское. Рассказ о походе Г. в 1320 - 21 г. на Волынь и Киев и завоевание этих областей, относится, как доказал проф. Антонович, к области исторических легенд и возник уже в XVI в. Г. старался распространить свое влияние и на другие соседние русские земли, главным образом- Псков и Новгород. Он помогал псковичам в их борьбе с Ливонским орденом, поддерживал в Пскове против Ивана Калиты и позднее укрывал в своих владениях кн. Александра Михайловича, стоял на стороне псковичей в их стремлении достигнуть полной независимости от Новгорода в церковном отношении. С новгородцев Г., захватив однажды новгородского владыку и бояр, взял обещание дать кормление сыну его Наримунту, и обещание это было исполнено в 1333 г., когда Новгород, теснимый Иваном Калитою, дал Наримунту в отчину Ладогу, Ореховец, Корельскую землю и половину Копорья. Впрочем, Наримунт жил больше в Литве, а в 1338 г., когда он не только не явился на зов Новгорода защищать его против шведов, но и отозвал своего сына Александра, всякие связи его с новгородцами порвались. Так, уже при Г. намечались основы той политики вел. кн. литовских по отношению к русским землям, которая впоследствии приводила их к столкновениям (с князьями московскими; в данное время, однако, непосредственные сношения обоих государств носили еще мирный характер и в 1333 г. Симеон Иванович даже женился на дочери Г., Айгусте, в крещении Анастасии. Внимание Г. сосредотачивалось в особенности на борьбе с теснившим литовцев Ливонским орденом. В 1325 г. он принял предложение союза со стороны польского короля Владислава Локотка, выдал за его сына и наследника, Казимира, свою дочь Альдону, в крещении Анну, и предпринял совместно с поляками ряд удачных походов на крестоносцев, причем особенно сильное поражение последние потерпели в битве под Пловцами в 1331 г. Вместе с тем Г. вмешался и во внутренние дела Ливонии, где в это время шла междоусобная война между архиепископом рижским с г. Ригою, с одной стороны, и орденом, с другой; принял сторону первых против ордена и успел значительно ослабить крестоносцев, так что в последние годы его жизни они уже не совершали больших походов на Литву. Г. приписывается построение городов Трок и Вильны. Оставаясь сам до конца жизни язычником, Г. отличался веротерпимостью: жители подвластных ему русских областей свободно исповедывали православную веру, и он не препятствовал литовцам принимать ее; в Вильне существовали два католических монастыря, а третий находился в Новгороде. Полоцкий архиерей, управлявший православной церковью в пределах владений Г., принимал участие в поместных соборах русского духовенства, и сын Г., Глеб Наримунт, принял православие при жизни отца. Г. Умер в 1340 или 1341 г., убитый при осаде одной из крепостей крестоносцев выстрелом из огнестрельного оружия, только что входившего в употребление. После него осталось 7 сыновей, разделивших его владения на уделы. См. Никитский: "Кто такой был Г. " ("Русск. Стар. ", 1871, т. 4) ; В. Б. Антонович, "Монографии по истор. зап. и юго-зап. России", (т. II, Киев, 1885) ; Stadnicki, "Synowie Gedymina" ("Rozprawy wydz. hist. Akademii" (Краков, 1875, т. III) ; "Koryat Gedymnowicz i Koryatowicze" (там же, 1887 г., т. VII) ; "Olgerd i Kiejstut" (Львов 1870) ; Jozef Wolf, "Rod Gedymina" (Краков, 1886) . В. М-н.

Гедонизм

или идонизм (от греч. hdonh) - удовольствие, этическое учение признающее высшим благом и целью жизни чувственные удовольствия.

Геенна

- новозаветное название "долины Енномовой" (по-еврейски Ге-гинном) , идущей от горы Сиона к долине Кедронской. По преданию, здесь, во времена усиления идолопоклонства среди израильтян, народ приносил своих детей в жертву Молоху. Благочестивый царь Иосия, с целью искоренить идолопоклонство, осквернил эту долину в глазах народа, сделав ее местом свалки нечистот. Смрад, шедший от этой долины, сделал ее впоследствии символом ада (Ев. от Матфея, V, 22) .

А. А. Л.

Гейзе

(Поль, J. Ludw. Paul Heyse) - выдающийся современный нем. писатель, сын Карла и внук Иоганна Г., родился в 1830 году в Берлине. Рано уже приобрел известность трагедией "Franceska von Rimini" (В., 1850) и двумя эпическими поэмами: "Die Bruder" и "Urica". C 1854 г., по приглашению баварского короля Максимилиана II, навсегда поселился в Мюнхене. Менее всего замечательны его драмы, кот., в большинство случаев - приспособленные к сцене романы. Лучшие из них: "Ludwig der Baier", "Hans Lange", "Meleager", "Die Sabinerinen", "Hadrian" и "Alcibiades". Талант Г. сказывается ярче всего в его новеллах (число кот. доходит до 50) и в 2-х романах: "Im Paradiese" (1875) и "Kinder der Welt" (1871) . В них Г. является восторженным защитником естественных побуждений человеческого сердца против требований условной морали. Единственная нравственная обязанность, которую он признает - преклонение пред голосом природы; истинный грех - нарушение ее велений. В этом духе написан его роман "Im Paradiese", наделавший много шума в Германии и за границей. Основная идея этого романа - защита свободы любви, причем, однако, автор заканчивает его законным браком героя и героини. Главная прелесть романа - талантливое, художественное изображение жизни Мюнхена, с его общественными и артистическими интересами; рассуждения об искусстве, которыми переполнен роман, обнаруживают в авторе не холодного теоретика, а настоящего знатока искусства. В другом сенсационном романе "Kinder der Welt", Г. является адвокатом свободы совести, ненавистником всякой догматики. Новеллы Г. посвящены, главн. образом, психологии любви и богаты мастерскими изображениями женских фигур, более всего удающимися автору. Г. - тонкий артист, особенно в изображении итальянской жизни, и прекрасный переводчик Шекспира, итальянских и испанских поэтов. Ср. G. Brandes, "Moderne Geister"; Th. Ziegler, "Studien und Charakterkopfe"; O. Kraus, "P. H\'s. Novellen und Romane". Оба романа Г. и большинство новелл имеются и в русском переводе. З. Венгерова.

Гейзер

представляет собою весьма своеобразный минеральный ключ, отличающийся особенным периодическим характером своей деятельности. Под именем большого гейзера в Исландии известен холм конической формы, срезанный на вершине, где находится воронкообразное углубление. Из этого углубления периодически, от 24 - 30 часов, различно для различных гейзеров, обнаруживается извержение, при котором наблюдается взрыв, выбрасывается вода, находящаяся в воронке гейзера, а за нею и пары воды. За взрывом, или извержением, снова наступает покой, за которым опять чрез известный промежуток следует взрыв и т. д. Можно и искусственно вызвать гейзер к деятельности, бросая внутрь его воронки камни. Такое бросание камней может заставить гейзер нарушить его обыкновенные периоды, и воспоследует взрыв, при котором, кроме вышеупомянутых продуктов извержения, будут выброшены и камни. Впервые такие гейзеры сделалась известны из Исландии, где они расположены у подножия вулкана Борнафела, но позднее найдены и в других местах: Гохстеттером в Новой Зеландии, близ Таупо, и Гайденом на притоках р. Миссури, в Сев. Америке. Воды, извергаемый гейзером, довольно сильно минерализованы содержанием в них кремневой кислоты, которая и отлагается, в силу охлаждения вод, в виде осадка, получившего название гейзерита и состоящего из водной кремневой кислоты. В особенности интересно отложение этого осадка на притоках Миссури в Америке. Здесь гейзеры обнаруживаются. довольно высоко в выбрасываемые ими воды падают каскадами. При подобном падении вод отлагающийся гейзерит выстилает собою ложе таких потоков, образуя как бы ряд застывших водопадов: один уступ поднимается над другим, этот над третьим и т. д. На каждом уступе можно видеть отдельные бассейны, которые периодически, после извержения, наполняются водою и, при переполнении их, вода, переливаясь чрез край уступа, падает на следующий и т. д. Во время такого перепада идет отложение гейзерита. Картина ложа вод гейзера в этих случаях поразительная. Вот почему американское правительство взяло под свое покровительство район гейзеров по притокам р. Миссури и назвало местность "Национальным парком". Подобную картину представляют и гейзеры Новой Зеландии, в особенности около озера Ротомагана, где также наблюдается как бы ряд застывших водопадов. Причина периодической деятельности гейзеров давно привлекала в себе внимание ученых. Существует несколько попыток разгадать ее, но наиболее основательная принадлежит Бунзену и Деклюазо, которые прежде всего постарались определить температуру воды в гейзере до извержения. Такое определение показало, что в то время, когда на поверхности воды в гейзере наблюдается около 80? C, на глубине 22 метров вода находится при 126? С, т. е. в перегретом состояли, но она не кипит, потому что давление столба воды в 22 метра достаточно, чтобы задержать кипение. Впрочем, положение неустойчиво, и от нижних слоев воды идет передача высокой температуры к верхним, в когда верхние слои закипят, сразу установившееся равновесие нарушается и вода, находящаяся под давлением, моментально обращается в пар, выбрасывает вышележащую воду, за которою выходить и самый пар. Для передачи более высокой температуры от нижних слоев к верхним в различных гейзерах необходимо различное время, вот почему и различные гейзеры извергают чрез различные промежутки времени. Это объяснение подтверждается и возможностью искусственно, бросанием в гейзер камней, возбудить его деятельность. Такое бросание равносильно перемешиванию воды и возможностью для этой последней скорее закипеть. Остается еще вопрос о том, откуда достается высокая температура. Ответ на это дают гейзеры Исландии, находящиеся непосредственно у подножия вулкана; следовательно, источником тепла надо считать вулканизм.

А. А. Иностранцев.

Гей-Люссак

(Louis Joseph Gay-Lussac) - знаменитый фр. хим. и физик; родился 6 декабря 1778 г. в городке Сен-Леонар (Saint-Leonard) в дпт. верхней Виенны. Отец Г.-Люссака был медик, дед - королевский прокурор. Юношеские годы Г.-Люссака, совпавшие со временем Революции, прошли при крайне стесненных обстоятельствах. Отец его, внесенный в список "подозрительных" и заключенный в тюрьму, преждевременно скончался, а пансион., в котором воспитывался молодой Г.-Люссак (некоей г-жи Сенсы, в Посси) , дошел до полной нищеты. Под конец в пансионе остался один Г.-Люссак, за которого семья платила небольшим количеством муки. Сопровождая свою воспитательницу по ночам в Париж для продажи молока, Г.-Люссак на обратном пути днем, лежа в тележке, изучал геометрию и алгебру и готовился таким образом к поступлению в Политехническую школу. Выдающиеся способности, необыкновенная усидчивость и крепкий организм победили все препятствия, и Г. Люссак блестяще выдержал вступительный экзамен. Будучи учеником Политехн. школы, Г.-Люссак обратил на себя внимание знаменитого Бертолле, взявшего его помощником для лабораторных работ. Хотя результаты исследований Г.-Люссака оказались диаметрально противоположны предположениям Бертолле, прямота молодого исследователя окончательно расположила в его пользу Бертолле: "Молодой человек", сказал ему Бертолле, "вы предназначены сделать открытия, я желаю быть вашим отцом в науке в убежден, что этот титул некогда составит мою славу". С того времени жизнь Г.-Люссака представляет непрерывное движение по пути к высшей славе ученого и к высшему общественному положению. В 1808 г. Г.-Люссак был проф. физики в Сорбонне и с 1809 г. проф. химии в Политехнической школе до 1832 г., когда он принял профессуру общей химии в Jardin des Plantes. С 1830 г. он был членом палаты депутатов, а с 1839 г. пэром Франции. Сверх того, Г.-Люссак занимал должность пробирера в Bureau de Garantie и, в качестве члена правительственных комиссий, привел к решению многие важные технические вопросы. Умер в 1850 г.

Научная деятельность Г.-Люссака поражает своею обширностью и разносторонностью. В физике, химии минеральной, органической и техн. Г. оставил капитальнейшие исследования. Он находил простые соотношения и точные результаты там, где многим это не удавалось. величайшую важность представляет открытый им закон простых отношений объемов химического соединения и составных частей в газообразном состоянии. Исследования над расширением газов от теплоты, над плотностью паров (для чего он впервые построил соответствующие аппараты) , над теплоемкостью газов, над расширением жидкостей, над капиллярным поднятием (построил впервые катетометр) , над испарением и распространением паров в газах, магнитные наблюдения - составили Г.-Люссаку славу замечательного физика. Классическим образчиком хим. исследования в обл. минеральной химии является и поныне исследование йода и его соединений, впервые Г.-Люссаком произведенное. Г.-Люссак произвел также обширный ряд исследований соединений хлора (впервые выделил хлорную кислоту) , кислородных соединений серы (впервые получил вместе с Вельтером дитионовую кислоту) , сернистого водорода, серной печени, кислородных соединений азота. Вместе с Тейлором изучая хим. действия сильной батареи, Г. Люссак нашел способ получать щелочные металлы в значительных количествах. Благодаря этому способу, авторы могли испытать действие калия и натрия на множество веществ и впервые получили бор. В области соединений углерода работы Г.-Л. открывают новый метод их изучения. Он открыл циан (синерод, азотистый углерод) , получил впервые чистую синильную кислоту, определил ее состав и, исследовав многие соединения синерода, раскрыл их истинную природу. Эти исследования впервые дали образчик сложной группы (CN) , сходной с простыми телами (галоидами) , образующей своеобразный ряд соединений и способной существовать отдельно. Отсюда родилось понятие о радикале (сложной группе) , которое составляет основано современного учения о строении углеродистых соединений. Работы над образованием эфиров, над брожением, над исследованием серновинной кислоты, винной кислоты и другие увеличили запас сведений об этих предметах. Вместе с Либихом Г.-Л. открыл гремучую кислоту, получившую впоследствии такое важное значение в пиротехнике. Эта же работа послужила поводом к усовершенствованию анализа органических соединений. Но особенное значение в вопросе о составе органических соединений имел открытый Г.-Л. закон объемных отношений в газообразном состоянии. Г.-Л. показал, как можно контролировать данные анализа, опираясь на этот закон и зная плотность пара исследуемого соединения. Чрезвычайно важные услуги оказал Г.-Л. технике усовершенствованием в фабрикации серной кислоты, исследованием селитры и пороха, особенно же изобретением простых и точных аналитических методов для определения достоинства сырых материалов и продуктов техники. Благодаря введенной им колонне (башня Г.-Л.) , фабрикация серной кислоты сделалась гораздо экономичнее и заводы серной кислоты перестали отравлять воздух вредными газами. Г.-Л. придумал методы алкалиметрии, ацидиметрии и хлорометрии. Его объемный способ определения серебра и теперь применяется во всех монетных дворах. Работы его дали могучий толчок химии, возбудив интерес к отысканию точных количественных отношений, управляющих химическими явлениями. Труды Г.-Л. помещены большею частью в "Annales de chimie et de physique", которые он с 1815 по 1850 г. издавал в сообществе с Араго. Много отчетов об исследованиях Г.-Л. помещено в "Comptes Rendus" парижской акад.. Отдельные издания: "Memoires sur l\'analyse de l\'air atmospherique" (1804, вместе с Гумбольдтом) , "Recherches physicochimiques faites sur la pile" (1811, вместе с Тенаром) , "Instruction pour l\'usage de l\'alcoolometre centesimal" (1824) , "Instruction sur l\'essai de chlorure de chaux" (1824) , "Instruction sur l\'essai des matieres d\'rgent par voi humide" (1833) , "Cours de physique" (1827) , и "Lecons de chimie" (1828) .

По своему характеру Г.-Л. представлял необыкновенно цельную и законченную натуру. Искренность, прямота, необыкновенная настойчивость в достижении раз намеченной цели - вот выдающиеся черты характера Г.-Л. Строгий к другим и к самому себе, Г.-Л. подкупал своею прямотою и своих противников. Случайная встреча его с Гумбольдтом произошла вскоре после резкой критики Г.-Л. (тогда еще начинающего ученого) эвдиометрических исследований Гумбольдта. Несмотря на это, после короткого разговора с Г.-Л., Гумбольдт предложил ему свою дружбу и вскоре оба ученые произвели совместно знаменитую эвдиометрическую работу, в кот. дан был первый образчик простых отношений в газообразном состояли для случая образования воды. По поводу своего участия в этой работе Гумбольдт заявил, что они работали вместе, но теоретический смысл полученных результатов раскрыть был исключительно проницательностью Г.-Л. Они совершили продолжительное научное путешествие с научной целью по Европе и дружеские их отношения не прерывались до конца. Замечателен поступок Г.-Л. по отношению к одному из профессоров Политехн. школы, которому угрожала потеря профессуры за подпись в пользу Наполеона во время Ста дней. Г.-Л. открыто заявил, что в таком случае должны начать с него, ибо он подписал тот же акт; товарищ был спасен. В работе Гей-Люссак не щадил себя. Первый раз работая с большими количествами калия (в 1809) . Г. так сильно поранил глаза, что почти год мог выносить только свет ночника и всю жизнь его глаза оставались красными и слабыми. Настойчивость и замечательную смелость обнаружил Г.-Л. своими воздушными путешествиями. Первый раз он поднялся на аэростате вместе с Био в 1804 г. Малые размеры шара не позволили молодым ученым подняться выше 4000 метр., а вращение шара мешало произвести магнитные наблюдения. Поэтому Г.-Л. решился вскоре подняться один, достиг высоты 7016 метр., . произвел ряд важных наблюдений над температурой и влажностью воздуха, над колебаниями магнитной стрелки, и благополучно спустился, сохранив пробы воздуха с высоты 6600 метр. Всегда серьезный и сдержанный, Г.-Л. был способен к порывам искренней веселости. Ученики видели его не раз в лаборатории пляшущим в калошах (лаборатория помещалась в подвале) после удачного опыта. Г.-Л. был чужд политических партий; в палате депутатов и в палате пэров он выступал на кафедре только тогда, когда затрагивались вопросы, связанные с научными исследованиями. Д. Коновалов.

Гейне

(Генрих Heine) - великий нем. поэт, по происхождению еврей, сын купца Самсона Гейне, род. 13 декабря 1798 г. в Дюссельдорфе на Рейне. Значительное влияние на его умственное и нравственное (но не на поэтическое) развитие имела его мать, женщина очень образованная, восторженная последовательница Ж. Ж. Руссо и всех рационалистических учений XVIII в.; разработкою же своих поэтических задатков и склонности к умственной работе ребенок Г. был главным образом обязан своему дяде по матери, Симону Гельдерну, страстному библиоману, который предоставил в полное распоряжение племянника свою богатую библиотеку, а фантастической романтической обстановкою своего домашнего быта сильно действовал на его воображение. Когда Г. вступил в дюссельдорфский лицей, в нем начали развиваться, несмотря на ранний возраст, семена скептицизма - под влиянием лекций по философии Шалмейера, господства в ту пору в Дюссельдорфе скептического духа XVIII века и религиозного индиферентизма родителей поэта. Очень важное место в истории его умственного развития должно быть отведено и французскому, вследствие господства Наполеона над Германией, влиянию, "тесному общению с подвижными и смелыми элементами франц. национальности". Также рано начал обнаруживаться нравственный строй Г. - его замкнутость, углубление в себя, естественная и умышленная двойственность, выражавшаяся чрезвычайною мягкостью дущи, с одной стороны, и совершенно противоположными свойствами, с другой; к этой же поре относится и начало целого ряда его любовных увлечений, важных потому, что они нашли себе высоко-поэтическое отражение в его писательской деятельности. По выходе Гейне из лицея, отец поместил его в одну из франкфуртских банкирских контор, для изучения вексельного дела, а затем приказчиком в бакалейный склад. Понятно, что будущий поэт отнесся к этим занятиям с крайней антипатией и через два месяца бежал домой; но отец тотчас же препроводил его, с теми же торговыми целями, в Гамбург, к дяде Генриха, Соломону Гейне, тамошнему финансовому тузу; благодаря его содействию, Генрих завел комиссионерскую контору, просуществовавшую недолго. Первым стимулом поэтической деятельности послужила для Г. несчастная любовь к кузине Амалии, отразившаяся в первом сборнике его произведений: "Traumbilder". Убедившись в отвращении юноши к торговой профессии, родители решили отдать его в унив., по юридическому факультету, и благодаря поддержке Соломона Гейне, он в 1819 г. очутился в Бонне, где в ту пору профессорами были Макельдей, Миттермайер, Август Шлегель. Мало занимаясь юридическими науками, Г. тем сочувственнее относился к лекциям истории, истории литературы и эстетики, и особенно любил и уважал Августа Шлегеля. Шлегель в сильной степени развил в нем и без того не чуждый ему романтизм, уяснил ему значение Шекспира, ближе познакомил его с Байроном. Под этими впечатлениями создалось тогда у Г. много чисто-лирических "песен" и начата трагедии "Альманзор". Пробыв в боннском унив. менее года, он перешел в геттингенский, где, за весьма немногими исключениями, господствовал бездушный педантизм, давили богатую пищу сатирической наблюдательности Г. и его пессимистическому настроению. Четырнадцать месяцев спустя, он переселился в Берлин (1821) . Пребывание в Берлине, несмотря на усиливавшуюся тогда политическую реакцию, очень благотворно повлияло на него, благодаря близким сношениям с интеллигентными и литературными кружками (Рахили Варнгаген фон-Энзе, где господствовал культ Гете, и баронессы Гогенгаузен, где преклонялись перед Байроном) и берлинскому университету, во главе светил которого (Ганс, Бопп, Вольф) стоял Гегель. Сделавшись тотчас же горячим гегельянцем, энергически участвуя в либеральном "Обществе культуры и науки еврейства", и в то же самое время подрывая свое здоровье чувственными наслаждениями, Гейне вместе с тем постепенно выступал и на литературное поприще. В конце 1821 г. появились в печати отдельной книгой прежде помещенные в журналах, с добавлением новых, стихотворения, в которых автор заявил себя романтиком, певцом любви и поэтом в народном духе. Они встретили восторженный прием в публике и печати. За ними, в начале 1823 г., последовали трагедии "Альманзор" и "Ратклиф", и сборник чистолирических стихотворений "Lyrisches Intermezzo", закрепивших его славу. Ему приходилось, однако, не мало терпеть от клеветы и инсинуаций, за смелое отношение к многим традиционным вопросам религии, морали и нравов (в "Альманзор") . Это тяжело отзывалось и на его материальном положении, так как недоброжелатели выставляли его в дурном свете пред дядею Соломоном, на счет которого он жил тогда. Ко всему этому присоединилась сильная нервная болезнь. В тяжелом настроении уехал он, для окончательного приготовления к выпускному экзамену и сдачи его, снова в ненавистный ему Геттинген (1824) . Осенью этого года он совершил по Гарцу и Тюрингии путешествие, плодом которого была первая часть "Путевых Картин" (Reisebilder) . Весною 1825 г. он получил степень доктора юридических наук; за месяц до этого он перешел в лютеранство. После кратковременного пребывания в Нордернее, давшего поэту богатый материал для будущего цикла стихотворений: "Северное море", он переехал в Гамбург, где его ждал целый ряд неприятностей от людей противодействовавших его стараниям добыть себе возможно большее обеспечение от богатого дяди; и сам он, впрочем, действовал во многих случаях не совсем безупречно. Тогда же он выпустил в свет 1-й том "Путевых Картин" ("Путешествие на Гарц", "Возвращение на родину", "Северное море" и несколько мелких стихотвор.) , имевший громадный успех, но подвергнувшийся запрещению в Геттингене, а потом и во многих других городах Германии. Еще более сильное действие во всех лагерях произвел вышедший скоро после того 2 т. "Пут. Карт. ", восторженно встреченный публикой и частью критики, и запрещенный в Ганновере, Пруссии, Австрии, Мекленбурге и большинство мелких государств, при чем и лично против автора, по-видимому, готовились принять такие меры, что Г. счел благоразумным уехать на время в Лондон. По возвращении оттуда он прожил несколько времени снова в Гамбурге, где выпустил, под общим заглавием "Книги Песен", полное собрание написанных и напечатанных им до того времени стихотворений. Вследствие стеснительных денежных обстоятельств, а также желая испробовать свои силы в качестве писателя политического, Г. принял предложение Котты редактировать в Мюнхене газету "Politische Annalen" и переехал туда в конце 1827 г. Редакторство его продолжалось всего полгода, обнаружив непригодность его для такого дела, и он отправился путешествовать по Италии, по возвращении откуда в Берлин выпустил в свет 3 т. "Пут. Карт." ("Путешествие от Мюнхена до Генуи" и "Луккские воды") , который тотчас же был запрещен в Пруссии. В видах личной безопасности Г. уехал из Берлина, поселился на время в Гамбурге, для поправления здоровья ездил в Гельголанд, и здесь получил глубоко взволновавшее его известие об июльской революции 1830 г. Сопоставление надежд, вызванных этим событием, с современною немецкого действительностью послужило для него поводом к выпуску "Дополнения к Путевым Картинам" и очень резкой статьи "Кальдорт о Дворянстве" и усилило давнишнее желание его переехать в Париж. Сюда прибыл он в мае 1831 г. и принялся за корреспонденции из Парижа в "Allgemeine Zeitung". Они создали ему очень странное положение относительно различных политических партий: лишенный необходимых для истинного публициста свойств, он беспрестанно давал повод обвинять его в шаткости политических убеждений. По настоянию австрийской дипломатии, Котта прекратил печатание корреспонд., но Г. издал все. прежде напечатанное, отдельной книгой: "Французские Дела", снабдив ее таким резким предисловием, которое навсегда уничтожило для него возможность возвращения в отечество. За этим последовали работы в ином роде, писавшиеся пофранцузски для парижских журналов и затем переводившиеся автором на немецкий язык: "Романтическая Школа", "К истории религии и философии в Германии", "О Германии" и др.; производительность же поэтическая оскудевала и почти единственным плодом ее за этот период был сборник цинично чувственных стихотворений: "Парижские Женщины". Усилившееся гонение "Молодой Германии", избравшей своими вождями Берне и Гейне, тяжело обрушилось на последнего в отношении материальном и нравственном. Нужда, которую он испытывал, увеличилась еще больше благодаря его связи, а потом и браку с Евгенией Мира (Матильда) , женщиною очень бестолковою; заметно ухудшилось и здоровье поэта, появились зловещие нервные припадки. Под влиянием этих обстоятельств написаны им книга "О Берне" - весьма неблаговидный в некоторых отношениях памфлет; поэма. "Атта Тролль" (1842) , резко осмеивавшая односторонние крайности тогдашней немецкой политической поэзии; "Новые Стихотворения" (1844) , запечатленные уже мрачным пессимизмом, и поэма "Зимняя Сказка", в которой с беспощадным, часто даже циническим остроумием заклеймена господствовавшая тогда в Германии смесь средневекового феодального порядка и "квасного" патриотизма. Понятно, что она была подвергнута строгому запрещению во всех городах Пруссии, причем начальству всех пограничных городов было предписано арестовать автора, где бы он ни появился. Жестоким ударом для Г. явилось и то, что умерший дядя его Соломон завещал ему всего 8 тыс. фр., а единственный наследник старика, Карл, отказался выплачивать, ту пенсию, которую покойный словесно обязался выдавать поэту во все продолжение его жизни, а жене его - в половинном размере после его смерти, но о которой в завещании не было упомянуто. Это столкновение хотя и окончилось тем, что Карл согласился выплачивать пенсию, получив от поэта письменное обязательство за себя и своих наследников никогда не выпускать в печать ни одной строки, оскорбительной для семейства Г., но оказало на здоровье поэта самое пагубное действие, открыв собою последний и страшный период его жизни. Старая болезнь пошла вперед исполинскими шагами; в мае 1848 г., он, полуслепой, полухромой, в последний раз вышел из дому на прогулку, и с тех пор уже до самой смерти остался прикованным к своей "матрацной могиле", как называл он те 12 матрацев, на которых лежал. Ужасные страдания, не мешали ему однако, сохранить удивительную мощь духа, необычайную ясность и крепость мышления, выразившуюся в нескольких прозаических произведениях ("Боги в изгнании", "Стихийные духи", "Признания" и др.) , а главное - в стихотворениях, составивших циклы "Романсеро", "Лазарь" и "Последние стихотворения", которые сам автор назвал "Жалобою, выходящею как бы из гроба". Пессимизм и отчаяние дошли здесь до последнего предела. К этому же времени относится и окончание его "Мемуаров", из которых была напечатана, после смерти вдовы, только часть, ничтожная в количественном и не особенно важная в качественном отношении. Окруженный попечениями жены, согретый незадолго до смерти внезапно вспыхнувшею в нем любовью к Камилле Сельден, которую он обессмертил в нескольких стихотворениях под именем "мушки", продолжая, вместе с тем, испытывать невыносимые физические страдания, поэт мучительно доживал последние дни. Еще 13 февраля 1856 г. он писал шесть часов сряду (свои мемуары) ; 16-го, после обеда, сказал: "бумаги и карандаш", но то были последние слова его; началась мучительная агония, и 17 февр. Г. не стало. Он похоронен на Монмартрском кладбище; над могилою жена его поставила памятник. на плите которого вырезаны всего два слова: "Henri Heine". Как человек, Г. и по своей натуре, и в качестве типичнейшего представителя одного из главных течений того времени (байроновского) , представляется существом, в котором соединялись самые вопиющие противоположности: с высоким нравственным достоинством совмещалось много суетного и мелочного. В общему однако, Г. остался непоколебимо до конца жизни благородным человеком и гражданином. Что касается до Г., как писателя, то центр тяжести его деятельности, конечно, в поэзии; но и значение его, как публициста и критика, отнюдь не может быть признано маловажным. Правда, органические свойства его натуры, как человека, а главное - как. поэта, мешали ему в статьях политических быть последовательным в частных, касавшихся того или другого отдельного вопроса, взглядах и мнениях; но в основных воззрениях своих он оставался всегда неизменным, и сущность этих воззрений выразил как нельзя лучше он сам, когда назвал себя "храбрым солдатом в войне за освобождение человечества". Как критик литературный, Г. стоит еще выше Г. публициста; под блестящею легкою формою, иногда переходящею даже в некоторого рода фривольность, под смесью научной серьезности в фельетонной шутливости, во всех критических, философских и т. п. статьях Гейне столько глубокого понимания явлений, столько чутья, сколько мог бы пожелать себе любой из ученых историков литературы. Поэтическая деятельность Г. важна с двух сторон: историко-литературной и чистохудожественной. Выросши и развившись под влиянием романтическое школы, выступив на сцену в пору "бабьего лета" романтизма (по выражению Готшаля) и наложив на свои первые произведения несомненную печать этого направления, Г., однако, на первых же порах проявил и свое полное. отличие от романтиков. В то время как они совсем уходили из действительной жизни в созданный ими фантастический мир, Г. только убаюкивал себя им, "точно пел колыбельную песню своим страданиям". В противоположность романтической поэзии, которая, особенно в последние годы, состояла из двух элементов: рыцарства и монашества, Г. внес в свою поэзию единственный элемент - человечество. Отсюда до открытой борьбы с романтизмом, с болезненными стремлениями его был всего один шаг - и Г. скоро сделал его, пойдя затем быстро и победоносно по новому пути. Первые серьезные произведения Г. знаменуют собой падение немецкого романтизма и начало эры новой немецкой поэзии. Взятая сама по себе, без отношения к современным литературным направлениям, поэзия Г. представляется нам с резко двойственным характером. Одну категорию ее составляют стихотворения, делающие Г. одним им величайших лириков всех времен и народов - произведения чистого искусства, те "жемчужины лирики, которые в своей чистоте и своей хрустальной шлифовке составляют вечное украшение его поэтического венца и принадлежат к лирическим сокровищам немецкой национальной литературы"; это - песни, перерабатывающие народные мотивы, песни любви в их бесконечном и обаятельном разнообразии, при видимом однообразии основного мотива, а также чудные звуки, вызываемые у поэта природою и особенно морем, полеты фантазии его в поразительной шири и грандиозности. Но на ряду с этими произведениями, где все - эфир, чистый аромат, волшебная гр?за, идут продукты отрицания, "мировой скорби", получающей у Г. совершенно самостоятельный, индивидуальный характер и почти с хронологическою последовательностью проходящей чрез три фазиса. Тут сперва ирония или, вернее, юмор, который сам Г. характеризует как "смеющиеся слезы", как то, без чего "колоссальные скорби и страдания были бы невыносимы", и орудие его "прекрасный звонкий смех") поражающий других и дающий своего рода отраду, хотя и мучительную, тому, кто может так смеяться. Под влиянием современной действительности совершается переход этого юмора в жгучую сатиру, на которую Г. смотрел как на своего рода историческую миссию, придавая карающей силе поэзии великое значение. Самое яркое проявление ее мы находим в поэме "Зимняя сказка". И наконец - апогей пессимистического отношения к жизни, когда выступает во всей своей наготе полное, беспредельное, доходящее иногда даже до цинизма, отрицание всего, когда из сердца поэта вылетает один за другим звуки, в которых "все желчь, горькая желчь в красиво шлифованных сосудах, предсмертные проклятия умирающих, язвительный хохот духов тьмы над жалким миром, обреченным на смерть, зараженным внутренним гниением и ложью...". Но сквозь все, написанное Г., проходить красною нитью одна главная, основная идея - человечества, гуманности в самом обширном и благородном значении этого слова. Эпитеты "рыцаря духа", который он сам придал себе в своей "Горной Идиллии", и "лихого барабанщика", каким он назвал себя в "Доктрине", как нельзя лучше характеризуют его поэтическую деятельность во всей ее совокупности, точно также, как вполне применяются к ней и другие слова его: "Я право не знаю, заслужил ли я, чтобы после моей смерти мой гроб украсили лавровым венком. Но на этот гроб вы должны положить меч, потому что я был храбрый солдат в войне за освобождение человечества". Полное собрание сочинений Г. издано в 16 раз, в 1861 г., Штродтманом; в 1869 г. он же издал посмертные произведения поэта: "Letzte Gedichte nna Gedanken". За Штродтмановским изданием последовало несколько других, не прибавивших однако к первому ничего существенного. Недавно появилась часть его "Мемуаров". На русском языке, кроме небольших сборников стихотворений в перевода Михайлова, Костомарова, Мейснера, Шкаффа и Вейнберга, имеется более или менее полное изд. Г. под ред. П. Вейнберга и В. Чуйко (с биогр. очерком, нап. последним) . Ср. биографию Гейне П. И. Вейнберга, изд. Павленкова (1892) . Лучшие иностранные биографии Г. : "Н. Heine\'s Leben und Werke" Штродтмана и "Heinrich Heine" Пр?льса; см. также "Воспоминания" Мейснера, книжку Камиллы Сельден: "Les derniers jours de Heine", статьи Гюфера в "Deutsche Rundschau".

П. Вейнберг.

Геката

(>Ekath) - у греков божество лунного света. Культ Г. существовал сначала у фракийцев и от них уже перешел к грекам. У Гомера мы не встречаем имени Г.; в "Теогонии" же Гесиода, где о ней впервые упоминается, она называется дочерью гитана Персея; другие называют ее дочерью Зевса и Деметры или Зевса и Геры. Г. дарует мудрость в народных собраниях, счастье на войне, богатую добычу на охоте и т. д. Как богиня преисподней, она считалась также богиней всего таинственного; греки представляли ее себе порхающей с душами умерших на перекрестках, где и совершался иногда, поэтому, культ ее. Она помогает волшебницам, который, как напр. Цирцея и Медея, научаются у ее своему искусству. Г. изображалась иногда в виде одной женской фигуры с 2-мя факелами в руках, иногда же в виде 3-х связанных спинами фигур. Геката есть также название 100-го астероида.

Гекзаметр

- размер в стихосложении, при котором каждый стих состоит из шести стоп, именно: пяти дактилей (- ИИ) и одного спондея или трохея (- - или - И) . Каждый из первых четырех дактилей может быть заменен спондеем, но в пятой стопе такая замена происходит очень редко, и такие стихи называются spondaici. При чтении каждого Г. следует соблюдать цезуру. Приводим пример Г., в котором только первый дактиль заменен спондеем, и где цезура приходится в средине третьей стопы:

Некоторые полагают, что древнейшее употребление Г. следует искать в финикийских надписях (начертанных на треножнике Аполлона в Фивах и др.) . Г. написаны "Илиада" и "Одиссея" и некоторые другие поэтические произведения древней Греции. Отсюда его заимствовали римляне ("Метаморфозы" Овидия, "Энеида" Виргилия и др.) . Почти во всех новейших европейских литературах делались попытки ввести Г. в свое стихосложение. Первые немецкие Г. относятся к XIV - XV в.; в средине XVIII в. к Г. прибегали Уц, Клопшток ("Мессиада") , Клейст, не всегда, однако, удачно; Г. сделан также Фоссом перевод "Илиады"; встречаются стихи этого размера и у Гете, Шиллера. Во французской литературе Г. впервые фигурирует у Байфа (XVI в.) , в итальянской - у Аннибала Каро (также XVI в.) , в английской - у Стенигорста и Сидни. У нас первый вводит Г. в литературу Тредьяковский в своей "Телемахиде", но этот опыт был настолько неудачен, стихи Тредьяковского - настолько неуклюжи и неблагозвучны, что долгое время никто из русских поэтов не решался писать этим размером, пока, наконец, Гнедич своим прекрасным (для того времени) переводом не восстановил репутации Г. После Гнедича Г. все чаще и чаще встречается и у других современных ему писателей: Жуковского ("Ундина", перевод "Одиссеи" и др.) , бар. Дельвига, даже Пушкина и др. В настоящее время оригинальных стихотворений никто не пишет Г., но для переводов с древних языков он по-прежнему незаменим.

Гекко

или Гекконы (Geckotidae s. Ascalabotae) - семейство отряда ящериц (Saurii) . Сюда принадлежат небольшие ящерицы (около 200 видов) с позвонками, вогнутыми спереди и сзади, с неполной верхней и нижней височными дугами, зубами, приросшими к краю челюстей (небных зубов нет) , и особыми пластинчатыми органами на нижней стороне пальцев, служащими органами прикрепления. Органы эти часто значительно расширены; они состоят из поперечных листочков, представляющих видоизмененные чешуйки, и изменяя положение их Г. производят разрежение воздуха под пальцами и, благодаря этому, могут свободно лазать по отвесным стенам и даже по потолку. У большинства пальцы вооружены, кроме того, когтями, обыкновенно втяжными. Голова Г. широка и сильно сплющена, глаза без век со щелевидным зрачком, шея коротка, тело толстое и сплющенное, хвост умеренной длины, по большей части весьма ломкий. Тело покрыто мелкими бугорчатыми и зернистыми чешуйками, между которыми разбросаны более крупные; щитки находятся лишь по краю челюстей. Водятся в теплых странах Старого и Нового света. Днем Г. по большей части прячутся; ночью они очень живы и подвижны; охотятся за насекомыми и пауками, и даже за мелкими пресмыкающимися. Г. живут в лесах и степях, между камнями; многие охотно селятся в человеческих жилищах. Г. вполне безвредны и даже приносят пользу истреблением насекомых, но уже с древности их считают во многих местах ядовитыми. Любопытной особенностью Г. является способность издавать голос, которого ящерицы вообще лишены; крик их похож на короткое "гек", откуда произошло и название их. В Европе водится несколько родов и видов; в России 4 рода с 7 видами: к роду Gymnodactylus с пальцами, расширенными лишь при основами, и не втяжными когтями принадлежит G. Danllewskii, буро-серого цвета с темными поперечными полосками, дл. около 8 см., водящийся на юж. берегу Крыма; G. Caspius, песочного цвета, с неясными темными поперечными полосками, дл. около 11 - 12 см., водящийся в Баку, у южн. и вост. берега Каспийского моря и далее на В; два других вида водятся в среднеазиатских владениях; Alsophylax pipiens - на Большом Богдо и в Джунгарии; остальные роды водятся в Средней Азии. Замечателен также Г. обыкновенный (Ascalaboles fascicularis) , 12 - 15 см. дл., сверху от желто-серого до черного цвета, одноцветный или с полосками; пальцы у этого рода расширены на всей длине, когти находятся лишь на 3 и 4 пальце; обыкновенный Г. водится во всех средиземноморских странах, особенно в Испании, Греции, Далмации и Сев. Африки.

Д. Книпович.

Гексаны

С6Н14 - углеводороды предельного ряда CnH2n+2, жидкости бесцветные, со слабым, приятным, эфирным запахом, более легкие, чем вода. Возможны 5 изомеров, которые и найдены: I. Нормальный Г., СН3. CH2. СН2. СН2. СН2. СН3 находится в американской нефти, а также среди продуктов сухой перегонки богхедского в кэннельского каменного угля (boghead и cannel) . Способы синтеза: 1) действие металлического натрия на йодистый пропил: 2 СН3. СН2. CH2J +Na2 = 2 NaJ + CH3. (СН2) 1. СН3 (Вюрц) ; 2) восстановление водородом in statu nascendi йодистого вторичного гексила СН3. СН2. CH2. CH2. CHJ. СН3 + Н2 = HJ + СН3 (СН2) 4. СН3 (Эрденмейер) ; 3) перегонка пробковой кислоты над баритом С8 Н14 О4 + 2 ВаО = С6 Н14 + 2 ВаСО3 ; 4) электролиз водного раствора смеси калийных солей уксусной и капроновой кислот. Нормальный Г. кипит при 71?, 5, удел. вес 0, 663 при 17?. При действии хлора на Г. получается смесь хлористых, первичного и вторичного, гексилов (Шорлеммер) . Из Г. и брома легко получается С6 Н12Вr2 (Пелуз, Кагур) , а приливая по каплям бром к кипящему Г. получают вторичный бромистый гексил, СН3. СН2. CH2. CH2. CHBr. СН3 (Шорлеммер) . II. Вторичные Г. : 1) диизопропил или симметричный тетраметилэтан (СН3) 2 СН. СН (СН3) 2 получается при действии натрия на эфирный раствор йодистого изопропила (СН3) 2 CHJ + Na2 = (СН3) 2 СН . СН (CH3) 2 + 2NаJ (Шорлеммер) ; восстановлением пинакона йодисто-водородной кислотой, (СН3) 2 С (ОН) . С (ОН) (СН3) 2 + 4HJ = (СН3) 2 СН. СН (СН3) 2 + 2 Н2О + 2J2 (Бушарда) . Диизопропил получается также иногда при тех реакциях, где можно ожидать появления нормального Г., напр., при прокаливании энантовокислого бария СН3. СН2. СН2. СН2. СН2 . СН2. СО2Н или при восстановлении маннита йодисто-водородной кислотой, причем главным продуктом является нормальный Г. Диизопропил кипит при 58?, удел. вес - 0, 6701 при 17, 5?. При окислении хромовой кислотой дает уксусную кислоту и углекислоту. 2) Второй вторичный Г. есть этилизобутил, СН3. СН2. СН2. СН (СН3) 2 найден в американской нефти Варреном. Синтезирован Вюрцем действием металлического натрия на йодистые этил и изобутил. Точка кипения 62?, удельный вес 0, 7011 при 0?. 3) Третий вторичный Г. метилдиэтилметан (СН3 СН2) 2 СН. СН3 получен при действии металлического натрия на йодистый метил и иодюр деятельного амилового спирта. Кипит при 60?, оптически недеятелен. III. Третичный Г. или триметилэтилметан (CH3) 2 С (CH2 СН3) получен Горяиновым при действии цинкэтила на йодистый третичный бутил: Zn (C2 Н5) 2 + 2 (CH3) 3 CJ = 2 (СН3) 3 С (СН2. СН3) + ZnJ2 - жидкость, кипящая при 43? - 48?.

В. А. Яковлев.

Гексли

(Thomas Henry Huxley) - зоолог, один из известнейших естествоиспытателей Англии, род. в 1825 г.; изучал в Лондоне медицину; в 1846 - 50 г. принимал участие, в качестве младшего врача, на военном судне Rattlesnake, в экспедиции в Тихий океан и Индийский архипелаг; по возвращении в Англию был избран членом королевского общества; в 1854 г. занял, после Эдуарда Форбса, каф. естеств. истории при королевской горной школе в Лондоне и каф. физиологии в королевском институте; с 1863 по 69 г. Г. был проф. анат. в медицинской коллегии; с 1869 по 1870 г. президентом геолог. и этнограф. общ., в 1870 г. стал президентом британ. ассоциации и членом комиссии для содействия преподаванию естественных наук, в 1878 г. членом лондонского училищного совета. Работы Г. как в области эмбриологии, так особенно в области сравнительной анат. доставили ему громкую известность. В эмбриологии Г. первый указал в 1849 г. ("On the anatomy and affinities of the family of Medusae", "Philosophical Transactions", 1849) , что два слоя тела медуз, наружный и внутренний, соответствуют наружному и внутреннему зародышевым пластам позвоночных, и тем положил основание учению о зародышевых пластах применительно ко всем многоклеточным животным. Большое внимание привлекло сочинение Г. "Man\'s place in nature" (1863) , переведенное на русский язык под редакцией проф. А. Бекетова, в котором доказывается что анатомические различия между человеком и высшими обезьянами менее значительны, чем между высшими и низшими обезьянами. Важнейшие работы Г., кроме отдельных статей: "History of the oceanic Hydrozoa" (Лондон, 1858) ; "Elements of comparative anatomy" (1864, переведенная на русский, под заглавием: "Начальные основания сравнительной анат. " СПб., 1865) ; "Elementary atlas of comparative osteology" (1864) ; "Lessons in elementary physiology" (1866) ; "Paleontologia indica" (1866) ; "The physical basis of life" (1868) , собрание статей и лекций, под заглав. : "Lay sermons" (1870) ; "A manuel of the anatomy of vertebrated animals" (1871; на русском: "Руководство к анат. позвоночных животных" (перев. Мензбира, под ред. Борзенкова, 1880) ; "Practical instruction in elementary biology" (1875; перев. на русский язык Гердом, под заглавием: "Элементарный практический курс биологии. Практические работы по ботанике и зоологии Гексли и Мартина" (СПб. 1877) ; "Critiques and adresses" (1873) ; "American adresses" (1877) ; "Anatomy of invertebrated animals" (1877) ; "The crayfish" (3 изд. 1881) ; "Physiography" и "Science and culture, and other esseys" (1882) . Из популярных сочинений Г. на русский язык переведены: "Уроки элементарной физиологии" (СПб., 1877) и ряд статей ("Кусок мела", "Учение Декарта об автоматизме животных", "Образование каменного угля", "Автоматы ли животные", "Самозарождение") , в журналах "Природа" (1873 - 75) и "Знание" (1874) .

Н. Книпович.

Гектор

(Hector) - храбрейший вождь троянского войска, сын Приама и Гекубы, женатый на Андромахе, которая родила ему Астианакса или Скамандрия. Подвиги его воспеты Гомером в Илиаде. Убив Патрокла, он пал от руки друга Патроклова, Ахиллеса. Тело его Ахиллес волочил вокруг лагеря и выдал потом, за выкуп, Приаму. Память его чтилась в Илионе; в Фивах, куда были будто бы перенесены останки Г., показывалась его гробница. К прекраснейшим эпизодам Илиады (6-я книга) принадлежит сцена прощания Г. с Андромахой, при возвращении его на поле сражения.

Гекуба

(Hecube, погреч. Гекоба) - вторая жена царя Приама, по Гомеру дочь фригийского царя Диманта, по Еврипиду дочь Киссея, по другим речного бога Сангария, мать многих сыновей (по Гомеру - 19) и дочерей. Первенцем ее был Гектор. Во время второй беременности Г. видела во сне, что она носит во чреве факел, который подожжет всю Трою; сон был истолкован в смысле рождения сына, который принесет гибель Трое. Этим сыном был Парис. После разрушения Трои Г. попала рабыней в руки греков. По Еврипиду (в трагедии, которая названа ее именем) , она пережила еще принесение в жертву греками ее дочери Поликсены и смерть сына Полиодора, который убит был фракийским царем Полиместором; отомстив этому последнему, она бросилась в море. По Овидию, ее, после превращения в суку, забросали каменьями фракийцы.

Гелатский монастырь

- в Имеретии, в 5 - 6 вер. к СЗ от Кутаиса, на возвышенном берегу р. Цкалцители. Над монастырем находятся развалины трех церквей, из которых одна со множеством гробниц, выдолбленных в скалах и прикрытых простыми плитами. Между монастырскими зданиями особенного внимания заслуживает древняя трапеза, от которой уцелели лишь наружные стены и портик с роскошною орнаментацией. В Г. три храма, расположенные один за другим; в них сохранился тройственный алтарь, с выступающими абсидами. М-рь основан грузинским царем Давидом Возобновителем (1089 - 1125) . Сначала Г. служил просто обителью иноков, но в первой половине XVI в. он был обращен в епископскую каф. По упразднении в Пицунде патриаршего престола, в Г. были перевезены сокровища из Абхазии, а также из турецкой Грузии и Карталинии, в тяжелое для последней время Г. м-рь служил нередко и резиденцией абхазских католикосов. Русский посол Никифор Толочанов, посетивший Имеретию в 1650 г., подробно описал Г. м-рь. Мозаики и интересные остатки живописи, встречающиеся в Г., носят характер византийской работы и отличаются, по словам проф. Кондакова, большим совершенством в художественном отношении. Стены м-ря покрыты фресками, изображающими святых и исторических деятелей Грузии. В ризнице м-ря запечатлены золотые дискосы и чаши, осыпанные бирюзою: митра католикоса Максима, омофор с ликами святых Спиридона и Кирилла и двенадцатью праздниками, костяной святительский посох, два креста царя Баграта, корона великого Баграта, из дорогой парчи, вся унизанная жемчугом, перстень царя Давида В. с мощами св. Георгия внутри и прекрасно вырезанным ликом великомученика сверху, для печати. Много древних икон с интересными историческими надписями. Особенно роскошно была отделана, при царице Тамаре, хахульская икона, имеющая форму триптиха или тройного складня. Последний служит киотом для иконы Божьей Матери, составляющей новейшую копию с древнего чудотворного лика, написанного по образу дика Богородицы Халькопратийской, чтившейся издревле в Константинополе. Весь киот превосходно вычеканен лиственными разводами грузинской работы, но византийского типа, господствовавшего в грузинском искусстве в XII XIII ст. Хахульская икона могла быть исполнена только до 1154 г.; этой эпохе отвечает вся чеканная работа и орнаментация. Из манускриптов гелатских следует отметить два пергаментных Евангелия. Миниатюры грузинско-гелатского Евангелия с греческими подписями носят на себе яркую печать византийского происхождения и характера и могут быть введены в общий процесс развития византийской миниатюрной живописи, Общий состав иконографических сюжетов является в Г. евангелие уже вполне установившимся. К историческим редкостям Г. относятся также железные ворота, известные под именем Дербентских, с арабскою надписью. Ворота эти были вывезены из Ганджи в Грузию отцом Давида В. - Димитрием. Г. м-рь со времен Давида В. служил усыпальницей царей соединенной Грузии, а после разделения ее в нем хоронили имеретинских царей. См. Церетели, "Полное собрание надписей Гелатского монастыря"; Покровский, "Описание миниатюр гелатского евангелия" (в "Зап. Отд. русск, и славянск, археол. Имп. русск, археол. общества", т. IV) .

А. X.

Геленджик

- селение на восточном берегу Черного моря, в 30 в. на ЮВ от Hoвоpocсийскa. В 1831 г. здесь было. заложено русск. войсками укрепление, в 1853 г. уничтоженное вместе с другими приморскими крепостями и занятое горцами. В 1857 г. Г. вновь занят русскими. Г. расположен на низменном ю. в. берегу Геленджикской бухты, подверженной сильным волнениям. Зимы в Г. гораздо менее суровы, чем в Новороссийске. Лишь в самое последнее время окрестности Г. стали заселяться; почва и климат годны для виноградников.

Н. X.

Гелий

(химич.) - считается элементарным телом, присутствующим на солнце; он характеризуется яркой линией (длина волны 587 \'5, около D) , видимой в спектроскоп в выступах и пятнах солнца; линии этой нет в спектрах известных поныне элементов. Так как на солнце при особенностях температуры, давлений и движений там существующих, проявляются обстоятельства, изменяющие спектры как видно в различии спектров газообразных элементарных тел, то с одинаковым правом можно полагать, что линия гелия принадлежит особому, доныне неизвестному элементу, или же, что она проявляется только при особых, доныне не воспроизведенных в опыте, условиях, имеющих место на солнце, где она видна ясно только при особых состояниях частей этого светила.

Д. Менделеев.

Гелиос

(римск. Sol) - солнечное божество, сын титана Гипериона, брат Селены и Эос. Со времени Еврипида Гелиоса, как всевидящего бога солнца, стали отождествлять с Аполлоном, всезнающим богом-прорицателем; отсюда другое имя Гелиоса - Феб. Культ Г. был особенно распространен в Коринфе, в Аргосе, в Элиде и на о-ве Родосе, где, при входе в гавань, стояло его колоссальное изображение. Из животных ему были посвящены петух и белые кони. Изображается Г. почти так же, как и Аполлон.

Гельдеpлин

(Иoгaнн-Xpиcтиaн-Фpидрих Holderlin) - выдающийся немецкий поэт (1770- 1843) . Еще студентом тюбингенского унив. Г. начал писать стихи, в форме и содержании которых заметно подражание Клопштоку. Шиллер принял в нем самое теплое участие. В 1794 - 95 гг. Г. жил в Иене; здесь, в центре романтического движения, он завязал личные отношения с представителями нового литературного направления; здесь же у Г. обнаружились впервые зачатки ипохондрии. Болезненное настроение усилилось, под влиянием безнадежной и страстной любви к матери одного из его учеников; он видел в ней воплощение фантастического идеала женщины, который уже с самых юных лет был предметом мечтаний, и изобразил ее под именем Диотимы в своем романе "Гиперион". В 1798 г. Г. расстался с своей Диотимой, переезжал с места на место и в 1802 г. возвратился на родину с явными признаками помешательства. Самое крупное из произведений Г. - роман "Гиперион", представляющий как бы исповедь поэта. Характерная черта романа - чисто романтическое стремление связать философию с поэзией так, что границы между ними совершенно сглаживаются: для Г. только та научная система удовлетворительна, которая стоит в связи и гармонирует с идеалом прекрасного. Идеи, имеющие нечто общее с воззрениями Г., позднее получают развитие в филос. системах Шеллинга и Гегеля. В романе любопытна и другая сторона: болезненная мечтательность и чрезвычайно развитое чувство изящного создали в Г. отвращение к современной действительности; он изображает в карикатуре свое время и своих соотечественников, а идеал свой ищет под дорогим ему небом Эллады. Кроме "Гипериона", после Г. остались еще недоконченная трагедия "Смерть Эмпедокла" - лирическое стихотворение в драматической форме, служащее, как и "Гиперион", выражением личного настроение поэта; переводы из Софокла - "Антигона" и " Царь Эдип" - и ряд лирических стихотворений. Лирика Г. проникнута пантеистическим мировоззрением: христианские идеи просачиваются как бы случайно; в общем настроение Г. - настроение язычника эллина, благоговеющего пред величием божественной природы. Стихотворения Г. богаты идеями и чувствами, иногда возвышенными, иногда нежными и меланхолическими; язык чрезвычайно музыкален и блещет яркими образами, особенно в многочисленных описаниях природы. "Sammtliche Werke" Г. изд. в 1846 г.; "Dichlungen" в 1884 г. (Тюбинг.) , с биогр. очерком Kostlin\'a. Ср. Jung, "Holderlin und seine Werke" (1848) ; Litzmann, "H\' s. Leben" (Берл., 1890) и Wilbrandt, в "Fuhrende Getster" (Bd. II, 1890) .

А. Кудрявцев.

Гельмгольц

(Hermann Ludwig Ferdinand von Helmholtz) - один из величайших современных естествоиспытателей, род. в Потсдаме 19 авг. 1821 г. По желанию отца в 1838 г. поступил в военно-медицинский институт Фридриха Вильгельма для изучения медицины; под влиянием знаменитого физиолога Иоганна Мюллера, Г. посвятил себя изучению физиологии, и по прослушании курса института защитил 1842 г. докторскую диссертацию "De fabrica systematis nervosi evertebratorum". В том же году Г. назначается ординатором в больнице Charite в Берлине, а в 1843 г. военным врачом в Потсдаме. Непрерывно занимаясь физиологическими исследованиями, Г. не оставляет вопросов механики и физики, которыми с детства интересовался, и в 1847 г. издает свою классическую работу "Ueber die Erhaltung der Krafl". В 1848 г. Г. назначается преподавателем анатомии в акд. худож. в Берлине, на место знаменитого Брюкке, а в 1850 г. проф. физиологии и общей патологии в кенигсбергском унив. Здесь Г. производит большинство своих исследований по физиологии чувств, которые затем продолжает и в Бонне, и в Гейдельберге, где он с 1858 до 1871 г. читает физиологию. Приобрел в то же время большую известность своими работами по физике, Г. призывается в 1871 г. на место Магнуса на кафедру физики в Берлин, где остается до 1888 г., руководя основанным в 1874 г. новым физическим инст. В 1883 г. император Вильгельм жалует Г. дворянское достоинство, а в 1888 г. Г. назначается директором вновь учрежденного правительственного физико-технического инст. (Physikalisch Technische Reichsanstalt) в Шарлотенбурге, продолжая в то же время читать лекции теоретич. физики в унив. В 1891 г. учеными всего мира торжественно праздновалась семидесятилетняя годовщина Г. Сын Г., Роберт Г., подававший большие надежды молодой физик, безвременно скончался в 1889 г., оставив работу о лучеиспускании горящих газов.

Обладая глубоко философским умом, необыкновенной способностью к индуктивному мышлению, большими познаниями в математическом анализе и экспериментальным искусством, Г. вносил всегда новое и оригинальное во все области науки о природе, которых он касался - в физиологию, физику, химию, механику, метеорологию, даже психологию и математику. Первая его работа относится к физиологической химии - к вопросу "о гниении и брожении" (1843) ; в ней Г. старается выяснить роль микроорганизмов в этих процессах. Дальнейшие исследования (1845 - 1847) над обменом веществ и возбуждением тепла в мускулах во время их деятельности наводят Г. на мысли об общих законах, связующих превращения энергии в неорганическом и органическом мире - мысли, изложенные в его классическом сочинении "Die Erhaltung der Kraft" (1847) . Здесь впервые точно формулирован и развит закон сохранении энергии, легший теперь в основание всего современного естествознания. В 1850 году Гельмгольц доказал, противно мнению знаменитого И. Мюллера, что быстрота передачи нервных стимулов измерима и измерил ее; с этого года начинается период весьма плодотворной деятельности Г. в области физиологии чувств. Уже в 1851 г. изучение оптической системы глаза привело его к изобретению офтальмоскопа и офтальмометра; благодаря последнему прибору, ему удалось в 1853 г. решить важный вопрос о механизме аккомодации (приспособления) глаза. Далее в 1855 г., основываясь на забытой идее Томаса Юнга, Г. развивает общепринятую теперь теорию восприятия глазом цветовых впечатлений, известную под именем теории Юнга-Гельмгольца, и в интересном психологическом исследовании уясняет связь между нервными восприятиями и возбуждаемыми ими в нас впечатлениями. Уже будучи в Гейдельберге, Г. собирает все свои работы по физиол. оптике и издает их в связном виде в сочинении "Handbuch der Physiologischen Optik" (1859 1866) . В Гейдельберге Г. приступает также к изучению вопросов акустики, физиологии органа слуха и речи и физической стороны музыки; уясняет сущность механизма звукового восприятия и различных его проявлений гармонии, диссонанса, разности в тембрах и комбинационных тонов, причем указывает на ту выдающуюся роль, которую играют в этих явлениях и в явлениях речи вместе гармонические звуки. Построив ряд, им же придуманных, резонаторов, Г. изучает явления речи, и в 1860 г. ему удается синтетически воспроизвести произношение гласных, в то же время он решает сложные математические вопросы о механизме воздушных колебаний, и дает интересные этюды по психофизике чувств. Эти работы Г. собраны в его сочинении: "Die Lebre von den Tonempfindungen (1862) . С переездом в Берлин в 1871 г. Г. посвящает себя исключительно физике, причем изучает наиболее сложные ее области: электродинамику, в которой, исходя из идей Фарадэя, разрабатывает собственную теорию, затем гидродинамику и явления электролиза в связи с термохимией. Особенно замечательны работы по гидродинамике, начатия им еще в 1858 г., в которых Г. дает теорию вихревых движений и течения жидкости и в кот. ему удается решить несколько весьма трудных математических задач. В учении об электролизе Г. обобщил закон Фарадея, дал теорию конвекционных токов и объяснил сложные явления, происходящие в водяном вольтаметре; наведенный этими исследованиями на общие законы термодинамики химических процессов, Г. в 1882 г. дает замечательную теорию свободной энергии, в которой решает вопрос о том: какая часть полной молекулярной энергии какой-либо системы может превратиться в работу; эта теория имеет в термохимии тоже значение, что принцип Карно в термодинамике. В 1884 г. Г. публикует теорию аномальной дисперсии, основывающуюся на предположении взаимодействия материальных частиц и частиц эфира, а немного позже несколько важных работ по теоретической механике. К тому же времени относятся работы по метеорологии. Еще в 1875 г. Г. применил свои исследования над течениями и вихрями к изучению движений атмосферы; к ним он вернулся в 1888 г., и в одной работе (1888) дал теорию ветров, в другой "Об энергии ветра и волн" (1890) , объяснил механизм образования волн при прохождении ветра над водной поверхностью; самые последние работы Г. (1891 - 1892) относятся к теоретической механике.

Не менее ученой замечательна и учебная деятельность Г. Под его непосредственным руководством, в его лабораториях в Бонне, Гейдельберге и Берлине или под влиянием его работ возросло современное поколение физиков и физиологов. Из современных русских ученых учениками его могут считаться физиологи Е. Адамюк, Н. Бакст, Ф. Заварыкин, И. Сеченов и др., из физиков П. Зилов, Р. Колли, А. Соколов, Н. Шиллер, и др. Вообще деятельность Г., как ученого и учителя, дала настоящее направление современной физиологии и физики и также сильно повлияла на развитие этих наук везде, а в особенности в России. Значение и научные заслуги Г. особенно ярко высказались в том единодушии и торжестве, с которым ученые всего мира праздновали (1891) семидесятилетний юбилей Г.; тогда же собран был капитал для выдачи премии имени Г. за лучшие работы в тех областях науки, в которых работал Г.

Работы Г. помещены, главным образом, в журн. "Annalen d. Physik" и собраны в его сочинениях: "Handbuch d. physiologischen Optik" (Лейпц. 1 изд. 1859 - 1866, II изд. 1890 неок.) . "Die Lehre von den Tonempfindungen" (1-е изд. 1863 г., 4-е изд. 1877 г., рус. пер. Петухова "Учение о звуковых впечатлениях", 1879) , "Wissenschaftliche Abhandlungen" (2 т. 1882) и "Vortrage und Reden" (2 т. 1884) . Coчинение "Ueber die Erhaltung d. Kraft" переиздано в 1889 г. Оствальдом в Лейпц. Подр. см. о жизни и ученой деят. "Герман фон Гельмгольц" (Москва, унив. изд. 1892) , также "Aussprachen u. Reden zu Ehren. v. Н. v. Н. " (Берл. 1892) .

Гельмерсен

(Григорий Петрович) - выдающийся русский геолог (1803 1885) . Высшее образование получил в дерптском унив., где и окончил в 1825 г. курс со степенью кандидата. В 1828 г. Г. поступил в минист. фин., а к 1835 г. зачислен в корпус горных инженеров. В 1830 г., для специального изучения геологии и горного дела, Гельмерсен был командирован за границу, где до конца 1832 года, занимался в Берлине, Гейдельберге, Бонне и Фрейберге в посетил большую часть Германии, Австрии и Северной Италии. Уже чрез несколько месяцев по возвращении на родину Г. был командирован для геологических изысканий на Урал и с этого времени начинается непрерывный ряд путешествий его с целю исследования геологического строения и полезных ископаемых нашего отечества. К тому же времени относится начало ученой и учебной деятельности Г. в акад. наук и горном институте, продолжавшейся до самой смерти его. Уже в исходе 1837 г. Г. определен консерватором геологич. музея акад. наук, в 1844 г. избран адъюнктом по кафедре геогнозии и палеонтологии, в 1847 г. экстраординарным и в 1850 г. ординарными академиком. Назначенный в 1838 г. профессором геогнозии и геологии при институте корпуса горных инженеров, Г. продолжал свою педагогическую деятельность в этом учебном заведении до 1863 г. и в тоже время с 1840 г. был инспектором и с 1849 г. управляющим музеем, а с 1865 по 1872 г. директором горного института. Наконец, в 1882 г. Г. был назначен директором только что возникшего геологического комитета, в организации которого он принимал деятельное участие; но по расстроенному здоровью скоро оставил этот пост. В продолжение 60 лет ученой деятельности Г. не было ни одного важного вопроса практической геологии и горного дела, в разрешение которого он не принял бы участия. Начав с описания малоизвестных в то время окраин России: Урала, Алтая и Киргизских степей, Г. скоро перешел к разрешению более специальных задач геологии и горного дела и связал свое имя с исследованием каменноугольных месторождений Урала и Московс. бассейна. Сознавая важное экономическое значение каменноугольных богатств России и необходимость детального их исследования и разработки с промышленной целью, Г. настойчиво и неуклонно проводил эти мысли как в правительственных сферах, так равно в обществе и среди ученых, и своими работами весьма много способствовал зарождению и последующему быстрому развитию у нас каменноугольной промышленности. Во время многократных научных поездок им изучены торфяники Курляндской губ., буроугольные месторождения Киевской, Херсонской, Гродненской и Привислянских губ., каменные угли Донецкого и Домбровского бассейнов; месторождения железных и медных руд Подмосковного края, Донецкого бассейна, Олонецкой и С. Петербургской губ.; бессарабские соляные озера, грязные вулканы и источники нефти Таманского и Керченского полуостровов; месторождения янтаря у побережья Балтийского моря, озеро Пейпус и р. Нарова, Эстляндская губ., Симбирская и Самарская губ. и многие другие месторождения полезных ископаемых и интересные в геологическом отношении местности Европейской Poccии. Из научных произведений Г. наибольшего внимания заслуживают монографии отложений девонской системы средней России и следов ледникового периода в СЗ России и Финляндии. Укажем также на целый ряд статей Г., касающихся физических и геологических условий окрестностей С. Петербурга и возможности получении артезианской воды в столице, приведших к устройству первого в С. Петербурге артезианского колодца, на его опыты над теплопроводностью горных пород, палеонтологическую статью об интересном плеченогом Aulosteges variabilis и работу о медленном поднятии берегов Балтийского моря, а главным образом на составленную им первую геологическую карту всей Евр. России, за что ему присуждена в 1842 г. акад. наук демидовская премия. Г. был почетным членом многих русских унив., русских и иностранных ученых обществ; в память 50-летнего юбилея Г. учреждена премия его имени при акад. наук за геологические труды. Более подробные сведения о жизни и научных трудах Г. см. в "Горном Журн. " (1878 г., т. 2) , "Записках Минералогического общ. ", (2 сер., т. XIV, ст. А. И. Кеппена) , в "Известиях Геологического комитета" (1885 г., ? 3) , где помещен и полный список его ученых работ, число которых превышает 130. Здесь, как главнейшие, укажем: "Reise nach dem Ural und Kirgisensteppe in den Jahren 1833 - 34" (СПб., "Baer und Helmers. Beitr. zur Kenntniss des Russisch. Reichs", в. 5 и 6) ; "Reise nach dem Altai im Jahre 1834" (там же, в. 14) ; "Aulosteges variabilis, новый род моллюсков" ("Горный Журнал", т. 1, 1849) ; "Опыты над теплопроводностью некоторых горнокаменных пород" (там же, 1851) ; "Die Saizseen Bessarabiens und Einbruch des Schwarzen Meeres in dieselben" (1854, "Bull de l\'Acad. etc. ", т. XVII) ; "Геогностическое исследование девонской полосы средней России от р. Зап. Двины до Воронежа" (1856, "Зап. Геогр. общ", кн. XI) ; "О медленном подняли берегов Балт. моря и действии на них волн и льда" ("Г. Ж. ", 1857, т. 1) ; "Geognost. Bemerkungen auf eine Reise in Schweden und Norwegen" (1858, "Mem. de l\'Acad. ", т. VII) ; "Об артезианских колодцах вообще и в Poccии в особенности" (Месяцеслов, 1861) ; "О геогностическом горизонте и относительной древности каменного угля в подмосковном крае" ("Г. Ж. ", 1861, ? 2) ; "Der Peipussee und die obere Narova" (1864, в "Baer und Helm. Beitr. etc. ", в. 24) ; "Донецкий каменноугольный кряж и его будущность" ("Г. Ж. ", 1865, т. 1) ; "О геологических исследованиях на Урале в 1865 г. " (т. же, 1866, т. IV) ; "Das Vorkommen und die Entstehung der Riesenkessel in Finniand" (СПб. 1867) ; "Studien uber die Wanderblocke und die Diluvialgebilde Russlands" ("Mem. de l\'Acad. ", т. XIV и XXX) ; "Geologische und physico-geogr. Beobachtungen in Olonezer Bergrevier" ("Baer. und Helm. Beitr. etc. ", 1882) .

Б. II.

Гельсингфорс

(Helsingfors, Helsinki по-фински) - гл. гор. Вел. Княж. Финляндского и губернский город Нюландской губ., административный, научный и промышленный центр страны. Основан королем Густавом Вазой в 1550 г., у устья р. Ванды, в 6 в. от теперешнего Г.. На нынешнее место перенесен в первой половине XVII-го века. Развивался медленно и в XVIII в. много терпел от нападений русских войск. В 1712 г. часть русского флота обстреливала Г.; в 1713 г. он был занять русскими, причем шведы, отступая, зажгли город, который и сгорел почти до тла. В 1721 г. Г. снова перешел во власть шведов и возвратившимся жителям пришлось сначала жить в бараках, построенных русскими войсками. В 1741 г. русские войска снова заняли Г. и пробыли здесь два года. С этого времени шведское правительство стало деятельно заботиться об укреплении Г. На группе островов Варгшерен (Wargskaren) была построена крепость Свеаборг. Еще в половине XVIII ст. в Г. было лишь около 2 тыс. жителей и городские купцы имели только один корабль. В 1788 г. Г. временно был занять русскими войсками. Быстрое развитие Г. началось со времени присоединения Финляндии к России. В 1819 г. император Александр I сделал его столицей Финляндии, переведя сюда из Або резиденцию ген.-губерн. и сенат. Император Николай I перевел сюда, после абоского пожара, и университет. Г. лежит на южном конце полуострова, между заливом Кронбергсфьерден на В и залми Бредвикен и Хуплакс-викен на 3. Кронбергский залив, замыкаемый с юга группой о-вов, на которой построен Свеаборг, представляет превосходную обширную гавань, которая полуостровом Скаттудден подразделяется на две части: на северную и южную. В самой северной части залива лежит местечко С?рнес (Sornas) , куда проведена ветвь железной дороги и где суда могут удобно нагружаться и разгружаться. На зап. стороне Г. находится третья гавань его, Сандвиксгамн. Гавани снабжены гранитными набережными. Около южн. гавани лежит торговая площадь, служащая и рынком; здесь находится императорский дворец, с прекрасной тронной залой и несколькими картинами известных финляндских художников, а также гранатный монумент в память посещения Г. импер. Александрой Федоровной. Лучшая улица города - Эспланада, с памятником Рунебергу и театрами, шведским и финским (в Г. существует и русский театр) ; рыцарский дом, где во время сейма заседают дворянское сословие и духовенство; лютеранская церковь св. Николая, на довольно высокой скале, господствующей над городом ратуша (Radhuset) , где иногда во время сейма заседает сословие горожан; студенческий дом; здание сейма; Атенеум, где помещаются школы рисовальная и ремесленная; астрономическая обсерватория. На полуострове Скаттуден находится православная Успенская церковь, монетный двор, тюрьма. Всего в Г. 3 шведских и финских церкви, 2 православных, 1 католическая, 1 немецкая лютеранская, 1 еврейская синагога. Парки Кайсанифми и Ульрикасборгский (или Бруннспарк) , с многочисленными дачами и купальным заведением. Ботанический сад; построенный известной всему скандинавскому миру народной учительницей Алли Трюгг "Дом для народа", где помещаются ясли для грудных детей рабочих, детский сад, зал для народных чтений и концертов, библиотека для народа, прачечная и лавка потребительного товарищества. Жит. в Г., с Свеаборгом, около 65 тыс. (не считая русск, войск) . В 1881 г. около 55% населения говорило на шведском языке и около 36% на финском; остальные ж. - преимущественно русские (главным образом - военные и купцы) и немцы. Громадное большинство населения - протестанты. Из учебных заведений в Г., кроме Александровского унив, политехническая школа, состоящая из отделений инженерного, машиностроительного, архит., землемерного и хим. технологического; классический шведский нормальный лицей, классически финский лицей, шведский реальный лицей, несколько частных лицеев, шведская реальная школа; женских средних учебных заведений: казенных - 2 шведских и 2 финских, частных - 4 шведских, 1 финское и 1 шведско-нем.; морская школа, коммерческий инст., промышленная школа (шведско-финская) , ремесленная школа (тоже) ; народная и воскресные школы. Из русск, учебных заведений - Александровская классическая гимн., Мариинская женская гимн., народная школа и детский сад. Отделение финского библейского общества; финское научное общество, с мат. физ., естественноисторической и историко-филологической секциями и центральным метеорологическим учреждением; общество для изучения финской фауны и флоры; финское историческое общество; общество финляндской географии; финско-угорское общество; финское общество врачей; общество двенадцати (мед.) ; финское литературное общество; шведское литературное общество; общество просвещения народа; финское общество искусств, коллекции которого помещаются в Атенеуме; юридическое общество; педагогическое общество; общество для содействия ремеслам в Финляндии, с центральной школой; финское общество для сохранения памятников старины; финское общество лесоводства; географическое общество; тюремное общество; общество трезвости; финское миссионерное общество; финское издательское общество. Коллекция картин общества для содействия ремеслам; галерея Сигнеуса. Кредитных учреждений, кроме госуд. финляндского банка, в Г. семь, страховых - пять. Газеты: "Nya Pressen", "Dagbiad", "Finniand", "Unsi Suornetar", "Hufwudstadsbldet", журнал "Вальвойа" и два юмористических листка. Обширная больница, с которой соединены университетские клиники (расходы по ее содержанию в 1889 г. =469162 марки) ; русский военный госпиталь; морские купанья в Бруннспарке, Теле и Сандвикен; лечебница для душевнобольных, школа для слепых. Доходы г. в 1889 г. равнялись 2702989, расходы 2901549 м. : расходы по администрации и общественной безопасности составляли 478136 м., на учебные заведения 319834 м., по санитарной части 41027 м., по квартированию войск 248133 м., на содержание пожарной команды 65385 м., на содержание бедных 123316. Долг г. к 1889 г. 3169561 м. Г. снабжается водою из р. Ванды; в 6 в. от г. у водопада построены турбины, поднимающие воду в резервуары для фильтрования; отсюда по трубам она проводится на башню, построенную на высокой горе, около Г. и из ее по городу. В 1887 г. в Г. было 444 промышленных заведения, с 5205 рабочими и ценностью производства в 14880835 м.; в том числе 8 мех. (560 рабочих, ценность производства 1650000 м.) , 3 пивоваренных (300 рабочих, 1400000 м.) , сах. зав. в Теле (96 рабочих, 2300000 м.) , 6 табачных фбр. (370 рабочих, 1800000-м.) , 9 винок. и спиртовых зав., 2 асфальтовых, фаянсовая фбр., шпалерная, 7 типографий, 3 литографии и т. д. Близ г. фарфоровый завод (240 рабочих, 600000 м.) , несколько лесопилен, 2 пивоваренных завода и друг. Положение Г. весьма удобно для торговли, благодаря трем гаваням и ж. д., соединяющей его с СПб. и важнейшими гг. Финляндии; по ввозу он занимает первое место в Финляндии; ввоз находится преимущественно в руках русск. купцов. Главные предметы вывоза: дерево, масло, рыба, мнф. товары. Вывоз сильно возрос за последние года, благодаря проведению новых ж. д. Общая сумма торговых оборотов Г. около 40 миллионов марок в год; таможенные сборы в 1890 г. достигали 6200520 марок. Число прибывших судов в 1887 г. 1332, в 224457 peг. тонн; отошедших - 942, в 214811 peг. тонн. Н. Книпович.

Гемма

(дат. gemma; греч. liJoV) - кусок какого-либо так назыв. твердого камня, полированный, с вырезанною на нем надписью или художественным изображением. Произведения этого рода можно разделить на две категории: в одних, изображение представляется углубленным, как в общеупотребительных печатях; в других оно выступает над поверхностью камня в виде более или менее значительного рельефа. Г. первой категории присвоено ит. название интальи (intagli, по-лат. gemmae exculptae, по-греч. anaglija) ; вторые называются камеями (carmei, g. caelatae, entupa) .

Искусство резьбы на твердых каменьях, или глиптика, составляющее особую отрасль скульптуры, было известно еще глубокой древности, и его технические приемы были исстари почти те же самые, что и в настоящее время, а именно, заключались в том, что резчик, соображаясь с предварительно вылепленною из воска моделью, воспроизводил на камне ее изображение помощью стальных резцов и быстро вращающихся острых инструментов, напилков и колесиков. Для интальи, которые обыкновенно играли роль печатей, употреблялись преимущественно сердолик и красноватый халцедон. Камеи служили, главным образом, принадлежностью женских уборов - вставлялись в перстни, носились в качестве амулетов, медальонов, аграфов, брошек, составляли своим соединением ожерелья и т. п.; для них предпочтительно брался оникс или разноцветно-слоистый агат, при чем художник нередко пользовался этою разноцветностью для достижения не только скульптурного, но и живописного эффекта, вырезывая рельеф, напр., в белом верхнем слое камня и делая темный нижний слой фоном; иногда природа камня позволяла художнику придавать работе еще большую живописность, напр., на белом изображении, рисующемся на темном фоне, оставлять в известных местах куски самого верхнего, рыжеватого или красноватого слоя. Кроме вышеупомянутых каменьев, употреблялись для гемм и другие: яшма, аметист, топаз, рубин, лапислазури в т. д. Наконец, материалом служили подкрашенные, менее твердые камни и стекло (последнее, вследствие легкости его отливки в форму, распространило множество подделок под интальи и камеи) , а в новейшую пору стали также служить некоторые морские раковины.

Возникновение глиптики относится к незапамятным временам, как о том свидетельствуют резные каменья, дошедшие до нас в большом количестве от древних египтян (скарабеи) , халдеев (вавилонские и ассирийские амулеты и цилиндрические печати) , финикиян и индийцев. Что это искусство было знакомо Греции еще в героическую эпоху ее истории, доказывается микенскими находками Шлимана. Производство Г. усилилось у греков после мидийских войн и достигло высшего своего развития в век диадохов. Художники Эллады сначала ограничивались исполнением интальи, дальние которых не шел даже знаменитейший из резчиков IV в. до Р. Хр., Пирготель, которому предоставлено было исключительное право гравировать портреты Александра Македонского. Но столь простое искусство перестало удовлетворять роскошных преемников всемирного завоевателя, и это привело к изобретению и распространены камеев. Знакомство с геммами, будучи заимствовано римлянами от этрусков, усилилось у первых после участившихся сношений их с Грецией. Вкус к этим изящным изделиям распространился в Риме, особенно в конце республиканской эпохи и при первых императорах; но художники, занимавшиеся тогда глиптикой, были по большей части не туземные мастера, а греки. Из них более других прославился Диоскорид, работавший во времена Августа. Среди многочисленных античных Г., сохранившихся до наших дней, самыми замечательными по своей величине и художественному достоинству считаются: 1) так назыв. "Мальмезонский камей" или "камей Гонзага", хранящийся в Имп. Эрмитаже, в СПб. (оникс, вышиной в 0, 15 м., представляющий грудные портреты Птоломея Филадельфа в его сестры и жены, Арсинои; 2) "Августовская Г. ", в имп. венском собрании древностей (сардоникс, с изображением обоготворенного Августа, восседающего на троне, рядом с богинею Ромой; 3) "Тиверианский камей", в парижском кабинете резных каменьев (агат, выш. в 0, 32 м., с изображением в 20 фигурах семейства Августа и побежденных им народов) и 4) "Брауншвейгский агат", в тамошнем музее (по-видимому, сцены таинств Диониса и Диметры, в 12 фигурах на 3 полях) .

С упадком античной цивилизации, для глиптики, точно также, как и для прочих отраслей искусства, наступил продолжительный период застоя. Хотя Византия и продолжала производить Г., служившие преимущественно печатями или шедшие на украшение священных сосудов и разных предметов церковной утвари, однако достоинство их сильно понизилось; на Западе же для подобных целей пользовались во все продолжение Средних веков, либо античными резными каменьями, либо византийскими продуктами и грубыми изделиями туземных мастеров. Эпоха возрождения вызвала замершее искусство снова к жизни и возвратила ему, вместе с античным характером, почти античное совершенство. Художникам этой эпохи приходилось, однако, гравировать на своих геммах не столько мифологические и аллегорические сюжеты, господствовавшие в греко-римской глиптике, сколько портреты современных лиц. С тех пор резьба на твердых каменьях не переставала развиваться далее следуя, в своем движении, за историческим ходом прочих отраслей искусства. Родоначальниками новейшей глиптики можно считать итальянцев Витторио Пизано (1368 - 1448) и знаменитого ваятеля Донателло (1383 - 1466) . Продолжателями их направления явились, в XVI ст., между артистами Италии, П. М. Да-Пешиа (процветавший в 1513 - 1521 г.) , М. Дель-Нассаро (умер 1547) , Дж. Бернарди ди-Кастель-Болонезе (1495 - 1555) и многие другие таланты, отлично усвоившие себе античное направление и оживлявшие его непосредственным изучением природы. Во Франции в эту же пору прославился в особенности Ж. де-Фонтене, прозванн. Кольдоре. Наступившее в XVII в. господство стиля барокко причинило в глиптике сравнительный застой, из которого, впрочем, она выступила в следующем столетии на широкую дорогу, благодаря, с одной стороны, возбудившемуся снова уважению к принципам античного искусства, а с другой распространившейся среди богатых и знатных людей охоте составлять коллекции резных камней (дактилеотеки) . Значительнейшие резчики Г. в XVIII ст. были итальянцы Ант. Пихлер (1697 - 1779) и его высоко даровитый сын Джованни (1734 - 1791) , нюренбержец и. Х. Дорш (1676- 1732) , шваб и. А. Наттер (1705 - 1762) , трудившийся в разных местах Европы и, под конец своей жизни, в Петербурге, саксонец Г. В. Теттельбах (1750 - 1813) , англичанин Н. Маршант (1755 - 1793) , лучший из всех мастеров новейшего времени после Дж. Пихлера, француз Ж. Гюе (1715 1793) , его ученик Ж. М. Симон (1749 - 1834) и К. Л. Лебрехт (1749 1827) , главный медальер спб. монетного двора, руководитель имп. Марии Феодоровны в ее любительских занятиях медальерным делом. В XIX ст., вследствие почти совершенного отсутствия требований на вполне артистические произведения этого рода, резьба на твердых каменьях мало-помалу утрачивала свое достоинство и под конец обратилась в полуфабричное производство; тем не менее, в начале этого столетия можно указать на нескольких превосходных мастеров по ее части, из числа которых наиболее выдаются Дж. Джирометти (1780 - 1851) , работавший в Риме, Червара (там же) , Берини (в Милане) . Дж. Каландрелли (в Берлине) и профессор тамошней академии худож. и. К. Фишер (1802 - 1862) . В настоящее время, во многих пунктах Европы и Америки имеются более или менее замечательные собрания как античных, так и новейших гемм, составляющие достояние правительств, или принадлежащие частным лицам. Самые богатые из государственных коллекций находятся в Риме, Неаполя, Вене и Париже, Лондоне, Петербурге (Эрмитаж) и Берлине. Ближайшее знакомство с техникою и историей резьбы на твердых каменьях можно почерпнуть из сочинений: J. Frischholz, "Lehrbuch der Steinschneidekunst" (Мюнхеа, 1820) ; К. Е. Kluge, "Handbuch der Edelsteinkunde" (Лейпц., 1860) , и Bucher, "Geschichte der technischen Kunste", Штутгардт, 1875; статья Г. Роллетта - "Glyptik") . А. Сомов.

Геморрой

(Haemorrhois. Phlebectasia haemorrhoidalis) - болезненное расширение вен заднего прохода и прямой кишки, особенно подслизистой и подкожной рыхлой клетчатки; такому расширению обыкновенно сопутствует катарр слизистой оболочки кишки. Расширение бывает сплошным или чаще в виде отдельных узлов (varices) ; узлы располагаются обыкновенно кольцом внутри кишки или снаружи отверстия заднего прохода ("внутренний" или "наружный" Г.) , нередки сочетания наружновнутренних шишек. В старину особенно резко разделяли Г. на "открытый и закрытый", смотря потому, сопровождается он кровотечением или нет. Обильное сплетение вен в нижней части прямой кишки и вокруг заднепроходного отверстия по анатомическому устройству представляется предрасположенным к застою крови вследствие отсутствия заслонок в геморроидальной вене и потому, что оно составляет посредствующее звено между обшей венозной системой и системой воротной вены, находясь под большим влиянием последней; малейшие колебания и затруднения кровообращения в последней передаются геморроидальным венам. Слизистая рыхлая оболочка кишки представляет также очень благоприятную среду для расширения вен. В этиологии Г. играет также роль общее наследственное предрасположение. Ближайшими причинами Г. служат: замедление кровообращения в системе venae portae; различные условия, затрудняющие движение крови непосредственно в венах прямой кишки, напр. привычные запоры, давление брюшных внутренностей, беременной матки, катарр подслизистой ткани прямой кишки, хроническое воспаление, вялость слизистой оболочки толстой кишки и др. Сидячий образ жизни, особенно у людей тучных, полнокровных, часто ведет к Г. Также способствуют Г. продолжительное употребление проносных, слабительных средств, злоупотребление спиртными напитками, езда верхом и т. п. Обыкновенно Г. наблюдается в среднем возрасте.

Болезненные проявления Г. различны при наружных и внутренних шишках. Наружные Г. шишки располагаются ниже заднего прохода, покрыты кожей, сперва имеют вид складок, а затем шарообразных опухолей, мягких или твердых, смотря по наполнению кровью. Наружные геморроидальные шишки небольшой величины не вызывают ничего кроме зуда; шишки значительной величины затрудняют дефекацию, вызывают постоянное неприятное ощущение внизу живота, в промежности. Воспаляясь или подвергаясь какому-либо раздражению, шишки вызывают сильные страдания: резкую или тупую боль в прямой кишке, затрудняющую движения. Внутренние шишки бывают или "продолговатые", или "шарообразные"; последние преимущественно кровоточат. Шишки или сидят на широком основании, или на длинной ножке; слизистая оболочка иногда изъязвляется, и тогда шишка особенно сидящая на ножке, принимает зернистый вид, похожа на ягоду, вишню или сливу, с которой снята кожица. Внутренние шишки вызывают чувство зуда; жара, покалывания в прямой кишке и общие тягостные ощущения, выражающиеся чувством тяжести в животе, в спине, болью в крестце, расстройством сердечной деятельности. Кровотечение из кишок бывает или незначительно, или очень обильно и продолжительно и может вызвать малокровия всего организма и повести к смерти. Отделение крови у некоторых лиц бывает периодическое: раз в 1, 2, 3 и т. д. месяцев; вытекающая кровь светло-алая. Внутренние шишки, раздражая слизистую оболочку кишок, вызывают усиленное отделение ее секрета, который вытекает из кишки самостоятельно или во время дефекации в виде прозрачной слизи, или с примесью гноя при развившемся уже воспалении. Внутренние шишки могут выходить наружу и захватываться и сдавливаться сфинктером заднего прохода, что чрезвычайно болезненно и ведет иногда к тяжелым последствиям, к обширному воспалению, иногда омертвению и т. д. если вовремя не предпринято лечение. Г. часто осложняется другими болезнями прямой кишки: Лечение Г. должно прежде всего быть направлено на устранение основных причин, вызывающих застой крови в геморроид. венах, и затем уже на местное пособие. Наибольшую пользу оказывает тонический и диэтетический способ лечения, регулирование деятельности кишечника путем слабительных, питья минеральных вод и т. п.; также рекомендуются: гимнастика, прогулки, массаж, лечение виноградом, сывороткой. Местное лечение состоит главн. образ, в применении успокаивающих боли (опий) и вяжущих веществ (полуторохлористое железо) ; рекомендуется ежедневно утром и вечером геморроидальн. шишки вытирать губкою, смоченною в холодной воде. При воспалении шишек - пиявки вокруг опухоли, больной укладывается в постель, компрессы и т. д. При изъязвлении шишек специальное лечение, надлежащая дезинфекция; при абсцессах - вскрытие нарывов, выведете гноя я т. д. При развитии болезни прибегают к хирургическому лечению: шишки вырезывают, перевязывают лигатурами, отжигают применением каустических средств, каленого железа, гальванокаустики, аппарата Пакелена. А. Л - ий.

Гендель

(Георг-Фридрих Haendel) - знаменитый германский композитор, проведший почти всю свою жизнь в Англии (1684 - 1759) . Музыкальные способности Г. проявились весьма рано, несмотря на все препятствия со стороны отца. Восьмилетним мальчиком он уже хорошо играл самоучкой на органе; десяти лет писал мотеты, которые исполнялись в церкви города Галле. В 1703 г. Г. отправился в Гамбург, который славился своею оперою, и поступил в оркестр. В Гамбурге Г. написал множество самых разнообразных композиций, в том числе две оперы, "Адмира" и "Нерон", имевшие успех. В 1707 г. переселился в Италию, где прожил до конца 1710 г.; из написанных здесь сочинений, громадный успех имела опера "Агриппина". В Лондоне, где Г. достиг апогея своей славы, он написал многочисленные оперы, оратории и др. соч. Наибольший успех имела его опера "Badamisto", поставленная в 1720 г. С 1740 г. Г. писал исключительно оратории. Из них лучшие - "Мессия", "Израиль в Египте" и "Эсеир". Г. написал свыше 50 опер, 23 оратории, множество композиций духовной и камерной музыка, сочинения для клавесина и органа. Главный источник для биографии Г. : Malbeson, "Georg Friedrich Handels Lebensbeschreibung, nebst einern Verzeichnisse seiner Ausubnngswerke und deren Beurtheilung etc. " (Гамбург, 1761) .

M. П.

Восемнадцатое столетие в истории музыки особенно замечательно двумя необычайно одаренными композиторами: Г. и Бахом. Оба они довели свободный контрапункт до высшей степени развития. Эпоху Г. и Баха следует считать временем развития полифонии. Хотя оба композитора были великими контрапунктистами, но между ними существует разница в направлении. Бах более идеально, более глубоко смотрел на полифоническое сочинение. Сложная полифоническая ткань у Баха не прерывается до самого конца его сочинений, которые требуют от слушателя большого внимания. Г. не держался исключительно контрапунктического стиля. Начиная свое сочинение полифонически, с удивительным искусством сплетая голоса, он вскоре переходил к гомофонии, к простым гармоническим сочетаниям, имея в виду не утомлять слушателя, не держать его долго в напряженном состоянии. Вот почему произведения Г. пользовались гораздо большей популярностью, чем произведения его современника, Баха. Хотя Г. очень много писал для сцены, но его дарование отличалось более лиризмом, чем драматизмом. Бах, писавший для эстрады, выказал гораздо больший драматически глубокий талант, в особенности в оратории "Страдания Христа". Н. Соловьев.

Генеалогия

(греч.) - систематическое собрание сведений о происхождении, преемстве и родстве родов и фамилий. Известная уже многим народам древнего мира, Г. лишь с конца Средних веков принимает точные формы. Сильный толчок в этом направлении дали ей рыцарские ордена. У древних Г. состояла обыкновенно лишь в перечислении отцов, от предка до того лица, для которого выводилось родословие; крайне редко к именам отцов присоединяли имена их жен и еще некоторые краткие сведения. Когда же образовались рыцарские ордена, и от поступающего в них потребовались доказательства дворянского происхождения, то генеал. сведения начали принимать условную форму, получившую название генеалогического дерева (древа) . Г. древо составлялось таким образом: рисовали дерево, на стволе которого у корня помещали герб лица вступавшего в орден; ствол делился на две главные ветви, на которых помещали: на правой герб отца, а на левой герб матери. Каждая из главных ветвей снова делилась на две меньшие ветви, на которых помещались гербы деда и бабки с отцовской и материнской стороны и т. д. Обыкновенно для вступления в орден требовалось восемь гербов (8 quartiers) с каждой стороны (считая и герб вступавшего) , реже - 16. Подобные же доказательства дворянства требовались впоследствии для принятия молодых девушек на воспитание в монастыри и т. п. В XVII в. требовались, как документы, подтверждающие Г. древо, брачный договор и духовное завещание предков каждого колена. Мало-помалу к изображениям гербов стали прибавлять сведения о рождении, смерти, браке и т. п., а затем начали уменьшать изображение герба. и даже совсем не помещать его, заменяя разными сведениями. Таким образом Г. древо обратилось в ряд имен и получило название генеалогической таблицы. Вскоре порядок составления таблицы изменился: вместо того, чтобы начинать его снизу, т. е. с лица, для которого она составлялась, стали писать вверху таблицы родоначальника или старшего предка, от которого и вели роспись. Так как женскую линию проследить было чрезвычайно трудно, то при составлении таблиц стали помещать лишь лиц принадлежащих к данному роду или фамилии. Дети в таблице соединяются с родителями прямою чертою, а между собою - скобкою. Справа всех мужских имен помещается кружок, а женских - квадрат (в западноевропейских генеалогиях иногда встречаются и другие условные знаки) . Табличный способ, удобный по своей наглядности, занимает очень много места, и кроме того сведения о каждом лице могут быть лишь чрезвычайно краткими. Поэтому теперь обыкновенно означают каждое лицо номером, начиная с родоначальника. Значение Г. заключается в тех услугах, который она иногда оказывает истории. Многие генеалоги были, однако, вовлечены в грубые, а часто и в умышленные ошибки, желанием разных лиц считаться потомками знаменитых и славных предков. Родословия, особенно в конце XVII-го, XVIII-м и в начале ХIХ-го ст., часто составлялись без всяких документальных данных, на основания спорных или ложных преданий. Лишь в последнее время Г. начинает малопомалу отбрасывать все недостоверное, хотя бы и правдоподобное. Во Франции, где Г. впервые появилась в Средние века, она дала целый ряд деятелей: Гозье, СенМарт, Дю-Шене, Шиффле, Лабурер. Мальи, Женульяк; в последнее время Г. получила большое развитие и в Германии (Эртель, Гопфель, Фойгтель, Гебгард и др.) . У нас лишь за последнее время генеалогия получила некоторое развитие, и в настоящее время имеется целый ряд работ русских генеалогов: Барсукова, Бранденбурга, Руммеля, Селифонтова, Петрова, Милорадовича и др. П. ф.-Винклер.

Генерал-бас

(Pundamentum, Bassas continuns - лат., Fondamento, Basso continao - итал., Basse fondamentale, Basse chiffree - французск., Bezifferter Bass - нем.)- цифрованный бас, обозначает нижний голос музыкальной пьесы, над или под нотами которого ставятся цифры, обозначающие интервалы, на которые отстоят ноты верхних голосов от лежащих под ними нот нижнего голоса. По мере того, как меняются интервалы между верхним и нижним голосами, меняются и цифры. Цифры под басом, заменяющие ноты, долженствующие находиться над ним, требуют меньше времени для письма и, по своей условности, занимают гораздо меньшее место. Этот сокращенный способ письма в особенности пригоден для быстрого набрасывания сочинения в эскизе. Нота с нулем обозначаете ноту без аккорда, нота без всякого знака - необращенное трезвучие, цифра 6 в генерал-басе обозначает секст-аккорд (первое обращение трезвучия) , 4/6 - кварт-секст-аккорд (второе обращение трезвучия) , 7 - необращенный септ-аккорд, 5/6 - первое его обращение, 3/4 - второе обращение, 2- третье обращение, 9 - необращенный нон-аккорд, 6/7 - его первое обращение, 4/5 - второе обращение, 2/3 - третье обращение. Цифра с хроматическим знаком перед ней обозначает случайный знак, поставленный у верхней ноты интервала. Хроматический знак без цифры обозначает хроматически измененную терцию. Изобретение Г.-баса относится к началу XVII ст. г приписывается Людовику Виадана. Игра по данному басу, по мнению историка Кизеветтера, была известна даже в конце XVI ст. В прошлых столетиях Г.-бас считался наукою и был синонимом науки о гармонии. Многие сочинения не выписывались полностью, а заключали мелодию и цифрованный бас, по которому играющий должен был подыскивать гармонизацию. Так в особенности писался речитатив. В XVIII ст. и начале XIX ст. в Г.-басе обозначались все детали сочинения, при чем, разумеется, он потерял свою практическую цель, требуя много места и времени для письма. На Г.-бас следует смотреть как на стенографию. Называть Г.-бас наукой о гармонии настолько же странно, насколько странно называть стенографию грамматикой. О Г. басе писали Филипп-Эмануил Бах, Тюрк, Готфрид Вебер, Ложье и мн. др. Н. Соловьев.

Генерал-губернатор

. - В действующих русских законах так называется должностное лицо, которому вверяется главное заведование одною или несколькими губерниями. Общий ход истории Г.-губернаторской должности в России. В настоящее время в Империи имеются следующие генерал-губернаторства: Московское, Киевское, Виленское, Варшавское, Иркутское, Приамурское, Туркестанское и Степное. В Великом Княжестве Финляндском есть особый Г.-губернатор, действующий по законам Финляндии. В 1853 году (П. С. 3. ? 27293) издана общая инструкция Г.губернаторам, которая сохраняет силу и в настоящее время. По смыслу этой инструкции Г.-губерн. есть блюститель неприкосновенности верховных прав Самодержавия, пользы государства и точного исполнения законов и распоряжений высшего правительства по всем частям управления во вверенном ему крае. Он преследует всеми зависящими от него средствами излишнюю роскошь, расточительность, беспутство, мотовство. При чрезвычайных бедствиях народных он вникает со всею подробностью в нужды пострадавших, для немедленного облегчения их положения. Он наблюдает, чтобы дворяне вели жизнь приличную их происхождению и служили примером прочим сословиям; чтобы юношество получало воспитание в правилах чистой веры, доброй нравственности и в чувствах преданности к престолу и отечеству; чтобы молодые дворяне не находились во вредной праздности; чтобы каждый во всех сословиях снискивал себе пропитание трудом честным и полезным. Он пользуется всяким случаем для указания истинных и прямых способов к развитию и улучшению сельского хозяйства; он не оставляет без внимания фабричную, заводскую и ремесленную промышленность, направляя ее к предметам необходимых нужд и потребностей и к выгодам как производителей, так и потребителей. Он прилагает попечение к правильной разработке и пользованию естественными богатствами природы, без напрасного и несвоевременного их истощения. Он должен поощрять все частные общеполезные предприятия торговые и промышленные; вредные во всех отношениях для государства действия монополистов преследуются им со всею строгостью. Все эти правила и другие, им аналогичные, имеют, очевидно, скорее характер наставлений, чем обязательного предписания. Начальник губернии (т. е. губернатор) и все прочие места и лица, составляющие губернское управление, исполняют все законные требования, предложения и предписания Г.-губернатора. В местностях, в которых введены в действие судебные уставы императора Александра II, в делах судебных Г.-губернатор вообще участия не принимает; в остальных же местностях по всем делам, подлежащим рассмотрению и решению судебных мест прежнего устройства, он руководствуется правилом, что он не судья, но только блюститель правосудия и установленного порядка. Посему он отнюдь не вмешивается в обсуждение дела, когда по закону к тому не уполномочен. Никакая новая мера или особое распоряжение, относящееся до благоустройства, общей пользы и казенного интереса в крае, не предпринимается иначе, как по предварительном истребовании соображений и заключений Г.-губернатора. Распоряжения министров и главноуправляющих по всем вообще предметам губернского управления передаются к исполнению в губернии не иначе как через Г.-губернатора. Имея право представлять непосредственно на Высочайшее усмотрение о всем, что признает нужным и необходимым, Г.-губернатор обязан пользоваться этим правом с должною осмотрительностью, делая представления только о делах особенной важности и в чрезвычайных случаях. Г.-губернаторы определяются по непосредственному избранию и особому личному к ним доверию Его Императорского Величества. По Высочайше утвержденному положению комитета министров 1876 г. июля 13 (56203) , Г.губернаторы получили право издавать обязательные постановления, в видах правильного и успешного исполнения, сообразно с местными условиями, узаконений об общественном благочинии, порядке и безопасности. Они имеют право изменять и отменять подобные постановления, изданные подчиненными им губернаторами. Высочайший указ 5 апреля 1879 г., учреждая несколько должностей временных Г.губернаторов (в Петербурге, Харькове, Одессе) , предоставил как им, так и постоянным Г.-губернаторам обширные, чрезвычайные права, точнее определенные законом 14 августа 1881 г. (т. XIV, Уст. Пред. Пресеч. Преступ., изд. 1890 г. ст. 1. прим. 2 прил. 1) . На основании этого закона, в местностях, подведомственных Г.-губернаторам, последним, с утверждения министра внутренних дел, принадлежит право первоначального объявления какой-либо местности в положении усиленной охраны, после чего Г.-губернаторам предоставляется воспрещать всякие народные общественные и даже частные собрания; делать распоряжения о закрыли всяких вообще торговых и промышленных заведений; воспрещать отдельным личностям пребывание в данной местности; передавать на рассмотрение военного суда отдельные дела о преступлениях, общими уголовными законами предусмотренных; требовать рассмотрения при закрытых дверях всех тех судебных дел, публичное рассмотрение которых может послужить поводом к возбуждению умов и нарушению порядка; требовать рассмотрения дел о государственных преступлениях в том же порядке или с особыми, сверх того, ограничениями. Утверждение всех приговоров военного суда принадлежит Г.губернатору. Все означенные правила сохраняют свою силу и в том случае, когда местности, вверенные Г.-губернатору, будут объявлены, особым Высочайше утвержденным положением комитета министров, на положение чрезвычайной охраны. По закону 18 июня 1892 г., при объявлении какой-либо губернии, области, уезда, округа или отдельных населенных мест, входящих в районы театра военных действий и имеющих особо важное значение для интересов государственных или специально военных, состоящими на военном положении, высшее направление действий по охранению государственного порядка и общественного спокойствия переходит к главнокомандующему и командующим армиями. В районе действий армии командующему ею подчиняется местный Г.-губернатор или лицо, которому присваиваются права последнего. В местностях, состоящих на военном положении, права и обязанности по охранению государственного порядка и общественной безопасности возлагаются на местного Г.-губернатора (или главноначальствующего) , который имеет право: издавать обязательные постановления по предметам, относящимся к предупреждению нарушения общественного порядка и государственной безопасности; устанавливать за нарушение таковых обязательных постановлений взыскания, не превышающие штрафа до трех тысяч рублей или заключения в тюрьме или крепости до трех месяцев, передавать на рассмотрение военного суда отдельные дела о всяких преступлениях, общими уголовными законами предусмотренных; исключать из общей подсудности целые категории дел об известного рода преступлениях и проступках; окончательно утверждать приговоры военных судов по вышеозначенным делам. Равным образом Г.губернатор имеет право воспрещать всякие собрания; закрывать всякие вообще торговые и промышленные заведения; закрывать и приостанавливать очередные собрания сословных, городских и земских учреждений; закрывать учебные заведения на срок до одного месяца; приостанавливать периодические издания на все время объявленного военного положения; воспрещать отдельным лицам пребывание в местностях, объявленных на военном положении; высылать из этих мест отдельных лиц во внутренние губернии, о учреждением над ними полицейского надзора; налагать секвестр на недвижимые и арест на движимые имущества и доходы с них, когда путем распоряжения такими имуществами или доходами владельцем достигаются преступные цели; устранять от должности, на время объявленного военного положения, чиновников всех ведомств, не занимающих должностей первых трех классов, а также лиц, служащих по выборам в сословных, городских и земских учреждениях. До последнего времени ответственность Г.-губернатора точно была определена только для Сибири. 9 марта 1892 г. постановлено распространить на Г.губернаторов правила об ответственности членов государственного совета и министров, Высочайше утвержденные 15 февраля 1889 г. Ср. Градовский, "Русское государственное право" (т. III, 1883) ; его же, "Политика, История, Администрация" (стр. 415 - 450, исторический очерк учреждений Г.-губернаторов в России) .

Генрих IV

, король франц. (царств. 1589 - 1610) - третий сын Антона Бурбонского и Иоанны д\'Альбре (Jeanne d\'Albret) , дочери и наследницы короля наваррского и беарнского, род. 14 декабря 1553 г. в замке По. Наследник наваррский по своей матери, Г. был первый принц крови французского королевского дома по отцу своему, потомку графа Клермонтского. Он рос на воле, при хороших физических условиях, окруженный опытными воспитателями. Мать его, строгая кальвинистка, воспитывала его в духе своей религии. Он знал латинских классиков, немного был знаком с греческими языком, читал Плутарха, но во французском переводе Амио; во всяком случае образование его было скорее выше, чем ниже уровня, свойственного тогдашнему высшему обществу. Его отец умер еще в 1562 г., но вождем гугенотов Г. был признан только после смерти Конде (1569) . В это же время он появился впервые на поле битвы. После С.-Жерменского перемирия, временно положившего конец религиозной войне, французский двор предложил Г. вступить в брак с сестрой короля Маргаритой Валуа, на что он и согласился, в знак полного примирения с католиками. Мать Г. умерла 9 июня 1572 г., вероятно от яда. Г. принял титул короля наваррского и обвенчался с Маргаритой 18 авг. того же года. Шесть дней спустя над гугенотами разразилась Варфоломеевская ночь. Г. был пощажен, но должен был принять католицизм и остался пленником при дворе. Три года, проведенные в отравленной атмосфере двора последних Валуа и Екатерины Медичи, наложили на Г. неизгладимую печать, развив все чувственные его наклонности, но не могли уничтожить лучших сторон его натуры. В февр. 1576 г. ему удалось бежать из Парижа. Вновь приняв протестантизм, он опять стал во главе гугенотов. В последующих междоусобных войнах он играл выдающуюся роль и способствовал заключению мира 1580 г. Предприимчивый, бесстрашный, веселый, он приобрел любовь своих приверженцев. После смерти герцога Анжуйского (1584) Г., как ближайший к престолу принц крови, заявил свои притязания на наследство после бездетного Г. III; но права его признали только города южной Франции и часть армии. Лига, по наущению Генриха Гиза, объявила наследником престола старого и слабого кардинала Бурбонского; война возгорелась вновь: Г., отлученный папою от церкви, победил католическое войско, 20 окт. 1587 г., при Кутра. После убийства герцога Гиза (1588) , король, давно уже тяготившийся зависимостью от Лиги, открыто вступил в союз с Г. и вместе с ним осадил Париж, под стенами которого и был убит. Г. стал тогда королем; но положение его было крайне затруднительно. За него, кроме гугенотов, была средняя napтия - так наз. "политики"; но на стороне Лиги была могущественная поддержка Испании, на стороне ее был Париж, осаду которого Г. вынужден был снять и возобновил только после двукратной победы над полководцем Лиги, герцогом Майенским, при Арке в при Иври (1590) . Появление испанцев, под предводительством Фарнезе, вновь заставило его отступить. Борьба продолжалась несколько лет, не приводя ни к чему решительному. В уме Г. созревала мысль, что только переход в католицизм доставить ему обладание Францией. В июле 1593 г. он совершил, по его собственному выражению, опасный скачек (ie saut perilleux) , едва ли стоивший ему больших нравственных терзаний, в виду несомненной наклонности его к религиозному индифферентизму. Рассчет оказался верным; одна провинция за другою становилась на его сторону; в февр. 1594 г, он короновался в Шартре, а 22 марта того же года вступил в Париж. Папа снял с него отлучение, лига покорилась ему в 1596 г., а в 1598 был заключен мир с Испанией. Гугенотам Г. даровал, Нантским эдиктом (1598) , значительные права. Они не были удовлетворены этим эдиктом, но протесты против него со стороны католиков, церкви и университета показывают, что Г. сделал все возможное при тогдашнем настроении умов. Разводясь с первой женой, Г. женился на Марии Медичи (1600) . Помимо короткой войны с Савойей из-за Салуццо, заговора Бирона и восстания герцога Бульонского, царствование Г., после 1598 г., было спокойно и он мог посвятить себя работе на пользу потрясенной страны. К поднятию ее благосостояния были направлены преобразования в области финансового управления, администрации и законодательства. Г. строил каналы и дороги, покровительствовал земледелию, торговле и промышленности и положил начало французским колониям в Америке. Во всем этом главным сотрудником его был Сюлли. К заслугам Г. перед Францией следует отнести также ослабление испанского влияния и борьбу против остатков феодализма. Но ему справедливо ставят в вину неблагодарность по отношению к тем, кто всем для него пожертвовал, и его расточительность в частной жизни, тогда как народ, разоренный междоусобными войнами, умирал от нищеты и от голода, Его нежная любовь к народу - предание позднейшего времени; популярность его при жизни была несравненно меньше, чем после смерти. Легенда приписала ему стремления и чувства, которые на самом деле были ему совершенно чужды. Он подготовил торжество абсолютизма, стесняя свободу печати, ограничивая независимость парламента и университета, отменяя права общин; его любовницы (Габриель д\'Эстре, Генриетта д\'Антрег) и незаконный дети играли большую роль в его жизни. В мемуарах Сюлли Г. приписывается проект "Христианской республики", т. е. европейской федерации, которая, при полной веротерпимости, имела бы целью уничтожение власти Габсбургов и изгнание турок из Европы. Хотя проект этот считается легендарным, Г. на самом деле имел намерение подорвать могущество Габсбургского дома образованием союза неприязненных ему государств. Поводом к войне должен был послужить спор из-за Юлих-Клевского наследства, в котором Г., вместе с немецкой протестантской унией, принял сторону врагов Австрии. Все было готово к походу, когда Г., 14 мая 1610 г., погиб под кинжалом Равальяка. Сообщников своих убийца не выдал; по мнению многих у него их и не было; но выгодным убийство Г., без сомнения, было для фанатиков католицизма. Отсюда подозрение, тогда же павшее на иезуитов. Ср. Poirson, "Histoire de Н. IV" (1866) ; Guadet, "Н. IV, sa vie, son oeuvre, ses ecrits" (1879) ; De la BarreDuparcq, "Histoire de H. IV" (1884) ; Rambault, "H. IV et son oeuvre" (1884) .

Генрих VIII

(1491 - 1547) - английский король, сын Генриха VII, наследовавший отцу за смертью старшего брата, Артура. В качестве младшего сына, Г. воспитывался для церкви и получил весьма разностороннее образование. В 1509 году он вступил на престол и женился на вдове своего брата Екатерине Арагонской дочери Фердинанда и Изабеллы. Царствование Г. распадается на два периода, разделенные вопросом о разводе. События первого периода, когда правой рукой короля был кардинал Вольсей связаны главн. образ, с войнами. Г. присоединился к своим родственникам Фердинанду испанскому и импер. Максимилиану в их лиге против Франции. Хотя Г. принял личное участие в кампании во Францию в 1513 г. и выиграл легкую "битву шпор" (близь Гюнегата) , а его генерал Сэррей одержал над шотландцами великую победу при Флоддене, тем не менее война не привела к существенным результатам, и в 1514 г. Г. заключил мир с Францией. С Франциском и, как и с Карлом V, Г. на первых порах был в самых лучших отношениях, но его прельщала химера завоевания Франции, и он принял сторону Карла. В кампанию 1523 г. англичане подступили к Парижу на расстоянии одиннадцати миль, но война не привела к прочным результатам. Народ стал тяготиться тяжелыми налогами и грозил восстанием. После битвы при Павии (1525) Г., в интересах европейского равновесия, изменил традициям английской политики и заключил союз с Францией. Любовь к Анне Болейн и желание иметь наследника престола побудили Г. искать развода с Екатериной Арагонской. В 1527 г. дело это было впервые формально представлено на рассмотрение папы. Под сильным давлением племянника, Екатерины, Карла V, папа отказался дать решительный ответ и передал дело Вольсею и кардиналу Кампеджио. Кампеджио постарался еще более затормозить его, пока оно опять не было потребовано в Рим (1529) . Г. стал принимать более решительные меры. От папы он апеллировал к университетам. Вольсей был отставлен; на него взвалили всю вину неудачи. В том же 1529 г. был созван парламент и заседал без перерыва по 1536 г. В первый же год он уменьшил плату за утверждено завещаний и за погребение, требуемую церковью, запретил духовенству светские занятия, отнял у духовных лиц право занимать одновременно по несколько приходов и запретил им абсентеизм. В 1531 году духовенство подверглось обвинениям, от которых откупилось уплатой 118000 фунтов и признанием короля верховным главою церкви. В 1532 г. злоупотребления так называемым benefii of clergy - т. е. правом клириков в уголовных делах не подлежать светскому суду - были устранены, аннаты уничтожены, а конвокация отказалась от своей независимой законодательной власти. В следующем году Г. женился на Анне Болейн. Папа стал грозить ему отлучением, после чего был издан "Акт об апелляциях" (Act of appeals) , воспрещавший апелляции от английских церковных судов к Риму, а примас Кранмер объявил брак Г. и Екатерины недействительным. В следующем 1534 г. власть папы в Англии была уничтожена, и "Актом о верховенстве" (Act of Supremacy) Г. был объявлен верховным главою английской церкви. Бывший канцлер Томас Мор и епископ Фишер за отказ признать этот акт были казнены (1535) . В 1536 году были составлены первые десять статей нового исповедания и был издан Акт о распущении малых монастырей, основанный на донесениях следственной комиссии. Таковы были меры первого реформационного парламента, проведенные Г. и его министром Кромвелем. Король восстановил против себя папу и императора и серьезно оскорбил чувства и предрассудки обширного класса своих подданных. Восстание в Ирландии было подавлено без большой трудности, но неудовольствие на севере, разразившееся восстанием "пилигримов Божьей милости" (1536) , грозило большой опасностью, которая была предотвращена, более благодаря умной политики Г., чем с помощью грубой силы. Оппозиция па западе была подавлена казнью ее вождей, маркиза Экзетера и лорда Монтэгью (1538) . Преследуя строгих католиков, Г. в то же время подавлял всякую смелость в нововведениях. "Билль о шести статьях", изданный в том же году, который ввел окончательное упразднение монастырей (1539) , показывает, что религия не рассматривалась как дело индивидуальной совести, но считалась национальным интересом, нарушение которого являлось уголовным преступлением. В одном только Лондоне пятьсот протестантов были обвинены на основании этого акта, признававшего пресуществление, причащение под одним видом, безбрачие духовенства, монашеские обеты, частные обедни и тайную исповедь. Последние годы царствования Г. заняты войнами с Шотландией и Францией. После смерти Иакова V Г. старался устроить брак малолетней шотландской королевы со своим сыном Эдуардом, но план этот не удался. Война с Францией (1543 - 46) была равно бесплодна. Внутри страны самым важным событием была борьба между двумя партиями протестантской и консервативной, причем Норфолк и епископ винчестерский Гардинер были вождями консервативной парии, а Кранмер и граф Гертфордский, дядя юного Эдуарда, стояли во главе партии протестантской. Кромвель пал еще раньше, благодаря проискам консервативной партии, от нападений которой не были вполне безопасны Кранмер и даже королева. В конце царствования пострадали и консерваторы: Сэррэй был казнен, а Норфольк остался жив только благодаря смерти короля, последовавшей 28 янв. 1547 г. Г. был женат шесть раз. Через несколько месяцев после смерти Екатерины Арагонской Анна Болейн была отправлена на эшафот, обвиненная в неверности. На другой же день после ее казни Г. женился на Иоанне Сеймур (1536) . Родив Г. сына Эдуарда, Иоанна скоро умерла. После этого Г. женился на Анне Клевской: но она не понравилась королю и получила развод и пенсию. Место ее заняла Екатерина Говард, казненная в 1542 г. за неверность. В шестой раз король женился в 1543 г. на Екатерине Парр. Д. Петрушевский.

Гент

(Gent, франц. Gand) - главный город бельгийской провинции Восточная Фландрия, а прежде - всего графства Фландрия, при впадении р. Ли (Lys) в Шельду. Каналами, многие из которых судоходны, разделен почти на 40 о-вов; 28 площадей и 18 рынков; 153740 (1891) ж. Кафедральными соборами, с мавзолеями епископов Г. и 24 богато украшенными часовнями; остатки замка, построенного первыми фландрскими графами; ратуша в готическом стиле, с красивой греческой колоннадой; сторожевая башня, вышиной в 118 метр, построенная в 1338 году (Beffroi) ; великолепное новое здание суда; бронзовая статуя Якова Артевельда. Унив. с политехнической школой, епископская семин., акд. художеств с картинной галереей, муз. консерватория, много научных и художественных обществ, большая библиотека с 100000 томами, ботанич. сад; несколько м-рей. Г. значительно пал сравнительно с XV в., когда одних рабочих на льняных и шерстяных фбр. было 40000. И теперь, однако, большие льняные (120000 веретен) и хлопчатобумажные фбр., производство сукон, бумаги, ковров, чуг. лит., машиностроительные, сахар, зав. Разведение цветов составляет важную ветвь промышленности; 400 великолепных оранжерей; гентские выставки цветов - первые в Европе. Г. упоминается уже в VII в. Около 868 г. граф Балдуин I построил здесь замок для защиты от норманнов. Оттон I отнял Г. у фландрских графов; но последние около 1000 г. прогнали императорского бургграфа. В эпоху Филиппа Валуа и Карла VI французского Г. мог выставить войско в 50000 ч. Против графов, нарушавших их права, жители Г. восставали с оружием в руках; они боролись даже против могущественных герцогов бургундских, Филиппа Смелого и Филиппа Доброго. Когда Мария Бургундская, жившая в Г. после смерти своего отца Карла Смелого, послала в Париж к Людовику XI, для переговоров о мире, канцлера Гугоне и д\' Эмберкура, то народ объявил их изменниками и приговорил к смертной казни, которая, несмотря на просьбы Марии, в ее же присутствии была исполнена. В 1539 г. Г. отказался платить налог, наложенный на все Фландрское графство, ссылаясь на свои привилегии; чтобы принудить его к повиновение, понадобилось прибытие из Испании самого Карла V, с большим войском. В Г. состоялось в 1576 г. так наз. гентское соглашение (pacification) между Голландией и Зеландией, с одной стороны, и южными Нидерландскими пров. с другой, с целью освобождения от испанского владычества. В войне за свободу Нидерландов Г. принимал деятельное участие, пока наконец, в 1584 г., не принужден был сдаться, на тяжелых условиях, герцогу Пармскому. Переселения, пожары и разные следствия войны надолго уничтожили благосостояние Г. Во время войн XVII и XVIII в. Г. несколько раз был разорен французами. Во время первой империи Г. был гл. г. франц. дпт. Шельды, Здесь жил Людовик XVIII во время "Ста дней".

Генуя

(итальянск. Genova, фр. - Genes, в древности Genua, в Средние века - Janua и по-нем. Jenau) - укрепленный главный город прежней республики того же имени, а ныне - провинции в Италии, расположен амфитеатром по крутому склону Лигурийских Апеннин, у Генуэзского залива. Со стороны суши город имеет двойные укрепления, делающие его одною из самых сильных крепостей в Италии. Обширная укрепленная гавань защищается двумя большими молами: старым с восточной стороны и новым - с западной. На новом моле карантин и маяк. В северо-восточной части зал. бывшая королевская военная гавань (Darsena reale) , в которой в 1547 г. утонул Фиеско; в восточной части гавань порто-франко, с таможней. Г. называют la Saperba - и действительно, с моря она представляет чудный вид. В старых частях города, теснящихся на скатах гор, улицы очень узки, неправильны и так круто спускаются, что в немногих только можно ездить. Много старинных дворцов, с великолепными мраморными фасадами, лестницами и колоннадами; самые известные Palazzo Ducale, старый дворец дожей; Palazzo Brignole ила Palazzo Rosso, с большой картинной галереей; Palazzo del Principe Doria, построенный в 1529 г. дожем Андреем Дориа. Из 82 црк. всего замечательнее собор San-Lorenzo, построенный в XII в. и отчасти перестроенный в 1422 г. Из публичных учреждений, которые почти все относятся ко временам республики, особенно выдаются 64 благотворительных учреждения, с капиталом в 4372 милл. фр.; два госпиталя, лучшие в Италии, дом для бедных (Albergo dei Poveri) , один из лучших во всем свете, для 2200 больных и бедных; сиротский дом или Fieschino (семейства Фиеско) для 600 девочек. Унив., помещающийся в великолепном здании иезуитов, с библиотекой в 80000 томов, бот. садом, физическим кабинетом; городская библиотека, архив San Giorgio, с большой коллекцией рукописей; архив государственного совета; акд. изящных искусств; в различных дворцах - богатые собрания. картин и других произведений искусства; театр Carlo Felice - один из самых великолепных в Италии. Памятники Колумбу и Мадзини. Водопроводы доставляют воду для питья из-за 26 и 25 км. В окрестностях Г. - Корнильяно, с дворцом Дураццо (Durazzo) , в котором находятся знаменитые естественноисторические коллекции, и Пельи, с виллой Паллавичини, парк которой - один из лучших в Европе. Ж. в Г. около 140 тыс., а с предместьями - более 200 тыс. Главные предметы производства: бархатные и шелковые материи, ленты, чулки, искусственные цветы, золотые и серебряные изделия, шляпы, бумага, изделия из слоновой кости, мрамора, кораллов; мыло, засахаренные фрукты, шоколад, макароны, вермишель. Еще большее значение имеет торговля, которая в новейшее время, благодаря ж. д., вновь стала обширной. В 1881 г. в Г. вошло 5553 корабля, с 2025147 т., а вышло - 5596, с 2026698 т.; каботажным плаванием в том же году занималось 6812 судов, в 1093105 т. Г. имеет правильное пароходное сообщение с другими итальянскими портами, а также с Францией, Турцией, Россией, Сев. Африкой, Ост-Индией и Южной Америкой. После постройки ж. д. через С. Готард, Г. сделалась в Средиземном море главной экспортною гаванью для Германии и Швейцарии. Сумма оборотов в 1881 г. достигла цифры 457655691 лир. Прежняя республика Г. имела в 1788 г. 400 тыс. жит., на пространстве в 5000 кв. км.; нынешняя пров. Г., с островом Капрайя, занимает площадь в 4114 кв. км., с населением в 760122 душ (1881) .

История. Древнейшими обитателями этой области были воинственные лигурийцы, с трудом покоренные Римом. После падения западной Римской империи страна поочередно находилась во власти герулов, остготов, византийцев и лонгобардов; в 774 г. была покорена, вместе с Лонгобардским государством, франками. После распадения империи Карла Вел. Г. сделалась самостоятельной республикой и управлялась консулами. Несмотря на то, что город в 935 г. был разрушен сарацинами, республика становилась все более и более могущественной, и в 958 г. была формально признана итальянским королем Беренгаром. Положение города благоприятствовало развитию торговли, и Г. еще ранее Венеции вела торговлю с Востоком, npиoбревшую большое значение в эпоху крестовых походов. С 1120 г. увеличились пределы Г. покорением соседних прибрежных мест - Савоны; Альбенго и др.; около 1177 г. она подчинила себе Монако, Ниццу и Монферра. В 1070 - 1132 г. Г. вела войну на море с Пизой из-за обладания Корсикой; война эта была прекращена решением папы в пользу Г., но вскоре возобновилась. В 1175 г. восточная половина о-ва Сардинии была покорена Г. Только после уничтожения пизанского флота (1284) , завоевания Эльбы, разрушения гавани Пизы (1290) и уступки Пизой Сардинии и Корсики (1299) война прекратилась. Не менее упорны были войны против Венеции, начавшиеся в 1257 г. и окончившиеся только в 1381 г. Высшего пункта развития своего торгового могущества Г. достигла с восстановлением Византийской империи, в 1261 году. В 1346 г. Г. приобрела Лесбос и Xиос, в 1382 г. - Фамагусту на Кипре; но в 1326 г. Арагония отняла у ее Сардинию. После падения Константинополя Магомет II, за то, что генуэзский полководец Джустиниани помогал Константину XI, отнял у генуэзцев, в 1460 г., Хиос и Лесбос; затем они потеряли и колонии свои на Черном море. В то время, когда сила и торговое значение Г. стояли высоко, внутри республики происходили постоянные волнения, вызываемые борьбой партий. Выбиравшийся с 1339 г. народом пожизненный правитель-дож не имел сил прекратить эти волнения. Позже дож имел советников; но и они, несмотря на все свои усилия, не могли достигнуть цели; дело доходило до того, что генуэзцы, чтобы избежать анархии, подчинялись чужому господству. Среди этих беспорядков был учрежден в 1407 г. банк св. Георгия (Compera di SanGiorgio) , возникший из тех ссуд, который правительство брало для своих нужд у богатых граждан. Андрей Дориа восстановил независимость Г., которая во время войны Карла V и Франциска I находилась во власти то испанцев, то французов. Было выработано новое устройство, сохранившееся до самого конца республики; форма правления была строго аристократическая; главой государства был дож, избиравшийся теперь только на два года. Дворянство было разделено на новое и старое; дож мог избираться и из того, и из другого. При доже был тайный совет из 12 членов - governatori, избиравшихся на два года, и 8 прокураторов procuratori, наблюдавших за казной и государственными доходами. Высшей властью были облечены "большой совет" из 300 членов и "малый совет" из 100 членов. Г. постепенно теряла свои владения и, наконец, в 1768 г. должна была отдать Корсику Франции. После того, как французы в 1797 г. покорили все соседние к Генуе земли, нейтралитет не мог более спасти республику; в виду приближения французской армии, правительству ничего более не оставалось, как согласиться на новое изменение государственного устройства. 6 июня 1797 г. состоялся договор с Бонапартом, по которому Г. ввела у себя французские порядки и стала называться Лигурийской республикой; пределы ее были, при этом, несколько увеличены, так что все ее пространство равнялось 5500 кв. км.; ее флот, столь сильный в Средние века, состоял теперь только из пяти галер и нескольких вооруженных лодок. Город в 1800 г. был осажден австрийцами и английским флотом; защищавшие его французские войска, под начальством Массены, после храброй обороны, вынуждены были сдаться. По декрету 4 июня 1805 г. Лигурийская республика была присоединена к Франции и разделена на три департамента: Г., Апеннины и Монтенотте. Морская торговля Г. с этих пор была тенью того, что было прежде; генуэзцы посещали теперь только берега Италии, Франции, Испании, Португалии. После падения Наполеона в Г. снова было восстановлено прежнее устройство, существовавшее до 1797 г.; но по решению венского конгресса 1815 г., республика, под именем герцогства, была соединена с Сардинским королевством. Революционное движение 1821 г. слабо отразилось в Г. В конце марта 1849 г. народ и национальная гвардия овладели фортом, прогнали гарнизон, и 2 апреля временное правительство объявило Г. независимой республикой; но уже 4 апреля сардинские войска вновь заняли город. Попытка мадзинистов захватить, в ночь с 29 на 30 июня 1857 г., один из фортов Г. была неудачна, так как народ не принимал в этом никакого участия. Г. - родина Мадзини и Паганини. Ср. Serra, "Storia della Liguria" (Турин, 1834) ; Canale, "Storia civile, commerciale e litteraria dei Genovesi" (Генуя, 1844 - 1854) ; его же, "Nuova storia delta republicadi Genova" (Флор., 1862 - 64) ; его же, "Storia della republica di Genova dall\' anno 1528 al 1550" (Генуя, 1874) : Langer, "Polit. Geschichte G. s und Pisas im 12 Jahrh. " (Лпц., 1882) .

Геодезическая линия.

- Г. линией на поверхности мы называем такую линии) , главные нормали всех точек которой совпадают с нормалями к поверхности.

К тем же дифференциальным уравнениям мы придем, если поставим себе задачу найти кратчайшую линию на поверхности между заданными на этой поверхности двумя точками, а потому можем сказать, что кратчайшею линиею на поверхности между двумя точками будет часть Г. линии, проходящей через эти точки. Обратное заключение не всегда справедливо, ибо иногда часть геодезической линии, проходящей через две заданные на поверхности точки, заключенная между этими точками, может не быть кратчайшею, что можно видеть из следующего простого примера. Возьмем шар; на нем, как известно, геодезическою линиею будет дуга большого крута. Пусть даны две точки. не лежащие на концах одного и того же диаметра; через эти две точки можно провести только одну дугу большого круга. На этой дуге точки отделяют две части: меньшую 180?-ти и большую 1803-ти. Первая часть есть кратчайшая кривая на шаре между двумя точками; вторая же, будучи частью Г. линии, лежащею между заданными точками, не обладает указанным свойством. На плоскости Г. дитя совпадает с кратчайшею, т. е. с прямою. Для получения уравнения Г. линии в конечном виде, необходимо интегрировать написанные выше уравнения. Для геодезии важен случай кратчайшей линии на эллипсоиде; решенный известным математиком Якоби. В механике Г. линия играет важную роль: по ней движется точка, долженствующая оставаться на поверхности в том случае, когда на точку не действуют никакие внешние силы. Д. Гр Геодезия - наука, занимающаяся изучением вида и размера земли; в Г. же рассматриваются также и различные условные способы изображения земной поверхности в виде карт и планов.

Небольшая часть земной поверхности может быть принимаема за плоскость; исследование такой части может быть сделано при помощи весьма простых средств и способов и составляет предмет низшей Г. или топографии; в высшей же Г. принимается в расчет кривизна земной поверхности. Обыкновенно считают Пифагора первым, который принимал землю за шар; первое определение размеров земли, принимая ее за шар, было сделано крайне остроумным способом Эратосфеном, жившим в III в. до Р. X. В начале XVIII ст. Ньютон высказал, что земля должна иметь вид эллипсоида вращения, сжатого у полюсов, и на основании теоретических соображений определил величину этого сжатия. Предположение Ньютона блестяще подтвердилось позднейшими геол. работами. Для определения размеров земного эллипсоида служат так назыв. градусные измерения.

Понятно, что эллипсоид, вычисленный на основании одних градусных измерений, будет более или менее отличаться от эллипсоида, полученного из других градусных измерений, ибо эллипсоид представляет лишь идеальную форму так назыв. геоида; продолжив мысленно поверхность океанов внутрь континентов так, как будто эти последние были прорезаны глубокими, но бесконечно узкими каналами, получим вполне определенную, воображаемую поверхность земли, которую, по предложению Листинга (1873) , назв. геоидом. Исследование вида и размеров геоида и составляет в настоящее время главнейшую задачу высшей геодезии (Bruns, "Die Figur der Erde", 1876) . Кроме градусных измерений, для решение вопроса о виде земли служат также и определения величины силы тяжести в различных местах земной поверхности из наблюдений над качанием маятника. Важнейшие руководства по Г. : Clarke, "Geodesy" (есть русский перевод В. Витковского, 1890) ; Helmert, "Die mathemat. und physikal. Theorie d. hoheren Geodasie"; Zachariae, "Die go dasische Hauptpuncte u. ihre Coordinaten " (перев. с датского) ; W. Jordan, "Handbuch d. "Vermessungskande" (есть русские перевод Бика) ; Болотов, "Курс высшей и низшей геодезии"; Bauerofeind, "Elemente d. Vermessungskunde" (7 изд., 1890) ; Мейен, "Низшая Г. "; Бик, "Низшая Г. " (вышли 2 т.) . А. Жданов.

Георгий cв

., великомученик, Победоносец - по сказаниям Метафраста, происходил из знатного каппадокийского рода, занимал высокое положение в войске. Когда началось Диоклетианово гонение на христиан, он сложил с себя военный сан и явился исповедником христианства, за что и был обезглавлен, после восьмидневных тяжких мучений, в Никомидии, около 303 г. Существует много древних житий и сказаний о жизни, подвигах и чудесах св. Г. великомученика; одно из лучших помещено в нашей славянской Минее. Древнейшие календари восточные и западные относят кончину св. Г. к 23 апр.; согласно с этим и праздник ему у нас падает на это число. Глава св. великомученика обретается в Риме, во храме его имени. Наш паломник Антоний видел верх главы его, в 1209 г., в Константинополе, в Георгиевском-Минговском монастыре. Почитание мученика рано распространилось на Востоке. У нас с первых времен христианства его имя давалось членам великокняжеского семейства: уже в 988 г. вел. кн. Ярослав получил при св. крещении имя Георгия. После победы над печенегами, в 1036 г., Ярослав основал в Киеве монастырь св. Георгия и повелел по всей Руси "творити праздник" св. Георгия 26-го ноября. В 1030-м году, после победы над чудью, велики князь Ярослав Георгий, устроил, в трех верстах от Новгорода, Юрьев храм, на месте которого существует до сих пор Юрьев монастырь. Св. Г. изображают юношей, воином на белом коне, копьем поражающим дракона. Со временя Ярослава такое изображение встречается на княжеских печатях и монетах. С Дмитрия Донского св. Г. считается покровителем Москвы; позже его изображено входит в состав русск. государственного герба. В царствование Феодора Иоанновича монету с изображением св. Г. давали за храбрость воинам, для ношеция на шапке или на рукаве. На западе почитали св. Г. и храмы в честь его явились в конце V и в VI в., и особенно со времени крестовых походов. Ричард Львиное Сердце верил в особое покровительство, оказываемое ему св. Г. Английский орден подвязки, учрежденный Эдуардом lII, считает св. Г. своим патроном. П. В.

С давних пор св. Г. сделался до того народным, что чуть не в каждой стране имя его переделалось на особый лад: он - Иорге у средневековых немцев, Жорж у французов, Егорий или Юрий у русских, Герги у болгар, Ижик у чехов, Джерджис у арабов и т. д.; иногда он прославляется под туземными именами, принадлежавшими языческим божествам, напр. Уастырджи у осетин или Хызр, Кедерь на мусульманском Востоке. Праздник его у нас в России, как и во всех славянских землях, пользуется высоким уважением и сопровождается множеством разнообразных обрядов, из кот. видно, что св. Г. является специально покровителем земледелия и скотоводства; о том же свидетельствуют и многочисленные легенды, загадки, заговоры и приметы, в которых поминается Егорий - Юрий. Кроме весеннего Юрьева дня (23 апреля) на Руси имеет значение и осенний его праздник - 26 ноября, к которому приурочено чудо св. Г. о змее и девице. Эти два юрьева дня теперь служат только пределами земледельческих работ, а до известного указа Бориса Годунова о прикреплении крестьян к земли имели важное юридическое значение, так как только после осеннего Юрия дозволялся переход от одного помещика к другому. Высокое почитание св. Г. объясняется многими причинами: его именем (gewrgoV значит земледелец) , его иконописным изображением, в виде прекрасного юноши в полном вооружении, чаще всего на коне в битве со змеем; содержанием его жития и чудес, временем его празднованы и перенесением на него многих черт с разных языческих божеств (персидского Митры, семитического Таммуза и египетского Юра) , которое, в свою очередь, было обусловлено изображением, временем празднования и легендой. Древнейшее житие св. Г. дошло до нас в греческом палимпсесте IV - V века в виде отрывков (изд. Детлефсен) . Это житие апокрифическое; по его рассказу Г. мучит персидский царь Дадиан в продолжение 7 лет. Г. три раза умирает и три раза воскресает, и когда он умирает, усекнутый мечом, в четвертый раз окончательно, небесный гнев поражает его мучителей. Несмотря на запрещение церкви, именно это житие, в его позднейших переделках и распространениях, послужило источником французских и немецких поэм и распространилось на мусульманском Востоке. Оно же в славянской переделке легло в основу русского духовного стиха о Егории Храбром, в котором св. Г. является устроителем Земли Русской.

Чудо св. Георгия о змее и о девице, так же как и житие его, первоначально получило литературную обработку на Греческом Востоке, потом (до XII в.) перешло на Запад и позднее сильно распространилось там. Содержание его в том, что св. Георгий убивает змея или дракона, который опустошал землю одного языческого царя, во избежание чего царь и граждане принуждены были отдавать ему на съедение детей своих. Когда на жертву змею выведена царская дочь, является св. Георгий, как молодой воин (по одним вариантам он совершает этот подвиг до своего мучения, по другим - уже после смерти) , и словом своим и крестом усмиряет змея, которого, по его повелению, царевна, как овцу, приводит на своем поясе в город; после этого отец царевны и многие тысячи его подданных принимают крещение. Ученые болландисты, издавшие Acta Sanctorum, придают этому чуду аллегорическое толкование (змей есть язычество, девица - церковь христианская) и буквальный смысл его считают апокрифическим. Но в народе всех христианских стран это чудо пользовалось огромной известностью и значительно усилило почитание св. Георгия. Особенно много народных песен породило оно в Греции и в странах славянских; в этих песнях, как и на иконе, Георгий обыкновенно не словом, а силою оружия укрощает дракона змея; во многих случаях прибавляются и другие поэтические подробности. В русском духовном стихе освобожденная Егорием Храбрым царевна называется Елизаветой, согласно одной из древнейших редакций чуда. См. А. Кирпичников, "Св. Георгий и Егорий Храбрый" (СПб. 1879) ; А. Н. Веселовский, "Разыскания в области русских духовных стихов" (Прилож. к XXXVII т. "Зап. Импер. Академии Наук. ") : А. Хаханов, "Грузинский извод сказания о св. Георгии" (М. 1892) . А. Кирпичников.

Гепард

или охотничий леопард (Cynailaras) - род зверей из семейства кошек (Felidae) , отряда хищных млекопитающих (Carnivora) . Г. общей формой тела и особенно высокими ногами похож скорее на собак, чем на кошек; но голова и хвост кошачьи. Когти не вполне втягивающиеся, от этого стираются и притупляются на концах, как когти собак. Г. два вида: азиатский Г. или чита (Cynailnrus jubatus Schreb.) и африканский или фахгад (С. gattatus Herrm.) ; самостоятельность других описанных видов недостаточно установлена. Азиатский Г. бывает длиною до 75 стм., с хвостом в 60 стм., высота в плечах 60 стм. Мех довольно длинный, на затылке и передней части спины удлиняющийся в короткую гриву; светло-желто-серого цвета с черными и бурыми пятнами, покрывающими спину, где они частью сливаются, и брюхо и даже большую часть хвоста. Африканский Г. таких же размеров, но лишен почти вполне гривы; основной цвет его меха оранжево-желтый; брюхо белое, без пятен. Азиатский Г., чита, встречается во всей ЮЗ Азии, и к этому же виду принадлежит, может быть, Г. живущий в сев.-восточ. Африке и описанный, как самостоятельный вид. Область его распространения доходит до Каспийского моря и Усть-Урта, с другой стороны - до Индостана, где он, однако, уже не попадается в местностях к С от Ганга, на Малабарском берегу и на Цейлоне. Это настоящее степное животное; пищу его составляют небольшие млекопитающие, главным образом антилопы, к стадам которых он подкрадывается сперва ползком, как кошка, затем догоняет их вскачь. Сначала он бежит с чрезвычайною быстротою, но скоро утомляется. С давнего времени Г. дрессируют в Азии для охоты. Для этого ловят с помощью силков взрослых Г.; детеныши, выросшие в неволе, бывают не так годны для охоты, как пойманные взрослыми, которые, следовательно, обучались всем своим приемам на воле, под руководством родителей. Пойманный Г. в короткое время становится очень ручным и отличается кротким, ласковым нравом; по целым часам он мурлычет как кошка. Ручных Г. употребляют для травли антилоп. Восточные государи в Персии, Монголии и Индии содержали в старину огромное множество Г. в своей охоте; ручные бывали даже при дворах французских королей и немецких императоров. И в настоящее время их держат для охоты в Персии, Индии, Аравии и местами в Север. Африке. Сведения о их и о жизни на воле очень недостаточны; в неволе они, по-видимому, не размножаются. В. Фаусек.

Охота с Г. производится следующим образом: Г. подвозят к стаду пасущихся антилоп и снимают с головы его клобук - особый колпак, закрывающий ему глаза. Спущенный на землю, Г. тихо ползет вперед, иногда делая большие обходы, чтобы зайти к стаду с подветренной стороны, и, приблизившись на надлежащее расстояние, прыжками бросается на свою жертву, сбивает ее с ног или же несется за ней в бешеной скачке, стараясь схватить ее за горло. Отобрав добычу и накормив Г. свежим мясом, охотники надевают ему клобук и отправляются отыскивать другое стадо. С. Б.

Гера

(Нега) - старшая дочь Кроноса и Реи, воспитанная в доме Океана и Тефии, сестра и супруга Зевса, с которым она, по самосскому сказанию, 300 лет жила в тайном браке, пока он не объявил ее открыто своею супругою и царицею богов. Зевс чтит ее высоко и сообщает ей свои планы, хотя и удерживает ее, при случае, в пределах ее подвластного положения. В особенности в Илиаде Г. выказывает сварливость, упрямство и ревность черты характера, перешедшие в Илиаду, вероятно, из древнейших песен, прославлявших Геракла. Г. ненавидит и преследует Геракла, как и всех любимцев и детей Зевса. Когда Геракл возвращался на корабле из Трои, она, с помощью бога сна Гипноса, усыпила Зевса, и посредством поднятой ею бури едва не погубила героя. В наказание Зевс привязал коварную богиню крепкими золотыми цепями к эфиру и привесил к ее ногам две тяжелые наковальни. Но это не мешает богине постоянно прибегать к хитрости, когда ей нужно добиться чего-нибудь от Зевса, против которого она ничего не может сделать силою. В борьбе за Илион она покровительствует своим любимым ахейцам; ахейские города Аргос, Микены, Спарта - ее любимые местопребывания; троянцев она ненавидит за суд Париса. Брак Геры с Зевсом, имевший первоначально стихийное значение связь между небом и землею, получает, затем, отношение к гражданскому учреждению брака. Как единственная законная жена на Олимпе, Гера покровительница браков и родов. Ей были посвящены гранатное яблоко, символ брачной любви, и кукушка, вестница весны, поры любви. Кроме того, ее птицами считались павлин и ворона. Главным местом ее культа был Аргос, где стояла ее колоссальная статуя, сделанная Поликлетом из золота и слоновой кости, и где каждые 5 лет в честь ее праздновались так наз. Гереи. Кроме Аргоса, она чествовалась так же в Микенах, Коринфе, Спарте, Самосе, Платеях, Сикионе и др. г. Искусство представляет Геру в виде высокой, стройной женщины, с величественною осанкою, зрелою красотою, округленным лицом, носящим важное выражение, красивым лбом, густыми волосами, большими, сильно раскрытыми "воловьими" глазами. Замечательнейшим изображением ее была упомянутая выше статуя Поликлета в Аргосе: тут Гера сидела на престоле, с короною на голове, с гранатным яблоком в одной руке, со скипетром в другой; наверху скипетра - кукушка. Сверх длинного хитона, оставлявшего не покрытыми только шею и руки, наброшен гиматий, обвитый вокруг стана.

Геракл

или Геркулес (Heracles, Hercules, >HraklhV) - национальный греческий герой. Древнейший источник, где воспеваются его подвиги Гомер. У последнего, а также и у Гесиода, Г. является еще вполне греческим героем, в вооружении героев доисторического периода и действует почти исключительно в пределах Греции. Впоследствии Пизандр, эпический поэт половины VII в., в своей Гераклее, от которой дошли до нас только отрывки, дал ему, вместо обыкновенного оружия, палицу и одел его в львиную шкуру. В то же время круг сказаний о нем стал постепенно расти; на него перенесли подвиги героев других народов, особенно финикийцев и египтян, и, согласно восточным воззрениям, привели его деятельность в связь с течением солнца. По представлению греков, Г. был сыном Зевса и Алкмены, жены тиринфского царя Амфитриона, сына Алкеева, внука Персея. В тот день, когда должен был родиться Г., Зевс имел неосторожность похвалиться в собрании богов, что явится на свет человек, который будет властвовать над всеми потомками Персея. Ревнивая Гера замедлила тогда роды Алкмены и вместо Геракла явился в тот день на свет Эврисеей, сын дяди его Сфенела. Когда, наконец, родились близнецы Г. и Ификл, Гера послала двух страшных змей к ложу младенцев; но Г. задушил их. Когда Г., в припадке гнева, убил лирою своего наставника Лина, Амфитрион послал его пасти стада на Кифероне. Здесь он убил страшного киферонского льва, в шкуру которого - по другому сказанию, в шкуру немейского льва - он оделся так, чтобы пасть льва служила ему вместо шлема. За оказанную услугу Креон, царь фиванский, выдал за Г. свою дочь Мегару. Вскоре затем царствовавший над аргивянами Эврисфей призвал Г. служить ему. Он должен был исполнить 12 работ, наложенных на него Эврисфеем, и по окончании их предназначен был Зевсом к бессмертию. Когда оракул объявил ему волю богов, он впал в безумие и в припадке бешенства умертвил своих собственных детей от Мегары и детей Ификла. Излечившись от безумия, Г. отправился в Тиринфе ко двору Эврисфея. Из его работ у Гомера встречаем только рассказ о Цербере. Гесиод упоминает о борьбы с немейским львом, с лернейскою гидрою и с Гесионом. У поэтов более поздних, Пиндара и трагиков, перечислены все 12 работ. Полный цикл их, вероятно, впервые стал известен Пизандру. Эти работы следующие: 1) бой с немейским львом, которого Г. задушил в его собственной пещере своими руками. 2) Умерщвление лернейской гидры, ядом которой Г. обмазал свои стрелы, так что наносимые ими раны делались смертельными. 3) Охота на эриманфского вепря, опустошавшего Аркадию и пойманного им живьем. 4) Поимка керинитской или менальской лани, с золотыми рогами и медными ногами. 5) Истребление стимфалийских птиц, снабженных медными когтями, крыльями, клювами и перьями, которыми они стреляли, как стрелами. 6) Приобретение пояса царицы амазонок Гипполиты для Адметы, дочери Эврисфея. 7) Очищение Авгиевых стойл, совершенное в один день, путем провода через них реки, после чего Г., одолев Авгия и истребив его, со всем его родом, учредил олимпийские игры. 8) Поимка критского быка, подаренного Посейдоном Миносу, но взбесившегося вследствие ослушания последнего. 9) Приобретение кобылиц Диомеда, царя бистонов во Фракии, бросавшего коням на съедение иностранцев. Г. одолел Диомеда и отдал его самого кобылицам на съедение, коней же привел в Эврисфею, который отпустил их на волю. 10) Похищение коров Гериона, чудовища с тремя туловищами, обитавшего на крайнем западе в океане, на о-ве Ерифее. Г. прошел через Европу и Ливию и воздвиг, в воспоминание этого странствования, т. наз. Геркулесовы столбы. Во время обратного пути, на том самом месте, где впоследствии основан был Рим, у Г. была похищена часть коров исполином Каком, который, после жестокого боя, погиб от руки Г. За освобождение страны от разбойника туземцы учредили у себя культ Г., который перешел затем и к римлянам. К этому подвигу Г. приурочивается борьба с Антеем, властителем Ливии, непобедимым великаном, который, при всяком прикосновении к матере-земле, восстановлял в себе силы: Г. приподнял его над землею и задушил в своих объятиях. 11) Похищение золотых яблок из сада Гесперид, находившегося на крайнем западе, за океаном. В поисках за этими яблоками Г. пришел к Атланту, который достал для него три яблока в то время, как Г. поддерживал за него небо. 12) Укрощение Цербера, работа самая трудная и потому считаемая, обыкновенно последней. Г. спустился в ад при Тенаруме и, согласно условию, одолел стоглавого пса без всякого оружия, вынес его связанным на свет и, показав Эврисфею, отнес его опять в преисподнюю. Исполнив возложенные на него Эврисфеем 12 работ, Г. отправился в Фивы, где выдал свою прежнюю жену Мегару за Иолая, а сам удалился в Ойхалию (по позднейшему сказанию - на Евбею или в Мессению) , где посватался за Иолу, дочь царя Еврита. За убийство, в припадке бешенства, Ифита, сына Евритова, Г., по приказанию оракула, должен был три года прослужить лидийской царице Омфале, которая заставила его прясть шерсть в женском одеянии, тогда как сама облачилась в львиную шкуру. и носила палицу. Окончив. служение Омфале, Г. напал на Трою, взял город и умертвил царя Лаомедонта со всеми его сыновьями, за исключением одного, которого выкупила его сестра Гезиона, после чего он стал называться Приамом (т. е. выкупленным) . Отсюда Г. вернулся в Грецию, где в городе Пилосе истребил весь род Нелея, кроме Нестора, и ранил самого Плутона, помогавшего пилосцам. Затем Г. получил руку Деяниры, дочери этолийского царя Ойнея, из-за которой сразился с водяным богом Ахелоем и отрубил у него один из его рогов: превращенный наядами в рог изобилия. Деянира, чтобы привязать к себе Г., посылает ему облачение, пропитанное ядом, который она считала любовным зельем. Как только одежда согрелась на теле, яд начинает оказывать свое действие, и Г., мучимый ужасною болью, велит отнести себя в Трахин, где Деянира в отчаянии налагает на себя руки. Г. сооружает для себя на Эте костер и велит зажечь его проходившему мимо Пеанту или его сыну Филоктету, которому за эту услугу дарить свой лук. Среди ударов грома и сверкания молний преображенный герой возносится в облаке на небо, где, примирившись с Герой и сделавшись супругом Гебы, богини вечной юности, живет в сонме Олимпийских богов. По преданию, тотчас после апофеоза Г. оказаны были его друзьями, окружавшими костер, божеские почести, как полубогу (hrwV) . Вскоре культ Г. стал общим у всего эллинского народа. Празднества в честь его назывались гераклеями и существовали в Сикионе, в Фивах и других местах. Как представитель силы, Г. признавался покровителем всех гимназий и палестр: гладиаторы, выходившие в отставку, посвящали в Риме свое оружие Геркулесу. Когда герой отдыхал после победы, он любил услаждать свой слух музыкой и пением: отсюда его отношение к музам. В Италии культ Геркулеса был очень распространен; в Риме ему посвящены многочисленные храмы. Г. был здесь отожествлен, вероятно, с каким-нибудь италийским героем, также воплощавшим в себе идеал физической силы. На острова Сицилию, Корсику, Сардинию, Мальту и в Гадес в Испании культ Г. перенесен был финикиянами. У последних, как и у египтян, персов, лидийцев, были подобные же национальные герои, которые отожествлены были, со временем, с греческим Г.

Гиацинт

(Hyakintos) - сын спартанского царя Амикла, юноша необыкновенной красоты, любимец Аполлона и Зефира (или Борея) . Когда однажды Аполлон обучал Г метанию диска, Зефир, из ревности, направил брошенный Аполлоном диск на голову Г. и тот умер. Из его крови Аполлон произвел цветок. В честь Аполлона и Г. справлялись в Амиклах, в Лаконии, трехдневные празднества (Hуakinthia) , существовавшие еще во времена Римской империи. По другому сказанию, Г. сын Пиера и музы Клио и был любим Аполлоном и Фамирисом, фракийским певцом.

Гиацинт

(Hyacinthus Toumefort) - род растении из семейства лилейных. Луковичные многолетние травы. Луковица плотная, состоящая из мясистых низовых листьев, занимающих своими основаниями всю окружность донца луковицы. Цветущий стебель есть непосредственное продолжение донца, которое не что иное, как нижняя, сильно укороченная и толстая часть стебля. После отцветания зеленый цветоносный стебель вместе с зелеными листьями, сидящими при нем в самом низу, отсыхает, но в углу самого верхнего из зеленых листьев образуется на стебле, внутри луковицы, почка, которая мало помалу разрастается и превращается в молодую луковицу, зацветающую на следующий год. В этой молодой луковице осенью уже вполне заложен, разумеется в самом сжатом виде, стебель с цветами будущего года. Кроме этой молодой луковицы, в углах зеленых остальных листьев нередко образуются другие более слабые луковицы, так называемые детки, которые можно отделять. Года через 3 они могут цвести. Цветы собраны на верхушке стебля в виде кисти. Околоцветник их, в виде колокольчатой воронки, ярко окрашен и с отогнутыми лопастями. Плод в виде кожистой коробочки с 3 гнездами, содержащими по 2 семени с хрупкой кожурою. Сюда относится до 80 видов, растущих преимущественно в средиземных странах, 3 вида в южной Африке. Самый знаменитый вид есть восточный Г. (Н. orientalis L.) , произрастающий дико в Далмации, Греции и Малой Азии, где он цветет самой ранней весною. Культура его в Европе стала особенно распространяться с XV в.; с тех пор получилось от него больше 800 хороших разновидностей. Но скоропреходящих разновидностей гораздо больше: они насчитываются тысячами и каждый год получаются новые. Цветы Г. бывают белые, бледно-желтые, красные и розовые разнообразных оттенков, голубые и лиловые, почти черные; ярко желтых нет, но есть пестрые. Кроме того махровые и простые; последние обыкновенно крупные и чаще имеют правильную форму. Вполне изящный Г. должен удовлетворять следующим требованиям. Листья его должны косвенно подниматься кверху, направляясь равномерно во все стороны, стебель стоять прямо, не путаться с листьями; чем больше цветов, тем лучше; кисть должна быть ровная, слегка коническая или цилиндрическая, цветы должны стоять горизонтально, не свешиваться. Другой вид - Н. romanus L., дико растущий в южной и средней Франции в Алжире, не так крупен и не дал еще много разностей, но тоже изящен и ароматен. У нас в южной России попадается довольно обильно Н. Ieucopbaens Stev. с голубыми или белыми цветами. Культура Г. всего удачнее производится в Голландии, особенно около Гарлема, откуда ежегодно вывозятся миллионы Г. луковиц во все европейские страны, что зависит не только от искусства голландских садоводов, но и от благоприятных внешних условий. Почва легкая, песчанистая, легко пропускающая дождевые воды, а в сухое время не менее легко подымающая помощью волосности грунтовую воду, которая находится повсюду на небольшой глубине. Таким образом луковицы получают постоянно влагу снизу, но никогда не бывают затоплены, что особенно важно при культуре Г. Разведение Г. можно производить семенами и луковицами. Семенами разводят. их главным образом для получения новых разновидностей, что предоставляется специалистам, тем более, что цветущая луковица получается от семени только через 5, 6 лет. Всего лучше выписывать луковицы из Гарлема. Культура на открытом воздухе может производиться и в средней России, хотя она у нас затрудняется морозами. Первое дело для Г. плодородная почва - компост из глины, песка с прибавлением коровьего навоза. Луковицы сажать на гряды осенью перед морозами, прикрывать соломою или даже сверху ельником. Весною вскрывать не надолго до окончания морозов, но оттенять. В конце лета луковицы вынимаются, сушатся в тени на вольном воздухе и сохраняются в сухом подвале в песке. Культура в горшках не затруднительнее. Горшки должны быть хорошо дренированы, почва такая же. Посаженные в сухую почву, луковицы поливаются один раз и держат в сухом подвале до того времени, когда их нужно пускать в ход, что зависит от того, в какое время желательно их цветение. При этом во всяком случай нужно наблюдать, чтобы не слишком поспешно выгонять. Чем медлительнее выгонка, тем изящнее и здоровее выйдет растение. Римские Г. выгоняются раньше, притом же они выносливее, хотя менее изящны и никогда не бывают такими крупными и богатыми. Можно выращивать Г. также в воде без всякой другой почвы. Для этого употребляются изящные вазы, напр., в виде урн. В них наливается вода (лучше всего дождевая) до самого верху. На отверстие вазы кладется луковица так, чтобы она почти касалась воды. Такую вазу выносят в сухой прохладный подвал или вообще в темное прохладное место и переменяют воду через каждые 2 недели. Луковицы пускают из краев донца обильные корни в воду, а внесенные в светлую комнату, на окна, пускают свои побеги и цветут. А. Бекетов.

Гидрология

(греч.) - учение о водах земного шара; она составляет одну из наиболее выдающихся отраслей физического землеведения, благодаря огромному влиянию вод на топографию земной поверхности, климат и вообще условия жизни на земном шаре. Г. обыкновенно делят на две части: учение о внутренних водах (ключи, источники, реки и озера) и учение о внешних водах - океаны и моря. Ш.

Гиены

- образуют особое семейство (Нуаеuidae) , отряда хищных млекопитающих [Carnivora]. Характерные признаки их составляют: короткая, толстая голова с коротким, толстым или заостренным рылом; задние ноги у них короче передних, отчего спина покатая, от плечевой области к крестцу. Конечности впалые (за исключением рода Proteles) , с невтяжными когтями; ступают на пальцы. Хвост косматый: длинная, грубая, косматая шерсть образует на шее и вдоль спины гриву. Настоящие Г., из рода Hyaena, имеют коренных зубов 5/4, при чем только в верхней челюсти, позади плотоядного зуба, существует маленький, часто выпадающий, бугорчатый зуб; ложнокоренные снабжены широкими коническими коронами; по строению зубов и черепа Г. приближаются к кошкам. По бокам заднего прохода железы, выделения которых придают животному неприятный запах. Г. живут в Старом Свете, и распространение их в настоящее время ограничивается Африкой и юго-зап. Азией; но еще в дилювиальный период во всей средней Европе была распространена пещерная Г., Hyaena spelaea, очень сходная с нынешними, но превосходящая их по величине. Это трусливые ночные животные, скрывающиеся днем в пещерах и норах; ночью собираются стаями, питаются преимущественно падалью. Держатся в открытых, степных или гористых местностях, и избегают сплошного леса. Пятнистая Г., Hyaena crocuta Zimm., достигает до 1, 3 м. дл., при высоте в плечах в 80 см.; мех короче, чем у других видов, сероватого цвета с бурыми пятнами на боках и на верхних частях ног. Голова бурая, на щеках и затылке с красноватым оттенком, хвост с бурыми кольцами и черным кончиком; концы ног беловатые. Окраска подвержена вариациям, бывает светлее и темные. Пятнистая Г. живет в южной и вост. Африке, от мыса Доброй Надежды приблизительно до 17? с. ш., вытесняя в тех местах, где она часто встречается, полосатую Г. В Абиссинии и вост. Судане она встречается с последней в одних и тех же местах, но к Ю становится все многочисленнее, а полосатая Г. мало помалу исчезает. В Абиссинии пятнистая Г. подымается в горах до высоты 4000 к.; между Конго и Нигером не наблюдалась. По образу жизни она сходна с другими Г., но по своей величине и силе опаснее их. Это трусливое животное, питающееся исключительно падалью; под влиянием голода нападает на скот, таскает овец прямо на глазах у людей. Сила их так значительна, что труп человека Г. уносить вскачь. В некоторых местностях Африки они заходят в селения и уносят детей, нападают ночью на одиноких путников, также на спящих или ослабевших людей. Вой пятнистой Г. похож на хохот. Самка приносит 3 - 7 детенышей, в средней Африке к началу дождливого периода, на С - весной; детеныши помещаются в пещерах или в вырытых норах. Мать их нежно любит и мужественно защищает, прекращая свою заботливость с их возрастанием. Детеныши покрыты коротким одноцветным мехом; без пятен. Другой вид Г., т. наз. береговой волк (Hyaena brunnea Thunb.) отличается значительно меньшим ростом, чем пятнистая Г., и чрезвычайно длинной, грубой гривой, свешивающейся со спины к бокам. Однообразно бурого цвета без пятен. Эта Г. живет в южной Африке, в пустынных частях западного прибрежья, и держится, по-видимому, по близости моря. Пищу ее составляет падаль и, между, прочим морские отбросы. - Полосатая Г. (Н. striata Zimm.) наиболее обыкновенный вид этого рода. Мех ее грубый и довольно длинный, серовато-белого цвета с желтым оттенком и с черными поперечными полосами. Хвост бывает одноцветный, или полосатый. Прямостоящие большие уши лишены волос. Длина тела без хвоста около 1 м. Полосатая Г. водится во всей сев. Африке, в значительной части южной и во всей южной Азии от Средиземного моря до Бенгальского зал. Очень обыкновенна в СЗ и средней Индии, становится реже к Ю и совершенно отсутствует на о-ве Цейлоне, равно как и во всех странах, лежащих далее на В.; не встречается также во многих районах экваториальной Африки. Подобно всем Г., она любит открытые местности, питается она исключительно падалью, за которой подходит даже к человеческим жилищам. Трусливость ее чрезвычайно велика, и для людей она совершенно безопасна. Из всех Г. полосатую Г. всего чаще держат в зверинцах и зоол. садах. К одному семейству с Г. принадлежит еще род Proteles, который отличается от Г. пятипалыми передними ногами, а по строению зубов представляет исключение между всеми хищными: однообразные коренные зубы его (5/5 или даже 4/4) имеют форму маленьких тупых конусов, отделены друг от друга промежутками, и между ними нельзя заметить плотоядного зуба. К этому роду принадлежит однако только вид Proteles Lalandii Geoffr., земляной волк, по внешности очень похожий на полосатую Г. Мех его, состояний из длинных, жестких волос и мягкого подшерстка, по бледно-желтому фону, покрыт черными боковыми полосами. Вдоль спины грива длинных волос черного цвета с желтизной. Длина тела 80, хвоста 30 см. Земляной волк житель южной Африки, особенно зап. областей, где он подымается на С до Бенгуэлы и даже до Куанзы. Образ жизни его очень мало известен; это ночные животные, и днем они держатся по несколько штук вместе в вырытых ими самими норах. По-видимому, это хищные животные, добычу которых составляют, главным образом, ягнята и овцы.

В. Фаусек.

Гизе

(Gizeh) - местность на левом берегу Нила, почти напротив Каира (немного к югу) , известная полем пирамид. Здесь стоят три самых больших пирамиды, принадлежащих фараонам Хеопсу, Хефрену и Менкара, несколько меньших, великий сфинкс, между лапами которого помещается небольшой храм, и другой гранитный храм к ЮВ от первого. В одной из зал храма, в колодце, Mapиетт нашел статуи Хефрена, разбитые, кроме одной. Кроме того здесь много гробниц частных лиц и надписей. Пирамиды эта описывали Давинсон (1763) , Нибур (1761) , французская экспедиция (1799) , Гамильтон (1801) , Бельцони (1818 и 1820) , Perriny ("The Pyramids of Gizeh" 1839) , Vyse (1837) и мног. др. Лев Африканский сообщает, что здесь были некогда великолепные дворцы, служившие летней резиденцией Мамелюкам. Теперь в Г. вицекоролевский дворец, в залах которого помещается музей египетских древностей, перенесенный сюда в 1890 г. из Булака, парки, сады и частная вицекоролевская станция на железной дороге.

Прежде здесь была мамелюкская крепость; от старого города осталось несколько развалин. Через Нил перекинут великолепный мост. 10500 жителей. Г. - центр египетской провинции того же имени.

Гизо

(Франсуа-Пьер-Гильом Guizot) - знаменитый франц. историк и государственный деятель, род. в Ниме в 1787 г., в протестантской семье. Во время революции отец Г., выдающийся адвокат, погиб на эшафоте (1794) , после чего мать Г. удалилась в Женеву, где молодой Г. и получил образование. В 1805 г. Г. прибыл в Париж, где вскоре получил место домашнего учителя. В доме Сюара он познакомился с литературным обществом той эпохи и встретил писательницу Полину де-Мелан, на кот. женился. Ее связи с вождями роялистской партии открыли молодому Г. доступ к политической деятельности. В 1812 г. Г. был назначен проф. новой истории в парижском Faculte des Lettres. После падения империи Г. получил, по рекомендации Ройэ-Коллара, место главного секретаря в министерстве внутренних дел, где принял участие во многих важных работах (напр., в составлении проекта закона о печати) . После возвращения Наполеона с о-ва Эльбы, Г. отправился вслед за Людовиком XVIII в Гент, где ему поручено было редактировать "Гентский монит?р", официальную газету Бурбонов. Возвратившись во Францию вместе с Бурбонами, Г. был назначен членом государственного совета и директором департаментской и общинной администрации. По своим политическим убеждениям, Г. принадлежал к школе доктринеров, преклонявшейся перед английской конституционной монархией. Взгляды своей партии Г. высказал в 1816 г. в сочинении: "Du gouveroement representatif et de l\'etat actuel de la France". После убийства герцога Беррийского (1820) , Г, вышел из состава правительства и посвятил себя профессорской и литературной деятельности. В своих лекциях по новой истории (1820 - 1822) он старался выяснить причины, почему в Англии представительное правление прочно утвердилось в сравнительно раннюю эпоху, во Франции же и Испании зачатки, существовавшие в виде генеральных штатов и кортесов, не развились. Лекции эти были напечатаны под заглавием: "Cours d\'histoire moderne. Histoire des origines du gouvernement reprеsentatif en Europe". Ультра роялистское министерство Виллеля запретило Г., в 1822 г., дальнейшее чтение лекций. В это время им были изданы: "De la peine de mort en mati^re politique" (1822) ; "Essai sur l\'histoire de France" (1823) ; "Collection de memoires relatifs a la revolution d\'Angleterre" (1823; перевод с английского с примечаниями) ; "Collection de memoires relatifs a l\'histoire de France" (до XIII в., 1823 в сл.) ; "Histoire de la revolution d\'Angleterre depuis l\'avenement de Charles I jusqu\'a l\'avenement de CharJes II" (1827 - 28) , одно из лучших сочинений Г. (переведено на русск, язык, СПб., 1860) . После падения Виллеля, примирительное министерство Мартиньяка возвратило Г. профессуру и звание члена госуд. совета (1828) . К этому времени относятся его важнейшие работы: "Histoire generale de la civilisation en Europe" (5 изд. 1845; переведено на русский язык 1860, 2 изд. 1864, нов. перев. 1892) ; "Histoire generale de la civilisation en France" (перев. на русский язык, 1877 - 80) . История цивилизации во Франции до начала XIV в. значительно устарела в подробностях, но и теперь еще сохраняет значение хорошего, ясно изложенного пособия для первоначального ознакомления со средневековой историей. В 1828 г. Г. основал журн. "Revue franсaise"; еще раньше он принял участие в избирательной агитации, как член общества "Aidetoi, le ciel faidera". В январе 1830 г. был выбран оппозицией в палату депутатов. В палате Г. боролся с Полиньяком и вотировал знаменитый ответный на тронную речь адрес 221-го. Вслед за июльской революцией Г. был временным министром народного просвещения. После воцарения Людовика-Филиппа Гизо получил место министра внутренних дел, но вышел в отставку, когда, во время министерства Лафитта, перевес склонился на сторону более либеральных мнений. Вместе с Тьером и Брольи, Г. составил, под президентством маршала Сульта, министерство 11 октября 1832 г., соединившее в себе наиболее выдающихся приверженцев июльской монархии и боровшееся против партий легитимистской и республиканской. Как министр народного просвещения, Г. провел закон 28 июня 1833 г., поставивший на прочную почву организацию начального народного образования. В февр. 1836 г. первым министром сделался Тьер, а Г. не вошел в состав министерства, что знаменовало разрыв доктринеров с либералами. В министерстве Моле Г. снова стал министром народного просвещения, во 15 апреля 1837 г. удалился из министерства и перешел в оппозицию. В 1838 г. он примкнул к коалиции, составившейся против Моле из легитимистов, части доктринеров, левого центра и династической левой. Со стороны Г. это было явной непоследовательностью, так как принципиального разноглася между ним и Моле не существовало, а коалиция несомненно расшатывала власть, об укреплении которой так усердно заботился Гизо. Моле пал (1839) , но власть его перешла не к одному из вождей коалиции, а к Сульту. Новое министерство назначило Г. послом в Лондоне; на этом посту он оставался и в министерстве Тьера (1840) , при чем потерпел по восточным делам крупную дипломатическую неудачу. В сменившем Тьера министерстве 29 октября 1840 г. Г. играл руководящую роль, занимая сначала (под президентством Сульта) пост министра иностран. дел, с сентября же 1847 г.. по удалении Сульта, будучи уже официальным главой министерства. Сохранить, при помощи высокого ценза, возможно меньшее число избирателей и, путем воздействия на них всеми средствами, бывшими в руках правительства, составить послушную палату, сопротивляться всем требованиям даже умеренной политической реформы - такова была внутренняя политика Г. Она вызывала сильное неудовольствие нации, выражавшей на многочисленных банкетах требование избирательной реформы. Неудовольствие привело, в конце концов, к падению июльской монархии. 23 февраля 1848 г. Г. вынужден был оставить власть и бежал на следующий день в Англию, где написал брошюру: "De la democratie en France" (1849) . Возвратившись в 1849 г. во Францию, он выступил было кандидатом при выборах в законод. собрание, но, потерпев неудачу, соединился с вождями партии, враждебных республике, и защищал слияние обеих ветвей королевского дома. Во время империи и после ее падения он оставался в стороне от политики.

Из фактов последних лет жизни Гизо можно упомянуть о сочувствии его плебисциту, за который он высказался в открытом письме в мае 1870 г., и о его участии в синоде реформатской церкви в 1873 г., где он выказал себя ревностным приверженцем правоверия и врагом либерального направления в реформатской церкви.

С 1858 г. начали выходить обширные и полные самообожания мемуары Г.: "Memoires pour servir a l\'hisloire de mon temps" (1858 - 1868) . Умер Г. 12 октября 1874 г. Кроме уже упомянутых работ, Г. принадлежат, между прочим: "Du gouvernement de la France depuis la Restauration et du ministеre actuel" (1820) ; "Essai sur l\'histoire et l\'etat actuel ae l\'instruction publique en France" (1820) ; "Des conspirations et de la justice politique" (1821) ; "Des moyens de gouvernement et d\'opposition dans letat actuel de la France" (1821) ; "Washington" (1841; перев. на русск. : "Исторический очерк жизни Вашингтона", СПб., 1863) ; введение к изданию "Vie, согrespoudance et ecrits de Washington" (1839 - 1840) ; "Meditations et etudes morales" (1851) ; "Sir Robert Peel"; "Shakspeare et son temps"; "Meditations sur l\'essence de la religion chretienne" (1864; русск, перев. Н. Сергиевского, 1864) ; "Meditations sur l\'etat actuel de l& religion chretienue" (1865) ; "Histoire de France, racontee & mes petits enfants" (1872 - 1875) . Последний том этого сочинения был окончен, по плану Г., его дочерью де Витт, которая, после смерти отца, издала также его "Hisloire d\'Angleterre, racontee a mes petits enfants" (1876) .

Ср. de Witt, "Monsieur Guizot dans sa famille et аvес ses amis" (1880) ; Mazade, "Portraits d\'histoire morale et politique du temps" (Пар., 1875) ; Jule" Simon, "Thiers, Guizot, Rеmusat" (П., 1885) . Дм. Kapинский.

Гизы

(Guise) - боковая ветвь Лотарингского дома, получившая в 1333 г. владение Г. в приданое и впоследствии разделившаяся на линии Г. и Эльбеф. Из членов этой фамилии известны: 1) Клод Лотарингский (1496 1550) . младший сын. Рене II, герцога лотарингского, отличился в войнах Франциска I, который возвел владения Г., охватывавший Омаль, Майеннь, Жуанвиль, Эльбеф, Гаркур и др., в герцогство (1527) . Г. был женат на Антуанете Бурбон; его дочь Мария была матерью Марии Стюарт. 2) Жан, брат предыдущего (1498 - 1550) , кардинал с 1518 г., пользовался большим влиянием при дворах Франциска I и Генриха II. 3) Франциск Лотарингский, герцог Г., прозванный le Balafre (от рубца на лице) , старший сын Клода (1519 - 1563) , прославился в 1552 году защитой Меца против 60000 армии Карла V, спас честь французского оружия в битве при Ренти (1554) , воевал в 1556 - 1557 гг. в Италии, отнял в 1558 г. у англичан Кале и взял Тионвиль. При слабом Франциске II, женатом на его племяннице, Марии Стюарт, Г., вместе с братом, кардиналом лотарингским, забрал в свои руки всю власть во Франции. С фанатической яростью Г. преследовал протестантов и уничтожил амбуазский заговор, причем взял в плен принца Конде. После смерти Франциска II (1560) Г. устроил триумвират с коннетаблем Монморанси и маршалом С-т-Андре, к которому затем примкнул Антон, король наваррский. В вызванной избиением протестантов в Васси первой гугенотской войне, Г. взял Руан, разбил гугенотов при Др? (1562) , но при осаде Орлеана был изменнически застрелен гугенотоми Польтро де Мере. Ср. Brisset, "Francois de G. " (1840) ; Valiucour, "Vie de Francois due de G. " (1881) ; Cauvin. "Vlede Francois de Lorratne" (1885) . - 4) Карл Г. кардинал лотаpингcкий (1525 - 74) , имел большое влияние на Гeнpиxa II. По его настоянию папа Павел IV объявил войну Карлу V и Филиппу II. Его правление, в качестве министра Франциска II, отличалось жестокостью и крайним своеволием: так он запретил ношение оружия и издал эдикт, которым угрожал повесить кредиторов двора, если они не удалятся в 24 часа. И при Карле IX он пользовался большим влиянием. Как и брат его, был ожесточенным врагом гугенотов и старался ввести во Францию инквизицию. На Триентском соборе (1562) Г. играл важную роль сначала против папы, затем в интересах курии. Сp. Gutllemin. "Le Cardinal de Lorraine" (1847) . 5) Генрих I Г., герцог лотарингский; род. в 1550 г., воспитывался при дворе франц. короля Генриха II. Уже в 1563 г. принимал участие в осаде Орлеана, где погиб его отец, и с тех пор сделался непримиримым врагом протестантов. Едва достигнув 16 лет, отправился в Венгрию воевать с турками; по возвращении отличился в сражении при Жарнаке и победоносно защищал Пуатье против Колиньи. Г. был одним из зачинщиков Варфоломеевской ночи и, чтобы отомстить за смерть отца, принял на себя убийство Колиньи. В стычке при Дормансе в 1575 г. получил рану, вследствие которой ему было дано название Le Balafгe (имеющий рубец на лице) . Когда, по восшествии на престол Генриха III, протестантам были сделаны некоторые уступки, Г. образовал в 1576 г. так назыв. "священную лигу", в члены которой скоро поступил и сам король, чтобы сделать ее для себя неопасной. Затем началась новая междоусобная война, окончившаяся в 1580 г. неблагоприятным для протестантов Перигорским миром. Слабость короля побудила герцога возобновить лигу, в надежде проложить себе дорогу к престолу. Он вступил в союз с Филиппом II испанским и с папою, наводнил, в 1585 г., города южной и вост. Франции войсками своей партии, принудил короля к договору, в силу которого во Франции, кроме кат. вероисповедания, не должно быть терпимо никакое другое, и дал, таким образом, повод к так наз. войне трех Генрихов. В 1588 г. Г. вызвал восстание католиков в Париже, с целью захватить в плен короля, которого он держал в осаде вт. Лувре. Король спасся бегством; королева-мать, под давлением Г., обнародовала эдикт, очень неблагоприятный для протестантов; Г. был дан титул коннетабля Франции. Для упрочения такого положения дел была созваны государственные чины в Блуа; могущество Г. достигло своего апогея и побудило Генриха решиться на преступление. По приказанию короля, Г. был убит (дек. 1568) . С ним пало могущество дома Гизов. Ср. Renauld, "Henri de Lorraine, due de Guise". - 6) Карл Г., герцог Майенский, брат предыдущего (1554 1611) , после убиения его стал во главе лиги и стремился завладеть престолом, но, разбитый Генрихом IV, подчинился ему (1696) и впоследствии был губернатором Иль де Франса и верным советником короля. 7) Карл Лотарингский, старший сын Генриха Г. (1571 - 1640) , по убиении отца заключенный в тюрьму, бежал в 1591 г., вел сначала борьбу с Генрихом IV, но скоро ему подчинился и сделан губернатором Прованса. Впоследствии изгнан Ришелье из Парижа и поселился во Флоренции. - 8) Генрих II Лотарингский (1614 - 1664) , сын предыдущего, сначала архиепископ реймский, стал после смерти старших братьев главой фамилии и оставил духовное звание. Примкнув к графу Суассон, возмутившемуся при помощи испанцев против Ришелье, был присужден к смерти, но бежал во Фландрию, откуда воротился лишь после смерти Ришелье. В 1644 и 1645 г. участвовал в походах против Австрии, а в 1647 г. задумал воспользоваться восстанием в Неаполе для завоевания его, стал во главе инсургентов, но взят в плен испанцами и лишь в 1652 г. освобожден Конде, Еще раз пытался он, в 1654 г., завоевать Неаполь, но тоже безуспешно, и последние годы своей жизни провел при дворе Людовика XIV. Его "Memoires", вероятно, написаны его секретарем Сент Ионом; изд. Petitot, "Collections de Memoires relatifs a l\'histoire de France" (1826) . - 9) Луи-Жозеф Лотарингский, герцог Жуайез и Ангулемский (1650 - 1671) , племянник предыдущего, был женат на Елизавете Орлеанской. С его сыном Франциском Жозефом прекратился род Г. владения их перешли к Конде. Ср. Bouille, "Les duсs de G. " (1849 - 1850) ; J. de Croze, "Les Guises, les Valois, Philippe III" (1866) ; Forneron, "Les duсs de G. " (1878) .

Гилозоизм

(от ulh - материя и zwh - жизнь) - воззрение, оживотворяющее материальную природу. Так как понятие о материальной основе мира как о бездушном, лишь механически движимом веществе, есть плод рассудочного анализа конкретных явлений, совершаемого лишь на известной степени развития сознания, то первобытные воззрения народов, а равно и умозрения древнейших мыслителей, носят характер непосредственного или наивного Г., еще не различающего с ясностью и определенностью механических определений бытия от органических и психологических. Такое смешение мы находим в ионийской школе так называемых физиологов или, по нынешнему, натурфилософов, которые прямо приписывали основным стихиям материального мира (воде, воздуху, огню) жизнь, душу и даже разум. Из последующих философов гилозоическим характером отличается в особенности воззрение Эмпедокла, по которому весь природный мир жил борьбою двух противоположных сил - любви и вражды. Хотя атомизм Левкиппа и Демокрита пришел уже к современному механическому понятию о веществе, однако в метафизических воззрениях Платона и даже Аристотеля не исключен элемент Г. В схоластической философии решительный удар этой точке зрения был в принципе нанесен односторонне понятою идеей творения из ничего и всемогущества Божия, вследствие которой устанавливалось чисто внешнее отношение между духовным началом и вещественным миром, получавшим безусловно пассивный характер. Впрочем, с полною последовательностью это воззрение не проводилось. В эпоху Возрождения европейская мысль, воспроизводя, хотя и с большею рассудочною сознательностью, древние воззрения, вернулась между прочим и к Г. Так, Бернардин Телезий (итальянский философ XVI в.) видел одушевляющие вещество начала в теплоте и холоде, которым приписывал даже ощущение их деятельных и страдательных состояний. Исключающее всякий Г. чисто-механическое воззрение на материальный мир установлено Декартом. От Г. отличают сродное ему по содержанию, но имеющее другие основания воззрение пампсихизма, которое в новой философии ведет свое начало от Лейбница и принимается многими современными философами и натуралистами. Вл. С.

Гильдебрандт

(Hildebrandt) - фамилия нескольких нем. художников, из числа которых получили наибольшую известность: 1) Фердинанд Теодор Г. (1804 - 74) , старейший из живописцев Дюссельдорфской школы. Ученик берлинской академии художеств и В. Шадова, он, вместе с последним, переселился в 1826 г. в Дюссельдорф, откуда, вместе со своим учителем, сделал в 1829 г. поездку в Бельгию и Голландию, а в 1830 г. в Италию. Эти путешествием значительно способствовали развитию его таланта, принявшего реалистическое направление с сильным оттенком романтизма. Такое направление было им первым привито в среде дюссельдорфских художников. В своих историческо-бытовых и просто жанровых картинах он заботился более всего о колоритном эффекте и верной передаче природы. Страдание мозга, обнаружившееся в нем с 1850 г., печально отозвалось на его деятельности и вскоре прекратило ее совсем. Главные картины этого художника: "Король Лир и Корделия" (1826) , "Танкред крестит умирающую Клоринду" (1828, гравирована Ольдерманом) , "Воин и его дитя" (1832, наход. в берлин. национальной галерее гравир. Манделем) , "Дети Эдуарда" (1835, лучшая из всех картин Г., гравиров. Кнолле) и "Вольсей в монастыре" (1842) . - 2) Эдуард Г. (1818 - 68) , знаменитый ландшафтист, учился у В. Краузе, в Берлине, в 1841 - 43 гг. занимался в мастерской Изабе, в Париже; в 1843 - 45 гг. совершил свое первое заатлантическое путешествие в Бразилию, жил потом в Берлине, в 1847 г. посетил он Мадеру, Испанию и Португалию, в 1851 г. - Восток, в 1856 г. Скандннавию до Северного мыса и, наконец, предпринял в 1862 г. кругосветное путешествие, побывал в Ост-Индии, Китае, на о-вах Тихого океана, в Сев. Америке и через Англию возвратился, в 1864 г., в Берлин. Плодом этих многочисленных странствий, сверх значительного числа его картин, писанных масляными красками, была масса эскизов и этюдов, исполненных преимущественно акварелью. Большинство их хранится теперь в берлин. национальной галерее и было издано в превосходных хромолитографиях, под заглавием: "Um die Welt" и "Hildebrandt\'s Aquarelle" (1872) . В первых своих произведениях Г. довольствовался воспроизведением более или менее простых, обыденных явлений природы; но впоследствии, особенно во время последнего путешествия своего вокруг света, пристрастился к передаче живописных эффектов, ярко характеризующих море, воздух, сушу и вообще климатические условия различных, в особенности экзотических стран; под конец стал впадать в странности и вычурности. Тем не менее, во всем, что ни вышло из под его кисти, особенно в его акварелях, видна удивительная виртуозность техники, как бы шутя разрешающая самые трудные задачи, из которых только одна игра солнца на экваториальном море недостаточно покорялась его мастерству. Картины Г. встречаются во многих общественных музеях и у частных лиц не только в Германии, но в других странах Европы. В кушелевской галерее при Имп. академии художеств, в СПб., находится очень эффектный его пейзаж: "Зимнее утро на реке" (1857) . А. С - в.

Гильдии

- у древних германцев так назывались общественные пиршества, которыми сопровождались заключение брака, поминки и т. п. события, в особенности жертвоприношения богам. Из древнегерманских саг видно, что в важнейшие праздники все свободные германцы сходились, на три дня, в определенном месте. Первый день предназначался для суждения об общественных делах, второй - для суда, а третий был днем жертвоприношения и общего пира. В первое время распространения христианства Церковь сильно восставала против общественных пиршеств, как явлений, связанных с языческим культом; новокрещаемые должны были отрекаться не только от дьявола, но и от гильдий его. Искоренить этот обычай, однако, оказалось невозможным, и потому представители Церкви (напр. Григорий Великий) старались сообщить ему христианский смысл, придать Г. вид древне-христианских агап. Г. стали справляться во славу христианского Бога и христ. праздников, вблизи христианских храмов. Равным образом и на пиршествах по поводу поминовения умерших прославление их посредством застольных тостов уступило место молитве о спасении их душ. Хотя до сих пор не найдено никаких следов существования, в связи с древнегерманскими пиршествами, какой-либо корпоративной организации, но так как общественные пиршества всегда составляли принадлежность позднейших гильдейских союзов, то связь между ними и древнегерманскими гильдиямипиршествами, весьма вероятна. Во всяком случае Г., в позднейшем смысле слова, были первыми и самыми обширными объединениями, заменившими древнейшие родовые союзы и принявшими на себя некоторые из задач, впоследствии перешедших к государственной власти. Всякая германская Г. в одно и то же время задавалась целями религиозного, нравственного, юридического и политического свойства; но уже в древнейшую пору большинство Г. выдвигали на первый план одну какую-либо цель. Сообразно этому все Г. можно подразделить на две основные группы: духовные и светские.

Духовные Г. возникла не позже VIII в.; в течение X - ХШ в. число их увеличилось, но особенно размножились они в XIV - XV вв. Так, в Кельне их было около 80, в Любеке около 70, а в Гамбурге свыше 100. Каждая гильдия избирала себе какого-либо святого, в качестве патрона, и по имени его называлась. В члены Г. поступали духовные и миряне, мужчины (братчики) и женщины (сестры) . Последние принимали участие в религиозных церемониях и в общих пирах, но не допускались к суждению о делах Г. От вновь поступавшего требовалось ручательство членов Г. в его нравственности, известный взнос в гильдейскую кассу и клятвенный обет подчиняться постановлениям Г. Г. имела свою церковь или алтарь и свой дом, где несколько раз в году происходили общие собрания членов и общие пиры. Все, касающееся пира, было определено в статутах Г. с особенною подробностью. Во главе Г. стоял старшина (gerefa, altermann, senior, senator) , у которого были помощники для заведования делами экономическими и судебно-административными, а также особые лица (ключники) , распоряжавшиеся пиршествами. Суд Г. производился на собраниях членов. Всякое дело члена Г., прежде внесения его в обыкновенный суд, непременно должно было пройти через гильдейский суд, который мог, по желанию истца, разрешить его и окончательно. Наказания, налагавшиеся по гильдейскому суду, были: штрафы деньгами, медом и воском и исключение из Г. Члены Г. должны были помогать друг другу в случае пожара, кораблекрушения или др. несчастий. Г. выдавала своим членам пособия на путешествия к Святым Местам, а также в случаях нужды. Погребение члена Г. совершалось за ее счет: она же заботилась о мессах за упокой души. В XIV и XV вв. между Г. стали различаться колядные Г. (Kalandsgilde - вероятно, назывались так оттого, что обыкновенно собирались 1-го числа каждого месяца, в Календы) и благочестивые братства. Благочестивые братства XIV - XV века представляют ту особенность, что цели их, по-прежнему строго религиозные, специализовались. Поддержание на алтаре свечей в известном количестве, поддержание той или другой церкви, или известной ее части, как то церковной крыши, покровительство школярам, пилигримам и вообще путешественникам, устройство для них госпиталей, кладбищ и проч., таковы специальные задачи, которые принимали на себя отдельные братства.

Гораздо менее многочисленны были светские Г., но роль их была несравненно более значительна. Светские Г. могут быть подразделены на Г. оборонительные, политические и промысловые. Оборонительные гильдии к задачам духовных Г. присоединяли взаимную оборону членов от насилия и несправедливостей, причиняемых могущественными феодалами и, вообще, людьми посторонними. Возникновение оборонительных гильдий относится к той эпохе, когда королевская власть пала и ее атрибуты были перенесены на территориальных владельцев. Каролинги отнеслись в оборонит. Г. неблагоприятно; не было расположено к ним и духовенство, насчитывавшее в своей среде немало феодальных владельцев. Вследствие этого в Германии и во Франции оборонительные Г. не заняли юридически прочного положения. Но в Англии оборонительные Г. уже в IX в. получили значительное развитие, особенно благодаря покровительству Альфреда Великого. Наибольшего развития оборонительные Г. достигли в Дании, где они возникли в XI - XII вв. Политические Г. главной своей целью имели, по-видимому, поддержание первенствующего политического и социального значения своих членов. Сюда могут быть отнесены Г. древних патрицианских родов, существовавшие в Кельне, Страсбурге, Цюрихе и др. Промысловые Г., в свою очередь, распадаются на Г. купеческие и ремесленные. Купеческие Г. впервые появились в Англии. В Лондоне и Иорке они существовали еще в англо-саксонский период; в др. городах Англии они особенно распространились при Генрихе II, Иоанне и Генрихе III. В XIII в. начинается усиленное их развитие в Германии, Дании, Франции и др. странах. В средневековой Германии было мало обще-купеческих Г., но чрезвычайно много Г. торговцев отдельными товарами, в особенности суконщиков. В нижненемецких приморских городах возникли чужекупеческие Г., в состав которых входили шкипера и купцы, торговавшие с одним и тем же городом; подобные Г. были и в др. странах. Очень скоро выработался принцип, что только те лица могут в данном городе заниматься торговлей, которые состоят членами купеческой Г., и, вместе с тем, что членами купеческой Г. могут быть только купцы. Таким образом принять в число членов купеческой Г. было равносильно разрешению заниматься торговлей. К Г. перешел суд, полицейский надзор за производством торговли и организация ее. Содержание монопольных прав купеческой Г. часто передавалось словом Ганза, хотя термин этот имел и другое значение. Характер купеческих гильдий имели большие английские торговые компании (Merchants of the Staple и Merchant Adventurers) , появившиеся в XIII и XIV ст., также как и многочисленные regulated companies, возникавшие с XVI ст. Последние имели своей задачей регулировать спрос и предложение, а в особенности оберегать от переполнения и понижения цен иностранные рынки, на которые сбывались главные предметы английской оптовой торговли - сукно и шерсть. Купеческие Г. в свое время сослужили большую службу торговле и городам, но уже в XVI в. монопольные их права в притязания приходят в столкновение с новым строем жизни. Окончательно они падают после Французской революции. В настоящее время Г. называются иногда в Германии, Англии и Сев. Америке общества взаимного вспоможения или благотворительные.

Существует теория, согласно которой городские общины развились из Г. (Вильда, Гирке, Ницш в др.) ; новейшие исследователи (Гегель, Гросс, Белов) признают, наоборот, что Г. возникли в городах. Ср. Wilda, "Das Gildenwesen im Mittelalter" (1831) ; Toalmin Smith, "English gilds, with a prelim essay by Lojo Brentano" (Лонд., 1870) ; Ch. Gross, "Gilda Mercatoria" (1883) ; его \'же, "The Gild Merchant" (Оксфорд, 1890 г. главнейший труд для Англии) ; Papenheim, "Die altdanischen SchatzRilden" (1880) ; его же, "Ein aitnorwegisches Schatzgildestatat" (1888) ; в особенности Karl Hegel, "Stadte und Giloen der german. Volker im Mittelalter" (1891) . Явления, аналогичные герм. Г., встречаются и на славянской почве, но они мало исследованы. И у славян поминовения умерших и жертвоприношения сопровождались общественными пиршествами. Языческие праздники и здесь слились с праздниками христианскими. Общественные пиршества назывались братчинами. В Зап. России в XV в. явились братства с характером духовных Г.; во второй половине XVI в. они, под именем церковных братств, приобретают политический характер. Несомненные данные о ремесленных братствах в Зап. России (цехах) дошли до нас от XVI-XVII вв. И в настоящее время существуют в Малороссии цехи, которые, подобно средневековым западноевропейским цехам, вмещают в себе элементы духовных Г.; так они содержать в церквах ставники (большие свечи) и т. п. Такие же черты свойственны малороссийским парубоцким или молодецким братствам. Возможно, что в древнем Новгороде, где в немецком дворе существовала Г. св. Петра, и русские торговцы составляли подобные союзы. Источники упоминают про торговые общины, существовавшие при церквах, имевшие общинные кассы и т. п. Трудно, однако, видеть в них союзы, аналогичные Г., тем более, что смутные указания источников могут быть отнесены и к артели, члены которой не только связаны были началами взаимопомощи, но и весь промысел вели на общий счет. Промысел же в древней Руси был свободный. Ограничения являются только в московском периоде в интересах фискальных. Фискальный характер имеют и торговые общины, тогда же возникшие под именем сотен (гостиные, суконные и т. п. сотни) : их задача заключалась в раскладке податей. Наконец и купеческие гильдии, явившиеся результатом Петровского законодательства, имеют значение податных классов.

Г., установленные Петром 1, находились в связи с стремлением его организовать торгово-промышленное население городов в особое сословие и сначала являлись институтом полицейско-государственным, а не финансовым, ибо купцы платили вместе с другими неслужилыми сословиями подушную подать. Регламентом главному магистрату 16 января 1721 г. повелено всех регулярных граждан (т. е. все городское население за исключением иностранцев, шляхетства, духовенства и подлых людей - чернорабочих, поденщиков) разделить на две гильдии, причем к первой гильдии или к первостепенным отнесены: "банкиры, знатные купцы, которые имеют отъезжие большие торги и которые разными товарами в рядах торгуют, городские доктора, аптекари, лекари, шкиперы купеческих кораблей, золотари, серебренники, иконники, живописцы", а ко второй-"которые мелочными товарами и харчевными всякими припасами торгуют, рукомесленные, резчики, токари, столяры, портные, сапожники и сим подобные". Из инструкции Магистратам 1724 г. видно, что Г. имели своих выборных представителей "старшин и старост с товарищами", которые должны были "попечение и старание иметь обо всем, что до пользы граждан" касается и "о чем надлежит магистрату предлагать". Все, что касалось гражданской пользы, городовой магистрат должен был, согласно инструкции, обсуждать со старшинами и старостами Г. При Елизавете Петровне "инструкцией московского купечества старшинам и старостам с товарищи" 19 янв. 1742 г. повелено разделить купечество на три гильдии, из которых каждая избирает старшину, старосту и товарища на один год, причем старшины второй и третьей Г. подчиняются старшине первой, а старосты с товарищами в каждой Г. подчиняются старшине. На этих лиц возложены некоторые полицейские обязанности и взимание разного рода сборов. Манифестом 17 марта 1775 г. купечество освобождено от подушной подати; принадлежность же городских жителей к купечеству обусловлена записью в Г., которых положено повсеместно три. Распределение купцов по Г. происходило по сумме объявленного ими капитала. К первой Г. причислялись те, которые объявляли капитал более чем в 10000 р., ко второй - объявлявшие от 1000 до 10000, к третьей - от 500 до 1000; имевшие менее 500 р. причислялись к мещанам. Все существовавшие до этого времени частные промысловые сборы были отменены, а на место их впервые установлен особый гильдейский сбор, в размере 1% с объявленного капитала. Объявление капитала предоставлялось на совесть каждого, и никакие доносы на утайку имущества не принимались. "Городовым положением" 1785 г. был повышен размер объявляемых капиталов (для первой Г. от 10-50 т., для второй от 5 до 10 т., для третьей от 1 до 5 т.) , но оклад налога остался тот же. В то же время более точно определены права и преимущества купцов, объем которых сделан различным по различию Г. В противоположность цехам, купеческие Г остались и после 1785 г. не организованными в корпорации или общины. В 1807 г. размеры объявляемых капиталов установлены для первой Г. в 50000 р., для второй 20000, для третьей 8000 р.; эти же нормы сохранены и "Постановлением об устройстве Г. и о торговле прочих состояний" 14 нояб. 1824 г. В основе ныне действующего законодательства лежит закон 1 янв. 1863 г., измененный в 1865 г. и образующий "Положение о пошлинах за право торговли и других промыслов", отнесенное к V т. Св. Зак. Согласно этому Положению, предприниматели всех торгово-промышленных действий, не освобожденных от налога; обязаны ежегодно брать особые свидетельства, которые разделяются на купеческие или гильдейские и просто промысловые. Лицо, взявшее купеческое или гильдейское свидетельство, кроме права производить в известных пределах торговлю или промысел, приобретает еще личные права и преимущества, присвоенные купеческому состоянию. Гильдейские свидетельства могут быть выдаваемы лицам обоего пола, кроме священнослужителей и церковных причетников (что не распространяется на оставшихся по смерти их вдов и незамужних дочерей) и протестантских проповедников, находящихся при должностях. Лица, не принадлежащие к купеческому сословию, могут брать гильдейские свидетельства с сохранением настоящего их звания или с перечислением в купечество. Дворяне, взявшие гильдейские свидетельства, пользуются правами и выгодами, данной Г. присвоенными, но, неся все повинности по купеческому званию наравне с купцами, не освобождаются от своих обязанностей и повинностей по дворянскому званию. Правами купеческого состояния пользуется как лицо, на имя которого выдано гильдейское свидетельство, так и члены его семейства, внесенные в одно с ним свидетельство. В гильдейское свидетельство, выдаваемое на имя мужа, может быть внесена жена, но в свидетельство, выданное на имя жены, муж внесен быть не может; при отце или матери могут быть внесены в одно свидетельство их сыновья, не замужние дочери и усыновленные законным порядком приемыши (приемыши, не усыновленные законным порядком - только до совершеннолетия) , равно как и внуки (дети сына) ; но внесение сих последних допускается лишь тогда, когда отцы их не производят торговли от своего имени. Незамужние сестры могут быть причислены к свидетельству их брата, начальника семейства. Если, по смерти начальника семейства, место его заступить один из оставшихся сыновей, то в свидетельство этого нового начальника семейства могут быть внесены братья его и родные племянники только до достижения ими совершеннолетия (21 года) , а сестры и родные племянницы - до замужества. Купец, вместе с женою, может зачислить в свое свидетельство детей от первого ее брака: сыновей до совершеннолетия, а дочерей - до замужества; купеческой же вдове предоставляется зачислять в свое свидетельство детей умершего ее мужа от первого его брака наравне с собственными от него детьми. Надзор за правильной выдачей гильдейских свидетельств предоставлен казенной палате. Гильдий с 1863 г. осталось две. Плата за свидетельство первой Г., к которой, по предположению закона, принадлежит оптовая торговля, однородная - 565 руб., для всех местностей России, плата же за свидетельство второй Г., которое обязаны брать торговцы в розницу и владельцы фабрик и заводов с числом рабочим более 16 чел., составляет, по 5 классам местностей, от 40 до 120 руб. А. Я.

Гильотина

- машина для обезглавливания, применяемая во Франции с эпохи Революции. Она состоит из двух вертикальных столбов; соединенных наверху перекладиной; между этими столбами, по сделанным на внутренней стороне их желобкам, движется сверху вниз очень тяжелое, широкое, кривое лезвие, отточенное с нижней стороны. Лезвие это подтягивается к верхнее перекладине веревкой; казнимого кладут между столбами так, чтобы шея его приходилась как раз против лезвия, веревку отпускают и тогда лезвие падает с очень большой силой и скоростью, моментально отделяя голову от туловища. - Уже задолго до революции подобного рода машина была в употреблении в Шотландии, в Англии и в различных странах континента. С начала XVIII в. она вышла из употребления; но изображения машины и описание казней, совершавшихся при ее помощи, сохранились в различных сочинениях того времени. Из одного подобного сочинения, где описывалась казнь, совершенная в Милане, в начале XVIII в., почерпнул, как говорят, сведения о машине и д-р Гильотен, благодаря которому она вновь вошла в употребление. Д-р Гильотен род. в 1738 г. Будучи избран в учредительное собрание в 1789 г., он в декабре того же года внес в собрание предложение о том, чтобы смертная казнь всегда производилась одним и тем же способом - именно через обезглавливание, и притом посредством машины. Цель этого предложения заключалась в том, чтобы казнь через обезглавливание не составляла более привилегии знатных, а самый процесс казни производился как можно быстрее и причинял как можно менее страданий. После продолжительных дебатов мысль Г. о смертной казни через обезглавливание была принята, и этот способ казни был введен в уголовный кодекс, составленный собранием (и ставший законом в 1791 г.) . Первоначально, впрочем, предполагалось производить обезглавливание мечем, но когда этот способ оказался неудобным, то вопрос о способе совершения казни был передан особой комиссии, по поручению которой д-р Антуан Луи (Antoine Louis) составил докладную записку, где высказался за машину подобную той, какую уже предлагал Г. Это предложение было принято, и в апреле 1792 года, после удачных опытов над трупами, в Париже, на Place de Grеve, была произведена первая казнь новой машиной. Во время производства опытов машине этой дали (от имени д-ра Луи) название Louisette или lа реtite Louison, которое однако скоро сменилось названием Г. Тесная связь гильотины с эпохой террора послужила препятствием к распространению ее в Европе. Впрочем, в 1853 г. Г. была введена в Саксонии (под именем Fallschwert или Fallbeil) и затем распространилась в некоторых других государствах Германии. Часто повторяемый рассказ, будто Гильотен сам был казнен изобретенной им машиной, лишен основания: Гильотен пережил революцию и умер естественной смертью в 1814 г.

Гималайские горы

(Himalaja, по-санскритски - зимнее или снежное жилище, у греков и римлян Imans в Hemodus) - высочайшие горы на земле; отделяют Индостан и зап. часть Индо-Китая от Тибетского плоскогорья и простираются от места выхода из них Инда под 73?23\' в. д. по Гриничу в юго-вост. направлении до Брахмапутры под 95?23\' в. д. на протяжении 2375 км. при ширине в 220 - 300 км. Зап. часть Г. под 86? с. ш. так тесно связана в один горный узел (величайший на земле) с почти параллельным ему началом хребта Каракорум, который тянется на незначительном расстоянии от него, с хребтом Куен-Лунь, ограничивающим Тибет с С, и с Гиндуку, что все эти четыре горных хребта входят в состав одной возвышенности. Г. горы составляют самый южный и самый высокий из этих хребтов. Восточная оконечность Г. гор переходит приблизительно на 28 параллели в сев. части британской пров. Ассам и Бирма в принадлежащие уже Китаю горы Юн-Линг. Обе горные массы отделяются друг от друга Брахмапутрой, которая перерезывает здесь горы и делает изгиб с С на ЮЗ. Если представить себе линию, идущую на юг от озера Мансаровар, лежащего между истоками Сетледжа и Брахмапутры, то она разделит Г. горы на зап. и вост. половину и вместе с тем будет служить этнографической границей между арийским населением бассейна Инда и туранским населением Тибета. Средняя высота Г. г. равняется 6941 мм.; многочисленные вершины значительно выше этой линии. Некоторые из них выше всех вершин Андов и представляют самые высокие точки земной поверхности. До 225 из этих вершин измерены; из них 18 возвышаются более 7600 м., 40 более 7000, 120 бол. 6100. Высочайшие из всех Гауризанкар или МоунтЭверест (Mount-Everest) вышиною в 8840 м., Канчинжинга (Kantschinjinga) в 8581 м. и Давалагири (Dhawalagiri) в 8177 м. Все они лежат в восточной половине Г. гор. Средняя высота границы снега на Г. горах равняется приблизительно 4940 м. на южн. склоне и 5300 м. на сев. Из громадных ледников некоторые спускаются до 3400 и даже 3100 м. Средняя высота ведущих через Г. горы проходов (Ghats) , которых известно 21, равна 5500 м.; высота самого высокого из них, прохода ИбиГамин, между Тибетом и Гарвалом, равна 6240 м.; высота самого низкого, Бара-Лача (BaraLatscha) - 4900 м. Г. горы не составляют одной совершенно сплошной в непрерывной цепи, а состоят из системы то более, то менее длинных хребтов; частью параллельных, частью пересекающихся, между которыми залегают широкие и узкие долины. Настоящих плоскогорий в Г. горах не встречается. Вообще южн. сторона Г. гор более раздроблена, чем северная; здесь больше отрогов и боковых хребтов, между которыми лежат более или менее зависимые от индобританского правительства государства Кашмир, Гаривал, Камаон, Непал, Сикким и Бутан. На южн. стороне Г. гор берут начало притоки Инда: Джелам, Шенаб и Рави, Ганг с его левыми притоками и Джамуни.

Г. горы более всех других гор на земном шаре богаты величественными красотами природы; особенно живописный вид представляют они с Ю. Что касается геологического строения Г. г., то у подошвы видны преимущественно песчаники и обломочные горные породы. Выше, приблизительно до 3000 - 8500 м. высоты, преобладает гнейс, слюдяной, хлоритовый и тальковый сланец, прорезанные часто толстыми жилами гранита. Выше - вершины состоят главным образом из гнейса и гранита. Вулканических горных пород на Г. торах не встречается и вообще здесь вовсе нет признаков вулканической деятельности, хотя здесь и существуют различные горячие ключи (числом до 30) , наиболее известные из которых находятся в Бадринате. Растительность крайне разнообразна. У южн. подошвы вост. половины тянется нездоровая и непригодная для заселения болотная местность, называемая Тараи, ширины в 15 - 50 км., поросшая непроходимыми джунглями и гигантской травой. За нею следует, до высоты приблизительно 1000 м" крайне богатая, тропическая и специально индийская растительность, за которою до высоты 2500 м. следуют леса дубов, каштанов, лавровых деревьев и т. п. Между 2500 и 3500 м. флора соответствует флоре южной и средней Европы; преобладают хвойные и именно Pinas Deodora, P. excelsa, P. longifolia, Aties Webbiana, Picea Morinda и т. д. Граница древесной растительности проходит выше на сев. стороне (последняя порода деревьев здесь береза) , чем на южн. (здесь выше всего восходит один род дуба - Quercus semicarpifolia) . Следующая затем область кустарников доходит до границы снега и на сев. стороне заканчивается одним видом Genista, на южн. - несколькими видами Rhododendron, Salix и Ribes. Хлебопашество на тибетской стороне восходит до 4600 м., на индийской лишь до 3700; травы на первой растут до 5290 м., на второй - до 4600 м. Фауна Г. гор также крайне интересна и очень богата. На южн. стороне до 1200 м. она специально индийская; представителями ее являются тигр, . слон, обезьяны, попугаи, фазаны и красивые виды кур. В средней области гор встречаются медведи, мускусные кабарги и различные виды антилоп, а на сев. стороне, примыкающей к Тибету - дикие лошади, дикие быки (яки) , дикие бараны и горные козлы, а также некоторые другие млекопитающие, принадлежащие к фауне Средней Азии и специально Тибета. Г. горы не только составляют политическую границу между англо-индийскими владениями и Тибетом, но в общем также и этнографическую между живущими к югу от Г. гор арийцами и индусами и принадлежащими к монгольскому племена жителями Тибета. Оба племени распространились по долинам вглубь Г. гор и различным образом перемешались между собою. Население гуще всего в крайне плодородных долинах, на высоте от 1500 до 2500 м. На высоте 3000 оно становится уже редким. См. Н. A. und R. von Schlagintweit, "Resalts of a scientific mission to India and High-Asia" (с атласом, Лпц., 1861 - 66) ; SchlagintweitSakunlunski, "Reisen In Indien und Hochasien" (Иена, 1869 80) : К. E. von Ujfalvy, "Aus dem westlichen Himalaya" (Лпц., 1884) .

Гименей

(>?mhn. >?mhnaioV) : 1) Название особого рода хоровой песни у древних, певшейся при проводах невесты в дом жениха юношами и девицами. Постоянным припевом ее было: ">?mhn w >?menai w". - 2) Божество брака, собственно олицетворенная брачная песнь. Г. считался сыном Аполлона и одной из муз. Рассказы о его происхождении и связях с различными мифическими лицами противоречивы. В мифах он является цветущим, женственной красоты юношей, умирающим во цвете лет в день брака, в тоске о скоротечности юности и красоты, и погребаемым музою, его матерью. В таких рассказах, по-видимому, символизируется потеря невинности и чистоты вследствие брака. В искусстве (на римских рельефах, на одной помпеянской фреске) Г. является стройным нагим юношей, с факелом в одной и венком в другой руке, с строгим выражением лица, отличающим его от Эрота.

Гимн

(греч. gnmneo - петь, славить, хвалить) . У древних в Г. прославлялись боги и герои; пелись при жертвоприношениях в торжествах. У евреев Г. встречаются в собраниях псалмов Давида. У христиан Г. хвалебная песнь Богу или святым. Христианский Г. ведет свое начало от первых времен христианства, когда хвалебные песни пелись в катакомбах и пещерах. В христианское богослужение вошли Г. как Ветхого Завета напр., гимны Захария и Симеона, - так и Нового Завета. К прекрасным образцам христианских Г. принадлежат амвросианский "Те Deum" и "Коль славен наш Господь в Сионе". У лютеран многие хоралы могут быть отнесены к разряду Г. Национальные Г. - песнь торжественного содержания, исполняемая при всех официальных случаях. Русский народный Г. - "Боже Царя храни", Львова. Из Г. других государств по музыкальным достоинствам особенно выдается английский национальный Г., вошедший в употребление и во многих других государствах, как то Пруссии, Швеции, России (до гимна Львова) . Национальные гимны писали Львов, Люлли, Лист, Руже де-Лиль, Гайдн, Кверульер, Гретри. Из сборников таких Г. известны: "Recueil d\'airs nationaux" Леона Шика (переложение для оркестра) и сборник национальных гимнов всех государств света Щуровского) для фортепиано, с пением. Г. вообще пишется в необширной форме песни, в коленном складе. Но есть Г., получившие у композиторов более широкое развитие, напр. "Те Deum" Берлиоза, "Lobgesang" Мендельсона и др. Н. С.

Гиндукуш

, а также Гинду-кух (индийские горы) - один из самых высоких горных хребтов Азии, составляющий в восточной своей части южную окраину Памира, расположенный между 34? - 37? с. ш. и 66? - 74? в. д. от Гринича и известный у древних писателей под именем Кавказа, индийского Кавказа или Паропамиза. Г.-куш является восточным звеном огромной гряды складчатых хребтов, которая, начинаясь Кюрен-дагом на западе, проходить в виде Копет-дага, Паропазами, Кух-и-баба и собственно Г. куша через всю зап. Азию и примыкает на востоке к Каракоруму. Длина хребта в означенных пределах около 800 в., причем на собственно Г.-куш приходится около 650 в. и на хр. Кух-и-баба, западную оконечность его, около 150 в. Общее направление хребта - с ю.-зап. на сев.-вост., вид - извилистая дуга большого радиуса, в общем слегка выгнутая к югу. В западной части Г.-куш значительно шире, чем в восточной, которая примыкает к Гималайской системе (Каракорум) . Встреча Г.-куша с складками хребтов Гималайской системы, подходящими к нему почти под прямым углом, образует единственное в своем роде на земном шаре скучивание складок (так наз. индийское) , отличающееся множеством громадных вершин в 25000 ф. выш. и выше. Средняя высота Г.-куша точно неизвестна; предполагают, что восточная часть его в среднем достигает около 18 тыс. ф. (6500 м.) , а западная нисколько ниже. Отдельные вершины Г.-куша, из коих измерены и известны весьма немногие, подымаются значительно выше 20 тыс. ф. (6100 м.) ; наиболее известные и высокие находятся в восточ. части хребта. В восточной оконечности Г. куша (южная цепь) имеется несколько вершин, подымающихся почти до 22 тыс. ф. (6700 м.) , несколько западнее, почти под 72? в. д" лежат вершины Лунха (22600 ф. 6888 м.) и Сад-иштраг (24100 ф.) ; еще западные - Нушау 24600 ф. (7500 м.) , к югу от которой в южной цепи, направляющейся почти параллельно главной водораздельной, находится наиболее прославлевная вершина Г. к. - Тирич-мир (25400 ф. - 7740 м.) . Эта великолепная вершина, находящаяся в пределах Читраля, видна как из Кафиристана на юге, так из Бадахша на севере; об ней существует много легенд и рассказов, из которых один повествует о существовании на склонах Тирич-мира великолепного бассейна, выложенного глыбами белого мрамора. Начиная от 74? в. д. от Гринича к западу, Г.-куш в большинстве местностей представляет 2 хребта, из коих северный, более высокий, является собственно водоразделом между Индом и Пянджем (Аму-Дарьей) . Южная цепь идет почти параллельно северной, в расстоянии 10 - 20 верст, и в общем уступает по вышине последней, за исключением восточной части, где оба хребта имеют, повидимому, почти одинаковую высоту. В южной цепи, как было указано, находится и Тирич-мир. Г.-куш сохраняет свой двойственный характер по-видимому до 691/2? в. д., где он образует огромный горный узел Хавак, от которого расходятся отроги на север - в Бадахшан (хр. Ходжа-Магомет и т. п.) . К западу от перевала Хавак Г.куш, по-видимому, значительно суживается и сохраняет этот характер до Иракских перевалов, где, при весьма значительном расширении хребта, строение его становится крайне запутанным и недостаточно выясненным. Несколько южнее Иракских перевалов к Г.-кушу примыкает его западная оконечность - хр. Кух-и-баба, который идет в виде дуги, изогнутой на Ю, и заканчивается несколько западнее меридиана Балка. С северных склонов Г.-куша, начиная с восточной его оконечности) стекают: лев. притоки Вахан-Дарьи и Пянджа - Аму-Дарьи (Кокча, Кундуз) , далее Хулум, теряющийся несколько севернее Таш-кургана (Хулума) в песках и наконец Балх, изчезающий к СЗ от Мазар-и-Шерифа. С южных склонов Г.-куша, также начиная с В, стекают прав. прит. Инда. - Гильгит с Яссином и Канджутской рекой и лев. прит. р. Кабула: Кувар (Ярхун) , Алинджар, Пянджшир с Ниджрой, и наконец верховья Кабула, а с южн. склонов хребта Кух-и-баба верховья Гильменда. Относительно ледников Г.-куша никаких определенных сведений не имеется; снеговая линия находится, по-видимому, на выс. около 14 - 16 тыс. фт. (4250 - 4870 м.) н. ур. м. Перевалы в хребте, достигая в среднем 12 - 14 тыс. фт. высоты, иногда поднимаются значительно выше; между ними наиболее известны, начиная с В: Вахджир, Калик (около 4900 м.) , перевал Ионова, обследованный русским офицером Ионовым в 1891 г. (17 тыс. фт., 6180 м.) , Даркот (12 тыс. фт., 3660 м.) в Барогыль - ведущие из Канджута и Яссина на Памир (из них наиболее удобные перевалы Ионова и Барогыль) ; Нуксан (161/2 тыс. фт., 5300 м.) и Дора (15 тыс. фт., 4570 м.) , ведущие из Читраля в Бадахшан; Хавак (13200 фт., 4020 м., через этот перевал, по преданию, проходил А. Македонский) из Кафиристана туда же. Западнее Хавака имеется множество перевалов, ведущих из Пянджширской долины на верховья Кундуза и его притоков (Сарьуланг, Кушан) . На крайней зап. оконечности собственно Г.-куша расположена в различных цепях хребта целая группа перевалов, лежащих на весьма посещаемое и важной дороге из Афганского Туркестана (долина р. Хулум) на верховья Гильменда и в г. Кабул. Из них наиболее замечательны, начиная с С: Кара-котель (13 тыс. фт., 3960 м.) , Дедан-шикен (9 тыс. фт., 2740 м.) , Пелу, Большой Иракский перевал (13 т. фт., 8960 м.) , Хаджихак и Унай (11820 фт., 8450 м.) . От перевала Хаджихак на 3 тянется зап. оконечность Г.-куша, хребет Кух-и-баба, о перевалах в котором точных сведений нет. О составе Г.-куша имеется мало данных; по-видимому, его слагают граниты, сланцы, известняка в песчаники. В хребте и по его склонам встречаются: золото, серебро, цинк, свинец, сера, селитра, лапис-лазурь и т. п. О распределении лесов известно мало: зап. часть хребта, по-видимому, имеет их весьма немного. В лесах растут: кедр, пихта, ель, сосна, дуб, фисташка, древовидные можжевельник, орешник каштаны и т. а. Хвойные леса в зап. оконечности Г.-куша начинаются на 8 - 10 тыс. фт., а древесная растительность местами встречается еще на высоте 131/2 тыс. фт. Культурные растения в районе хребта почти те же, что и в Туркестане; абрикос встречается еще на 9 тыс. фт., рис на 6 тыс. фт., а ячмень и пшеница на 10 - 11 тыс. фт. На южном склоне Г.-куша между перевалами Дора на В и Хавак на 3, по лев. прит. Кабула расположена одна из наименее известных и наиболее интересных стран Азии - Кафиристан. Г.-куш одно время предлагался как "научная" граница сфер политического влияния Англии на Ю и России на С. В. Масальский.

Гинекология

(от греческих слов женщина и наука) - учение о нормальных отправлениях и болезненных изменениях половой сферы женщин представляет одну из важнейших и обширнейших отраслей медицины. Теснейшим образом Г. связана с акушерством, изучающим явления в женском организме, относящиеся к беременности и родам, от момента зачатия до конца послеродового периода; близко стоит она также к хирургии и другим отделам практической медицины, - нервным, внутренним болезням и т. д.; выдающиеся представители Г. были в громадном большинстве в то же время акушеры или хирурги; но половая жизнь женщины так сложна, столь влияет на отправления всех органов ее организма, в патологические изменения ее половой сферы так многочисленны и разнообразны, что Г. сама собою выделилась в отдельную науку. История медицины указывает, что в древнейшие времена развитие акушерства, Г. и хирургии шли рядом; в книгах Моисея, у Пророков, в Талмуде и т. д. имеются ясные сведения о повивальных бабках, месячных, женских болезнях в способах их лечения. Судя по книгам Гиппократа, познания по Г. были в то время (за 400 л. до Р. Хр.) довольно обширны, а при гинеколог. исследованиях и тогда прибегали к ощупыванию и ручному диагнозу; приемы ручного исследования считались необходимыми для определения смещения, выпадения и наклонения матки, присутствия опухолей, и страдания маточной шейки и рукава. В древние времена употребляли уже и гинекологич. инструменты; так при раскопках Помпеи найдено трехстворчатое рукавное зеркало, раскрывавшееся посредством винта, о рукавном зеркале упоминает Павел Эгинский. Способы лечения жен. болезней практиковались в древние времена - местные: подкуривания, спринцования, пессаpии, банки, припарки, примочки и пр.; и внутренние: слабительные, рвотные, специальные для женщин травы и коренья и пр.

После Гиппократа Г., подобно всей медицине, непрестанно развивалась, хотя и довольно медленно; но с половины VII века наступил почти полный застой в ее развитии: у господствовавших в те времена арабов, монголов религия не допускала врача мужчину к больной женщине. В Средние века Г. хотя и возродилась, но подпала под влиянием мистицизма и схоластики. С эпохи только Возрождения врача начали собирать материал для постройки знания научной Г. Прежде всего пришлось очистить ее, как и акушерство, от укоренившихся предрассудков и мистических положений; в этом отношении много сделали в конце прошлого столетия акушеры Боделок (во Франции) и Боер (в Германии) ; а затем только научные врачи могли поставить ее на физиологические законы. Гинеколог. хирургия возродилась несколько ранее: как отдел чистой хирургии, она отделилась от акушерства еще в Средние века. В королевской хирургической академии, в Париже, открытой знаменитым Лапейроном в 1737 г., Г. занимала уже видное место. Хирургами же в начале этого столетия сделано много важных открытий, относящихся к Г.; напр., с 1818 г. сделалось известным открытое Рекамье рукавное, цилиндрическое зеркало, употребляемое и в наше время; Лисфранк и Мелье указали на способы внутриматочных впрыскиваний; Лисфранк доказал полную возможность ампутации шейки матки; МакДовен, в 1809 году, произвел первую овариотомию и т. д. Из акушеров, оказавших услуги Г. в первой половине настоящего столетия, особенно выдается Киллиан, проф. в Бонне, родившийся в 1800 г. в С.-Петербурге и получивший образование в виленской медиц. академии; он написал руководство по оперативному акушерству, в которое вошла и оперативная Г.

В настоящем же столетии с развитием основных медицинских наук, анатомии. физиологии, гистологии и др., Г. получила новое научное направление и систематизировала подлежащие ее ведению болезни; классификация эта до сих пор еще меняется различными авторами, смотря по господствовавшим теориями и воззрениям. Эмпиризм, дававший основу для терапии, заменился точно обставленными опытами и наблюдениями, под контролем статистики. Появились и врачи, почти специально посвятившие себя Г., даже одному какому-либо ее отделу. Таковы: знаменитый введением в медицину хлороформа проф. в Эдинбурге Симсон, предложивший маточный зонд и основавший внутриматочную механургию, Спенсер Уэльс, в Лондоне, сделавший до 1882 года 1071 операцию овариотомии, американский хирург Симс и т. д.

В Германии преобразователем Г. явился Кивиш (в Вюрцбурге и Праге) , тщательно обработавший диагностику женских болезней. Сканцони, оставивший много научных трудов по Г. Во Франции Куртю (руководство по Г.) . Галльяр, Пеан и др. В России Г. очень долгое время была соединена с акушерством и даже детскими болезнями; в некоторых университетах до сих пор эти три кафедры соединены вместе. Проф. Флоринский еще недавно (в 60 - 70 годах) занимал их все три вместе в медикохирургической академии в С.-Петербурге. Но, несмотря на такое официальное соединение, на практике Г. давно в России обособилась в отдельную науку и достигла значительного развития и процветания. Пользуясь последним словом науки Запада, применяя и совершенствуя открытия, делаемые учеными всего мира, и скоро усвоив принципы антисептики и асептики, русские гинекологи и в теорет. изысканиях и в практической деятельности достигли блестящих результатов и доставили своей специальности почетное место. Во главе их должен быть поставлен проф. А. Я. Крассовский, образовавший школу русских Г. и акушеров и получивший громкую известность своими трудами по оперативной Г. Он первый в России начал делать овариотомии и произвел их до 1000; затем проф. Китер и проф. Флоринский известны первыми самостоятельными курсами по Г. Проф. Флоринский широко смотрел на Г., как вообще на отдельную науку. Проф. Горвиц и проф. Лазаревич, предложившие большое число разнообразных рациональных инструментов в известные своими самостоятельными научными воззрениями. Современными представителями кафедр Г. и акушерства в России являются профессора: в военно-мед. академии: К. Ф. Славянский и А. И. Лебедев, в моск. унив. А. М. Макеев и В. Ф. Снегирев, в казан. ун. Н. И. Феноменов, в харьк. ун. Н. Ф. Толочинов и П. А. Ясинский, в киевск. унив. св. Влад. Г. Е. Рейн, в варш. ун. Ц. В. Ястребов, в дерпт. ун. О. О. Кюстнер, в томск. ун. И. Н. Грамматикати и в Еленин. клин. инст. - Д. О. Отт. Во всех университетах имеются уже Г. клиники, соединенные с акушерскими, а в больших больницах - особые отделения для женских болезней. Литература по Г. Запада очень обширна, в России до Китера и Крассовского ограничивалась преимущественно переводами, но за последнее время быстро растет. Ср. специальные руководства по Г. - Флоринского (СПб. 1869) , Горвица (СПб. 1874 г.) , Славянского (СПб. 1888 г.) , по операт. Г. Соловьева (М. 1888) ; "Исторически очерк овариотомий в России" (с указ. всей относящейся к ним русск, литературы, сост. д-ром Матвеевым; до 1886 г. было сделано 762 операции овариотомии, о которых заявлено в печати или сообщено автору) . А. Л - ий.

Гипербола

- риторическая фигура преувеличения (или, напротив, уничижения) истины, как, напр., в выражениях "кровь лилась ручьями", "пот катился градом". Намеренное уничижение (называемое также мейозис) служит для вызывания комических эффектов контрастом между гиперболической формой и ничтожностью содержания.

Гиперемия

(hyperemia) - переполнение (выше нормы) кровью сосудов кровеносной системы какого-либо органа или области тела. Так как переполнение может произойти от увеличенного притока артериальной крови и от затруднения оттока венозной, то различают: 1) Г. артериальную, активную, собственно прилив крови (congestio, fluxio) ; 2) венозную или пассивную - застой крови (stasis) и 3) смешанную.

1) При активной Г. кровеносные сосуды, особенно артерии и капилляры, расширены, крови притекает больше обыкновенного и течет она быстрее. Гиперемированная ткань увеличивается в объеме, распухает, температура ее несколько повышается, ибо расширенные кров. сосуды отдают наружу меньше тепла, чем при обыкновенных условиях, чувствительность повышена, цвет более яркокрасный. Причины активной Г. : а) механические и б) нервного происхождения, - расстройства иннервации сосудисто-двигательной нервной системы (вазомоторы КлодБернара) . Механическая Г. наблюдается при усиленной деятельности сердца, увеличены напора и давления крови; при уменьшении атмосферного давления (сильная Г. кожи в кровососных банках при разрежении в них воздуха; приливы крови к периферии тела, к глазам, ушам, при подымании на воздушном шаре и т. д.) ; увеличение напора крови от изменения привычного положения (наклонение головы книзу, при быстром вращении и пр.) . Сюда же может быть отнесена и Г., наблюдаемая при страдании мышц и самих стенок кровеносных сосудов. Г. нервного происхождения вызывается: раздражением нервов. расширяющих сосуды (тоническая активная Г.) , или параличом нервов, суживающих сосуды (паралитическая Г.) . Поводом к возбуждению или параличу служат самые разнообразные причины; непосредственное действие на нервную симпатическую систему физических, химических и физиологических агентов, посредственная передача раздражения через центральную нервную систему (даже через головной мозг, - краска стыда и Г. вызываемая произвольно, путем сознания) , через органы чувств, через периферические окончания нервов, через кожу и пр. Нервного происхождения Г. наблюдается также при лихорадочных заболеваниях, при различных страданиях нервной системы, при повышении температуры (тепло) . Сюда же относится коллатеральная Г., наблюдаемая в местах, лежащих по соседству с тканями, в которых имеются препятствия к кровообращению или оно совсем прекращено, и Г. последовательная, вторичная, наступающая после того, как ткань была временно бедна кровью, подвергнута анемии. - Решить в каждом случае нейропатической Г., обязана ли она угнетению сосудосуживателей или расширены сосудорасширителей, очень часто невозможно в виду недостаточной анатомической обоснованности всего учения о сосудодвигательной нервной системе и в особенности о сосудорасширителях. Очень часто обе группы нервных волокон принимают участие в производстве Г., особенно в тех случаях, когда Г. быстро сменяется анемией и обратно" (В. В. Подвысоцкий, "Основы об. патологии" СПб., 1891 г.) . Скоро проходящая акт. Г. не оставляет обыкновенно дурных последствий: деятельность клеточных элементов, временно получавших избыточное питание, скоро восстановляется; если же Г. продолжалась долгое время, то питание стенок сосудов, а затем и окружающей ткани, сильно нарушается, наступает их воспаление, т. наз. воспалительная гиперемия.

2) Венозная Г. - застой крови в венах и волосных сосудах в какой-либо части тела имеет место при сдавливали или сужении больших венных стволов, напр., рубцами, опухолями, искусственной лигатурой, измененным положением органов (беременная матка, опущенная почка, ущемленная грыжа) . Разнообразные механические влияния ненормальных положений, продолжительное отсутствие движения в конечностях при отвесном их положении, также служат причинами венозного застоя. При ослаблении нагнетательной деятельности сердца, уменьшении присасывающей способности грудной клетки и т. д. получается общий застой венозной крови в организме и замедление ее циркуляции. При таком общем застое и слабо выраженные препятствия к кровообращению в отдельных участках тела вызывают значительную местную венозную Г. напр., при болезнях сердца, эмфиземе легких. Часть тела, подвергнувшаяся венозной Г., увеличивается в объеме, темно-синего цвета, температура ее понижена, иногда на 2?, потому что количество протекающей крови в определенный промежуток времени сравнительно с нормою уменьшено.

При кратковременном застое не наблюдается в тканях значительных изменений, но затем появляется отек от пропотевания жидкости через капилляры (застойная водянка) . Вместе с жидкостью проходят через стенки капилляров красные и белые кровяные шарики. Протоплазма клеток изменяется, набухает (мутное набухание) и, наконец, или разрушается, или разрастается (соединительно-тканные элементы) иногда до значительного увеличения и уплотнения всего пораженного участка.

При общем застое наблюдаются в организме: ослабление отправлений всех органов, общая подавленность, слабость. При активной и пассивной Г. имеют место, также очень часто, кровотечения, вызывающие нередко тяжелые осложнения.

Гипостатическая Г. на трупах происходить от того, что кровь, под влиянием тяжести, опускается в нижележащие части тела. Будучи измененной, с разрушенными кровяными шариками, она легко пропотевает в ткань через расширенные стенки сосудов или изливается, разрывая их, и образует так называемый "трупные пятна", темно-синего цвета.

Г, мозга, как отдельная форма страдания, выражается чувством давления в голове, головокружением, состоянием как бы опьянения или оглушения, притуплением сознания и даже обмороком, различными ощущениями зрения и слуха, неровностью походки и т. п. Переполнение кровью сосудов мозга также может быть или активным от усиленного притока артериальной крови, или пассивным, от застоя и затруднения оттока венозной. При часто повторяющейся Г. в мозгу, могут произойти серьезные изменения его вещества. Некоторые вещества, известные, как специально вызывающие приливы крови к голове (спирт, хлороформ, кофеин, амил-нитрит, нитроглицерин и др.) , действуют через нервную систему и изменяют кровообращение. А. Л - ий.

Гипертрофия

(Hypertrophia) - чрезмерный прогрессивный рост кл. ткани или органа тела. Под простой Г. в тесном смысли слова должно понимать исключительное увеличение размеров тканевых элементов, без увеличения их числа. В более обширном смысле Г. - увеличение органа на счет нарастания и размеров и числа клеток, т. е. гиперплазии. Гипертрофические процессы вызываются повышенной созидательной способностью клеточных элементов, патологически вызванной и являющейся чаще всего следствием усиленного даже чрезмерного питания, откуда и произошло слово гипертрофия. Причиной роста тканей за пределы нормы являются, кроме усиленного питания или повышенной способности усвоения, и особое раздражение трофических нервов и специальное влияние в большинстве случаев невыясненных агентов, вызывающих рост отдельных клеточных колоний; при некоторых новообразованиях, также под влиянием низших организмов или продуктов их отделений и выделений. В клиническом отношении гипертрофические процессы делятся на, более или менее, физиологические, развивающиеся обыкновенно в организме для восстановления правильной деятельности органов и отвечающие разумным требованиям природы, и патологические, не имеющие никакой целесообразности и законченности; к последнему роду принадлежат - опухоли, новообразования, разнообразные уродства и пр.

Пример рациональной Г. представляют мышцы сердца, увеличивающиеся при пороке последнего, когда им приходится усиленно работать. Г. сердца обыкновенно останавливается, когда его мышцы увеличиваются настолько, что сила их достаточна, что бы справиться с затрудненным кровообращением. Почка увеличивается, когда другая больна или удалена и на нее одну падает работа выведения всей мочи. Точно также гипертрофируются отдельные мышцы при усиленном питании, когда они систематически стремятся преодолевать определенные сопротивления. Если же усиленно работающая мышца недостаточно питается - она перерождается. Напр., при сужении кишки мышечные пучки, лежащие над сужением, значительно гипертрофируются и т. п. Г. отдельных мышц можно вызвать искусственно, поставив их в условия хорошего питания и систематического упражнения (атлеты, акробаты, музыканты и т. д.) .

Иногда отдельные ткани, и органы имеют наследственную наклонность к прогрессивному росту, напр., рост опухолей у стариков; иногда толчок к гипертрофии получается еще в периоде внутриутробной жизни, и ребенок родится с чрезмерно большею какой-либо частью тела (врожденная Г. мозга, мышц, костей) . Усиленный рост тканей также вызывается изменением состава крови или введением в нее особых раздражающих агентов; например, при кормлении молодых животных мышьяком, фосфором наблюдается усиленный рост костей; при употреблении спирта - обильное отложение жира. - Г. сердца, мышц, печени, почек, мозга, когтей, кожи. А. Л - ий.

Гипо

(греч.) , значит под, гипер - над. Эти частицы приставляются к названию интервала или другого муз. термина с целью придать ему значения верхнего или нижнего, напр. гипердитонос - верхняя терция, гиподитонос нижняя терция, гиподиапента - нижняя квинта, гипердиапазон - верхняя октава, гиподиапазон - нижняя октава, гиперболеон - высший тетрахорд тональной системы греков и т. д. Н. С.

Гипостиль

, гипостильный - архитектурный термин, означающий залу, галерею и всякое другое внутреннее помещение, потолок которого подпирается снизу колоннами.

Гипотеза.

- Во второй аналитике Аристотеля, кроме истин не требующих доказательства (аксиом) , различаются два рода доказуемых положений (JesiV) : определение (orismoV) , относящееся к сущности предмета, и предположение (upoJesiV) , относящееся к его существованию.

Гиппарх

- основатель научной астрономии. Родился в Никее во II-ом веке до Р. X., но жил на острове Родосе и частью в Александрии. Биографических сведений о Г. почти не имеется; сведения же об его астрономических работах сохранились в Альмагесте Птоломея. Пораженный появлением новой звезды в созвездии Скорпиона в 134 г. до Р. X., Г. составил звездный каталог с тем, чтобы будущие астрономы могли следить за появлением новых и исчезновением прежних звезд. В каталог занесено положение 1022 звезд определенных для того времени весьма точно. Сравнивая долготы этих звезд с долготами, определенными 150 лет раньше греческим астрономом Тимохарисом, Г. открыл прецессию или предварение равноденствий Г. ввел в географию определение положения мест на земной поверхности по широтам и долготам, определил параллакс луны по наблюдениям времен ее всхода и заката и пр. Д. Б.

Гиппократ

(Hippocrates) - знаменитейший греческий врач с острова Коса, род. за 460 до Р. Хр., ум. в 356 г. до Р. Хр. в Лариссе, в Фессалии, где ему и поставлен памятник; принадлежал к известному в древней Греции роду Асклепиадов и ближайшими предками имел врачей. Первоначальное медицинское образование получил от отца, - врача Гераклида, - и других врачей о. Коса; затем, с целью научного усовершенствования, в молодости много путешествовал и изучил медицину в разных странах по практике местных врачей и по обетным таблицам, которые всюду вывешивались в стенах храмов Эскулапа. История его жизни мало известна; существуют предания и рассказы, относящиеся к его биографии, но они носят легендарный характер. Имя Г., подобно Гомеру, сделалось впоследствии собирательным именем и многие сочинения из огромного числа (72) приписываемых ему, как выяснено в новейшее время (Гален, Галлер, Грунерт, Гезер, Литре, Ковнер и др.) , принадлежат другим авторам, преимущественно его сыновьям, врачам Фессалу и Дракону, и зятю Полибу. Галлен признавал за подлинные 11, Геллер - 18, а Ковнер - несомненно подлинными только 8 сочинений из Гиппократова кодекса. - Великая заслуга Г. заключается в том, что он первый поставил медицину на научные основы, выведя ее из темного эмпиризма и очистил от ложных философских теорий, зачастую противоречивших действительности, господствовавших над опытною, экспериментального стороною дела. Смотря на медицину и философию, как на две неразрывные науки, Г. старался их и сочетать, и разделить, определяя каждой свои границы. Во всех литературных произведениях ярко очерчивается гениальная наблюдательность Г. и логичность умозаключений. Все выводы его основаны на тщательных наблюдениях и строго проверенных фактах, из обобщения которых, как бы сами собою, вытекали и заключения. Точное предсказание течения и исхода болезни, основанное на изучении аналогичных случаев и примеров, составило Г. и при жизни большую славу. Последователи учения Г. образовали так называемую Косскую школу, которая очень долгое время процветала и давала направление современной медицине.

Из числа сочинений, вошедших в так называемый сборник Г., наиболее известны следующие, приписываемые почти всеми историками медицины самому Г. : "De aere aquis et locis" и "Epidemiorum libri septem" - содержат наблюдения над распространением болезней в зависимости от внешних влияний атмосферы, времен года, ветра, воды и результаты физиологические действия указанных влияний на здоровый организм человека. В этих же сочинениях приведены и данные по климатологии разных стран; в последнем более обстоятельно изучены метеорологические условия одной местности острова и находившиеся в зависимости от этих условий болезни. Вообще Г. делит причины болезней на два класса: общие вредные влияния со стороны климата, почвы, наследственности и личные - условий жизни и труда, питания (диеты) , возраст и пр. Нормальное влияние на организм указанных условий вызывает и правильное смешение соков здоровье. Сочинение "Praenotiones s. Prognosticon" является доказательством замечательной наблюдательности Г. и содержит длинный ряд признаков во время течения болезни, на основании которых можно делать благоприятное или неблагоприятное предсказание относительно исхода заболевания. Г. знал уже и тогда очень многие симптомы, являющиеся важными для прогноза и диагноза и в настоящее время, обстоятельно изучал характер выделений (мокрота, экскременты и пр.) при разных формах болезней и при исследовании больного пользовался уже такими приемами как постукивание, выслушивание, ощупывание, хотя, конечно, в самой примитивной форме. Строго наблюдая за течением болезней, он придавал особенное значение различным периодам болезней, особенно лихорадочных, острых, устанавливая определенные дни для кризиса, перелома, болезни, когда организм, по его учению, сделает попытку освободиться от несваренных соков. В "De fracturis" и "De articulis" и др. подробно излагаются операции и хирургические заболевания. Из описаний Г. явствует, что хирургия в глубокой древности стояла очень высоко; употреблялись инструменты и разные приемы перевязок, имеющие место и в медицине нашего времени. В сочинении "De гаtione victus in acutis" и др. Г. положил начало рациональной диэтетике и указал на необходимость питать больных, даже лихорадочных, что впоследствии было забыто, и с этою целью установил диеты, применительно к формам болезней - острых, хронических, хирургических и т. д. О "Г. " и "Гиппократовом сборнике" существует громадная литература; из рус. сочинений заслуживают особенного внимания: "Очерки истории медицины" С. Ковнера (вып. II. Киев, 1883) . Перевода "Г. сборника" на новейшие языки имеется несколько изданий; на рус. язык переведены книги "О древней медицине" и "Афоризмы". А. Л. - ий.

Гирке

(Оттон Gierke) - очень известный современный юрист, профессор германского права в Берлине, один из немногочисленных последовательных германистов в духе Эйхгорновской ветви исторической школы. По мнению Г., лишь позитивное, историческое право, живущее в органических общественных союзах, и прежде всего в народе, есть действительно существующее и нормальное право. Рационалистическое же "естественное право", основой которого является суверенная личность - мечта, осуществление которой ведет к гибели общества. Право, поэтому, всегда национально; творец его - "народный дух", особенности которого отражаются на праве. Последние выражены определенно и в национальном герм. праве. Основная его черта склонность к ассоциации, корпоративной жизни, ставящей личность в связь с общественными интересами и сочетающей право с обязанностью. Герм. право, поэтому, не знает ни суверенного государства, ни суверенной личности; оно не проводит различия между публичным и частным правом. Зато публичному герм. праву чужд абсолютизм; в нем "дует веяние естественно правовой мечты", "присутствует идея личной свободы". Частное герм. право - вполне социальное: "оно проникнуто идеей общности", в него просочилась "капля социалистического масла". Удовлетворить нарождающимся потребностям гражданской жизни римское право неспособно. Его вещное право с доминирующей идеей безграничной собственности - "не только не социальное, но антисоциальное право"; его обязательственное право, преследуя только интересы оборота и в совершенстве обработанное технически, "отдает неопытного обывателя - в руки ловкого дельца, мелкого ремесленника и крестьянина - в руки крупного предпринимателя, рабочего - в руки капиталиста"; семейное же и наследственное - покоятся на идеях, совсем не схожих с национальными. Мысли об особенностях герм. права обоснованы Г. в его больших сочинениях: "Das deutsche Genossenschaftsrecht" и "Die Genossenschaftstheorie and die deutsche Rechtssprechung", содержащих богатый исторический и современный судебно-практический материал. Критика современного романистического права представлена Г. в соч., посвященных разбору нового проекта обшегерм. уложении: "Der Entwurf eines burgerlichen Gesetzbuches und das deutsche Recht", "Die sociale Aufgabe des Privatrechts", "Personengemeinschaften und Vermogensinbegriffe in. dem Entwurfe" и т. д. В этих последних сочинениях современные гражданско-правовые идеалы неосновательно смешиваются с национальными особенностями герм. народного духа; но, помимо этого недостатка, критика Г. - очень заметное явление в современной литературе. Кроме названных сочинений, Г. принадлежат: "Naturrecht u. deulsches Recht" и "Johannes Althuslus und die Entwickelung der naturrechtlichen Staatstheorien". Издаваемые им "Untersuchungen zurdeutschen Staats- und Rechtsgesch. " представляют собрание монографий по истории германского права. В русской литературе изложение воззрений Г. сделано было Бруном в "Русской Мысли" 1890 г. ? 10 и Гервагеном в "Юридическом Вестнике" 1891 г. ?? 7 - 8. Критику его теории обществ. союзов см. у Sobm\'a, "Die dentsche Genossenschaft" (1889) . В. Н.

Гирландайо

(Ghirlandaio) - прозвище нескольких итал. (флорент.) художников, из которых особенно известны два: 1) Доменико Г, (1449 - 94) . Его отец Томазо Бичарди славился в свое время, как искусный золотых дел мастер; сохранилась легенда, что ювелирные гирлянды, которые он делал для головного убора девушек, были в большой моде и что вследствие того было дано ему прозвище "гирляндщик" (ghirlandaio) , перешедшее и на его сыновей и внука. Доменико Г. первоначально готовился быть также золотых дел мастером, но рано обнаружил замечательные способности к живописи. Учителем его в ней был А. Бальдовинетти. К самым ранним произведениям этого мастера принадлежат фрески, исполненные им в Риме, но от этих работ сохранилось только "Призвание к апостольству св. Петра и Андрея"; затем, фресковый лик блаженного Иеронима в црк. Оньисанте во Флоренции, на котором все окружающее блаженного Иеронима представляет картину полнейшего домашнего затишья, в манере тогдашних нидерландских художников; наконец "Тайная Вечерь" в трапезе Оньисанте, в которой заметно удачное стремление придать каждому лицу отдельный индивидуальный характер. Гораздо выше является Г. в фресках часовни Сассетти, в церкви Санта-Тринита во Флоренции, изображающих события из жития св. Франциска. Лучшее из этих изображений - смерть св. Франциска. Торжественное расположение целого, строгость отдельных фигур, мужественное выражение сострадательного участия в лицах, и совершенство технического выполнения, - все эти качества ставят эту картину высоко. В изображениях на дисках своеобразная манера Доменико Г. не так заметна; при том в них неприятно поражает глаз известная пестрота и преобладание ярко-красного цвета. Тем не менее, в числе этих картин встречаются весьма замечательные, как, напр., "Поклонение волхвов" в церкви флорентийского воспитательного дома (agli Innocenti) . Две Мадонны его работы находятся в флорентийской акд. Одна из картин, помеченная 1485 годом, "Поклонение пастырей" с языческим саркофагом, заменяющим ясли. "Посещение св. Девы" находится в Лувре. "Мадонна" в сиянии с четырьмя святыми, в берлинском музей. Доменико Г. довел направление искусства своего времени до особенной степени совершенства: портрет, в обширном смысле этого слова вот что преимущественно выдается в произведениях Г., а именно помещение в церковно-исторических изображениях портретов современников для увековечения памяти о них. Просто и спокойно стоят эти лица в качестве зрителей или свидетелей по сторонам священного события. Их отношение к главному предмету можно сравнить с значением, какое имели хоры в греческой трагедии. Г. обыкновенно облекает фигуры зрителей в тогдашний обычный костюм и окружает их богатой флоретийской архитектурою с умно рассчитанной перспективой. Формы всегда прекрасно переданы, особенно природа схвачена с поразительной правдой. Технические приемы в стенописных работах Г. обличают небывалое совершенство. Г. усовершенствовал передачу воздушной перспективы. Кроме того он считается основателем школы, создавшей Микеланджело Буонаротти. - 2) Ридольфо Г. (1488 - 1661) , сын предыдущего, живописец, ученик своего дяди, Давида Г. и ФраБартоломмео, подвергшийся потом влиянию Л. да-Винчи и Рафаэля. По манере он во многом напоминает этого последнего во флорентийский период его деятельности, как то особенно видно в двух картинах, хранящихся в Уффициях: "Воскрешение св. Зиновием умершего отрока" и "Перенесение тела св. Зиновием в Флорентийский собор". Картины замечательны в особенности по экспрессии голов. Из других произведений Ридольфо Г. известны: "Увенчание Пресвятой Девы" (Лувр) , женская головка (Питти) , в церкви Санта-Спорито во Флоренции, "Несение Креста". В петербургском Эрмитаже находятся две сомнительные картины Ридольфо Г. : "Св. Семейство" (? 30) и "Богоматерь с Младенцем" (Кроу и Ковальказелле приписывают их скорее Микеле да-Ридольфо или Мариано да-Пешиа) . В. Ч.

Гистология

- наука о тончайшем, микроскопическом строении животных и растений. Так как предметом Г. является изучение строение организмов, то она не может быть резко отграничена от анатомии; обе науки переходят друг в друга, когда речь идет об изучении строения таких организмов, которые стоят на границе изучаемых при помощи микроскопа и изучаемых невооруженным глазом. Хотя еще в XVII столетии Левенгук и Мальпиги занимались уже изучением тончайшего строения животных и растений, но настоящее значение Г. получила лишь со времени Шванна и Шлейдена, которые установили (в 80-х годах настоящего столетия) учение о клеточке. Развитие этой науки шло параллельно с усовершенствованием микроскопов и вспомогательных приборов к ним, с другой стороны чрезвычайно важное значение имело для Г. применение в ней физических и химических методов исследования, породившее особые отрасли ее: гистофизику и гистохимию. Изучение отношения живой клеточки, основного элемента организма, к физическим (тепловым, электрическим и т. д.) и химическим воздействиям, а также отношение мертвых клеточек к различным реагентам позволили с значительной подробностью исследовать жизнь и строение как клеточки, так и слагающихся из них тканей и органов. Способы изолирования клеток позволяют получить отдельно составные части тканей и органов, способы фиксирования позволяют сохранить гистологические элементы в том виде, какой они имели при жизни; различные красящие вещества, неодинаково относящиеся к различным составным частям клеточек и тканей, позволяют заметить многочисленные подробности их строения; просветляющие вещества делают предмет прозрачным и доступным для изучения под микроскопом в целом виде; методы инъекций позволяют ближе изучить расположение различных полостей сосудов и тела и т. д. В последние десятилетия получило огромное значение в Г. применение методов приготовления тонких разрезов с помощью микротомов; исследуемый организм или отдельный кусочек ткани подвергают действию фиксирующих веществ для того, чтобы гистологические элементы сохранили по возможности свое естественное строение, затем объект уплотняют с помощью различных реактивов (спирт, хромовая кислота и др.) , окрашивают, пропитывают каким либо твердеющим веществом (напр. парафином) и разрезывают на ряд чрезвычайно тонких разрезов, которые и наклеиваются в последовательном порядки на стекла и изучаются под микроскопом. Иногда ткани для приготовления разрезов замораживают; окраска не всегда применяется до приготовления разрезов, а иногда красятся разрезы уже наклеенные на стекло. Микротомами можно данный объект разложить на последовательный ряд разрезов, весьма тонких (обыкновенно от 0, 01 до 0, 001 милл.) и проведенных в каком угодно направлении. При высоком развитии упомянутых выше методов гистологической техники способ этот в чрезвычайной степени облегчает решение самых трудных гистологических и эмбриологических задач и, несмотря на свою новизну, успел уже блестящим образом отразиться на развитии зоологии и в частности эмбриологии. Не меньшее значение имело развитие гистологической техники и для медицины. Важнейшие сочинения по гистологии и гистологической технике: Leydig, "Lehrbuch d. Histologie des Menschen und d. Thiere" (Франкфурт, 1857) ; Kolliker, "Handbach d. Gewebelebre" (5 изд., 1867) ; Stricker, "Lehrbuch d. Lebre von d. Geweben" (1868 - 72, 2 изд.) : Frey, "Handb. d. Hist und Histochemie des Menschen" (5 изд., 1876) ; "Grundzuge d. Histol. " (8 изд., 1885; на русском языке: "Основания Гистологии", Москва, 1879) ; Ехzег, "Leitfaden bel der mikroskopischen Untersuchung" (2 изд., 1878; на русском яз. : "Руководство к микроскопическому исследованию тканей") ; Klein, "Grundzuge d. Hist. " (перев. с англ., 1886; на рус. языке "Основы гистологии", 1890) ; Stohr, "Lehrbuch d. Hist. mit Einschluss d. mikrosk. Technik" (1886) : Ranvier, "Traite technique d\'histologie" (Париж, 1875 1877; на русском языке "Технический учебник гистологии", два перевода 1877 и 1883) ; Лавдовский и Овсяников, "Основания к изучению микроскопической анатомии человека и животных" (1887 - 1888) ; Arth. Bollees Lee et F. Hennegay "Traitе des methodes techniques de l\'anatomie microscopique" (1886) - содержит весьма полный свод гистологической техники до 1886 г. Н. Кн.

Гистрионы

- так назывались у римлян актеры. Когда в 364 г. до Р. Хр. в Риме появилась чума, то. в числе других средств для умиротворения богов, обратились впервые к театральным представлениям (ludi scenici) , исполнителями которых были приглашенные из Этрурии актеры. Эти представления состояли только из танцев, под звуки флейты. Исполнители были актеры по ремеслу и назывались заимствованным из этрусского языка словом histriones, которое и вытеснило местное римское название ludiones. Когда около 240 г. после Р. Хр. Ливий Андроник положил основание римскому драматическому искусству, название histriones перешло на исполнителей (actores) этих новых драм, комедий и трагедий; оно же было присвоено исполнителям в пантомимах, который во времена империи получила большее распространение, чем собственно драматические представления. Г. образовали из себя труппы (greges) , кто желал дать народу зрелища, тот обращался к лицу, стоявшему во главе такой труппы, обыкновенно также актеру. Вознаграждено (inercedes) гистрионов поднялось до такой высоты, что Тиверий счел необходимым сократить его. Женские роли исполнялись мужчинами и только в позднейшие времена империи в них начали выступать и женщины. Народ выражал одобрение Г. хлопанием в ладоши (plausus) , порицание - свистом (sibilus) . Одним из известнейших римских Г. был Росций, защитником которого выступил Цицерон в одной из дошедших до нас речей. Г. принадлежали большею частью к классу вольноотпущенников, но между ними встречались и рабы.

Гит

(англ. heat) - скаковой прием в скачках с перескачками (т. е. когда лошадь получает приз, если приходит определенное число раз первой) . "Мертвый гит" (Deadheat) - случай, когда лошади подходят к призовому столбу "голова в голову".

Гитара

- струнный музыкальный инструмент с ручкою (грифом) , постоянными ладами и резонансовым ящиком, имеющим плоское дно и вогнутости на боках, верхний и нижней деке инструмента. Г. имеет круглый голосник на верхней деке и кишечные струны, из которых более низкие обмотаны металлической канителью. Сходство современной Г. с испанскою пятихоровою, т. е. десятиструнной, у которой по две струны строятся в унисон с кифарой (cythara) , дает возможность придти к заключению, что Г. распространилась по Европе из Испании. Некоторые полагают, что кифара была занесена в Испанию маврами. Г. была известна во Франции уже с XI в., под названиями guiterne, guistеrne, guihtern и т.д. Название guitarre, т. е. гитара, является уже после ХIII-го в. В конце XVIII века Г. была любимым инструментом в Германии. К этому же времена относится изобретение клавишной Г. (TastenGuitarre) . По словам Штеллина, Г., вместе с мандолиною, была занесена в Россию итальянцами в царствование императрицы Елизаветы Петровны, но в это время не распространилась в русском обществе. В конце 1790 г. известный виртуоз в Вильне, Андрей Осипович Сихра, усовершенствовал Г., прибавив к ней седьмую струну; его же следует считать изобретателем кварт-гитары, которая строится квартою выше семиструнной. Семиструнная Г. Сихры приобрела особенную популярность в России. В начале XIX ст. Сихра издавал в Москве "Journal pour la guitarre it sept cordes"; кроме того, он издал "Экзерсиции" и "Теоретическую и практическую школу для семиструнной гитары", посвященную его ученику В. И. Маркову, автору сочинения "Полная школа для семиструнной гитары, с приложением пьес для вновь усовершенствованной десятиструнной гитары в указанием ее строя" (1812) . Еще до появления десятиструнной Г., Ляхов прибавил восьмую и девятую струну к Г. Сихры. Обширное описание Г., со многими рисунками, см. в труде профессора. А. С. Фаминцына: "Домра и сродные ей музыкальные инструменты русского народа. М. П.

Глава

(а также маковица) - верх церкви, крыша на стропильных фермах, устроенная над сводом увенчивающего здание барабана. Эта архитектурная форма впервые встречается в индийских пагодах и мечетях, в которых имеет вид луковицы, перешедшей потом в русский стиль. В романских в готических храмах - Г. конусообразные, остроконечный, четырехгранные и многогранные. В стилях классическом и ренессанс Г. имеет форму полу эллипсоида и снабжена вверху, так назыв. фонарем, т. е. маленьким барабаном, с окнами для освещения купола (напр., Казанский и Исаакиевский соборы в СПб.) . В византийском стиле Г. имеет форму шарового сегмента, часто с отогнутыми наружу краями. В арабской архитектуре - форма Г. грушевидная, в грузинской и армянской пирамидально-многогранная. Русский стиль усвоил себе луковицеобразную форму, иногда с шейкою (греческий Никольский монастырь в Москве) , иногда с сильным приплюснутием (Благовещенский и Троицкий соборы, там же) . Числу глав над русскою церковью придается символическое значение: одна глава устраивалась во славу Единородного Сына Божия, три - во имя Пресв. Троицы, пять - обозначало Христа, главу церкви, и четырех евангелистов, семь - семь таинств или семь вселенских соборов, девять - чины ангельские, тринадцать - Христа и апостолов. До XVII ст. в России строились также пирамидальные Г., но они были запрещены патриаршими грамотами. Т.

Глагол

- в индоевропейских языках часть речи, означающая не постоянное качество или свойство предмета (как имя прилагательное и существительное) , а, наоборот, известный преходящий признак, свойственный предмету в известный ограниченный промежуток времени. В морфологическом (формальном) отношении Г. разнится от имени личными окончаниями, различением залогов (действительного, среднего и страдательного: activum, medium, passivum) , обозначением наклонений (modus) и времен. Таким образом отличительных морфологических признаков у Г. довольно много, вследствие чего могут быть такие формы Г., у которых есть только часть этих признаков, а так известные как формы Г. могут иметь и характеристические морфологические признаки имен, т. е. означение падежей и различение грамматического рода, то отсюда следует, что резких, абсолютных границ между Г. и именем провести нельзя. Вследствие этого есть полная возможность различных переходов и смешений между этими двумя главными грамматическими категориями. Обыкновенно главным морфологическим признаком Г. считают личные окончания, хотя имеются глагольные формы и без них (напр., 2 лицо повелит, греч. jere, санскр. bhara, где находим чистую основу настоящего времени) . Для вышеуказанного различия в значении между Г. и именем прилагательным (а также именем существительным, употребленным предикативно или атрибутивно) личные окончания не имеют особого значения: так нет особой разницы между я царь и я царствую. Имя прилагательное также иногда может быть употреблено для обозначения известного преходящего признака и поэтому приближается к Г. Наоборот, иногда и Г. может употребляться для обозначения состояния (продолжительного) . До известной степени эта взаимная близость Г. и имени объясняется их общим происхождением из одних корней. Г. возник в праиндоевропейскую эпоху, путем слияния в одно целое (агглютинации) известных словесных форм с личными местоимениями. Первоначально на месте Г. было, таким образом, предложение, в котором форма слова служила сказуемым, а местоимение подлежащим. После слияния их в одно целое, местоимения, стоявшие всегда после слова, низошли на степень простых окончаний (так называемых личных) . Из этого, однако, еще не следует, чтобы все личные окончания индоевропейских Г. имели местоименное происхождение. После того, как указанный выше процесс агглютинации закончился, в глагольные системы могли попадать формы иного образования и сживаться с ними так ж хорошо, как и исконные. Так латинское окончание 2-го лица множ. - mini (например, amamini) , представляет собой простой суффикс причастия, как в греческом lego-meno-V, множ. lego-menoi и т.д. Обыкновенно различают два рода форм Г. : 1) глагольные формы в собственном смысле, так назыв. verbum finitum (происходящие именно из слияния основ с местоимениями, т. е. из простых предложений) , и 2) отглагольные имена или verbum infinitum. К первому классу принадлежат формы изъявительного (indicativus) , сослагательного (conjuctivus) , инъюнктива, желательного (optativus и precativus) и повелительного (imperativns) наклонений; ко второму - так называемое неопределенное и достигательное наклонены (infinitivns, supinum) , герундий и различные причастия (participium) . Формы так назыв. verbum infinitum представляются именными формами, большею частью именами действующего лица или действия (nomina agentis. и actionis) , которые, однако, отличаются от имен в действительном значении этого слова известными характеристическими свойствами Г. (оттенки времени и рода действия, управлении зависящими словами и т. д.) . Причастия, весьма разнообразные по своему образованию, имелись уже в индоевропейском праязыке приблизительно в таком же виде, как в отдельных индоевропейских языках; напротив, большинство форм неопределенного наклонения возникло уже после разделения индоевропейского праязыка на отдельные самостоятельные языковые единицы. Г. в своих различных основах входит также в состав так называемых глагольных сложений (composita verbalia) , в роде русск, водовоз, греч. anJropo-jagoV и т. д. Общия сочинения о Г. : Schleicher, "Die Unterscheidung von Nomen und Verbum in der lautlichen Form" (1865) ; Ascoli, "Studj Ario-Semitici, Articolo 2" (Милан, 1865) ; Merguet, "Die Hilfsverba als Flexionsendungen" (Meckeisen\'s Jahrb. 1874) ; Westphal, "Das indogerm. Verbum" (1873) ; Grotemeyer, "Ueber die Verwandtschaft der idg. und semit. Sprachen. 3 Theil. Das Verbum" (Кемпен, 1876) ; J. Schrammen, "Ueber die Bedeatung der Formen des Verbum" (Гейлигенштадт, 1884) и др. Подробная библиография Г. у Бругмана, "Grundriss der vergl. Grammatik d. indogerm. Sprachen" (т. II, 1890, стр. 836) .

С. Булич.

Глаголица

- одна из древнеславянских азбук. Она состоит из 40 знаков, расположенных в таком же порядке как и в кириллице. Различие между этими двумя азбуками состоит, кроме несходства самих начертаний, еще в численном их значении, а также в том, что Г. имеет отдельный знак для мягкого г или д, а кириллица - знаки и . Перечисляя здесь знака Г., мы, ставим при каждом соответствующее ему число и кирилловскую букву тоже вместе с численным ее значением:

кроме того, в кириллице есть иотированные гласные: , . Когда и где в первый раз появилось название Г. - неизвестно, но во всяком случае оно не может быть очень древним, т. как ни у Храбра, ни в греческих и латинских житиях св. Кирилла и Климента, славянская азбука не носит специального названия; по всей вероятности, Г. была названа так не по четвертой букве (глаголу) ; а потому, что она составляет собрание знаменательных, говорящих знаков (ср. цел. глагол - слово; глаголати говорить) . Название "кириллица" более древнее, хотя неизвестно, к которому именно алфавиту оно первоначально было приурочено. Есть некоторое основание думать, что оно обозначало именно то, что теперь известно под названием Г., а именно в новгородской рукописи пророков Упыря Лихого, списанной с древней глаголической рукописи 1047 г., сказано в предисловии: "Яко сподоби мя написати книги си ис курилоце". Если здесь сохранилась первоначальная традиция, в таком случае следует признать, что слово "кириллица" в теперешнем смысле получило свое значение уже позже, когда Г. вышла совершенно из общеславянского употребления.

Общие замечания о взаимном отношении этих двух алфавитов см. в статье "Азбука", там же приведены древние свидетельства о существовании письма у славян в дохристианское время, об изобретении азбуки св. Кириллом и о ее изменении св. Климентом. Свидетельства эти, однако, не дают таких указаний, по которым можно было бы сказать наверно, идет ли речь о Г. или о кириллице. В житии св. Климента не указано даже, в чем состояла его реформа - в преобразовании ли целого алфавита или во второстепенных только изменениях. Вот почему взгляды на время происхождения этих двух алфавитов очень различны. В первый раз было высказано Дурихом (1777) предположение, что кириллица изобретена св. Кириллом и Г. составляет позднейшую ее переделку; за ним последовали Добровский, считавший Г. изобретением XIII в., Шафарик и др. Когда, однако, были открыты глаголичесния рукописи старние кирилловских, защитники кириллицы, как изобретения св. Кирилла, несколько переменили свой взгляд; они относили начало Г. к Х в. и приписывали ее славянским сектантам, переделавшим ее из кириллицы. Так смотрели на Г. - Срезневский, Малышевский и др., особенно русские слависты. Этот асе факт открыт древнейших глаголических рукописей вызвал совсем противоположную теорию, что св. Кирилл изобрел Г. Так, большую древность Г. защищали Копитар и Григорович; вслед за ними и Шафарик стал склоняться к тому, что св. Кирилл изобрел Г., а св. Климент переделал ее в кириллицу. Этот взгляд в последнее время защищал Ягич, и он находить все ббдьшее и ббльшее число защитников, особенно м^^ду западнославянскими и западноевропейскими учеными. Отметим еще, что лужичанин Антон и краинец Лингарт в конце прошлого ст. доказывали, что Г. заключает в себе первобытные славянские письмена, руны, или же что она в V в. изобретена славянами на основе греческой азбуки и что св. Кирилл переделал ее, сохранив прежние названия букв. Напротив того, Вс. Миллер в замысловатой форме Г. видит признак личного творчества, почему приписывает изобретение ее св. Кириллу; кирилловские же письмена, так сказать, сами собою завелись у славян до IX в., вследствие практических потребностей: это просто греческие уставные буквы, которые употреблялись славянами при составлении договоров и т. п. Народное мнение о том, будто бы изобретателем Г. был св. Иероним, не имеет никакого основания; оно появилось у юго-западных славян лишь тогда, когда исчезла у них память о Кирилле и Мефодии. Что касается свидетельств историков, перечисленных в статье "Азбука", то они слишком неопределенны, чтобы из них делать какие-либо выводы. "Черты и резы" Храбра, "вещие знаки" Массуди могут не иметь ничего общего с алфавитом; "nomina insculpta" у Титмара могут обозначать какие-нибудь символические знаки, а подписи славян, упоминаемые Багрянородным, могли походить на теперешние подписи неграмотных людей, ставящих крест вместо имени или какойнибудь другой знак.

Столь же темен вопрос о том, что послужило образцом для изобретателя Г.? По отношению к кириллице дело ясно, по крайней мере для тех ее знаков, которые тождественны со знаками греческой уставной (унциальной) азбуки; но начертания Г. так своеобразны, что по крайней мере наглядного сходства между ней и другими алфавитами нет. Гейтлер выводить глаголические начертания из албанских, хотя последние, по всей вероятности, новее первых; Григорович указывал на арабское их происхождение; Вс. Миллер считает сассанидскую (зендскую) азбуку первообразом для знаков добавочных против греческой азбуки; наконец, Тэйлор и Ягич выводят глаголицу, и притом все ее буквы, из греческого алфавита, но не из унциалов, а из скорописи, курсива VIII и IX вв. Об этом писали еще Амфилохий, Гануш, Шафарик и др.

Из истории Г. положительно известно только следующее: она стала распространяться не позже кириллицы, и притом не только у южных, но и у западных христианских славян, так как нам известны глаголические рукописи, по языку древнее кирилловских, обнаруживающие южно-славянскую и чешскую редакцию, напр. Ассеманово, Мариинское и Зографское евангелия, Клоцов сборник, с одной стороны, пражские и киевские листки - с другой, затем несомненно, что Г. на юге, в православных странах, совершенно вышла из употребления, хотя некоторое время она употреблялась вместе с кириллицей; доказательством этого служит употребление глаголических букв в кирилловских памятниках древнего извода, напр. глаголические заставки в словах Григория Богослова XI в., и кирилловских - в глаголических памятниках, напр. в Мариинском евангелии. В католич. странах Г. постигла не везде одинаковая участь: в Чехии ее совершенно вытеснил латинский алфавит, и попытки ввести ее обратно в XIV в. не привели почти ни к каким результатам; единственным их следом служит вторая часть Реймского евангелия, написанная монахами Эмаусского монастыря в царствование императора Карла IV, в XIV веке. Напротив того, в Хорвата и в Далмации Г. долго отстаивала свое существование; там борьба между нею и латинским алфавитом длилась до конца XVIII в. и даже теперь ее традиция живет среди народа, так что папа Лев XIII вновь позволил печатать глаголические богослужебные книги.

В продолжение долгого своего существования Г. подверглась многим изменениям. По мнению Ягича, древнейшие Г. рукописи отличаются не очень округленным почерком; но уже в XI в. памятники писаны вполне округленной Г., изобилующей множеством кружков. Затем Г. с течением времени становится все более и более угловатой. Уже в XIV веке настолько переменилось ее начертание, что тот, кто свободно читает Мариинское или Зографское евангелия, не сразу может справиться, напр., со второй частью Реймского ев., написанною хорватской Г. Последняя имеет еще одно отличие от более древней, именно обилие лигатур или монограмм, написанных таким образом, что одна линия составляет общую часть для двух и трех букв. Другие отличия, напр. отсутствие юсов, употребление одного знака для полугласных и т. п., вызваны соответственными переменами в самом языке. К древнейшим глаголическим памятникам принадлежат: 1) найденный Копитаром в библиотеке тирольского графа Клоца сборник, известный под названием "Glagolita Clozianus" и изданный тем же Копитаром в Вене 1836 г. Рукопись когда-то принадлежала могущественному роду Франкопанов, владетелей острова Крка, которые хранили ее как святыню, считая ее автором св. Иеронима. После них сборник переходил из рук в руки и часть его попала к Клопу. Другая часть найдена и издана Миклошичем в 1851 г.; два листа затерялись. Содержание сборника составляют слова Иоанна Златоуста и Епифания Кипрского на торжественные дни месяца марта; таким образом Griagolita Clozianus походит на Супрасльскую рукопись, тем более, что оба эти кодекса весьма древни и, по всей вероятности, написаны в Болгарии. 2) После Копитара новые находки сделал Григорович, во время своего путешествия на Афон и в Македонию. В Зографском монастыре нашел он так называемое Зографское евангелие, апракос, весьма важный по языку памятник, изданный Ягичем в Берлине в 1879 г.; затем в монастыре Рождества Богородицы Григоровичем был найден и приобретен 3) полный список евангелия, часть которого была издана Обществом любителей древней письменности гомографическим способом в 1880 - 81 г. В 1883 г. это евангелие целиком издал Ягич в Петербурге, под загл. Мариинское евангелие. Обе эти рукописи - Зографская и Мариинская - хранятся в Императорской публичной библиотеке. Наконец, Григоровичу же посчастливилось еще найти 4) часть Г. памятника, известного под названием "Македонский листок" - отрывок из поучений Ефрема Сирина, изд. Срезневским в "Малоизвестных и неизвестных памятниках" (СПб. 1867 - 81) . К важным памятникам глаголической письменности принадлежит, далее: 5) Ассеманово евангелие. Гейтлер в 1880 г. нашел две важные, обширные Г. рукописи на Синае: 6) Псалтырь и 7) требник (изданы им в Загребе: "Euchologium", 1882 и "Psalterium", 1883) . Наконец, в венской библиотеке была найдена рукопись XII в. 8) Миссал; здесь особенно важно, что это палимпсест, т. е. рукопись не на чистом, но на выскобленном пергаменте, на котором первоначально было уже что-то написано глаголицею же; часть его издал Ягич под заглавием "Glagolitica" (Вена, 1890) . Сюда еще надо причислить два отрывка: 9) Охридского евангелия и 10) Синайского служебника, изданные Срезневским, и 11) глаголическую мраморную надпись на о-ве Крке (Veglia) , XI или XII в., о которой писал Ягич в "Трудах археологического съезда в Киеве" (1879) . Все эти памятники югославянского происхождения, но есть и небольшие два отрывка чешской редакции, а именно найденный Шафариком в Праге 12) Пражский отрывок, и Срезневским в Киеве 13) отрывок славянского служебника, изд. Срезневским в "Малоизвестных и неизвестных памятн. ". Вот все древнейшие памятники глаголического письма, относящиеся к XI и XII вв. Поздние, довольно долго, в Хорватии и Далмация писались Г. государственные акты, богослужебный и богословские книги; но Г. трудно было бороться с латинским алфавитом, который все более и более брал верх над ней. В конце XV в. стали печататься глаголические книги: первою из них был "Римский Служебник", изд. 1483 г., по Добровскому в Венеции, по другим в Кракове; затем последовали: "Житие св. Иеронима", написанное Бедричичем, изд. в Сене в 1507 г.; "Азбуковник" и "Римский Служебник", изданные в Венеции 1528 г., и другие, особенно во вто рой половине XVI в. Подробная библиография рукописных и печатных памятников Г. собрана Шафариком в "Pamatky hiaholskeho pisemnictvi" (1853) и в "Geschichteder Sudslavischen Litteratur" (1 т., 1864) . На Востоке, в православных славянских странах, Г. весьма рано заменена была кириллицей, которая, в свою очередь, со временем несколько изменилась и в этой обновленной форме известна была в Боснии в XV - XVI вв., под названием буквицы. а в России - гражданки, начиная со времен Петра I.

Литература: Фриш, "Origo characteris slavonici, vulgo dicti Cirulici" (Б., 1772) ; Добиер, "Ueber das Glagolitische Alphabet" (в "Abhandi. der Bohm, Gesell. der Wissenschaften" 1784) ; Дурих, "Dissertatio de SlavoBohemica sacri codicis verslone" (1777) ; Добровский, "Glagolitica" (1807 и 1832) , "Institutiones linguae slavicae veteris dialecti" (1822 и 1852) ; "Slavin", "SloYanka"; Копитар, "Grammatik der Slav. Sprache" (1808) , "Glagolita Clozianus" (1836) ; Миклошич, "Zurn Gl^olita Clozianns" (1860) ; статья "Griagolitisch" в "Энцикл. " Эрша и Грубера; Шафарик, "Ueberden Ursprunga. die Heimat d. Glagolitismus" (1858) ; Гавуш, "Zur slavischen Rnnenfrage", в "Archiv fur Kunde Oesterr. GeschichtsQuellen" (XVIII, 1) ; Григорович, "Очерки путешествия по Европейской Турции" (1848) , в "Ж. М. Н. Пр. " (1852, кн. 3) и "Статьи" (1852) ; Бодянский, "О времени происхождения славянских письмен", "Открытия в области глаголицы" (в "Русск. Вестнике", 1856) ; Прейс, в "Ж. М. Н. Пр. ", 1843, кн. 3; Берчич, "Chrestomathia linguae veteroslovenicae charactere glagolitico" (1859) : Рачий, "Slovjenskb pismo" (Загреб, 1861) ; Срезневский, "Древние письмена славянские" (в "Ж. М. Н. Пр. ", 1848, кн. 7) ; Гильфердинг, "Кириллица ли изобретена Кириллом" (в "Собр. Сочин. ", 1868, 1) ; Ягич, "Четыре критико-палеографические статьи" (СПб., 1884) и "Glagolitica. Wurdigung neuentdeckter Fragmente" (в "Denkschriften d. Kk. Ak Der Wissenschaften in Wien", XXXVIII и отдельно, 1890) ; Флоринский, в "Киевских Унив. Известиях", 1890 г. ?11; Тэйлор, "Ursprung des Glagolitischeri Alphabets" (в "Archiv fUr Slav. Philologle", V) ; Гейтлер, "Die albanesischen und slavischen Schriften" (1883) ; Bс. Мидлер в "Ж. М. Н. Пр. ", 1884, ? 3; Малышевский, "Кирилл и Мефодий" (1886) ; архм. Леонид, "О родине и происхождении глаголицы и об ее отношении к кириллице" (СПб., 1891) : Попруженко, "Прошлое глаголицы" (в "Филологических Записках", 1892, кн. 6) . И. Лось.

Гладиаторы

(Gladiatores) - единоборцы и борцы с зверями в римских цирках. Игры с участием Г. (munera gladiatoria) ведут свое начало от этрусков, у которых они совершались в честь умерших, заменив первоначальные человеческие жертвоприношения. Впервые совершены они были в Риме в 265 г. до Р. Хр., на forum boarium. В последний век республики бои Г. получили широкое распространение как в Риме, так и в других городах Италии. С этих пор они происходили уже не на форуме, а в особо устраиваемых амфитеатрах с открытой ареной, сначала временных, деревянных, затем каменных, известнейший из которых, так назыв. Колизей, построен Веспасианом и Титом. Устройство гладиаторских игр в эту эпоху получило широкую и правильную организацию. Г., ряды которых пополнялись военнопленными, разделались на труппы (fаimiliae, ludi) , содержимые антрепренерами (lanistae) . Во время империи учреждены были даже правительственные школы Г. С 1 в. до Р. Хр. водворился обычай, чтобы лица, получавшие высшие магистратуры, в особенности эдилы, при вступлении своем в должность давали гладиаторские игры. Обязанность эта была сопряжена с большими расходами, тем более, что каждый дававший такие игры старался, по возможности, затмить своих предшественников большим количеством пар Г. и роскошью их вооружения. Август ограничил эту разорительную роскошь, запретив выставлять более 60 пар Г., и поручил надзор за ними преторам. Тиверий ограничил право давать гладиаторские игры лицами, имеющим не менее 40 т. сестерций капитала. Позднейшие императоры снова поощряли роскошь Г. боев. Между ними были большие любители этих зрелищ, напр., Траян, Адриан. Коммод сам участвовал в боях и гордился именем Г. При Гордиане III ежемесячно были даваемы бои, с участием 150 - 500 пар Г.

Внешний ход Г. боев был следующий. Накануне боя Г. особенно сытно кормили (cena libera) . В день игр они вступали торжественной процессией попарно на арену и, приближаясь к императорской ложе, произносили известное восклицание: "Ave Caesar morituri te salutant"! Начинался бой стычками с тупым оружием, разными упражнениями в ловкости и т. п. Затем трубой подавался сигнал к серьезному бою. Раненые могли просить пощады у зрителей или у императора, поднятием руки. Неполучавшие пощады приканчивались победителями, а трупы их стаскивались с арены в так называемый spoliarium. Г., удачно выступившие в первый раз перед публикой, получали таблички (tesserae) с надписью SP (ectatus) . Отличавшиеся особою храбростью могли быть, по требованию зрителей, освобождаемы от дальнейшего участия в играх, что выражалось вручением им особого жезла - rudis, почему они назывались rudiarii. Однако и эти последние (равно как иногда свободные и даже знатные люди) выступали снова на арену, за особо возвышенную плату. В таком случай они должны были давать клятву не щадить своей жизни. Г. делились на ordinarii и meridiarii или bestiarii. Эти последние боролись без всякого оборонительного оружия, почти нагие, с дикими зверями, при чем масса их погибала. Это были обыкновенно, осужденные на смерть преступники. Ordinarii подразделялись на несколько родов, при чем в каждой паре состязалось всегда два различных Г. Главные роды были: 1) самниты, названные по вооружению, заимствованному у соименного племени. Сражались в полном вооружении. В имп. время они назывались opiomachi или secutores. - 2) Retiarii, главными атрибутами которых были сеть, набрасывавшаяся на голову противника, обыкновенно из secutores, и трезубец для его умерщвления. Если secutor увертывался от сети, он должен был преследовать легкого на бегу, но лишенного тяжелого оружия противника. - 3) Фракийцы (Thraces) - в полном вооружении, с особым кривым мечом. Им противопоставлялись 4) галлы или murmillones (от рыбки mormuloV, изображавшейся на их шлеме) . См. J. P. Meier, "De gladiatura Romana" (Бонн, 1881) . А. Щ.

Глазунов

(Александр Константинович) - композитор, примыкающий к новой русской музыкальной школе, ученик М. А. Балакирева и Н. А. Римского-Корсакова, род. в 1865 г. Написал несколько увертюр, симфоний, симфонических поэм, сюит, смычковых квартетов, песен. Подробный перечень сочинений Г. см. в "Каталоге музыкальным сочинениям", изд. М. П. Беляевым в Лейпциге. Г. выступал в качестве капельмейстера в русских симфонических концертах в Петербурге. М. П.

Гласные звуки

- образуются из музыкального тона, результата деятельности голосовых связок (так называемого голосового тона) , модифицируемого различными положениями полости рта, которая играет в данном случае роль надставной трубы у духовых инструментов, т. е. роль резонатора. Таким путем образуются Г. звуки обыкновенной речи; Г. же шопотные отличаются тем, что роль голосового тона у них играет немузыкальный шум происходящий от трения выдыхаемого воздуха о голосовые связки, удаленные друг от друга дальнше, чем при образовании голосового тона. Названные факторы являются существенно необходимыми для образования Г. Случайное, не необходимое условие - участие второй надставной трубы, полости носа, которая своим резонансом придает Г. звукам так называемый носовой оттенок (vocales nasales, Г. носовые) . Таким образом источником звука при Г. являются гортань и голосовые связки, а полость рта (или носа, ) имеет роль исключительно звуковидоизменяющую. В этом заключается акустическое отличие Г. от согласных, в образовани которых, кроме голосового тона (могущего быть и не быть) , непременно участвует, в большей или меньшей степени, тот или другой немузыкальный шум, образуемый различными частями полости рта. В физиологическом отношении Г. звуки отличаются от согласных тем, что деятельность надставной трубы (полости рта) имеет при них более пассивный характер: различные части ее никогда не образуют при Г. таких резких сужений или полных затворов, как при согласных. При классификации Г. приходится принимать в соображение различные факторы их образования. А. Основания акустические - основной материал - голосовой тон или шум: Г. обыкновенные и Г. шопотные. Б. Основания физиологические: 1) Г. с основной (ярко выраженной) надставной трубой: широкий а, узко-губной у и узконебный и, Г. со средней надставной трубой, т. е. занимающей средину между двумя крайними надставными трубами - е, средний между а и и, и о, средний между а и у, Г. со смешанной надставной трубой, представляющие как бы соединение половин двух различных артикуляций - немецк. ь (фр. u) , при котором губы имеют то же положение, как для у, а язык - как для и; затем Г. русский ы (приблизительная противоположность немецкого ь: губы для и, язык для у) , а также немецк. ц (фр. еп) = язык для е, губы для о. 2) Г. с совершенной (определенной, постоянной формы и величины) и Г. с несовершенной (неопределенной величины и формы) надставной трубой: Г. ясные и неясные. 3) Г. с одной надставной трубой (полость рта) - Г ртовые (orales) или чистые, и Г. с двумя надставными трубами (рот и нос) : носовые (nasales) . 4) По длительности акустического эффекта: Г. долгие и краткие. 5) По энергии экспиративного воздушного тока: Г. ударенные и неударенные. Весьма разработана физиологическая классификация Г. у английских фонетиков (Bell, oweet) , которые дают вполне своеобразную и точную систему, резко отличающуюся от принятой на материке немецкой школою фонетиков (см. об этом Sievers, "Grundzuge der Phonetik", 3 изд., Лпц., 1885, стр. 90) . Вся совокупность Г. звуков известного определенного языка называется вокализмом. Вокализм индоевропейского праязыка в общем, как это теперь доказали работы Бругмана, де Соссюра, Шмидта и др., был очень похож на вокализм греческий или славянский, т. е. в нем была большая часть современных Г. звуков: а, е, о, u, i с соответствующими долгими : в, к, ф, ы, о, а не три только Г. а, u, i, как это утверждалось до конца 70-х годов, начиная с Боппа и кончая Шлейхером и Курциусом. В русском языке Г. звуки во многих говорах подвержены сильным изменениям в зависимости от места, занимаемого ими в слове относительно слога ударенного: ясно произносятся Г. только под ударением, а перед ним и после него - более или менее неопределенно (см. Богородитский, "Гласные без ударения в общерусском языке", Казань, 1884) . Носовых и долгих Г. в русском нет, хотя они были в общеславянском языки; первые сохранились в польском и некоторых болгарских говорах, вторые - в чешском и сербском (вторичная долгота Г. имеется и в словинском) . Самый термин Г. представляет собой перевод латинского vocales и, при современном состоянии науки о языке, должен быть признан неточным и неправильным в научном смысле. В основу его и соответствующего ему термина согласные (consonantes) положены не действительные, существенные признаки самых звуков, а только та их роль, которую они играют при образовании слогов (т. е. способность носить на себе слоговое ударение) : предполагается, что Г. могут образовать отдельный слог одни, а согласные только в соединении с Г. Факты, однако, противоречат этому: так в сербском прет или чешском vlk роль Г. при образовании слога играют согласные р и l. Поэтому некоторые ученые (Thausing, Sievers и др.) основательно предложили называть звуки, способные к образованию самостоятельного слога, сонантами (Sonantes = звучащие) , а неспособные - консонантами (consonantes = согласные или созвучащие) . С физиологической стороны разница между Г. и согласными действительно есть; древние бессознательно верно разделили все звуки речи на эти два класса - но как раз этих физиологических отличий термины Г. и согласные не выражают, почему и должны быть признаны неудачными.

С. Булич.

Гликоген

, т. е. сахар образующее вещество, представляет углевод формулы С6Н10О5 встречающееся в животном теле в преимущественно в печени здоровых, упитанных животных; кроме того, Г. встречается в мышцах, белых кровяных тельцах, в ворсинках околоплодной оболочки и во всех почти образованьях, способных к развитию. Особенное обилие Г. в тканях наблюдается в зародышевом периоде жизни позвоночных животных (Клод Бернар) ; тело это найдено и у беспозвоночных (устриц, улиток) и в грибах (Mucor, Peziza, Basidiomycetes) . Извлеченный из тканей, главным образом из печени, Г. представляет белый аморфный порошок; водные растворы его вращают плоскость поляризации вправо и окрашиваются йодом не в синий, как это получается с обыкновенным растительным крахмалом, а в красные цвет. Под влиянием диастатического фермента, птиалина слюны, Г., подобно растительному крахмалу, превращается в декстрин, мальтозу и под конец в виноградный сахар. В печени голодающих животных Г. обыкновенно не находят и он образуется в организме животных, главным образом, из углеводов пищи, т. е. крахмала, виноградного и тростникового сахара; но не подлежит сомнению, что откармливание голодавших животных исключительно мясной пищей, по возможности, литерной жира и углеводов, тоже ведет к отложению Г. в печени. Белковые вещества могут, следовательно, перерабатываться в живых организмах так, что одним из продуктов превращения может являться углевод, т. е. крахмалу или сахару подобное вещество, а другим - азотсодержащее органическое вещество, напр., мочевина. При так называемом сахарном мочеизнурении наблюдаются рядом с выделением значительных количеств сахара мочой и высокие числа выделяемой мочевины. Так как эти явления весьма нередко сохраняются и при чисто мясной диете, то очевидно, что мочевина в сахар образуются на счет расщепления сложной белковой частицы, и это составляет в высших степенях развития характеристическую особенность патологического состояния, именуемого сахарным мочеизнурением; тут происходит как бы сахарное перерождение тканей. Только предшественником сахара является во всех случаях Г., который затем при помощи фермента превращается в виноградный сахар. Вообще запасы углеводов в тканях живого организма даны в форме Г. Сахар, всасываемый из кишечного канала кровью, несется по системе воротной вены в печень и здесь, как доказал Клод Бернар, частью превращается печеночными клетками в Г., откладываемый в печени в виде углеводистого запаса. Исследования на сахар крови воротной вены (приносящей венозную кровь к печени) и крови печеночных вен (уносящих кровь из печени) , показали, что в периоде пищеварения, в разгар всасывания веществ из кишечного канала, кровь воротной вены богаче сахаром крови печеночных вен, т. е. часть сахара удерживается в печени и превращается в Г., тогда как в другие промежуточные между пищеварением периоды дело стоит как раз наоборот, т. е. кровь печеночных вен богаче сахаром крови воротной вены, и следовательно, печень снабжает проходящую чрез нее кровь сахаром, вырабатываемым ею из накопленного в ней Г. Гликоген является, следовательно, питательным материалом, призванным пополнять убыль сахара в крови и поддерживать процентное содержание его в ней на определенной, более или менее постоянной, высоте. Мышечный Г. играет, по-видимому, существенную роль в мышечной работе, так как в сокращающихся мышцах количество Г. резко падает и его всего более в покоящихся мышцах. Он тратится как бы, следовательно, на мышечные функции. Впрочем, запасы Г. в мышцах не могут служить источником развития в них сил, так как во 1) количество этого вещества в мышцах незначительно, а во 2) мышцы совершенно лишенные Г. способны прекрасно сокращаться. Достойно внимания, что при умирании тканей, органов, клеточных элементов, напр., печени, мышц, лейкоцитов (белых кровяных телец) Г. в них исчезает и переходит постепенно в сахар; гной, напр., представляющий помершие белые кровяные тельца, уже не содержит вовсе Г., но зато заключает сахар; переход этот совершается, конечно, под влиянием амилолитического фермента, т. е. превращающего крахмал в сахар и весьма распространенного в животном теле.

Что касается количеств Г., то в печени здоровых хорошо питающихся позвоночных животных его находят около 6%, причем количества эти могут доходить до 17% при обильном питании супом из картофеля, сахара и т. д. В мышцах скелетных и сердца Г. около 1% и в особенности его много в зародышевых тканях, органах. Вообще все молодые протоплазмы, в стадии первоначального развития, даже растущие опухоли, плодовые оболочки, ткани последа и т. д. все бывают крайне богаты Г., как на это указал Клод Бернар, и в этом отношении нельзя не указать на аналогию между животным и растительным царствами. Как у растений зерна крахмала собираются в клетках, окружающих зародыш, в зернах, семядолях, так и Г. размещается в клетках, помещающихся между материнским и зародышевым последом, а у некоторых животных даже на внутренней поверхности плодовой оболочки - amnion. С момента появления гликогенобразовательной функции печени, Г. в остальных тканях начинает оскудевать. Ряд этих фактов ясно доказывает важное значение Г. как питательного материала, необходимого для роста и развит всех эмбриональных тканей и клеток, и это вполне согласуется с тем, что мы знаем относительно значения обыкновенного крахмала в развитии растительных форм. Впрочем, такая роль Г. не ограничивается только зародышевым периодом развития животных, так как известно, что у взрослых голодающих животных он совершенно исчезает из печени, следовательно, он употребился как питательный материал на поддержание жизненных функций. По сие время точно неизвестно, образуется ли Г. исключительно в печени и отсюда уже разносится по мышцам лейкоцитами, или же способностью самостоятельного образования его обладают и эти последние ткани в клетки, кроме печени. Последнее предположение правдоподобнее. И. Тарханов.

Глина

(геологич.) - весьма распространенная вторичная или обломочная горная порода, происшедшая от выветривания других горных пород, преимущественно заключающих в своем составе полевой шпат. В чистом виде Г. встречается крайне редко: примеси кремнекислоты, окиси железа и марганца, углекислой извести и других хим. соединений, а равно зерен кварца, полевого шпата, слюды, железного блеска и органических веществ делают состав Г. весьма изменчивым. Г., в сухом виде, представляет плотное или землистое, часто жирное на ощупь вещество, легко растирающееся в порошок; липнет к языку, жадно поглощает воду, издавая особый характерный запах, и переходит при этом в мягкую пластичную массу. В природе Г. встречается или в местах ее образования - по соседству с разрушающимися полевошпатовыми породами, или увлекается текущими водами далеко от места происхождения и отлагается на дне рек, в морях и океанах, смешиваясь на пути с другими, переносимыми водой органическими и неорганическими частицами. Разрушение горных пород началось тотчас же по выходе их на земную поверхность, а на ряду с тем происходило размывание и перенесете водой образовавшихся глинистых частиц, поэтому слои и прослойки Г. встречаются во всех геологических отложениях от самых древних до более новых, чаще, однако, в последних. При разнообразии химического состава физических свойств, времени образования и места нахождения Г. существует большое количество названий для их разновидностей: то по их геологическому возрасту (напр., юрская Г.) , то по заключенным в ней органическим остаткам (орнатовая Г.) , то по техн. применению (горшечная, кирпичная Г.) , то наконец по мин. составу (кварцовая Г. и т. д.) . Важнейшими из разновидностей являются: каолин, собственно Г. и сланцеватая Г. Каолин встречается преимущественно в виде гнезд в гранитах, гнейсах, сиенитах и фельзитовых порфирах или в ближайшем соседстве с ними. Наиболее известные месторождения каолина находятся в Китае, Саксонии, Богемии и Англии. В России наилучшие сорта добываются в Глуховском у. Черниговской и в Александровском у. Екатеринославской губ. Обыкновенная глина отличается от каолина большим содержанием примесей и вследствие того меньшей огнеупорностью. Месторождения Г. весьма многочисленны, но наилучшие горшечные известны у нас в России в Новгородской губ. (боровичская Г.) , в Московской губ. (гжельская Г.) и в Миргородском у. Полтавской губ. Наконец, сланцеватые Г. представляют уплотненную от времени и давления вышележащих горных пород Г. с ясно выраженной сланцеватостью и слоистостью, наичаще темно-серого или черного цвета от содержащихся углистых веществ. Кроме песка и листочков слюды, в сланцеватых Г. часто встречаются в виде примеси иголочки роговой обманки, серный колчедан, железный блеск и многие другие минералы. Помимо техн. применения, Г. в природе имеет весьма важное значение, благодаря своей водонепроницаемости. Насыщенные водой глинистые слои задерживают вновь притекающую воду, которая скопляется и течет по их поверхности. Между прочим, основываясь на этом свойстве Г. и зная геологическое строение местности, удается во многих случаях заранее определить возможность получения колодезной или артезианской воды и даже приблизительную глубину, на которой может быть встречена вода. О глинах см. К. Бишоф, "Огнеупорные Г., их нахождение, состав, исследование, обработка и применение" (пер. Н. Миклашевского, СПб., 1881) ; также П. Миклашевского, "Месторождения огнеупорных материалов в России" (СПб., 1881) . Б. П.

Глинка

(Михаил Иванович) - знаменитейший русск, композитор, род. 20 мая 1804 г., в селе Новоспасском, Смоленской губ., ум. в ночь со 2-го на З февраля, в 1867 году, в Берлине, похоронен в Петербурге в Александро-Невской лавре. Детство Г. почти безвыездно провел в деревне. Первые проблески музыкальных способностей выражались у ребенка страстью к колокольному звону. Г. так любил трезвон, что во время болезни для его забавы приносили малые колокола к нему в комнату. Оркестр дяди, наезжавший нередко к отцу Глинки, немало способствовал развитию музыкальной натуры гениального мальчика. Исполнение оркестром русских песен производило на Г. глубокое впечатление. На одиннадцатом году им овладело непреодолимое влечение к музыке. "Музыка - душа моя" - эти слова были девизом Г. Учиться игре на фортепиано Г. стал в 1815 г. Любимыми его пьесами были, после русских песен, сочинения Крейцера, Мегюля, Штейбельта. В 1822 г. Г. окончил курс в пансионе при Главном педагогическом институте в Петербурге. Во время пребывания в пансионе Г. не бросал музыку и занимался с Фильдом, от игры которого был в восторге. Позднее Г. занимался у Карла Мейера. Ему он всего более обязан развитием своего таланта. 18 лет Г. принялся сочинять - "писать ощупью", как он сам выражался. Теорию композиции он еще не изучал. Сперва им были написаны вариации на темы Вейгля и Моцарта, а затем вальс "собственного сочинения" для фортепиано, в f-dur. В 1823 г. Г. посетил Кавказ, который оставил неизгладимый след в его впечатлительной натуре. Впоследствии Г., благодаря Кавказу, гениально передал восточный колорит в своей опере "Руслан и Людмила". Возвратившись в с. Новоспасское, Г. принялся за изучение музыкальных классиков; с оркестром дяди он разучивал произведения Гайдна, Моцарта, Бетховена, Керубини и пр., практически знакомясь с характером инструментовки образцовых композиторов. Приехав в Петербург в 1824 году, Г. возобновил свои занятия у Мейера и пользовался его советами до 1830 г., Занимаясь еще с итальянцем Замбони, сочиняя на заданные итальянские тексты арии, речитативы и пр. Подробный список сочинений, написанных Г. до 1830 г., помещен в отчете Импер. публичной библиотеки (1867 г.) . К этому периоду относятся романсы: "Моя арфа", "Не искушай", "Светит месяц", квартеты и пр. В 1830 году Г. уехал за границу и пробыл там четыре года, преимущественно в Италии, где он изучал искусство пения. Своим сочинениям, написанным в это время, Г. не придает значения. Путешествие принесло Г. особенную пользу в том отношении, что в Берлине он в течение пяти месяцев основательно занимался теорией композиции у известного теоретика Дена. Г. говорит о Дене следующее: "он привел в порядок мои теоретические сведения и собственноручно написал мне науку гармонии или генерал-бас, науку мелодии или контрапункт и инструментовку... Нет сомнения, что Дену обязан я более всех других maestro". Будучи за границей, вдали от всего родного, блинка почувствовал тоску по родине. Он вспомнил молодые годы, обаяние русской песни - и напал на мысль написать народную оперу. Мысль о русской опере не покидала Г. и по его возвращении в Россию, в 1834 г. По совету Жуковского, Глинка остановился на сюжете "Ивана Сусанина", который и обработан, по плану Г., бароном Розеном. Г. с жаром принялся за работу; сперва написал увертюру, а затем принялся за первые два акта. В 1836 г. у князя Юсупова, а затем у графа Виельгорского, был исполнен первый акт "Жизни за Царя". Окончив оперу, Г. не без труда добился ее постановки на императорской сцене. Дирекция обязала Г. подпискою не требовать вознаграждения за свое произведение. В пятницу, 27 ноября 1836 г., состоялось первое представление "Жизни за Царя". Успех оперы был громадный. Спрос на номера оперы, изданной Снегиревым, был так велик. что недоставало экземпляров для продажи. В период времени от 1830 до 1836 г., кроме оперы, Г. написал несколько вариаций на разные темы, трио для фортепиано, кларнета и фагота (1833) , романсы: "Дубрава шумит", "Не называй ее небесной", "Только узнал я тебя" и пр. К 1836 - 1838 г. относятся: "Ночной смотр" для пения, польский с хором, романсы: "Где наша роза", "Сомнение", "В крови горит огонь желанья".

Вскоре после "Жизни за Царя" Г. принялся за оперу "Руслан и Людмила"; но сочинение ее шло не так быстро, как сочинение первой оперы. "Руслан" был дан в первый раз также в пятницу, 27 ноября 1842 г. Ход работы замедлялся составлением либретто, которое делалось коллективно (стихи для либретто, кроме взятых из поэмы Пушкина, писали Ширков, Кукольник, Гедеонов и автор оперы) , занятиями в певческой капелле, куда Г. был назначен в 1837 г. капельмейстером, уроками в театральной школе, болезнью, разрывом с женой. Энергию в Г. до некоторой степени поддерживала своим сочувствием к его таланту "брат" - кружок литераторов и художников, образовавшийся у Кукольника. Первыми номерами из "Руслана", сочиненными Г., были: большая часть номеров 1-го действия; персидский хор "Ложится в поле мрак ночной", марш Черномора и баллада Финна (1838) . Первое представление не оправдало ожиданий Г. Успех "Руслана" был слабее успеха "Жизни за Царя". Новая опера Г. вызвала в публики и критике самые разнообразные и противоположные суждения. После 32-х представлений "Руслан" не появлялся на сцене; водворение итальянской оперы было причиной прекращения деятельности русской труппы в СПб. Только в шестидесятых годах началось движение в пользу "Руслана". В настоящее время эта опера всеми считается перлом русского музыкального искусства. Между 1838 и 1842 г., кроме "Руслана", Г. написал музыку к драме Кукольника "Князь Холмский", вальс фантазию (1839) , тарантеллу с хором (по просьбе Мятлева, в 1842 г.) , выпускной хор e-dur для девиц Екатерининского института (1841) и пр. В 1843 г. Г. почти не сочинял; им написаны только два романса: "Люблю тебя", "К ней" и тарантелла a-moll для фортепиано. Прекращение деятельности русской оперы в Петербурге, а с ней и представлений "Руслана", было сильным ударом для Г., имевшим большое влияние на его дальнейшую композиторскую деятельность. В 1844 г. Г. надолго отправился заграницу. В Париже Г. дебютировал, как композитор, в двух концертах-монстр, под управлением Берлиоза, большого почитателя Т. На этих концертах были исполнены лезгинка из "Руслана" и рондо Антониды из "Жизни за Царя". Ободренный успехом, Г. сам дал концерт, в котором познакомил публику с некоторыми своими произведениями, в том числе и с маршем Черномора. Но гораздо больший успех в то время имели сочинения Г. в Петербурге: ария Гориславы из "Руслана", трио из "Жизни за Царя" в исполнении итальянцев приводили публику в восторг. Переселившись в Испанию, Г. пытался познакомить публику с своими произведениями, но эти попытки остались безуспешными. Уже в Париже у Г. возникла мысль сочинить несколько концертных пьес для оркестра, под названием "Fantaiaies pittoresques". В Испании Г. намеревался писать оперу в испанском роде. Он внимательно изучал и записывал народный песни. Плодами его пребывания в Испании являются увертюра "Аррагонская хота" и интересная коллекция испанских народных мелодий. До 1854 г. Г. постоянно менял свое жительство: жил в Смоленске, Варшаве, Петербурге, Париже. Во время этих странствований им написано несколько романсов, как напр. : "Слышу ли голос твой", "Заздравный кубок", "Песнь Маргариты", "Финский залив", затем вторая испанская увертюра ("Ночь в Мадриде") и знаменитая "Камаринская". В 1852 г. Г. начал симфонию "Тарас Бульба", но оставил ее. В 1854 г. Г. возвратился в Петербург, где и пробыл около двух лет. По просьбе сестры своей Л. И. Шестаковой и друзей, Г. начал свою биографию, которую и окончил в 1855 г. Она доведена до возвращения в Россию, в 1854 г. В последние годы Г. оркестровал несколько своих и чужих вещей. В 1855 г. Г. опять воспрянул: им задумана была новая опера "Двумужница" (по драме князя Шаховского) . Но медленность работы либреттиста охладила Г., который перешел к новому предприятию - сообщить православной церковной мелодии настоящую, вполне ей свойственную гармонизацию. В 1856 г. Г. положил на три голоса эктению обедни "Да исправится". К выдающимся церковным произведениям Г. относится "Херувимская". Сознавая, что гласы, на которых построены песнопения православной церкви, находятся в прямой связи с церковными ладами зап. церкви, Г. поехал в 1856 г. в Берлин к Дену с целью основательно изучить новый для него предмет. Занятия с Деном шли успешно. К несчастию, они были последними; Г. простудился и умер. В 1885 г. в Смоленске ему поставлен памятник. 50-тилетия опер "Жизнь за Царя" (1886) и "Руслана" (1892) Россия достойно чествовала. В день юбилея "Руслана" в Петербурге улица, ведущая от Поцелуева моста к Никольской церкви, мимо Мариинского театра, названа улицею Глинки.

Деятельность Г. полна беспредельного творчества, богатого развит. Он опередил современные ему музык, вкусы и понятия; потому то он своевременно и не был понят. Если сравнить деятельность Г. в количественном отношении с деятельностью многих весьма известных композиторов, писавших оперы дюжинами, то она окажется не обширною. Но если посмотреть на нее с точки зрения качественной, то она громадна. Национальную оперу он довел до такой художественной высоты, до которой ни один русский композитор не достигал после Г. Характер произведений Г. в высшей степени разнообразен. Типичность его музыкальн. образов удивительна; мелодические и гармонические стороны его творчества одинаково поражают своим богатством. Сосредоточилось оно, главн. обр., в вокальных сочинениях; но и как симфонист Г. выдается необычайной самобытностью, колоритом и гибкостью. Деятельность Г., по степени развития его творческой способности, можно разделить на три периода. К первому (1822 - 1834) относится ряд более или менее удачных работ, свидетельствующих о задатках таланта. Это период приготовительный. Второй период (1834 - 1837) представляет плоды трудов предшествовавших лет. В "Жизни за Царя" Г., при всей своей гениальности, не отличается еще вполне самостоятельным характером в вокальных и симфонических формах. Но в этой опере встречается в первый раз художественная обработка русской песни, которая легла в основе всей оперы. Благодаря Г., создалась русская опера. В этом же периоде написаны самые замечательные романсы Г. Уже в начали третьего периода (1837 - 1857) , в "Руслане", Г. менее прибегает к народным мелодиям; а сам создает чисто славянскую музыку. В этом периоде удивительная способность русск, художника к воспроизведены самых разнообразных народных типов в музыке является в полной силе и блеске. Оркестр Г. достигает самого блестящего развития; в его формах оригинальность, свежесть, новизна. Деятельность Г. не представляет ряда случайных, более или менее удачных проявлений таланта. Напротив, в ней видно беспрерывное, прогрессивное развитие, стремление к новым горизонтам - стремление, свойственное великим художникам, которым. суждено обозначать собою поворотные пункты в искусстве. Ср. автобиографию Г. (изд. "Русской Старины", 1871) , вторичное издание записок, с присоединением переписки (издание Суворина, 1888) ; статья В. В. Стасова, "Михаил Иванович Глинка" ("Русский Вестник", 1857) ; "Глинка и его значение в истории музыки", Лароша ("Русский Вестник", 1868) ; "Воспоминания Ф. М. Толстого, по поводу записок М. И. Глинки" ("Русская Старина", 1871) ; "Воспоминания о Михайле Ивановиче Глинке", А. Н. Серова ("Искусство", 1860, ?? 1, 2, 3, 4, 5) ; "Руслан и русланисты", А. Н. Серова ("Музыка и Театр", 1867) ; "Подробный разбор оперы "Жизнь за Царя"", Ростислава (СПб., 1854) ; "Первоначальный план оперы "Руслан и Людмила", В. В. Стасова ("Русская Старина", 1871) ; "План первых трех действий оперы "Жизнь за Царя", с подлинной рукописи М. И. Глинки" ("Музыкальный Сезон", ? 8, 1870) ; "Письма М. И. Глинки" (СПб., 1872) : "Биографический лексикон русских композиторов", А. И. Рубца (1886) ; "Биография Глинки" (Смоленск, 1885) ; "М. И. Глинка", очерк Оболенского и Веймарна (СПб., 1885) ; "Очерк истории оперы "Жизнь за Царя", Веймарна (1886) ; "Пятидесятилетие опере "Жизнь за Царя"", Загоскина (Казань, 1887) ; "Памяти М. И. Глинки", В. В. Стасова (СПб., 1887) ; "Glinka", par Octave Fouque (П., 1870) ; "Glinka", Prof. Carozzi (Милан, 1874) .

Н. Соловьев.

Глинка

(Федор Николаевич) , брат С. Н. Глинки (1786 - 1880) ; воспитание получил в первом кадетском корпусе. В 1805 - 06 г., состоял адъютантом при Милорадовиче, участвовал в походе против французов и был при Аустерлице. В 1807 г. был сотенным начальником дворянского ополчения, а в 1812 г. опять поступил в армию адъютантом к Милорадовичу и находился в походе до конца 1814 г. Вернувшись в Россию, он издал "Письма русского офицера" (М., 1815 - 16, 2-е изд. М. 1870) . Эти письма доставили ему литературную известность. В 1816 г. Ф. Н. переведен в гвардию, в измайловский полк, с прикомандированием к гвардейскому штабу. В это время при штабе образовались библиотека и "Общество военных людей", а вскоре начал выходить и "Военный журнал", которого Г. был редактором. Большое участие он принимал и в "Вольном обществе любителей российской словесности" состоял то вице-председателем, то председателем его. Упражняясь в стихотворстве, Глинка писал и книги для народа: "Лука да Марья", пов. (СПб., 1818) , "Подарок русскому солдату" (Спб., 1818) , "Зиновий Богдан Хмельницкий" (СПб., 1819) . Совершенное им в 1810 - 11 г. путешествие по России дало ему повод написать "Мечтания на берегах Волги" (СПб.) 1821) . В это время своей деятельности Ф. Н., вместе с М. Ф. Орловым и А. Н. Муравьевыми, основали "Союз благоденствия северных рыцарей", но Глинка, скоро отстал от общества. Тем не менее 14 декабря отразилось и на нем: в 1826 г. он был исключен из военной службы и сослан в Петрозаводск. Здесь он тотчас же был определен советником олонецкого губернского правления; в 1830 г. переведен в Тверь, где женился на А. П. Голенищевой-Кутузовой, а в 1832 г. - в Орел. В 1835 г. он вышел в отставку и поселился в Москве. За это время определился и талант Г. как духовного поэта, талант небольшой, но оригинальный, направление которого, как определил его Белинский, было "художественно и свято". Еще в 1826 г. он издал "Опыты священной поэзии" (СПб.) , а в 1839 г. вышли его "Духовные стихотворения". В этих сборниках попадаются очень грациозные стихотворения, дышащие искренним чувством. Гораздо скучнее его поэма: "Карелия или заточение Марфы Иоанновны Романовой" (СПб., 1830) . В 1853 г. Г. переселился в Петербург и в 1854 г. напечатал известное в свое время патриотическое стихотворение "Ура! На трех ударим разом", с воинственным направлением. В Спб. период своей жизни О. Н. стал интересоваться спиритизмом и впал в мистицизм, к которому имел несомненную наклонность и ранее. Плодом такого настроения были "Иов, свободное подражание книге Иова" и поэма "Таинственная капля" (Б., 1861 и М. 1871) , не имеющая художественных достоинств. В 1862 г. Г. переселился в Тверь занимался там археологией, и принимал участие в общественных делах. См. А. К. Жизневский, "О. Н. Глинка" (Тверь, 1890) и "Беседы в общ. люб. росс. слов. " I, 1867 г. (оценка его трудов - Н. Путяты и А. Котляревского) . М. Мазаев.

Глиптотека

, в тесном смысле слова - собрание резных камней (гемм и интальи) , в широком - собрание произведений пластики вообще, преимущественно же античной. Под этим названием в особенности известен музей в Мюнхене, сооруженный в 1816 - 1830 гг. архитектором Л. фон Кленце и заключающий в себе скульптурные памятники, собранные в 1805 1816 гг. баварским королем Людвигом I, тогда еще наследником престола. Мюнхенская Г. - обширное здание квадратного плана, с наружностью ионического стиля. Средину главного фасада занимает портик о восьми колоннах, поддерживающих трехугольный фронтон, поле которого украшено скульптурною группою "Минервы, покровительницы пластических искусств" (работы Шванталера и др. художников) , воспроизводящей композицию Вагнера; по обе стороны портика стоят в стенных нишах шесть мраморных статуй (три справа и три слева) . В боковых фасадах имеются также по шести ниш с подобными статуями. Статуи, вырубленные по моделям Вагнера, изображают покровителей искусства Перикла, имп. Адриана и знаменитых ваятелей древности и новейшего времени. Внутри мюнхенская Г. представляет ряд зал, расположенных вокруг квадратного двора и освещаемых выходящими на него окнами (за исключением двух угловых зал заднего корпуса, окна которых выходят наружу) . Залы отделаны в римском стиле; одна из них, так наз. "зала богов", украшена любопытными фресками Корнелиуса. Среда памятников пластики, хранящихся в этом музее, особенно замечательны: статуя архаического периода, греческого искусства: "Аполлон Тенейский", фрагменты двух скульптур, украшавших собою храм Минервы на о-ве Эгине (так назыв. "Эгинские мраморы") , статуя Аполлона Кифареда, "Медуза Рондини", торс одного из сыновей Ниобы и мн. друг. А. С - в.

Глухарь

или глухой тетерев, мошник, моховик, моховой тетерев (Tetro Urogallus) - самый крупный из тетеревов; от других тетеревов он отличается сильно округленным хвостом и удлиненными перьями на горле. Самец достигает в длину 1, 1 м. и более, в размахе крыльев 1, 4 м.; вес его достигает 6 и более кгр.; голова и шея черноватые, задняя сторона шеи пепельно-серая с черными пятнами, передняя черная с серым, спина черноватая с бурыми и серыми пятнышками, грудь зеленоватостального цвета, нижняя сторона покрыта черными и белыми пятнами, хвост черный с белыми пятнами, голая кожа около глаза ярко-красного цвета, клюв белорозового. Самка на 1/3 меньше и окрашена весьма пестро смесью ржаво-желтого, ржаво-красного, черно-бурого и белого цвета; горло, сгиб крыла и верхняя часть груди - ржаво-красные. В прежнее время Г. водился во всех сплошных лесах Европы и Азии; теперь же он местами истреблен, но тем не менее область распространения его весьма велика. Больше всего Г. в Европейской и Азиатской России и в Швеции до 69? с. ш., но он встречается также в Испании, Греции, Малой Азии, на Альпах, Карпатах, среднегерманских горах и Гарце. Г. держится преимущественно в сплошных высокоствольных хвойных, а также в смешанных лесах, редко в лиственных, очень любит моховые болота в лесу, богатые ягодами. Он ведет вообще оседлый образ жизни, но иногда предпринимает перекочевки с гор в долины и обратно. День он обыкновенно проводить на земле, ночует на деревьях. Пища его состоит из древесных почек, листьев и хвои, травы, лесных ягод, семян и насекомых. Г. летает тяжело, с большим шумом, часто хлопая крыльями, и не делает больших перелетов; он очень осторожен, обладает прекрасным слухом и зрением и потому охота за ним вообще трудна. Ранней весною Г., до того времени державшиеся по одиночке, собираются в известных частях леса и здесь ранним утром самцы начинают токовать, т. е. издавать своеобразные звуки, сопровождая их странными телодвижениями. Токование начинается рядом щелкающих звуков, затем после главного "удара" следуют особые шипящие звуки, похоже на теченье железных предметов, Г. "точить". Самец в это время нахохливает все перья, часто поворачивается и находится в крайне возбужденном состоянии, так что во время точенья оставляет свою обычную осторожность. Так продолжается до солнечного восхода; затем самец слетает на землю к самкам и спаривается с ними; самки иногда собираются по близости от токующих самцов, иногда же самцам приходится далеко перелетать к ним. Из-за обладания самками между самцами происходят ожесточенные драки, оканчивающиеся иногда смертью одного из бойцов. По окончании тока, продолжающегося 3 - 4 недели, самки выбирают места для гнезд, которые представляют ямку в земле, выстланную иногда веточками. Число яиц, смотря по возрасту самки, может колебаться от 6 до 12; яйца желто-серого или грязножелтого цвета, с темными пятнами. Как яйца, так и птенцы самоотверженным образом охраняются самкой. Как на свободе, так и в неволе Г. дает иногда помесь с тетеревом, известную под названием Tetrao inedius s. hybridus.

Н. Книпович.

Г. ежегодно привозится из северных губерний на наши столичные рынки в весьма значительном количестве и еще в большем числе потребляется на месте добывания его. Весною охотятся только на самцов Г., во время токования, начинающегося с конца марта и продолжающегося до первых чисел мая, при чем охота основывается на том, что токующая птица, во время скирканья (вторая часть глухариной песни, первая же называется щелканьем) , закинув голову, закатив глаза, надув перья, развернув хвост и полуопустив крылья, лишается, обычной остроты зрения и чуткости. Пользуясь этим обстоятельством, охотники, выслушав еще издали поющего глухаря, во время скирканья его, продолжающегося 3 - 4 секунды, делают по направлению к нему несколько больших прыжков и затем остаются неподвижными до следующего скирканья, во время которого снова прыгают, и так продолжают до тех пор, пока не приблизятся к дереву, на котором токует Г., на расстояние 80 - 50 шагов, смотря по местности. При этом прицеливаются в Г. и спускают курок обязательно во время нового скирканья, так как нередко случается, что после промаха Г., не расслышав выстрела, не слетает с дерева и тогда удается выстрелить вторично. Детом, в июле, охотятся на глухарные выводки, разыскивая их в лесных ягодниках (на чернике, голубике и т. п.) с легавой собакой. Осенью стрельба Г. производится из шалашей и землянок на овсяных жнивьях и озимях, куда Г. слетаются кормиться, а также с подхода в осиновых и лиственничных лесах, куда Г. привлекаются вкусом завядшего осинового листа или побитой морозами иглы лиственницы. Зимою никакой охоты на Г. не производится и их добывают, равно как и осенью, особыми ловушками: капканами, силками, слопцами, давушками, пружками, очипками и др. Старых Г. стреляют дробью ?? 2 - 000, молодых же более мелкою ?? 4 - 7. На основании Высочайше утвержденных 3 февраля 1892 г. правил, охота на самок Г. воспрещается с 1 марта по 15 июля, а на самцов - с 15 мая по 15 июля; ловля их какими бы то ни было способами воспрещена в течение всего года. Ср. : Л. П. Сабанеев, "Глухой тетерев, охотничья монография" (1876) ; Разевич, "Глухарь в чернолесье" ("Природа и Охота". 1880) ; Ф. Лоренц, "Глухарь" ("Охотничья Газета", 1890) . С. Безобразов.

Глюк

(Christoph-Willibald Gluck) , знаменитый нем. композитор (1714 1787) . Франция считает его своим, потому что наиболее славная его деятельность связана с парижской оперной сценой, для которой он написал свои лучшие произведения на французские слова. Многочисленные оперы его: "Artaserse", "Demofonte", "Fedra" и пр. были даны в Милане, Турине, Венеции, Кремони. Получив приглашение в Лондон, Г. для театра Hay-Market написал две оперы: "La Caduta de Giganti" (1746) и "Artamene" и оперу попурри (pasticcio) "Pyram". Эта последняя имела большое влияние на дальнейшую деятельность Г. Все оперы, доставившие огромный успех Г., были написаны по итальянскому шаблону, состояли из ряда арий; в них Г. не обращал особого внимания на текст. Свою оперу "Pyram" он составил из отрывков прежних опер, имевших наибольший успех, подладив под эти отрывки другой текст нового либретто. Неуспех этой оперы навел Г. на мысль, что только та музыка может производить надлежащее впечатление, которая находится в прямой связи с текстом. Этого принципа он стал держаться в следующих своих произведениях, усваивая себе постепенно более серьезное отношение к декламации, вырабатывая до мельчайших подробностей речитатив ариозо и не забывая о декламации даже в ариях.

Стремление к тесной связи между текстом и музыкой заметно уже в "Семирамиде" (1748) . Но более осязательный поворот композитора к опере, как к музыкальной драме, заметен в "Orfeo", "Alceste", "Paride ed Elena" (1761 - 64) , поставленных в Вене. Реформатором оперы Г. является в "Iphigеnie en Aulide", данной в Париже с громадным успехом (1774) . Там же были даны: "Armide" (1777) и "Iphigenie en Tauride" (1779) величайшее произведение Г. Последней оперой Г. была "Echo et Narcisse". Кроме опер, Г. писал симфонии, псалмы и пр. Всех опер, интермедий и балетов написано Г. более 50. Из многочисленных сочинений о Г. можно назвать: Siegmeyer, "Ueber den Ritter Gluck und seine Werke" (Берлин, 1825) ; Riedel, "Ueber die Musik des Ritters Christoph von Gluck" (Вена, 1775) ; Schmid, "Christoph Willibald Ritter von Gluck" (Лпц., 1854) ; Solie, "Notice sur Christophe Gluck" (Париж, 1840) ; "Etudes biographiques, anecdotiques et estetiques sur les compositeurs qui out illustre la scene franсaise" (1853) . Н. С.

Гной

(pus) - продукт действия на живую ткань гноеродных бактерий и некоторых химических агентов, вызывающих изменение и даже омертвение отдельных клеточных элементов, затем размягчение омертвевшего очага и пропитывание его гнойными тельцами, лейкоцитами, способными к размножению. Г. можно рассматривать также, как выпот при особого рода гнойном воспалении ткани, при чем последняя под влиянием Г. сама разрушается. По внешнему виду Г. - жидкость густая, непрозрачная, совершенно белая или с желтоватым, серым, синим оттенком, тягучая, довольно значительного уд. веса, чаще щелочной реакции. По химическому составу - очень сложная смесь и раствор различных тел; содержит от 6 до 8 % белковых тел: сывороточный белок, глобулин, нуклеин, пептон, затем лейцитин, холестерин, жиры; при разложении Г. развиваются кислоты муравьиная, валерьяновая и др. Солей до 1 %. Морфологически Г. состоит из сывороточной плазмы и взвешенных в ней гнойных телец, жировых капель свободно плавающих или заключенных внутри клеточных элементов, остатков эпителиальных, железистых клеток и т. п. Гнойные тельца представляются аналогичными белым кровяным шарикам; обыкновенно многоядерны; в свежем Г. овальны, в старом Г. измененные, в различных состояниях перерождения, жирового. Бактерии Г. - шаровидны; встречаются в форме гроздевидных скоплений цепочек и парно; введенные в ткань даже в чистом виде, они способны вызвать нагноение. Признается несколько разновидностей гнойных бактерий. Другие организмы могут также вызвать гнойное воспаление и нередко были находимы в Г.; так бугорковые палочки, лучистый грибок, пузыри эхинококков, плесневые грибки, амебы и пр. В старом Г., в замкнутых гнойниках, количество бактерий значительно уменьшается и они даже могут совсем исчезнуть, вследствие изменения состава плазмы, под влиянием продуктов выделения самих же бактерий и путем поглощения их белыми кровяными тельцами. Гноеродные бактерии распространены в воздухе и в окружающей обстановке человека очень обильны, почему и легко попадают на открытые раны, обнаженные серозные оболочки и вызывают в них нагноения

Врачи-практики, особенно старого времени, различают Г. доброкачественный и злокачественный. Первый, по Рудневу, имеет следующие характеристические черты: клетки его отличаются одинаковою величиною, шаровидною формою, резкими контурами, беловатым цветом протоплазмы; от прибавления уксусной кислоты сперва делаются видимыми ядра клеток, потом клетки делаются бледными и, наконец, растворяются. Сыворотка прозрачна, содержит только крупинки, растворимые в эфире или калийной щелочи. При впрыскивании в кровь не вызывает никаких общих изменений; при впрыскивании в подкожную клетчатку вызывает только местное нагноение. Г. "злокачественный", пиэмический, имеет отличия: клетки его неодинаковой величины, как будто изъедены, протоплазма их темна, зерниста. Количество бактерий очень велико. Запах Г. своеобразный; он более жидок, содержит кристаллы холестерина и жира и продукта гнилостного разложения белковых тел. При всасывании такого Г. получается пиэмия. Г. вообще или пролагает себе путь наружу и изливается, или рассасывается, при чем гнойные тельца распадаются и растворяются, или же Г. сгущается, превращается в творожистую массу, которая пропитывается со временем известковыми солями и, как всякий посторонний предмет в организме, капсулируется разрастающейся по окружности соединительною волокнистою тканью (. В. В. Подвысоцкий, "Осн. общ. патологии" т. I, 1891 г., СПб.) . А. Л - ий.

Гномы

- духи, обитающие в недрах земли и гор и охраняющие подземные сокровища. Они могут принимать разные образы; мужские Г. обыкновенно безобразны, женские (гномиды) красивы. Они любят дразнить людей, но делают им больше добра, чем зла. Г. - любимые герои зап. европ. сказок.

Гносеология

или гнозеология (более употребителен термин учение о познании, Erkenntnisslehre) - философская дисциплина, исследующая вопрос о возможности и условиях истинного знания.

Гностицизм

(гностика, гнозис или tuocwn) - так называется совокупность религиозно-философских (теософских) систем, которые появились в течение двух первых веков нашей эры и в которых основные факты и учение христианства, оторванные от их исторической почвы, разработаны в смысле языческой (как восточной, так и эллинской) мудрости. От сродных явлений религиозно-философского синкретизма, каковы неоплатонизм, герметизм, Г. отличается признанием христианских данных, а от настоящего христианства - языческим пониманием и обработкою этих данных и отрицательным отношением к историческим корням христианства в еврейской религии. В этом последнем отношении Г. стоит в особенно резкой противоположность к иудействующим сектам в христианстве с одной стороны, а с другой стороны - к каббале, которая представляет языческую обработку специфически еврейских религиозных данных. Некоторые писатели, напр. Баур, говорят об "иудейской гнозе" (помимо каббалы) , но это более соответствует априорным схемам этих писателей, нежели исторической действительности.

I. Происхождение Г. Общие условия для возникновения Г., как и других сродных явлений, были созданы тем культурно-политическим смешением различных национальных и религиозных стихий древнего мира, которое начато было персидскими царями, продолжалось македонянами и завершено римлянами. Источник гностических идей в различных языческих религиях с одной стороны и учениях греческих философов - с другой, ясно сознавался с самого начала и подробно указан уже автором Filosojoumena, хотя в частности не все его сближения одинаково основательны. Несомненно, во всяком случае, что те или другие национальнорелигиозные и философские факторы в различной мере участвовали в образовании тех или других гн. систем, а также то, что в различные комбинации уже существовавших идей привходила, с большею или меньшею силою и оригинальностью, и личная умственная работа со стороны основателей и распространителей этих систем и школ. Разобрать все это в подробностях тем менее возможно, что писания гностиков известны нам только по немногим отрывкам и по чужому, притом полемическому изложению. Это предоставляет большой простор гипотезам, из которых одна заслуживает упоминания. В нынешнем веке некоторые ученые (напр., ориенталист И. И. Шмидт) ставили Г. в специальную связь с буддизмом. Достоверно тут только: 1) что со времени походов Александра Македонского Передняя Азия, а чрез нее и весь греко-римский мир, сделались доступны влияниям из Индии, которая перестала быть для этого мира неведомою страною и 2) что буддизм был последним словом восточной "мудрости" и доныне остается самою живучею и влиятельною из религий Востока. Но с другой стороны исторические и доисторические корни самого буддизма далеко еще не вскрыты наукою. Многие ученые не без основания видят здесь религиозную реакцию со стороны темнокожих до-арийских обитателей, а этнологическая связь этих индийских племен с культурными расами, издавна населявшими Нильскую долину, более чем вероятна. Общей племенной почве должен был соответствовать и общий фон религиозных стремлений и идей, на котором в Индии, благодаря воздействию арийского гения, образовалась такая стройная и крепкая система, как буддизм, но который и в других местах оказывался не бесплодным. Так. обр. то, что в Г. приписывается влиянию индийских буддистов, может относиться к более близкому воздействию их африканских родичей, тем более, что высший расцвет Г. произошел именно в Египте. Если внешняя историческая связь Г. специально с буддизмом сомнительна, то содержание этих учений несомненно показывает их разнородность. Помимо различных, чуждых буддизму религиозных элементов, Г. вобрал в себя положительные результаты греческой философии и в этом отношении стоит неизмеримо выше буддизма. Достаточно указать на то, что абсолютному бытию буддизм дает только отрицательное определение Нирваны, тогда как в Г. оно определяется положительно как полнота (плирома) . Несомненную связь с Г. имеет другая, ничтожная по своему распространению сравнительно с буддизмом, но во многих отношениях весьма любопытная религия мандейцев или сабиев (не смешивать с сабеизмом в смысле звездопоклонства) , доныне существующая в Месопотамии и имеющая свои священные, древнего происхождения, хотя и дошедшие до нас в более поздней редакции книги. Эта религия возникла незадолго до появления христианства и находится в какой-то невыясненной связи с проповедью св. Иоанна Крестителя; но догматическое содержание мандейских книг, насколько его можно понять, заставляет видеть в этой религии прототип Г. Самое слово манда, от которого она получила название, значить по-халдейски тоже, что греческое gnvsiV (знание) .

II. Основные черты Г. В основе этого религиозного движения лежит кажущееся примирение и воссоединение божества и мира, абсолютного и относительного бытия, бесконечного и конечного. Г. есть кажущееся спасение. Гностическое мировоззрение выгодно отличается от всей дохристианской мудрости присутствием в нем идеи определенного и единого целесообразного мирового процесса; но исход этого процесса во всех гностических системах лишен положительного содержания: он сводится, в сущности, к тому, что все остается на своем месте, никто ничего не приобретает. Жизнь мира основана только на хаотическом смешении разнородных элементов (sugcusiV arcikh) , и смысл мирового процесса состоит лишь в разделении (diakrisiV) этих элементов, в возвращении каждого в свою сферу. Мир не спасается; спасается, т. е. возвращается в область божественного, абсолютного бытия, только духовный элемент, присущий некоторым людям (пневматикам) , изначала и по природе принадлежащим к высшей сфере. Он возвращается туда из мирового смешения цел и невредим, но без всякой добычи. Ничто из низшего в мире не возвышается, ничто темное не просветляется, плотское и душевное не одухотворяется. У гениальнейшего из гностиков, Валентина, есть зачатки лучшего миросозерцания, но оставшиеся без развития и влияния на общий характер системы. Наиболее трезвый философский ум между ними - Василид отчетливо выражает и подчеркивает ту мысль, что стремление к возвышению и расширению своего бытия есть лишь причина зла и беспорядка, а цель мирового процесса и истинное благо всех существ состоит в том, чтобы каждое знало исключительно только себя и свою сферу, без всякого помышления и понятия о чем-нибудь высшем.

С этою основною ограниченностью Г. логически связаны и все прочие главные особенности этого учения. Вообще гностические идеи, несмотря на свою фактическую и мифологическую оболочку, по содержанию своему суть плод более аналитической, нежели синтетической работы ума. Гностики разделяют или оставляют разделенным все то, что в христианстве (а отчасти и в неоплатонизме) является единым или соединенным. Так идея единосущной Троицы распадается у гностиков на множество гипостазированных абстракций, которым приписывается неравномерное отношение к абсолютному первоначалу. Далее, все гностические системы отвергают самый корень общения между абсолютным и относительным бытием, отделяя непроходимою пропастью верховное Божество от Творца неба и земли. Этому разделению первоначала мира соответствует и разделение Спасителя. Единого истинного Богочеловека, соединившего в себе всю полноту абсолютного и относительного бытия, Г. не признает: он допускает только Бога, казавшегося человеком, и человека, казавшегося Богом. Это учение о призрачном богочеловеке, или докетизм, так же характерно для гностической христологии, как разделение между верховным Божеством и творцом мира - для Г. теологии. Призрачному спасителю соответствует и призрачное спасение. Мир не только ничего не приобретает, благодаря пришествию Христа, а напротив, теряет, лишаясь того пневматического семени, которое случайно в него попало и после Христова явления извлекается из него. Г. не знает "нового неба и новой земли"; с выделением высшего духовного элемента мир навеки утверждается в своей конечности и отдельности от Божества. С единством Бога и Христа отрицается в Г. и единство человечества. Род людской состоит из трех, по природе безусловно разделенных, классов: материальных людей, погибающих с сатаною - душевных праведников, пребывающих навеки в низменном самодовольстве, под властью слепого и ограниченного Димиурга, - и духовных или гностиков, восходящих в сферу абсолютного бытия. Но и эти от природы привилегированные избранники ничего не выигрывают чрез дело спасения, ибо они входят в божественную плирому не в полноте своего человеческого существа, с душой и телом, а только в своем пневматическом элементе, который и без того принадлежал к высшей сфере.

Наконец, в области практической неизбежным последствием безусловного разделения между божественным и мирским, духовным и плотским являются два противоположные направления, одинаково оправдываемые Г. : если плоть безусловно чужда духу, то нужно или совсем от ее отрешиться, или же предоставить ей полную волю, так как она ни в каком случае не может повредить недоступному для нее пневматическому элементу. Первое из этих направлений - аскетизм - более прилично для людей душевных, а второе нравственная распущенность - более подобает совершенным гностикам или людям духовным. Впрочем, этот принцип не всеми сектами проводился с полною последовательностью. Итак, Г. характеризуется непримиримым разделением между Божеством и миром, между образующими началами самого мира, наконец между составными частями в человеке и человечестве. Все идейные и исторические элементы, входящие в христианство, содержатся и в Г., но только в разделенном состоянии, на степени антитез.

III. Классификация гностических учений. Указанный. основной характер Г. по степени своего проявления может служить руководством и для естественной классификации гностических систем. Неполнота источников и хронологических данных с одной стороны и значительная роль личной фантазии в умозрении гностиков - с другой, допускают лишь крупные и приблизительные деления. В предлагаемом мною делении логическое основание совпадает с этнологическим. Я различаю три главные группы: 1) существенная для Г. непримиримость между абсолютным и конечным, между Божеством и миром является, сравнительно, в скрытом и смягченном виде. Происхождение мира объясняется неведением или ненамеренным отпадением или отдалением от божественной полноты, но так как результаты этого отпадения увековечиваются в своей конечности, и мир с Богом не воссоединяется, то основной характер Г. остается и здесь во всей силе. Творец неба и земли - Димиург, или Архонт, - является и здесь совершенно отдельным от верховного Божества, но не злым, а только ограниченным существом. Этот первый вид представляется Г. египетским, сюда принадлежат как зачаточная форма Г., и учение Керинфа (современника ап. Иоанна Богослова и "наученного в Египте", по свидетельству св. Иринея) , так и самые богатые содержанием, наиболее обработанные и долговечные учения, а именно системы Валентина и Василида - Платона и Аристотеля гностицизма, с их многочисленными и разнообразно разветвленными школами; сюда же должно отнести египетских офитов, оставивших вам памятник своего учения, на коптском языке, в книге: "Пистис София".

2) Гностическое раздвоение выступает с полною резкостью, именно в космогонии: мир признается прямо злонамеренным созданием противобожественных сил. Таков гнозис сиро-халдейский, куда принадлежат азиатские офиты или нахашены, ператы, сифиане, каиниты, элкесаиты, последователи Юстина (не смешивать со св. Иустином философом и мучеником) , затем Сатурнил и Вардесан; связующим звеном между египетским и сиро-халдейским гнозисом могут служить последователи Симона Волхва и Менандра.

3) Гнозис малоазийский, представляемый, главным образом, Кердоном и Маркионом; здесь гностические антитезы выступают не столько в космогонии, сколько в религиозной истории; противоположность - не между злым и добрым творением, а между злым и добрым законом (антиномизм) , между ветхозаветным началом формальной правды и евангельской заповедью любви.

IV. Источники и литература: "PistiV Sojia", изд. Петерманна; св. Иринея Лионского пять книг против ересей (многократно издавались со времен Эразма Роттердамского: есть русский перевод священника П. А. Преображенского, М. 1871) ; Ипполита, ">Elegcox kata paston airesewn", первое изд. Е. Miller (Оксфорд, 1851; англ. перевод в собрании "Antenicene Christian library") ; Климента Александрийского, в "Строматах" и в ">Epitomai ek tvn Qeodotou ktl". - Значение второстепенных источников имеют сочинения против гностиков Тертуллиана, св. Епифания и блаж. Феодорита. Важнейшие сочинения о Г. с конца прошлого века: Munter, "Versuch uber die christi. Alterthumer der Gnostiker"; Neander, "Genetische Entwickelung d. gnost. Syst. "; Matter, "Histoire critique du Gn. "; J. J. Schmidt, "Verwandschaft der gn. Lehre mit den Rignssyst. des Or. "; Mohler, "Ursprung des Gn. "; Baur, "Die christi. Gnosis". Все эти сочинения значительно устарели. Из новейших исследователей Г. следует назвать Hilgenfeld\'a и в особенности Harnack\'a ("Zur Quellenkritik der Gesch. d. Gn. " и др.) . На. русском языке есть замечательное сочинение прот. А. М. Иванцова-Платонова: "Ереси и расколы первых трех веков", посвященное преимущественно Г., но, к сожалению, остановившееся на первом томе (исследование источников) . Владимир Соловьев.

Гну

(Catoblepas) - род животных из подсемейства антилоп (Antilopina) , сем. полорогих, Cavicornia, подотряда жвачных Ruminantia, отряда парнокопытных млекопитающих, Artiodactyla. Туловище Г. напоминает лошадь, голова похожа на бычачью. Ноздри прикрыты как бы крышечкой; у обоих полов сжатые, широкие, покрытые рубцами рога, загнутые вперед и в стороны, с концами загнутыми вверх; хвост покрыт длинными волосами и напоминает лошадиный; над носом щетка длинных волос; на шее и на щеках волоса удлинены в виде гривы; на остальном теле гладко лежащие волоса. На месте слезных ямок железистые бородавки. Один из видов этого рода Г., Catoblepas gnu Sund., достигает общей длины тела (вместе с хвостом) до 2, 8 м.; длина хвоста без волос 50 см., вместе с волосами 80 - 90 стм.; высота в плечах 1, 2 м. Основной цвет темный серо-бурый; грива на затылке беловатая; длинные волосы над носом, на горле и груди бурые; венец щетин вокруг каждого глаза белый; волоса хвоста у корня серо-бурые, на концах беловатые. Самка по окраске ничем не отличается, но ростом меньше и рога ее слабее; новорожденные телята безрогие, но уже имеют гриву. Г. живет в южной Африки большими стадами, предпринимает по степям большие странствования; в южн. Африке нет животного быстрые Г. Они очень любопытны и приближаются ко всякому предмету, возбудившему их внимание. Их поведение и движения крайне странны и забавны; они напоминают то осла или лошадь, то корову. Бегут иноходью. Самки приносят одного детеныша, к кот. нежно привязаны. Пойманные Г. в неволе не приручаются. Охота на ними довольно трудна, вследствие чрезвычайной быстроты их бега; мясо очень вкусно. Второй вид этого рода, полосатый Г., Catoblepas taurina Н. Sm., заметно крупнее первого: общая длина тела доходит до 3 м., выс. в плечах 1, 6 м. Отличается также более покатой спиной и более длинной гривой. Основной цвет темный пепельно-серный, с явственными черными поперечными полосами; грива и хвост черные. Полосатый Г. живет также в южной Африке, но идет далее на С, до области Верхнего Нила. Держится преимущественно в травянистых равнинах. По образу жизни не отличается от обыкновенного.

Г.

Гоббс

(Фома Hobbes) - знаменитый английский философ, род. в 1688 г. Отец его, английский священник, познакомил сына с древними писателями: 8-ми лет Г. перевел "Медею" Еврипида латинскими стихами; 15-ти лет поступил в оксфордский университет, изучал схоластическую философию и научался презирать Аристотеля. В качестве воспитателя молодого Кавендиша, впоследствии гр. Девонширского, путешествовал по Франции и Италии. По возвращении в Англию сблизился с Баковом, политические взгляды которого, вероятно, имели влияние на Г. В 1628 г. Г. перевел Фукидида, чтобы убедить своих сограждан в опасностях демократии. Совершил еще два путешествия на материк, благодаря которым познакомился со многими выдающимися лицами, напр., с Галилеем, Гассенди, Мерсенном. Последний побудил Г. написать замечания о сочинениях Декарта, вызвавшие весьма презрительное суждение Декарта о Г. Когда началась борьба между Карлом I в парламентом, боязливый Г. вновь уехал в Париж в оставался около 13-ти лет на материке. В 1642 г. Г. издал, в ограниченном числе экземпляров, "Decive", вошедшую впоследствии в состав его "Elementa philosophica". Эта книга понравилась сыну Карла I (впоследствии Карлу II) . Г. сделался его учителем математики и, по словам Бэрнета, имел пагубное влияние на будущего короля. В 1650 г. Г. издал "Трактат о человеческой природе", а в 1651 г. - "Левиафан". "Левиафан" повредил Г. во многих отношениях. Роялисты усмотрели в "Левиафане" оправдание узурпации Кромвеля; теологи негодовали на Г. за его отзывы о религии. Возвратясь в Англию, Г. сблизился с Кромвелем, но политической роли не играл; он жил в обществе Гарвея, Сельдена и др. и издал в 1665 г. "De соrроrе", в 1668 г. - "De homine". По смерти Кромвеля, опасаясь смут, Г. снова бежал в Париж, но реставрация сделала возможным его возвращение. Карл II ничего не сделал для своего учителя; в 1666 г. "Левиафан" был запрещен. Г. имели многих поклонников, но и многих врагов, напр. Валлиса, критиковавшего, как математические, так в политические учения Г. Полемика с Валлисом в неприятности теологического характера заставили Г. покинуть Лондон и поселиться в деревне. В 1668 г. он издал свои сочинения; перед смертью он написал автобиографию латинскими стихами и перевел Гомера. Ум. в 1679 г., на 91 году от роду, несмотря на то, что появился на свет семимесячным ребенком и всю жизнь был весьма слабого здоровья. Полное собрание его сочинений, английских и латинских, издано в 1889 г. в Лондон ("Opera philosophica latina" и "English Works") .

Философия Г. представляет собой весьма талантливо и последовательно проведенное механическое мировоззрение, со всеми его крайностями и со всей односторонностью. Философию Г. отождествляет с наукою вообще и видит в ней познание следствий из причин и причин из следствий, приобретенное путем умозаключений. Он делит ее на логику, на "первую философию" (Г. удерживает старый Аристотелевский термин, разумея науку об общих идеях, времени, пространстве причин etc.) , на геометрию, физику и астрономию и на гражданскую философию, трактующую о человеке и государстве.

Единственный предмет философии (в науке) - тела, ибо только тела существуют; всякое тело конечно и только конечное может быть познано. Бог непознаваем и не составляет предмета науки, а есть объект теологии, веры. Точно также не может быть предметом науки душа, ибо она не имеет реальности. Орудием науки является мышление, состоящее в сравнении и различении, в сложении в вычитании. Мышление, таким образом, сводится к вычислению, логика - к математике. Такое ограничение для Г. возможно и естественно, ибо всю реальность он свел к телам, а качества тел - к движениям, рассмотрение которых вполне исчерпывается математическим вычислением. Это основное воззрение Г. вытекает из сенсуалистических посылок. Движения вызывают во внешних органах впечатления, впечатления вызывают движения внутри вас, благодаря чему возникают идеи. Все наше познание состоит из идей. Связь идей становится тем более прочной и воспроизведение их тем более легким, чем чаще они воспроизводились вместе. Основой ассоциации идеи служит физиологическая связь между следами движений. Сравнение, соединение и разделение перерабатывает первоначальные идеи в другие более сложные и отвлеченные, подобно тому, как идеи последовательных чисел мы получаем из соединения идей отдельных единиц. Соединять мы можем только те идеи, которые были получены деятельностью внешних чувств; поэтому идей бестелесных предметов у нас быть не может. Все наши идеи касаются лишь конечных предметов; идея же бесконечности обозначает или нашу неспособность положить предел увеличению количеств, или же просто неопределенность ограничения. Сравнение, соединение и разделение суть только виды одной в той же деятельности; простые идеи, воспринятые путем ощущений, не подвергаются измерениям, а рассматриваются то рядом, то в слиянии, то раздельно. Весьма вероятно, что это участие Г. в теории познания и дальнейшее развитие его в учении о языке имело некоторое влияние на Локка и вообще на всю ассоциационную психологию англичан, не исключая и Джона Стюарта Милля, с которым, по-видимому, у Г. мало общего. Под опытом Г. разумеет знание единичных фактов, прошедших и настоящих, дающее возможность некоторого предвидения будущего. Воля, как и познание, возникает из впечатлений, производимых внешним миром на человека. Эта впечатления сопровождаются не только теоретическими состояниями, но и чувством удовольствия и неудовольствия. Удовольствие человек стремится усилить, неудовольствие - ослабить. Само по себе удовольствие есть ничто иное, как движение. происходящее в сердце человека, как восприятие есть движение, происходящее в голове человека. Стремление сохранить и усилить удовольствие переходит в расположение, подобно тому как противоположное стремление - в нерасположение. Вещи, вызывающие в нас удовольствие, мы считаем добром, противоположные злом. Стремления, принявшие форму расположения, переходят в действия; нерасположение влечет за собой воздержание от действий. Действию предшествует обдумывание его; намерением называются отдельные расположения; сочетание их называется выбором; результат выбора называется волею, а вызываемое волею действие - произвольным действием. Воля обозначает только последнюю ступень в акте обдумывания. Свободным мы называем то тело, которое не встречает внешних препятствий. Внутренние препятствия не имеют отношения к свободе. Все произвольные действия Г. называет свободными, ибо они проистекают из внутренних стимулов и совершаются без внешних препятствий. Обычное учение о свободе воли несогласно, по мнению Г., и с Священным Писанием, и с законом причинности. Рассматривая действия человека, легко убедиться, что они все необходимы и, имея в Боге, как первопричине, достаточное основание, предвидимы им, т. е. необходимы. Итак, в произвольных действиях свобода и необходимость соединены в одно. Выбор склоняется всегда в сторону сильного расположения, а объектом, склоняющим наш выбор всегда является величайшее представляемое нами благо. Абсолютного блага не существует; то что для нас есть благо, является злом для наших врагов. Прекрасное и полезное по существу не различаются от блага. "Предмет, поскольку его желают, называется хорошим, приятным, ежели его желают самого по себе, - полезным, ежели его "желают ради какого-либо иного предмета" ("De homine", XI, 5) .

Рассматривая человека с этической в политической точек зрения, Гоббс следует той же дедуктивной, математической методе, как и в физике. Этика и политика тесно связаны, ибо все этические понятия начинаются лишь с перехода людей из состояния природы в состояние государства. По природе все люди равны между собой. Из этого естественного состояния равенства всех людей должна возникнуть война всех против всех (bellum omnium contra omnes) . Люди не по природе общительны, как учил Аристотель, а стремятся лишь к властвованию одного над другими, что и ведет к войне. Но состояние войны есть состояние страха и опасности, из которого необходимо выйти; поэтому мир есть первое требование естественного закона, выражающего правило воздержания каждого отдельного лица от того, что ему вредно. Для достижения мира необходимо каждому лицу отказаться от неограниченного его права на все. Этот отказ может быть сделан или в форме отречения, или же в форме перенесения прав одного лица на другое. Вторым способом, т. е. перенесением прав всех на одно или несколько лиц, и создается государство. Все права без исключения переданы государству, которое является неограниченным. Подчинение государственной власти безусловное, ибо неповиновение государственной власти повело бы вновь к войне всех против всех. Перечислив права государства (охрана мира, цензура учений, установление законов, суд, объявление войны, установление администрации, награды) , Г. приписывает их верховной власти. Государства бывают трех родов: демократия, аристократия и монархия. Из этих трех форм государства одна лишь монархия достигает своей цеди - безопасности граждан, и есть, таким образом, наилучшая. Обязанность монарха - общественное благо (salus publica suprema lex) . Для его охраны верховная власть обладает всемогуществом, поскольку оно доступно человеку, а отдельный гражданин по отношению к верховной власти является вполне бесправным и ничтожным. Представитель верховной власти, как источник законов, стоит выше их; он определяет понятие справедливого и несправедливого, честного и бесчестного, моего и твоего. Он ответственен только перед Богом. Лишь в том случае, когда верховная власть неспособна охранять мир против внутренних или внешних врагов, граждане не обязаны ей повиноваться. Верховная власть определяет и религиозные догматы, и культ. Духовная и светская власть соединены в одном лице церковь и государство составляют неразрывное целое.

Многое в политической истории Г. казалось и кажется несправедливым и отталкивающим; но нельзя не признать последовательности проведения выставленного Г. принципа, нельзя не видеть в его теории зародышей многих важных мыслей, напр. отделение нравственности от теологии. О Г. см. Бершадский, "Очерки истории философии права" (СПб., 1892, стр. 169 207) ; Чичерин, "История политических учений"; Серебренников, "Учение Локка о прирожденных началах" (СПб., 1892, стр. 139 - 188) ; Aubrey, "Vie de Thomas Hobbes"; Lyon, "La philosophie de Hobbes" (Пар., 1893) ; Robertson, "Hobbes" (Эдинбург, 1886) .

Э. P.

Гобелены

(Gobelins) - тканые ковры ручной работы, на которых разноцветною шерстью и отчасти шелком воспроизведены картины и нарочно приготовленные картоны более или менее известных художников. Эти изящные изделия, служащие для украшения стен и иногда для обивки роскошной мягкой мебели, ведут свое начало от коврово-ткацкого мастерства Средних веков и эпохи Возрождения, процветавшего сперва в Аррасе, во Фландрии (appaccкие ковры, аррацци) , производившегося потом, в XVI ст., преимущественно в Брюсселе и, наконец, доведенного до высокой степени совершенства во Франции. Свое название Г. получили от семейства, имя которого перешло к принадлежавшей ему фабрике в местности, где она была устроена, и к ее изделиям. Родоначальник этого семейства, красильщик Жилль Гоббелен, прибыв, в царствование франц. короля Франциска I из Реймса в Париж, основал неподалеку от этого города, на ручье Бьевр (Biеvre) , красильню для шерсти. Его наследники в XVI ст. продолжали содержать это заведение и прибавили в нему ковровую ткацкую в роде тех, какими славилась тогда Фландрия. По представлению великого Кольбера, Людовик XIV купил красильню и ткацкую в казну, наделил их статутом, богатыми материальными средствами и новым зданием и создал, таким образом, "Королевскую гобеленовскую мануфактуру", произведения которой, вследствие своей дороговизны, шли почти исключительно на убранство королевских дворцов и на подарки, и лишь в редких случаях поступали в продажу. Несмотря на значительность расходов, требовавшихся на содержание мануфактуры и не вознаграждавшихся никаким доходом, она продолжала существовать при всех сменявшихся с тех пор правительствах Франции и существует до настоящего времени, как художественное учреждение, составляющее гордость этой страны. В механическом отношении, техника гобеленовского производства очень проста, но требует от мастера много терпения, опытности в художественных познаний: хорошим ткачом Г. может быть только образованный артист, в своем роде живописец, отличающийся от настоящего только тем, что средства его состоят не в полотне, палитре с красками и кистях, а в нитяной основе, шпульках с разноцветною шерстью и искусных пальцах; так как ему приходится воспроизводить оригиналы, писанные масляными или фресковыми красками, и притом почти всегда оригиналы первоклассные, то для того, чтобы копировать их с достаточною точностью, он должен быть сведущ в рисунке, колорите и светотени не меньше настоящего живописца, а сверх того, обладать еще и полным знанием своих специальных средств. По способу исполнения, Г. бывают двоякого рода: одни ткутся на станке, в котором основа натянута в отвесном положении; это более дорогой, трудный, но вместе с тем и совершеннейший сорт ковров, называемый haute-lisse; другие ковры, при ткании которых основа имеет горизонтальное положение, чрез что труд работающего значительно облегчается, носят название basse-lisse. Парижская национальная мануфактура с 1826 г. занимается изготовлением исключительно ковров первого рода. По переводе контуров оригинала, при помощи кальки и угля, на основу, ткач ковра haute-lisse помещается с задней стороны своего будущего произведения и начинает работать маленькими шпульками, на которые намотана шерсть всех разнообразных цветов и оттенков, встречающихся в колорите оригинала. Пропуская шпульку с шерстью какого-либо цвета чрез основу и опутывая ею последнюю, он повторяет эту операцию потребное число раз, а затем бросает прежнюю шпульку и принимается за другую с шерстью другого нюанса, с тем, чтобы возвратиться к первой шпульке, когда потребуется снова. Работа идет медленно, на маленьком пространстве, при чем мастеру приходится то и дело поворачиваться назад, дабы справляться с помещенным позади него оригиналом, или вставать с своего места, чтобы взглянуть на результат работы, получившийся с лицевой стороны основы. Опытный гобеленщик может исполнить, средним числом, не более 28 кв. см. в день, или 4/5 кв. метра в год (если считать в году 300 рабочих дней) , и правительство за одно лишь тканье каждого вв. метра платит 2000 - 2100 фр.; целый ковер большого размера обходится в 50000, 75000 фр. То обстоятельство, что один мастер может работать только над небольшим кусочком ковра, позволяет нескольким лицам, иногда 5 - 6 человекам, участвовать в исполнении одного и того же Г. одновременно. Гобеленовская мануфактура сама приготовляет для себя художников и содержит для них особое училище, в котором, сверх ткацкого дела, преподаются рисование и живопись. В 1826 г. к ней присоединена фбр. тканых ковров Савоннери, основанная в 1604 г. и получившая свое название от помещения, где некогда находился мыловаренный завод. Фабрика эта специально занимается выделыванием так назыв. бархатных ковров для пола и для мебели. Фабрикация ковров basse-lisse, по прекращении ее в гобеленовской мануфактуре, производится теперь во Франции исключительно в Бове и Обюссоне. См. Lacordaire, "Notice historique sur les manifactures impеriales de tapisserie des Gobelins et de tapis de la Savonnerie" (Пар., 1868) и E. Muntz, "La Tapisserie" (один из томов "Bibliotheque de l\'enseignement des beauxarts") .

А. C-в.

Гоби.

- Довольно неопределенное название, применяемое к пустыням в обширной области Центральной (нагорной) Азии, от Памира и верховий Иртыша на западе, до границ собственного Китая на Ю; но однако чаще применяется к пустыням вост. части этой области, т.е. вост. Монголии. Арх. Иоакинф (Бичурин) пишет, что Г. по-монгольски обозначает не только песчаную пустыню, но вообще пустыни, местности без воды и пастбищ. Китайцы употребляют слово Г. в том же значении, как китайское Ша-мо (песчаная пустыня) . Они отличают большие пространства песков (Та-Гоби) и малые (просто Г.) . Кроме того, отдельные участки пустынь носят особые названия (Галбын - Г. и т. д.) . Неверно распространять название Г. на обширные пространства всей восточной Монголии, где более степей, чем пустынь. Благодаря неверному понятию, что вся восточная Монголия принадлежит к области Г., получилось неверное понятие и о климате страны, о полном отсутствии дождя и снега и т.д. По замечанию Г. Н. Потанина, во всей Центральной (нагорной) Азии пески распределены иначе, чем в степях Туркестана: в первых они занимают сравнительно высокие места, в последних, главным образом, самые низкие. Барон Рихтгофен ("China", ч. 1, стр. 22 и сл.) предлагает для всех невысоких нагорий Центральной Азии название Хан-хай (Hanhai) , т.е. осушенного средиземного мора Центральной Азии.

Гобой

(Oboe - ит., Hantbois - фр., Hoboe - нем.) - деревянный духовой муз. инструмент, принадлежит к группе тех духовых инструментов, мундштук которых снабжен язычком (Г., фаготы, кларнеты, саксофоны) . Корпус Г. состоит из конической трубки с дырочками и клапанами. Мундштук, в который играющий дует, состоит из двух язычков. Г. - происхождения восточного; первообраз его до сих пор встречается на Востоке под названиями: замр, зурна, карная и др. Г. был известен в Европе уже в XV в. Объем диапазона Г. в настоящее время от си бемоль в малой октаве до ля в 3-й октаве, но обыкновенно строй его пишется от си в малой октаве до фа в З-й октаве.

Г. дает на всем протяжении хроматическую гамму. Ноты его звучат, как пишутся. Общий характер звука - пасторальный; чем выше звуки, тем они тоньше; чем ниже, тем полновеснее. Г. больших размеров и более низкого строя называется английским рожком (согао inglese - итал., cor anglais франц., englisches Horn - нем.) . Английский рожок - усовершенствованный старинный лесной или охотничий Г. (oboe dicaccia) и звучит квинтою ниже писанных нот его партии. Тембр у этого инструмента менее резкий, чем у Г., более туманный. Английский рожок весьма употребителен в современных оркестрах. Г. соответствует голосу высокого сопрано, англ. рожок контральто. Есть еще Г. d\'amour, соответствующий меццо-сопрано; звучит малою терцией ниже писанных нот. Этот инструмент часто встречается в сочинениях Баха. Тембр его нежный. В настоящее время применяется редко, только в Бельгии.

Н. С.

Говор

- так называется язык известной части какого-нибудь народа, представляющий, на ряду с общими характерными признаками данного языка, также и известные отличия, хотя и столь незначительные, что они не затрудняют устных сношений с другими представителями этого же народа (особенно близко живущими) . В логическом отношении понятие Г. может быть сравнено с понятием разновидности в естественных науках. Причины, вызывающие образование те же, что лежат в основе изменений языка вообще. Каждый представитель известного народа имеет, строго говоря, свой собственный индивидуальный Г., в известной степени отличный от Г. каждого другого своего соплеменника. Но в силу условий общественной жизни, вызывающих постоянное взаимное влияние таких индивидуальных Г. друг на друга, индивидуальные разницы звуковые, лексические, формальные и синтаксические сглаживаются настолько, что их смело можно выговаривать. Условием для образования однородной (в смысле языковом) группы населения является возможность непосредственного сношения между отдельными ее представителями. Если бы взаимное сношение было одинаково сильно во всех частях пространства, занимаемого известным народом, то не было бы и Г., а одни только, очень похожие друг на друга индивидуальные языки. Но так как непосредственное взаимное сношение возможно лишь внутри известной небольшой группы населения. то это и делает ее язык несколько разнящимся от языка другой такой же небольшой группы. Вследствие этого же между Г. двух подобных соседних групп населения разница обыкновенно меньше, чем между Г. двух групп, разделенных друг от друга дальностью расстояния или известными, сильно затрудняющими сношения, причинами физического или общественного свойства. Поэтому в странах равнинных, с хорошими природными путями сообщения, едиными в смысле политическом, напр., в России, разницы между говорами не так велики, как в странах, раздробленных в политическом отношении (прежняя Германия, где только с 70-х гг. особенно сильно стал распространяться письменный общий язык, в силу политического объединения) , или гористых (Греция, Тироль, Швейцария) , на морских о-вах и т. д. Изучение народных Г. (так наз. диалектология) весьма важно в научном отношении и на Запад стоит уже очень высоко. Нельзя, к сожалении, сказать того же об изучении наших русских Г., которое едва лишь начато. О говорах вообще см. Paul, "Prinzipien der Sprachgeschichte" (8 изд., Halle, 1886, гл. II) ; Lundell, "Sur l\'etude des patois" ("Techmer, Internationale Zeitschr. f. allgem. Sprachwissenschaft", 1884) , Phil. Wegener, "Die Bearbeitung d. lebenden Mundarten" (в "Paul. Grundriss der german. Philologie", т. 1, V Abschnitt) . Понятие Г. нередко смешивается с более широким понятием наречия; при этом, однако, чаще последние термин употребляется вместо первого, но не наоборот. Так говорят о наречиях русского языка (Даль и др.) в смысле "говоров", но едва ли кто назовет малорусское и белорусское наречие "говорами".

С. Булич.

Гог и Магог:

- 1) в Ветхом Завете имена князя и народа, которые, по пророчеству Иезекииля, в отдаленном будущем придут с севера в Святую землю для истребления Израиля, но погибнут на горах Израилевых от Господа. В Апокалипсисе Г. и Магог означают все земные царства, который в последние дни мира восстанут, по обольщению дьявола, против царства Христова, но погибнут, вместе с обольстителем, в озере огненном и серном. 2) Два народа в арабских летописях, по мнению ученых массагетяне. 3) Две древние колоссальные каменные фигуры в Гильдгалле в Лондоне. Они, по легенде, олицетворяют победу саксонского великана над корнваллийским.

Гойя-и-Луциентес

(Франциско Goya у Lucienles) знаменитый испанский живописец и гравер (род. 1746, умер 1828) ; еще в детстве он обнаружил необычайные художественный способности; учился у живописца X. де-Луцара-Мартинеса, в Сарагоссе; провел юность, полную тревожных приключений, и в 1765 году попал в Рим, где занимался не столько живописными работами и копированием итальянских мастеров, сколько наглядным изучением их средств и манеры. По возвращении своем в Испанию в 1774 г., он вскоре вошел в славу у соотечественников, благодаря множеству своих исторических и жанровых картин, рисунков и картонов (сочиненных для ковровой фабрики св. Варвары) , выказавших неисчерпаемое богатство его фантазии, замечательных по оригинальности замысла и композиции, пленяющих нежностью, серебристостью, теплотою и гармоничностью колорита. С большим мастерством писал он также и фрески, преимущественно религиозного содержания, в которых, однако, заметен у него недостаток веры и воодушевления. Редкий дар наблюдательности делал его особенно способным к портретным работам, превосходные образцы которых можно видеть теперь в мадридском музее дель-Прадо. Большинство и других произведений этого в высшей степени самобытного и национального художника находится в Испании. За пределами этой страны он известен преимущественно своими полными ума, патриотизма, иронии и желчи офортами, составляющими отдельные серии, под заглавием: "Капризы" (1793 - 1798, 80 лист., с композициями, осмеивающими или бичующими пороки аристократии, инквизиции, монашества и вообще испанских нравов) , "Тореадорство со времен Сида" (около 1801 г., 80 лист.) , "Пословицы" (18 лист., служащих продолжением "Капризов") и "Бедствия войны" (1810 1815, 80 лист., со сценами из ужасов франц. нашествия на Испанию при Наполеоне I) . Кроме этих серий, Г. выгравировал крепкой водкою немало других рисунков собственного сочинения, а также эстампов с картин горячо любимого им Веласкеса. Не смотря на свой независимый образ мыслей и саркастическое отношение к высшим сферам общества, талантливый художник был в милости у королевского двора и пользовался всеобщим почетом; в 1780 г. мадридская академия св. Фернанда избрала его в свои члены, в 1786 г. он получил титул королевского живописца, и хотя в 1793 г. был. удален из Мадрида за принадлежность свою к партии герцогини Альбы, но вскоре возвратился из изгнания; в 1795 г. завял пост президента вышеупомянутой академии, а в 1799 году удостоен звания первого придворного живописца. Последние годы своей жизни с 1823 года он провел в Бордо. См. Ch. Yriarte, "Biographie de G." (Париж, 1867) ; P. Lefort, "Francisco G., etude biographique et critique" (Париж, 1877) и монографию М. В. Ватсон: "Франциско Г." (в "Вестнике изящн. искусств.", т. II) .

А. С - в.

Голавль

(Squalius cephalus L.) - рыба из семейства карповых (Cyprinidae) , отряда отверстопузырных костистых рыб. Г. отличается от сродных с ним рыб толстой. широколобой головой, почти цилиндрическим туловищем и крупной чешуей. Глоточные зубы, по семи с каждой стороны, расположены в два ряда: два в одном, пять в другом. Спина темно-зеленая, бока серебристые, края чешуек с черными точками, грудные плавники оранжевые, брюшные и заднепроходный с красноватым оттенком, спинной и хвостовой - темно-синие; глаза желтые с буровато-зеленым пятном сверху. Длина от 30 - 60 стм.; достигают до 10 фн. весу. Различают несколько разновидностей голавля, напр. немецкий Г. (Sq. dobula) и др., которые некоторыми учеными признаются за самостоятельные виды; к этому же роду принадлежат и елец (Sq. leuciscus L.) . Водится в Средней Европе (в Италии и Великобритании не встречается) в России: в Сибири, вероятно, также в реках бассейна Белого моря и Ледовитого океана его нет. В России Г. всего многочисленнее в средней полосе, т. к. в низовьях рек вообще редок, а в устьях почти не встречается. В нижнем течении Волги и Дона он попадается случайно, а в море никогда не заходят. Обыкновенен в кавказских реках в горных речках Крымского полуострова. Живет Г. только в реках, преимущественно в небольших, быстрых речках с чистой и холодной водой; встречается также в некоторых чистых и холодных северо-западных озерах (напр., в Ильмене) . По своему образу жизни это пугливая, осторожная, бойкая и сильная рыба; Г. средней величины питается исключительно мелкими рыбками; но более крупные пожирают и лягушек и даже водяных крыс, чему способствует широкая пасть этой рыбы. В южной России Г. нерестятся в начале или в первой половине апреля, в средних губерниях - в конце апреля и даже в первой половине мая. Для этого они собираются густыми стаями и входят в небольшие, быстро текущие речки; мечут икру обыкновенно на песчаных косах; икра Г. оранжевого цвета в очень мелка; в яичнике полуторафунтовой самки насчитывается до 100000 икринок. Молодые Г. первоначально живут в небольших в мелких речках и только на втором году переходят в более значительные реки. Они растут очень быстро и всегда уже через год достигают одного фунта. Ловится Г., благодаря его хитрости и осторожности, в незначительном количестве; на удочку попадается довольно редко, но попавшись, мечется, как бешеный, и нередко срывается. Лучше всего он берется на раковые шейки или на цельного рака, во время его линьки. Мясо Г. довольно вкусно, но костляво. Ср. Сабанеев, "Рыбы России" (М. 1875) .

В. Ф.

Голгофа

- гора, на который был распят Христос. Она находилась тогда вне Иepycaлима, к СЗ от него, но ныне Г. в самом городе и вся обстроена священными зданиями. Еще в IV в. Здесь был построен храм св. Еленой матерью импер. Константина. Ныне на этом месте находится храм Гроба Господня. Г., от древнеевр. Gilgeiles-Golal, означает череп, лобное место, и служила у евреев обыкновенным местом казни преступников. По преданию, на Г. погребен Адам.

Голиаф

- знаменитый филистимлянский исполин, имя которого увековечено в библейском рассказе о его единоборстве с Давидом (1 Цар. гл. XVII) . Родом из Гефа, он принадлежал к остаткам древнего исполинского племени рефаимов. Во время войны филистимлян с израильтянами, в царствование Саула, он наводил ужас на израильское войско. Только у случайно явившегося в стан Давида достало мужества выступить против этого страшного противника, которого он и поразил камнем из своей пастушеской пращи. По библейскому свидетельству, Г. был ростом "шести локтей и пяди", т. е. 4 арш. и 14 врш. или 11 фт. 4, 5 дм. У древних писателей (напр. Плиния) упоминается о людях почти такого же исполинского роста. Вооружено Г. подробно описывается в Библии. Он с головы до ног был закован в военные доспехи: на голове у него был медный шлем, а туловище было одето в чешуйчатую броню, так что вес брони его составлял 5000 сиклей меди, т. е. 81 кгр. и 850 гр., и один наконечник его железного копья весил 600 сиклей, т. е. 9 кгр. 822 гр. Меч Г. впоследствии хранился при скинии, как историческая достопримечательность.

А. Л.

Голицын

Борис Борисович (князь) - приват-доцент московского унив., род. в СПб. 1862 г., кончил курс в морском кадетском корпусе в 1880 г., затем слушал лекции в морской акад. в течение 1884 - 86 г. По выходе в отставку в 1887 г., кн. Г. отправился заграницу и занимался физикой в Страсбурге. С 1892 г. читает лекции в московск. университете. Печатные труды кн. Г.: "О газообразном и жидком состоянии тел"; "Ueber das Dalton\'sche Gesetz"; "Ueber den Einfluss der Krummung der Oberflache einer Flussigkeit auf die Spannkraft ihres gesattigten Dampfes"; "Ueber die Wirkungsweite der Molekularkrafte", "О критической температуре"; "Ueber strahlende Energie"; "Eine Methode z. Bestimmung der Digtigkeit der gesattigten Dampfe and der Ausdehnung von Flussigkeiten bei hoheren Temperaturen"; "Об абсолютных размерах молекул"; "Общее свойство диэлектриков с точки зрения механической теории теплоты".

Голицын

Василий Васильевич (князь) , род. в 1643 г.; молодые годы свои провел в придворном кругу ц. Алексея Михайловича в званиях стольника, чашника, государева возницы в главного стольника. В 1676 г., уже в звании боярина, Г. отправлен был в Малороссию принять меры для охранения Украины от набегов крымцев и турок и участвовал в знаменитых Чигирянских походах. Непосредственное знакомство с военным делом поставило Г. лицом к лицу с недостатками тогдашней организации русского войска. Он убедился, что корень зла лежит в местничестве, и, вернувшись в Москву, сумел провести его уничтожение. Майский переворот 1682 г. поставил Г. во главе посольского приказа. Ролью первого государственного человека в течении семилетнего правления царевны Софьи (1682 - 1689) Г., помимо личных дарований, обязан был еще близостью своею к правительнице, которая страстно его любила. В звании наместника новгородского и ближнего боярина, Г., кроме сношений с иностранными державами, заведовал приказами рейтарским, владимирским судным, пушкарским, малороссийским, смоленским, новгородским, устюжским и галицкой четвертью; в 1683 г. пожалован "Царственные большие печати и государственных великих посольских дел оберегателем" - титулом, который до него носили лишь Ордин-Нащокин и Матвеев. Яркого следа во внутреннем управления России Г. по себе не оставил. Зато внешняя политика его ознаменована заключением, 21 апреля 1686 г., вечного мира с Польшею. По этому миру Киев, которым Россия владела доселе лишь фактически, переходил к ней и de jure. Обязательство польского правительства не притеснять своих православных подданных создало основание для последующего вмешательства России во внутренние дела Польши. Обусловленный договором с Польшей поход (так наз. первый крымской) 1687 г., под начальством Г., был неудачен. Награжденный Софиею как победитель, Г. предпринял в 1689 г. второй поход, столь же безрезультатный: войско доходило лишь до Перекопа. Только с большим трудом удалось Софии уговорить Петра назначить Г. и его товарищам награды за эту кампанию. Падение Софьи повлекло за собою и опалу Г. Обвиненный в нерадении во время последнего крымского похода и в излишнем повышении царевны Софьи, в ущерб чести обоих государей, Г., указом 9 сентября, лишался боярства, всего имущества и ссылался вместе с семьею в Каргополь, откуда переведен в Яренск (в ту пору - глухая зырянская деревня) . Извет Шакловитого, будто бы Г. принимал активное участие в заговоре стрельцов в ночь на 8 августа 1689 г., подкрепленный новым изветом о сношениях Г. с Софьею уже после ссылки, еще более отягчил его судьбу. Был отдан приказ везти Г. с семьею в Пустозерский острог, на низовья Печоры. Непогода на море помешала ехать далее Мезени (1691) . Трудность пути и челобитные Голицына оказали свое действие: опальной семье дозволили остаться в Мезени. Последний этапный пункт ссылки Г. - Волоко-Пинежская волость (Арх. губ.) , где (в селе Кологорах) он и умер, 21 апреля 1714 г. По смерти Г. семья его была возвращена из ссылки.

Г. был несомненно выдающимся и передовым человеком своего времени. Получив прекрасное домашнее образование, знакомый с языками немецким, греческим и латинским, он владел последним с таким совершенством, что свободно вел на нем устную речь. Г. ясно понял основную задачу века более тесное сближение с Западом. Как приверженец Софьи, он долгое время в глазах потомства нес вместе с нею незаслуженно-низкую оценку. Видя Г. в числе врагов Петра, большинство привыкло смотреть на него, как на противника преобразовательного движения и ретрограда. На самом деле Г. был западник и сторонником реформ в европейском духе. Он покровительствовал иностранцам, сочувствовал образованию русского юношества, хотел освободить крестьян от крепостной зависимости, отправить дворян за границу в военные школы, завести постоянные посольства при европейских дворах, даровать религиозную свободу и пр. (Невилль) . Отличие Г. от Петра - в сочувствии западно-католич. культуре, тогда как Петр был сторонником протестантской Европы.

Литература: "Розыскные дела о Федоре Шакловитом" (4 т., ); Матвеев, Желябужский и Крекшин, в "Записках русских людей": Голиков, "Деяния Петра Вел." (т. I, XI. ХIII, .2-е изд.) ; Gordon, "Tagebuch des Gen. Gordon"; De la Neuville, "Relation curieuse et nouvelle de Moscovie" [Пар. 1698. Русский перевод с английского перевода в "Русск. Вестн." 1841, ?9 и 10 (не полон и не точен) и "Русск. Стар." 1891, ?? 9 и 11 (лучше) ]; "Архив кн. Куракина" (и) ; "Сборник выписок из архива, бумаг о Петре Вел." (имущество) ; "Древн. Росс. Вивлиофика" (2-е изд., т. XI, XVI и особенно XVII (род Г-х, служебная деятельность) ; "Временник Общ. Ист. Древн. Росс-х": IV, 65 - 66; V, II: VI, 3648; VII, 69 - 76: VIII, 51-54; X, 29 - 56; XII, 33-54; XIII, 25 - 36 (переписка) ; V, 110 (награды) ; "Чтения того же Общества" (1874, I, 9 - 11 (жалов. грамота) ; "Москвитянин" (1851, XIX и XX, 533-535 (донесите об иконе) ; "Допол. Акт. Историч."[ХII, 317-319 (награды) ; XI, 7477, 228 - 9, 238-240, 244, 266; XII, 62, 197-202, 218-219, 239 - 241, 307-308 (переписка) ]; "Отчет Румянцевского Музея" (за 1873 - 75 гг., стр. 17, переписка) ; "Русск. Старина" (1888, ? 3; 1889, ? 7, письма 1677) ; Мурзакевич, "Русская монета 1686 г. с латинскою надписью" ("Запис. Одесск. Общ. Истор." VII) ; Труворов, "Алам" ("Русск. Стар." 1887, ? 4) ; Викторов, "Описание Записи, книг и бумаг старинных дворцов, приказов" (и, 50, 60, 223 - 224; II, 393 - 394, 472, опись имущества) ; Савваитов, "Описание старинных царских утварей" (102 104, царские подарки) ; "Современные отзывы о Г. и Крымских походах", у Брикнера, "Материалы для источников истории Петра Вел." ("Жур. Мин. Нар. Пр." 1879, ? 8) ; Малиновский, "Биографич. сведения о Г." ("Труды и летописи Общ. истор. дневн.", VII) ; Бант. Каменский, "Словарь достоп. людей" (1836, ч. II) ; Терещенко, "Опыт обозр. жизни сановников" (ч. 1) ; Семевский, "Современные портреты Софии Алексеевны в Г." - ("Русское Слово" 1859, ? 12) ; Устрялов, "История царствования Петра Вел." (I III) : Соловьев, "История России" (XIII и XIV) ; Погодин, "17 первых лет Петра Вел."; он же, "Г."в "Складчине") ; Bruckner, "Furst G." (в "Beitrage zur Kullurgeschichte Russlands im XVII Jb.", Лпц. 1887, и ранее в "Russische Revue", 1878, ? 9) ;Семевский, "Крестьянский вопрос в России" (т. 1) ; Белов, "Московские смуты в конце XVII века" ("Жур. Мин. Нар. Пр." 1887, ?? 1 в 2) ; Петровский, "Кн. Г." ("Русск Стар." 1877, ? 5) ; "Доклады в приговоры Правит. Сената" (т. IV, кн. II, 713) : Опочинин, "Дом боярина XVII столет." ("Русск. Вестник" 1886" ?12) ; Востоков, "Пребывание князей Г-х в Мезени" ("Историч. Веств." 1888, Я" 8) ; Е. С., "Историческая могила" (ibidem 1886, М 9, сравн. ibidem 1886, ? 12, заметку кн. Н. Голицына) ; "Могила Г. в Красногор. м-ре" ("Арханг. Губ. Ведом." 1868, ? 79) ; Суворов, "О ссылке Г-х в Яренск" ("Памятная книжка Вологодск. губерн. на 1860 г." и "Вологод. Епарх. Ведом." 1874, ? II) ; Серчевский, "Записки о роде князей Г-х" (СПб. 1853) ; кн. Долгоруков, "Российский Родослов. сборник" (кн. 111, 1841 и "Росс. родосл. кн.", 1, 1854) ; Кн. Н. Голицын, "Материалы для полного родословия кн. Г-х" (Киев 1880) ; он же, "Род князей Г-х" (т. 1. СПб. 1892) .

Е. Шмурло.

Голицын

Дмитрий Алексеевич (1734 - 1803) (князь) - дипломат и писатель, с 1754 до 1768 г, состоял при русском посольстве в Париже, где стал горячим приверженцем идей Вольтера и Дидро; вступил с ними, как в со многими другими современными писателями, в дружеские отношения и пользовался их содействием в собирании художественных редкостей и антиков для Царскосельского музея. В 1768 г. назначен был чрезвычайным посланником в Гаагу, где и ум. Г. напечатал "Lettre sur quelques objets d\'Electricite" (Гага 1778, на русск, яз., СПБ. 1778) ; "Defense de Buffon" (Гага, 1793) ; "De l\'esprit des economistes ou les economistes justifies d\'avoir pose par leurs principes les bases de la revolution francaise" (Брауншв., 1796) и др.; издал посмертное соч. Гельвеция: "De l\'homme, de ses facultes intellectuelles et de son education" (Гаага, 1772) , рукопись которого приобрел покупкою, а также соч. Keralio, chistoire de la guerre entre la Russie et la Turquie, et particulierement de la campagne de 1769" (Амстердам, 1773) , с своими примечаниями. Г. был членом СПб. Вольного экономического общества, в "Трудах" которого напеч. несколько статей, и председателем иенского минералогического общества, которому завещал свой богатый минералогический кабинет.

Голконда

- крепость и развалины города во владениях Гайдерабадского низама, на р. Музе, близ города Гайдерабада; в прежние времена входила в состав могущественного государства Декана. Над крепостью обширные усыпальницы древних раджей; некоторые из гробниц стоили до 10000000 руб. Ныне обширные здания Г. служат государственной тюрьмой и казначейством низама. Алмазы Г., приобревшие всемирную известность, здесь только шлифовались, добывались же они в Партиале, на юго-вост. границе территории низама.

Голова

, особо или в соединении с каким-либо определением - термин, которым в Московском государстве пользовались для обозначены различного рода начальствующих должностных лиц. Трудно было бы перечислить все должности, в которые выбирались или назначались Г. или Г. с целовальниками. Кроме голов городского, житничного, заставного, засечного, кабацкого, казачьего, объезжего, осадного, письменного, пушкарского, станичного, стоялого на поле и других, следует еще упомянуть: голов, которые собирали пошлины с мытов и перевозов; соляных голов, которые производили казенное добывание соли; выборных голов при казенных виноградных и тутовых садах, при шелковых заводах, при казенном промысле мареною. Термин Г. мог иметь и другое значение. Когда в Московском государстве хотели про кого-либо сказать, что такой-то зажиточен, то выражались так: животом прожиточен; если же хотели указать на личную физическую силу, то говорили: головою своею добр: О головах вообще см. Б. Н. Чичерин, "Областные учреждения России в ХVII в." (М. 1856) .

В. Ст.

В нашей старинной военной терминологии титул Г. придавался также разным начальным людям. Так был Г. Стрелецкий - начальник 500 стрельцов; Г. у обоза - смотревший за обозами при войсках; Г. у снаряда или наряда - начальник артиллерии (впоследствии называвшийся пушкарским Г.) ; Г. начальник десятка детей боярских, выбиравшийся из дворян или стольников; Г. сотенный был начальником сотни ратников. В настоящее время выражение:

Г. колонны войск обозначает часть, стоящую впереди, колонны; Г. сапы, Г. минной галерея - передние их части.

Головин

(граф Федор Алексеевич) - замечательный деятель Петровской эпохи (ум. 1706) . При царевне Софье был послан на Амур (в Дауры) для защиты Албазина от китайцев. В 1689 г. заключил Нерчинский договор, по которому уступил китайцам р. Амур до притока Горбицы, вследствие невозможности вести с Китаем серьезную войну. В Великом посольстве к европейским дворам (1697) Г., "генерал и воинский комиссар, наместник сибирский", был вторым, после Лефорта, полномочным послом. Вначале деятельность его посвящена была главным образом флоту; за границей он нанимал иностранцев в русскую службу, заготовлял все необходимое для строения судов и, по возвращении в Россию, был назначен начальником вновь образованного военного морского приказа. В 1699 г., после смерти Лефорта, Г. был сделан генерал-адмиралом, первый награжден орденом Александра Невского, получил в заведование иностранные дела и занял первенствующее положение между правительственными лицами ("первый министр", по отзывам иностранцев) . В 1699 - 1706 г. Г. был главным руководителем русск, иностранной политики: вел обширную дипломатическую переписку с Паткулем, Мазепой и руководил действиями русских послов: Долгорукого в Польше, Толстого в Турции, Голицына в Вене, Матвеева в Гаге; последнему поручал "распалять злобу" англичан и голландцев против врагов Петра, шведов. Г. особенно замечателен тем, что успешно действовал в новом духе, когда другие сотрудники Петра только еще тому учились. Государь очень ценил Г., называл его своим другом и, извещая в письме о его смерти, подписался "печали исполненный Петр".

Головкин

(граф Гавриил Иванович, 1660 - 1734) - государственный канцлер, первый в России, родственник царицы Наталии Кирилловны; с 1677 г. состоял при царевиче Петре Алексеевиче сначала стольником, а впоследствии верховным постельничим. При царевне Софии выказал особую приверженность Петру и с тех пор пользовался постоянным его доверием. Сопровождал царя в первом путешествии его в чужие края и вместе с ним работал на верфях в Сардаме. В 1709 г. на Полтавском поле царь поздравил Г., который уже с 1706 г. стоял во главе посольского приказа, государственным канцлером. В этом звании, которое он сохранил до самой смерти, Г. принимал ближайшее участие в сношениях с иностранными державами и сопутствовал царю в его путешествиях и походах, между прочим и в Прутском. По учреждении коллегий (1717) Г. был назначен президентом коллегии иностранных дел. При Екатерине I, Г. был членом верховного тайного совета. Императрица передала ему на сохранение свое духовное завещание, которым назначила преемником престола Петра II, а его одним из опекунов малолетнего императора. По кончине Петра II, Г. (1730) предал огню этот государственный акт, которым, на случай бездетной кончины юного императора, престол обеспечивался за дальнейшими потомками Петра I, и высказался в пользу Анны Иоанновны. Личный враг кн. Долгоруких, Г. был одним из главных виновников неудачи замыслов верховников. При Анне Иоанновне был членом кабинета. Граф Римской империи с 1707 г., Г. в 1710 г.получил графское достоинство российское. Искусный царедворец, сумевший сохранить свое значение при четырех царствованиях, Г. владел целым Каменным островом в Петербурге, многими домами и поместьями, но был чрезвычайно скуп.

Головнин

(Василий Михайлович) из стар. дворянской фамилии Рязанской губ., род. в 1776 г. Отец и дед его провели службу в преображенском полку, куда, согласно обычаю, на 6-м году от рождения был записан сержантом и он. Потеряв родителей, Г. был определен в морской кадетский корпус. Произведенный в гардемарины, участвовал, на корабле "Не тронь меня", 23 и 24 мая и 22 июня 1790 г. в сражениях против шведов и был награжден медалью. Окончив курс в корпусе в 1792 г., Г. был, по малолетству, оставлен еще на один год, и воспользовался этим для изучения словесности, истории и физики. В январе 1793 г. был произведен в офицеры и с тех пор беспрерывно находился в походах и за границею. В 1799 г. участвовал в высадке десанта и бывших при том сражениях на берегах Голландии. Время с 1801 по 1805 г. провел в Англии. куда был послан для службы на судах английского флота и где находился под начальством адмиралов: Корнвалиса, Нельсона и Колингвуда. В 1806 году, Г. был назначен командиром шлюпа "Диана", отправлявшегося для географических открытий и описей в северной части Великого океана. В это время Г. составил кн. "Военные морские сигналы для дневного и ночного времени", которой русский флот пользовался в течение 24 лет.

25 июня 1807 г. "Диана" отправилась в плавание. На мысе Доброй Надежды она была задержана англичанами, но успешно вышла из бухты на глазах нескольких англ. кораблей и благополучно прибыла в Камчатку. Описание этого путешествия напечатано Г. в 1819 г. В 1811 г. на Г. было возложено описать Курильские и Шантарские о-ва и Татарский берег; результаты этих трудов он также напечатал в 1819 г. Здесь, во время работ у о-ва Кунашира, Г. вероломно был захвачен японцами в плен вместе с мичманом Мура, штурманом Хлебниковым и 4-мя матросами; плен продолжался более 1, 5 лет; описание его, изданное в 1816 г., переведено на многие европейские языки. В 1817 - 1819 г. Г. совершил новое кругосветное путешествие, описанное им в 1822 г. В 1821 г. был назначен помощником директора морского корпуса; в 1828 г. назначен флота ген.-интендантом, а в 1827 г. получил в свое ведение департаменты: кораблестроительный, комиссариатский и артиллерийский. За время 8-ми летнего управления Г. интендантскою частью на флоте (1823 - 31) было построено 26 линейных кораблей, 21 фрегат, 2 шлюпа и много других мелких судов. Ум. 1831 г. Именем Г. названы следующие места: залив Головнина в Беринговом море, пролив Головнина - в Курильских о-вах, мыс Головнина близ мыса Лисбурна (в Америке) и гора Головнина - на Новой земле.

Н. М. Сергеев.

Гололедица

- Так наз. такое метеорологическое явление, когда на поверхности земли, на снеге, деревьях, строениях и др. предметах образуется ледяная кора. Г. бывает зимою и осенью, когда, при смене ветров, после холода наступает теплая, влажная погода. Бывает она также вследствие дневного таяния снега и ночного смерзания (особенно в Южной России, где суточные колебания температуры значительны) . Иногда дождевые капли бывают в переохлажденном состоянии; тогда они переходят в лед при ударе о твердые предметы даже не очень охлажденные; в таких случаях бывает особенно сильная Г., которая иногда продолжается несколько дней.

Хорошим примером может служить Г., бывшая в юго-западной Росии в октябре 1892 г. (Труды приднепровской метеорологической сети. Снежный покров в октябре 1892 г.) . 20 и 21 октября, при N и NE ветрах, воздух и поверхность почвы в Киевской губ. значительно охладились. Особенно низка была температура в ночь с 21 на 22ое (в Киеве - 7? 3 в воздухе и - 11? 6 на поверхности почвы по минимумамтермометрам) . К утру 22-го подул S ветер и пошел снег, который переходил по временам то в обыкновенный, то в ледяной дождь. Почва, строения, ветви и листья деревьев покрылись ледяной корой, все более и более утолщавшейся в течение дня 22-го. С каждого листа можно было снять прозрачную ледяную клеенку в несколько мм. толщиною, на внутренней поверхности которой были отпечатаны все неровности листа. Г. служит причиной выпревания озимых посевов и сильно вредит деревьям, ветви и сучья которых, а иногда и самые стволы ломаются под тяжестью нависшего льда.

П. Б.

Голос,

в физиологическом смысле - тоны, произвольно или непроизвольно издаваемые животными организмами при прохождении более или менее сильной струи воздуха через гортань. Органом Г. является, след. гортань, представляющая перепончатую язычковую трубу. Дыхательная трубка прикрыта упругой перепонкой, снабженной посредине линейной, идущей сзади наперед щелью, через которую проходит воздух при дыхании. Края этой щели, представляемые истинными голосовыми связками, при более или менее сильном проталкивании через них воздуха, приходят в колебания. Различным натяжением этих связок, производимым игрой гортанных мышц, эти колебания изменяются, как со стороны их амплитуды, так и числа их. Этим достигаются разнообразные изменения Г. При обыкновенных условиях воздух, приводящий в движение голосовые струны, доставляется к ним из легких через бронхи, дыхательную трубку и нижний отдел гортани. Роль меха, прогоняющего воздух, играет грудная клетка, сжимающаяся под влиянием мышечных сил и выталкивающая из легких воздух. Над голосовыми связками идут воздушные полости или каналы, данные верхним отрезком гортани, зевом, полостью рта и носа, и представляющая то, что называется в язычковых трубах надставными трубками. Эта надставная трубка, играющая роль резонирующей полости, изменяет свою форму под влиянием игры различных мышц и усиливает, смотря по своей форме, те или другие обертоны, входящие в состав сложных гортанных звуков. Колебания воздушного столба, возникающие в гортани, распространяются не только по направлению к полости рта, зева в носа, но и обратно - по дыхательному горлу в бронхи, передаются всему легкому, через него и грудной стенке, в ощущаются в виде дрожания (pectoralfremitus) ; даже гортань при издавании звуков представляет при ощупывании ее снаружи ощутимые вибрации (laryngealfremitus) . Из анатомии известно, что истинные голосовые связки (Chordae vocales) являются ни чем иным, как складками или дупликатурами слизистой оболочки гортани, содержащими очень много упругой ткани в лишенным вовсе желез; между связками в внутренним краями черпаловидных хрящей остается треугольная щель - glottis, служащая как для образования Г. (фонации) , так и для дыхания. Образование Г. происходить в передней части, где лежат голосовые связки (голосовая щель, glottis vocalis) . Задняя же часть щели, лежащая между черпаловидными хрящами, служит для дыхания - дыхательная щель (glottis respiratoria) ; передние 2/3 длины всей щели выпадают на долю голосовой, а задняя 1/3, на долю дыхательной щели. Впрочем, и голосовая щель участвует тоже в дыхании, и при усиленном дыхании вся щель, т. е. и голосовая и дыхательная части ее резко расширяются. При издавании голосовых звуков голосовая часть щели суживается, дыхательная же часть щели остается открытой в форме небольшого треугольника. При глотании же вся щель закрывается. Ложные голосовые связки, сидящие тотчас же над истинными, содержат очень мало упругих волокон и много желез и не участвуют в образовании Г. Щель, оставляемая между ложными связками назыв. ложной голосовой щелью (glottis spuria) . Между верхней и нижней голосовыми связками каждой стороны остается углубление или заворот слизистой оболочки, весьма богатый железами, выделяющими сок для поддержания связок в постоянно влажном состоянии. Явления, протекающие в гортани, на живом человеке изучаются лучше всего посредством гортанного зеркала, что и составляет область ларингоскопии.

Из анатомии известно, что положение связок и степень их натяжения обусловливаются игрой гортанных мышц, приводящих в движение гортанные хрящи. Мышцы гортани иннервируются блуждающими нервами, а именно двумя ветками их: верхне- и нижнегортанным нервами; первый есть преимущественно чувствующий нерв гортани, разветвляющийся в слизистой оболочке гортани, но заключает в двигательные волокна для кольцевидно щитовидной мышцы; второй же нерв - двигательный, управляющий всеми остальными гортанными мышцами. Поэтому при параличе этого нерва происходит полное расслабление мышц гортани, чрез это и голосовых связок, а следовательно - отсутствие Г., т. е. афония. Для того, чтобы гортань могла издавать тон, необходимы: во-первых, известный запас воздуха в легких, который мог бы с силой быть вытолкнуть чрез голосовую щель для приведения в колебание голосовых связок и, во 2-х, известная установка и натяжение последних. Высота тона Г. зависит, во-первых, от длины голосовых связок: дети и женщины имеют более высокий тон потому, что голосовые связки их короче связок взрослого мужчины. До периода половой зрелости оба пола обладают гортанью одинаковых размеров; затем только у мужского пола размеры гортани увеличиваются почти вдвое, а у женщин она остается в малом виде. Длина голосовой щели у детей и женщин = 1, 0 до 1, 2 стм., тогда как у мужчин = 1, 7 до 1, 9 стм. У кастратов, т. е. оскопленных, гортань приостанавливается в своем развитии и они сохраняют на всю жизнь детский Г. Факт этот указывает на близкую связь между половой сферой и голосовым аппаратом. Во-вторых высота тона зависит и от натяжения связок и находится в прямом отношении к последнему. В-третьих, сила воздушного тока, приводящего в движение связки, находится, при равных остальных условиях, в прямом отношении к высоте тона, т. е. чем сильнее продувание, тем выше бывает тон и это вполне применимо ко всем перепончатым язычковым трубам. И в самом деле, напряжение воздуха в дыхательных путях при средних тонах = 160 мм. водяного столба, при высоких =200 мм., а при самом сильном выдувании = 950 мм. Каждый человек имеет свой голосовой оттенок, зависящий от формы всех принадлежащих голосовому аппарату полостей, действующих в качестве резонаторов. Обыкновенно, при звуках Г. приводится в колебание и воздух полости рта и лишь в очень слабой степени воздух носовых полостей. Если при недостатке захлопывания этих последних воздух в них приходит в созвучные колебания, то получается носовой, гнусливый Г. Отличают также грудной Г., богатый обертонами, сильный, резонирующий в воздушных легочных путях и потому приводящий в сотрясение грудную клетку, и головной Г. или фальцетный, очень высокий - бедный обертонами, не резонирующий в грудной клетке и не дающий поэтому вибраций ее стенок. Голосовые. связки в своей обыкновенной форме и длине не могут давать таких высоких тонов, какие берутся фальцетом или фистулой, и поэтому полагают, что связки эти колеблются лишь частично, или только внутренним краем своим, или наконец, что связки по своей длине делятся узловыми точками на многие отдельные части, представляющие каждая свои колебания. У человека грудной Г. обнимает обыкновенно около двух октав. Самый низкий тон баса дает около 40 колебаний в секунду, а самый высокий тон сопрано около 1700 колебаний в секунду. Доброкачественность Г. основывается преимущественно на нормальном состоянии и силе голосового аппарата и выражается силой, ясностью и определенностью, чистотой, легкостью, тягучестью, ровностью, звучностью и полнотой тонов. Малейшие болезненные катаральные состояния слизистой оболочки голосового аппарата, выражающиеся разбуханием, утолщением голосовых связок и т. д., делают Г. хриплым, грубым, неровным, сиплым и т. д. Дефекты мягкого н?ба, устраняющие возможность прикрывания задних носовых отверстий, ведут к образованию гнусливого, носового Г. Звуки Г. складываются в буквы гласные в согласные, из которых образуется членораздельная речь. К физиологической литературе о Г. относятся: Merkel, "Anatomie a. Physiol. d. menschlichen Stimme" (Лпц., 1857) ; Meyer, "Stimm und Sprachbildung" (Б., 1870) ; Mandl, "Gesundheitslehre d. Stimme" (Брауншв., 1876) ; Helmholz, "Lehre von den Tonempfindungen" (Браунш., 1877) .

И. Тарханов.

Голосемянны

(Gymnospermae) . Отдел цветковых или семенных растений, к которому относятся, между прочим, наши сосны, ели, можжевельники и пр. Выражение Г., впервые введенное мною, указывает на главную отличительную черту этих растений, а именно на то, что семяпочки, а затем и происшедшие из них семена не имеют замкнутого вместилища, как то замечается у всех скрытносемянных. Завязь здесь имеет вид простой чешуи, на которой сидит одна или несколько семяпочек; иногда же эта чешуя не развивается. Группа Г. заключает в себя семейства саговых, соснообразных, тиссовых и хвойниковых. В настоящее время известно только 46 родов и 461 вид Г., а в прежние геологически древние периоды их было гораздо больше.

А. Бекетов.

Голотурии

- (Holotburioidea) , класс типа иглокожих, отличаются от других представителей того же типа червеобразным телом, кожистыми наружными покровами, заключающими в себе известковые тельца, отсутствием наружной мадреповой пластинки, венцом по большей части сократительных щупалец вокруг рта и заднепроходным отверстием, лежащим на заднем конце тела. По внешнему виду Г. приближаются к некоторым червям в представляют резко выраженную двустороннюю симметрию. Кожистый покров их не образует панциря, как у других иглокожих, а содержит лишь отдельные известковые тельца весьма разнообразной формы. Под кожей лежит слой кольцевых мышц, а под ним 5 продольных мышечных лент, прикрепляющихся спереди к кольцу из 10 известковых кусков, окружающему пищевод или непосредственно, или через посредство мускулов, отделяющихся от них. Рот лежит на переднем конце тела и окружен венцом щупалец; трубкообразный кишечник тянется сначала назад, потом образует петлю и оканчивается на заднем конце тела клоакой, в которую у большинства Г. открываются так называемые водные легкие (обыкновенно 2) , разветвленные мешки, наполняющиеся водою через клоаку и считаемые за органы дыхания. Сюда же у многих открываются и органы Кювье, разветвленные мешки, которые животное может выбрасывать наружу; их считают органами защиты. Вдоль кишечника тянутся спинной и брюшной кровеносные сосуды, соединенные между собою многочисленными веточками; а спереди кольцевым сосудистым сплетением. Пищевод окружен кольцевым сосудом амбулякральной системы с одним или несколькими Полиевыми пузырями и одним или несколькими каменистыми каналами, которые по большей части не имеют прямого сообщения с окружающей средой. Голосемянные живут исключительно в море. Одни из них питаются мелкими животными, которые пристают к их щупальцам; другие наполняют кишечник песком, илом, обломками раковин и т. п. и переваривают пишу, попадающую в кишечник с этими веществами. Весьма любопытна особенность многих Г. (Aspidoohireta) выбрасывать сильным сокращением стенок тела внутренности через заднепроходное отверстие, если их вынуть из воды или иначе потревожить: по-видимому, на месте выброшенных вырастают новые; Stichopus обладает способностью в короткое время превращать наружный слой тела в студенистую массу, если животное вынуть из воды; Synapta и Chirodota, если им приходится голодать, отбрасывают куски тела. У Stichopus и Holothuria в водных легких живут странные рыбки Fierasfer и Cacbelynphis; часто их в одном животном до полудюжины; в легких некоторых Г. поселяются также мелкие крабы Pinnotheres. В ископаемом состоянии Г. мало известны: известковые тельца их попадаются, начиная с юрской системы. Для человека имеют значение особенно виды родов Holothuria, Stichopus и Bohadschia, которых ловят жители Моллукских, Филиппинских о-вов, Новой Гвинеи и друг. о-вов Тихого Океана и, под названием трепанга или трипанга, продают ежегодно в больших количествах в Сингапуре, Батавии и Манилле. Трепанг составляет важный предмет ввоза в Китай в Японию. Пойманных Г. варят, сушат на солнце, коптят, иногда повторяя эти операции. Трепанг имеет различную цену, смотря по сорту, которых китайцы различают до 80, именно от 0, 7 до 2 франков за килограмм. Трепанг употребляется в пишу как китайцами и японцами, так и живущими там европейцами; его считают возбуждающим средством. Г. длятся на три отряда: 1) Ножчатые Г. (Pedata) , с более или менее цилиндрическим телом, или же плоским на брюшной стороне, с ножками хорошо развитыми, по крайней мере, на брюшной стороне (на спине они могут иметь вид сосочков) ; легкие всегда есть. Их подразделяют на два главных семейства: a) Dendrochirota с древовидно разветвленными щупальцами, втяжным передним концом тела, двумя пучками половых органов и легкими без сосудистой сети. Сюда принадлежит Сгcumaria doliolum; b) Aspidochirota, с щитковидными щупальцами, невтяжной глоткой, левым легким, окруженным сетью сосудов, и одним пучком половых органов. Сюда принадлежит Ноlothuria tubulosa; сюда же принадлежат и формы, дающие трепанг. Род Rhopalodina отличается бутылкообразным телом, на котором рот и заднепроходное отверстие лежат на суженной верхушке, а ряды ножек загибаются на широком конце тела так, что кажется, как будто бы их было 10, а не 5; особенность эта обусловлена укорочением спинной стороны. 2) Глубоководные голотурии (Elasipoda) , с двусторонне симметрическим телом, приплющенно. брюшной стороною, ножками только на брюшной стороне и притом обыкновенно лишь по бокам ее; легких, ампулл на щупальцах и мускулов, втягивающих глотку, нет: известковое кольцо не вполне развито, каменистый канал не висит свободно в полости тела. Водятся по большей части на больших глубинах и отличаются часто крайне странной формой. 3) Безногие Г. (Apoda) , с удлиненным, на поперечном разрезе круглым телом, без заметной брюшной стороны, без ножек, по большей части гермафродиты. Некоторые имеют легкие и продольные амбулякральные сосуды (Molpadidae) , другие - Synaptidae - не имеют ни того, ни другого: к последним относятся Synapta inhaerens и Chirodota.

П. Книпович.

Голубика

(Vaccinium uliginosum) , называемая также голубицею и гонобобелем, пьяницею и пьяничником". Небольшой кустарник из сем. брусничных. Ветви Г. круглые, листья обратно яйцевидные, опадающие на зиму, венчики пятилепестных цветов яйцевидные, белой с розовым отливом окраски, пыльники тычинок с двумя рожками назади: ягодообразные плоды черные с голубым налетом, внутри зеленые. Растет на торфяных болотах, способствуя образованию торфа, в холодных и умеренных странах; попадается у нас еще на Новой Земле. Ягоды Г. можно употреблять в пищу, но в большом количестве они производят головную боль. Приписываемое им опьяняющее действие не верно.

А. Б.

Гольбах

(Павел, барон Holbach, 1723 - 89) - философ материалист, род. в Пфальце, воспитывался с раннего детства в Париже, где и остался жить; получил разностороннее образование; имея большое состояние, занимался естественными науками, поместил в энциклопедии целый ряд статей по химии, фармации, физиологии и медицине; его салон принадлежал к числу наиболее посещаемых в Париже. С 1767 по 1776 г. вышел ряд соч. Г., без его имени: "Le christianisme devoile on examen des principes et des effets de la religion chretienne"; "Le contagion sacree ou histoire nalurelle de la superstition"; "Systeme de la nature on des lois du monde physique et du monde moral", "Essai sur les prejuges"; "Le bon sens ou idees naturelles opposees aux idees surnaturelles"; "Le systeme social ou principes naturels de la morale et de la politique"; "L\'ethocratie ou le gouvernement fonde sur la morale"; "La morale universelle". Главное из них, "Systeme de la nature" (1770) , вышло с именем Мирабо, секретаря французской академии, умершего в 1760 г., и сопровождалось его жизнеописанием. Долгое время не знали настоящего автора приписывали книгу математику Лагранжу, Дидро, считали ее плодом совместной работы целого кружка и только после издания переписки Гримма узнали настоящего автора. В этой книге высказаны взгляды значительной части европейского общества конца XVIII в., с такой прямотой и последовательностью, что они возбудили возражения даже тех, кто принимал участие в их развитии. "Система природы" состоит из двух частей: в первой высказаны положительные взгляды, вторая содержит критику религиозных понятий. Цель автора - вернуть человека природе и рассеять мрак, скрывающий от него путь к счастью. Все идеи, все знание человек получает через посредство органов чувств; врожденных идей нет. Совокупность всего, действующего на наши чувства, составляет материю. Материя вечна и не однородна, а представляет бесконечное множество комбинаций простейших материй или элементов (огонь, воздух, вода и земля) , которые мы познаем только в соединении, но никогда в простом виде. Сумму всех свойств и качеств существа автор называет его эссенцией. Эссенция материи есть движение, благодаря которому имеют место все явления вселенной. Движение не есть нечто отдельное от материи; оно также вечно, как и материя. Цель его притягивать то, что благоприятно существу, и отталкивать то, что ему вредно. Движение одного тела передается другому и т. далее. Наши чувства указывают нам на два рода движений: движения масс, видимое нами, и движение частиц материи, познаваемое нами только по его результатам. Те и другие движения называются приобретенными, когда причина их вне тела, и самопроизвольными, когда причина заключается в самом теле. Тела, кажущиеся нам покоящимися, в действительности подвергаются постоянным воздействиям, на поверхности или внутри, от тел их окружающих или от своих составных частей. Целое, представляющее собою результат различных соединений материи и различных движений, и есть природа в общем значении этого слова, природа не каждого отдельного существа есть целое, как результат соединений и движений в данном существе. Эти отдельные природы, составляющие единую природу, подчинены ее общим законам; им подчинен и человек, составляющий часть природы и отличный от других существ только своей организацией. Род человеческий есть продукт нашей планеты, зависящий от положения ее в среде других светил, и нет основания предполагать, что земля перестала вырабатывать новые типы. Совершенно неосновательно различать в человеке две сущности: телесную и духовную. Такое разделение произошло от того, что причины некоторых движений и действий ускользают от нас, и поэтому мы переносим их в мир нематериальный: причиной таких явлений в природе мы считаем Бога, в человеке - душу. Однако, душевные явления выражаются движениями внешних органов тела и вызываются материальными причинами; каким же образом нечто нематериальное, не протяженное может приводить в движение материю? К тому же мы не можем отделить душу от тела; она родится, развивается, болеет вместе с телом; следовательно, она постоянно идентична с ним. Так назыв. душевные или интеллектуальные способности человека - только особый род деятельности тела. Единственный источник возникновения в нас идей - чувства. Сознанное чувствование становится восприятием; восприятие, перенесенное на предмет, возбудивший его, есть идея. Человеческий мозг способен не только к восприятию внешних воздействий, но и к самостоятельной деятельности, результат которой он также воспринимает; эта способность называется мышлением. Страсти суть отталкивательные и притягательные движения по отношению к предметам полезным или вредным. Воля есть некоторое изменение, происшедшее в нашем мозгу, вследствие которого он расположен привести в движение внешние органы, с целью достигнуть чего-либо полезного или избежать чего-либо вредного. Мысли и поступки человека зависят от его организации и от воздействия внешних предметов, а так как ни то, ни другое не во власти человека, то, следовательно, человек не свободен. Возможность выбора не доказывает свободы воли, ибо человек всегда выбирает то, что ему представляется наиболее выгодным; свободен же выбор был бы в том случае, если бы он не обусловливался никакими мотивами. Цель каждого существа самосохранение; цель природы та же, и все существа бессознательно способствуют ее достижению. В природе, поэтому, нет порядка и беспорядка, нет ни случайного, ни чудесного. Сознание необходимости всего совершающегося дает истинное основание нравственности, потому что оно указывает человеку на неизбежную зависимость его личного счастья от всей природы и, следовательно, от тех людей, в обществе которых он живет. Отсюда понятие добродетели и порока: добродетель есть то, что действительно и постоянно полезно существам человеческого рода, живущим в обществе. В хорошо организованном обществе правительство, воспитание, законы - все должно убеждать человека, что нация, которой он член, может существовать и быть счастливой только при помощи добродетели, и что он, как часть нации, может быть счастлив только тогда, когда нация счастлива. Быть полезным значит способствовать счастью ближних, быть вредным - значить способствовать их несчастью. В чем же заключается счастье? В непрерывном удовольствии; а удовольствие нам доставляется тем, что возбуждает в нас движения согласные с нашей индивидуальной природой, вызывает в нас деятельность, не утомляющую нашего организма. Интерес есть единственный двигатель людских поступков; бескорыстных людей нет, а принято так называть тех поступки которых, будучи полезны другим, кажутся нам бесполезными для того, кто их совершает. Такой взгляд ложен, ибо никто не совершает бесполезного для себя. Большинство ищет внешние награды за добродетель, в действительности же награда лежит в самой добродетели. По свойственной ему лени, человек предпочитает следовать рутине, предрассудкам, авторитету, скорее чем указаниям опыта, требующего деятельности, и рассудка, требующего рассуждения. Ложные мнения составляют несчастье людей; так. напр., самоубийство считается оскорблением природы и ее Творца, а между тем сама природа вложила в нас стремление избегать страданий; все люди дорожат жизнью, и если тем не менее кто-либо прибегает к самоубийству, то только в том случае, когда это оказывается единственным исходом, указанным природой. Вообще было бы лучше, если бы люди учились презирать смерть, ибо опасение за жизнь заставляет их подчиняться тирании и бояться защищать истину. Счастье между людьми потому еще так редко, что связывают его с вещами, в действительности бесполезными или даже вредными. Желания богатства, удовольствий и могущества сами по себе не заслуживают порицания, вполне естественны и способствуют счастью людей, если только человек для достижения их не употребляет средств, вредных для его ближних, и не пользуется ими во вред ближним. Если бы люди имели смелость исследовать источник идей, особенно глубоко коренящихся в их мыслях, они увидели бы, что эти идеи не имеют никакой реальности. Свои первые представления о Божестве люди почерпнули в незнании причин окружающих их явлений; затем человек этой неизвестной причине приписал волю, разум, страсти - все свойственные ему качества. Знание природы должно разрушать идею Божества; ученый перестает быть суеверным. Все качества, теологами приписываемые Богу, становятся более понятными, если их отнести к материи. Так, материя вечна, ибо нельзя представить себе, чтобы она могла возникнуть; она независима, ибо нет ничего вне ее, что могло бы влиять на нее; она неизменна, потому что не может изменить своей природы, хотя непрестанно меняет формы, она бесконечна, т. е. ничем не ограничена; она вездесуща, ибо если бы было пространство, незанятое ею, то это была бы пустота; она едина, хотя ее части бесконечно разнообразны: ее могущество и энергия не имеют иных пределов, кроме тех, которые им предписывает природа материи. Мудрость, справедливость, доброта и т. д. суть качества, свойственные материи в тех изменениях и соединениях в каких она встречается в некоторых существах; идея же совершенствования есть идея отрицательная, метафизическая. Отрицание Бога не влечет за собой отрицание добродетели, ибо различение добра и зла основано не на религии, а на природе человека, которая заставляет его искать блага и избегать зла. Жестокость и безнравственность совместимы с религиозностью; уверенность в возможности искупить свой грех делает порочных людей смелее, дает им средство заменить исполнением обрядов недостаток нравственности. И в том - положительный вред религии, а также в тирании, преследовании людей именем Бога и пр. Книга Г. осталась евангелием материалистов до настоящего времени. Никогда материалистические принципы не были высказаны с такой прямолинейностью и жесткостью, как в книге Г. Ср. Ланге, "История материализма" и Геттнер, "История французской литературы".

Э. Радлов.

Гольдони

(Карло Goldoni) - известный итальянский драматург, род. в Венеции в 1707 г. В доме деда своего, большого любителя театра, он уже ребенком знакомился с сценическими представлениями. Изучая, по приказанию отца, медицину, он больше читал Плавта, Теренция, Аристофана, Менандра и вместе с тем усердно посещал театр, водил компанию почти исключительно с актерами и актрисами. Уступая его просьбам, отец позволил ему переменить факультет. Сперва в Венеции, потом в Павии Г. занимается юридическими науками, но гораздо усерднее знакомится с драматической литературой вообще и итальянской в частности, причем с прискорбием замечает в последней отсутствие чего-либо достойного внимания и, несмотря на свои 16 лет, задумывает реформу в этой области. За сатиру в драматической форме: "Колосс" его удалили из Павии, после чего он учился некоторое время в Удинэ, а затем в моденском университете, где и окончил курс. Вступил в адвокатское сословие (в Венеции) и с успехом ведя процессы, Г. сочинял трагедии - что наименее соответствовало свойству его дарования и потому выходило очень неудачно - и либретто для оперт, и те и другие стали появляться на сцене, но без успеха. На свою настоящую дорогу, сразу доставившую ему громкое имя, Г. вступил только комедией "Светский человек" (L\'Uomo di Mondo) , за которою последовали: "Мот" (Il Prodigo) , "Банкротство" (Il Fallimento) , "Обманщик" (L\'Impostore) и др. В течение одного года им было написано для венецианской публики шестнадцать трехактных пьес. В 1761 г. Г. навсегда оставил свое отечество, чтобы поселиться в Париже, куда его вызвала дирекция тамошнего итальянского театра. В два года он написал там 24 пьесы, из которых удержались в репертуаре 8 и которым сам автор придавал так мало значения, что почти не бывал на представлении их; тем охотнее он посещал театр французской, где все более и более росло его восторженное сочувствие к Мольеру. Занятие должности учителя итальянского языка, внезапная потеря одного глаза, приглашение из Лондона писать пьесы для тамошнего итальянского театра, громадный успех написанной им по-французски комедии "Благодетельный Брюзга" (Le Bourru bienfaisant) , за которою последовала еще одна французская, менее понравившаяся парижской публике, продолжение литературной деятельности и на родном языке - вот главные биографические факты за последнее время жизни Г., умершего в Париже в 1793 г.

Литературное наследие Годьдони - более 200 пьес, между которыми всего больше комедий, из этих последних одни (напр. "Патеда") относятся к жанру "слезливых комедий", другие - веселые буффонады из народной жизни и так ваз. "комедии характера" (напр. "Трактирщица", Locandiera; "Комический театр", Il teatro comico; "Осажденный богач", Il Ricco insidiato; "Скупой", L Avaro; вышеупомянутый "Благодетельный Брюзга" и мн. др.) . На этой-то второй категории зиждется огромное значение Г. в итальянское литературе и та слава, которою он пользовался и пользуется в Италии, давшей ему характеристический титул своего "protocomiсо" (как Греция назвала Аристофана "комиком") . И в его втором отечестве, Франции, такой строгий судья, как Вольтер, называл его (в письме к нему) "сыном и живописцем натуры", человеком, "очистившим итальянскую сцену, изобретающим фантазиею и умеющим писать здравым смыслом", восхвалял "чистоту, естественность" его стиля. Итальянское общество и народ нашли себе в нем удивительного живописца. Если, по характеристике итальянского критика, "театр Г. похож на большую, людную ярмарку, где встречаешь людей всякого характера и всякого сословия, то первое место на этой ярмарке занимает низший класс. Ни в чем дарование Г., его vis comica, не обнаружилось так ярко и широко, как в его так наз. "венецианских" народных комедиях; тут сравнение с ним может выдержать разве только Плавт, с которым у Г. вообще немало точек сходства и соприкосновения.

В литературном отношении пьесы Г. приобретают особенное значение рисовкою характеров, чему он придавал очень высокую цену, идя по следам Мольера (Г. так и называют итальянским Мольером) . В этом создании "комедии характера" и заключается реформа Г. в области итальянской драматургии. Завещанные итальянской комедии еще римскою так наз. четыре "маски", которые вследствие своей вековой неподвижности, приобрели плачевную шаблонность и утратили всякую жизненность - эти "маски" Г. заменил реальными лицами, выхваченными прямо из жизни. Грубую, большею частью импровизированную арлекинаду он заменил тонким и серьезным "жанром", в котором главное - изображение действующих лиц, их смешных сторон, слабостей и недостатков. Строгий пурист-эстетик найдет в комедии Г. недостатки в роде, напр., излишней бесцеремонности в изображении и особенно в языке; его современник и враг, известный драматург Гоцци, прямо обвинял его в том, что "он представлял на сцене только ту правду, которую находил у себя пред глазами, и копировал ее осязательно и грубо, вместо того, чтобы подражать натуре с подобающими писателю деликатностью и утонченностью". Но такие обвинения, неосновательные сами по себе, теряют всякий смысл, когда применяются к писателю чисто народному: притом же недостатки эти - если они действительно недостатки у Г. весьма незначительны и обильно выкупаются достоинствами. Главным материалом для биографии Г. и истории его литературной деятельности служат его "Мемуары", напечатанные им сперва по-французски в 1787 г. под загл. : "Memoires de М. Goldoni, pour servir a l\'histoire de sa vie et a celle de son theatre", а год спустя им же переведенные на итальянский язык. Ср. Ferdinando Meneghezzi, "Della vita e delle opere di Carlo Goldoni" (Мил., 1827) ; Luigi Carer, "Saggi sulla vita e le opere di Carlo Goldoni" (Венеция, 1825) ; Gherardo de\'Rossi, "Del moderno teatro comico italiano e del suo Restavratore Carlo Goldoni" (Бассано, 1794) ; Molmenti, "C. Goldoni" (1875) . Подр. разбор некот. комедий Г. см. в "Geschichte des Drama\'s", Клейна (т. VI, 1, Лпц., 1868) ; обстоят, статью о нем - в сочинении Simonde de Sismondi, "De la litterature du midi de l\'Europe". На русс. язык переведены комедии "Веер" (П. Д. Боборыкиным) и "Трактирщица" (старинный перевод кн. Шаховского, под заглавием "Мирандолина") .

П. Вейнберг.

Гольмий

(Holmium) - хим. Cope первый подметил в спектре окиси прежнего эрбия характерные линии, приписанные им присутствию окиси особого элемента, который он назвал х. Клеве предложил впоследствии для металла новой окиси имя гольмия, название принятое и Соре. Окись гольмия до сих пор не получена вполне чистой; она, по-видимому. желтого цвета, а соли ее оранжевого. Атомный вес гольмия должен быть немного ниже атомного веса эрбия. Спектр поглощения солей гольмия характеризуется, по Соре, многочисленными линиями, из которых наиболее ясны отвечающие длинам волн: 804, 640.4, 536.3 (особенно характерные) . 368 - 360 (наибольшая сила при 364) , 347 - 353 и 327 (очень черная) .

А. И. Горбов.

Гольфстрим

(Заливное течение) - одно из наиболее замечательных морских течений, проходит в сев. Атлантическом океане от Вест-Индии к берегам Европы, в сев. Ледовитый океан и к зап. берегам Гренландии. Впервые название это дано Франклином, считавшим происхождение течения из Мексиканского залива (Gulf Stream) . Согласно позднейшим исследованиям, Г. составляется из двух течений - Флоридского и Антильского. Флоридское выходит из узости Бемини во Флоридском проливе; скорость течения в узости в среднем годовом около 5, 6 км. в час, в самые теплые месяцы 7 9 км., при ширине потока около 56 км. По выходе из Флоридского пролива течение, отличаясь сравнительно высокой температурой (в среднем около 26, 7? Ц.) , направляется на N до парал. Чарльстона (33? сев. шир.) с довольно равномерной скоростью, но расширяясь у м. Канаверел до 112 км. и у Чарльстона до 220 - 280 км. В дальнейшем, к восточному краю Флоридского потока постепенно присоединяется Антильское течение, главная масса которого проходит восточнее Антильских о-вов к NW, и затем к N. Оба соединенные потока постепенно склоняются в NE четверть, расширяясь все более и более к Е, тогда как западный край течения почти все время придерживается отлогости прибрежной полосы, следуя почти изобате 200 метров. Скорость течения уменьшается. Пройдя парал, м. Гаттераса, течение поворачивает на Е, вступая в места с океанской глубиной, средняя скорость уже не превосходит 2, 7 км. в час, а еще восточнее не более 1, 8 км., причем ширина потока и положение значительно уже зависят от ветров. На всем указанном протяжении цвет течения индиго синий и температура сравнительно высокая (у м. Гаттераса средн. темпер, 24, 0? Ц.) ; эти свойства течения резко выступают на границе с прибрежными зеленоватыми водами, большею частью арктического происхождения, особенно вблизи м. Гаттераса. В этом же районе замечаются в самом течении полосы меньшей температуры, на 2? - 3?Ц.; вероятнее всего считать эти полосы за отдельные струи течения меньшей скорости и потому быстрее охлаждающиеся на своем пути. По глубине течение доходит до дна только в местах, где глубина не более 270 - 360 метров, причем ширина такой теплой зоны зависит от быстроты падения дна. Грунт дна под течением состоит большею частью из кварца с глиною и раковинами фораменифер и корненожек. С Г. связано и распространение тропической фауны к N, так что на одной и то в же параллели в области течения фауна тропическая или субтропическая, а у берегов - арктическая (северная) . На меридиане 40 - 45? з. д. и парал. 42 с. ш. собственно Флоридский поток оканчивается, здесь начинается разветвление течения, причем масса вод, питающих отдельные ветви Г., главным образом обязана распространению на NE Антильского потока, точно установить границы отдельных ветвей невозможно; от места разветвления Г. воды истекают по разным направлениям в NW, NE и SE, четверти компаса со скоростью, не превышающею 11 - 18 км. в сутки и колеблющейся в зависимости от ветров. Главная ветвь, удерживающая название Г., направляется на NE, между Исландией, Великобританией и Скандинавией, к Сев. Ледовитому океану. Теплой воде этой ветви приписывают умеряющее влияние на климат сев.-зап. и сев. берегов Европы, равно как в более свободный доступ мореплавателям в полярные страны по западную сторону Шпицбергена. Также более умеренный климат зап. берегов Гренландии сравнительно с восточными приписывают ветви Г., проникающей в пролив Дэвиса. Ср. "Report of the U. S. Coast Survey" (1866) ; Kohl, "Geschichte d. G.-s. und seiner Erforschung" (1868) ; "Mitt. Peterm." (1870) : "Wind and current charts of the British admiralty" (1873) ; Thomson, "Depths of the sea", (1874) , "Известия об экспедиции Challenger\'a" в Mitt. Peterm. " (1874) ; Thomson, "The Atlantic" (1877) ; Krummel, "Die Atlantischen Meeresstroemmungen" ("Zeitschr. f. Wissenschaftliche Geographie", 4 Jahrgang) ; Bartlett, "Proceedings of the U. S. Navy Inst", т. 7; "Papers on the eastern and northern extensions of the Gulf Stream"; Pouch et, "Experiences sur les courants de l\'Atlantique nord" (1889) .

И. Ш.

Гомель

- у. г. Могилевской губ., при пересечении Либаво-Роменской и БрянскоЛуневецкой ветви Полесских ж. д., на высоком и утесистом берегу р. Сожа. В летописях Г. упоминается, под именем Гомии и Гомье, в первой половине XII в.; он принадлежал к Черниговскому княж. В 1446 г. город был отдан Казимиром I борисовскому кн. Василию Ярославичу. Несколько позднее им владели можайский кн. Иоанн Андреевич и сын его Симеон, который отдал его Иоанну III. По миру 1537 г. Г. отдан Литве. В 1648 г. взят казаками, но в 1665 г. возвращен Польше. В составе Белоруссии Г. присоединен к России в 1772 г. и пожалован гр. Румянцеву Задунайскому. В 1838 г. Г. поступил в беспереоброчное владение кн. Паскевича. Уездн. городом сделался в 1852 г. Во дворце кн. Паскевичей замечательны бронзовая статуя Иосифа Понятовского, работы Торвальдсена, коллекция картин Суходольского, изображающих военные действия из походов фельдмаршала Паскевича против Турции, Польши и Персии; коллекции ваз, подаренных фельдмаршалу имп. Николаем и прусск, королем Фридрихом Вильгельмом IV; мраморная статуя имп. Николая I, работы Рауха. Жит. более 30 т., из них евреев более 12 т. Православных церквей 3, единов. 1 и 3 раскол. молельни, костел 1, синагога 1 и 10 еврейских молитв. домов. В соборе погребен канцлер гр. Н. И. Румянцев. Над могилою его памятник работы Кановы. Мужская 6-ти классная прогимназия с 169 учащ., духовное училище, 4 кл. женская прогимназия, техническое жел. дорожное учил., одно-классное мужское с женской сменою, 1 нач. уч., одно-классное еврейское уч. с пригот. кл" частное евр. женское учил. 407 каменных зданий и 2627 дерев. Значительная торговля. Пароходное сообщение с Киевом ежедневное, с Могилевом 2 раза в неделю. В 1889 г. привезено по р. 565 т. пд. разного товару (360 т. пд., хлеба) , отправлено 1359 т. пд., преимущественно лесу (около 1200 т. пд.) . По Полесской ж. д. отправлено 399 т. пуд., прибыло 996 т. пд.; по ЛибавоРоменской отправлено 922 т. пд.; прибыло 1298 т. пд. В 1888 г. выдано купеческих свидетельств 2 гильдии 114 годовых и 7 полугод., на мелочный торг - 256 годов. и 23 полугол. Городской банк, с оборотом на сумму более 21/2 милл. руб. Городское общество взаимного страхования. Долгу у города к 1890 г. было 93518 руб. Городских расходов в 1888 г. было 90699 р., в том числе на народное образование 3682 руб., на медицинскую часть 180 р., на содерж. городского управления 11945 р. Фабрик и заводов 15. Соломенно-массная фабрика имела обороту в 1888 г. на 223902 руб., 1 табачная на 10 т., 2 маслобойни на 28 т. р., 1 лесопильня на 121/2, тыс. руб. Больница, 10 врачей, еврейская богадельня, библиотека, 2 книжн, магаз., 3 типографии, 3 фотогр. Предместье Г. - заштатный г. Белица, в 2 в. от города, близ оз. Шатырь, изобилующего рыбой. С 1777 по 1852 г. Белица была у. г. Жителей около 2 тыс., большею частью старообрядцы, занимающейся садоводством и огородничеством. В Белице 2 православные церкви, 2 евр. молитвенных дома, 1 классное училище с женскою сменою, несколько мельниц, . См. "Виленский календарь на 1892 год", стр. 206 211.

Г. уезд занимает южную часть губернии. По местным исследованиям 1881 г., земли в у. было 472799 дес., а по Стрельбицкому - 491605 дес. Поверхность ровная, Под болотами 49900 дес. Oбилие болот вредно отзывается на здоровье жит. : эпидемии кровавого поноса и дифтерита почти ежегодно. Уезд орошается двумя судоходными pp., Днепром и Сожем. С пристаней на Днепре: Черной отправлено в 1882 г. 492 т. пд" а Отверницы - 665 т. пд., главным образом лесные материалы. Сож пересекает у. с С на Ю; главные пристани на нем Гомель и Ветка. Из прит. р. Сожа более значительны Ипуть, Уть, Терюха и Уда. Озер 113; они небольшие, занимают 854 дес. Под лесами было в 1880 г. 118554 дес. Более всего сосновых лесов; также дуб, граб, клен, берест и ясень. Под дугами и сенокосами 73379 дес., под пашнями 172677 дес. (в том числе у крестьян более 180 т.) . За время с 1861 - 81 г. крестьяне приобрели земли 10261 десятину. В последнее время они стали приобретать земли при помощи крестьянского банка. Более всего сеют рожь, а затем овес, гречиху и картофель. В 1889 г. лошадей было 41469, рогатого скота 51561 шт., овец простых 61229 и тонкорунных 830, свиней 39413 и коз 6314. Фабр. и зав. в 1888 г. было 97. На них работало 706 раб., оборот их составлял более 1113 тыс. руб. Первое место занимает писчебумажная фбр. с оборотом 875727 р., затем сено прессов. зав. с оборотом в 108000 р. и 8 винокур. зав. с обор. на 70 т. р.. Кожевенных зав. 9, круподерен 36, маслобоен 21. В 1881 г. было 330 мельниц, имевших обороту более чем на 100 т. р. Главные кустарные промыслы (по исследованию 1881 г.) - скорняжный, валяльный, портняжный, приготовление обуви. Разными лесными промыслами занималось 1512 чел. В отхожие промыслы отправилось 5520 м. и 381 ж.; извозом занимались 728 чел. Всего промыслами занималось 11920 чел. Из числа 541 ремесленника в местечках было 310 евреев. Развито пчеловодство: 52 т. ульев; добывается более 25 т. пд. меда и более 3 т. пд. воска. В 1888 г. жит. в у. (без города) было 80427 м. и 82481 ж. Из них евреев более 8 т., католиков около 600, раскольников до 12 т. Главное место их жительства - Ветка. За 10 лет (с 1871 по 1881 г.) ежегодно, в среднем, прирост населения был 1, 76 %, На 1 кв. в. приходится 400 жит. В административном отношении Г. уезд делится на 3 става, 14 волостей и 185 сельских обществ. Местечек в уезде 6; из них более значительны Ветка (ок. 7 т. ж.) и Уваровичи (до 4 т. ж.) . Православный м-р и 67 церк. Врачебный персонал (кроме города) состоял из 7 врачей, 14 фельдшеров и 1 повив. бабки. Ветеринарных врачей 4; 1 ветер, фельд. Начальных школ в 1890 г. было 36 (в 1883 г. - 27) , не считая еврейских хедеров.

А. С.

Гомер

(OmhroV) . - Третье тысячелетие доживает имя Г.; любознательность и остроумие продолжают неустанно работать над решением множества соединенных с ним вопросов - и все же многовековая загадка ждет своего Эдипа. Именем Г. открывается история литературы не эллинской только, но и прочих европейских, подобно тому как нарисованные Г. картины быта открывают собою историю европейской гражданственности и образованности вообще. Со времени Платона, а наиболее решительно - в школе александрийских грамматиков, выделены были из множества эпических произведений "Илиада" и "Одиссея", как единственные достойные имени Г., царя поэтов. Тогда же раздавались было голоса скептиков (chorizontes) против присвоения Г. "Одиссеи"; но авторитет величайшего в древности литературного критика, Аристарха, восстановил нарушенное на время единомыслие по вопросу об авторстве обеих поэм. До конца XVIII века античная традиция сохранялась неприкосновенной и в литературе безраздельно господствовало убеждение, что жившая в глубокой древности реальная единая личность, силою необыкновенного дарования и всестороннего опыта, задумала по определенным планам и чудесно исполнила две бессмертные поэмы, целиком, от начала до конца. Родоначальником поэзии, вождем всех поэтов является Г. и в Божественной комедии. В греческой и римской древности, а также и в новой Европе имя Г. вызывало, впрочем, не одни восторги и поклонение; не было недостатка и в суровых критиках и хулителях его (Зоил) ; даже почитатели Г., к числу коих относится и знаменитая александрийская триада - Генодот, Аристофан, Аристарх - не всем одинаково восхищались в "Илиаде" и "Одиссеи", исправляя одно, заподазривая другое, отвергая третье, как не подлинное. "Одиссею" Аристофан заканчивал 296 стихом XXIII песни; Х. п. "Илиады", так называмая Долония, почиталась вставкою Пизистрата и т.п. Однако, во всех подобных случаях не возникало сомнение ни в существовании гениальнейшего из поэтов, ни в способности его создать эти поэмы целиком, ни в возможности согласовать с этим убеждением наличность в поэмах слабых или сомнительных стихов и даже целых песен. Конечно, древним критикам недоставало глубины и точности анализа, в котором изощрились последующие поколения: но зато положение их не было чуждо некоторых выгод, сравнительно с положением новых критиков. Эти последние слишком удалены от того родника, из которого выходили произведения подобные Илиаде и Одиссее, и от тех условий, исторических и национальных, в кот. совершалась деятельность не только Г. или Гезиода, но даже Эсхила или Сократа. Новым критикам присуща наклонность, большею частью совершенно ими не сознаваемая и находящая себе известное оправдание в крайней скудости наших фактических сведений о древнейшем состоянии Эллады, - наклонность предъявлять к произведениям литературы, удаленной от нас на многие века и нам чуждой, такие требования, которые составляют продукт новых литературных явлений, новых понятий о поэтическом творчестве, об особенностях различных видов поэзии и т.п. Действительно, в истории гомеровского вопроса, представляющей собою с конца XVIII в. до наших дней длинную вереницу гипотез, сомнений в построений, можно было бы проследить отражения преобладавших в различные эпохи и в разных странах настроений мысли, методов научного изыскания и взглядов на искусство. При чтении анализа Г. поэм в соч. Лахмана, Кехли, Кирхгофа, Бергка, Христа, Круазе, и при ознакомлении с попытками их восстановить первоначальную, подлинно гомеровскую композицию той и другой поэмы, с выделением из них всего, что, по убеждению критиков, принадлежало или продолжателям поэтам, распространявшим первоначальные песни, или редакторам, озабоченным объединением и согласованием между собою древнейших и позднейших частей, нельзя не удивляться остроумию и проницательности авторов и не признавать весьма правдоподобными их построения; нельзя не замечать вместе с ними разного рода слабых мест или даже явных противоречий и несообразностей. Так, например, в "Илиаде" книги II-Х не имеют прямого отношения к сюжету поэмы - к раздражению Ахилла, с его печальными последствиями для ахеян. При этом IX кн. содержать в себе удовлетворение оскорбленного вождя мирмидонян, после чего не должно бы оставаться места продолжению поэмы, т.е. целым 16 книгам; она противоречит, притом, XVI кн., где Ахилл всячески усиливается получить от Агамемнона то, что в IХ кн. ему предлагали раньше послы ахеян. Вождь пафлагонян Пилемен, убитый в сражении, позже изображается в числе живых. В I кн. Афина нисходит в лагерь ахеян, тогда как другое место книги говорит о пребывании богини в это самое время в земле эфиопов. Много несообразностей в так называемом перечне кораблей и проч. и проч. В истории критики "Одиссеи" главное место занимают Кирхгоф, под влиянием кот. складывались гипотезы Бергка, Зитля, Джеба, Дюнцера, Виламовиц-Меллендорфа, Магафи, Круазе и др. В I кн. решение Зевса послать Гермеса к Калипсо, насильно удерживающей у себя Одиссея, остается невыполненным, и потому совещание олимпийцев повторяется и продолжается в другом месте, причем непосредственным продолжением первых стихов I кн. служат ст. 29 и сл. V кн. Отправляясь в Спарту и Пилось на разведки за отцом, Телемах предполагает пробыть в отсутствии не более 12 дней; в IV кн. он торопится выехать из Спарты в Пилос к товарищам; между тем в последующем изложении оказывается, что Телемах оставался еще в Спарте не менее 30 дней. Путешествие Телемаха должно было первоначально составлять поэму отдельную от "Одиссеи", следы чего и сохранились в подобных недочетах композиции; отрывки Телемахии разбросаны и в дальнейших частях поэмы, особенно в XIII кн. На вопрос царицы Ареты, обращенный к Одиссею, о его происхождении к проч., ответ дается только в IX кн., ст. 19. Целый экскурс посвящен Кирхгофом вопросу о том, почему Одиссей в 13 и 16 кн. изображается превращенным в старца-нищего с помощью жезла Афины, а в кн. 19 и 23 никакого превращения нет. Наличность противоречия объясняется или введением мотива превращения редактором, или соединением в нынешней Одиссее двух версий, с превращением и без него и т.д. и т.д. Этих немногих примеров достаточно для иллюстрации нескончаемых споров чуть не о каждом стихе "Илиады" и "Одиссеи". Насколько преуспела атомистическая критика в этом направлении, можно видеть из сличения, напр., мнений Фр. А. Вольфа, О. Мюллера, Дж. Грота о несравненных достоинствах Одиссеи, как поэмы единой в цельной по первоначальному замыслу и плану, с выводами Кирхгофа, и потом из сопоставления Кирхгофа с Бергком или Круазе, дающими весьма неблагоприятную оценку "Одиссеи". Неоспоримы заслуги немецкой критики, увлекающей за собою в франц., и английск. филологов, в выяснении композиции гомеровских поэм и взаимного отношения между частями каждой из них, в выделении стихов и более значительных мест, ослабляющих или нарушающих силу и единство впечатления, напрасно задерживающих развитие основной темы и т.п. Как ни велики эти и подобные заслуги "раздробительной" критики, не менее важны и внушительны обратные усилия ученых отстоять традиционное убеждение в существовании единого Г., в создании им "Илиады" и "Одиссеи" в том приблизительно виде, в каком мы имеем их теперь, и в наличности определенного плана в каждой из поэм. Наиболее выдающиеся имена в этом направлении: - Ницш, Лерс, Фридлендер, Каммер; из русских ученых решительно примыкает к нему профессор Ф. Ф. Соколов ("Гомеровский вопрось", "Ж. М. Н. Пр.", 1862) . Характеристическим образчиком вполне зависимого от Кирхгофа и Виламовица решения гомеровского вопроса в русской литературе служит труд С. Шестакова: "О происхождении поэм Гомера", вып. 1; "О происхождении Одиссеи" (Казань, 1892) . В настоящее время в филологической литературе все больше входит в силу направление среднее между раздробительным и единительным. По смыслу этого направления, во главе коего должно поставить Г. Германа ("De interpolationibos Ноmeri", 1832, вып. V, 52-77) , и позднейшими представителями коего являются Кирхгоф, Дюнцер, Грот, Бергк, Низе, Набер, Магафи, Джеб, Христ, Виламовиц, , Круазе, в IX или Х в. до Р. Хр. великий поэт, именуемый Г., создал цельную художественную поэму, предметом которой была распря между Ахиллом и Агамемноном и соединенные с нею перипетии борьбы ахеян и троянцев; значительно позже составлена была "Одиссея", как цельная повесть о возвращении героя на родину из под Трои. Нынешняя "Илиада" в 15693 стиха сокращается у Зитля, в своем первичном виде, до 4000 стихов, а на первичную "Одиссею" отводится им же не больше 4000 стихов. Первичная "Илиада" Низе еще короче: I книга без заключения, часть II-ой, конец XV, начало XVI и некоторые части дальнейших книг до XXII, а равно часть ХIII-ой. По мнению Джеба, в состав "Илиады" входили только книги I, XI и XVI-XXII. Бергк и многие другие критики считают недостойными Гомера такие знаменитые эпизоды, как беседа Приама с Еленою у городской стены, прощание Гектора с Андромахою, встреча Приама с Ахиллом в ахейском стане и проч. Словом, существуют бесконечные разногласия между гомеровскими критиками, как скоро они пытаются начертить схему постепенного образования той или другой поэмы из первичного зерна. Массою критических замечаний заслоняются высокие достоинства бессмертных произведений. Безнадежное, по-видимому, положение вопроса происходит главным образом от того, что на отдаленнейшую, неведомую древность переносятся понятия другого времени и других обществ. Историческое сочинение Геродота не Х или IX, но V века до Р. Х., отличается таким энциклопедизмом и такою эпизодичностью, какие были бы совершенно немыслимы в новом историческом сочинении. В истории Геродота открывается не мало противоречий в оценке событий и личностей, и особенно в общих воззрениях автора на окружающее и в приемах изыскания. И тем не менее Геродот с полным правом носит имя отца истории, а труд его - действительно замечательное явление историографии, принадлежащее одному лицу и исполненное по определенному плану. Что сталось бы с знаменитыми "Музами" Геродота, если бы мы вздумали оценивать их литературные достоинства с точки зрения историографии нам современной, по мерке наших понятий об истории? Еще большая осторожность требуется в оценке и разъяснении произведений гораздо более далекого и гораздо менее известного времени. Наверное отец поэзии, единственный поэт, как именовали греки Г., руководствовался не теми правилами композиции, какие почитаются обязательными в наше время, имел перед собою не те требования и вкусы публики, к каким обращается поэт нашего времени. Те слабости композиции, кот. новая критика открывает в Гомеровых поэмах, не существовали, хотя бы в самой минимальной мере, ни для поэта, их создававшего, ни для публики, их воспринимавшей. Величайшие новоевропейские поэты-критики, Лессинг, Шиллер, Гете оставались в стороне от скептического отношения к Г. или даже протестовали против него, а Шиллер выражался, что человеку стоило бы родиться на свет только для того, чтобы прочитать XXIII песню "Илиады", заподазриваемую критиками-атомистами. Нельзя забывать и того, что родоначальник всей классической филологии, Фр. А. Вольф, удивлялся цельности построения "Одиссеи", а знаменитый историк Грот, знавший уже существенные возражения, писал, что гомеровский вопрос не возник бы совсем, если бы была у нас одна "Одиссея" и т.п. Из всего сказанного следует, что замечаемые новой критикой недостатки построения в "Илиаде" и в "Одиссее" несколько не исключают возможности составления каждой из них одним лицом за две с половиною тысячи и более лет до нашего времени, если, конечно, мы будем строго держаться исторической и позитивной точки зрения, а не субъективной, рационалистической: в этом последнем способе понимания давних литературных явлений лежит корень царящего в гомеровском вопросе разногласия и объяснение шаткости и ломкости всех положительных построений. Другое обстоятельство, необычайно затрудняющее разрешение вопроса и вносящее ложные представления о поэзии вообще и о Г. в частности - это убеждение в том, будто грандиозные эпопеи того времени, впоследствии действительно рассматривавшиеся как совершенные образцы эпического творчества, создавались и выслушивались или читались, как произведения вольной фантазии, сообразовавшейся только с эстетическими понятиями или какими-нибудь правилами, одинаково принятыми публикою и поэтом. "Илиада" в "Одиссея" представляли собою не только для первых слушателей их, но и для многих последующих поколений нечто гораздо более внушительное, серьезное и сложное. Поэмы Г. совмещали в себе все, во что веровал древний эллин и чем он руководствовался как идеалом в своих житейских отношениях и в суждениях о настоящем и прошлом: это - религия, философия, этика, история, бытописание древних эллинов, еще не знавших разделения поименованных областей сознания и чувства и незнакомых с другими способами выражения и удовлетворения потребностей религиозных, исторических и иных. Поэт, подобный творцу "Илиады" или "Одиссеи", смотрел на себя как на правдивого учителя в провозвестника тех знаний и правил поведения, которые ему самому и слушателям его казались наиболее верными и для жизни пригодными; вдохновенную речь свою поэт считал голосом самих божеств.

Ныне повидайте, Музы, живущие в сенях Олимпа,

Вы, божества вездесущи, и знаете все в поднебесной;

Мы ничего не знаем, молву мы единую слышим:

Вы мне поведайте, кто и вожди, и владыки ахеян.

Основу поэм составляли многочисленные песни-былины предшествующих народных певцов, а также собственные наблюдения, размышления и выношенные в душе образы и положения; но во все это свято верил поэт, верили и его слушатели. Каким же образом мы можем требовать от подобного певца, чтобы он преследовал только задачи поэтического творчества, обособившегося от прочих видов умственной деятельности лишь много времени спустя? Древний поэт, верный служитель муз, направлял силы ума и фантазии не на то, главным образом, чтобы произведения его были тесно, до мельчайших подробностей, согласованы во всех частях своих, а на то, чтобы сообщить слушателям, по преданы ли, со слов свидетелей, или по личному опыту, наиболее верные представления о предметах, достойных внимания. Руководствоваться здесь нашими понятиями о поэзии, значит заподазривать подлинность или древность таких стихов и частей поэм, которые были особенно дороги и для древнего поэта, и для его публики. Путеводною нитью в Гомеровском вопросе должен служить тот непререкаемый факт, что, начиная с первых лет VIII в. до Р. Х., "Илиаде" и "Одиссея" в течение ряда веков были предметом восхищения и восторгов или осуждения в критики, как произведения цельные, созданные одним или, наибольше, двумя гениальными поэтами.

Открывая собою историю европейских литератур, "Илиада" и "Одиссея", в свою очередь, подготовлены была многочисленными опытами певцов, типическими представителями коих являются в Гомеровских поэмах Фамирис, Демодок, Фемий; имя Г., таким образом, завершает продолжительный период творчества, в котором сложились образы богов и героев, составились в большом числе песни о современных и прошлых событиях и личностях, был разработан язык для литературных целей, установлены стихотворные размер и разнообразные принадлежности и особенности так называемого эпического вида поэзии. Из множества сказаний троянские пользовались особенною любовью народа и вниманием певцов; они же были чаще и старательнее прочих обработаны. На готовой основе хорошо известных эпизодов и любимых в народе песен Г. впервые задумал и исполнил обширные повествования, каждое из них объединено главной темой, последовательной характеристикой действующих лиц, одинаковыми, в сущности, представлениями о ходе событие, о поведении богов в людей. Аристарху были прекрасно известны важнейшие возражения против принадлежности "Одиссеи" Г., но он, в сочинении против Ксенона, находил возможным рассматривать обе поэмы, как произведения одного Г. Если новая критика и склоняется в сторону древних "разделителей", то все же нельзя забывать главного довода в пользу единства автора - единства языка и характеристики героев. Относительно особенностей каждой поэмы, исчисленных критикою с большим старанием, следует помнить, что отличие по сюжету и всей обстановки героев обязывало поэта пользоваться сказаниями и песнями иного характера, выражавшими иное настроение певцов и иную точку зрения на предметы. Не забудем, что одни и те же афинские трагики сочиняли и шуточные, т.н. сатирские драмы, что в "Одиссее" и "Илиаде" изображаются две стороны идеального гражданина-эллина: сила и мужество, мудрость и находчивость во всяком положении. Зачатки гомеровского эпоса сложились до переселения ионян в М. Азию, еще в европейской Элладе, преимущественно в Фессалии и Аргосе; быть может, с этого времени в эпическом языке ионийском сохранилось значительное число эолийских форм. Однако, создание "Илиады" и "Одиссеи" совершилось в М. Азии, вероятнее всего - в Смирне, с смешанным, эоло-ионийским населением. Время жизни Г. определялось в древности различно, начинаясь 1193 г. до Р. Х. и кончая эпохою Кира и Креза. Пели находит возможным приурочивать Г. ко времени Пелопонесской войны. Вероятнее всего, что Г. жил в Х -IX в. до Р. Х. Древнейшие киклические поэты, писавшие свои поэмы с 1-ой олимп., имели перед собою "Илиаду" и "Одиссею" приблизительно в теперешнем виде. Поворот в Гомеровском вопросе к античной традиции виден и из того, что некоторыми из новых критиков допускается весьма раннее существование письменности у греков (с начала XI в. до Р. Х.) , хотя первое установление текста, с изготовлением официальных списков, имело место только при Пизистрате в Афинах. Эта же редакция легла в основу критических работ александрийских грамматиков. В римскую эпоху особенно важные труды о Гомере принадлежали Аристонику, Дидиму, Геродиану, Никандру.

Ф. Мищенко.

Гомилетика

- учение о христианском церковном проповедничестве. Главный вопрос, которым прежде всего занимается Г., - это вопрос о существе, или природе проповеди. Одно ли и то же, по своей природе, проповедь церковная и ораторское искусство вообще, составляет ли церковная проповедь лишь вид ораторства вообще? В каком взаимоотношении находятся естественные способности к ораторству и благодать - при проповеди? Когда древняя христианская церковь отказывалась принимать в свою среду риторов и даже к крещению допускала их не иначе, как после формального торжественного отречения их от ораторства, - значит ли это, что Церковь безусловно отрицала ораторское искусство вообще, или только осуждала софистов и так называемых сикофантов? Когда Церковь, начиная с половины III в., дозволяет проповедь только священникам и не допускает до проповеднической кафедры мирян, сколько бы они ни были благочестивы и учены в богословии, - значит ли это, что Церковь считала проповедь для не священников невозможною? Такие и подобные вопросы ставятся в первой части Г. фундаментальной или принципиальной Г. Вопрос о нормальном содержании проповеди, рассматривается во 2-й части Г. - Г. материальной. Еще апостолы предупреждали основанные ими Церкви против лжеименного разума против чуждых Церкви учений и приемов учения. Подобные же предостережения делали отцы Церкви II в. Особенное значение этот вопрос получил в конце средних веков, когда увлечение философами и поэтами, греческими и латинскими в Западной Церкви было так велико, что темы из Аристотеля или Овидия в проповедях стали предпочитаться текстам Евангелия. Дошло до того, что, как говорит Лютер, стали стыдиться в проповеди произносить самое имя Христа. В эпоху Петрарки и Боккаччо темы для проповедей охотнее всего брали из народных и уличных песен, и проповеди принимали характер прямо скабрезный. Из биографии Виклефа известен факт, что архиепископ кентерберийский говорил проповедь на слова из уличной песни о прекрасной Алисе. В XVIII ст. в Гермами находились гомилеты (Шпальдинг, Штейнбарт, Рейнгардт) , требовавшие удаления из церковной проповеди христианского учения и замены его философскими доктринами. Во Франции в эпоху Лиги с церковных кафедр слышались политические памфлеты, оправдание от имени религии цареубийств и т. п. Против всех подобных увлечений и направлена материальная Г. Третью часть составляет формальная или конструктивная Г., трактующая о построении проповеди и ее изложении, о произношении, о мимике проповедника. Гомилетика евангельская, т. е. учение о проповеди, содержащееся в Евангелии, главным образом трактует о природе проповеди (Иоан. I, 17; VIII, 32; XIV, 6; XVII, 3, 17) , ее продуктивной силе (Иоан. XIV, 26, Матф. X, 19 - 20) , но, в общих чертах, определяет также главный предмет проповеди, существенные черты ее содержания (Матф. X, 17 и др.) и метода (Матф. XIII, 62; V, 17) . Г. апостольская, кроме более подробного, чем в Евангелии, разъяснения силы, действующей в проповеднике; определяет место пастырского учительства в общем составе учреждения Церкви. Еще апостолы учили, что проповедь должна быть преимущественно словом премудрости и словом разума, тем не менее до половины III века в Церкви существовало убеждение, что проповедь церковного учителя - исключительно дело вдохновения от Св. Духа. Ориген первый восстал против такой односторонности; не отрицая участия благодати Св. Духа, он, на основании 1 Кор. ХII, 31, доказывал, что должны иметь место и самодеятельность проповедника, для чего ему необходимо образование. Своею собственною проповедническою практикою в теорией Ориген закрепил, так сказать, проповедь за св. Писанием, которое с его времени стало исходным пунктом проповеди и главным источником ее содержания. Вместе с тем, однако, он в своих гомилиях развивает не столько веру Церкви, сколько свое спекулятивно философское, мистико-аллегорическое миросозерцание. Сочинение блаж. Августина: "De doctrina Christiana" считается первою по времени Г. Главные положения Августина: общая риторика - предмет общего образования, и в этом смысле не бесполезна для проповедника, хотя отнюдь не необходима; проповеднику достаточно изучить св. Писание и произведения литературы церковной. Как для оратора вообще, так и для проповедника нужна мудрость (sapientia) ; к проповедническому служению более способен тот, кто может рассуждать "мудро", хотя бы и не мог говорить красноречиво. Тем не менее, Августин находит возможным преподать проповеднику свое учение о слоге и изложении в проповедях (но не о расположении и построении) ; на основании образцов, взятых из творений ап. Павла и пророка Амоса, из св. Киприана и Амвросия, он предлагает учение о слоге низком, среднем и высоком. Вообще сочинение Августина - главным образом Г. формальная, иначе говоря христианская риторика. Содержание проповеди, по Августину, должно быть заимствуемо из св. Писания; проповедь должна заключать в себе учете догматическое или нравственное, а лучше - и то и другое. Содействие благодати пастырям-учителям Августин отличает от проповеди, всецело проникнутой вдохновением Св. Духа (в век апостольский) .

В сочин. Григория Двоеслова "Пастырское правило" (regulae pastoralis liber) , которое представляет завершение Г. отцов Церкви, новым элементом является проповедническая казуистика - учение о видоизменении содержания проповеди по так называемым status, т. е. применительно к полу, возрасту, характерам, способностям, общественному положению и т. д. (всех status насчитывается 30) . К внутренним условиям успеха проповеди Григорий относит святость жизни проповедника (то же что у Квинтилиана: nemo orator, nisi vir bonus) и специально проповедническое образование. Ни в "Ars praedicatoria" Алэна Лильского, ни в "Tractatus de officiis clericorum" Бертольда Констанцского, ни даже в позднейшем "Ars concionandi" знаменитого Бонавентуры (умер в 1274) не было сказано ничего существенно нового. С течением времени проповедь на Западе все больше подвергалась порче. Вошло в правило у проповедников ridendo dicere verum; утратив характер священной важности, проповедь ничем не отличалась от непристойно юмористических и грубо сатирических произведений светской литературы. Благородное проповедничество таких людей, как Бернард Клервоссий и Таулер, представляет редкое исключение. Энергический протест против искажения нормального вида проповеди раздался впервые из уст так называемых реформаторов до Реформации и особенно Виклефа. Еще больше имели значения гуманисты, которые, с одной стороны, познакомили современный им западный мир с высокими образцами проповеди святоотеческой, с другой - занялись составлением руководств к проповедничеству. Так, Рейхлин издал "Liber congestorum de arte praedicandi" (1504) , Эразм Роттердамский - "Ecclesiastes, sive concionator evangelicus" (1635) . Из двух направлений Г., дотоле параллельных: профетического, настаивавшего на вдохновенном происхождении проповеди, и риторического, трактовавшего проповедь как вид ораторства искусственного, - гуманисты явились горячими сторонниками второго; Г. у них приурочивается к риторике, понимается как церковная риторика, подчиненная, наравне со всякой риторикой, законам Цицерона и Квинтилиана.

Настоящая и истинная реформа Г. на Западе произведена была Лютером. Единственно законное, нормальное содержание проповеди, по его учению, объяснение св. Писания, буквальное; назначенное для простых людей и т. п. Цельного курса Г. Лютер не составил; но в своих сочинениях, особенно проповедях (главным образом в Tischreden) , он так часто высказывался о нормальных качествах проповеди, что уже в 1586 г. некто Порта составил, на основании его проповедей, книгу: "Pastorale Lutheri". В виду того значения, какое имеет храмовое проповедничество в протестантстве, понятно, что сочинений по Г. в Германии явилось чрезвычайно много: один перечень их составил бы целую книгу. Совершенно правильный взгляд Лютера на проповедь не имел решающей силы для непосредственных его последователей. В то самое время, как он боролся против риторики и схоластики в проповеди, Меланхтон издал ряд сочин. ("De officio concionatoris"; "De rhethorica"; "Unterricht der Visitatoren an die Pfarrern") , в которых, следуя Рейхлину и Эразму, ставил христианскую Г. в рабское подчинение античным риторикам и сводил все учение о проповеди к Г. формальной. Как противовес этой односторонности, явились сочинения А. Гиперия: "De formandis concioni bus sacris, sive de interpretatione scripturarum populari" (1553) в "Topica theologica" (1564) . Святоотеческие идеи о проповеди скомбинированы здесь со взглядами Лютера на св. Писание, как единственный нормальный источник проповеди. В сочинении Веллера: "De modo et ratione concionandi" (1562) компилируются в одно целое идеи о проповеди Лютера и Меланхтона. Панкрацус ("Modus concionandi, monstrans verum et necessarium artis rhetoricae in ecclesia usum", 1571) , Л. Озиандер ("Tractatus de ratione concionandi", 1595) , Э. Гунний ("Methodus concionandi, praeceptis et exemplis evangeliorum comprehensa", 1608) являются горячими поборниками риторического или ораторско-художественного типа проповедничества. В продолжение всего XVII ст. Г. развивалась в Германии в том же исключительно формальном направлении, еще более, чем прежде, утрированном, с полным пренебрежением гомилетики фундаментальной и категориальной. Все внимание теоретиков гомилетов сосредоточено на разнообразных "методах" проповеди: Балдуин насчитывает их семь, Ребган - двадцать пять, Карпцов - до ста; Хемниц ("Methodus concionandi sive rhethorica ecclesiastica", 1658) рассуждает о трояком анализе текста - грамматическом, риторическом и логическом. Среди этого необузданного отыскивания "методов" светлыми явлениями в области Г. были: известный проповедник Арндт (умер в 1621) , автор книги "Об истинном христианстве", Иоанн Андреэ (умер в 1654) , Люткеман (умер в 1666) , Скриве (умер в 1693) , Г. Мюллер (умер в 1675) и Гергардт (умер в 1637) , который в замен разнообразных бесчисленных методов проповедывания предлагал таковых всего лишь два: cathecheticus объяснение катихизиса в ряде проповедей, и mysticus.

Совершенный переворот в западной Г. произведен Шпенером (умер в 1705) и пиэтизмом. Шпенер отрицает Г. риторическую и схоластическую. Кто живет в св. Писании, как у себя дома, тому не нужна никакая ars oratoria. Молитва - душа всей теологии, и благоговейное настроение плодотворнее для дела проповеди, чем научное образование. Хотя проповеднику прилично знать основания всех гуманитарных наук, но для того, чтобы иметь способность к проповеди, ему нужно быть личностью облагодатствованною и возрожденною. Каждая проповедь, соответственно своему специальному содержанию, должна иметь и свою индивидуальную форму; не материя проповеди должна быть располагаема по такому или иному методу, а метод избираем такой или иной сообразно характеру материи. Между последователями взглядов Шпенера, составившими свои системы гомилетики, некоторые не утратили значения даже в настоящее время; таковы: Ланге ("Oratoria sacra ab artis homileticae vanitate purgata" и "De concionum forma") ; Рамбах, ("Erlaueterung ueber die praecepta homiletica") , Рейнбек, который в своей Г. сделал существенную поправку к теории Шпенера, утверждая, что все истинное может быть доказываемо (принцип Лейбница) , почему и проповедь не должна ограничиваться выражением и возбуждением чувствований (как думал пиэтизм) , но должна иметь в ceбе и логическую доказательность. Проповедь должна действовать и на разум, почему должна разъяснять понятия и давать полные и точные определения предметов.

Новую эру в истории Г. отмечает сочинение Лоренца Мозгейма: "Anweisung еrbaulich zu predigen", изд. 1763 и 1771 г. В нем, по примеру первобытной Церкви, учение проповедническое строго отграничивается от учения научно теологического. Цель проповеди, по Мозгейму - назидание, состоящее в просвещении ума истиной и в воздействии на волю. Для воздействия на ум она должна содержать в себе рассуждение, для воздействия на волю приложение или увещание. Все правила относительно составления проповеди сводятся к двум: нужно основательно и правильно доказывать, и быть правильным и ясным в слововыражении. Философия может иметь место в проповеди, но не как самостоятельный, а как вспомогательный предмет. После Мозгейма в немецкой Г. появляется рационализм, который опять, как было в эпоху Возрождения, стремится изменить самую природу церковной проповеди. Шпальдинг (в соч. "Von der Nutzbarkeit der Predigeramts", 1772) прямо требует исключения из проповеди специально христианского содержания и замены его учением о способах достигать в жизни счастья. Штейнварт (1777) настаивает на изложении в проповеди учения евдемонизма; Вегшейдер (1787) старается сделать предметом проповеди с церковное кафедры принципы философии Канта; Теллер (1799) рекомендует исключительно теоретическое содержание проповеди, с устранением морализации. Из гомилетов этого рода особенно знаменит Рейнгардт, который в сочинении: "Theorie der Beredsamkeit" (1812) является отчасти сторонником Мозгейма, но главным образом умеренным рационалистом. По его учению философия может быть сама по себе самостоятельным предметом проповеди; главный же предмет последней житейская мудрость. Рационалистические крайности этой группы вызвали в германской Г. реакцию и крутой поворот от философского рационализма к конфессиональному (в протестантском смысле) христианству. Таков характер гомилетики Сикеля, "Halieutica oder Anweisung durch Predigten die Menschen fuer das Reich Gottes zu gewinnen" (1829) ; Штира, "Keriktik oder Homiletik" (1830) ; Гауппа, "Praktische Theologie; II, Homiletik" (1848) . Заслуживает внимания ряд Г., посвященных решению вопроса об отношении проповеди к ораторству вообще и Г. к риторике. Таковы Г. : Аммона ("Anleitung zur Kanzelberedsamkeit", 1799) , Шотта (1807) , Хюсселя (1822) и особенно Ницша ("Ad theologiam practicam felicius excolendam observationes", 1841) . Самое сильное влияние на протестантскую Г. в XIX столетии принадлежит Шлейермахеру. Взгляд его на существо проповеди, ее содержание и метод органически связан с его понятием о существе религии. Религия, по Шлейермахеру, не есть ни образ мышления и теоретического миросозерцания, ни сумма внешних правил для деятельности. Она внутри нас, в чувстве и ощущении бытия бесконечного. Лучший способ выражения религиозного чувства - живая речь; проповедь, поэтому, есть необходимая часть культа. Проповедь - не поучение; поучать можно лишь понятиям, а религиозность относится всецело к области чувствовательной, чувствование возникает в душе самобытно и свободно; проповедовать - значит выражать религиозное чувство перед слушателями, которые сами обладают этим чувством, чтобы привести им в ясность их собственное духовное состояние назидать и укреплять их в христианском убеждении. Шлейермахер требует искусства, художественности от внешней формы проповеди, - но искусства не риторического, а состоящего в органическом развитии целой речи или ее идеи и в изяществе языка, что зависит, с одной стороны, от силы религиозного убеждения, с другой - от литературно-научного образования. На началах Шлейермахеровой теории проповеди построен ряд Г., пользующихся большою известностью: Маргейнеке (1811, 1837) ; Теремипа, "Die Beredsamkeit - eine Tugend" (1814) ; Клейна, "Die Beredsamkeit des Geistlichen als eine Nachfolge Christi" (1818) ; Пальмера (1841) ; Густава Баура (1848) ; Швейцера (1848) ; Ф. Гарнака, "Geschichte und Theorie der Predigt und der Seelesorge" (1878) , и наконец Бассермана, "Handbuch der geistlichen Beredsamkeit" (1886) . Исчисленные гомилеты во многом, одни больше, другие меньше, отступают от учения Шлейермахера, но, вообще говоря, строят свои гомилетические теории на его началах.

Католическая литература по Г. очень скудна и большею частью имеет характер практических элементарных руководств для обучения проповедничеству. Кроме устаревших трактатов "о красноречии" Блера и Фенелона, известно сочинение кардинала Мори: "Essai sur l\'eloquence de la chaire" (несколько изданий, начиная с 1809 г.) ; Брандта, "Handbuch der geistlichen Beredsamkeit" (1836) ; Царбля, "Handbuch der Katholischen Homiletik" (1836) ; Финка, "Die Katholische Pastoral", (1850) ; Лютца, "Handbuch der Kathol. Kanzel beredsamkeit" (1851) ; Эрнести, "Anleitung zur geistlichen Beredsamkeit" (1882) . Единственная научная Г. у католиков - это сочинение Юнгмана: "Theorie der geistlichen Beredsamkeit" (1883) .

У нас в России Г., как теоретическое учение, долго не была известна: в древней Руси пастыри Церкви проповедовали вполне безыскусственно, руководясь единственно наставлениями и примерами, содержащимися в св. Писании и у отцов Церкви. Не ранее, как в XVII веке, явился в Киеве первый опыт Г. архимандрита Иоанникия Голятовского (умер в 1688) : "Наука албо способ сложенья казанья", составленная по образцу Г. западных, схоластического периода. Гораздо больше имела значения в истории русской Г. "Риторика" Феофана Прокоповича, читанная им в бытность профессором киевской академии, а особенно его же "Наставление проповеднику", содержащиеся в "Духовном Регламенте". В русских духовно-учебных заведениях в ХVIII в. Г. преподавалась по-латыни по схоластическим учебникам, причем она трактовалась, как церковная риторика и содержала в себе почти исключительно учение о видах проповеди по форме; о построении и изложении в ней. Таково пользовавшееся большою известностью сочинение архиеп. Анастасия Братановского: "Tractatus de concionum dispositionibus formandis" (1806) . На русском языке первое сочинение, относящееся к Г. "Правила высшего красноречия" М. М. Сперанского, читанные им в александро-невской главной семинарии в 1793 г. и изданные в 1844 году. В 1804 г. было издано "Руководство к церковному красноречию", перевод с латинского иepoмонаха I., которое и было учебником в духовных академиях и семинариях до 1820-х годов. Затем славился в 1820 - 1830 годах, как гомилет профессор церковного красноречия в киевской духовной академии А. И. Пушнов, курс Г. которого остается доселе в рукописи. Он отчасти по служил пособием для сочинения Я. К. Амфитеатрова: "Чтения по церковной словесности" (Киев, 1841 г.) - главного на русском яз. труда по Г. По истории христианской проповеди: обширный ряд монографий о проповедниках древней вселенской Церкви, профессора В. Ф. Певницкого, напечатанных в журнале: "Труды Невской духовной академии", и Н. И. Барсова, "История первобытн. христ. проповеди".

Н. Барсов.

Гоморра

- город древней Палестны, близ Мертвого моря; составлял, вместе с другими четырьмя городами (из них особенно известен Содом) , цветущий союз пятиградия. Плодородие почвы и выгодное торговое положение на главном тракте древних караванов способствовали обогащению жителей, которое, в свою очередь, привело к крайнему развитию порочности и разврата, нашедшего себе характерное выражение в термине содомщина или содомский грех. За это города были сожжены и истреблены небесным огнем (Быт. XIX, 24) . Страбон записал предание, по которому Мертвое море образовалось вследствие какой-то необычайной вулканической катастрофы, погубившей стоявшие в долине города. Новейшие исследования в некоторой степени уясняют эту катастрофу. Близ предполагаемого места ее еще и теперь можно видеть целые груды серы; по берегам бьет масса серных источников; со дна моря большими массами всплывает смола, которая просачивается в щели скал, перемешивается с песком на самом пл?се берега и даже встречается с примесью серы. В виду всего этого нет надобности даже предполагать действия подземных вулканических сил. Все указывает на воспламенение горючих веществ, которое могло произойти от молнии или от другой причины. А. Л.

Гомофония

(греч.) . - У греков Г. наз. совокупное пение в унисон или октаву. Позднее Г. стали считать прием музыкальных сочинений, при котором только один голос исполняет главную мелодию, а другие голоса гармонический аккомпанемент. Термин противоположный Г. - полифония (т. е. многоголосие) , при которой все голоса в музыкальном сочинении имеют равно самостоятельное мелодическое значение. В настоящее время к гомофоническим музыкальным формам относятся все те, в которых один из голосов имеет преобладающее значение, как то формы песни, рондо, сонатная и пр. К полифоническим относятся формы фигурованного хорала, имитации, канона, фуги и пр.

Гомруль

(англ. Home Rule) - термин, служащий для обозначения реформы, к которой стремятся сторонники политической самостоятельности Ирландии, и движения, которое связано с историей борьбы за эту реформу. Главною целью ее является создание особого ирландского парламента в Дублине и ответственных перед ним исполнительных органов, с правом самостоятельного управления внутренними делами (Home affairs) Ирландии, при чем лишь вопросы, имеющие интерес для всего королевства, должны оставаться в ведении британского парламента. Возникновение гомрулерского движения в современном его виде (аналогичные этому движению, с целью возвращения Ирландии ее политической самостоятельности, возникали и ранее; главным из них была так назыв. Repeal Agitation - движение с целью отмены унии между Ирландией и Англией, происходившие в 40-х годах текущего столетия под предводительством Даниеля О`Коннеля) приурочивается к митингу 65 представителей ирландского общества в Дублине, 19 мая 1870 г., где была принята резолюция, что "единственным средством врачевания всех бедствий Ирландии является учреждение особого ирландского парламента, с правом полного заведования домашними делами". Через несколько времени основана была, в видах достижения этой цели, "Ассоциация ирландского самоуправления" (The Home government Association of Irelana) . Обращаясь к содействию всех ирландцев, ассоциация заявляла, что она будет пользоваться "всеми законными средствами влияния на общественное мнение Великобритании и Ирландии" и стремиться к объединению ирландцев всех верований и классов в одно национальное движение в интересах осуществления великой национальной задачи". Во главе движения стоял Бутт. Первоначально на сторону гомруля стали лишь 10 из 103 ирландских депутатов; но после общих выборов 1874 г. число гомрулеров поднялось до 60, против 12 либералов и 31 консерватора. Несмотря на свою относительную численность, партия Г. оставалась, однако, без особенного влияния. Хотя в каждую сессию от лица ее вносилось предложение о даровании Ирландии отдельного парламента, вызывавшее более или менее оживленные прения, но это не производило особого впечатления ни на парламент, ни на Ирландию. Большинство ирландцев полагало, что конституционными приемами парламентской борьбы Ирландия никогда не добьется желательных реформ. Значение и влияние партии Г. начало возрастать с тех пор, как во главе ее стал Парнелль , начавший свою парламентскую деятельность с 1875 г., а после общих выборов 1880 года избранный руководителем партии Г., на место Шоу (Бутт умер в 1879 г.) . Выборы 1885 г. дали уже 85 гомрулеров; ирландское население стало считать парию Г. истинною носительницею национальных интересов. Поддержанию в стране широкого сочувствия и постоянного движения не мало способствовало то, что Парнелль и его партия признали необходимым политическую реформу Ирландии связать с борьбою за реформу земельную . Гомрулерам удалось, наконец, вызвать резкий поворот в отношении к ирландскому вопросу со стороны Гладстона и многих других представителей либеральной партии в Англии. 6 апреля 1886 г. Гладстон в ней билль о Г. для Ирландии, не имевший, однако, успеха . В последующие годы вопрос о Г. продолжал стоять в числе главных пунктов либеральной программы. Новое министерство Гладстона, образовавшееся в 1892 г., включило в свою программу билль о Г. В тронной речи, кот. была открыта сессия парламента, он был назван "биллем об улучшении системы управления Ирландии", составленным для того, "чтобы доставить удовлетворение ирландскому народу, необходимое облегчение парламенту и новое обеспечение могущества и единства империи". Главным предметом билля, внесенного в палату общин 14 (2) февр. 1893 г. является учреждение законодательного собрания для заведования делами Ирландии, без нарушения, однако, принципа верховенства британского парламента. Проектируемый ирландский парламент (Irish Legislature) составляется из двух палат - "законодательного совета" (Legislative Council) и "законодательного собрания" (Legislative Assembly) , Обе палаты представляют собою учреждения выборные. "законодательный совет"состоит из 48 членов, избираемых на 8 лет. Чтобы участвовать в выборах в законодательный совет, нужно обладать цензом свыше 20 фн. стерл. годовой доходности от имущества, находящегося в собственности или арендуемого; при такой системе число избирателей законодательного совета достигает приблизительно 170 тыс. "Законодательное собрание" состоит из 103 членов, избираемых на 5 лет по той же системе, которая существует для выборов в английскую палату общин. Дублинскому парламенту билль предоставляет "право издавать законы для спокойствия, порядка и хорошего управления Ирландией в отношении к делам, исключительно касающимся ее или какой-нибудь ее части". Ведению ирландского парламента не подлежат вопросы, касающиеся короны, регентства, наместнической власти (в Ирландии) , мира и войны, обороны, договоров и внешних отношений, званий и титулов, законодательства о государственной измене, внешней торговле и монетной системе. Если какой-нибудь билль принят законодательным собранием вторично и если между обоими решениями прошло два года или последовало распущение парламента, то в случае отклонения билля законодательным советом, обе палаты образуют одно соединенное собрание, которое и решает судьбу билля. Инициатива финансовых биллей принадлежит исключительно законодательному собранию. Очередные сессии дублинского парламента должны происходить ежегодно. Высшая исполнительная власть в Ирландии всецело делегируется от монарха к вицекоролю Ирландии . Чтобы освободить должность вице-короля от партийного характера, который она носила до сих пор, билль проектирует, чтобы назначение на эту должность производилось на 6 лет, с сохранением, однако, за короной права совершать, в случай надобности, перемены и до истечения этого срока. При ирландском тайном совете проектируется учредить "исполнительный комитет" (Executive Committee of the Prive Council) , который будет, так сказать, кабинетом вице-короля и с советами которого вице-король должен сообразоваться при пользовании своим правом veto. Ирландия сохраняет, однако, представительство и в общеимперском парламенте (это одно из наиболее существенных отличий билля 1893 г. от билля 1886 г.) . Число ирландских членов британского парламента определяется в 80, сообразно относительному положению Ирландии, по числу ее жителей, в соединенном королевстве. По отношению к их праву голосования в общем парламенте билль предлагает ряд ограничений, необходимость которых вытекает из учреждения особого ирландского парламента: ирландские депутаты не могут голосовать ни по какому биллю или предложению, действие которого прямо ограничено Великобританией, ни по какому налогу не взимаемому в Ирландии, ни по такому назначению денежных сумм, кроме определенных на имперские потребности, ни по какому предложению или резолюции, исключительно касающимся Великобритании или лиц, находящихся в ней. Эти ограничения касаются только права голосования, но не устраняют ирландских депутатов от участия в прениях по всем вопросам, обсуждаемым в палате общин. Внося этот билль в палату общин, Гладстон произнес длинную речь, в которой, между прочим, сказал, что "задача билля заключается в восстановлении доброго имени, чести Англии и ее политического гения, запятнанных старинным позором, и в укреплении, возвеличении и подъеме могущества, блеска, славы и единства империи". Под текстом билля к подписи Гладстона, как главного инициатора его, присоединены подписи Джона Морлея, Асквита и сэра Чарльза Росселя.

Важнейшие доводы, приводимые против и в пользу Г., следующие. Противники Г. указывают, что дарование его грозить целости государства. Эта уступка может быть истолкована в смысле признания Англией своей слабости и явиться первым шагом на пути к разложению государства; Г. легко может оказаться средством к достижению полного отделения Ирландия. Между тем Англия никогда не допустила бы этого отделения, и всякая попытка в этом направлении неизбежно вызвала бы кровопролитную борьбу. Существование в Ирландии самостоятельного управления, объединяющего всех недовольных, составит серьезную опасность для Англии, особенно в случае внешней войны. Не будучи настолько сильною, чтобы создать себе положение самостоятельного государства, Ирландия может отдать себя под протекторат Франции или Соединенных Штатов и этим вызвать новые осложнения, вследствие неизбежного протеста со стороны Англии. Противника Г. находят также, что по своей крайней впечатлительности и непредусмотрительности ирландцы вообще неспособны к политическому самоуправлению. Когда в Ирландии был свой парламент, он оказался неудовлетворительным; образ действий ирландского народа за последние десятилетия свидетельствует о том, что в нем нет достаточного уважения к личности, собственности и общественному порядку, т. е. главного условия к водворению хорошего управления. Неудача Г. будет приписываться Англии, и в результате, вместо удовлетворения и успокоения страны, в ней могут лишь усилиться стимулы в полному отделению. К тому же Великобритания не может отдать в жертву католическому большинству Ирландии протестантское меньшинство, бывшее всегда лояльным элементом населения. Протестантское население Ульстера несомненно оказало бы упорное сопротивление преобладанию дублинского парламента, и легко могло бы возникнуть междоусобие. Дарование Ирландии Г. не разрешит ирландского вопроса, который, по существу своему, представляется вопросом экономическим, а не политическим; если бы был разрешен земельный вопрос в Ирландии, то движение в пользу Г. вскоре заглохло бы. Наконец, дарование Г. Ирландии грозить вызвать аналогичные движения Шотландии и Валлиса. В пользу Г. приводятся следующие главные соображения. Каждая страна сама лучше всего справляется со своими домашними делами; контроль одной страны над внутренними делами другой особенно нежелателен и вреден тогда, когда эти страны, как Ирландия и Англия, резко отличаются одна от другой по племенному составу, религии и национальному характеру. Уния Англии и Ирландии в течение почти столетия доказала свою несостоятельность; она не только не привела в сближению их, но, напротив, была источником крайне враждебных между ними отношений. Существуя лишь на бумаге, она может поддерживаться только при помощи постоянных принудительных и исключительных мер. Эти меры, отменяющие конституционные гарантии свободы личности, слова, печати и т. п" только по-видимому направляются лишь против преступных людей, а на самом деле касаются всего народа и в особенности его политических руководителей. Исключительные меры, порождая недовольство и протест, вызывают необходимость в еще более исключительных мерах. Дарование Ирландии полного политического самоуправления в сфере ирландских интересов является единственным возможным средством к умиротворению Ирландии и к установлению хороших отношений между нею и Великобританией. Нельзя утверждать, что ирландский народ не способен к самоуправлению, до сих пор, пока не сделан опыт. Несмотря на неудовлетворительную организацию избирательной системы, старый ирландский парламент был во многих отношениях благодетельным учреждением, а будущий парламент, созданный на более здравых основаниях, окажется еще более удовлетворительным. Антагонизм между католическим большинством и протестантским меньшинством проистекает из ненормального положения современной Ирландии и должен исчезнуть с установлением нормальных условий жизни и управления. Доказательством того, что религиозная исключительность не играет в ирландском вопросе роли преобладающего фактора, служит тот факт, что еще с XVIII в. предводителями ирландской партии, за исключением О\'Коннеля, были протестанты. При сохранении за английской короной права veto всегда будет возможно предупредить принятие ирландским парламентом несправедливых или опасных для Англии законов. При общности многих политических и промышленных интересов Ирландии и Англии нет основания опасаться стремлений к сепаратизму, тем более, что при даровании Ирландии Г. имеется в виду принять меры к обеспечению целости английского государства. Законодательная самостоятельность Ирландии не может вызывать опасений на случай военных осложнений, тогда как при теперешней враждебности Ирландия, в случае войны, легко может допустить высадку неприятелей и облегчить им наступательные действия против Англии. Что касается земельного вопроса, то решение его станет возможным лишь тогда, когда оно перейдет в руки представителей различных классов ирландского народа. Опыт Англии с колониями, и особенно с Канадою, показывает, что дарование политического самоуправления - лучшее средство к установлению мирных и дружественных отношений. С точки зрения международн. положения Англии, дарование Ирландии Г. не только не уронит престижа Англии, а, наоборот, поднимет его, удалив главный источник внутренних затруднений Англии. - См. Bryce, "Handbook of Home Rule" (2 изд., Л., 1887) ; Baden Powell, "The Truth about Home Rule" (2 изд., Л., 1887) ; A. V. Dicey, "England\'s Case against Home Rule" (Л., 1886) ; Sydney Buxton, "A, Handbook to political Questions of the Day" (8 изд., Лонд., 1892) . В. Дерюжинский.

Гонг

или там-там - ударный инструмент восточного происхождения, сделанный из металлического сплава и имеющий вид обыкновенных бубен, т. е. усеч?нного цилиндра. Г. привешивается к перекладине и затем ударяется палочкою, сходною с палочкою турецкого барабана. При ударе получается сильный, густой звук, немного напоминающий звук большого колокола; звук этот постепенно замирает, потом снова постепенно усиливается, снова замирает и т. д. Это оригинальное явление повторяется несколько раз.

М. П.

Гондола

- венецианская лодка особой формы; гондольер - гребец на Г., сообщающий ей движение одним веслом.

Гонзага

(Gronzaga) - древний итальянский княжеский род, ведущий свое проихождение от импер. Лотаря. Могуществу этой фамилии положил начало Луиджи Г., овладевший в 1328 г., после долгой борьбы с фамилией Буонакольси, властью в Мантуе. Его потомки владели Мантуей до XVIII ст., получив в 1433 г. титул маркграфов, а в 1530 г. - герцогское достоинство. Первым герцогом мантуанским был Фредерик II, получивший в 1536 г. и маркграфство Монферратское. Со смертью герцога Винченцо, в 1627 г., угасла старшая линия Г. и между представителями боковых линии герцогами Неверским и Гвастальским, вспыхнула война за Мантуанское наследство, в которой приняли участие Франция, Италия, Австрия, Венеция. По Регенсбургскому договору 1630 г. Мантуя досталась Карлу I Неверскому. Его правнук Карл IV, впустивший в Мантую франц. гарнизон и ставший в войне за испанское наследство на сторону Франции, был лишен Австрией своих владений (1708) . Из боковых линии этой фамилии ныне существует еще в Мантуе фам. Весковеди, возведенная в 1593 году в звание имперских князей. Ср. Litta, "Famiglie celebri italiane" (1819) .

Гонг-Конг

(Hong-Kong) - небольшой о-в у вост. берега Китая, уступленный Англии в 1842 г. по Нанкинскому трактату, и с того времени ставший англ. колонией. В несколько лет он совершенно преобразился; развилось громадное торговое движение, сосредоточенное в гл. г. Виктории (на сев. берегу) и в его гавани. Здесь находится складочный пункт для трг. Европы с дальним Востоком; город соединен пароходными линиями с важнейшими гаванями Европы и со всеми гаванями Китая, Японии, Филиппинских о-вов и Кохинхины, открытыми для европейской трг. У всех европейских банков, имеющих дела с дальним Востоком, есть в Г.-Конге главные конторы и запасы серебра: Здесь же большие склады опиума и европейских мнф. товаров, отправляемых в порты Китая и Японии, частью через таможни, частью контрабандным путем. Главные трг. фирмы английские. Со времени открытия Суэзского канала появилось множество новых фирм, особенно нем., довольствующихся меньшими барышами, чем англичане. Трг. опиумом перешла в руки бомбейских парсов (гвебров) , а затем и китайцы стали все более и более забирать трг. в свои руки; так, напр., трг. с Кохинхиной совсем перешла к ним. Масса населения состоит из них же. Набережные и соседние улицы заняты казенными зданиями, банками и купеческими конторами; здесь днем кипит жизнь, а ночью совершенно тихо, так как европейцы живут не здесь, а в роскошных дачах, расположенных по склону горы, занимающей внутреннюю часть о-ва. На вершину горы, называемой пиком Виктории, построена проволочная жел. дор. Там находится метеорологическая станция, а внизу - астрономическая и метеорологическая обсерватория. Г.-Конг коронная колония, т. е. без законодательного собрания. Пространство - 83 кв. км., население около 220 тыс., в том числе 158 тыс. мужчин. Белых около 9 тыс., китайцев около 211 тыс. (1890) . В 1880 г. в Г.-Конге было только 160 тыс. жит. Родится 8 на тыс. жит., умирает 23 на тыс. Население пополняется приливом китайцев с материка. Доходы (1890) - 1995 тыс. фн. стерл. Точный размер внешней трг. неизвестен, за отсутствием таможни. Считают ввоз в 4 мил., вывоз в 2 мил. фн. стерл. В 1890 г. пришло 4114 европ. и амер. кораблей, с грузом в 4894 тыс. тонн, и 23512 китайских джонок, с грузом в 1795 тыс. тонн. 112 школ, подчиненных надзору правительства, с 7170 учениками. А. В.

Гонкуры

(братья Goncourt: Эдмон род. в 1822 г. в Нанси; Жюль род. в 1830 г. в Париже, умер в 1870 г.) - известные французские писатели. Неразлучные с детства, преданные всегда одним и тем же занятиям, имевшие во всем и во всему одинаковые вкусы и наклонности, они представляют единственный в своем роде пример идеального литературного сотрудничества. В их произведениях исчезает индивидуальность каждого из авторов, но зато дружная работа двух крупных, одинаково настроенных, талантов придает всему, что ими написано, интенсивность замысла и яркость стиля, доступную немногим из современных писателей-художников. Природные артистические наклонности, побудили Г. заняться сначала живописью. В смысле творчества они не достигли многого на этом поприще, но все-таки долголетние занятия технической стороной искусства и постоянное изучение его произведений наложили отпечаток на всю их дальнейшую деятельность. Обладая материальным достатком, Г. сделались страстными собирателями художественных произведений и редкостей, превратили свой дом в музей и внесли во французскую литературу то, что Бурже называет "le gout du bibelot". Живя постоянно среди художественных реликвий умерших эпох, Г. воспитали в себе особую остроту зрения, умение понять до мельчайших подробностей внутренний мир отдельного человека или целого общества известной эпохи по внешним знакам их жизни. С этой подготовкой Г. дебютировали в литературе этюдами бытовой и художественной жизни XVIII в. Таковы их "Portraits intimes du XVIII s. " (1856 - 58) , "Histoire de Marie Antoinette" (1858) , "Les Mattresses de Louis XV" (1860) , "La femme au XVIII s. " (1862) , "L\'art du XVIII s. " и др. В названных этюдах Г., прежде всего, тонкие знатоки искусства, не выводящие философских заключений из живописи Ватто и Буше, а обсуждающие их с технической точки зрения рисунка, красок, тона и т. Из массы накопленных ими мелких обособленных фактов они с изумительным искусством воссоздают живую картину жизни XVIIIст., с ее небрежной грацией и таящимся в глубине холодным скептицизмом. В этих исторических книгах Г. выражается уже вся сущность литературного дарования Г. : они - художники

бытописатели, тонко схватывающие и артистически передающие внешнюю сторону жизни, привычки и вкусы людей, все капризные оттенки этих вкусов, но не вносящие ничего нового в объяснение движений человеческой души.

От исторических сочинений, изобилующих живописными деталями и написанных нервным языком, переход к писанию романов совершился сам собой. Роман, по определению Эдм. Г., есть "история, как она могла бы быть". Произведения Г. - точное применение этого определения на практике. Они опять собирают горы "petits papiers", факты, рисующие душевную жизнь современного человека; ставят себе целью изображение истины во всей ее наготе, неприглядности и беспощадности; изучают жизнь, до своему собственному выражению, "sur ie vrai, le vif, ie saignant"; проводят недели и месяцы в госпиталях, рабочих домах, и создают, наконец, целый ряд романов, в которых воображение авторов играет наименьшую роль, а все дело - в точном анализе результатов наблюдения. Понимая роман как воспроизведение скорее нравов, чем страстей современного общества, Г. не делают героями своих романов людей исключительных, создающих себе условия жизни собственной энергией, а напротив, изображают чаще всего пассивные натуры, без резко выраженной индивидуальности - натуры, поддающиеся влияниям среды и не умеющие оказать им достаточного сопротивления. В этом отношении Г. пошли даже слишком далеко: сюжетом их романов являются чаще всего болезни воли, патологические состояния человеческой души. Самым характерным для таланта и манеры Г. романом является "Charles Demailly" (напечатанный впервые в 1861 г., под заглавием "Les hommes de lettres") , в котором авторы воплотили свою собственную психологию болезненно впечатлительных, пессимистически настроенных художников нашего времени. Их герой - жертва бескорыстной, возвышенной любви к пошлой актрисе, которая превращает его в игрушку своих бессмысленных капризов. В этом романе сказывается инстинктивный ужас Г. перед женщиной и ее властью, их взгляд на женитьбу, как на могилу артистической деятельности, их убеждение, что художник должен жить один, всецело отдавшись своим замыслам и артистическим ощущениям. Та же мысль лежит в основании другого романа Г., из жизни художников: "Manette Salomon" (1867) . В этом романе Г. развивают любопытные и смелые артистические теории и рисуют, с свойственным им обилием характерных деталей, жизнь французских художников.

Лучшими из романов Г. считаются два этюда женской психологии или, вернее, патологии: это "Germinie Lacerteux" (1865) - тип несчастной, истеричной женщины, с больной волей, страстным темпераментом и слабой головой, и "Renee Mauperin" (1864) , где изображена молодая девушка, нервная, оригинальная, с несколько мальчишескими замашками, но вместе с тем артистическая и нежная, вносящая во все свои поступки непосредственность чистой души. "Soeur Philomene" (1861) и "Madame Gervaisais" (1869) заканчивают галерею созданных Гонкурами типов и портретов из современной жизни. Все эти типы имеют много общего между собой и представляют как бы членов одной и той же семьи, следующих непосредственному импульсу сердца или темперамента. Значение Г. в литературе заключается в том, что, проникнутые насквозь жизнью века, связанные всеми фибрами своего существа со своим временем и обществом, они внесли эту "modernite" в свои произведения, сделались историографами своего поколения и стали во главе целой школы романистов натуралистического направления (Золя, Мопассан, Гюисманс и др.) , с характеризующим ее фатализмом и анализом мельчайших подробностей человеческого существования. Большую роль в созданной Г. новой формуле романа играет их язык, в который они внесли особую виртуозность и живописность. Постоянная погоня за точным определением ("ie mot qui peint") придает иногда вычурность и искусственность прозе Г.; но там, где они не впадают в крайность, артистическая отделка их языка создает поразительные эффекты.

После смерти Жюля Г. (он ум. 40 лет от нервного переутомления) ,. старший брат продолжал писать романы, и издал "La fille Elisa", "Les freres Zemganno", "La fan stin", "Cherie", во многом схожие с общим типом гонкуровских романов, но во многом от него и отличающиеся. Вычурность языка и претенциозная оригинальность, граничащая с оригинальничанием, доходят здесь, местами, до крайних пределов, заставляя думать, что в стремлении братьев к новизне замысла и формы младший являлся элементом сдерживающим и умеряющим. Нет в романах Эдмона Гонкура и того глубокого чувства, которым проникнуты многие страницы в романах обоих братьев. В 1888 г. он начал печатать любопытные литературные мемуары; "Journ. des G.", где рассказывается жизнь братьев с 50-х до 70-х гг. Дневник этот - в высшей степени ценный вклад в историю интимной жизни второй полов. XIX в.; но бесцеремонность, с которой предается гласности содержание дружеских бесед, возбудило против Эдмона Г. общее негодование. Ср. этюды Бурже в "Essais de Psychologie contemporaine" и Леметра в "Contem porains"; Зола, "Парижские письма".

З. В.

Гонорея

(Gonorrhoea) - воспаление слизистой оболочки мочеиспускательного канала, вызываемое особыми низшими организмами, "гонококками". Гнойное отделение воспаленной слизистой оболочки, содержащее гонококки, перенесенное на здоровую другую слизистую ткань, немедленно вызывает ее заболевание. Так довольно часто поражаются глаза (conjunctivitis etc. blennorrhoica) у новорожденных . Гонококки впервые описаны Нейсером, а Бокхард культивировал их искусственно. Они круглой формы, диаметр - менее 0, 001 мм., наичаще располагаются парно (диплококки) или кучками. Заболевание проявляется после 1 - 8 суток от заражения; протекает или остро, или хронически. Острая Г., характеризующаяся выделением сначала слизи, а потом гноя, ощущением щекотания, жжения и боли в канале, частыми позывами к мочеиспусканию очень болезненному; при благополучном течении, проходит в 1 - 11/2 месяца, или же Г. становится хронической. Заразное начало из мочеиспускательного канала проникает к придатку яичка и вызывает его воспаление (Epididymitis acata) , выражающееся его увеличением, чрезвычайною болезненностью, общим лихорадочным состоянием; воспаление это через 3 - 4 недели может пройти благополучно, или обратиться в хроническое, или окончиться омертвением придатка. Семянной канатик также иногда воспаляется. Болезнь переходит иногда на мочевой пузырь, распространяется дальше на мочеточники и вызывает заболевание самих почек. Воспаление слизистой оболочки способно распространяться и в глубину тканей. Лимфатические железы и сосуды при Г. также поражаются, припухают. Наружные покровы воспаляются, отекают; иногда наступает даже омертвение крайней плоти. Хотя Г. болезнь чисто местная, но она сильно отражается на общем состоянии организма; нервная система расстраивается, развивается особое угнетенное состояние духа. Особо важное осложнение Г. - это поражение суставов, выражающееся их опуханием, вследствие выпота жидкости в суставные сумки, болезненностью, и медленно протекающее. В суставной жидкости находили гонококков. При таком специфическом поражении суставов наблюдается, как и при остром сочленовном ревматизме: заболевания сердечной сумки и внутрисердия, мозговых оболочек и т. д. Острая Г. у женщин имеет то же течение, что и у мужчин. Симптомы и течете болезни те же. От раздражения гноем наружных покровов развивается поражение кожи (eczema) ; Бартолиновы железы нагнаиваются; заболевания мочевого пузыря, внутренней оболочки и покровов матки (пара и периметриты) и т. п. представляются тяжелыми осложнениями Г. Указывают, что Г. является очень часто причиною бесплодия. Хроническая Г. является почти всегда последствием запущенной острой формы. Слизистая оболочка канала утолщена, воспалена; в некоторых местах покрыта грануляциями или язвами, которые, заживая, покрываются рубцами. Образовавшееся местное сужение канала, в свою очередь, поддерживает хроническое воспаление слизистой оболочки, кот. выражается в слизисто-гнойном отделении в виде одной или нескольких капель. Лечение острой формы: обрывающее болезнь, в виде применения прижигающих средств, раствора азотно-кислого серебра и т. д., и медленное, - помощью вяжущих и дезинфицирующих впрыскиваний. Внутрь употребляются разные бальзамические средства (копайский и некоторые другие бальзамы, скипидар, настойка сандального дерева и другие) . При лечении требуется возможный покой, строгая диета. При хронической форме употребляются по преимуществу вяжущие, тонические средства и хирургические приемы при разрушении структур. А. Л - ий.

Гончие собаки,

по породам, разделяются на восточных, западных и брудастых. Общие признаки гончих восточных пород заключаются в следующем: нос - плоский, волчий; череп с гребнем на затылке; лоб пологий; уши всегда углом, короткие и высоко поставленные; грудь не широка, но выпукла; ноги толстокостые и с развитою лапою; шпор (прибылых пальцев) не бывает; гон (хвост) короткий, изогнутый кверху, псовина (шерсть) на морде и на ногах короткая, на спине и боках длинные, с густым подшерстком, на шее же часто образует гриву, как у волка; масть преимущественно волчья; подпалины (пятна) бывают только желтые, различных оттенков, постепенно сливающиеся с главною мастью; конец хвоста всегда белый. К описанной группе принадлежат: костромские Г., ростом до 14 врш., отличающиеся необыкновенно сильным чутьем, красивым голосом и вязкостью, старинные русские Г., ростом до 16 вершков, замечательные выносливостью и неприхотливостью, но также грубостью и отчаянною злостью; русские пешие Г., ростом около 10 - 12 врш., менее резвые, но очень смелые и злобные к зверю; англо-русские Г., наиболее распространенные, происшедшие от скрещивания русских Г. с фоксгоундами, и арлекины, отличающиеся светло-серою мастью с мелкими черными пятнами и синевато-белыми глазами, замечательные голосом, злобностью и азартностью. Западные Г. имеют выпуклый лоб, толстую тупорылую морду, круглые, тонкие и длинные уши, псовину короткую, без подшерстка, в длинный тонкий хвост; встречающиеся подпалины бывают резко очерчены от остальной масти. Древнейшая порода западных Г - французские Г. св. Губерта, сохранившиеся в чистом виде в одной Англии (bloodhound) , где они служат комнатными собаками. Масть Г. св. Губерта бывает как черная с рыжими подпалинами, так и белая, с желтыми пежинами (королевские Г., les blancs du roi) ; рост их достигает 18 врш. От черной разновидности этой породы произошли Г. нормандские артезианские и гасконские, от белой разновидности - Г. сентонжские, пуатевенские и вандейские, от различных помесей тех и других образовались Г. фарфоровые (небольшого роста) , арьежские и овернские. К типу Г. св. Губерта очень подходят польские тяжелые Г., отличающиеся большим ростом, массивною головою, с надутыми кровью глазами и веками и короткою лоснящеюся шерстью черной или черно-пегой масти в подпалинах ярко или темно красного цвета. Эти Г. очень красивы, чутьисты, обладают хорошими голосами, но очень пеши (медленны) и мало выносливы: в последних двух отношениях их значительно превосходят польские паратые (резвые) Г., среднего роста, блестяще-черного цвета, в ярко-красных подпалинах. От скрещивания польских Г. с восточными Г. произошли польские огары, огромного роста, и курляндские Г, массивные собаки, небольшого роста. Кроме них, в Литве разводится польская маленькая или заячья Г., складом и отчасти цветом похожая на лисицу. Английские паратые Г., известные также. под названием лисогонов или фоксгоундов (Foxhound) , небольшого роста собаки, разделяются на несколько отдельных пород. Все они употребляются только в стаях и особенно годны для быстрого сганивания (ловли) зверя. Из мелких пород лисогонов наиболее известны харрьеры и бигли . Много общего с лисогонами имеют оленьи Г. (Sladbound) , ростом до 16 врш. К западным же Г. должны быть причислены немецкие ищейки (Schweisshund) , употребляемые для выслеживания раненого зверя. Брудастые Г. произошли от весьма давних скрещиваний овчарок с различными Г. в отличаются круглым черепом с сильно развитым затылочным гребнем, короткой мордою и круглыми ушами; все они более или менее пешие, но злобные, настойчивые в преследовании и обладают жалобными голосами. Во Фрации известны следующие породы брудастых Г. (гриффонов) : серые гриффоны св. Людовика, рыжие бретонские, вандейские, бресские и нивернейские, собаки эти среднего роста, имеют жесткую шерсть, торчащие брови и усы и длинные уши. Русские брудастые Г. встречаются ныне очень редко роста крупного (до 17 врш.) , масти обыкновенно серой, характера свирепого, упрямого и сварливого; обладают хорошим чутьем, неутомимостью и "мертвою" злобою к зверю. В Англии из брудастых Г. особенною известностью пользуются выдровые собаки (Otterhound) , употребляемые специально для охоты на выдру; они большого роста и настолько выносливы, что могут плавать без вреда для здоровья даже при появлении льда.

Охотничье назначение Г. состоит в том, чтобы, найдя чутьем след четвероногой дичи, гнаться с лаем по этому следу и преследовать дичь или до полного изнеможения ее или же до выставления (нагона) ее на охотника. Свойства хороших Г. заключаются в вязкости (продолжительном преследовании) , верности (лае только по преследуемой дичи) , полазистости (умение разыскать дичь) , нестомчивости (неутомимости во время продолжительного преследования) , хороших голосах (сильном, чистом и звонком лае) , хорошем чутье, стайности (способности гонять стаею, не отделяясь друг от друга) , нозывистости (послушании к вызову) и вежливости (повиновении охотнику, а также равнодушии к домашнему скоту) . Приучение Г. к тону (преследованию) называется наездкою, наганиванием или нахаживанием и производится, обыкновенно, весною и, затем, в августе, перед началом охоты; раньше еще Г. приучают к смычку, т. е. к смыканию их попарно короткою цепью за ошейники, к рогу, служащему для вызова их и к виду домашнего скота, чтобы они на него не бросались. Г. употребляются для охоты псовой, парфорсной и ружейной. Ружейная охота заключается в том, что Г. заводят в остров (лесное отъемистое место, где водится дичь) , размыкают их (снимают смычки) , и они, напав на след дичи, с лаем гонять е?; охотники же размещаются на заранее определенных лазах - местах, удобных для прохождения зверя, или же, руководствуясь лаем, "перенимают" его на пути и затем стреляют в него. С Г. охотятся на зайцев, лисиц, волков, оленей, диких коз, кабанов, иногда же на лосей и даже медведей. Ружейная охота с Г. распространилась у вас из Польши и получила особенное развитие после уничтожения крепостного права, повлиявшего на уменьшение псовых охот. Содержание Г. в польских губерниях обложено пошлиною по 6 руб. в год за каждую. Ср. Н. Кишенский "Записки охотника Тверской губ. о ружейной охоте с Г. " ("Природа и Охота", 1879 - 80) ; "Описапие типичных признаков охотничьих собак" (СПб., 1888) ; А. Дубинский, "Ружейная охота с Г." ("Охотничья Газета", 1890) ; Е. Артынов, "Собачий хор" (там же, 1891) .

Гор

- древнеегипетское божество, сын Изиды, рожденный ею, по большинству сказаний, без участия Озириса, после его смерти, и усыновленный им. Представление об этом боге пережило три фазиса. Сначала он - дитя, воспитанное Изидой и Нефтидой, в потаенном месте болоте Буто. Затем он является "мстителем за отца", когда, не предупредив Изиду, покинул свое убежище и начал жестокую и продолжительную борьбу с Сетом, которого сделал бессильным, сам лишившись при этом глаза. Побежденному Сету была оставлена жизнь и свобода; боги, примирившись, очистились и уврачевались от повреждений. Себя признал Г. наследником Озириса, а Сету тоже дал часть во владычестве . Теперь представление о Г. вступает в третий фазис: ему принадлежит всемирная власть, он "Гор богов-, "великий Гор" (Горур) . Царствование его продолжалось 300 л.; ему наследовал Тот, т. е. мудрость, затем Маат - справедливость, наконец "шесу Гор" служители Г., жрецы. Почитание Г. в различных местностях Египта соответствовало тому, какой фазис его мифа выдвигался на первый план. В Дендерах, Эдфу в др. он носил специальное название "соединителя обеих земель" (сам-тауи) ; в Панополе и Конте его представляли в фаллическом виде, отождествляя с Хемом. Здесь он являлся, между прочим, защитником Египта от восточных варваров; вообще он был национальным богом-покровителем, в противоположность Сету - покровителю пустыни и азиатов. Особенная форма Гора - Гармахис . На счет значения мифа существует несколько мнений. Большинство ученых (Бругш, Эд. Мейер, Масперо, Ланцоне и др.) считают Г. богом солнца, возродившегося на другой день после заката, и в борьбе с Сетом видят борьбу света с тьмой. Видеманн различает двух одноименных богов: Гора, сына Озириса и Изиды, и Гора, бога солнца, Гора-ура, который еще в доисторическое время был отождествлен с первым. По мнению Strauss и Torney ("Entstehung and Geschichte d. altaegypt. Gotterglaubens") , Г. олицетворял собой небесную лазурь, свет, и культ его явился следующим образом: по смерти Озириса, г. е. после победы противников его культа, приверженцы его продолжали тайно служить ему; любовь к гонимому богу была Изидой, в которую он заронил семя - надежду на лучшие времена. Дело шло о борьбе с богом, а ее мог начать только другой бог, который должен был быть возродившимся Озирисом, его сыном. Г. явился богом будущего, предметом надежд, обетования; это был первый период представления о нем, чему соответствуют и его имена: "дитя", "мальчик" и т. д. Учение о нем держалось в тайне; отсюда сказание о его тайном воспитании, Окрепши, его приверженцы, без ведома своих более осторожных вождей, вступили в борьбу с поклонниками Сета и, победив их, не истребили, так как партия противников была еще сильна и, главное, ей удалось завладеть "глазом Гора", т. е. вождями его последователей. После победы произошло примирение; побежденным поручено охранять северные границы; отсюда представление о Сете, получившем в удел Нижний Египет. Сет остался страшным богом силы, Г. - праведным и милостивым. Уже в титулах древних царей оба бога стоят рядом, примиренными, и оба оказывают покойным царям помощь в преисподней. Г. был третьей и конечной формой проявления божественной силы; он истребил в мире все богопротивное и явился богом по преимуществу духовным, чему соответствует и символ его - парящий кобчик. Сказанем о Горе заключается цикл древнейших мифов. В позднейшие времена иероглиф Г. - кобчик - употреблялся, как идеограмма слова "бог". Г. изображался в виде кобчика или с головой кобчика или ястреба, с различными коронами, со скипетром и знаком жизни в руках. Встречаются изображения в форме сфинкса с головой кобчика; есть изображение о 7 головах различных животных (Неаполь, Museo Norion) , а также масса изображений различных эпизодов борьбы с Сетом. Греки сопоставляли Г. с Аполлоном, видя в нем бога света; культ его перешел за пределы Египта, но большого распространения не получил. Место Г. в Александрийской триаде занял Гарпократ, культ которого проник в на запад, особенно в Рим; в мистериях он являлся олицетворением воскресения. Б. Тураев.

Горбуша

(Oncorhynchus [Salmo] proteus Pall.) - рыба из семейства лососевых, достигает до 60 стм. длины; живет в сев. части Великого океана, откуда заходит в реки, впадающие в Берингово море, Охотское море и Татарский пролив (Сахалин) . Г. - местное русское название. Ср. Никольский, "Остров Сахалин и его фауна" (приложение к LX тому "Записок Имп. Ад. Наук", СПб., 1889) .

Горгоны

- в греческой мифологии чудовища женского рода. Гомер в Илиаде говорит, что голова Г. находится на эгиде Зевса, а в Одиссее Г. страшилище подземного царства. Как у Гомера, так и у Еврипида, по рассказу которого Г. рождена землей и убита Афиной, речь идет об одной Горгоне; между тем у Гесиода их три, живущие на западе, за океаном. Позднейшие писатели относят их в Ливию (Геродот и др.) . Они представляются в виде крылатых существ, с несоразмерно большой головой, высунутым языком. оскаленными зубами и часто со змеями на голове или туловище. Из них Медуза, которую по преимуществу называют Горгоной, была самая ужасная. Она одна была смертна, отчего Персей и мог отрубить ей голову. Из ее крови, оплодотворенной Посейдоном (раньше смертоносного удара Персея) , произошел крылатый конь Пегас. Голова Медузы окаменяла всех, кто на нее глядел или до нее дотрагивался. Искусство долгое время изображало ее в отвратительном виде, но позднее, после Пиндара, у которого она представлена красивой, стали изображать ее прекрасной, хотя и внушающей ужас, обыкновенно - с крыльями над висками и змеями в волосах. Внешне ужасное заменилось ужасным выражением красивого лица.

Гордеев

(Федор Гордеевич) - скульптор, один из первых питомцев Императорской академии художеств (1744 - 1810) . Он учился в академии с 1759 по 1767 г., а затем, будучи отправлен за границу, в качестве понтонера академии, совершенствовался в искусстве в Париже, под руководством Лемуана, и в Риме - чрез изучение антиков. По возвращении своем в Петербург, вылепил группу "Прометей", за которую, в 1769 г., был признан назначенным в академики и определен состоять при академии. В 1776 г., за барельеф: "Меркурий отдает Бахуса нимфам", получил звание академика, в следующем году был сделан адъюнктпрофессором, в 1780 г. стал заседать в академическом совете, в 1782 г. возведен в звание профессора, в 1794 г. получил должность адъюнкт-ректора академии по разряду скульптуры и, наконец, с 1802 г. по конец своей жизни, был ректором. Из его произведений особенного внимания заслуживают памятник кн. А. М. Голицыну в Александро-Невской лавре и барельефы на фасаде Казанского собора в СПб: "Благовещение", "Бегство в Египет", "Покров пресв. Богородицы" и "Рождество Христово". А. С-в.

Горени

(фр. и англ. combustion, нем. Verbrennung; хим.) . Принято называть Г. такие случаи взаимодействия с кислородом воздуха каких бы то ни было тел, которые сопровождаются значительным выделением тепла, а иногда и света. В более общем смысле можно считать Г. всякую химическую реакцию, протекающую с теми же наружными явлениями и представляющую или прямое соединение реагирующих тел (каковы, напр., Г. сюрьмы в атмосфере хлора: 2Sb + ЗСl2 = 2SbCI3 меди - в парах серы: Сu + S = CuS, окиси бария и натрия - в атмосфере углекислоты: ВаО + СО2 = ВаСО3 и Na2O + СO2 = Na2CO3) , или случаи вытеснения, каковы; напр., Г. ленты магния в атмосфере углекислоты: 2Mg + CO2 = 2MgO + С, аммиака - в атмосфере хлора: 2NH2 + 3Cl2 = N2 + 6НСl, или же, наконец, еще более сложны случаи, когда одновременно протекают и реакция соединения и вытеснения. каковы, напр. все случаи Г. в воздухе органических соединений (главными продуктами являются углекислота и вода, как будто углерод и водород их сгорали отдельно) и явления, сопровождающие дыхание . Подобно остальным химическим реакциям, Г. возможно только при некоторых вполне определенных условиях, каковы: известные пределы температуры и парциального давления реагирующих тел, сообщение им некоторого запаса электрической энергии и, наконец, каталитическое влияние присутствия третьих тел. Следующие примеры наглядно поясняют сказанное. Сера в обыкновенных условиях загорается на воздухе только около +285?Ц.; магний горит (на воздухе же) , если он взят в виде лент или проволоки, когда необходимая для Г. высокая температура успевает передаться от горящих частиц к окружающим; но стоит только облегчить потерю тепла (благодаря теплопроводности) и взять большой кусок магния, чтобы он потерял способность гореть при прежних условиях; антрацит тухнет, если зажечь отдельный кусок его, и т. д. Фосфористый водород РН3 взрывает с воздухом, при обыкновенном давлении, только при 116?Ц.; эта температура повышается до + 118?Ц, если смесь сжатием довести до 1/15 ч. начального объема; но если уменьшить давление, под которым находится смесь РН3 с воздухом, то наблюдается взрыв уже при + 20?Ц. (Г. де-Лабилардьер) ; взаимодействия (с выделением аморфного фосфора) можно достигнуть и прямо, если на 130 объем. РН3 взять 8 объемов, кислорода (Вантгофф) ; необходимость известных пределов давления, при которых возможно окисление (при обыкновенной температуре) , констатирована также для фосфора Миллером и Гуннингом, для серы и мышьяка - Жубером. В конце прошлого столетия лорд Кавендиш наблюдал, что если через смесь влажных азота и кислорода (атмосферный воздух) пропускать искры, получающиеся при разряде Лейденской банки, то образуется некоторое количество окислов азота; в недавнее время Крукс показал, что можно даже получить пламя горящего в кислороде азота (горящего воздуха) , а именно оно появляется между полюсами вторичной цепи, если через первичную цепь большой Румкорфовой спирали пропускать переменный ток (130 колебаний в минуту) в 65 вольт и 15 ампер; пламя это можно задуть и снова зажечь спичкой; причина же, почему пламя разожженного азота не распространяется по всей атмосфере, заключается в том, что температура воспламенения азота лежит выше температуры, получаемой при Г., так что пламя недостаточно горячо, чтобы поджечь окружающие частицы воздуха, хотя тонкая платиновая проволока в нем легко плавится. Наконец необходимость присутствия влажности для того, чтобы было возможно Г. окиси углерода (Диксон) , уже упомянута при газовых взрывах; очень просто это явление демонстрируется следующим опытом: окись углерода пропускают через горизонтальную трубку, наполненную бусами, смоченными крепкой серной кислотой, и зажигают выходящий из трубки газ, при чем получается характерное слабо светящееся голубое пламя; стоит его, однако, прикрыть цилиндром, в котором воздух только что был высушен взбалтываньем с крепкой серной кислотой, чтобы пламя тотчас же погасло (Роско) . В заключение заметим, что, как и во всех других случаях взаимодействия различных тел, напр. А и В, не может быть сделано различие между ролями А и В, так и при Г. одинаково правильно утверждать, что водород горит в кислороде (если мы зажигаем струю водорода, вытекающую в воздух) , или же что, наоборот, кислород горит в водороде, когда мы возбудим напр. электрической искрой Г. кислорода, притекающего по трубке в сосуде, наполненный водородом; оба тела принимают одинаковое участие в реакции, которая состоит в их соединении (образуется вода) . Если же обыкновенно называют воздух телом способным поддерживать Г., то в этом следует видеть остаток воззрений Лавуазье, который предполагал, "что тела могут сгорать только в одном роде воздуха (теперь мы бы сказали "газа") , именно в кислороде; ни в пустоте, ни в других газах Г. невозможно; при всяком Г. исчезает кислород.... и выделяется материя огня и света... невесомая, эластическая жидкость, служащая как бы растворителем кислорода; и на самом деле последний, может быть, единственное тело природы, которое следовало бы считать настоящим горючим веществом." А. И. Горбов.

Горилла

(Gorilla gina Geoffr. им Troglodytes gorilla Cuv.) - обезьяна из сем. человекоподобвых (Anthropomorpha) подотряда узконосых обезьян (Catarrhini) . Самая крупная из всех обезьян; взрослые самцы достигают роста до двух метров, самки до 1 1/2. Руки ниже колен; длина их относится к длине ног, как 6: 5 . Плечи чрезвычайно широкие. Внутренний палец ног расширен; средние пальцы на обеих парах конечностей соединены между собой перепонкой почти до последних суставов. Задний нижнекоренной зуб с тремя наружными и двумя внутренними буграми и с задним придатком. Череп длинноголовый с сильно развитыми надбровными дугами и костными гребнями, особенно у старых самцов. Широкий, сплющенный нос, толстые губы, менее подвижные, чем у шимпанзе; уши менее, чем у шимпанзе, очень похожи на уши человека. Сильные зубы с очень развитыми клыками. Кожа покрыта довольно длинными волосами, темно-русого цвета с бурым оттенком; лицо до бровей, уши, ладони и подошвы голы, пепельно-серого цвета. Волосы на спине у старых зверей обыкновенно вытерты. Родина Г. - Нижняя Гвинея в Западной Африке, при чем область ее распространения, по-видимому, очень ограниченная; до сих пор она известна лишь из небольшой береговой полосы между экватором и 5 (ю. ш., по pp. Габуну и Огове, равно как из западных частей прилежащих гор. Г. живет в густых лесах, ведет образ жизни бродячий, держится в одиночку (старые самцы) или семьями (отец, мать, 1 - 2 детеныша) . Для ночлега, как рассказывают, Г. складывают себе ложе из ветвей на деревьях, на высоте нескольких метров, где располагаются детеныши, иногда вместе с матерью, тогда как самец ночует на земле под деревом. Питается лесными плодами, однако при случай не брезгует и животною пищей: нередко опустошает плантации туземцев; в неволе, однако, молодые гориллы быстро привыкают есть всякую человеческую пищу. Г. сделалась известною европейским путешественникам еще с XVI века; но лишь с половины этого столетия стали получаться достоверные фактически сведения об этих обезьянах. Туземцы в своих рассказах, передававшихся путешественниками, обыкновенно преувеличивают дикость, свирепость и силу Г. Физическая сила их действительно чрезвычайно велика, однако сами по себе Г. никогда не нападают на человека; но раненый самец с яростью бросается на охотника и, благодаря своей огромной силе и крепким зубам, является чрезвычайно опасным противником. Застигнутая врасплох, Г. становится на ноги, испускает особый характерный рев и колотит себя кулаком в грудь; однако если ее не затрагивают, она все-таки, обыкновенно, не бросается на человека. Долгое время в Европу не удавалось привезти живую гориллу, в противность шимпанзе и орангутангам, которых привозили неоднократно. Впервые это удалось д-ру Фалкенштейну, члену германской экспедиции для исследования Лоанго. В 1875 г. он добыл в Понтанегро детеныша Г., принесенного из глубины страны негром, убившим его мать; ему было тогда несколько месяцев. Он вскоре сделался ручным и до такой степени привязался к людям, что его держали совершенно на воле, без всякого надзора. Он выражал голосом различные желания и ощущения - просьбу, страх, недовольство. После девятимесячного плена в Африке, он был доставлен в Европу и прожил в берлинском акварии еще 15 месяцев; он умер от чахотки, от которой умирают в Европе все человекоподобные обезьяны. До самого конца он был очень ручным и ласковым; кормили его совершенно как человека, при чем он ел ложкой; спал на кровати, укрывался одеялом. Совершенно не переносил одиночества, и скучал, когда от него уходил сторож; когда он вечером ложился спать, сторож должен был сидеть рядом с его постелью, пока он заснет. Второй раз маленькая Г. была доставлена в Европу в 1883 г. Пехуэлем-Л?ше, из той же местности и также в берлинский акварий, где она прожила 14 месяцев. Ср. Brehm, "Tierleben" (3-te Auflage, von d-r. Pechuel-Loesche 1890) .

Горицвет

(Adonis vernalis) употребляется в медицине давно; в России, особенно в Малороссии - народное средство от водянки. Содержит аморфное вещество - адонидин, желтого цвета, горького вкуса, легко растворимое. По предложению С. П. Боткина, листья горицвета были изучены доктором Бубновым, который, применяя водный экстракт и настой листьев, пришел к убеждению, что средство влияет на нервные узлы сердца, замедляя его деятельность и усиливая работу самих мышц сердца; мелкие сосуды суживаются, кровяное давление повышается. Различными авторами, затем, выяснено, что Г. улучшает и выравнивает деятельность сердца при расстройстве компенсации; увеличивает количество мочи и кожно-легочных потерь. Применяется при лечении болезней сердца, заменяя наперстянку (digitalis) , в форме водных отваров, спиртной настойки и экстракта. А. Л-ий.

Горная болезнь

обусловливается влиянием на организм разреженного воздуха и сравнительно малого атмосферного давления. Лица, поднимающиеся на горы на высоту 3000 м., испытывают особое чувство сильной усталости, прилив крови к покровам и периферическим частям тела, что вызывает анемию глубже лежащих органов, головокружение, головную боль, одышку, сердцебиение, шум в ушах, изменение зрения, тошноту, рвоту; прилив крови к наружным слизистым оболочкам бывает так велик, что они кровоточат. При восхождении на горы к влиянию климата присоединяется и мышечная усталость и проявления Г. болезни бывают более резки и начинаются раньше, чем при поднимании на воздушном шаре (4000 м.) . При продолжительной жизни на горах люди привыкают к особенностям климата и не страдают, хотя, по заявлению многих авторов, горные жители носят особый отпечаток в своем телосложении и жизнедеятельности. При пребывании на высоте 2800 м. в течение года (впервые заметил Журдане) развивается анемическое состояние, меньшая сопротивляемость относительно болезней, астма и мускульная слабость. Особенно вредно Г. климат действует на лиц, страдающих болезнями сердца, сосудов, почек, и обратно - некоторые больные на горах чувствуют себя значительно лучше, как, напр., чахоточные. А. Л - ий.

Горностай

(Putorins ermineus Owen) - животное из сем. хорьковых (Mustelidae) , отряда хищных млекопитающих (Carnivora) ; принадлежит к одному роду с хорьком и с лаской, на которую и похож всего более по наружности, значительно превосходя ее величиной. Общая длина тела Г. доходит до 33 стм., из коих 5 - 6 стм. приходятся на хвост, который длиннее головы. Окраска Г. бывает различна зимою и летом; без изменения остаются желтовато-белый цвет брюха и черный кончик хвоста. Вся верхняя часть тела, летом красно-бурая, зимою делается совершенно белого цвета; с наступлением холодов летний покров выцветает и становится белым. Весной, когда животное линяет, вырастают вновь бурые волосы. Г. широко распространен по всему сев. Старого и Нового Света. Он встречается во всей Европе, от Пиринеев и сев. Италии, в Малой Азии, Персии, Афганистане, Кашмире во всей Средней и Сев. Азии до восточных берегов Сибири. Американский Г. некоторыми учеными причисляется к особому виду. Днем он по большей части прячется в укромных местах - норах, расщелинах скал, дуплах деревьев, в покинутых развалинах; дневного света он собственно не избегает, нередко покидает свое убежище и при солнце, но на добычу выходить преимущественно ночью. Это - злобное и отважное животное, которое смело бросается на врага, даже значительно превосходящего его величиною и силою. Добычу его составляют всевозможные птицы и мелкие млекопитающие; он нападает иногда даже на зайцев. Течка у Г. приходится в марте; в мае или июне самка приносить 5 - 8 детенышей, за которыми с величайшей заботливостью ухаживает, пока они не вырастут, и в случай опасности переносить их во рту из одного помещения в другое; когда детеныши подрастут, мать берет их с собой на охоту и обучает их. Молодые покидают мать с наступлением зимы, когда они уже совершенно возмужали. Старые Г. в плену обыкновенно остаются очень дикими; но взятые из гнезда детенышами - в неволе становятся очень ручными. Мех его составляет предмет торговли, но находится далеко уж не в такой чести, как в старину, когда он употреблялся исключительно на одеяние владетельных особ. В. Ф.

Г. по-сибирски горносталь, добывается исключительно на Севере и притом только зимою, потому что в остальное время года его рыжевато-бурая шкурка никакой ценности не имеет. так как от ружейного выстрела зимняя белоснежная шкурка Г. пачкается кровью, которая с трудом отчищается, то, обыкновенно, его промышляют особыми ловушками, из которых наиболее употребительны следующие: джеркан или черкан, напоминающий устройством самострел, в котором самоспускающаяся тетива или захлопывает зверька в ящике, в котором помещена приманка, или же, при другом устройстве, придавливает его; ловушка или плашка, в которой Г. задавливается между двумя положенными друг на друга досками; стульчик, состоящий из двух крестообразно сложенных дуг, концы которых врыты в землю; к бокам дуг прикреплены волосяные силья (петли) , в которые Г. и попадает головою, стараясь достать приманку, привязанную к верху стульчика; силки, состоящие из целой системы волосяных петель, прикрепленных к краям особой рамы, которая ставится на тропах Г., по кустам, или около горностаевых нор. Цена шкурки зависит от количества Г. и спроса на них и колеблется между 12 и 60 коп. за штуку. Так как большие партии Г. продаются не счетом, а на вес, то шкурки поступают в продажу не только с хвостом, имеющим особую ценность, но и с когтями. При сняли шкурка Г. разрезается только около губ, и затем постепенно выворачивается чулком. Ср. А. Черкасов, "Записки охотника Вост. Сибири" (1884) ; М. Ф. Кривошапкин, "Енисейский округ и его жизнь" (1865) ; Ф. А. Арсеньев, "Зыряне и их охотничьи промыслы" (1873) ; Н. Воропай, "Записки об охоте в Шенкурском уезде" (1891) ; С. Т. Аксаков, "Ловля мелких зверей" ("Полн. собр. соч. ", 1886 г., т. V) . С. Б.

Горох

(Pisum) - род растений из семейства бобовых. Однолетние травы со слабыми лазящими стеблями; листья у них перистые и заканчиваются ветвистыми усами, с помощью которых они и цепляются за другие растения, тычинки и пр.; прилистники необыкновенно велики. Родовым отличительным признаком в цветке служит трехребрый столбик, с желобком внизу и пучком волосков вверху. Сюда относятся только 2 вида. Г. посевный (P. sativum) - самый известный и распространенный. Семена его (горошины) шаровидные или слегка сжаты, но не угловатые, цветы почти всегда белые, хотя бывают розовые. Разводится с древнейших времен; но египтянам, кажется, не был известен. О. Геер утверждает, что семена его найдены им в свайных постройках бронзового и даже каменного века. В Индии он разводился издревле. Происхождение Г., потому, хотя и признается восточным, но не с полной уверенностью. Породы его чрезвычайно многочисленны. Другой вид, Г. полевой (P. arrense) , хотя и отличается угловатыми семенами, но не считается многими авторами даже за особый вид. Разводится в поле, на Западе, но гораздо реже предыдущего. А. Б.

Горох очень богат белковыми веществами (20 - 26 %) . Гороховина солома и мякина Г. - весьма питательна для скота (в ней содержится 6, 5 % сырого протеина 34, 0% безазотистых экстрактивных веществ) и составляет около 66% по весу от общего урожая. Г. возделывается повсюду в России, преимущественно в Волынской, Подольской, Ковельской. Тамбовской, Пензенской, Саратовской, Самарской и Вятской губ., хотя произрастает и в северных, даже в Онежском у. Архангельской губ., так как не боится весенних морозов; но гораздо успешнее в средней полосе, где его средняя урожайность 5 - 7 четв. в десятине, тогда как в степных губ. только 2 - 3 четв. Средний ежегодный урожай в 50 губерниях за 7 лет (1883 - 1889 гг.) - 2803900 четвертей. Изобилие или недостаток влаги одинаково неблагоприятны для его роста: в теплое и влажное лето Г. сильно развивает стебли и листья в ущерб урожаю зерна. Лучшие почвы для Г. суглинистые и суглинисто-песчаные, средней влажности, содержащие известь, мергель и перегной. На очень плодородных почвах, развиваясь вначале роскошно, Г. обыкновенно скоро полегает, вообще на мало подходящих почвах разводится Г. в смеси с овсом, кукурузой, картофелем, рапсом, конскими бобами и другими растениями. Г., как все бобовые растения, обогащает почву связанным азотом и потому не выносит навозного удобрения, отчего и занимает в севообороте место непосредственно после хлеба, картофеля или пара, и оставляет после себя тоже хорошее поле для хлеба. Из минеральных удобрений полезны: известь, мергель, хлористый калий и зола. Сорта Г. (более 250) различаются по высоте стеблей, форме листьев, стручков и зерен, по цвету зерен и их величине и т. п. Низкорослые сорта Г., с мелкими стручьями и зернами, как скороспелые, более пригодны для разведения на полях ("гороховищах") чем высокорослые, позднее созревающие. Это сорта обыкновенного поспевного или полевого Г., назыв. по времени созревания и цвету зерна: ранний зеленый - наиболее пригодный для северных губ. и менее всего страдающий от насекомых; крупный зеленый - созревающий 2 неделями позже; ранний желтый - ниже по вкусу и созревает позже; белые крупный и мелкий - вызревающий позже ржи; новый сорт "Виктория" - с крупными, розовато-белыми, вкусными зернами; желтый восковой - очень урожайный и вкусный, и серый средний; но мелкий не пригоден для разведения. Огородные или садовые сорта Г. подразделяются на две группы: сахарный Г., с широкими, не кожистыми оболочками стручьев - "лопаток", употребляемых всецело в пищу, и лущильный Г., зерна которого только съедобны.

Главнейшие сорта сахарного Г., с угловатыми зернами: парниковые де-Грас и парижский (высотою 41/2 - 5 врш.) ; весьма ранние - Бретона и князь Бисмарк; ранние - голландский, Вильморена мозговой (единственный из этой группы с морщинистыми семенами) , Гейнриха и сорокадневный, поздние - голландский, английский сабельный и исполинский серый (до 5 6 фт. высоты) . Лущильный Г. бывает двоякого рода: а) с круглыми гладкими семенами, и б) мозговой, морщинистый или марро (marrow) , отчасти с морщинистыми семенами, отчасти с гладкими, но особенно крупными и нежными. Лучшие сорта первых: парниковые - белые московский и кустовой и синий Мак-Лина; ранние - Бишопа, Dunet\'s first early, белый майский скороспелый, длинно-стручковый епископский, царский зеленый (цветы и семена зеленые) , зеленые экспресс и Лакстона супплантер, эрфуртский фольгер, изумрудный и этампское чудо; средние - сюпрем зеленый, Лакстона, саксонский и белый казачий и поздние - белый Виктория (самый высокий до 40 врш.) , Ватерлоо и русский сорт - ростовский, мелко-стручковый и мелко семенной. Из вторых: парниковые - зеленые чудо Америки и шотландский первенец и белый драгоценный Суттона; ранние зеленые Abondance, Climax (Napoleon) , Хорсфорда, жемчужный и Критерион; средние - Стратеджем Картера, Nonpareil и Champion of England; поздние Imperial Wonder, Britsh Queen и белый Найта. Способность Г. развариваться зависит не только от сорта, но и от качеств почвы: изобилие извести и кали, а равно недостаток фосфорной кислоты, неблагоприятно на это влияют. Обработка почвы под Г. требуется глубокая, и наичаще ограничивается осенней вспашкой с заделкой высева плугом. Семена, лежавшие 2 - 3 года, следует предпочесть свежим. Вообще семена очень скоро вырождаются. Время высева семян в поле самое раннее, как только оттает земля; способ посева - в разброс и рядовой, при расстоянии между рядами 7 - 9 врш. Наиболее густой посев - около 9 мер на десятину - в московской промышленной области, Белорусском полесье и Прибалтийских и Привислянских губ.; в местности ближайшей к этой полосе - 8 мер; в остальных губерниях 6 - 7 мер, кроме степных, где 31/2 - 4 меры.

В огороде высевают Г. в разные сроки, для более продолжительного пользования им в свежем виде. Посев - около фунта на 15-саженную грядку. Если после сильных дождей на поверхности плотной почвы образуется кора, то ее уничтожают в поле боронованием, если растеньица не свыше 1/2 - 3/4 врш., а в огородах ручными граблями; при засорении же поля сорными травами - "ломают посев" сохами и скоропашками. Уход за огородным Г. состоит в"перении" его, или "тычинении", т. е. в постановке хвороста возле растений для подпорки и обвивания, мотыжении между рядами и ощипывании верхушек при сильном росте стебля и слабом цветении. Враги Г. : грибки - мучная роса (Erysiphe communis и Oidium Grysiphoides) , виковая переноспора (Perenospora Viciae) и ржавчина (Uromyses appendiculatus и Gleosporium Pisi) ; насекомые, повреждающие семена личинки жуков: гороховника, зерноеда или горохового зерновика (Bruchus Pisi) , причиняющие особенно большой вред в южных губ., и долгоносика (Туchius quinquepunctatus) , и гусеницы Grapholita rebritana; стебли и листья повреждаются виковой тлей (Aphis Viciae и Aph. Ulmariae) , жуком полосатым короткоусом (Sitones lineatus) , личинкой Phytomyza Pisi и гусеницами ночнянок: гороховой (Mamestra Pisi) и почечуйной (М. Persicariae) . Против тли советуют подсевать к Г. табак махорку 3/4 фунта семян на 8 мер Г. Уборка Г. начинается при дозревании нижних стручков, когда на верхушках стеблей бывают еще цветы, чтобы избежать высыпания семян. Выдернутые руками, или скошенные, стебли, после недолгой просушки в рядах, складываются в небольшие кучи, которые, по временам, разрыхляются видами, и затем молотятся цепями, или на молотилках. Кроме разведения на зерно Г. сеют в смеси с овсом и яровою рожью (5 - 6 пуд. с 8 пуд. на десятину) для получения зеленого корма или сена. Эта смесь косится во время цветения Г. - 2) Г. называют и некоторые другие растения - гороховники, - доставляющие стручковые семена. Сюда относятся, кроме рода Pisum, еще Arachis, Astragalus, Lathyrus, Lotus, Soya и Vicia: а) Г. воробьиный, журавлиный, кормовой, мышиный (Vicia sativa) ; Г. голубиный (V. villosa) ; Г. гусиный, мыший, мышиный (V. сгасса) ; Г. дикий, журавлиный, заборный, изгородный, луговой, мышиный, полевой, степной, бобовина заборная (V. sepium) и Г. мыший или бобовина узколистная (V. angustifolia) ; б) Г. гусиный, желтый, журавлиный или чина луговая (Lathyrus pratensis) ; Г. дикий, журавлиный или чина лесная (L. sylvestris) ; Г. дуговой или чина клубненосная (L. tuberosus) ; Г. клинчатый, немецкий, угластый, угольчатый (L. sativus и L. cicera) ; в) Г. долевой (Pisum arvense) и гирчак (Coronilla varia) ; г) Г. (горошек) заячий (Astragalus glycyphyllus) ; Г. кошачий или астрагал (Astr. creticus) и Г. кофейный или шведское кофе (Astr. baeticus) ; последний разводится для получения зерен, употребляемых, как суррогат, в виде примеси к обыкновенному кофе; д) Г. земляной, (Arachus hypogaea L.) низкорослое американское растение, у которого плодовые завязи, развиваясь на удлиненных стеблях, опускаются в почву и там образуются стручки с двумя маслянистыми крупными семенами весьма приятного вкуса; может быть разводим в южных губерниях; е) Г. китайский масляный, соя (Soya hispida Manch., Dolichos Soya L.) , Г. спаржевый (Lotus tetragonolobus L.) - дико произрастает в Южной Европе в разводится в цветниках, благодаря красивым темно-пурпуровым цветам; цилиндрические мясистые стручки съедобны в полузрелом виде, а спелые зерна служат суррогатом кофе; маловажное огородное растение. О.

Гортензия,

или коццин, представляет искусственный органический пигмент, употребляемый часто для окрашивания шелка в желтовато-красный цвет, и по составу представляющий смесь эозинов с другими пигментами, напр., с аурантией.

А. П. Л.

Горчаков

князь (Михаил Дмитриевич) - ген.-адъютант (1793 - 1861) ; в 1807 г. поступил юнкером в гв. артиллерию, с которою (после кратковременной, в 1809 г., командировки на Кавказ) сделал кампании 1812, 1813 и 1814 гг. В 1820 г. назначен начальником штаба 3-го пех. корпуса, с войсками которого участвовал в турецкой войне 1828 - 29 гг. При переправе через Дунай, у Сатунова, он в числе первых вступил на неприятельский берег и был награжден орденом св. Георгия 3-й ст. Перед самою польскою войною 1831 г. Г. назначен начальником штаба 1-го пех. корпуса, и в этой должности состоял до сражения при Вавре; после ранения в этом бою ген.-адъютанта Сухозанета, вступил в исправление должности начальника артиллерии армии, действовавшей в Польше, и участвовал в сражениях под Гроховым и Остроленкою и в штурме Варшавы. Во время венгерской войны, в качестве начальника штаба действующей армии, участвовал в бою под Вайценом и распоряжался переправою войск через р. Тиссу, при ы. В 1854 г., при начале Восточной войны, начальству Г. вверены были войска 8-го, 4-го и 5-го пех. корпусов, действовавших на Дунае и прибрежье Черного моря, . до Буга, хотя главное распоряжение этими силами, равно как войсками, находившимися в Польше и западных губерниях, было предоставлено фельдм. князю Паскевичу. Кампания на Дунае вообще шла неудачно, и войска Г. уже в исходе августа 1854 г. были выведены из Валахии и Молдавии. По возвращении их в пределы империи Г. был на назначен главнокомандующим южной армии, расположенной на северо-западном прибрежье Черного моря и на р. Пруте. Когда последовала высадка союзников в Крыму, Г., по собственному почину, предупреждая высочайшие повеления, всяческие старался содействовать удовлетворению материальных нужд крымской армии. Наконец, начальство над этою армиею пришлось принять самому Г., и в самое тяжелое время; он руководил обороною Севастополя с февр. по авг. 1855 г. В конце 1855 г. он заменен был в Крыму ген.-адъют. Лидерсом, а в январе 1856 г., по смерти фельдм. князя Паскевича, назначен наместником Царства Польского и главнокомандующим вновь образованной 1-й армии. В этой должности он оставался до самое смерти. Тело его, согласно завещанию, предано земле в Севастополе. Князя Г. справедливо упрекали в отсутствии самостоятельности и в нерешительности, которые вредно отзывались на военных действиях; но трудно сказать, были ли то врожденный черты его характера, или же они явились и развились вследствие почти 22 летнего пребывания начальником штаба у князя Паскевича, который держал себя с подчиненными деспотически, не терпел возражений и, обладая огромною властью, оберегал ее весьма ревниво, при чем мягкостью в обращении не отличался. С другой стороны, Г. столь же справедливо пользовался репутацией человека беззаветно храброго и рыцарски честного и благородного.

Горючий сланец,

или битюминозный сланец - пропитанный органическим веществом сланцеватый мергель бурого, красноватого, темного, иногда черного цвета. Вследствие богатства смолистыми веществами идет на добычу асфальта, горного масла или служит топливом. Встречается во многих местностях и в отложениях разных систем. Горит с копотью и издавая ароматический запах. В России известен в силурийских отложениях Кукерса в Эстляндии (от 33 % до 56% орган вещ., хорошо горит) , в Сызранском у. Симбирской губ. и в Лукояновском Нижегородской.

Госпиталь.

Это название по преимуществу принадлежит большим больницам военного ведомства. Г. бывают постоянные и временные, устраиваемые во время войны или какой-либо эпидемии. В России Г. делятся, смотря по числу штатных кроватей, на четыре класса. В Г. пользуются бесплатно все воинские чины, состоящие на действительной службе, и их семейства. В некоторых Г. имеются особые отделения для гражданских больных; за лечение лиц гражданского ведомства взимается плата. Госпитали служат также для исследования новобранцев, объявляющих себя больными, для освидетельствования лиц, выходящих в отставку по болезни, для испытания лиц, подозреваемых в притворной болезни, и проч. Г. делятся на отделения хирургическое, терапевтическое, душевных болезней, судебно-медицинское и т. д. Управление Г. вверяется особому начальнику из штаб- или обер-офицеров; ближайшее заведование общими делами до управлению и продовольствию Г. поручается "госпитальному комитету"; медицинская часть - главному врачу; хозяйственная и полицейская - смотрителю. Дела по врачебной и фармацевтической части обсуждаются в особом при Г. "совещании по медицинской части", в кот. принимают участие все врачи Г. По госпитальному положению размер вновь устраиваемого Г. должен быть таков, чтобы на каждого больного приходилось не менее 1000 куб. футов воздуха. Г. должен иметь особые приспособления для вентиляции. Обыкновенно при Г. имеются для больных летние помещения - бараки: во время перевода больных в такие помещения Г. обязательно ежегодно ремонтируется. В экстренных случаях, для уничтожения заразы, рекомендуется госпитальным уставом перетирать стены, отбивать штукатурку и перебеливать негашеною или хлористою известью. Продовольствие больных в Г. производится на основании особой табели о порциях. Припасы, приобретаемые для приготовления пищи больным , свидетельствуются дежурным врачом и офицером, чему и составляется каждый раз протокол; размер отпускаемых из кухни больным порций также ими проверяется. Специальные лечебные порции пищи, (напр. цинготная, усиленная и т. п.) назначаются, по особому расписанию, пользующим врачом . Врачебными предметами Г. снабжается по особому каталогу. При аптеках больших Г. имеются лаборатории и аптечные магазины. При всех Г. и даже лазаретах полагается библиотека книг медицинского содержания.

В военное время, согласно особому положению для этого времени, утвержденному 14 мая 1887 года, больные и раненые поступают в следующие военно-врачебные заведения: 1) лазареты частей войск, переформированные по военному времени; 2) дивизионные лазареты; 3) полевые Г. и крепостные временные Г., и; кроме того, в постоянные или временные больницы гражданского ведомства, "Общества Красного Креста" и т. д. Полевые Г., состоящие при дивизиях, принимают больных и раненых для пользования до первой возможности передачи их в другие врачебные заведения . На театре войны госпиталь обозначается днем флагами национальными и женевской конвенции, а ночью фонарями. А. Л - ий.

Гость

- термин, встречающийся наравне с "купцом" в древнейших памятниках русской истории: "мы от рода русского слы и гостье", читаем в договоре 945 г. Игоря с греками. Гость означает первоначально купца, который торгует, разъезжая по различным землям. Купцы в гости в древнейшей Руси не составляют ни сословия, ни чина, как поздние в Московском государстве, когда по словам замечательного челобитья, напечатанного В. Сторожевым в "Библиографических Записках" (1892 г., М ?1) , было четыре великих чина: освященный, служивый, торговый и земледетельный. Это обособление торгового чина начинается с конца XVI в., когда происходит видоизменение во всех слоях населения Москов. госуд.; гости вырастают до привилегир. представителей купеческого чина вообще, имевших право владеть вотчинами, наравне с военно-служилыми людьми, по отечеству. Гости не входили в состав гостиной сотни, появившейся в Москве, вместе с суконной сотней, с конца XVI в. Люди гостиной сотни ни в чем не тянули с людьми черных сотен и за усердную службу при таможенных и кружечных дворах жаловались "гостиным именем", т. е. в гости. Московская организация торговых людей, говорит В. И. Сергеевич, находится в прямом противоречии с интересами торговли, для которой нужна свобода, а не обязательная служба. Хорошо известно невыносимое положение этих невольных государевых слуг во время отчетности их пред московскими приказами, которая нередко, благодаря знаменитой московской волоките, тянулась год, а иногда и более, и совершенно расстраивала торговые дела купцов. Следует строго избегать встречаемого иногда в литературе смешения гостей и людей гостиной сотни. См. Плошинского, "Городское или среднее состояние русского народа в его историческом развитии" (СПб., 1852) ; Пригары, "Опыт исторического исследования состояния городских обывателей в вост. России"; В. И. Сергеевича, "Русские юридич. древн. " (т. 1, СПб., 1890) . В. Ст.

Гостиный двор

(у восточных на родов базар) - торговые ряды, лавки, в которых сосредоточивается торговля разнообразными товарами. Г. дворы образовались вследствие тех же условий, как и торговые ряды и рынки . Они всегда стояли отдельно от других построек города и не принадлежали городским общинам, а составляли отдельную общественную группу, управлявшуюся по особым правилам и обычаям. В Новгород немецкие купцы имели право приезжать со своими товарами дважды в год, на определенный срок в особо отведенные дворы, которых в конце XV в. было два: немецкий и готеский (готландский) . Вокруг иноземных Г. дворов была незастроенная полоса земли. Внутренние дела немецкого двора не подлежали рассмотрению и вмешательству новгородского правительства; ими заведовал выборный альдерман, с 4-мя ратманами. Немцы, торговавшие в средние века с Венецией, имели там свой Г. двор ("fondaco di Tedeschi") ; венецианцы, торговавшие с кипчакскими татарами, имели в Тане Г. двор и амбары; генуэзцы имели Г. двор в Мессине, в особой части города. Для кельнских купцов в Лондоне отведен был особый Г. двор, называвшийся "Гильдейскою палатою" (Gildeballe) , впоследствии расширенный под новым назв. "Стального двора" ганзейских купцов. Торговля в розницу в Г. дворах была запрещена. Кроме Новгорода, иноземные купцы имели Г. дворы и в Пскове, находившиеся позади города; в Москве каждый народ - англичане, греки и т. д. - имели свои Г. дворы; в Астрахани было несколько Г. дворов особых для каждого народа. Герберштейн, описывая Москву, упоминает об огромном каменном Г. дворе, в котором купцы и жили, и товары свои на продажу выставляли; перец, шафран, шелковые платка и пр. продавались здесь дешевле, чем в Германии. Г. двор этот находился на площади Китай-города и при царе Федоре Иоанновиче разделялся на 20 особенных рядов. Г. дворы сохранились у нас и впоследствии, . когда изменились характер и обстановка торговли; они стали привилегированными, излюбленными местами торговли, совершенно независимо от национальности торговцев. Г. дворы ныне имеются почти во всяком более или менее значительном городе. В С. Петербурге первый Г. двор был построен при Петре В. на Троицкой площади (Петербургская сторона) ; он состоял из нескольких сотен бревенчатых лавок, сгоревших в 1710 г. Когда народонаселение на Адмиралтейской стороне стало возрастать и торговля стала сосредоточиваться здесь, каменный Г. двор был возведен (1719) на берегу Мойке, у нынешнего Полицейского моста (тогда Зеленого) ; двор этот сгорел в 1735 г. В 1758 г. последовал указ "о строении каменного Г. двора по плану обер-архитектора Растреллия"; давки, выстроенные купцами, повелено отдать им в вечное и потомственное владение. Г. двор на нынешнем месте окончательно отстроен в 1784 г., фасад же теперешний (со стороны Невского проспекта) отделан в 1885 г. Названия его 4-х линий (Суконная - к Невскому пр., Зеркальная - к Садовой ул., Большая Суровская - против Думы, Малая Суровская - по Чернышеву пер.) указывают на прежнее назначение рядов.

Государственное право,

в обширном смысле слова, тождественно с правом публичным, а в тесном смысле означает совокупность правовых норм, определяющих устройство и формы деятельности государственной власти; и совокупность правовых отношений между правящими и управляемыми (за исключением областей специальных - уголовного права, судебного процесса, финансового права, церковного права) . Г. правом называется также наука, изучающая эту совокупность норм и отношений. Как одна из политических наук, Г. право разделяется на учение о Г. устройстве (droit constitutionnel, Verfassungsrecht) и учение о Г. управлении (droit administratif, yerwaltungsrecht) . Объем последнего различен во Франции и Германии. Во Франции под droit administratif подразумевается не только устройство органов управления и их функционирование, но и совокупность юридических норм, установленных законодателем для определения отношений между администрацией и гражданами. В Германии Verwaltungsrecht представляет собою учение об организации органов управления и входит в состав Г. права, но вопрос о способах управления, о способах осуществления целей государства составляет предмет особой дисциплины полицейского права (Polizeiwissenschaft) . Так излагает свое учение о способах управления Моль. Этой терминологии (усвоенной и в России) противопоставляется теперь взгляд Лоренца Штейна, по которому Verwaltungsrecht обнимает и устройство органов управления, и определение их компетенции, и способы осуществления государственных задач.

Выяснением общих начал, необходимых признаков и свойств государства, не приуроченных к данному, конкретному государству, занимается теория Г. права или общее Г. право (allgemeines Staatsrecht) . История общего Г. права совпадает с историей взглядов на государство, на его происхождение и цели . При всем разнообразии этих взглядов, в основании их лежит убеждение, что государство существует для человека, для его блага. Уже Бодэн выставил принцип, что "Г. власть, как власть общественная, находит себе границу в существовании частного права". По учениям естественного права, частное право в смысле право человека, существовало до государства; государство призвано было к жизни (путем договора) для хранения частных прав, не созданных им, а только признанных. Характерный пример приложения этих принципов к изучению положительного права представляет Блэкстон. Свой знаменитый труд об английском праве он согласно доктрине естественного права, как ее формулировал в Англии Локк - начинает с того, что в эпоху догосударственную люди обладали безграничной свободой, но, вступая в гражданское общество, они для общего блага отказались от частицы своей свободы, при чем сохранили три основных права: на безопасность, свободу и собственность. Из последнего, между прочим, выводится право парламента вотировать налоги. Кроме основных прав, английское государство предоставило еще подданным "некоторые подчиненные вспомогательные права", которые служили бы им для охранения трех главных прав; сюда Блэкстон относит все парламентские учреждения, ограничения королевской прерогативы, право на судебную защиту и право петиции. Первые три французские конституции также начинаются "декларацией прав человека и гражданина"; и в них государство рассматривается как аппарат, созданный для охранения этих прав. Самые права выводились из общих свойств человека. Теория Г. права сводилась к политическим идеям, осуществление которых привело бы к такому Г. устройству, при котором вполне были бы обеспечены естественные права человека. В качестве такой основной идеи Монтескье, следуя Локку, выставил принцип разделения властей . Практическое осуществление этой идеи, обставленное конституционными гарантиями , на континенте Европы оказалось, однако, недостаточным для обеспечения правомерности в управлении, т. е. такого порядка вещей, при котором всякий акт Г. власти имел бы основание в законе . Для того, чтобы создать такой порядок вещей, одной лишь организации властей в том или ином виде недостаточно. В последнее время как на средство к упрочению право мерности в управлении указывают на административную юстицию, с помощью которой каждый гражданин мог бы бороться с незаконными действиями органов управления. Соответственно этому, со времени Гнейста, учению о Г. управления отводится в теории Г. права место столь же видное, как и учению о Г. устройстве. Стремление придать управлению характер юрисдикции выражается и в зарождающемся в Германии новом направлении в изучении Г. права. Главными представителями этого направления являются Лабанд в Иеллинек. Новая школа выдвигает на первый план юридический или цивилистический метод, которым она восполняет прежний историкополитический или публицистический. Политические идеи, основанные на начале целесообразности, она стремится заменить юридическими понятиями, применение которых в жизни должно иметь в своем основании логический процесс подведения частного понятия под общее начало и отличаться такою же устойчивостью и неуклонностью, как и приложение начал гражданского права. Впервые попытку систематической обработки нового учения дал Иеллинек, в "System der subjectiven offentlichen Rechte" (Фрейбург, 11893) , Подобно цивилистам, Интеллинек исходит из общих понятий о лице и праве. Лицо в юридическом смысле, т. е. лицо правоспособное, создано правом. Раб, с точки зрения биологической, есть человек - но для права он не лицо, а вещь. Вне права нет лица; лицо не есть нечто осязаемое, а только отношение одного субъекта к другому и к правовому порядку. В качестве лиц право признает отдельных людей, союзы и, наконец, государство. Лишь в качестве члена государства (а в широком смысле современное государство признает своим членом всякого человека, который находится в области его господства) человек есть носитель прав, и лишь постольку, поскольку такая квалификация придается ему государством. Государство, которое совершенно бы не признавало за своими подданными прав лица (т. е. правоспособности) , логически мыслимо, хотя в действительности никогда не существовало: это было бы государство рабов, с одним правоспособным во главе, по отношению к которому народ был бы абсолютно бесправен, имел бы только обязанности, но не права. Но господство государства (особенно современного) есть господство над людьми свободными, т. е. над лицами. Поскольку государство признает лицо, оно само себя ограничивает. Это самоограничение имеет двоякое значение. Прежде всего государство проводить границу между собою и лицом подданного, признает известную сферу свободы, изъятую из его господства. Прямое признание такой сферы есть продукт новейшего культурного развития; в античном государстве она существовала фактически, но признана не была. Но государство определяет свою деятельность не одними отрицательными чертами. Считая себя призванным к положительной деятельности в индивидуальных интересах, оно предоставляет лицу право требовать содействия государственной власти и принимает на себя обязанность удовлетворять подобным требованиям. Наконец, государство предоставляет большему или меньшему кругу лиц способность к деятельности в интересах государства; предполагается, что в воле этих лиц проявляется воля Г. Различным отношениям человека к государству соответствуют различные юридические ею состояния (status) , числом четыре: 1) Основою всякой Г. деятельность является подданство, т. е. подчинение человека господству государства. Это есть пассивное состояние (status subjectionis) . Здесь способность человека к самоуправлению не находить себе места; здесь, следовательно, нет лица: человек является субъектом обязанностей (воинская повинность, напр.) , но не прав. Таким образом лицо, т. е. правоспособность личности, есть величина относительная - она имеет свои пределы в пассивном состоянии. С расширением индивидуальной свободы суживается пассивное состояние лица, а вместе с тем и господство государства; но это господство расширяется в другом направлении, вовлекая в сферу своего господства такие человеческие отношения, которые до того ему не подлежали (напр. обязательное обучение) . В конечном результате деятельность государства ныне несравненно шире, чем прежде. 2) Господство государства есть господство во имя общего блага; поэтому интересы строго индивидуальные осуществляются свободною деятельностью отдельных лиц. Отсюда сфера, в которой лицо является господином и вторжение государства исключается. Границы этой сферы определяются законодательством, но не путем исчисления случаев свободной деятельности лица (это столь же немыслимо и столь же бесполезно, как перечислить все возможные объекты купли продажи) , а тем, что оно устанавливает пределы господства государства (требуя, чтобы всякое вмешательство органов Г. власти было основано на законе) . Сфера свободной деятельности лица, изъятая из господства государства, есть состояние свободы (status libertatis) . 3) Вся деятельность государства имеет конечной своей целю благо управляемых. Поэтому оно предоставляет отдельным лицам право требовать, в своих интересах, содействия Г. власти. Отсюда возникает состояние гражданства (status civitatis) . 4) Деятельность государства может найти себе выражение только в деятельности отдельных лиц. Государство, предоставляя лицу способность действовать в интересах государства л от его имени, ставить его в состояние высшего, активного гражданства, отсюда вытекают. права политические в тесном смысле. Этими четырьмя состояниями исчерпывается положено лица, как члена государства. Служба государству, свобода в государстве требование содействия от государства, служение в интересах государства - такова постепенная градация прав, по которой человек от состояния бесправного орудия Г. власти поднимается на степень выразителя Г. воли, государственной власти. В таких же отношениях, как к государству, стоит гражданин к союзам публичного права, в состав которых он входит: он обязан перед ними службою и повинностями, имеет сферу свободы от их вмешательства, имеет право требовать от них содействия в своих интересах, участвует в организации воли союза и его деятельности. Наиболее ярким примером союзов публичного права являются территориальные союзы (земство, город) , власть которых распространяется не только на их членов, но и на всякого, пребывающего на их территории Облеченный правами, такой союз является лицом и находится по отношению к государству в тех же состояниях, как индивидуальное лицо. Он находится в состоянии пассивном, поскольку он несет перед государством обязанность выполнять известные государственные задачи. По отношению к другим своим задачам он сам определяет объем своей деятельности, в чем выражается состояние свободы. В области задач обязательных территориальный союз может требовать невмешательства со стороны органов государства (если он эти задачи выполняет) ; в области задач факультативных он в праве отклонять всякое принуждение, но вместе с тем может требовать содействия государства. Наконец, территориальный союз, как и отдельное лицо, является активным членом государства. Ему может быть предоставлено право посылать представителей в собрания высших союзов (уездные земские собрания выбирают у нас гласных губернского земства) или в собрания общегосударственные (в Пруссии некоторые города выбирают от себя членов в палату господ) . Вся деятельность территориального союза проникнута активным характером, насколько союз, осуществляя свои задачи, участвует в государственном управлении. Признавая правоспособность отдельных лиц и союзов, государство само себя ограничивает. Вследствие этого его господство, определенное и ограниченное правовым порядком, получает характер юридической власти, а его интересы - характер юридических интересов. В числе этих интересов первое место занимает охранение и развито правового порядка. Поскольку государство рассматривает себя как лицо, юридически ограниченное и несущее обязанности, оно является субъектом, права, ибо понятие права неразрывно связано с понятием ограничения. В противном случае оно может быть субъектом силы, но не субъектом права. Все притязания государства с формальной стороны могут быть подведены под одно требование - требование повиновения; содержание же притязаний определяется правовым порядком. Высшим мерилом Г. жизни является общее благо; это вносит в деятельность органов Г. власти момент целесообразности.

Г. право, выясняя отношения между государством и гражданами, есть область знания, одинаково близкая и органам государственной власти, и всему населению. Во всяком культурном государстве население принимает непосредственное участие в течении государственных дел; только объем этого участия может быть различен, начиная от самоуправления в неограниченной монархии и кончая всеобщей подачей голосов в непосредственное демократии. Поэтому распространение политических знаний в населении является лучшим залогом правильного хода государственных дел - а среди политических знаний Г. право занимает первое место. Недостаточность политических знаний в русском обществе сознавалась уже Петром Великим. Отсюда его стремления организовать и гражданскую службу, как школу для приобретения политических знаний (коллегии юнкеров) , и преподавание наук, и распространение политических сочинений (перевод Пуффендорфа) . В задуманной Петром акд. наук, которая должна была иметь значение не только акд., но и университета, отведено было место кафедре права натуры и публичною, купно с политикою и этикою. Иностранцы, занимавшие в акд. наук эту кафедру, существовавшую до 1770 г. (Бебенштейн, X. Фр. Гроссы Штрубе) , были первыми в России преподавателями Г. (естественного) права и вообще правоведения, если не считать некоего Иоанна Рейхмута, который в школе Глюка преподавал "из философии делательные этику и политику". Из академического университета вышел первый европейски образованный русский публицист, Алексей Яковлевич Поленов. И в московском университете естественное право преподавалось сначала иностранцами (Дильтей, Шаден и др.) , между учениками которых первое место принадлежит Десницкому, переводчику Блэкстона, который в изучено Г. права внес сравнительно историческое, направление. На ряду с преподаванием в университете действовали политические сочинения: труды западно-европейских публицистов XVIII в. становились известны и русским читателям. В новых университетах, открытых по уставу 1835 г., учрежден был особый факультет нравственных и политических наук. Обработка русского Г. права не могла еще, однако, идти успешно, так как необходимо было сначала выделить из беспорядочной массы указов, уставов, распоряжений инструкций и т. п. те нормы действующего законодательства, которые должны быть отнесены к области публичного права. Это было достигнуто изданием Св. Зак. По университетскому уставу 1835 г. Г. право не имело, однако, самостоятельной кафедры, а было отнесено к кафедре энциклопедии права. Универс. устав 1863 г., установивший особую кафедру Г. права и разъяснений, что кафедра эта должна обнимать теорию Г. права, Г. право важнейших иностранных держав и русское Г. право, этим самым наметил путь, которым может быть достигнута научная разработка русского Г. права. Этот путь заключается в усвоении результатов западно-европейской науки и в обработки материала, представляемого русским правом, методом историкосравнительным. Следуя этому пути, И. Е. Андреевский и в особенности А. Д. Градовский положили прочное основание изучению русского Г. права. Университетский устав 1884 г. сохранил кафедру Г. права, но не определил его состава; министерской же инструкцией разъяснено, что изучение теории Г. права и Г. права иностранных государств для студентов не обязательно.

А. Яновский.

Готорн

(правильнее Гоуторн, Nathaniel Hawthorne) - знаменитый американский новеллист (1804 - 1864) . Уже с детства Г. обнаруживал крайнюю нелюдимость. Первые очерки его изданы были под загл. "Twice fold Stories" (1887) ; о них восторженно отозвались Лонгфелло и Э. Поэ. Принужденный, вследствие стесненных материальных обстоятельств, принять место таможенного надсмотрщика, Г. продолжал однако писать и издал в 1841 г. сборник детских рассказов под загл.: "Grandfathers Chair". Позже он примкнул к Brook Farm Association, социалистически-утопическому общ., члены которого стремились сочетать физически труд с духовной культурой. В 1850 и 1851 гг. появились самые известные две большие новеллы Г.: "The Scarlet Letter" и "The Hoase of the Seven Gables", а также сборник рассказов из мифологии: "The Wonder Book". В своих новеллах Г. рисует своеобразную жизнь первых пуритааских пришельцев Америки, их всепоглощающее благочестие, суровость и непреклонность их нравственных понятий и трагическую борьбу между прямолинейными требованиями отвлеченной морали и естественными, непреодолимыми стремлениями человеческой природы. В рассказах Г. особенно ярко выступают именно живые натуры, которых не иссушила пуританская набожность и которые, поэтому, становятся жертвами общественных условий. Г. окружает их поэтическим ореолом, не делая их, однако, протестантами против взглядов окружающей их среды; они действуют инстинктивно в потому глубоко каются и стараются искупить свою "вину" раскаянием. Реализм бытописательной и психологической части своих рассказов Г. соединяет с мистической призрачностью некоторых отдельных фигур. Так, напр., если Гетти Сорель в "Scarlet Letter" - вполне живая личность, то ее незаконная дочь, грациозная и полудикая - лишь поэтически символ греха матери, совершенно нематериальное существо, сливающее свою жизнь с жизнью полей и лесов. По умению возбуждать представления о предметах, не называя их по имени, Г. можно сравнить только с Э. Поэ, с которым он вообще имеет много общего в своих художественных приемах. Между 1853 - 60 гг. Г. жил в Европе. занимая место американского консула в Ливерпуле. Он посетил Италию, где написал "The Marble Faun" (или "Transformations") , объездил Шотландию, и, вернувшись в Америку, попал в самый разгар войн между штатами. Друг его, бывший президент Союза Пирс, объявлен был изменником и посвященная ему новая книга Г.: "Our old Home" стоила последнему той популярности, которой он было достиг. Последние годы Г. были полны физических страданий. Он написал еще только недоконченный рассказ "Septimius Fellon" и отрывок "The Dolliver Romance". Кроме названных произведений, Г. написал еще ряд рассказов: "Mosses from an old Manse", "The Blithe dale Romance", "The Snow Image and other Twice told Stories", "Tanglewood Tales" etc. И здесь Г. - прежде всего поэт, с богатой фантазией, умеющий следить за самыми загадочными оттенками душевной жизни. Как стилист, Г. занимает первостепенное место не только среди американских, но и среди английских прозаиков. Значительное число рассказов и романов Г. переведено на русск. яз. в "Современнике" (1852 56) , "Библ. для Чт." (1856 - 57) и др. Особенною популярностью пользуется его "Книга чудес", выдержавшая в разных переводах 5 изд.

З. Венгерова.

Готфрид Бульонский

- герцог Нижней Лотарингии, родился ок. 1060 г.; старший сын графа Евстафия II Бульонского и Иды, сестры Г. Горбатого, герцога Нижней Лотарингии, которому он и наследовал в управлении герцогством. Предание делает его главным начальником первого Крестового похода, в который он отправился весной 1096 г. в сопровождении братьев Евстафия и Балдуина, передавши Бульон под залог еписк. люттихскому, для покрытия расходов по походу. Достигнув Константинополя, он, после долгого сопротивления, принес имп. Алексею Комнену ленную присягу и обещал передать ему все города, которые удастся отнять у неверных, с тем, чтобы тот обязался, в свою очередь, снабжать войско крестоносцев припасами. В апр. 1097 г. Г. переправился в Малую Азию. В завоевании Никеи и в большой победе при Дорилеуме (1 июля 1097 г.) Г. принимал участие, но, судя по рассказам участников самого крестового похода Раймунда Ажильского, Фульшера Шартрского и рыцаря, написавшего "Gesta Francorom" - он отнюдь не пользовался еще тогда тем преобладающим влиянием, какое приписывает ему предание, и уступал по значению Боэмунду Тарентскому и Раймунду Тулузскому. Только тогда, когда крестоносцы из Англии двинулись к Иерусалиму, к Г. начинает переходить руководящая роль, в особенности потому, что идея крестового похода сохраняется у него в наиболее чистом виде; так, напр., он заодно с войском высказался против остановки, ради завоевания Триполиса для Раймунда Тулузского, и торопил крестоносцев к Иерусалиму. Одним из первых он проник в Иерусалим и не хуже Танкреда проливал кровь сарацин. Однако, когда дело дошло до выбора короля, то корона была предложена не ему, а Раймунду Тулузскому. Раймунд объявил, что никогда не будет носить земной короны в Св. земле. Выбор пал тогда на Г. Но и благочестивый герцог не хотел носить короны там, где Христос был коронован терновым венцом, а довольствовался титулом заступника Гроба Господня. Когда егип. султан узнал, что трехсоттысячное войско крестоносцев, взявшее Антиохию, уменьшилось до 20 тыс., он двинулся против них с войском в 400 тыс. человек. Г. напал на него в долине Аскалона, и победа, которую он здесь одержал, отдала всю Обетованную землю (за исключением немногих городов) в его власть. Он поставил патриарха, основал два соборных капитула, выстроил монастырь в долине Иосафата и всячески поддерживал притязания духовенства: даже Иерусалим он принял в лен от патриарха (1100) . Организовать государство ему не пришлось; 18 июля 1100 г. он умер и тело его было погребено рядом с гробом Спасителя. Кипрское продаже XIII в., сохранившееся у Жана д\'Ибелина в так назыв. "Иерусалимских Ассизах" Верхи, палаты, приписывает Г. кодификацию "кутюмов" крестоносцев, под названием "ассиз"; эти записи хранились, будто бы, у Гроба Господня ("Lettres du S. Sepulcre") . Указанное предание предполагает с самого начала стройную феодальную организацию ленников в коммунальный строй городов; но такому представлению об Иерусалиме противоречат рассказы Вильгельма Тирского и английского паломника Сеавульфа, посетившего Палестину в 1112 - 13 гг.; они свидетельствуют, что страна обезлюдила и была разорена. К тому же в трактатах кипрских юристов упоминаются и излагаются ассизы, связанные с именами королей Амальриха и Балдуина, но имя Г. не встречается. Вероятнее, что "Письма гроба Господня" были собраны воедино лет 70 - 80 спустя после смерти Г. "Письма" погибли при взятии Иерусалима Саладином, в 1187 г., и тогда феодальное право на Востоке опять превратилось в устное предание, в кутюмы. До нас и ассизы, в кутюмы Иерусалимского королевства дошли в смешанном пересказе кипрских юристов, не имевших официального значения. Ср. v. Sybel, "Geschichte des ersten Kreuzzugs" (Лпц, ., 1881) ; Froboese, "Gottfried von Bonillon" (Берл., 1879) . Некритическую попытку спасти традицию о Г. Бульон. сделал Monnier: "Godefroi de Sooillon et les assises de Jerusalem" (П., 1874) .

E. Щепкин.

Готье

(Theophile Gantier) - знаменитый франц. поэт романтической школы, род. в Тарбе, близ испанское границы, 31 августа 1811 г. умер 23 окт. 1872 г. Рождение в южном климате наложило глубокий отпечаток на темперамент поэта, сохранившего во всю жизнь, проведенную почти исключительно в Париже, тоску по югу и то, что он называет в своей автобиографии "un fond meridional". Получив блестящее гуманитарное образование, Г. начал с живописи и, состоя учеником в мастерское Pиy, сделался ревностным сторонником романтизма, сосредоточивавшегося около идола тогдашней молодежи, В. Гюго. В баталиях, происходивших на представлениях "Hernani", Г. принимал самое энергическое участие, предводительствуя отрядом восторженной молодежи. Тогдашний костюм Г., его красный жилет и длинные волосы, вошли в историю романтизма; воспоминанием о них преследовали Г. долго после того, как он перестал выражать свое литературное мировоззрение внешними признаками. В 1830 г. вышел первый томик стихотвор. Г.: "Poesies", внешнему успеху которого сильно повредили политические события. Этим сборником он вступил в романтический сеnacle, как называл себя кружок молодых энтузиастов нового направления. Ближайшими друзьями Г. были Жерар де Нерваль, Селестен Нантейль и другие члены кружка, про которых говорили, что они живут по поэзией, завтракая одой и обедая балладой. "Мы верили тогда", писал Г. Сент-Беву, вспоминая об этом времени, "мы любили, мы восторгались, мы были опьянены прекрасным, у нас была божественная мания искусства". К периоду 1830 - 1886 гг. относятся многие из самых известных произведений Г. - его поэма "Albertus" (1832) , романы: "La Jeane France" (1834) , "Mademoiselle de Maupin" (1835) , "Fortanio" (1838) , "Une laime da diable" (1839) , а также первая часть "Grotesques". В "Albertns" Г. примкнул к самому крайнему романтизму, по выбору сюжета и его обработки, представляющей квинтэссенцию романтической приподнятости страстей, эксцентричности образов, антитез и метафор. Но уже в "Jeune-France", сборник различных новелл, Готье вносит в общее течение романтизма свою оригинальную нотку простоты и поэтичности, умеряющую вычурность и резкость обычного романтического стиля; одна из самых поэтичных и художественно прекрасных новелл сборника - известный рассказ "Un nid de rossignols". В "Comedie de la Mort", составляющей, вместе с некоторыми другими стихотворениями, второй сборник стихотворений Г., поэт блуждает между гробницами, пытаясь узнать от мертвых тайну жизни и смерти. Из других пьес, сборника некоторые, как напр., "Thebaide", "Tenebres", отмечены беспричинной мрачностью, которую романтики любили вводить в поэзию ради красивых эффектов. Но на ряду с ними есть грациозные и естественно поэтичные пьесы, как "Coquet terie posthnme", "La Caravane", "La Chimere", "Le Sphini", "Pastel". В них сказывается уже необыкновенная артистичность и отделка стиха, составляющая главную прелесть поэзии Г. и доставившая ему название "magi cien es lettres franсaises", как гласит Бодлэровское посвящение ему "Flears da Маи". Самое законченное поэтическое произведение Г. - его "Emaal et Cameep", отводящие ему одно из самых выдающихся мест в французской поэзии. Сборник этот состоит из 55 пьес, над которыми поэт с любовью работал в часы досуга последние 20 лет жизни; каждая из них действительно отделана как драгоценный камень и вмести с тем проникнута искренностью; все стихотворения связаны с каким-нибудь личным воспоминанием, с чем-нибудь пережитым.

Забота о средствах к существованию сделала Г. журналистом, и в этом он видел проклятие своей жизни. Начиная с 1836 г. и до самой смерти Г. вел еженедельный драматически фельетон, сначала в "Presse" Б. Жирардена, потом в "Journal Officiel". Он написал, кроме того, нисколько книг критического и историколитературного содержания, из которых самая выдающаяся - "Grotesques" (1844) , в которых автор "открыл" нескольких давно забытых поэтов XV и XVI вв., как Биллона, Скюдери, Бержерака, Сент-Амана, и обнаружил блестящий критический талант, уменье схватить и артистически передать духовный облик писателя; стиль книги делает ее образцом законченно художественной французской прозы. Теми же качествами отличаются его "Histoire du ro mantisme" и "Rapport snr les progrеs de la poesie franсaise", отличающиеся к тому же, как и "Grotesques", беспристрастием критических суждений, чуждых всякого партийного фанатизма.

Кроме поэта, критика и романиста Г. совмещал в своем лице еще страстного любителя путешествий, объехавшего всю Европу - в том числе Россию, которой посвящены "Voyage en Russie" (1866) и "Trеsors d\'art de la Rassie" (1860 - 63) - и Восток и описавшего свои путевые впечатления в ряде художественных очерков ("Voyage d\'Espagne", "Italia", "L\'Orient" и др.) . Они отличаются необычной для большинства путешественников точностью и вместе с тем поэтичностью описаний природы. В общем Г. - в истинном смысле слова полиграф, создавший в 40 лет писательской жизни изумительную массу сочинений на самые разнообразные сюжеты. Библиографический перечень написанного им (Spoelberch de Loveioul, "Histoire des oenvres de T. G.", 1887) , занимает 2 тома. Конечно, его драматические фельетоны погибли, забытые в старых газетах (часть их, впрочем, собрана в "Histoire de l\'art dramatiqae en France depuis 25 ans", 1859) . Но его романы, описания путешествий, критические произведения и, главным образом, его стихотворения обеспечили ему первостепенное место во французской литературе. Его благоговейное преклонение пред чистотой и законченностью формы, его терпеливое, тщательное отделывание каждой строчки стихов или прозы делают его родоначальником сменившей во Франции романтизм школы парнасцев. "Emaux et Camеes" Г. принадлежат к одной категории с "Poemes Barbares" Леконта де Лиля, "Bonheur" Сюлли Прюдома и др. Беззаветно преданный поэзии, он мог заниматься ею только в часы досуга и всю жизнь стеснен был материальными заботами и ненавистное ему журнальной работой. Это клало отпечаток грусти на его произведения; в его автобиографических вещах видно постоянное отчаяние от невозможности исполнить теснившиеся в нем поэтические замыслы. Ср. Emile Bergerat, "Theophile G." (1879) ;. Feydeau, "Theophile G." (1874) . На русск. яз. перев. романы "Без вины виноват" и "Малитона" (в "Библ. для Чтения", 1877) .

З. Венгерова.

Гофман

(Эрнст Теодор Вильгельм Амадей Hoffmann) - знаменитый нем. романтик, род. в 1776 г. в Кенигсберге. Мать его была очень нервная женщина, отец - человек очень способный, но беспорядочный. Родители Г. разъехались, когда ребенку было всего 3 года; он воспитывался под влиянием своего дяди юриста, человека умного и талантливого, но фантаста и мистика. Г. рано выказал замечательные способности к музыке и живописи, так что считался чудо-ребенком; в школе учился прекрасно, хотя и тратил много времени на рисованье и музыку. Прекрасно окончил курс юрид. наук в кенигсбергском унив., хотя не чувствовал к юриспруденции особого расположения и продолжал усердно заниматься искусствами. Сдав в 1800 г. блистательно свой последний экзамен, он получил место ассессора в Познани, где широкое гостеприимство поляков впервые приучило его к кутежам. Г. всюду был желанным гостем, как остроумный собеседник, отличный музыкант и талантливый карикатурист. Карикатуры сильно повредили его служебной карьере. Благодаря им, он попал в Плоцк на гораздо худшее место. Вследствие женитьбы на очень доброй и преданной польке, Г. в скучном Плоцке снова сделался "порядочным" человеком. К этому же времени относятся его первые литературный попытки в журнале. Коцебу: "Freimutiger". В 1804 г. Г. был переведен советником в Варшаву; здесь он сошелся с Гитцигом, своим будущим биографом, и с романтиком Захариею Вернером; здесь же он основал музыкальное общество, зал которого украсил своей живописью. Вскоре после иенского сражения все прусские чиновники в Варшаве были уволены от службы. Г. поехал в Берлин, с партитурами нескольких опер в портфеле и с намерением всецело отдаться искусству; но он не нашел ни сбыта своим произведениям, ни уроков. Наконец, ему удалось получить вместо капельмейстера в Бамберге; но дела театра шли так плохо, что Г. принужден был бросить его и перебиваться частными уроками и музыкальными статьями. В 1810 г. один его знакомый, Гольбейн, взялся восстановить бамбергский театр; Г. помогал ему, работая как композитор, дирижер, декоратор, машинист, архитектор и начальник репертуара; но через два года Гольбейн отказался от антрепризы, и театр закрылся. Г. снова начал бедствовать. 26 ноября 1812 г. он пишет в дневнике: "продал сюртук, чтоб пообедать". С начала 1813 г. дела его пошли лучше: он получил маленькое наследство и предложение занять место капельмейстера в Дрездене. Страшные дни августовских битв Г. пережил в Дрездене: он испытал на себе все ужасы войны, но был бодр духом и даже весел, как никогда; он около этого времени собрал свои музыкально-поэтические очерки, написал несколько новых, очень удачных вещей и приготовил к печати род сборника своих произведений под заглавием: "Phantasiestucke in Callot\'s Manier. Blatter aus dem Tagebuche eines reisenden Enthusiasten" (Бамберг, 1814 - 1815; на русском языке из этого сборника переведена очень характерная повесть: " Золотой горшок", в "Московском Наблюдателе" за 1839 г., 1) . Жан-Поль Рихтер нашел в Г. сродный себе талант и написал предисловие к 1 тому; книга имела значительный успех. Скоро Г. потерял место капельмейстера, переехал в Берлин и снова поступил в гражданскую службу. Здесь он встретился с Гитцигом, который познакомил его с берлинскими романтиками, поэтами и художниками. Место советника в камергерихте вполне его обеспечивало и в то же время оставляло ему много досуга, так что его творческий талант, поддерживаемый успехом, мог развернуться во всей силе. Но он слишком привык к цыганской жизни и губил себя излишествами. Чувствуя отвращение к чинным "чайным" обществам, Г. проводил большую часть вечеров, а иногда и часть ночи в винном погребке, где около него всегда собиралась веселая компания. Расстроив себе вином и бессонницей нервы, Г. приходил домой и садился писать; ужасы, создаваемые его воображением, иногда приводили в страх его самого; тогда он будил жену, которая присаживалась с чулком к его письменному столу. А в узаконенный час, если это был служебный день, Г. уже сидел в суде и усердно работал. Более крупные произведения Г. быстро следуют одно за другим в таком порядке: "Чертов эликсир. Бумаги, оставшиеся после брата Медарда капуцина" (1816 - 1816) ; "Ночные повести" (1817, "Nachtstucke"; на русский язык переведена "Иезуитская церковь в Г.", "Московский Вестник", 1830, VI) ; "Удивительные страдания одного директора театра. Из устного предания" (1819; в основе ряд фактов из деятельности Гольбейна) ; "Крошка Цахес, прозванный Киноварь" (1819, пер. в "Отечественных Записках", 1844, т. ХХХVI) ; "Серапионовы братья" (1819 - 21; перев. на русск. языки два раза - во второй раз Гербелем и Соколовским, СПб., 1873 - 1874, как первые 4 книги "Полного собрания сочинений Г.", которое, к сожалению, не пошло далее) ; "Жизненные воззрения кота Мурра, вместе с фрагментарной биографией Иоганна Крейслера в случайно собранных макулатурных лист." (1820 - 22; перев. Н. Кетчером 1840) ; "Принцесса Брамбилла" (1821) ; "Мейстер Фло, сказка в семи приключениях двух друзей" (1822, перев. в "Отеч. Зап." 1840 г., т. XIII) . В 47 лет от роду силы Г. были истощены окончательно; у него развилось нечто вроде сухотки спинного мозга; но и на смертном одре он сохранил силу воображения и остроумие. Он ум. 26 июня 1822 г.

Если б одна напряженность и богатство фантазии делали поэта, Г. был бы первым поэтом в мире; но так как от поэта требуется еще глубокое понимание действительности и художественно верное воспроизведение ее, то Г. - только первый из немецких романтиков чистого типа. Он подводит итоги немецкому романтизму и является самым полным выразителем лучших его стремлений, которым он придал небывалую до тех пор яркость и определенность. Самое ненавистное для Г. понятие - филистерство. Это понятие очень широкое, целое мировоззрение; в нем заключается и самодовольная пошлость, и умственный застой, и эгоизм, и тщеславие (жизнь на показ, "как люди живут") , и грубый материализм, и все нивелирующий формализм, превращающий человека в машину, и педантизм, доходящий до того, что человек даже и влюбляется, и предложение делает по книге Томазиуса. Первое условие для того, чтобы освободиться от давящих рамок этой филистерской пошлости и сохранить живую душу, "детски благочестивое поэтическое настроение"; только обладая этим талисманом, можно верить, любить людей и природу и понимать поэзию; а понимать поэзию - значить понимать все, так как "поэзия есть высшее знание". Поэзия есть вместе с тем и высшая нравственность; она может исходить только из чистой, любящей души, и до ее нельзя добраться никакими ухищрениями ума; в поэзии отождествляется прекрасное, истинное и нравственное: вместе с тем она есть и высшее счастье. Это счастье доступно не одним только избранным натурам, а всем не опошленным людям. Детям, исключая нравственных уродов, открыт путь в царство поэзии, пока они живут согласно с природой, которая для них служит и лучшим собранием игрушек, и лучшей учительницей. Юноша, который "грезит с открытыми глазами" - истинный богач и счастливец, хотя бы у него не было гроша в кармане, истинный поэт, хотя бы он не написал ни строчки стихов; но горе ему, если он начнет стыдиться своих мечтами, увлечется пошлыми удовольствиями, выгодой и тщеславием. Он устроит свою карьеру, но потеряет свой талисман и будет считать чудаками всех, кто остался детски чист душою, исполнен веры и любви; сам же он проживет всю жизнь филистером, и только разве перед смертью вспомнить с тоскою, как Тадеус Брокель, что и он когда-то был знаком с Неизвестным Дитятею и летал с ним в царство поэзии.

Свое мировоззрение Г. проводит с замечательною последовательностью в длинном ряде бесподобных в своем роде фантастических повестей и сказок, в которых он искусно сливает чудесное всех веков и народов с личным вымыслом, то мрачным и болезненным, то грустно трогательным, но чаще грациозно веселым и шаловливо насмешливым. Он умеет внушить и взрослому читателю интерес к этой пестрой фантастике, посредством соединения сверх естественного с обыденным и даже пошлым: у него привидения принимают желудочные капли, феи угощаются кофе, колдуньи торгуют яблоками и пирожками, герцоги и графы овощного царства режутся зв?здочками и кладутся в суп и т. д. Крайняя прозаичность немецкой жизни является сереньким фоном, на котором тем резче выделяется яркость красок его фантастики. Таким образом этот ультра-романтик является и ультра-реалистом. Как психолог, Г. отмежевал себе область неопределенных чувств, неясных стремлений, необыкновенных ощущений, магнетических влияний, страшного и болезненно трогательного; бред, галлюцинация, безотчетный страх, потеря душевного равновесия - любимые мотивы его тонких психологических этюдов. Как новеллист, историк и этнограф, он великий мастер своего дела: в глубь средних веков он спускается неохотно, но эпоху Реформации в и XVII веке воспроизводит превосходно; итальянские нравы и природу описывает так, как будто десятки лет прожил в Италии. Но, верный жизни в подробностях, он в общем везде обращает ее в пеструю сказку. Другая темная сторона поэзии Г. - его стремление приводить читателя в трепет, внушать ему веру в господство каких-то мрачных сил. Третий его недостаток - полное и сознательное равнодушие ко всяким социальным вопросам; его антипатия к тенденции переходить в возмутительный со стороны столь живого человека квиетизм. Зло, существующее в мире, представляется ему непоправимым даже в частных случаях, так как участь человека зависит не от него самого и не от его ближних, а от судьбы. Лучшие люди пусть уходят из это то мира в страны горные, в мир сверхчувственных наслаждений, а другие пусть живут в своей грязи, как хотят. Но, к счастью для себя и читателей, Г., как поэт, не может вечно держаться на такой олимпийской высоте - а когда он спускается на землю, он является другом человечества и горячим проповедником всепрощающей любви. Немецкая критика не очень высокого мнения о Г., и в Германии влияние его не было сильно: там в его время предпочитали романтизм глубокомысленный и серьезный, без примеси едкой сатиры, а следующее поколение усиленно занялось политикой и поэзия стала тенденциозной и утилитарной. Зато вне отечества Г. имеет огромное историческое значение. Французские романтики гораздо больше научились от него, чем от Шлегелей и Тика; во Франции, как и в Италии, он один из любимых писателей до 60-х годов включительно; в С. Америке он имел массу переводчиков и подражателей. В России один из образованнейших писателей пушкинского периода, Антоний Погорельский (А. Л. Перовский) , автор "Монастырки"; находится в своих первых произведениях под непосредственным влиянием Г. Белинский (III, 532) называет Г. "одним из величайших немецких поэтов, живописцем невидимого внутреннего мира, ясновидцем таинственных сил природы и духа, воспитателем юношества, высшим идеалом писателя для детей". Другой талантливый критик 50-х годов, Дружинин, считает Перегринуса Тисса Г. одним из величайших созданий мировой поэзии. Но всего интереснее влияние Г. на одного из величайших русских романистов, Ф. Достоевского. Достоевский не только перечитал всего Г. и порусски, и по-немецки, и вдохновлялся им именно в ту пору, когда слагались его литературные вкусы (в 1838 г.) , но и в излюбленном произведении первого периода своей деятельности, "Двойник", очевидно подражает ему, не теряя, конечно, при этом своей оригинальности. Мало того: много позднее, в самых крупных произведениях Д - ского замечается поразительное сходство с Г. и во взглядах, и в литературных приемах. Оба они одинаково любят детей и чудаков и не любят холодных, сдержанных жрецов "приличия", поклонников успеха и "деловых людей", всецело отдавшихся "полезному"; оба превозносят не подкрашенную природу на счет культуры; оба принижают разум перед сердцем; оба в повествовании любят неожиданности; у обоих кроткая идиллия внезапно сменяется порывом все уничтожающей бури и наоборот; знаменитое: "тут произошло нечто совсем неожиданное" Достоевского часто дословно встречается у Г. (напр., "Выбор невесты") ; оба любят сопоставлять трагическое и страшное с мелочным и обыденным; оба любят сны, предчувствия, галлюцинации; сфера психологических наблюдений

Достоевского есть нечто иное, как расширение и углубление сферы наблюдений Г., реализованных на данной почве и в данную эпоху. Все, что говорит Белинский о странности и причудливости гения Г. всецело относится и к Достоевскому - но далеко не все свойства великого русского романиста можно указать у немецкого романтика. Первое изд. сочинений Г. - "Ausgewahite Schriften" (Берлин, 1827 - 1828) ; его вдова Михелина прибавила к ним потом еще дополнение. Новейшее модное издание - "Sammtl. Schriften, mit Federzeichnungen v. Theod. Hosemann" (Б., 1871 - 73) . Прекрасная биография Г. написана его другом, J. E. Hitzig: "Aus H\'s Leben and Nachlass" (Б., 1823) . Ср. Funck, "Aus dem Leben zweier Dichter. Ernst Theod. Wilb. Н. und Fr. Grottlob Wetzel" (Лпц., 1836) . Ср. также биографию Г., написанную Rochlitz\'ем при франц. переводе его "Contes posthumes, par Champtlenry" (П., 1856) .

А. Кирпичников.

Гоцци

(Карл, граф Gozzi) - итальянский драматург и поэт Венеции. Написал несколько стихотворных романов и сатир, одиннадцать новелл в прозе и автобиографические записки: "Memoire inutili" (бесполезные записки) ; но все это давно забыто и известность Г. зиждется на его деятельности, как драматурга. И в этом отношении, однако, авторитет, которым он долго пользовался в Италии и особенно в Германии, в пору процветавшей там романтической школы, сильно понизился, и значение его в настоящее время - исключительно историколитературное. Драматическая деятельность Г. выразилась, главным образом, в энергетическом, можно даже сказать озлобленном противодействии реформе Гольдони, которой он усмотрел только рабскую французоманию и (умышленно или по недомыслию) совершенно упустил из виду все что было чисто национального в комедиях Гольдони. Точно так же враждебно отнесся он к стремлениям последнего возвысить первобытную и грубую "Commedia dell\'arte" на степень художественной "комедии характеров", увидев и здесь еретическое посягательство на наследие итальянской старины. Но если исходная точка Г. была отчасти верна, то применение ее оказалось в высшей степени фальшивым. Г. осуждал Гольдони, напр., за то, что он "представлял на сцене только ту правду, которая была у него перед глазами, копируя ее осязательно и грубо, а не подражая натуре с подобающим писателю изяществом.... и исходил из принципа, что правда сама по себе всегда нравится...". В противодействие Гольдониевской "комедии характеров", Г. ввел новый род пьес, которые он назвал fiabe (басни) - старое, малоупотребительное итальянское слово - и которые представляют собой соединение старого "балаганного" элемента с романтическим: первого - в виде сохранения, но в довольно изуродованном виде, старых "стоячих масок", второго - в массе волшебно-сказочных подробностей, приближающих эти пьесы скорее к пантомимам, балетам и т. п. Ко всему этому надо присоединить и полемические тенденции автора, выразившиеся особенно резко в первой же из этих пьес ("L\'amore delle tre Melarance") , направленной против Гольдони; за нею последовали "Ворон", "Турандот" (впоследствии перев. Шиллером) , "Король Олень", "Женщина Змея", "Зеленая птичка", которую автор назвал "философской сказкой" и в главных действующих лицах которой - двух новых философах - ополчился против новой французской философии. Гельвеций, Руссо и Вольтер вызывали с его стороны яростно-фанатические нападки. Fiabe Г. в течение десяти пятнадцати лет пользовались значительным успехом в массе публики, благодаря их чисто внешнему интересу, но вызывали оппозицию серьезных и литературно развитых людей. Уступая этому давлению, он перешел впоследствии к новому роду "комедий или трагикомедий", которых написал больше двадцати и большинство которых имеет образцами пьесы испанского репертуара. Из этой категории произведений Г. в настоящее время не появляется на итальянской сцене почти ни одно, хотя Симонд де Сисмонди, относясь к ним, как к пьесам вообще "не хорошим", находит в них постоянное присутствие "интереса, жизни и веселости". Между тем как часть современной Г. критики признавала его изумительнейшим после Шекспира явлением, новейшая (и притом итальянская) критика произнесла ему строгий, но во многих отношениях справедливый приговор: "Гоцци", - говорит Угони - "обладал большим талантом и фантазиею, но это был враждебный культуре писатель, с ничтожным образованием, стремившийся в своих Fiabe принизить умственное развитие своих зрителей, запечатлевая в них принципы полного обскурантизма". Наиболее полное собрание соч. Г. изд. в Венеции 1802 г. Ср. Margini, "Carlo G. e ie fiabe" (1876) .

П. В - рг.

Гош

(Лазарь Hoche) - франц. полководец (1768 - 97) . 14 лет от роду, не получив почти никакого образования, он поступил стременным к королю, а через 3 года был переведен в пешую гвардию, из которой вышел перед началом революции. В 1792 г. Г. поступил в арденскую армию, потом назначен был комендантом Дюнкирхева, и за мужественную оборону этой крепости против англичан и австрийцев произведен (1793) в генералы. Получив начальство над мозельскою армиею, одержал над австрийцами ряд побед и очистил от них Эльзас (1793 и 1794) . Несогласие с депутатом конвента Сен-Жюстом едва было не погубили его; он был арестован и привезен в Париж, но после падения Робеспьера снова назначен главнокомандующим армии, действовавшей против роялистов сначала в Нормандии и Бретани, потом в Ванде. В конце 1796 г. на Г. возложена была экспедиция в Ирландию, которая, вследствие противных ветров, осталась без результата. В начале 1797 г. Г. начальствовал самбр-маасскою армиею, с которою нанес австрийцам несколько поражений; только леобенское перемирие остановило его наступление за Рейном. Затем Г. был назначен главнокомандующим соединенных армий самбр-маасской и рейнмозельской, но скоропостижно умер, оставив по себе репутацию рыцарски честного в бескорыстного воина.

Граб

(бот.) , грабина, белый бук, Carpinus Betalus L. - красивое дерево из сем. Березо-образных, со светло-серой гладкою корою в белой древесиной. Листья эллиптические или удлиненно-яйцевидные, почти гладкие, по краям двоякопильчатые, т. е. их крупные зубцы сами разрезаны еще на несколько мелких зубцов. Цветы раздельные, однодомные, появляются одновременно с молодыми листьями; тычиночные или мужские собраны в довольно плотные повислые сережки в углах листьев на средине молодых веток; каждый цветочек состоит из 4 - 12 коротких тычинок и 1 широкого буро-зеленого прицветника, по краям ресничатого; пестичные или женские цветки в небольшом числе, редкими сережками на концах ветвей (как у березы) ; каждый состоит из двугнездой завязи с 2 рыльцами в трехлопастного 3-нервного прицветника, сильно разрастающегося ко времени созревания плода и остающегося при нем; каждая пара таких цветов снабжена длинным кроющим прицветником, рано отпадающим. Плод односемянный (по недоразвитию другого семени) орешек. Г. (распространен в южной и средней Европе в Азии) до Афганистана; попадается в Англии, Швеции, Дании. В России начинает встречаться с Курляндии и Гродненской губ. и весьма обычен в Киевской, Подольской губ., вообще в Юго-Зап. краю, в Крыму, а всего более на Кавказе и Закавказье, где его можно считать самым распространенным деревом. Вертикальное распространение его также очень обширно: от берега моря до 5 - 6 тыс. фут., а в западн. Закавказье до 41/2 тыс. фут Растет в смешении с другими породами, но нередко образует и совершенно чистые насаждения; достигает 70 фут. вышины и живет до 200 - 300 лет.

Другой Г., восточный. Car. orientalis Lam. (= С. duinensis Scop.) , или грабинник, кустарный Г., распространен только по южной Европе (средняя Италия, Австрия, Балканский полуостров) , а у нас - в Крыму и на Кавказе. Это - небольшое деревцо, не выше 20 - 30 фут., а чаще густо ветвистый кустарник с мелкими листьями (в 8 - 4 раза мельче предыдущего) , снизу, вдоль нервов, покрытыми волосками; прицветники при плодах (они же назыв. плодовыми обвертками или покрывалами) не трехлопастные, как у предыдущего, а цельные неравнобокие, неправильно зазубренные. Всего более в Закавказье, где живет в нижней полосе лесов, не выше 4 т. фут. Примкнете такое же, как к предыдущего. во ограниченные вследствие слабого развития ствола в обилия кривых ветвей. Кроме описанных, есть еще американский Г. - С. Соrоliniana Walt. (- С. americana Mix.) , в Сев. Америке, со слабо 8-лопастными 5 - 7 нервными плодовыми покрывалами; Г. тонкий, С. Timinea Wall., в Непале у Гималаев, с продолговатыми и цельными плодовыми покрывалами, при основании зубчатыми. Наконец Г. букообразный, С. faginea, присоединяется лучшими систематиками к первому или второму из вышеописанных, а Г. средний, С. intermedia Wierz. - к первому. Ископаемый крупнолистый Г., С. grandis, найден в плиоценовых отложениях сарматского яруса, близ Энингена в Германии (относится к так наз. "венскому бассейну") .

А. А.

(Лесоводство) . 1) Г. обыкновенный, грабина, белый бук (С. Betnius L.) . Требования относительно почвы те же, что у бука, но граб довольствуется менее богатыми, более сухими, легкими в мелкими почвами, и хотя переносит излишнюю влажность почвы, но избегает кислого перегноя. Будучи тенелюбивой породой, легко выдерживает продолжительное отенение, а также многократные повреждения скотом и дичью, вскоре от них поправляясь; в местах своего естественного распространения вынослив также к морозу (переносить зимою даже - 24? P.) , но сильно страдает от заморозков весною и осенью и от повреждений, причиняемых мышами. Возобновляется после срубки как семенами, которые начинает приносить с 20 - 30 лет, так и паевою порослью, давая последнюю лаже при срубке в 80 - 100-летнем возрастов при рубке от пней появляется много естественных отводков, но отпрыски от корней незначительны. Хорошо и скоро оттеняя почву, Г. наиболее пригоден для низкоствольников (грабильников или грабинников) и подлеска в среднем хозяйстве, доставляя при 18 - 20 летнем обороте рубки ежегодно, в среднем, больше древесной массы, чем при срубке в более позднем возрасте. Это последнее обстоятельство в очень медленный рост Г., вообще, делают его малопригодным для высокоствольного хозяйства; поэтому при возращении с дубом, и в особенности с буком, он составляет временную примесь. Произрастая в изреженных насаждениях, Г. сильно развивает ветви, отчего успешно возвращается на выгонах, в безвершинном хозяйстве, где срубание его вершины производится чрез каждые 6 - 10 лет, а штамба нередко достигает до 150 - 200 лет. Способность хорошо переносить обрезку и стрижку служит причиной устройства из Г. живых изгородей, крытых аллей (во французских садах) , беседок и т. п. Древесина высоко ценится, местами даже дороже буковой, на дрова, но вместе с тем дает поделочный лес высоких качеств (кулаки в машинах, молоты, винты, рукоятки для заступов, топорища, гребни в т. п.) , хотя часто страдает от червоточины; лист идет на корм скоту.

2) Г. хмелевидный, хмелеграб обыкновенный, незнайка (название. русских поселенцев) (С. Ostrya L., Ostrya carpinifolia Scop., О. vulgaris Wilid., О. italica Spach.) - дерево, высотою 50 - 60 фт., с оригинальными пучками плодов, напоминающими хмелевые шишки, изредка растущие в Закавказья, до высоты 3000 - 4000 фт. (черноморское побережье - возле Адлера и Псоу, по долине Куры - Боржомское ущелье, Ахалцыхского у.) . Древесина его напоминает грабовую, но особого технического применения в местностях, где растет это дерево, не имеет.

В. С.

Гравий,

или хрящ - так наз. в геологии крупный песок, отдельные более или менее округленные зерна которого имеют в поперечнике от 3 до 10 мм., не превышая, таким образом, величины горошины.

Градоначальство

- административная единица, состоящая из города и прилегающих к нему земель и вверенная управлению градоначальника.

Гражданский процесс

- юридическое отношение, которое истец завязывает с ответчиком в гражданском суде, чтобы получить от суда, как авторитетной власти, приказ в защиту своего гражданского права; приказ этот выражается в судебном решении, а защита осуществляется исполнением решения. Поводом для возникновения Г. процесса служит обыкновенно спор о Г. праве, но также и вообще стремление лица изменить свое фактическое отношение к известному имуществу или к другим лицам, так что Г. процесс возможен не только, когда ответчик оспаривает право истца, но и когда он совсем не спорит, а лишь фактически не исполняет его требования (не платит ему денег, удерживает его ребенка и т. п.) . Г. процесс возникает, движется, изменяется и, наконец, прекращается в Г. суде; деятельность суда относительно Г. процесса и отношения между судом и тяжущимися определяются правилами Г. судопроизводства . Аналогичное Г. процессу отношение частных лиц, также вызванное спором о праве или стремлением изменить фактически отношения, но только совершающее свой цикл вне суда, без участия его органов, составляет область самоуправства . Самоуправный Г. процесс предшествует, исторически, судебному, но постепенно, по мере роста общественной организации, вытесняется им; древнейший же судебный Г. процесс возникает в силу договорного или добро вольного подчинения сторон (т. е. истца и ответчика) суду . В современном Г. суде Г. процесс может возникнуть лишь при наличности известных условий. Необходимо, во 1-х, чтобы суд был компетентен для разрешения того столкновения материальных прав, которое вынудило граждан стать в положение тяжущихся; так, напр., Г. процесс не может возникнуть, если административное учреждение обложило гражданина неправильно высоким . Если суд компетентен, то необходимо еще, чтобы по законам о подсудности он был уполномочен на разрешение данного конкретного столкновения; так, напр., Г. процесс не может возникнуть в мировом суде, если лицу нужно установить законность своего рождения. Необходимо, во 2-х , чтобы лицо было по законам способно искать и отвечать на суде (persona legitima standi in judicio) ; эта способность определяется правилами данного материального права о дееспособности . Оттого в странах, где женщина ограничена в праве распоряжения своим имуществом, она вправе выступать на суде только или вместе с пособником, или в лице представителя. У нас, в XVI и XVII вв., вследствие полного отсутствия определенных норм о дееспособности, могли самостоятельно выступать на суде и малолетние. Ограничение права крепостных искать и отвечать на суде никогда не было проведено у нас безусловно; другие ограничения (для духовных лиц, для политически умерших) сложились в XVIII веке. Теперь безусловно не имеют у нас права судебной защиты лишенные всех прав состояния; чрез законных представителей должны искать лица, состояния под опекою, кроме расточителей, которые связаны только известными ограничениями; ограничены в праве судебной защиты и несостоятельные должники. Юридически лица должны иметь особого поверенного. Неспособность лица искать и отвечать на суде есть такой порок Г. процесса, который делает его совершенно ничтожным, и потому на суде лежит обязанность по собственной инициативе (ex officio) проверять эту способность сторон . При наличности процессуальной дееспособности всякий вправе начать гражд. процесс - даже тот, у кого нет вовсе никакого материального права; в результате это окажется для него самого убыточным; но право являться истцом, по со временным понятиям, неотъемлемо даже у профессиональных "ябедников, крамольников и составщиков", которые не допускались на суд у нас в эпоху Судебников. Но для того, чтобы раз начатый Г. процесс мог завершиться своим нормальным концом, т. е. решением, необходима еще легитимация лица, или право его на данный иск или на ответ по данному иску (напр., оспаривать завещание может только наследник по закону; отвечать за убытки, причиненные истцу на железной дороге, должен собственник дороги, а не собственник вагонов и паровоза) . В отличие от процессуальной способности, легитимация есть такое условие, наличность которого проверяется судом только по инициативе самих тяжущихся . В своем простейшем виде Г. процесс есть отношение двух лиц - истца и ответчика; но отношение это осложняется или тем, что с самого начала к суду обращаются несколько истцов или вызываются несколько ответчиков, или тем, что в начатый Г. процесс вступают или привлекаются новые или так наз. третьи лица. Такое осложнение Г. процесса не вносит в него беспорядка лишь при значительном техническом совершенстве Г. судопроизводства. У нас, до Судебных Уставов 1864 г., привлечение третьих лиц не было вовсе предусмотрено законом, и хотя в законе упоминался случай вступления третьего лица с самостоятельными требованиями, но правил для этого не существовало. Юридическое отношение тяжущихся может переходить на других лиц путем преемства; наконец, участники Г. процесса могут иметь заместителей.

При состязательном судопроизводстве Г. процесс не может возникнуть без предъявления иска: действие это исходит от истца и только в исключительных случаях зависит не от его инициативы, а служит ответом на обращенный к нему вызов (напр., у нас при требованиях по сохранным распискам с наследников) . Форма предъявления иска крайне разнообразна в истории судопроизводства и с современных законодательствах . Момент, к которому относится завязка гражданского процесса, не совпадает с моментом предъявления иска: в продолжение известного времени истец может еще взять просьбу назад, так что возникновение процесса находится под сомнением. В истории Г. процесса замечается постепенное сближение этих двух моментов; напр., с древнеримском судопроизводстве завязка Г. процесса наступала лишь после продолжительной процедуры пред претором (litiscontestatio) ; у нас для дел, производимых в общем порядке, началом процесса считается явка ответчика; но вообще в современных законодательствах Г. процесс признается начатым, когда ответчик получил извещение о вызове на суд. Только с этой минуты может начаться судебная (а не только распорядительная) деятельность суда. Содействие ответчика и его личное участие в современном судопроизводстве не требуется, потому что подчинение его суду основано теперь не на договоре его с истцом, а определяется государственными законами. В истории судопроизводства медленно (на Западе - только под влиянием канонического права) вырабатываются правила для заочного разбирательства; у нас они отсутствовали до реформы 1864 г. Отсутствие таких правил вызывало развит поручительства в явке на суд и штрафов за неявку, приравнение неявки к ослушанию королевскому или судейскому приказу и присуждение истцу всех его требований без доказательств.

Раз Г. процесс начат, у его участников являются взаимные права и обязанности; возникают также и обязанности их пред судом. Одною из юридических обязанностей тяжущихся, в истории судопроизводства (римского, древнегерманского, канонического) , было говорить всю правду, под страхом проигрыша дела, уплаты штрафов и т. д.; в каноническом судопроизводстве, напр., стороны давали особую присягу в том, что они спорят по чистой совести. Но требование говорить всю правду неосуществимо на практике, потому что предполагает в тяжущихся более чем обычный уровень добродетели; если бы оно было осуществимо, не нужно было бы создавать сложной системы доказательств. Современные законодательства усматривают нравственную гарантию правдивости тяжущихся в гласности и устности производства; справедливые интересы противника достаточно ограждаются обязанностью возместить суд. издержки, а в исключительных случаях - предварительным их обеспечением (напр., у нас со стороны иностранцев) . Обязанность возмещения издержек теперь зависит не от вины проигравшей стороны, а только от факта проигрыша . Юридические обязанности сторон в современном Г. процессе заключаются в индивидуализировании своих требований и возражений. Это значит, что стороны должны в точности ознакомить суд с тем конкретным материальным отношением, которое привело их на суд: нельзя сказать - я хочу получить от А 100 руб., а необходимо точно обозначить основание требования (напр., долг, убыток, дар) ; иначе процесс рисковал бы превратиться в театральное представление, а суд - в арену для безнравственных дел. Положение каждой из сторон имеет свои выгоды и невыгоды. Ответчик выходит победителем из Г. процесса, если истец не докажет своего дела, хотя это далеко не всегда значит, что ответчик прав; зато истца нельзя ни к чему присудить (кроме уплаты судебных издержек) , ему можно только отказать в иске. Иногда законодательство наперед определяет, на которой из сторон должно лежать бремя представления доказательств. Право требовать, чтобы противник индивидуализировал свои заявления и чтобы он доказал то, что обязан доказать по закону - вот права стороны в Г. процессе. В частности эти права осуществляются тем, что сторона должна быть осведомлена о всех заявлениях своего противника и иметь возможность проверять и опровергать как эти заявления, так и их доказательства. Гарантируются эти права правилами судопроизводства. Г. процесс подвигается вперед с помощью действий, исходящих от сторон (требования, утверждения, ссылки на доказательства) , и с помощью действий, исходящих от суда (распоряжения, определения и, наконец, решение) . Решением гражданский процесс оканчивается. Юридическое отношение, возникшее в силу предъявления иска, прекращается, как прекратилось то материальное отношение, которое существовало до обращения в суд. Напр., до суда был владелец имущества А, который застраховал его в обществе Б, и между обоими существовало материальное отношение: право А получить и обязанность Б уплатить, в случае пожара, 1000 руб. Когда А обратился в суд, между ним и Б установилось процессуальное отношение, в силу которого он стал обязан доказать и факт пожара, и размер условленного вознаграждения, и размер своего убытка, а Б приобрел право опровергать все эти заявления. Началась между А и Б процессуальная борьба, направляемая и сдерживаемая судом и нашедшая себе завершение в судебном решении. Прежнее материальное отношение сменилось новым: если А отказано в иске, возникло новое отношение - обязанность А возместить Б судебные издержки; если иск А удовлетворен, возникло также новое материальное отношение - А сделался бесспорным кредитором Б в сумме, определенной судом. Это новое материальное отношение может прекратиться миролюбиво тотчас же, если о добровольно отдаст А эту сумму; но оно может привести к завязке нового процессуального отношения - по поводу исполнения решения, - где будут взыскатель и должник, с новыми правами и обязанностями . Г. процесс (в современном праве) изменяет материальное отношение, существовавшее между сторонами, только когда он завершается решением, притом вступившим в законную силу . Нередко, однако, гражданский процесс может не получить завершения в решении: так, если в течение трех лет (у нас и по французскому праву) сторонами не предпринято никаких действий, начатый процесс уничтожается сам собою, не оказав никакого влияния на материальное отношение. Кроме того, Г. процесс может окончиться и мировою сделкою, и отказом истца от иска (последнее, впрочем; только с согласия ответчика) . Ср. О. Bulow, "Die Lebre von den Processeinreden nod die Pro cessvoraussetzungen" (1868) ; J. Kohler, "Der Process als Rechtsverhaitniss" (1888) ; Wach: "Handbuch des deutschen Civilprocessrechts" (I, 1885) ; А. Гольмстен, "Принцип тождества в Г. процессе" (1874) ; Н. Дерюжинский, "Отводы и возражения по русскому Г. процессу" (1889) .

М. Брун.

Гражданское общество

- в особом смысле, употребляемом некоторыми юристами, обозначает совокупность всех лиц, которые в данное время и на данной территории участвуют в образовании Г. права. Члены Г. общества выступают или в качестве субъектов Г. прав, или в качестве власти (законодательства в суда) , которая, по призыву субъектов, защищает их права.

Гракхи

- два брата, знаменитые римские политические деятели. Происходили хотя и из плебейского, но уже выдвинувшегося в ряды новой оптиматской аристократии рода Семпрониев. Их отец, Тиберий Г., был два раза консулом и раз - цензором.. По матери (Корнелии - дочери Сципиона Африканского) они примыкали к знатному и просвещенному кружку Сципионов, центру греческих идей и образованности, в котором обсуждались вопросы политического, экономического и социального характера в применении к существующему строю Римской республики. Женитьба обоих братьев на аристократках еще более скрепила их связи с влиятельной в политическом мире средой. Воспитанием своим и высокими стремлениями Г. обязаны в особенности матери, женщине благородной и просвещенной.

1) Тиберий Г. (163 - 133 до Р. X.) впервые отличился во время 3-й пунической войны; его храбрость была признана строгим Сципионом Эмилианом. Отправленный квестором в Испанию, он сделал по дороге много поучительных наблюдений над состоянием римских земель; особенно в Этрурии он был поражен пустынностью страны и исчезновением крестьян землевладельцев. В нем сложилось убеждение, что преобладание крупного землевладения и страшное обеднение среднего класса - сущетвеннейший недостаток римского экономического и социального строя и источник всех бедствий республики. Возвратясь в Рим, он добился избрания в трибуны (134) и предложил закон (lex agraria) , по которому определялась высшая норма владения общественной землей (ager publicus) - именно 500 югеров на человека (югер = ? десятины) , а если у владельца есть сыновья, то на долю каждого еще по 250 югеров

- впрочем, в общем не более 1000 югеров на семью. Образовавшиеся вследствие этого правила отрезки от существовавших до того времени крупных владений должны были поступить в казну, для раздачи участками по 30 югер. безземельным гражданам, на условиях наследственной аренды. Участки должны были считаться неотчуждаемыми (отличие от Лициниевых закон.) ; получавшие их обязаны были возделывать их и платить в казну умеренный оброк. Этот закон, наносивший удар крупному аристократическому землевладению, находил деятельную поддержку только в тесном кругу друзей и родственников Тиберия Г. и вызвал ожесточенное противодействие со стороны большинства сенатской аристократии. Мягкий по природе, Тиберий Г. поневоле должен был прибегнуть к революционному способу действий. Борьба началась с того, что один из товарищей Тиберия Г. по трибунату, Октавий, наложил свое veto на закон. Тогда Т. Гр. нарушил неприкосновенность трибунской власти, задав народу вопрос: "может ли оставаться трибуном тот, кто идет против интересов народа?" Голосование решило вопрос против Октавия, и он силой был сведен со скамьи трибунов. Теперь закон прошел, и назначена была комиссия для его осуществления: в комиссию вошли сам Тиберий Г., его брат Кай и тесть Аппий Клавдий. Опасаясь мщения со стороны врагов, Т. Г. стал ходить по улицам в сопровождении многочисленной вооруженной толпы телохранителей. Особенно он боялся наступления нового года, когда кончится его трибунат, а вместе с тем и гарантия неприкосновенности. Поэтому он, вопреки закону (нельзя было два года под ряд занимать одну и ту же должность) , выставил свою кандидатуру на выборах в трибуны 133 г. На случай, если бы аристократия стала противодействовать его избранию, в день выборов им была приготовлена вооруженная сила. В сенате, собравшемся по соседству с местом народного собрания, стали раздаваться голоса, требовавшие немедленной казни бунтовщика и нарушителя вековых установлений. В то же время в народном собрании послышался треск от случайно сломавшихся скамей. Сенаторы приняли этот треск за начало возмущения и, схватив в руки первые попавшиеся тяжелые предметы, выбежали на площадь. Народ расступился; толпа сенаторов прямо направилась к трибуну. Среди происшедшего шума Г. не мог говорить и рукой показал на свою голову, в знак того, что ему угрожает опасность. Этот жест тотчас же объяснили, как требование царской диадемы, и народ (не сельское население, а городской пролетариат, не заинтересованный в судьбе Гракхова закона, совершенно отступился от трибуна. Тиберий Г. пытался бежать, но оступился и был убит. В тот же день убито 300 приверженцев Тиберия, а затем начались уголовные преследования, хотя аграрный закон отменен не был и комиссия продолжала действовать; место убитого в ней занял тесть Кая Г., Публий Красс Муциан, а по смерти последнего и Аппия Клавдия их заменили Марк Фульвий Флакк и Гай Папирий Карбон. Комиссия работала успешно и в течение 5 лет довела количество крестьян землевладельцев с 300000 до 400000. Судьба Тиберия Г. обнаружила косность римской аристократии и неспособность ее к своевременному удовлетворению нарождающихся потребностей. Друзья народного дела и сторонники коренных реформ убедились, что для успеха их начинаний необходимо прежде всего ослабить в политическом строе преобладание аристократии. Горячим деятелем в этом направлении явился младший брат Тиберия Г., 2) Кай Г. (153 - 121 г. до P. X.) . Это был человек иного темперамента, чем старший его брат: пылкий, решительный, смело, без оглядки вступавший на революционный путь, хотя, как и брат, противник вооруженного бунта. Он превосходил брата разносторонностью талантов, широтой и глубиной взглядов и неотразимым красноречием; ему легче было занять положение решительного вождя толпы. В 123 г. он был выбран в трибуны. Важнейшие законы Кая Г., клонившиеся к тому, чтобы соединить против аристократии все остальные классы населения, были следующие: 1) хлебный закон (lex fru mentaria) , о дешевой продаже хлеба бедным гражданам, жившим в Риме; 2) дорожный закон (lex viaria) , о проведении по Италии новых дорог для облегчения сношений мелких землевладельцев, появившихся благодаря аграрному закону Тиберия Г.; 3) судебный закон (lex judiciaria) , по которому в списки судей, в которые прежде заносились только сенаторы, включены были также и всадники, в равном с сенаторами числе. В связи с этим законом стоит закон товарища Г. по трибунату, Ацилия Глабриона, по которому в делах о злоупотреблениях провинциальных правителей, о вымогательстве (lex repetundarum) , судьями могли быть только всадники, а не сенаторы. Далее 4) военным законом (lex militaris) облегчались беднякам трудности военной службы. Наконец, 5) предложено было основание новых земледельческих колоний на юге Италии (lex de coloniis deducendis) . Все эти законы должны были доставить Г. прочное большинство в народном собрании и деятельную защиту и помощь со стороны городского пролетариата, сельского населения и всаднического сословия. Еще двумя законами (lex de provin ciis consularibus и lex de prov. Asia a censo ribus locanda) прямо ограничивался произвол сената в раздаче для управления провинций. И тем не менее все римское гражданство отшатнулось от своего трибуна, когда он приступил к главной и самой дорогой для него реформе, при помощи которой он хотел коренным образом обновить обветшавший состав римского гражданства. Это был закон о даровании прав римского гражданства союзникам (lex de civitate sociis danda) . При основании новых колонии Г. всегда от водил место в числе колонистов, кроме римских граждан, и латинянам, а одну колонию он предложил вывести на место разоренного Карфагена, что шло в разрез с национальным чувством римлян. Чтобы ослабить влияние Г. на народное собрание, аристократы выдвинули против него его товарища, трибуна Ливия Друза, с еще более привлекательными предложениями: 1) отменить оброк с тех участков земли, которые были розданы по аграрному закону Тиб. Г.; 2) признать эти участки отчуждаемыми, и 3) вместо предложенных Г. З-х или 4-х колоний, со включением латинян, основать 12 новых колоний, но только для граждан. Предложения Ливия Друза были приняты с восторгом, и популярность Г. подорвана; во 2-й год трибуната Г. (в 131 г. Папирий Карбон провел закон о вторичном избрании трибунов) ему не удалось провести закона о союзниках, а на 3й раз его даже не выбрали в трибуны и оставили за ним только заведование устройством карфагенской колонии. Именно вопрос об этой колонии послужил поводом к катастрофе, в которой погиб Г. На месте, отведенном для этой колонии, произошли неблагоприятные предзнаменования, чем воспользовался сенат и предложил отменить закон о ней. Друзья уговорили Г. воспротивиться сенатскому предложению. Неохотно последовал он за своими вооруженными сторонниками на Авентин. Во время жертвоприношения, которое совершал консул Опимий, когда по обычаю хотели очистить толпу от дурных граждан, одному из окружавших Г. показалось, что служитель хочет удалить самого Г.; он выхватил меч и убил служителя. Поднялся шум и крик, во время которого Г. хотел успокоить толпу; удержать ее от дальнейшего насилия, но не заметил среди общего смятения, что прервал речь трибуна. Сенат тотчас же потребовал к ответу нарушителя трибунской прерогативы. Друзья уговорили Г. не повиноваться; тогда Авентин был взят штурмом. Г. бежал за Тибр; на следующий день нашли в лесу его труп рядом с трупом одного из рабов его. Есть предположение, что сам Г., отчаявшись в своей судьбе, приказал рабу убить его. Приверженцы Г. были перебиты, имущество их конфисковано; на деньги, вырученные этим путем, построен новый храм Конкордии, и началась аристократическая реакция. Биографии обоих Гракхов есть у Плутарха. Хорошее изложение их деятельности у Моммсена и Ине. Ср. Nitzsch, "Die Gracchen und ihre Vorganger"; Neumann, "Geschichte Roms wah rend des Verfalls der Republik". На русском языке есть популярный, сжатый очерк деятельности Г. в ст. П. М. Леонтьева: "О судьбе земледельческих классов в древнем Риме" ("Отчет моск. унив. " за 1861 г.) .

Грамматика

- воображение или описание строения известного языка во всех (или только главнейших) его особенностях. Таким образом Г. дает лишь одну половину знания языка - знакомство с принципами его строения; знание же лексического (словесного) запаса получается при помощи словаря. Изображение строения известного языка может преследовать: 1) чисто практическую цель - научить родному или чужому языку, 2) научную представить точно и всесторонне строение языка. В первом случай мы имеем практическую или школьную Г., заботящуюся не столько о точном и верном объяснении особенностей языка, сколько о наглядности и легкости почти механического его усвоения; во втором - научную грамматику, стремящуюся установить известную законную связь между всеми (по возможности) типическими фактами описываемого языка и дать им объяснение, принимающее во внимание все факторы, так или иначе влиявшие и влияющие на развитие языка. Каждая полная научная Г. представляет следующие отделы: 1) фонетику, или учение о звуковой системе данного языка, заключающее в себе точное описание звуков и представление их взаимных отношений (переход одних звуков в другие, чередование их друг с другом, исчезновение одних звуков и развитие новых, слияние двух или нескольких звуков в один, перестановка и т. д.) ; 2) морфологию, или учение о внешней форме языка, распадающееся на две части: а) словообразование (из корней, суффиксов и префиксов) и б) словоизменение или флексия (склонение, спряжение) ; 3) синтаксис или учение о сочетании слов в предложении и о сочетании предложений между собою. С большим развитием языкознания в научную Г. должен будет войти, как четвертый отдел, семасиология, или учение о значении слова и его изменениях. В современных научных Г. встречаются большею частью только первые два отдела: фонетика и морфология (обыкновенно - одно словоизменение) : синтаксис, в современной науке менее, чем эти два отдела, разработанный, довольно часто отсутствует. Школьная Г. фонетику (урезанную до minimum\'а) и словоизменение помещает в один общий отдел - "этимологию". Если Г. освещает факты языка сравнением их с более древними формами того же самого языка, то она называется историческою; если для объяснения привлекаются другие родственные (и даже не родственные) языки, то сравнительною, если употреблен и тот и другой метод сравнительно-историческою. Всеобщая или философская Г. стремится дедуктивно, из самой природы человеческого языка, вывести все необходимое и возможное в нем. Подобные Г. были в большой моде в 20 40-х гг. этого столетия, но, несмотря на всю законность их целей, преданы справедливому забвению) , ибо исходили из весьма незначительного запаса фактического знания. Время для такой всеобщей Г. не пришло еще и теперь; пока научная Г. имеет обыкновенно строго эмпирический и индуктивный характер. С большим развитием языкознания в научную Г. должен будет войти, как четвертый отдел, семасиология, или учение о значении слова и его изменениях. В современных научных Г. встречаются большею частью только первые два отдела: фонетика и морфология (обыкновенно - одно словоизменение) : синтаксис, в современной науке менее, чем эти два отдела, разработанный, довольно часто отсутствует.

С. Булич.

Гранатник

, гранатное дерево (Punica Granatum L.) - единственный вид рода, относимый то к особому семейству Granateae - гранатовых, то присоединяемый к семейству прибережниковых (Lythrarieae) из раздельнолепестных двудольных. Не большое ветвистое дерево с супротивными продолговатыми листьями. Цветки крупные, пунцовые (своеобразного "гранатового" цвета) , одиночно или по 2 - 3 в углах листьев. Чашечка срослась с завязью, остается приплоде и оканчивается 5 - 7 долями черепичато расположенными; венчик из 5 - 7 овальных лепестков до 5 см. длины. Из много гнездной нижней завязи происходит крупный шарообразный плод - гранат. Это собственно ягода (bacca) , но с толстой кожурой, обернутой еще несколькими пленчатыми оболочками; внутри плода гнезда расположены в 2 этажа, в нижнем 3, а в верхнем 5 - 9, подразделены перепончатыми перегородками; в каждом множество плотно лежащих семян с сочными водянистыми оболочками (съедобная часть) . Г. родом из сев.-зап. Индии; распространен далее на З. по Персии, Малой Азии, Туркестану и Закавказью, где обильно растет (в особенности возле Елизаветполя и в Арешском уезде) небольшим деревцом или кустарником, 10 - 15 фт. высоты, и разводится не выше 3 тыс. фт. Легко разводится как семенами, так отводками и черенками, на разных почвах, но не любит излишней влаги. Кроме употребления плодов, отличающихся прохлаждающим свойством, в пищу, Г. служит еще лекарством (настой цветов и кожура плода в порошке) ; кожура плодов, богатая дубильным веществом, может идти на чернила и служит для окраски сафьяна в черный цвет; лепестки дают красную краску; плотная древесина идет на мелкие поделки.

А. А.

Гранды

. В Кастильском королевстве с XIII в. т. наз. класс высшей знати, который, кроме родственников королевского дома, обнимал еще всех выдающихся предками и богатством людей, называвшихся Ricos hornbres, в противоположность низшей знати - гидальго. К гидальго обращались с титулом "Usted" (Vuestra merced ваша милость) , к Ricos hombres с тит. "Don". Слово "rico", обозначало не столько богатство, сколько влияние, могущество, т. е. соответствовало "grande". Среди Ricos hombres древнейшая знать - по крови (de sangre) ; другие стали знатны по богатству (de estado) , третьи - по должности, по пожалованию (de (dignidad) . Уже в "Siete Partidas", законодательном памятнике Альфонса X, Ricos hombres называются иногда Г. и сопоставляются с "графами и баронами" других государств. Символы их власти - знамя (символ права набирать войско на службу короля) и котелок (символ права содержать его войско) . Обладая королевскими ленами, они были обязаны нести королю военную службу. В общем их достоинство было наследственное. Они были свободны от податей; без особого приказания короля их нельзя было привлекать к суду; в качестве советников они ограничивали власть короля, а в известных случаях могли перейти, с своими вассалами, на службу к другому государю и даже помогать ему против своего прежнего сюзерена. Кроме преимущества занимать высшие должности в государстве, они пользовались еще правом покрывать голову в присутствии короля и в собраниях кортесов сидели непосредственно позади прелатов. Если среди Г. встречается титул "князя" (principe) , то только по вне - испанским владениям (в Сицилии в Неаполе) . С XIV и особенно с XV в. появляются жалованные титулы графов, маркизов, герцогов, Vizconde и Baron попадаются только местами. Среди Г. выдаются еще Almirante Кастилии и Condestable Кастилии. Первоначально жалованные титулы не переходили по наследству, но большинство их стало наследственными, когда сословие Г. утратило свое существенное значение. При Изабелле и Фердинанде Католике власть этой высшей знати была сломлена Хименесом, а Карл V превратил ее в зависимую от короля придворную знать. С этих пор Г. разделились на три класса. Г. первого класса король приказывал надеть шляпу прежде; чем они начинали говорить с ним; Г. второго класса получали такое приказание уже после того, как они заговорят, и выслушивали ответ короля с покрытой головой; Г. третьего класса могли покрыть голову только уже выслушав ответ короля. Во время кратковременного господства Иосифа Бонапарта достоинство Г. было отменено, после реставрации Бурбонов восстановлено, но уже без существенных преимуществ. По конституции 1834 г. Г. было отдано первое место в верхней палате. В эпоху республики снова уничтожены все права и титулы Г., но восстановлены королем Альфонсом.

Е. Щ.

Гранильное мастерство

имеет несколько отраслей: собственно гранильщик (иеlapidaire, the lapidary, d. Steinschleifer) обрабатывает драгоценные и полудрагоц. камни и их подделки помощью шлифования. Гранильщики, занимающиеся резьбою камей и печатей на камнях и на стекле, а также украшением стеклянной посуды гранями и резьбою, называются "граверами" или "резчиками" "по камню" или "по стеклу", а обрабатывающие мрамор и другие камни помощью обтески, за которой следует шлифовка и полировка, носят название "мраморщиков" и "скульпторов".

Шлифовать орудия из кремня и других твердых камней умел уже доисторический человек. Судя по приемам этой работы у современных нам диких народов, можно предполагать, что камни шлифовались тогда просто трением о поверхность песчаника с острыми, не слишком прочно связанными зернами, какой и теперь употребляется для точил. Благодаря слабой связи между частицами, поверхность такого камня постоянно возобновляется во время работы; зерна, притупившиеся с одной стороны, скоро отделяются и, катаясь между камнем и шлифуемым предметом, только способствуют работе. Отверстия в каменных орудиях протирались оконечностью деревянной палочки, смоченной водою с острым песком. Палочку нажимали и вращали взад вперед просто рукою или же помощью шнурка и смычка, как при добывали огня трением. Зерна песку вдавливаясь в дерево палочки и, принимая участие в ее вращении, не очень сильно ее стирают; поэтому камень поддается, хотя и очень медленно: надо целые годы работы, чтобы просверлить таким приемом один твердый камень. И в наше время гранильщики пользуются подобными же средствами, только техника дела так усовершенствовалась, что работа идет скорее и правильнее. Главным средством для шлифовки служит толченый"наждак", обладающий твердостью корунда (9 по шкале твердости) а главным инструментом - "гранильный станок". Это прочный стол, под доскою которого вращается горизонтальное маховое колесо помощью ручки, насажанной на верхний конец его вертикальной оси, выдающейся над поверхностью стола. Посредством ремня и шкива вращение передается "шлифовальному колесу", насажанному посредине вертикального "веретена", укрепленного на другом конце стола, так что колесо приходится немного выше его поверхности. Колесо делается обыкновенно из свинца и намазывается наждаком с водою, камень держат прямо рукою или наклеивают его сургучом на палочку, "китшток". Нажимают камень слегка, чтобы зерна наждака могли кататься между его поверхностью и колесом, отчего шлифуемая поверхность становится матовой. Если же Г. прижмет камень покрепче, катающиеся зерна из под него скоро все выдавятся и снятый с колеса камень покажет почти полированную блестящую поверхность, потому что на нее действовали только плотно засевшие в свинец частицы наждака, производящие неглубокие, параллельные черты, а не рябинки. Для окончательной полировки употребляют обыкновенно оловянное колесо с трепелом, крокусом или оловянною окисью, смотря по роду камня. Этими порошками предварительно "натравляют" колесо, т. е. плотно притирают их гладким камнем к его "надробленой", снабженной мелкими насечками, поверхности. Мягкие камни, как малахит, селенит и др. полируются "на кукле", т. е. на суконной кромке, свернутой на подобие самодельной куклы, точнее - так, как продажные свертки тесемок.

Такими способами "огранивают" большую часть драгоценных камней средней твердости. Непрозрачные и полупрозрачные камни ограниваются обыкновенно в виде"тафельштейна": на плоском камне вышлифовывается одна, возможно большая фацетка, "тафель", а вокруг ее один или два ряда "граней", наклонных фацеток в виде трапеций. Нижняя сторона оставляется плоскою, а вокруг ее вышлифовывается узкий, непрерывный поясок, "рундист", за который камень закрепляется в оправе. Прозрачные камни получают тем лучший блеск, чем они толще: обыкновенно на их лицевой стороне делают "тафель" параллельно "рундисту", а по другую его сторону оставляют вдвое большую толщину камня, отделывая ее гранями или округло, "кабошоном", в форме капли застывшего сала. Иногда и лицевую сторону отшлифовывают, как кабошон. Самая сложная форма огранки "алмазная" или"брильянт", грань с трапецеидальными фацетками называется"лесенкой", с трех угольными: "россыпью" и"розою", когда нижняя сторона плоская. Для огранки камень наклеивается сургучом на палочку, "китшток", которую держат сначала перпендикулярно к колесу, чтобы образовать"тафель", затем отшлифовывают вокруг ее непрерывные пояски (конические поверхности) , из которых уже выделывают грани, от руки или вставляя "китшток" в особый"квадрант" или "куку", чтобы держать его всегда под постоянным наклоном к плоскости колеса во все время шлифовки и полировки каждой грани. Самые твердые камни, - рубины, сапфиры и другие виды корунда, гранят алмазным порошком на колесе из железа, с оливковым маслом или керосином. Алмазного порошка тратится очень мало: он так сильно въедается в железо, когда колесо "натравляют", что его достает на целые часы работы. Край тонкого железного кружка, натравленный алмазом и быстро вращающийся на подобие круговой пилы, употребляется для разрезания всех твердых камней; для более мягких и дешевых алмазный порошок заменяют наждаком, а железный кружок - медным. Для сверления бус употребляется быстро вращающийся цилиндр из железа с алмазным порошком или медный с наждаком. Иногда пользуются сверлом из алмазного осколка, зажатого в конце медной трубочки. Алмазы гранят тоже алмазным порошком на колесах из мягкой стали, но в этом случае стирание камня идет так медленно, что поверхность выходит сразу полированная. Обрабатываемый камень прикрепляется оловянным припоем на латунный китшток, который вставляется в квадрант и сильно нагружается; колеса такой "алмазной мельницы" приводятся во вращением двигателя день и ночь, чтобы ускорить чрезвычайно медленный процесс, продолжающийся целые месяцы и годы. Работой этой занимаются в Амстердаме, Париже и немного в Лондоне. По данным К. Э. Клуге ("Edelsteinkunde", 1860) , в Амстердаме гранение алмазов дает заработки приблизительно 10000 евреям. На 5 гранильнях 640 мельниц поглощают работу паровых машин в 141 силу и занимают 1145 рабочих. При обработке более дешевых и больших предметов из разных видов кварца, яшмы, агата, сердолика, порфира и т. п. материалов употребляют железные и свинцовые колеса побольше, вращающиеся около горизонтального веретена помощью махового колеса и ремня, приводимых в движение рабочим, "вертелом" - как их называют на Урале. Колеса погружаются своею нижнею частью в корыто с наждаком и водою, который частью разбрызгивается кругом, высыхая, обращается в пыли. и делает работу не только неопрятной, но и вредной для легких. В Германии в кн. Биркенфельд на Верхнем Рейне, около городов Оберштейн и Идар, существует до 180 мельниц, на которых гранят кварц и агат на больших жерновах из плотного песчаника, быстро вращающихся около горизонтальной оси помощью водяных Колес. Рабочий, лежа на животе на низкой скамеечке и упираясь ногами, сильно прижимает свою работу руками к цилиндрической поверхности жернова, подвергаясь при этом смертельной опасности от осколков жернова, который нередко разлетается на куски под влиянием центробежной силы. Во время шлифования на жернове, кварцевые породы сильно фосфоресцируют красноватым светом и даже сыплют искрами. В России Г. мастерством занимаются кустари на Урале. По сведениям, собранным екатеринбургским статистическим комитетом в книге П. Н. Зверева: "Гранильный промысел на Урале" (1887 г.) , в Екатеринбурге гранят драгоценные камни, приготовляют и режут печати, делают пресс-папье, украшенные плодами листьями из разноцветных камней, рельефные картины и горки, украшенные кристаллами, а также вещи, оклеенные малахитом. Всего там было 129 рабочих, производивших в год на 21000 р. В Березовском, Нижнеисетском и Верхнеисетском заводах почти исключительно гранят и "проходят", т. е. просверливают бусы. Здесь 217 человек производят на 11500 руб. в год. На Мраморском заводе делают вещи из местного мрамора, серпентина и селенита; работают 164 человека и производят на 27000 р. в год. Изделия из мрамора и шокшинского порфира изготовляют также кустари в Петрозаводске.

Литература Г. мастерства: С. Holtzapfel, "Turning and mechanical manipulations" (т. III, 1850) . Этот же том дословно перепечатан в Америке под загл.: О. Byrne, "Hand Book for the Artisan Mechanic and Engineer"; Th. Chriten, "L\'art du Lapidaire" (1868) . Приведенные выше книги Kluge и Зерева содержат только поверхностные технически указания.

В. Лермантов.

Гранит

- общее название для наиболее богатых кремнекислотою кристаллическизернистых интрузивных горных пород, существенными составными частями которых являются ортоклаз, кварц и один или несколько железисто-магнезиальных силикатов - слюда, роговая обманка, авгит. Впервые этот термин появляется вт, науке в 1596 г. в соч. Цезальпинуса: "De metallicis". Первоначально названием Г. обозначали всякую зернистую горную породу. После работ Г. Розе и мн. др. Г. теперь подразделяются на: 1) собственно Г. (ортоклаз, кварц, биотит и мусковит) , 2) гранитит (ортоклаз, кварц, биотит) , 3) пегматит или мусковитовый Г. (ортоклаз. кварц, мусковит) , 4) роговообманковый Г. (ортоклаз, кварц, роговая обманка) и 5) пироксеновый Г. (ортоклаз кварц, авгит; мало распространенная разность) . Кроме переименованных главных составных частей, во многих Г. встречаются в большем или меньшем количестве, почти всегда: микроклин, альбит (если его много или он вытесняет ортоклаз, то Г. называется альбитовым или натровым" в противоположность обыкновенным калийным Г.) , плагиоклаз (преимущ. олигоклаз) ; реже и в качестве второстепенных составных частей: турмалин (турмалиновый Г.) , эпидот, литионные слюды, тальк (протогиновый Г. Альп) графит, железная слюдка и пр. и разные продукты изменения первичных составных частей. Структура Г. обыкновенно типичная кристаллически-зернистая, как иногда говорят - сахаровидная; если между отдельными кристаллическими зернами остаются промежутки, мелкие пустоты, Г. называют миаролитовым; если он заключает более значительные полости, часто заполненные минералами; его называют ячеистым или друзовым. Часто Г., оставаясь полнокристаллическим, обнаруживает порфировидное строение; это гранитовый порфир (или порфировидный гранит) , представляющий в известной степени переход к кварцевому порфиру. Сюда относится, например, известный"раппакиви" (гнилой камень) окрестностей Выборга. Если листочки слюды стремятся принять параллельное положение, получается гнейсо-гранит, переходный к гнейсу. Во многих случаях кварц правильно прорастает полевой шпат, образуя на нем как бы еврейские письмена; эти красивые разности Г. носят название письменного Г., или еврейского камня, иногда пегматита; наконец, известны и шаровые Г., с шаровою структурою (напр. в Швеции, Slatmossa) . Нормальный Г. заключает ок. 30% - 35% кварца; но часто его меньше, так что получаются разности, переходные к Зениту; с другой стороны, возрастание количества плагиоклаза ведет к разностям переходным к кварцевому диориту; с этими двумя породами Г. часто тесно связаны и постепенными переходами, и совместным нахождением. Химический состав Г. представляет некоторые колебания в зависимости от минералогического состава; для нормальных гранитов типичен средний состав, вычисленный Ротом для Г., состоящего из 30% кварца, 50% ортоклаза, 10% олигоклаза и 10% битита; 72, 26% SiО2; 13, 53% Аl2O3; 2, 74% Fe2O3; 0, 49% MgO; 0, 42% CaO; 0, 98% Na2O; 9, 34% K2O. Г. главным образом принадлежит к наиболее древним геологическим образованиям, образующим ядра или центральные массивы горных хребтов и, вместе с гнейсами, подстилающим все осадочные отложения, не исключая древнейших; главное распространение Г. поэтому в архейских образованиях вместе с гнейсами и их спутниками. Но известны также Г. и более молодые, даже мезозойские и третичные. Как породы интрузивные, Г. залегают в виде массивов, штоков, и гнезд; часто они и в виде жил проходят в гнейсах и других Г.; архейские Г., в виде пластов или неправильных штоков переслаиваются с гнейсами. Некоторые Г., как напр. в Корнваллисе, содержат оловянный камень и залежи этой руды вообще приурочены к Г. Процессы выветривания и разрушения Г. довольно разнообразны; особенно интересно и важно в техническом отношении превращение в каолин (напр. Карлсбад, Шнеберг в Саксонии, Китай, в России - Глуховской у. Черниговской губ. и т. д.) . Происхождение Г. и до сих пор еще несколько загадочно. Мнения ученых еще до сих пор разделяются между осадочным, метаморфическим и изверженным происхождением. Одни считают граниты, как и гнейсы, за осадки из первичного перегретого под большим давлением первичной атмосферы и пересыщенного растворенными веществами моря; другие видят в Г. породы, происшедшие метаморфическим путем из глинистых сланцев, или из известняков, или из конгломератов, даже из вулканических пород. Но большинство геологов теперь уже не сомневается в том, что Г. представляют результат кристаллизации огненножидкой расплавленной массы. В пользу такого убеждения говорят условия залегания Г., их контактные действия, переход в жилах в настоящие порфиры, включения посторонних пород, дислокации, произведенные Г., однообразие состава на значительных протяжениях, микроскопическое строение и аналогия с другими изверженными породами. Порядок кристаллизации составных частей Г. говорил как будто против чисто пирогенного его происхождения, так как не соответствовал степени их плавкости. Новейшие наблюдения и опыты помогли объяснить кажущееся противоречие. Жидкие включения в составных частях Г., присутствие не переносящих плавления минералов привели к принятию участия воды и давлении в происхождении Г. огненно жидким, пирогенным, путем. Присутствие многих сложных или редких минералов, соединений иттрия. тербия, церия и т. д. указывает на некоторую роль газообразных эманаций, так наз. "agents minera lisateurs" франц. петриграфов. В результате приходится признать, что Г. - настоящие интрузивные, плутонические горные породы, образовавшиеся внутри земной коры в присутствии водяных и многих других паров и под значительным давлением. Эти же представления применимы к генезису сиенитов, диоритов, габбро, перидотитов, вообще всех плутонических пород . Распространение Г., имеющих большое значение как прекрасный строительный материал, чрезвычайно велико. В Европ. России Г. представляют три области распространения: они пользуются значительным распространением в Финляндии, Олонецкой и Архангельской губ.; на юге они развиты в Волынской, Киевской, Херсонской, Полтавской губ., в побережье Азовского моря; наконец Урал, особенно южная его часть, отличается значительным развитием и некоторым разнообразием Г.; особенно красив письменный Г. с Мурзинки. Из финляндских Г. в качестве строительного материала пользуются широкой известностью следующие три разности: 1) раппакиви красный крупнозернистый порфировидный гранит с крупными шаровидными выделениями красного ортоклаза, окруженного зеленым кольцом олигоклаза из Питерлакса у Выборга; 2) гангеудский Г. - из Гангеуда в Финляндии, розовый среднезернистый, с гранатом; 3) сердобольский Г. - серый среднезернистый гнейсо-Г. из Сердоболя, на сев. берегу Ладожского озера. Г. известны также на Кавказе, а в Сибири они пользуются широким распространением на Алтае, в Саянском хребте, у Байкала и т. д. В большинстве случаев Г. в массивах разбит трещинами на крупные полиэдрические глыбы, отдельности; разрушенный гранит часто легко распадается в дресву, как, напр., некоторые разности раппакиви (= гнилой камень) . Ф. Левинсон Дессит.

Гранит представляет собою весьма важный строительный материал, в виду его значительной твердости, способности правильно обтесываться и принимать полировку, причем красивый красный или серый цвет Г. еще более выигрывает. Следующие числовые данные характеризуют размеры временного сопротивления Г.:

Г. сердобольский.....................: :: 282 пд. на 1 кв. дм., выборгский среднего зерна..............510 пд. на 1 кв. дм., гангеудский..................................: :.554 пд. на 1 кв. дм.,

  некоторые американские Г. от 262 до 770 пд. на 1 кв. дм. Замечено, что эти величины находятся в связи с внутренним строением Г. : так, оказывается, что мелкозернистые Г. крепче Г. крупнозернистых, Г. с большим содержанием кварца крепче тех Г., которые больше содержат слюды. Атмосферный влияния мало действуют на Г., находящийся в постройках, но полезно обратить внимание на некоторые исключительные явления в этом отношении: таковы случаи разрушения колонн Исаакиевского собора в СПб., и другие аналогичные. Явления такого рода, находятся в связи со способностью гранита раскалываться с большею легкостью по определенным направлениям; естественно, что при выламывании больших масс Г. для этих колонн строители пользовались этими направлениями, так что ось, а следовательно и нагрузка колонн, совпадала с ними, вследствие чего возникли трещины, которые с течением времени увеличивались от замерзания в них атмосферной влаги. От действия сильного нагревания и быстрого затем охлаждения Г. растрескивается. Г. идет для крупных и вековых сооружений, каковы: фундаменты, нижние этажи огромных, многоэтажных американских зданий, общественные здания, монументы, мосты, гавани и пр.; кроме того, из Г. приготовляются бруски для мощения улиц, мелкие валуны Г. идут для той же цели, а гранитный щебень идет на шоссировку дорог. Из мелкозернистого Г. однородного строения есть возможность делать статуи (кариатиды здания Эрмитажа из сердобольского Г.) и другие украшения для домов. Для практических целей Г. добывается как из коренных месторождений, так и из валунных залеганий. Очевидно, первый способ добывания сопряжен с большими затруднениями, но зато здесь мы имеем материал определенных качеств, из которого могут быть получены куски каких угодно размеров; валуны Г. бывают самых разнообразных размеров и качеств: в одном залегании могут находиться валуны мелкозернистого и крупнозернистого Г., свежие и в состоянии разложения от действия внешних влияний.

С. Ф. Глинка.

Граница

- черта, разделяющая два смежных владения. Границами смежных государств определяются пределы территориального верховенства каждого из них; поэтому они должны быть точно определены, в видах предупреждения столкновений и недоразумений. Различают границы физические (моря, реки, горные хребты) и договорные или условные. Одного только существования физических границ еще недостаточно: они должны быть признаны таковыми. В громадном большинстве случаев Г. определяются договорами, устанавливающими известные пограничные знаки (traites de limi tes, демаркационные акты, трактаты) ; при отсутствии договора вопрос решается фактическим состоянием незапамятного владения. Пограничные договоры имеют своим предметом не только разграничено территорий договаривающихся государств, но и другие пограничные отношения (прогон скота, судоходство и рыболовство в пограничных реках и т. п.) . Если Г. служит река, то, при отсутствии специальных договоров, за Г. принимается русло реки (фарватер - на судоходных реках) , или математическая линия, проводимая на равном расстоянии от берегов; к судоходству по таким рекам применяются начала, действующие по отношению к международным рекам. В случае сомнения о принадлежности пограничного участка тому или другому государству, он обыкновенно делится пополам. До выяснения вопроса пограничная область может быть признана нейтральной. Для урегулирования Г. назначаются пограничные комиссии из представителей (комиссаров) смежных государств. В новейшее время в такие комиссии неоднократно входили представители третьих держав, особенно при установлении Г. для государств, выделенных из Турции. По Берлинскому трактату Г. вновь образованных государств установлены европейской комиссией из представителей держав, участвовавших в Берлинском конгрессе. К этому же средству прибегли Германия, Австрия, Франция, Англия, Греция, Италия, Россия и Турция в своем соглашении от 27/15 ноября 1881 г. об установлении греко-турецкой Г. По Парижскому трактату 1856 г. определение Г. между Россией и Турцией предоставлено было смешанной комиссии, в состав которой входили по два представителя от России и Турции и по одному представителю от Франции и Англии. Так как установленные Г., под влиянием естественных причин, могут подвергнуться изменениям, то государства иногда договариваются о периодической поверке своей границы. Так, в силу декларации, заключенной между Швецией, Норвегией и Россией в С.-Петербурге 20 мая (1 июня) 1847 г., через каждые 25 лет Г. России с Норвегией имеет быть поверяема, причем должны быть произведены демаркационные работы, каких потребуют обстоятельства. Под дипломатическим термином ректификации Г. скрывается иногда изменение территории (ректификация русской Г. в Бесарабии по Парижскому трактату 1856 г.) . Различные вопросы, относящиеся к Г., регулируются в законодательством данного государства - у нас, напр., законодательством таможенными и паспортным; последнее имеет в виду облегчить передвижения пограничных жителей и тех поземельных собственников, владения которых пересекаются Г. Пограничные договоры, заключенные Россией, напечатаны в 3-м томе "Сборника действующих трактатов, конвенций и соглашений, заключенных Россией с другими государствами, изд. по распоряжению министра иностранных дел" (СПб., 1891) .

В эпоху Венского конгресса Бональд выставил теорию естественных границ государства, которая нашла защитников и в дипломатии, и в науке, особенно во Франции и Италии. По этой теории государство, достигшее своих естественных Г. (напр., Франция - Рейна) , теряет всякий интерес к завоеваниям. Поэтому, теория эта рекомендовалась, как наиболее разумная и умиротворяющая система разграничения государств. Но на самом деле естественные Г. - понятие условное, исторически изменяющееся: одни государства идут к расширению Г., другие - к съуживанию их. Понятие о естественных Г. отличается и крайней субъективностью: писатели одной эпохи и одного и того же народа различно понимали "естественные" Г., а писатели различных народов взаимно вторгались своими "естественными" Г. в чужие территории; французы и в частности Наполеон III естественной Г. Франции считали Рейн, немцы выдвигали Г. Германии за Рейн, к Вогезам (der Rhein - Deutschlands Strom, nicht Deutsch lands Grenze) .

Грановский

(Тимофей Николаевич) - знаменитый профессор, род. в Орле 9 марта 1813 г., в помещичьей семье среднего достатка. Выдвинулась эта семья благодаря деду Г., который пришел в Орел неизвестно откуда с пятнадцатью копейками в кармане и нажил состояние, как искусный поверенный по делам. Мать Г., происходившая из богатой малороссийской семьи, имела благотворное влияние на сына. Домашнее воспитание Г. было направлено, главным образом, к изучению языков (французского и английского) . В связи с этим стояло беспорядочное чтение путешествий, романов, исторических книг. 13 лет Г. был отдан в московский пансион Кистера, но пробыл там всего два года, а затем до 18 лет оставался дома, без всякого правильного руководства и дела. В это время он подружился с. воспитательницей своих сестер, француженкой Герито, которая много содействовала развитию в юноше вкуса к литературным занятиям и желания быть полезным. В 1831 г. Г. поступил на службу в Петербурге, в департамент министерства иностранных дел. Чиновничья работа имела для него мало привлекательного, и он в несколько месяцев приготовился к поступлению в университет. Поступил Г. на юридически факультет) потому что недостаточно знал древние языки, чтобы пойти на словесный. В сущности он продолжал заниматься самостоятельно, притом не юридическими предметами, а литературой, историей, отчасти философией. В это время одним из любимых писателей его стал Пушкин; стихотворные переводы с французского и английского и собственные попытки в стихотворстве содействовали выработке русского слога, которым впоследствии был так известен Г. В течение всего университетского курса Г. бедствовал в материальном отношении, благодаря, главным образом, беспечности отца, который по целым месяцам не высылал ему обещанного содержания. В 1835 г. Г. окончил курс и поступил на службу секретарем гидрографического департамента морского министерства. Уже в университете литературное дарование Г. обратило на него внимание знатоков (между прочим Плетнева) . По окончании курса он стал понемногу втягиваться в журнальную работу. В. К. Ржевский, служивший при графе С. Г. Строгонове, сделался посредником между своим начальником и Г. Благодаря этому знакомству, последний получил предложение отправиться за границу для приготовления к профессуре по всеобщей истории.

Большую часть двухлетней командировки (с 1837 г.) Г. пробыл в Берлине и только на короткое время ездил в Дрезден, Прагу и Вену. Первый год прошел в усердном посещении лекций и практических занятий и в связанных с ними работах. Наибольшее значение для начинающего историка имели лекции Ранке, Раттера, Савиньи и Вердера. У Ранке он знакомился с исторической критикой, удивлялся мастерству характеристик, верному пониманию событий. Риттер положил начало изучению географических определений в истории, которые с тех пор всегда оставались для Г. одним из важнейших факторов в развитии человечества. Влияние школы Савиньи сказалось на занятиях первой половиной средних веков, которой Г. часто посвящал впоследствии свои курсы: могучая сила исторической преемственности и органическое развитие учреждений были признаны Г., хотя он научился у французов противополагать им сознательное стремление к улучшению. Вердер излагал и объяснял философию Гегеля. Более, впрочем, чем какие либо университетские лекции содействовало ознакомлению Г. с философией общение с Н. В. Станкевичем, который стал другом его еще в России, а в 1837 г. провел с ним часть зимы в Берлине. Выше всех специальных знаний стала для него идея общей философской связи явлений. При живом понимании отдельных эпох, лиц и событий это философское объединение не могло выродиться в отвлеченную схему, наложенную на явления со стороны и потому искажающую их смысл. Изучение Гегеля во всяком случае много содействовало постоянному стремлению Г. рассматривать культурную историю, как целое, и намечать в ней прогрессивное развитие.

Осенью 1839 г. Г. приехал в Москву и начал читать лекции филологам и юристам. В это время составлена им для "Библ. для чтения" статья: "Судьбы еврейского народа" (сочин. 1, 149) .

Скоро он приобрел внимание и симпатии студентов; с каждой лекцией его успех возрастал и упрочивался. У него, как лектора, были некоторые недостатки - тихий голос, пришеп?тывание; но эти недоборы с избытком уравновешивались поэтической силой и сердечной теплотой изложения; говорил он свободно и его импровизация увлекала непосредственным и полным соответствием между содержанием и формой. Слушатели находились под обаянием благородной, изящной личности мыслителя и художника. Можно смело сказать, что ни один русский профессор не производил на аудиторию такого неотразимого и глубокого впечатления. В самом содержали его лекций особенно привлекала способность лектора к художественному синтезу явлений: наблюдения над различными сторонами исторической жизни складывались у него всегда в единую картину, передававшую характер целого. Кроме университетских курсов, Г. прославили публичные лекции, которые собирали все, что было лучшего в тогдашнем московском обществе. Читал он их три раза: в 1843 - 44 г. курс по истории средних веков; в 1845 - 46 г. - сравнительную ист. Англии и Франции; в 1851 - четыре характеристики (Тамерлан, Александр Великий, Людовик IX, Бекон) . Последние изданы в "Собрании Сочинений"; кроме того профессор Бабст напеч. в журн. "Время" за 1862 г. несколько лекции из университетских курсов (введение в историю средних веков; характеристики нескольких римских императоров) ; его текст, однако, не может считаться точным воспроизведением слов Г. Затем сохранились неизданными собственно ручные конспекты средневекового курса (вероятно 1839 г.) и несколько записей слушателей, кот. отличаются обычными в таких случаях пробелами и недоразумениями. Этот материал во всяком случае показывает, что Г. никак нельзя было упрекнуть в заискивании перед аудиторией: он строго держался научных требований, избегал всяких намеков на современные ему порядки, не боялся говорить об отдаленных эпохах и трудных исторических вопросах. Писал он неохотно и уже потому не имел возможности оставить потомству столько же, сколько дал современникам. В 1845 году вышла магистерская его диссертация (Волин, Иомсбург и Винета) , в которой автор критикует предание о блестящей столице вендского Поморья - Винете. В 1849 г. исследование об аббате Сугерии осветило с точки зрения, установленной О. Тьерри и Гизо, историю образования государства во Франции; при этом выдвинулась церковь, как сила, наиболее содействовавшая этому образованию. В 1852 г. была произнесена Г. замечательная актовая речь "О современном состоянии и значении всеобщей истории": она резюмирует взгляды историка на его науку в период полной умственной зрелости. Влияние Гегеля уже значительно ослабело; автор отмечает односторонность и произвольность его построений, указывает на могущественное воздействие со стороны естественных наук и пытается определить, в какой мере история имеет право на самостоятельный метод. В 1865 г. в Архиве Калачева появилась статья "О родовом быте у древних германцев", которая показывала влияние и вырождение германской родовой общины и косвенно содействовала формулированию теории родового быта, выставленной Соловьевым и Кавелиным против Беляева. Помимо этих главных работ, появился ряд статей, вызванных новостями заграничной и русской литературы, за которыми Г. всегда внимательно следил. Наиболее замечательны: начало биографии Нибура, составленное по поводу его переписки; отчеты о лекциях Нибура по древней истории; о книге Нича (Гракхи) ; о культурном движении времен Римской империи (по поводу сочин. Шмидта) ; о "Судьбах Италии" Кудрявцева, о "Латинской империи" Медовикова, о "Проклятых племенах" Мишеля. Несоразмерность между тем, что. напечатал Г., и тем, что он мог бы сделать, становится особенно чувствительной, если обратить внимание на разнообразные планы работ, которые он составлял и для которых подготовлялся в течение своей жизни. Еще за границей его занимала мысль написать монографию о городе в древней, средневековой и новой истории. В связи с географическими и этнографическими интересами явился план сочинения о галлах, которое показало бы роль племенного фактора. В последние годы жизни Г. стал с особенной охотой заниматься "переходными" эпохами, отыскивая в них выражение той смены руководящих идей, которая особенно знаменательна в культурной истории. Наконец, помимо чисто ученых работ, он предпринял трудную и капитальную работу по составлению учебника всеобщей истории, но успел составить только первые главы, которые дают прекрасные характеристики и на родов эпох и намечают обще историческую связь развития.

Не одни личные свойства мешали Г. достигнуть всех тех результатов, на которые он мог бы рассчитывать по своему таланту и знаниям. Многое объясняется условиями времени и особенностями положения Г. В известном смысле это было положение исключительное и завидное. Семейные отношения сложились счастливо: в 1841 г. Г. женился на Елизавете Богдановне Мюльгаузен, которая стала для него товарищем, способным понять, оценить, поддержать нравственно. Г. был окружен многочисленными и искренними друзьями, был одним из главных деятелей в том духовном движении, которое ознаменовало "сороковые годы". Но эта жизнь в постоянном обмене мыслей и мнений с лучшими представителями русского общества поглощала время и энергию; участвуя в плодотворной коллективной работе московских кружков, Г. терял возможность уединиться и сосредоточиться для своей личной работы. С самого прибытия из заграницы он занял выдающееся положение среди молодых профессоров "западников" московского университета. Никто более его не выражал самостоятельного авторитета науки и культуры, в противоположность "казенному" духу и самомнению полуобразованного общества. Ему пришлось сразу выступить и против некоторых направлений в передовой среде: пришлось бороться с преклонением перед действительностью, за ее успех и силу, которому на некоторое время подпал Белинский и гегелианская правая; пришлось спорить и против идеализации древне-народной культуры, которую проводили славянофилы. Убежденный поклонник Петра Великого, Грановский не считал его дело законченным, хотя бы в главных чертах, и вполне сочувствовал либеральным идеям, которые охватили зап. Европу в тридцатых и сороковых годах. При историческом складе его мысли, он не рассчитывал на быструю победу и предостерегал против не обдуманных порывов: мало помалу обозначились его разноглася в этом отношении с одним из самых близких ему людей - с Герценом. Личная дружба сохранилась до смерти Г.; но еще в середине сороковых годов один из них, более резкий и односторонний, примкнул к антирелигиозному материализму, другой отстаивал право на существование "романтических" идеалов, без которых личная и народная жизнь казались ему неполной. Заграничной деятельности Герцена Г. не сочувствовал, хотя крайне тяготился условиями тогдашней русской жизни. Своею благородною, истинно просветительною деятельностью Г. не только завоевал себе совершенно исключительное положение в университете и своих личных поклонников делал представителями гуманности в обществе, не только внушил уважение своим принципиальным противникам, но даже сумел приобрести авторитет в глазах правительства, хотя оно в конце 40-х и начале 50-х годов весьма недружелюбно относилось ко всякому проявлению либеральных взглядов. Г. избег личных неприятностей по службе; но его духовное состояние во время реакции, последовавшей за 1848 г., было тяжкое. Он не находил более удовлетворения в профессорстве и не имел ни склонности, ни возможности уйти в чисто научную работу; издавна его преследовали приливы меланхолии и апатии; в эпоху Крымской войны это настроение становилось невыносимым и Г. все чаще искал развлечения в азартной и всегда почти неудачной карточной игре. Организм Г. никогда не отличался крепостью и не мог долго выносить тяжелой жизненной борьбы. 4 октября 1855 г. Г. скончался, 42 лет от роду, после кратковременной болезни. Помимо славы блестящего профессора, Г. оставил своими печатными работами и лекциями постоянный вклад в духовное достояние русского общества. Никто не сделал более него для проведения в сознание общества идеи всеобщей истории, как прогрессивного движения к гуманности.

  Печатные работы Г. собраны в 2 томах (3-е изд., М., 1892) . Прекрасная биография А. В. Станкевича живо рисует личность Г. Кроме того, см. Анненков, "Замечательное десятилетие" (в "Воспоминаниях и очерках", т. III) ; П. Кудрявцев, "Детство и юность Грановского" (в "Русском Вестнике" за 1858 г.) ; Григорьев, "Т. Н. Грановский до его профессорства в Москве" (в "Русской Беседе" за 1856 г.) ; П. Виноградов, "Т. Н. Грановский" (в "Русской Мысли" за 1893 г.).

П. Виноградов.

Граф

(немецк. Graf; старинный формы - garafio, grafio, gerefa, greve; франц. cornte) от лат. comes; англ. earl) - в настоящее время титул, первоначально название должностного лица во Франкском государстве и в Англии. - Этимология слова graf очень неясна. Наряду с наиболее распространенными производствами от германских корней встречаются объяснения из кельтского языка и даже из греческого. - Относительно происхождения во Франкском государстве должности графа, встречающейся уже в Салическом законе, взгляды ученых существенно расходятся. Германисты, напр. Вайц, считают институт Г. исконным германским и видят в назначаемых королем графах начальников так наз. Gaue, где Г., с развитием королевской власти, стали на место прежних выборных "народных князей" (тацитовских principes) , а на галло-римской территории, после перехода ее под власть франков - на место прежних представителей римской администрации, причем римские учреждения не остались без влияния на характер германского института. Романисты видят, на оборот, в институте Г. римское учреждение, развившееся и распространившееся во Франкском государстве. По мнению, напр., Фюстель-деКуланжа, в эпоху вторжения варваров в Римской империи производилась административная реформа, состоявшая в назначении императором особых начальников для каждого городского округа (civitas) ; эти начальники назывались comites; реформа, начатая империей, была окончена франкскими королями; по всему государству распространились comites, к которым стало иногда применяться и германское название графа. - В Салическом законе Г. является преимущественно с полицейскими функциями: к нему обращаются для приведения в исполнение приговора (народного суда сотни) , которому не подчиняются добровольно. С развитием королевской власти Меровингов этот назначаемый королем чиновник скоро становится и председателем областного суда, вытесняя оттуда прежнего председателя - избираемого народом тунги на или сотника (thunginus aut centenarius) . Кроме того, на Г. в Меровингскую эпоху лежал сбор королевских доходов, забота о беззащитных сиротах и вдовах, охранение мира и спокойствия, приведение народа к присяге на верность королю, наконец - сбор войска в округе и предводительство над этим войском. Привилегированное положение Г. характеризуется тем, что за убийство его платится втрое более, чем за убийство простого свободного человека. Он часто бывает при дворе и является обычным участником придворной жизни. Вознаграждением за службу Г. являются: 1) известная часть судебных штрафов и 2) земли из королевских поместий. Назначал и сменял Г. король, по своему произволу. Со стороны франкской знати было, однако, стремление стеснить этот произвол; в 614 г. королем Клотарем II было постановлено, что Г. должен происходить из той области, управление которой на него возложено, "чтобы была возможность, в случае какой-нибудь провинности, возместить ущерб из его имущества". Такое постановление (вместе с награждением графов землей) способствовало осуществлению стремления к соединению имущества частного землевладельца с властью представителя короля и к наследственной передаче этой власти, - стремления, которое вообще замечалось в Меровингском государстве и особенно резко проявилось в смутную эпоху последних королей этой династии, когда Г. нередко являлись полновластными господами своих областей. Первые Каролинги старались ограничить власть Г., в особенности Карл Великий, при котором институт Г. распространился по всей его громадной монархии; но попытки эти не привели к прочным результатам, и стремление передавать по наследству. как должность Г., так и связанные с нею земельные владения (получившие, с течением времени, характер бенефиций) нашло себе завершение в постановлениях Карла Лысого (Киерсийский капитулярий 877 г.) , которыми была утверждена наследственная передача графской должности и земель. С развитием феодализма и с постепенным переходом верховных прав от государей к их вассалам, институт Г. мало помалу утратил в государствах, образовавшихся из монархии Карла Великого, характер должности. Г. стал феодальным владельцем земель, так или иначе перешедших к нему и в совокупности своей называвшихся графством (причем такое графство имело уже мало общего с Gau, Comitalus Меровингской или Каролингской эпохи) . В связи с таким изменением в положении Г. это название с течением времени стали получать, как почетный титул, некоторые феодальные владельцы, никогда не бывшие агентами государственной власти, и даже такие лица, которые не имели положения феодальных владетелей помещиков. Имя Г. стало, мало помалу, почетным титулом, существующим теперь почти во всех европейских государствах. Учреждение, в значительной мере аналогичное франкскому институту Г., развивалось и в Англии, под именем shire gerefa или шерифа. Что касается английского титула earl, то это название, близкое к англосаксонскому eorl (человек высшего класса) и к слову jarl, обозначавшему у датских норманов одну из высших должностей, сменило в Англии, под датским влиянием, более старое название альдермана. Обозначая первоначально высшее должностное лицо в областном управлении, титул earl со времен норманского завоевания получил несколько иное значение. Сохраняя это звание за некоторыми из прежних англосаксонских носителей его и раздавая его норманским пришельцам, носившим на континенте титул графа, норманские короли оставляли за earl\'ями те почести и материальные выгоды, которые и ранее соединялись с этим званием, но старались отстранить их от выполнения функций местной администрации. Таким образом название earl стало очень рано почетным титулом. В настоящее время Г. составляют в Англии третий, по достоинству, разряд светских пэров; выше их стоят герцоги и маркизы, ниже - виконты и бароны.

В России графский титул введен Петром Великим. Первым русским графом был Борис Петрович Шереметев, возведенный в это достоинство в 1706 г., за усмирение астраханского бунта. Затем Петром было пожаловано еще шесть графских достоинств. Первоначально, по возведении кого-либо в графское Российской империи достоинство, непременно требовалось признание возводимого и германским императором в таком же достоинстве Св. Римской Империи. Впоследствии последнее перестало быть обязательным. В настоящее время графское достоинство является выражением особой милости императора к возводимому в это достоинство лицу. Оно достигается: 1) возведением в Г. достоинство верховною властью; 2) признанием в России графского иностранного достоинства, и 3) присоединением, с разрешения верховной власти, фамилии, титула и фамилии родственного графского рода, не имеющего прямого потомства мужеского пола. Пожалование графским достоинством является наследственным. Лишь в некоторых исключительных случаях оно может быть личным (так в 1843 г. каменец-подольский губерн. предводитель дворянства К. М. Пршедзецский возведен в личное графское достоинство) . Графские роды пользуются титулом "сиятельства" и вносятся в V-ю часть дворянской родословной книги. До настоящего времени (1893) всего считается 181 русский графский род (в том числе и угасшие) . Кроме русских графских родов, в императорском росс. подданстве состоит 150 (в 1893 г.) родов иностранных Г., внесенных в разные части родословной книги (в том числе Римской импорт - 37 родов, Кор. и Царства Польского 20, Вед. Кн. Финляндского - 11) .

Графит

(хим.) - вещество серого цвета с металлическим блеском, или кристаллического, или волокнистого сложения, жирное на ощупь, удельного веса от 1, 9 до 2, 6. Вследствие мягкости и легкости, с которой Г. чертит бумагу и т. п., он был известен и употреблялся давно, но прежде его смешивали со свинцом, на что указывает его древнее названо plumbago (plumbum - свинец) , до сих пор сохранившееся во французском языке plombagine. Как отдельный минерал, Г. впервые отличен Gesner\'ом в 1565 г. Имя Г. дано ему Вернером. Шееле в 1779 г. показал, что Г. есть род минерального угля, тем, что, окисляя его азотной кислотой, получил углекислоту. Природный Г. не представляет собою чистого углерода, но есть смесь собственно Г., окисей железа, хрома и титана, кремнезема, глинозема и извести. Эти последи вещества и составляют золу, получаемую при сжигании Г. Прокаливанием в пламени паяльной трубки Г. можно сжечь, но часто это труднее сделать, чем ст. алмазом. При нагревании со смесью двухромокалиевой соли и серной кислоты Г. растворяется, окисляясь. Для получения совершенно чистого Г. минерала сначала перемалывают и промывают, для удаления землистых примесей, и затем, по способу Броди, смешивая с 1/12 частью его веса бертолетовой соли, обливают двойным по весу количеством крепкой серной кислоты и нагревают до окончания выделения пахучих газов; по охлаждении смесь бросают в воду и промывают; затем Г. просушивают и прокаливают до краснокалильного жара; Г. при этом увеличивается в объеме, превращается в чрезвычайно мелкий порошок, который промывают и просушивают. Совершенно чистый Г. отличается стойкостью по отношению к жару и действию химических реактивов. Лишь такое сильное окислительное средство, как повторная обработка горячей (60?) смесь азотной кислоты с бертолетовой солью, дало возможность Броди окислить Г. При этом получилось вещество состава С11H4О6 - графитовая кислота, в чистом состоянии представляющая ярко желтые, блестящие листочки, малорастворимые в воде, при накаливании разлагающиеся с выделением газов, причем остается мелкий, объемистый угольный порошок. При встряхивании с баритовой водой графитовая кислота дает соль Ba (С11H3О6) 2, которая при нагревании сильно взрывает. Сернистые аммоний и калий обращают графитовую кислоту в графитоподобное тело. Г. может быть получен искусственно, что служит наилучшим доказательством, что Г. есть одно из видоизменений, в которых является элемент углерод. Электрический ток от сильной (600 эд. Бунзена) батареи, накаливая в безвоздушном пространстве угольную палочку, заставляет часть ее вещества улетучиваться и осаждаться в форме Г. Добрэ получил Г. действием металлического железа на сероуглерод при высокой температуре. С. Клер-Де-Вилль получил Г., пропуская пары четыреххлористого углерода через накаленный железные трубки. При медленном охлаждении расплавленного чугуна часть угля, находящегося в растворенном состоянии в чугуне, выделяется в виде Г. В заключение заметим, что Г. находится часто в метеоритах.

В. А. Яковлев.

Графит.

- Кристаллическая система одноклиномерная, по наружному виду кристаллы Г. напоминают шестиугольные пластинки формы гексагональной системы, к которой его еще сравнительно недавно и причисляли. Г. не плавок, сгорает труднее, нежели алмаз. Спайность ясно выражена параллельно основному пинакоиду. Цвет Г. свинцово-серый или черный с металлическим отблеском. В природе Г. встречается или в виде отдельных кристаллов, включенных в горной породе, или в виде сплошных масс скрытокристаллического сложения. Лучшие кристаллы Г. в России встречаются в кристаллических известняках острова Паргаса (в Ботническом заливе) ; сплошными массами ой залегает у нас в Тункинских горах (Иркутской губ.) , на Нижней Тунгузке (Енисейской губ.) и в других местах Европейской и Азиатской России; два месторождения, выше названные; характеризуются особенною чистотою Г. первое из них было разрабатываемо Алибером, второе - Сидоровым. Г. употребляется для выделки огнепостоянных тиглей и карандашей.

Грации

- (Gratiae) - римское, теперь общеупотребительное название греч. богинь харит (cariteV) , с именем которых древние греки связывали все привлекательное, прекрасное и радостное в природе и человеческой жизни. Их происхождение, имена и число по разным авторам различны: то они дочери Зевса и Геры, или Зевса и океаниды Эвриномы, то дочери Гелия и Айглы, то Бахуса и Афродиты. Гомер не называет их по именам и не приводит их числа; в Илиаде говорится о Пазифее, как "одной из младших харит". По Гесиоду, их было три: Аглая (блеск) , Талия (цветущее счастье) и Эвфрозина (радостное настроение, веселье) . Служение харитам было, по преданию, введено в Беотии царем Этеоклом; отсюда оно перешло на Геликон и в другие страны Греции. По Павзанию, в некоторых местностях Греции были только две Г.: Пиндар говорит о трех Г. и называет их так же, как Гесиод. Как богини прелести и красоты, Г. принадлежат к свите Афродиты; они сопровождают и Пейфо богиню убеждения, и Гермеса, ибо без них последние не могли бы ни действовать, ни пленять. Распространяемое Г. веселье относится не к области чувственной жизни, но духовной; наслаждения музыкой, танцами, поэзией, красноречием приобретают, благодаря Г., особую прелесть и красоту, так что поэты говорили, что не желали бы видеть Афродиту или муз без Г. Произведения пластического искусства также находятся под покровительством Г. и еще у Гомера одна из харит называется женой Гефеста. Храмы Г. находились почти во всех значительных городах. В честь их устраивались и праздники, например в Орхомене, где состязались певцы и поэты. Первоначально, в глубокой древности, статуями Г., как и других божеств, были лишь голые камни; так, находившиеся в орхоменском храме и упавшие, по преданию, с неба камни были посвящены Г. Искусство изображало их сначала в одежде; такова золотая статуя Г. в Смирне, в храме Эвменид, и стоявший при входе в Акрополь мраморный рельеф, копии с которого находятся в Ватикане, Афинах и др. По мере развития искусства, одеяние их делалось все более легким, пока, наконец, при Праксителе оно совсем не было снято. Позднейшее греческое искусство изображало Г. в виде группы трех стройных, цветущих, девственных женщин, с миловидными чертами лица, нежно обнимающих друг друга. Эта группировка, приданная и Кановой своему знамен, произведению, стала для Г. характерной. Определенных атрибутов у Г. не было; то им давались цветы: лилия (символ лита) , миртовая ветвь (символ любви) , чаще всего роза (символ красоты) , - то музыкальные инструменты или игральные кости. В Риме Г. никогда не были предметом религиозного культа; только вследствие подражания греческому искусству и поэзии их стали почитать художники и поэты. Ср. Краузе, "Die Musen, Grazien und Horen" (1871) ; Роберт, "De Gratiis atticis" (в "Commentationes in honorem Mommsenb 1877) .

И. К.

Грейг

Самуил Карлович - русский адмирал (1736 - 88) ; в 1764 г. принят на русскую службу капитаном 1-го ранга и вскоре ему поручено командование фрегатом "Св. Сергий" и кораблем "Трех Иepapхов". Особенно отличился 26 июня 1770 г., при сожжении турецкого флота в Чесменском заливе. В 1773 г. командовал эскадрой в Архипелаге, в 1788 г. победил шведский флот при Гохланде. Погребен в Ревеле, в вышгородской лютеранской церкви, где Екатерина II воздвигла ему гробницу из белого мрамора.

Гремучая змея

(Crotalus) - род ядовитых змей из подотряда трубчатозубых (Solenoglypha) , семейства ямкоголовых (Сгоtalidae) . Сюда принадлежат 6 видов американских змей, отличающихся особой гремушкой или трещоткой на конце хвоста, состоящей из ряда вложенных друг в друга роговых конусов и сидящей на 6 - 8 последних хвостовых позвонках, расширенных и спаянных между собою. Трещотка представляет видоизменение хвостовых чешуй; достоверно происхождение ее неизвестно; но во всяком случае составляющие ее конусы не образуются при линянии и число их не соответствует числу линяний. Все чрезвычайно ядовиты; от их укуса не может защитить ни одежда, ни обувь. Наиболее известна обыкновенная Г. змея (Crotalus durissimus) , достигающая 1, 6 м. (говорят, даже - 2 м.) длины; сверху серо бурого цвета с неправильными черными подосками. снизу желтовато-белого с мелкими черными точками. Живет в Северной Америке от Мексиканского залива до 46? с. ш. (в западной части Соединенных Штатов, в восточной - не распространена так далеко на север) , преимущественно в ненаселенных, сухих и каменистых местностях, где недалеко есть вода; селится) главным образом, в норах грызунов и береговых ласточек, расширяя их в случае надобности, а также под камнями; ведет ночной образ жизни, хотя часто греется на солнце; питается мелкими млекопитающими, птицами и земноводными. Г. змея ленива и неподвижна, хотя может быстро ползать, преследуя добычу. На человека сама не нападает; при приближении его свертывается кольцом, поднимает голову и хвост и сильно двигает гремушкой, издавая характерный шорох, который часто слышится и во время ползания. Совокупление происходит весною, при чем Г. змей часто собираются в большие клубки, подобно нашим гадюкам; в августе самка кладет яйца, из которых уже через несколько минут выходят молодые змеи. По мере расширения площади обработанной земли количество Г. змей сильно уменьшается, благодаря истреблению их людьми (вероятно и свиньями) . Некоторые индейские племена не только не истребляют Г. змей, но даже чтят их за хитрость (сиуксы) . Средством против укуса считается алкоголь. Алмазная змея (Cr. adamanteus) , зеленовато бурого или золотисто-бурого цвета с темными пятнами, окаймленными золотистым цветом длиною до 2, 3 м., водится в южной части Соединенных Штатов и в Средней Америке. В Южной Америке водится лишь каскавелла (Cr. horridus) , по цвету похожая на алмазную, но с более крупными и светлыми внутри пятнами, по величине равная обыкновенной, от которой не отличается и по образу жизни. Область распространения ее обнимает большую часть Южной Америки (от Гвианы до штатов Ла-Платы).

Н. Кн.

Гренадеры

(Grenadiers) . - Название это первоначально присвоено было храбрейшим пехотным солдатам, назначенным для бросания ручных гранат (grenades) . У каждого Г. было по 3 или 4 ручных гранаты, в особой суме (гренадьере) ; кроме того, он имел и прочее вооружение пехотного солдата; головным его убором служила гренадерка, потому что носимые в то время солдатами трех угольные шляпы мешали бросанию гранат. Впоследствии Г. сохранились лишь как части, составленные из отборных людей. У нас Г. появились при Петре Великом, сильными ротами в пехотных полках и в виде целых гренадерских частей, отдельные гренадерские роты сохранялись у нас до 1856 г.; в егерских полках они назывались карабинерными. В 1763 г. в России было уже 4 армейских гренадерских полка. Это число постепенно увеличивалось переименованиями из мушкетерских полков и сформированием новых. В 1811 г. гренадерские полки соединены в особые дивизии, а в 1814 г. - в корпус. Теперь название гренадерских присвоено: во 2 гвардейской пех. дивизии - л.-гв. гренадерскому полку, в 3-ей - полкам кексгольмскому императора австрийского и с. петербургскому короля прусского Фридриха Вильгельма III; в армии - четырем дивизиям, из которых 3 образуют гренадерский корпус, а 1 входит в состав 1-го кавказского арм. корпуса. - Артиллерийские бригады, соответствующие по номеру гренадерским дивизиям, также именуются гренадерскими. - В коннице Г. появились при Людовике XIV, учредившем в 1676 г. роту "grenadiers а cheval", которая снабжена была шанцевым инструментом для исправления пути следования короля. В Пруссии и Австрии конно-Г. были упразднены в XVIII в. У нас, в 1833 г., прежнему л.-гвардии драгунскому полку велено именоваться л.-гв. конно-гренадерским. - В 1827 г. учреждена у нас рота дворцовых Г. Офицеры этой роты имеют гвард. чины, фельдфебель - чин подпоручика, а прочие унтер-офицеры - чин прапорщика армии; Г. имеют звание унтер-офицера. Рота пополняется отличнейшими нижними чинами отставными или прослужившими определенное число лет на сверхсрочной службе и бывшими в походах против неприятеля. См. "Ежегодник русской армии", ч. 1.

Гретри

(Andre Ernest Modeste Gretry) - известный французский композитор, родом бельгиец (1741 - 1818) , развивший французскую оперетту. Первая его опера, "Les manages samnites", успеха не имела; но после появления оперы "Huron" репутация Г. среди парижан установилась. Популярность его еще более увеличилась после оперы "Richard Соепт ае Lion" (1785) . В этой опере Г. начал проводить тематизм, который в настоящее время играет столь важную роль в планировке оперы. Из других его опер известны: "La caravane de Cair", на текст графа Прованского, (впоследствии Людовика XVIII) , данная 506 раз "Zemire et Azor" и др. В техническом отношении оперы написаны слабо, но отличаются мелодичностью. В 1789 г. Г. издал в Париже "Memoires ou Essais snr la musique", в которых в особенности интересны рассуждения о музыкальной декламации. Ср. Бретон, "Notice sur la vie et les ouvrages d\'A. G." (П., 1814) ; "Gretry en famille" (Париж, 1815) ; ван Гульст, "Gretry" (Льеж, 1842) .

Н. С.

Греция Древняя.

За все время независимого существования Г. в истории ее наблюдается действие двух сил - центробежной и центростремительной, с преобладанием первой из них, так что Г. никогда не была единым государством и различные части эллинской расы никогда не составляли одного народа. В историческое время занятая эллинами территория дробилась тысячи на две мелких государств, обыкновенно состоявших из одного города, с примыкающими к нему полями или деревенскими поселениями. Каждое такое государство-город пользовалось полною политическою независимостью, наподобие нынешней обширной монархии или республики, или неуклонно стремилось к такой независимости. Только эта маленькая область и была отечеством для эллина; все прочие эллины были чужие, иноземцы, и взаимный отношения между государствами были отношения международные. На пространстве, например, одной Казанской губ. могло бы вместиться около 30 таких республик, как знаменитая афинская. Объединявшая несколько поселков, система учреждений обеспечивала каждому гражданину сознательное, деятельное участие во всех делах общины и разностороннее личное развитие путем частого совместного обсуждения и окончательного решения разнообразнейших вопросов внутреннего управления и внешней политики. Этим же дроблением эллинской расы на мелкие автономные общины, со всеми правами верховенства, воспитаны были те чувства привязанности к родине и ее политическим учреждениям, которые находили себе многократное выражение в подвигах самоотверженной храбрости и благодаря которым из всех древних народов Европы один эллинский удержал за собою до настоящего времени главную часть своей территории, с прежним именем, и способное к дальнейшему развитию политическое устройство. Однако, неизбежным спутником дробления эллинов была политическая рознь между общинами, в основе которой лежало, помимо жажды независимости, различие в степени гражданского и умственного развития, в общественных учреждениях, нравах, привычках, во всем складе жизни. Бытовая и умственная рознь в среде эллинов не ослабевала с течением времени, а скорее усиливалась, по мере того как республики преуспевающие все дальше уходили вперед от состояния поселений, остававшихся верными архаическим условиям жизни. Могло ли быть достигнуто в III веке до Р. Х. прочное единение между Афинами или Коринфом, с одной стороны, и какой-нибудь общиною этолян, локров или акарнанов с другой, когда первые были промышленными и просвещенными городскими республиками, а последние пребывали на уровне бедных деревенских поселений? Тем не менее многочисленным разветвлениям эллинской расы присуще было с древнейших времен чувство кровного родства, внешним образом выражавшееся в едином имени (сначала ахеян, или данаев, или аргивян, потом эллинов) , в единстве языка, в общности религиозных верований и некоторых преданий, наконец, в обособлении себя от прочих народов, не-эллинов, обозначаемых термином "варвары". Выражением того же чувства служили издревле некоторые положения обычного международного права, охрана которых принадлежала самим богам, признаваемые всеми эллинами празднества, союзы племен, наконец общенародные предприятия, каким была, напр., Троянская война. Эллинам не чуждо было и понимание выгод, какие могло доставить им объединение разрозненных общин в борьбе с варварами, от времени до времени угрожавшими свободе всей Эллады, были ли эти варвары мидяне, македоняне или римляне. В сочинении Геродота слышится голос эллина, болеющего душою за всю Элладу, которой не достает единодушия даже в моменты великих опасностей. Предание приписывает Периклу попытку примирить между собою все эллинские государства. Исократ и Демосфен много раз взывали к единению эллинов для отражения персов и македонян. По убеждению Аристотеля, владычество эллинов над прочими народами было бы несокрушимо, если бы они находились под единым управлением. По словам Полибия, проницательнейшие из эллинов предрекали покорение Г. римскими легионами, если эллины не прекратят домашних распрей и не встанут на врага общими силами. Однако, все эти стимулы оказывались недостаточными чтобы осилить существовавшие между отдельными общинами различия и распри и создать политическую организацию, которая обнимала бы собою всю Элладу. Объединение осуществлялось только частями, в пределах большей или меньшей территории, в разное время, в различной, форме, для достижения различных целей. Поселения сколько-нибудь значительной территории слились в единую политическую общину только в Аттике (около 40 кв. м.) ; в других местах складывались весьма небольшие политии из поселений, близко расположенных одно к другому. Усилия Фив, в историческое время, образовать из Беотии подобие афинской республики, с одним городом (в эллинском смысле) на целую область, потерпели полную неудачу. Попытки сплотиться в одну общину в IV в. до Р. Хр. сделаны были Коринфом и Аргосом, городами Аркадии с Мегалополем во главе, городами Халкидики - по почину Олинфа, и все они не удались, благодаря, больше всего, противодействию внешних врагов. Обычною формою единения эллинов на значительной территории были союзы самостоятельных общин. Несколько союзов племен, а не государств - амфиктионий - образовались еще в доисторический период, и обширнейшему из них, дельфийско-фермопильской амфиктионии, выпала выдающаяся роль в последние времена независимой Г. Политический союз афинян V в. со многими эллинскими общинами, имевший союзную казну на Делосе, примыкал некоторым образом к исконной делийской амфиктионии. Точно также святыня онхестской амфиктионии, храм Посейдона, служила впоследствии центральным святилищем беотийского союза. Начало амфиктоний - федеративное, соблюдающее равноправность всех членов союза племен. Не менее древни были союзные организации отдельных племен в пределах небольших территорий, занимаемых одним и тем же племенем. Таковы бывали союзы фокидян, локров, эпиротов, фессалийцев, этолян, аркадян, мессенян, ахейцев и др., ставшие особенно заметными в период македонских завоеваний. На этих же примитивных основах племенного родства возникали в малоазиатских колониях союзы городов ионийских или дорийских. Из всех родовых или племенных союзов только два, этолийский и ахейский, расширились в политические организации с разноплеменным составом. Обе федерации были демократические, причем в истории их не наблюдается той смены форм правления, - царство, аристократия, олигархия, тирания, демократия, - которая со времен еще древних мыслителей возводится в общий закон политического развития Г. Федерациями этолян и ахейцев завершается история независимой Г. в борьбе с римлянами. Промежуточный, наиболее блестящий период существования эллинов, отмечен образованием гегемоний спартанской, афинской и фивской и борьбою между ними; борьба эта обессилила Г. в ее главных частях и подготовила херонейскую катастрофу. Впрочем, неудачи объединительной политики Лакедемона, Афин, Фив обусловлены были не столько неприязненными действиями извне против того или другого союза, сколько раздорами в среде самих союзников, невозможностью примирить притязания гегемона на главенство с непреоборимым желанием отдельных общин сохранить за собою автономию в полной неприкосновенности. Значительную часть греческой истории наполняют различные способы объединения разрозненных сил эллинов, временные успехи этих опытов и окончательное их крушение. Объединению элементов, если не на практике и не в политических отношениях, то в сфере понятий и настроения, иного содействовали плоды афинской образованности, содержащей в себе в изобилие элементы общечеловеческого значения и интереса.

Другую, не менее важную часть содержания древнегреческой истории необходимо приурочивать к тем последовательным изменениям, через которые в своем внутреннем устройстве и существовании проходили отдельные общины, начиная от их образования на основе родовых отношений и кончая высшим развитием общественных учреждений в городской республике и разложением последней от междоусобиц и нападении внешних врагов. В тесной связи с этой стороной истории находятся главные успехи древнегреческой образованности: художественной литературы, пластических искусств, философии, красноречия, точных наук. Борьба партий или классов, которою сопровождались смена учреждений или внешние события, выдвигала на передний план знаменитых политических деятелей и полководцев и находила себе выражение в литературе. Внутренние перемены в недрах отдельных общин сильно влияли и на международные отношения эллинов. Городская община, демократическая или аристократическая, самоуправляющаяся и самодовлеющая, весьма ограниченная в своей территории и обладающая всеми правами суверенитета, составляла господствующую форму политического устройства эллинов, как в метрополии, так и в колониях. Наряду с этой, господствующей формой существовала другая, более примитивная: деревня, поселок, послужившая основою городской общины и вошедшая в состав ее путем собирания нескольких поселков в один город. Такие области, как Аркадия, Мессения, Этолия, Акарнания и нек. др., удерживали до самого позднего времени способ жизни деревнями. И в тех местностях, однако, где близлежащим поселениям удалось сплотиться теснее в единую городскую общину, с общим политическим центром и общими органами управления, деревенская община не была окончательно поглощена в более развитой и сложной организации. Составные части городской общины сохраняли за собой полную автономию в местных делах и воспитывали своих жителей к общественной деятельности на более широком поприще. Афинская республика сложилась из нескольких десятков таких поселков, и этот способ образования ее был исходным моментом клисфеновского административнотерриториального деления Аттики на демы. В историческое время сложились города: Мегалополь - из 40 деревень, Мантинея - из 5, Тегея - из 9, из стольких же Героя и т.д. Бывали случаи насильственного расторжения городских общин на составлявшие их поселения или же отторжение некоторых поселений, что свидетельствует о живучести общественных учреждений и в этих последних. В 385 г. до Р. Х. Мантинея была расчленена спартанцами, и жители ее вынуждены были расселяться и устраиваться по деревням. Отторжение нескольких околотков от Мегалополя и обращение их в равноправные с прочими членами ахейской федерации произведено было Филопеменом в 192 г. до Р. Хр. Устройство деревенского поселка было прямым продолжением родовых отношений, вынесенных эллинской расой из общеарийской родины, вместе с начатками общинного быта. Наиболее постоянные и общие учреждения эллинов, в большей или меньшей мере обеспечивавшие гражданам самоуправление, каковы народное собрание, совет старейшин и предстатель всего народа (басилей, архонт, стратег, председатель в т.п.) учреждение существовавшие как в отдельных городских и сельских общинах, так и в федеративных союзах общин, тесно примыкали в той организации управления, которая была выработана и много веков применялась в отдельных родовых группах, в племенах и в союзах племен. Преобладанием одного из исконных органов самоуправлении отличались друг от друга монархия, аристократия и демократия, извращением которых были тирания, олигархия и охлократия. Разрушались сами собою такие политические образования эллинов, в которых нарушалось показанное выше распределение власти в общинах, и не существовало достаточно крутых мер для сохранения подобных организаций в силе: так было с гегемонами спартанской, афинской, фивской и македонской. Напротив, способностью к сопротивлению внешнему врагу и прочностью внутренних связей отличались федерации ахеян и этолян, в которых союзное управление складывалось по исконному типу родового и общинного устройства и которые сохраняли неприкосновенными права и учреждения городских общин, а равно и особенности местного управления в составных поселках этих последних. Несчастие Г. состояло не в наличности многочисленных самостоятельных маленьких республик, из кот. каждая стремилась жить деятельною общественною жизнью, а в неравномерности развития общин, в разности понятий, чувств и интересов, в географическое раздробленности страны, в разбросанности эллинов по многим землям и островам и в бессилии их создать для себя систему политических отношений, примиряющую все различия мелких государств и направляющую все разрозненные силы их к общим целям и задачам. Подобная система отношений оградила бы Г. от иноземного завоевания и ослабила бы рознь политическую и социальную внутри.

Если к сказанному прибавить колонизационное движение эллинов в разные части тогдашнего мира, а равно отношения эллинов к варварам, выражавшиеся в культурном взаимодействии, в наступательных и, гораздо чаще, в оборонительных войнах и приведшие к завоеванию Г. иноземцами, то получится приблизительное систематическое распределение материала древнегреческой истории. Начальная пора последней ознаменовалась многозначительными заимствованиями эллинов из более древней культуры восточных народов, преимущественно финикиян, потом расселением эллинов на о-вах и побережьях восточных морей и западных; в средний период греческой истории входит борьба с персидскими царями за независимость; вмешательством в судьбу Г. северных и западных соседей завершается независимое существовало эллинов; но к этому же времени относятся наибольшие успеха эллинизации античного мира и возникновение в различных частях его новых центров образованности. О самой отдаленной эпохе греческой жизни мы узнаем кое-что из поэтических произведений, из легенд и преданий, сохраненных позднейшими писателями; кое чему учат нас раскопки, произведенные в различных местностях занятой эллинами территории, а также показаны сравнительной мифологии и языковедения. Этот период - ахейский или героический - ознаменовался несколькими общими предприятиями, более всего - Троянской войной (1193 - 1184) . Во главе похода стоял царь Аргоса, Агамемнон, а воевавшие против Трои греки носили общее имя ахейцев, или аргивян, или данаев. В гомеровских поэмах содержатся ясные намеки на легендарные события еще большей древности, в которых участвуют или те же герои Троянской войны, или предки их. События эти: война между Аргосом и Фивами, охота на калидонского вепря и поход аргонавтов в Колхиду. Из героев этого старшего поколения наиболее известны Мелеагр, Эдип, Язон, Тезей, Геракл; главными местами действия служили, кроме Аргоса, Калидон, Афины, Фивы, города Фессалии. С некоторыми из этих имен связаны воспоминания или предания об устроении Г. внутри и об истреблении разного рода чудовищ, - предания, в которых слышится отголосок борьбы греческих племен с чуждыми народами. К тому же периоду нужно отнести и образовано племенных союзов, амфиктоний, а также собирание Аттики в одно государство вокруг афинского акрополя, учреждение общеэллинских празднеств, олимпийских, пифийских, истмийских, немейских, возвышение некоторых оракулов до значения центров религиозного единения эллинов. Если в гомеровских поэмах собирательным именем для всех греков служит одно из упомянутых выше названий - ахеяне, данаи, аргивяне, а под эллинами здесь разумеются только жители небольшой области в Фессалии, если имя эллинов в общем значении всей греческой расы встречается впервые не раньше Гезиода и Архилоха, а греками (Graeci) называли эллинов только италийцы, то несравненно раньше, веков за 14 до Р. Х., эллинов знали на семитическом Востоке под собирательным именем "детей Иаван", ионян, в чем нельзя не видеть свидетельства о сношениях восточных народов с Г., с самых отдаленных времен, преимущественно через ионян. Хотя афиняне твердо убеждены были, что они - автохтоны Аттики, однако существовало сказание, обработанное для театра Еврипидом, о переходе Аттики от туземных владык, Кекропа и Ерехфея, в обладание ионян, предводительствуемых Ксуфом и Ионом. Доряне, в составе коих различались три колена (гиллеев, памфилов и диманов) , и ионяне, делившиеся на 4 колена (гелеонтов, гоплетов, эгикореев и аргадеев) - вот два главных подразделения эллинской расы, каждое с довольно определенными этнографическими признаками. В комбинациях позднейших историков упоминаются рядом имена трех родоначальников расы: Эола, Дора и Ксуфа, отца Иона и Ахея; однако соединявшиеся под именем эолян народы были многочисленны и не сходны между собою, имея разве то общее, что не принадлежали ни к дорянам, ни к ионянам. Таковы лесбияне, кумеяне, фессалийцы, локры, беотяне, элейцы и мн. др. По мнению некоторых ученых (Дункер, Курциус, Герман, Шеман) , ахейско-ионийскому периоду предшествовал пеласгический, причем все три имени: пеласгов, ахейцев, эллинов приурочиваются к одному и тому же народу греческому, только в различные периоды времени, следовавшие один за другим. Но не меньшею доказательностью обладает и другое положение - об этнографической отдельности пеласгов от эллинов (Киперт, Гольм, Гессельмейер) . Оба мнения могут быть сведены к общему источнику - к неясным выражениям древних историков; при этом, однако, не трудно заметить, что обращение пеласгов в эллинов могло быть последствием предположения, что ионяне и эоляне - автохтоны, каковыми все считали и пеласгов; эллинами были собственно одни доряне, пришельцы. С пеласгами делили доисторическую Г. лелеги, карийцы, телебои, кавконы, куреты и др. О той поре, куда не достигают ни предания, ни поэзия, свидетельствуют данные сравнительного языковедения, мифологии и культуры. Этого рода свидетельствами устанавливается принадлежность эллинов к семье арийских или индоевропейских народов, вместе с индусами, иранцами, италийцами, кельтами, славянами, литовцами, германцами, и выясняется, приблизительно, тот запас религиозных верований, технических знаний и предметов культуры, с какими эллины должны были выйти из общего местожительства народов, а равно и степень гражданственности их в то время. Антропоморфические божества, с божеством дневного света во главе, различные способы их чествования, патриархальная семья, родовая организация с воссоединением племен во временные союзы, впоследствии переходившие в народы, уменье селиться деревнями и укрепленными городами, - все это было вынесено эллинами из общей родины ариев. Росту эллинской культуры содействовали и многообразные заимствования с Востока, как из Азии, так и из Египта, хотя греч. рассказы о переселении Кекропа из нижнего Египта в Афины и Даная из верхнего Египта в Аргос измышления позднейшего времени; в большей мере печать подлинного предания носят на себе рассказы о поселении финикийского Кадма в Фивах и ликийца Пелопа в Элиде. Раскопки на Гиссарлике в Троаде, на Фере, в Мениде, на местах Тиринфа, Микен, Орхомена не допускают более сомнения в значительном воздействии вост. народов на Г., хотя и раньше уже литературные свидетельства, преимущественно относящиеся к культам божеств и торговле, равно как и особенности греч. алфавита, устанавливали тот же факт достаточно прочно. Как во времена исторические Восток все больше и больше обращался в арену деятельности элиннов и воспринимал эллинскую образованность, так эта последняя первыми своими успехами обязана была восточному влиянию. Меры, вес, письмо, строительное искусство, множество религиозных образов и обрядов привнесены были в жизнь эллинов с Востока, обогатили содержание ее в древнейшую пору и облегчили дальнейшую самостоятельную работу эллинского гения. Начало восточного влияния на Г. восходит к концу XIV в. до Р. Х., ибо с этого времени восточными народами основываемы были на о-вах Эгейского моря, на восточных окраинах греческого материка и даже в глубине его многочисленные колонии и торговые фактории. Переселение дорян в Пелопоннес составляет, кажется, предельный термин культурного преобладания Востока над Г.

Состояние эллинских обществ, ближайшее к историческому времени, обрисовано с замечательною яркостью и полнотою в так называемых гомеровских поэмах, Илиаде и Одиссее, к началу VIII в. до Р. Х. существовавших в теперешнем, приблизительно, виде. Изображенное в них состояние общества содержит в себе все элементы дальнейшего развития Г. и составляет как бы исходные момент в образовании различных форм государственного устройства. Составление Илиады и Одиссеи относится к Х-IX в. Воспетые в поэмах события отделены от времени составления поэм передвижением племен и народов в материковой Г., последствием чего было основание малоазийских и островных колоний. Распределить содержащиеся в поэмах исторический материал по эпохам и периодам нет возможности; главная доля его принадлежит временам самого творца поэм. Индивидуальный тип эллина, с его наиболее постоянными достоинствами и слабостями, с его верованиями и наклонностями установился уже в обществе времен Гомера. Положительных законов в этом обществе еще нет; поэтому уклонения от нормы отношений в ту или другую сторону здесь чаще и менее чувствительны; однако, имеют большую силу исконные обычаи и установлены, охраняемые самими богами, а также общественное мнение. В обществе живут еще обломки родового строя, особенно в отношениях семейных и частно-правовых; но городская община уже сложилась, в управление ею распределено между единоличным вождем (басилей) , советом старейшин и народом. Экономическая зависимость иных вождей от народа, сила публичного слова, наличность ораторов, примеры критики, направленное против вождей и т.п., свидетельствуют, что уже в эту пору народ в городских общинах не был бесправной массой или безответным орудием других органов власти. Если от народа требуется покорность вождю, то и для вождя обязательны заботливость о народе, справедливость в решении дел, храбрость на войне, мудрость советов и красноречие в мирное время. Личные достоинства вождя - одно из необходимых условий почета со стороны народа и самого повиновения его требованиям. Дальнейший успех общественности состоял в том, что взаимные отношения властей приобрели большую определенность; понятие общего блага в государстве получило перевес над всеми прочими интересами; личные достоинства и заслуги перед обществом были главным правом на влияние и значение в государстве. Гомеровское общество далеко не однородно по своему составу: в нем различаются люди простые и знатные; кроме свободных; есть рабы; в среде свободных наблюдаются различия по состоянию и роду занятий; взаимные отношения между господами и рабами носят на себе печать патриархальной простоты и близости; в отношениях мужчины и женщины замечается больше равноправности, чем это было в более позднее, историческое время. Поэмы Гезиода восполняют показания гомеровских песен об эллинском обществе в ту отдаленную пору.

Образованию городской общины в том виде, как она рисуется в Илиаде и Одиссе, с разнородным населением на определенной территории, со всеми особенностями государственного устройства, много содействовало передвижение эллинских племен, известное под именем возвращение Гераклидов или переселение дорян в Пелопоннес. Происходившее при этом смешение племен и объединение завоевателей и завоеванных в общей политической организации, жажда успеха и благоустройства на новых местах должны были ускорять переход от родового строя к территориальному, государственному. Следовавшее за передвижением дорян основание колоний в Малой Азии и на о-вах действовало в том же направлении еще сильнее: новые интересы и новые отношения вызывали к жизни новые формы общественности. Передвижение эллинов, в котором главная роль принадлежала дорянам, приурочивается к XI веку (с 1104 г.) ; началось оно вторжением эпирского народа фессалиян через Пинд в ту страну, которая в историческое время именовалась Фессалией. Эолийские туземцы были частью покорены, частью бежали на юг и дала своему местожительству название Беотии. Жившие у подножия Олимпа доряне двинулись сначала в ту область, которая впоследствии называлась Доридою, а оттуда часть их, вместе с этолянами, через Коринфский залив переправлялась в Пелопоннес, до того времени занятый ахейцами и в северной части ионянами. Только после продолжительной борьбы с туземцами доряне мало-помалу утвердились в Мессении, Лаконике, Арголиде, куда они проникли со стороны Аргосского зал., и в Коринфе. Ахеяне вынуждены были или покориться пришельцам на положении неполноправных обывателей, или, утратив свои племенные особенности, слиться с победителями воедино, или, наконец, сниматься с насиженных мест. С этого времени название Ахаии получила северная полоса полуострова, откуда ионяне бегали к своим соплеменникам в Аттику: прибрежную область заняли спасавшиеся от дорян ахейцы. Другая часть ахеян покинула Пелопоннес и поселилась на остр. Лесбосе. С Коринфского перешейка доряне проникли в среднюю Г. и здесь завладели Мегаридою. В Пелопоннесе удержались на своих землях, в политической независимости от дорян, жители Аркадии, а Елида досталась, кажется, союзникам дорян, этолянам. Ближайшими последствиями того же завоевания Пелопоннеса было и выселение ионян из Аттики и других областей на острова и малоазийское побережье, где возникло ионийское 12-градие (Милет, Ефес, Фокея, Колофон и др.) , и основание дорянами, вышедшими преимущественно из Арголиды, шести городов (Гексаполис) на карийском берегу и на прилегающих к нему островах. С возвращением Гераклидов и основанием древнейших колоний, которые, в свою очередь, послужили метрополиями новых поселений, эллинская раса разместилась окончательно на постоянное жительство в собственной Г. Это событие составляет рубеж, за которым лежит царство легенды и мифа, а по сю сторону начинается историческое существование Г., с общим именем эллинов. Из новых ученых Белох решается отвергать самое передвижение племен, в связи с дорийским завоеванием Пелопоннеса.

Хотя с возвращением Гераклидов Г. вступает в исторический период существования, в противоположность легендарному и мифологическому, однако надолго еще наши сведения о Г. не становятся ни более достоверными, ни менее скудными. Достоверная запись событий начинается только с первого года первой записанное Олимпиады, т. е. с 776 г. до Р. Х., а некоторую обстоятельность и последовательность исторических сведений, и то не о всех частях Г., приобретают не раньше VI века до Р. Х. Недостаток известий обыкновенно восполняется схематическими построениями древних философов и рационалистическими комбинациями позднейших историков Вызванная передвижением племен, колонизация закончилась в началу IX века до Р. Х., а в образовавшихся с этого времени многочисленных государствах совершалось дальнейшее осложнение и развитие тех отношений между органами власти и классами населения, которые существовали уже в гомеровских обществах; вместе с тем усиливалась потребность в возможно большей определенности и устойчивости общественных учреждений. Неравенства состояния, как главный источник внутренних распрей, присущи были уже родовым группам и деревенским поселениям; они умножились и обострились в городских общинах, особенно с развитием в некоторых из них торговли и промыслов и с накоплением движимых богатств. Личные достоинства для гомеровского басилея почитались условием власти и почета; не только на избранников и любимцев народа обращались милости богов, но и на потомство их; настроение народной массы благоприятствовало наследственности звания басилея в некоторых родах или семействах; в смысле усиления этой власти должны были действовать частые войны во время переселений и в борьбе за новые места. Единоличное управление в городской общине на время окрепло. Но с наступлением более мирного состояния не замедлили выступить опиравшиеся на традиции притязания знати - ограничить в свою пользу власть басилея; во многих случаях притязания эти находили себе поддержку в народе, и управление из единоличного переходило в коллегиальное. Необходимо заметить, что носителями единоличной пожизненной или наследственной власти были иногда не только басилеи, но и архонты. IX и VIII вв. до Р. Х. прошли в борьбе знатных родов за право деятельного участия в управлении, и чуть не повсеместно борьба кончилась не в пользу басилеев. Лишь в немногих местах сохранилась архаическая форма гражданственности, как в Македонии, напр., или Епире; в некоторых общинах первоначальная басилея перешла прямо в народоправство, наприм. в ахейских городах. Обыкновенно царское правление сменялось аристократическим или олигархическим, причем власть предстателя общины становилась срочной, даруемой во воле избирателей, этими последними контролируемой и перед ними ответственной. Так было в Афинах, Коринфе, Сикионе, Милете, Ефесе и др. Верховная власть становилась достоянием не одного лица и не одного семейства или рода, но целого сословия привилегированных, ревниво охранявшего свои права от притязаний простого народа на участие в общественных делах. Господство знати было тем тяжелее, что к политической бесправности массы она присоединяла гнет экономический. Оскорбительные для народа чувства олигарха нашла себе выражение в элегиях Феогнида, а элегии Солона содержат в себе достаточно указаний на беззакония в утеснения простых людей знатью, эвпатридами. Неурядицы, которыми сопровождались перемены в способах управления, недовольство новым порядком вещей, экономическая и политическая приниженность на родине, наконец дух предприимчивости и жажда обогащения привели к основанию новых поселений, которые раскинулись по всему побережью Средиземного моря, переступили за Геракловы Столбы, проникли даже в земли скифов и сарматов. Это вторичное колонизационное движение совершалось в VIII-VII вв. до Р. Х. Цивилизующее значение новых поселений для самой метрополии было громадно и всесторонне: колониям принадлежал почин в дальнейших успехах метрополии, художественных, литературных, промышленных, политических. Милет, сам выведший не меньше 80 колоний, становится центром греческой образованности в VII в. до Р. Х.: отсюда выходят первые мыслители, географы, историки; ему же принадлежат первые опыты литературной прозы. В колониях раньше, чем в метрополии, образовался класс населения, сильный богатством и знаниями и нерасположенный сносить исключительное господство знати. Внутренние волнения в общинах разрешались или составлением в изданием писанных законов, или вмешательством так называемых тиранов, которые, опираясь на народ, смиряли господствующий класс, или же изменениями общественного строя в демократическом смысле. Время тирании - преимущественно VII и VI вв. до Р. Х. Из тираний наиболее известные: коринфская, сикионская, мегарская, афинская, сиракузская, древнейшая аргивская (Фидон) . Древнейшее письменное законодательство Залевка в Локрах эпизефирских относится к воловине VII века. Говоря вообще, греческие тираны, шедшие обыкновенно навстречу действительным нуждам народа, вначале помогали народу сломить сопротивление олигархически настроенной знати, и только с течением времени они или потомки их, забывая происхождение тирании и преследуя личные цели, возбуждали против себя всеобщую ненависть. Имя тирана стало позорным, и насильственные действия против него почитались достохвальнейшим проявлением патриотизма и гражданской доблести. Завершением политической эволюции в большинстве греческих общин была демократ. форма правления в Г. наиболее устойчивая и в культурном отношении наиболее плодотворная. Гораздо менее удачны были опыты социального или экономического переустройства, сводившиеся обыкновенно к уничтожению долговых обязательств и к переделу земель, или к кровавым схваткам между достаточными гражданами и неимущими.

Хотя общей истории Г. не имела, но в разное время сильнейшая община становилась во главе значительной части отдельных общин, определяя судьбу их и влияя косвенно и на прочие общины: это бывало и в доисторический период. В историческое время раньше других приобрела преобладающее положение община спартанская после того, как дружина дорян восторжествовала окончательно над ахеянами Лаконики и усвоила себе военно-политическую организацию, известную под именем Ликургова законодательства. Только спартанцы, потомки дорийских завоевателей, составляли полноправное гражданство; население завоеванное, во много раз превосходившее число завоевателей и рассеянное по Лаконике в городах и деревнях, низведено было дорянами к положению обывателей, периэков, без политических прав; в огромном большинстве это были ахеяне. Еще более многолюдную массу составляли гелоты (илоты) , государственные рабы, прикрепленные к землям спартанцев и на них работавшие. Число земельных участков, розданных спартанцам от государства, предание определяло в 9000, число участков периэков - в 30000; гелотов был не меньше 200000. Необходимость обеспечить за собою приобретенное продолжительною борьбою господствующее положение внутри Лаконики и оградить его от посягательств извне, непрестанное ожидание волнений в среде покоренных и рабов, обратили Спарту в военный лагерь, а спартанцев в постоянную военную дружину, всегда готовую к борьбе с внешним и внутренним врагом. Воспитание детей и все правила жизни взрослых граждан и даже гражданок направлялись к поддержанию такого положения общины. Равенство и простота в образе жизни, безусловная покорность властям, физическая крепость и храбрость почитались непременными чертами спартанского гражданина; с ними совмещались грубость нравов, умственная косность, непомерное самомнение и подозрительность. Государственная организация спартанцев сложилась своеобразно из элементов двоякого рода: одни были наследием общеэллинской старины, насколько можно судить по гомеровским поэмам, другие - продуктом исключительных обстоятельств, в каких очутилась дорийская дружина в Лаконике. Самое раздвоение царской власти между представителями двух домов, Еврипонтидами и Агиадами, было, кажется, выражением полюбовного соглашения между двумя царственными родами: пришлым, дорийским, и туземным, ахейским. Цари были почетными богатыми представителями общины, возводившими себя к самому Гераклу; они чествовали богов от имени государства, но политическим значением должны были поступиться в пользу родовых старейшин и потом пятичленной коллегии эфоров. Хотя носителем верховной власти было собрание всех спартанцев не моложе 30-летнего возраста, которое одно давало силу решениям старейшин, выбирало и членов совета, и эфоров, и прочих должностных лиц, требовало отчета от последних по истечении срока службы, - но на самом деле правление в Спарте было олигархическое, и впоследствии Спарта всегда благоприятствовала олигархии в других греческих общинах, и, где только могла, вводила олигархическое правление, на место ли единоличной власти тиранов, или демократии. Правительственный почин и обсуждение мероприятий, а равно высшая судебная власть принадлежали так назыв. герусии, 30членной коллегии старцев, в состав которой, как председатели ее, входили и два царя. Всякий спартанец, не моложе 60-летнего возраста, мог быть выбран в герусию и оставался в звании геронта до конца дней. Ничтожно было в сравнении с герусией значение народного собрания, где отвергались или принимались большинством присутствующих предложения герусией, где право слова принадлежало только председательствующим (царям) , где счет голосов утвердительных и отрицательных допускался только в исключительных случаях, обыкновенно же голосование состояло в шумных криках: "да" или "нет", и по силе возгласов вопрос решался в утвердительном или отрицательном смысле. Однако, столь пассивная роль народа в управлении слишком противоречила гордому настроению каждого спартанца и властному положению спартанской общины в стране - и вот, уже к концу VIII века до Р. Хр. первенствующим учреждением в государстве становится эфорат, созданный в интересах народа и, как воплощение народной воли, быстро приобретавший перевес и над царями, и над герусией, контролировавший действия всех властей и привлекавший должностных лиц, не исключая царей, к ответственности. Военное дело, финансы, суд, администрация - все было в зависимости от эфоров. Силу эфората не могли сокрушить несколько веков спустя смелые и народом любимые цари, Агис и Клеомен, задачею своей жизни ставившие благо того же народа.

Успехи оружия и расширение сферы влияния в Пелопоннесе не замедлили оправдать достоинства организации, соединяющейся с именами Ликурга и Феопомпа и прочно установившейся в IX-VIII вв. до Р. Х. За покорением ахеян в долине Еврота следовало обращение Мессении в собственность спартанской общины, а жителей ее - в гелотов. Гегемонии Аргоса, когда-то сильнейшего в Пелопоннесе государства, по имени которого названы все греческие войска в Троянском походе, наступил конец: зависевшие от Аргоса города перешли под главенство Спарты. То же случилось со многими городами и селениями аркадян, а более значительные дорийские государства - Коринф, Сикион, Мегара - искали дружественного союза с Спартою. Сила Спарты признана была далеко за пределами Пелопоннеса, как в собственной Греции, так и в колониях, и даже в варварских землях. Такого положения она достигла ко второй половине VI века. Низвержение тирании во многих городах с помощью спартанского оружия окружало имя Спарты ореолом освободительницы эллинов.

Однако, ко времени борьбы с персидскими царями усилилось другое греческое государство, ионийское в демократическое, на сторону которого во время борьбы перешло сочувствие эллинов. Государство это - Афины. Открытая в 1890 г. Афинская Полития Аристотеля, по времени составления относящаяся ко второй половине IV в. до Р. Х. и дошедшая до нас на папирусе конца I в. по Р. Х., изменяет некоторые из установившихся было в науке представлений об афинских учреждениях и их истории, изобличает несостоятельность других, подкрепляет третьи (наиболее обстоятельный обзор литературы этого трактата на русском языке - в статье профессора Бузескула в "Ж. М. Н. Пр.", 1892, июль) . Царское управление в Афинах сменилось олигархическим около 752 г. до Р. Х., когда верховный правитель, архонт, стал выбираться на 10 лет сначала из царственного рода медонтидов, а потом из всех эвпатридов. Дальнейшим усилением олигархии было разделение власти архонта между тремя, а позже между девятью должностными лицами с тем же именем и сокращение срока их службы до одного года. Случилась эта перемена в 683 г. Власть законодательная и судебная принадлежала ареопагу. "Совету ареопагитов принадлежали охрана законов, ведение важнейших государственных дел, верховный суд и расправа в случаях нарушения общественного порядка. Из знатных и богатых выбирались архонты, а из архонтов - по истечении срока службы составлялся ареопаг" (Аристотель) . Тот же совет ареопагитов назначал годичных архонтов на должность. VII веку принадлежит и разделение Аттики на 48 участков (навкрарий) , по 12 в каждой филе, причем население навкрарии обязано было поставлять и содержать одно военное судно. В родовых группах, кроме знати, имевшей в своих руках и большую часть земель, были еще ремесленники и торговцы (демиурги) и земледельцы (геоморы) ; те и другие составляли народную массу, обделенную политическими правами и притесняемую богатыми землевладельцами. Важною уступкою со стороны олигархии было писанное законодательство Драконта (621 г.) , хотя оно узаконяло олигархический порядок управления. Полноправными гражданами объявлены были все, на собственный счет содержавшие себя в рядах тяжеловооруженных; им предоставлялось участие в народном собрании, в совете и в низшей администрации. Действительная власть оставалось привилегией немногих, тем более, что малоземельное и безземельное большинство населения было обременено долгами в нуждою; граждане покидали родину, продавались в рабство или шли в кабалу к богатым. "Скорбь проникает мне в душу, когда гляжу я на старейшую землю ионян", восклицал Солон. "Пресытившиеся довольством, смирите в себе жестокое сердце и высокомерие ваше введите в границы". Освободить народ, спасти родину, устроить государство поручено было всеми партиями Солону (594 г. до Р. Х.) , "лучшему из граждан по личным достоинствам и общему уважению, а по состоянию принадлежавшему к средним людям". Предварительно он уничтожил долговые обязательства (сейсахфия) , отменил кабалу за долги в настоящем и запретил ее на будущее время, регулировал меры, вес и монету. Существовавшему раньше его делению граждан по имущественному цензу на пентакосиомедимнов (получавшие с своих полей не меньше 500 мер плодов или 500 метретов жидких продуктов) , всадников (получавшие не меньше 300 мер или метретов) , зевгитов (не меньше 200 мер) и фетов (все прочие граждане) , - этому делению Солон придал большую определенность и первостепенное политическое и финансовое значение; прежние деления граждан, родовые и сословные, утрачивали прежнюю силу, хотя формально и не упразднялись. Движимое имущество и деньги не принимались законодателем во внимание, так что республика продолжала оставаться земледельческою, и богатые, но безземельные граждане относились, наравне с бедняками, к последнему классу. Должности архонтов и казначеев были доступны только пентакосиомедимнам, все остальные гражданам первых трех классов. Ареопаг перестал назначать архонтов; к ним применена была двойная система выборов: избрание в каждой филе 10 кандидатов и потом определение посредством жребия 9 лиц на должности архонтов. За ареопагом осталось, кроме судебной компетенции в делах об убийстве, верховное наблюдение за целостью основ демократии и за точным исполнением законов, а равно суд над государственными преступниками. Пополнялся ареопаг прежним способом, из бывших архонтов. В созданный теперь совет 400 каждая из 4 древних фил посылала 100 своих членов, очевидно - из граждан первых трех классов. Государственные тягости распределены были между классами пропорционально правам каждого из них. Четвертому, наиболее многолюдному классу граждан предоставлялось только участие в народном собрании и в судах. Если народное собрание, экклесия, носитель верховных прав государства, не получило еще в действительности того значения, каким пользовалось впоследствии, то народный суд - высшая судебная инстанция в государстве, исправлявшая и отменявшая решения должностных лиц, снимавшая отчет с этих последних по окончании срока их службы, - представлял, по выражению Аристотеля, сильнейший оплот демократии; посредством суда народ становился во главе государ. управления. Достоинства Солоновского законодательства оценены были только с течением времени, когда демократическое правление утвердилось прочно и народная масса оказалась достаточно сплоченною и способною отстаивать свои права от посягательств знати или тиранов. В эпоху их издания солоновские законы не примирили партий и полного удовлетворения не дали ни одной из них. Спокойствие длилось 4 года, а затем последовали новые смуты, среди которых республика дважды оставалась без высшего представителя исполнительной власти, архонта; в 581 г. архонтом назначен некий Дамасия, пробывший самовольно в должности 2 года и 2 месяца. Солоновская конституция была почти отменена, о чем свидетельствуют события, следовавшие за насильственным смещением Дамасии с должности архонта: выбраны были 10 архонтов по старым, досолоновским сословиям. Обращение вспять не успокоило умов. Борющиеся партии сложилась теперь независимо от исконных и солоновских делений граждан, по территориям, от которых и получили свои наименования: педиаков, паралиев и диакриев. Во главе последних стал Пизистрат, в 560 г. присвоивший себе единоличную власть тирана. Тирания Пизистрата и сыновей его в Афинах продолжалась всего, с перерывами, 49 лет, до 511 г. до Р. Х. Есть все основания полагать, что при первом из тиранов, отличавшемся народолюбием, мягкостью управления и уважением к законам страны, законодательство Солона впервые обнаружило присущие ему достоинства и способность к дальнейшим органическим изменениям, в согласии с новыми потребностями и новыми отношениями граждан. Тем чувствительнее были для афинян насилия и правонарушения, допущенные во время тирании Гиппархом и особенно после его смерти, Гиппием. Когда, наконец, тирания была низвергнута и некоторое время спустя народная партия восторжествовала (508) , вождь ее, алкмеонид Клисфен, провел ряд реформ, с одной стороны сильно демократизировавших республику, а с другой - теснее сплотивших ее граждан во имя общегосударственных интересов. Родовую группировку населения законодатель оставил нетронутой, но над нею он создал организацию политическую и территориальную, которая, отрицая всякие различия и притязания, основанная на происхождении, давала окончательный перевес общим интересам республики над стремлениями отдельных местностей или родовых групп. Основу нового устройства составляло деление Аттики, для политических целей и для заведывания местными нуждами, на околотки (демы) , которые во многих случаях совпадали с древними родовыми участками или тесно примыкали к ним, и в многовековых привычках народа, в освященных стариною и религией преданиях и именах находили для себя оправдание и крепкие устои. Реформами Клисфена, опиравшегося на историческое прошлое, были одновременно спасены и единство Аттики, как политической общины, и местные вольности поселков и городков; из наследия прежних времен он взял то, что могло быть изменено в приспособлено к новым потребностям. Законы Солона охранили население Аттики от разорения и кабалы; законами Клисфена сбережены на многие века условия привольной общественное жизни в отдаленнейших уголках Аттики и создана возможность постоянного высокого патриотического настроения всей массы афинского гражданства. Из древних историков Геродот прекрасно угадал подъем духа в афинских гражданах, коим сопровождалось восстановление демократии, а из новых ученых Дж. Гроту принадлежит почин глубокой оценки всей важности Клисфеновых реформ. Число демов Геродот определяет в 100, Страбон, для последующего времени - в 174. В этих маленьких поселениях всеобщинные дела ведались самим населением или через посредство должностных коллегий и отдельных лиц. Дем, представляя собою основу политического строя республики, и в тоже время был лучшей школой для афинского гражданина. Несколько демов образовали триттий, служившую главным образом для военных целей, а из трех триттий, расположенных в трех областях Аттики, слагалась территориальная фила, которых было 10. Они отняли у родовых фил всякое политическое значение и, благодаря разбросанности своих составных частей по всей стране, не могли служить местом и целью действия какой-либо одной партии, наподобие педиаков или диакриев; государственное единство Аттики получило решительный перевес над партикуляристическими стремлениями отдельных областей. В ближайшей связи с новыми филами находилась вся организация республики: административная, военная, финансовая и судебная. Принадлежность к дему означала звание гражданина; все демоты, по достижении 18-ти летнего возраста, получали право участия в верховном государственном учреждении - в народном собрании; на демах же оставалась обязанность выбирать членов высшей совещательной коллегии, совета 500. Зачисление в тот или другой дем имело силу гражданского рождения; демотическое имя гражданина оставалось за ним навсегда, пока существовал самый дем его, передаваясь неизменно по наследству от отца к сыновьям. Все же дем был политическим, а не родовым делением, и Клисфену возможно было приумножить число демотов, т.е. полноправных афинских граждан, метеками и иного рода новыми людьми. В соответствии с филами, наиболее свидетельствовавшими о преобладании государства над всевозможными делениями страны, находилась вся система управления республики, прежде всего десятичная коллегиальность магистратов; но филам же делились 500 булевтов на десять пританий и распределялись присяжные судьи (гелиасты, дикасты) . Ради охраны новой конституции был учрежден остракизм. В таком виде афинская республика, когда ей пришлось защищать самое существование свое в борьбе с персидскими царями и немного раньше со Спартою и несколькими другими эллинскими государствами, блестяще выдержала испытание. Новому порядку вещей благоприятствовали сами боги: Клисфен склонил на свою сторону дельфийское прорицалище; патронами демов объявлены были местные божества или герои, новые филы вверены заботам древних царей и героев Аттики в названы их именами (Эрехфеида, Эгеида, Пандионида, Леонтида, Акамантида и др.) . Около 550 г. до Р. Хр. царь Лидии Крез покорил своей власти многие города малоазийских греков, которые, с завоеванием Лидийского царства Киром, перешли во власть царей Персии (548) . Материковая Г. только через посредство своих колоний пришла в столкновение с Персией. В самом начале V в. восставшие азиатские греки, с Милетом во главе, обратились за помощью к метрополии; афиняне и эретрийцы послали им нисколько своих кораблей. Восстание кончилось полной неудачей: колонии были снова покорены персами к 496 г. до Р. Хр. Тогда царь Дарий решил покарать афинян и подчинить своей власти прочих эллинов. Первый поход персов на Г. кончился крушением флота их у горы Афона (493) . Второй поход, под предводительством Датиса и Артаферна, кончился торжеством афинян и обращением их республики земледельческой и отчасти промышленной в сильнейшее государство Г., торговое и морское. В двух победах, Марафонской (12 авг. 490) и Саламинской (20 сент. 480) , сломивших могущество персидских царей в спасших Европу от порабощения и одичания, главными героями были афиняне, с их полководцами и государственными мужами: Мильтиадом, Аристидом, Фемистоклом. Миллионные полчища Дария и Ксеркса были уничтожены горстью греков, одушевленных любовью к родине и ее учреждениям, сильных военным искусством и дисциплиною, равно как и талантами военачальников. Если раздробление Г. на множество мелких республик, не забывавших своих домашних распрей даже в пору общей опасности, грозило гибелью древнегреческой образованности в столкновении с деспотией, то и спасением своим в это время Г. обязана была больше всего тому настроению и умственному превосходству, которые воспитывались в мелких греческих республиках, особенно в афинской демократии. Уже в 47в г. до Р. Хр. Афины стали во главе ионийского союза, в главное предводительство военными силами эллинов в борьбе с персами перешло, малопомалу, от Спарты к Афинам. Важные заслуги Афин перед всей Г., сильный флот, гениальные полководцы, с одной стороны, а с другой надменное обращение Спарты с союзниками, недостаточность ее морских сил для продолжения войны с Персией, предательские сношения Павсания с врагами Г. - таковы были обстоятельства, благодаря которым Спарта все больше утрачивала значение первенствующего в Г. государства, а Афины, отстроившиеся после двукратного пожара, укрепленные и соединенные с Пиреем в один город, приобретали руководящую роль в Г. Кроме Аристида и Фемистокла, политическому росту афинской республики много содействовал своим примирительным поведением и громкими победами над персами Кимон. Победы у р. Евримедонта в Памфилии (465) и близ кипрского Саламина (449) надолго очистили Эгейское море от персидского флота. Начало афинско-эолийского союза относится к архонтству Тимосфена (478) , когда афиняне приняли под свое покровительство, вопреки решению лакедемонян, малоазийских ионян и прочих островитян и по возвращении спартанского флота домой продолжали войну с персами. Задачею союза провозглашено было дальнейшее освобождение эллинов от персидского ига и возмещение ущерба, причиненного персами эллинам. Гегемония предоставлялась Афинам, но за членами союза оставлялась политическая независимость и равноправность с главенствующей общиной. Дела союза ведались и направлялись союзным собранием, местом коего, равно как и союзным казнохранилищем избран был остров Делос. На обязанности союзников лежало доставление и содержание определенного числа кораблей для союзного флота. С самого начала допущена была для мелких общин замена натуральной повинности денежною, и мало-помалу число таких общин возрастало. Снаряжением кораблей на эти денежные взносы озабочены были афиняне, все больше обращавшиеся из распорядителей в начальников союза, ограничивавшие в свою пользу автономии союзников и низводившие последних на положение подданных. Союз государств свободных, равноправных, обратился в союзное государство афинян. Внешними знаками совершившейся перемены служили: перенесение союзной казны с Делоса в Афины (454) , вторжение афинских властей в домашние дела союзных общин, ограничение их судебной компетенции. Число союзных общин переходило за 200, а население их простиралось до 15000000. Было нечто противоестественное и невозможное с точки зрения эллина во взаимных отношениях между гегемонической общиной с 20000 граждан, с одной стороны, и сотнями общин с 16 миллионами граждан, обогащающих и украшающих гегемона и обязанных ему повиноваться. Случаи неповиновения союзников были нередки с первого же времени существования союза. Между тем судьба афинской республики была теснейшим образом связана с верностью союзников. Афиняне сурово карали всякую попытку к отпадению; но достаточно было афинской общине пошатнуться в своем могуществе, что случилось в Пелопоннесскую войну, - и все здание рухнуло, едва не увлекши к окончательной гибели и главенствующую общину. Формально союз был уничтожен по условиям мира с Лисандром в 404 г. после разгрома Афин, но он распался сам собою гораздо раньше. Семидесятилетний период первого афинского союза (476-404) был наиболее блестящим временем в истории не Афин только, но всей Г. Ему принадлежат совершеннейшие произведения греческого гения в области литературного творчества, пластики. Никогда Г. не была лучше обеспечена от посягательств на ее независимость со стороны варваров. Афинская община, ставшая морским государством и со славою вышедшей из сражении Марафонского, Саламинского, Платейского и др., быстро пошла к решительной демократизации своих учреждений. Аристид, Эфиальт, Перикл своими реформами довершили дело Солона и Клисфена, и со второй половины V в. до Р. Х. афинский народ в целом, без различия по классам, становится полновластным устроителем и распорядителем своих судеб, или непосредственно, в экклесии и гелиэе (народное собрание и суд присяжных) , или через должностных лиц республики, назначаемых по жребию или выбираемых народом на годичный срок и отдающих отчет народу по истечении срока службы. Довереннейшим и потому влиятельнейшим гражданином афинской демократии был Перикл, в течение 15 лет избиравшийся в стратеги (445-430) . Ему более, чем кому-либо иному, афиняне обязаны были и благоустройством своей республики, и долговременностью гегемонии, и богатством государственной казны, и великолепием города.

Спартанцы бессильны были воспрепятствовать расширению афинского флота, укреплению Афин и переходу на их сторону множества ионийских городов. Перевес на море, по окончании войны с персами, принадлежал несомненно Афинам; усиливалось их влияние и на суше, тем более, что Спарта была всецело занята домашними неурядицами. Но уже с 460 г. спартанцы всячески старались противодействовать афинянам в их столкновениях с другими греческими государствами, и дважды, при Танагре (457) и при Коронее (447) , нанесли афинянам чувствительное поражение. Благодаря главным образом Периклу, между Афинами и Спартою заключен был 30летний мир, через 14 лет прерванный Пелопоннесской войной (431) , которая рассказана жившими в то время историками, Фукидидом и Ксенофонтом. Первая 10летн. война, в этой части известная под именем Архидамовой, велась с переменным счастьем, и в 421 г. воюющие стороны заключили так называемый Никиев мир на 60 лет. Но едва прошло 6 лет, как гнилой мир был нарушен, и военный действия возобновились: в 416 г. афиняне отправили превосходное войско против Сиракуз в Сицилию под начальством Алкивиада, Никия, Демосфена; но Алкивиад был отозван с дороги и бежал в Спарту. По его совету спартанцы послали сильное подкрепление Сиракузам и повели войну морскую, в водах Эгейского моря, и сухопутную, на территории самой Аттики, где они заняли поселок Декелею и непрестанно угрожали самим Афинам. На стороне Спарты были теперь деньги и корабли персидского царя. Сицилийская экспедиция кончилась для афинян полным уничтожением их флота (413) и отпадением сильнейших союзников. Возвращение Алкивиала в Афины (411) сопровождалось олигархической революцией, но правление 400 просуществовало не более 4 месяцев, в демократия мало-помалу была восстановлена. Афины снова стояли во главе союза, располагали значительным флотом, кораблей в полтораста, и неоднократно проявили чудеса храбрости и самоотвержения. Но в 405 г. в Геллеспонте, при Эгоспотамах, флот афинян был уничтожен, и войска спартанцев, под начальством Лисандра, заперли их с суши и с моря. Голод и происки олигархов вынудили афинян сдаться на капитуляцию: укрепления города были срыты, все корабли, кроме 12, выданы неприятелю, союз расторгнут, демократия заменена олигархическим правлением тридцати (апрель 404) . В следующем году тирания тридцати была низвергнута изгнанниками-демократами, с Фрасибулом во главе, и в архонство Эвклида (осенью 403) между партиями состоялось соглашение. По словам Аристотеля, восстановленное теперь демократическое управление сохранялось без переворотов до его времени; происходившие в нем перемены клонились к расширению прав народа. Народная партия в Афинах в торжестве своем выказала необычайную умеренность, терпимость и великодушие по отношению к противникам.

Следовавшая за разгромом Афин вторичная гегемония Спарты имела мало общего с первой спартанской гегемонией, до персидских войн. С одной стороны, Спарта запятнала себя теперь насильственными переворотами в союзных общинах в смысле олигархическом, продажностью и хищениями; с другой - эллинские общины, наученные опытом и ревниво охранявшие свою независимость, находили спасете от ига Спарты в союзной организации и в поддержке персидского царя. Отчасти материковые, но главным образом малоазийские греки вовлечены были в междоусобную распрю Кира Младшего, наместника М. Азии, и брата его Артаксеркса, царя персов (401) . Сочинение Ксенофонта "Anabasis" обессмертило поход 10000 греков, совершенный под начальством Кира в глубину Азии, и обратный путь их к малоазийскому побережью, под командою Клеарха и Ксенофонта, уже после смерти Кира (400-399) . Звание гегемона Г. обязывало Спарту подать помощь малоазийским городам, примкнувшим было к Киру и теперь опасавшимся мести от персидского царя. В Азию был послан Агесилай, в Европе оставался Лисандр. Успехи Агесилая в борьбе с персами остановлены были замешательствами в собственной Г.: сильнейшие государства заключили союз между собою против Спарты: на стороне союзников был и царь Персии; их морскими силами и персидскими командовал афинянин Конон. Положение Спарты было трудно, и она в 387 г. заключила с царем сепаратный мир, так называемый Анталкидов, предававший Г. в распоряжение исконного врага ее. По условиям мира, азиатские греки предоставлялись царю; в собственной Г. все союзы, за исключением пелопонесского, объявлены расторгнутыми, и все общины обязаны на будущее время оставаться обособленными и независимыми; исполнителями условий мира назначены спартанцы, а верховное наблюдение за Г. вверялось царю. На этом акте, противном всем традициям греков, Спарта не остановилась; росла и ненависть против ее по всей Г. Жертвами насилия, вероломства и подозрительности спартанцев пали Мантинея, Флиунт в Пелопоннесе, Олинф на Фракийском побережье, Кадмея в Фивах (384-379) . Но с этого момента судьба обращается против Спарты. При содействии Афин Фивам удалось освободиться от спартанского гарнизона и ввести у себя, на место олигархи, демократическое правление. К 378 г. относится образование второго афинского союза, который быстро разросся, благодаря успешным действиям афинских военачальников, и уже в 374 г. Спарта вынуждена была признать гегемонию Афин на море; число союзных общин простиралось до 75. Но главная опасность угрожала Спарте со стороны фивян, которые могли помериться с нею на суше. Действительно, под начальством своих вождей Пелопида и Эпаминонда фивяне нанесли Спарте страшное поражение при Левктрах, в Беотии (371) , которое решило переход гегемонии к Фивам. В самом Пелопоннесе Спарта была обессилена восстановлением независимости Мессении и основанием Мегалополя (близ границы Лаконики) , ставшего центром союза аркадских общин. Но возвышение Фив было весьма кратковременно. Со смертью Пелопида и Эпаминонда, павшего в битве при Мантинее, где фивяне одержали победу над соединенными силами спартанцев и афинян (362) , рушилась фивская гегемония, распался беотийский союз. Не было в Г. государства, около которого пожелали бы соединиться прочие эллинские общины, в случае общей опасности. Скоро после этого Афины были сильно истощены в денежном отношении, ослаблены в военном и политическом, войною с важнейшими из союзных общин и отпадением их от союза (357-355) .

Около этого времени дела Г. осложнились вторжением в них Филиппа, царя македонян. Раздоры в недрах афинского союза дали Филиппу возможность овладеть Амфиполем, Пидною и Потидеей (357-356) и вообще утвердиться на фракийском побережье, а начавшаяся в 855 г. так наз. священная война дала ему повод выступить умиротворителем Г., распространить свои владения до Фермопил и добиться принятия в союз амфиктионов, на место исключенных из него фокидян (346) . В Афинах борются в это время два течения: воинственное или патриотическое и мирное или македонское. Главным выразителем первого был Демосфен, второго - Фокион, Эсхил, Демад. Только в критические моменты афиняне следовали советам Демосфена и по временам достигали перевеса над противником. Под влиянием его речей они в 340 г. образовали сильный союз и заставили Филиппа снять осаду Перинфа и Византии (339) . Но в том же году вспыхнула третья священная война. Призванный амфиктионами против Амфисы, Филипп быстро прошел Фокиду и укрепился в Элатее, угрожая Беотии и остальной Греции. Афиняне поняли всю опасность положения и решили оказать фивянам возможную помощь. В союзном войске под Херонеей в Беотии находились, кроме фивян, афинян и 15000 наемников, эвбейцы, коринфяне, мегаряне, ахейцы и друг. греки. Победа (20 августа 838 г.) стоила Филиппу больших усилий и тяжелых потерь людьми; за то она открывала ему свободный путь в среднюю и южную Г., и гегемония его была признана всеми греческими общинами, кроме Спарты. Но Филиппу желательно было придать своему владычеству над Г. вид свободного союза греков, под его главенством.

Для определения условий и задач союза он созвал уполномоченных от всех греческих государств на собрание в Коринф, где провозгласил себя защитником греческой свободы от посягательств персидских царей и верховным военачальником в предпринимаемой им борьбе с персами (337) . Все было готово к походу в Азию, и только внезапная смерть Филиппа помешала осуществлению грандиозного плана (336) . Продолжителем его дела был преемник его власти в замыслов, Александр. Надежды греков на освобождение, оживившиеся было со смертью Филиппа, быстро рассеялись, когда 21-летний Александр прошел по Г. из конца в конец и беспощадно наказал Фивы за попытку к восстанию; город был разрушен до основания и 80000 граждан проданы в рабство (335) . Позднее, когда Александр был в Азии, столь же неудачно было восстание Пелопоннеса (330) . Признанный на собрании в Коринфе главнокомандующим македонских и греческих войск, Александр в 834 г., в сопровождении лучших своих полководцев и друзей, Антигона, Птолемея, Пармениона и др., во главе 35000-ой армии вступил через Геллеспонт в Азию, с целью покорить Персидское царство. Дома, для наблюдения за Г., оставлен был с сильным войском Антипатр. Тремя знаменитыми победами: на р. Гранике в Малой Азии (334) , при Иссе на границе Киликии и Сирии (333) и при Арбеллах или Гавгамеле в Ассирии (331) , Александр покорил своей власти Персидскую державу. Перед последней из этих битв он, после продолжительной осады, овладел Тиром в Финикии и завоевал Египет, где основал знаменитую впоследствии Александрию (332) . На место Персидской основана была мировая монархия Александра, далеко превосходившая первую по размерам и напоминавшая ее системою управления и унаследованными от Ахеменидов приемами и обычаями. Овладев несметными сокровищами в богатейших городах Персии, Александр простер свои завоевания дальше на С, до нынешнего Авганистана, и на В, до реки Гифасиса, что между Индом и Гангом. Столицей империи он избрал Вавилон, где и умер, в июне 333 г., занятый планами новых походов. Известие о смерти Александра послужило сигналом к повсеместным смутам, к распрям его полководцев и преемников и к распадению державы, наскоро составленной и недостроенной. Вместе с тем со всею очевидностью и немедленно обнаружилась эфемерность объединения многоразличных частей Александровой монархии; эфемерными оказалась и весьма многие из городов и поселений, основанных завоевателем с целью закрепления за собою приобретенных войною далеких земель. Чувствовался и недостаток заветов, которые перешли бы от Александра к его преемникам и вид определенных задач или политических приемов. В Г. смерть Александра вызвала так называемую Ламийскую войну, кончившуюся битвою при Кранноне, что в Фессалии (322) , и поведшую за собою изменение афинской конституции в смысле олигархическом и помещение македонского гарнизона в Афинах. Беспощадностью и насилием сопровождалось победоносное шествие Автипатра и в других частях Г. По смерти Автипатра Г. становится предметом раздора и войн нескольких честолюбцев и переходит от одного из них к другому. В 306 г. наместники Антигона, Димитрий, Селевк, Птолемей, Кассандр, Лизимах присваивают себе царский титул, а в 301 г. царство Антигона разделяется между Селевком в Лизимахом. В том же году шла в Г. ожесточенная борьба сначала между Кассандром и Димитрием Полиоркетом, потом между последним и целой коалицией царей. Когда Димитрий был изгнан из Македонии и бежал в Азию, сын его Антигон Гонат сумел удержать за собою пелопонесские владения отца (287) . К 279 г. относится геройское отражение галльских полчищ союзными греческими войсками, причем больше других отличились этоляне. Года через два после этого Антигон воцарился в Македонии, начав собою династию македонских царей до Персея, последнего царя Македонии, включительно.

Кроме Македонии, в зависимость от которой находилась обыкновенно в Г., из завоеваний Александра возникли царства Сирийское, Селевкидов, и Египетское, Лагидов; в свою очередь, из обширных земель Сирии выделились нынешние царства: Пергамское, Вифинское, Парфянское и др. В земли, завоеванные Александром; массами устремлялись греки из собственной Г. и древних колоний и несли за собою язык, искусство, охоту к науке и литературе, а равно и общественные учреждения в отдаленнейшие углы тогдашнего мира. Афины, Спарта, Коринф, Фивы остались далеко позади новых центров греческой образованности: Антиохии, Пергама, Александрии, Сиракуз и др. Все, что было ценного и долговременного в области наук или политических учреждений, насаждалось и теперь эллинским гением, применявшимся к новым условиям жизни, вдали от родных мест и родного общества. Космополитизм сделался отличительною чертою произведений греческого ума. В это же время начался формироваться преимущественно на чужбине тот тип греченка (Graeculus) , попрошайки и паразита, мастера на все руки, который увековечен сатирой Ювенала. И все-таки, не взирая на истощение и деморализацию, вследствие отлива населения в далекие страны, невзирая на необходимость приспособляться к требованиям деспотов и богачей, старые гражданские добродетели продолжали жить среди греков, меньше затронутых новым порядком вещей. III и II века до Р. Х. ознаменовались в истории Г. образованием нескольких союзов на началах федеративных; обширнейшими были союзы ахейский в Пелопоннесе и этолийский в средней Г. Главная задача союзов состояла в освобождении греческих городов от македонских гарнизонов или тиранов и в обеспечении их от посягательств македонских царей на будущее время. Союзы существовали и раньше, даже в глубокой древности, но они ограничивались небольшими территориями и заключались в небольших пределах племен. Только теперь, в виду многолетней непрерывной опасности, начала равноправного союза получили широкое применение и выработанную в значительной мере организацию. Союзные власти в обеих федерациях ведали только общесоюзные дела, не вторгаясь во внутренние отношения отдельных союзных общин. Гегемона или главенствующей общины в этих союзах не было; граждане союзных общин были в то же время гражданами союза, что и выражалось в наименованиях ахеян или этолян для граждан всех союзных общин без различия; самый союз назывался народом (ethnos) . Обе федерации имеют историка в мегалопольце Полибии; но тогда как федерация ахейская была родною для историка и казалась ему осуществлением политики, способной спасти Г., этолийская федерация, враждовавшая обыкновенно с ахейской, представлялась Полибию беспорядочным скопищем хищников, живущих грабежом и нападениями. На самом деле разница между союзами в организации была очень невелика и проистекала из различной степени гражданственности большинства общин, входивших в состав того и другого союза; превосходство в этом отношении было, бесспорно, на стороне ахейской федерации. Союзная власть в этой последней располагала большей силой и авторитетностью, чем соответствующие органы этолийского союза, в среде которого начальники отдельных племен предпринимали походы или совершали набеги на чужие земли и без ведома союзных властей. Верховным учреждением, как у ахеян, так и у этолян было союзное собрание граждан; кроме того, существовали в том и другом союзе ограниченные по составу советы или постоянные комитеты, ведущие текущие дела союза; высшим представителем исполнительной власти был союзный военачальник, стратег. Вопросы войны в мира, договоров и союзов, приема иностранных послов подлежали ведению союзных властей. Не говоря о том, что силы двух союзов были разъединены соперничеством и войною и через то ослаблены, не говоря о том также, что вне союзов оставалась значительная часть Г., бок о бок с ахейским союзом существовала Спарта, цари которой, Агис IV и Клеомен III, поставили себе задачей воскресить былую славу своего государства, вдохнуть в спартанцев былые доблести, освободить Г. от македонян в утвердить спартанскую гегемонию. В этом продолжающемся разъединении греков лежала разгадка успехов македонских царей и потом римских легионов.

Ахейский союз установлен был усилиями Марка из Кирены около 280 г. до Р. Х., состоял сначала из 4 городов (Дима, Патры, Фары, Тритея) , вскоре обнял все города древней Ахаии, а лет 30 спустя распространился за пределы этой области, присоединением Сикиона (251) . Виновником расширения союза был Арат, 16 или 17 раз избиравшийся в союзные стратеги и в течение лет 40 определявший союзную политику ахеян. С течением времени в союз вошли Коринф, Мегара, Епидавр, Гермиона и др. Война с Клеоменом (228-221) заставила Арата искать поддержки той самой чужеземной силы, освобождение от которой провозглашалось целью объединительного движения пелопоннессцев. Ахейцы заключили союз с Антигоном Досоном (223) , который и явился в Пелопоннесе устроителем эллинских дел. Сражение при Селласии (221) , лишившее Клеомена царской власти, а Спарту - всех ее завоеваний, утвердило главенство македонских царей над Грецией. При наследнике Антигона, Филиппе V, вспыхнула союзническая война между ахейским союзом, которому помогал Филипп, и этолянами. В 217 г. война кончилась миром, в виду "надвигающегося с запада облака", т.е. серьезной опасности, угрожавшей со стороны Италии одинаково как грекам, так и македонянам. Первое знакомство римлян с Г. относится к 224 г. до Р. Х., когда они пошли войною на иллирийских пиратов и греки взирали на них как на своих спасителей. Уже тогда римляне утвердились на о-ве Коркире и на иллирийском побережье. Поводом к ближайшему вмешательству в дела Г. послужил для римского сената союз Филиппа V с Аннибалом, в 215 г. Еще не кончилась вторая Пуническая война, а римляне открыли военные действия против Филиппа на берегу Иллирия (214) . В 211 г. римляне заключили союз с этолянами против македонян; к этому союзу примкнули элейцы, мессеняне, лакедемоняне, царь Пергама Аттал, владыки Фракии и Иллирии; Филиппа поддерживали союзы ахейский, акарнанский и эпирский. В 205 г. воюющие стороны примирились; еще раньше этоляне заключили сепаратный мир с Филиппом. К этому же времени относится блестящая победа ахеян, с Филопеменом во главе, над спартанцами и тираном их Набидом (207) . Только по окончании войны с Карфагеном (202) римляне возобновили свое наступление на греко-македонский Восток, под видом войны с Филиппом (200) , которая кончилась полным поражением последнего при Киноскефалах в Фессалии (197) . Полибий яркими красками обрисовал неумеренные восторги, с какими греки выслушали заявление римского герольда на истмийском празднестве в Коринфе, что по условиям мира, заключенного с Филиппом, освобождаются все греческие государства, находившиеся в зависимости от Македонии (196) . Этоляне остались очень недовольны условиями мира; прочие греки скоро убедились, что они только переменили одного господина на другого; дело дошло до новой войны этолян с римлянами, причем в союзе с этолянами был царь Сирии, Антиох III. В 191 г. при Фермопилах Антиох был разбит римлянами, а года через два после того и этоляне должны были покориться Риму. Этолийский союз перестал существовать (189) . Как прежде этоляне досадовали на римлян и возбуждали греков к войне с ними, так теперь недовольны были Римом и Филипп, и ахеяне, державшие сторону римлян в войне их с Антиохом и этолянами. Приблизительно к этому времени относится расширение ахейского союза, руководимого Филопеменом, на весь Пелопоннес. Спарта, Элида, Мессения были присоединены к союзу (191-190) . Но как в Спарте, так и в Мессении существовали сильные партии, стоявшие за выделение этих областей из союза. Недовольные обращались с жалобами в Рим, который не отказывался от роли посредника, судьи и устроителя Пелопоннеса; при его содействии Мессения отложилась было от ахеян (183) . Возвращение Мессении в союз стоило жизни Филопемена, а с его смертью усилились внутренние смуты, умножились и поводы к вмешательству римлян в дела союза. Политическая борьба осложнялась социально-экономическою. В союзе боролись две партии: одна, не объявляя открытой войны Риму, старалась сохранить за союзом возможную меру независимости в действиях; другая настаивала на признании главенства Рима над союзом. Наиболее видными представителями обеих партий были Аристен и Калликрат. Между тем у римлян началась (171) третья война против Македонии, от Филиппа перешедшей к сыну его Персею. В 168 г. война кончилась истреблением македонской армии при Пидне. Македония объявлена была свободной и разделена на 4 республики, зависимые от Рима. В душе сочувствуя Персею в желая ему победы над более опасным врагом, греки, и в частности ахейский союз, точно соблюдали нейтралитет. Но такое поведение не удовлетворяло более сената. В 167 г. 1000 ахеян без всякой вины отвезены были в Рим, по подозрению в измене; в числе пленников находился и историк Полибий. 17 лет томились греки в неволе, пока уцелевшим из них дозволено было наконец возвратиться на родину. Возвращение пленных усилило раздоры в союзе. В 149 г. македоняне, предводительствуемые самозванным царем, выдававшим себя за сына Персея, восстали против римлян, но были побеждены, и Македония обращена в римскую провинцию (148) . Скоро после этого возмущение Спарты против союзных властей повело к решительному вмешательству сената в союзные отношения; по его требованию, Спарта, Коринф, Аргос, Гераклея; Орхомен были отторгнуты от союза (147) . Война союза против Спарты была принята в Риме за вызов, и два поражения, нанесенные союзным войскам в Локриде Эпикнемидской Метеллом и близ Коринфа, у деревни Левкопетры, Муммием, положили конец независимому существованию Г. (146) . Ко времени Августа она обращена была в римскую провинцию, под именем Ахаии.

Рим, как и Македония, не дал Г. ни благосостояния, ни даже прочного мира. Римским завоеванием начался для Г. длинный ряд бедствий, заключившийся страшными опустошениями варваров в IV в. по Р. Х. и простановкою античной жизни. Обложение данью многих общин, и без того обедневших от войн и внутренней неурядицы, взыскано штрафов, вторжение римских чиновников, алчных и грубых, во внутреннюю жизнь Г. разоряли несчастный народ в конец и питали в нем суетную надежду на избавление от завоевателя. Не прошло 60 лет после разгрома Коринфа, как значительная часть Г., на этот раз с афинянами в главе, соединилась с понтийским царем Митридатом против Рима. Беотия, Спарта, Ахаия присоединились к афинянам. Прибытие Суллы вынудило царских полководцев сосредоточить свои силы в Афинах и Пирее (87) . После продолжительной осады город был взят, разорен и разграблен римскими солдатами, население перебито. С Митридатом Сулла заключил мир, а Г. вышла из войны еще более опустошенною и приниженною: некоторые города были срыты до основания, другие ограблены, храмы и сокровищницы расхищены. Впоследствии Г. не раз еще служила театром жестоких сражений и расплачивалась за свое участие в событиях новым и новым разорением. В 48 г. до Р. Х. Беотия, Фессалия, Афины, Спарта, Ахаия, Крит соединились с Помпеем против Ю. Цезаря. В 31 г. Греция соединяется с Антонием против Октавия, и опять несчастливо. В каком жалком состоянии находилась Г. в это время, как сократилось ее население и уменьшилось число городов, как обеднели и опустели целые области, можно видеть из свидетельства очевидца Страбона (X кн. Географии) . Разделение провинций со времени Августа на сенатские и императорские, назначение определенного жалованья проконсулам и пропреторам, отдаление финансовой части от административной, контроль над провинциальным управлением, - все это, с установлением империи, облегчило положение, ограничивая размеры чиновничьего грабежа. Кроме того, в течение первых трех веков империи, Г. пользовалась почти непрерывно миром. Многие императоры выказывали большую заботливость относительно Г. и осыпали ее особенными милостями. Юлий Цезарь восстановил Коринф, Август основал Патры, Никополь. Тиберий перевел Македонию и Ахаию, в видах экономического их улучшения, из сенатских провинций в императорские. Нерон провозгласил на истмийском празднике независимость Г., что равнялось освобождению ее от дани. Императоры из дома Флавиев и Антонинов неоднократно посещали славные города Греции в благосклонно относились к Афинам. Особенною щедростью отличался Адриан. Второй век по Р. Х. был блестящим временем для Афин и афинских школ. Благодаря обилию художественных произведений, внешним удобствам жизни, общительности местного населения и больше всего знаменитым школам, Афины представлялись для всякого, кто искал просвещения, обетованной землей, куда ехали учиться из разных мест обширной империи. М. Аврелий высшей афинской школе правильную организацию и щедро вознаграждал ее преподавателей. Вообще в умственном отношении Г. стояла гораздо выше и тех варваров, которые совершали в нее вторжения с конца III в. по Р. Х., и массы римского общества. На почве греческой науки в просвещения сближались между собою многочисленные народности мира без различия языка и вероисповедания. Светская языческая мудрость греков много послужила к утверждению христианской религии. Так, софист Проересий был христианин; философ Аристид поднес императору Адриану апологию христианского учения; другой философ, Афенагор, учивший сначала в Афинах, а потом пришедший в Александрию, тоже писал в защиту христианства и написал рассуждение о воскресении. Немного позже знаменитые учители христианства, Климент Александрийский, Василий Кеcaрийский, Григорий Назианзин, почитали ближайшее знакомство с эллинскою наукою необходимым условием нравственного совершенствования верующих: по словам Климента, человек без такого образования походит на неразумное животное. Впервые вера Христова возвещена была в Афинах апостол. Павлом в 52 г.: вскоре как здесь, так и в Коринфе, в Спарте, Патрах возникли небольшие христианские общины. Вообще в среде греков не было столь упорного сопротивления новой религии, как во многих других частях империи.

Отвыкшие от военного дела, лишенные своих крепостей и акрополей, греки с большим трудом и потерями отражали нападения варваров во второй половине III в. Немного выиграла Г. от реформ Диоклетиана и Константина Великого, равно как и от основания новой столицы империи, Константинополя или Нового Рима (330) . Конец IV века, когда по смерти Феодосия окончательно установлено было разделение империи на Восточную и Западную, омрачился опустошительнейшим вторжением полчищ Алариха, короля вестготов. Он прошел Македонию и М?сию и, опустошив Иллирию, направился по Адриатическому побережью до Никополя, а оттуда вторгся в Фессалию. Когда настигший его здесь Стилихон был отозван Аркадием в Италию, Аларих пробился без труда через Фермопилы и разорил Аргос, Спарту и другия части Пелопоннеса. Спас Г. от окончательной гибели тот же Стилихов, въ896г. Много требовалось времени для того, чтобы оправиться от втих бедствий. Следующие императоры всячески противодействовали возрождению античной образованности в Г. Решительнейшее действие в том же направлении оказали реформы Юстиниана (527 - 665 по Р. Х.) , преследовавшего исключительно выгоды фиска и непосильными поборами низводившего свободное население Г. до положения рабов. Император отобрал в казну те капиталы, которыми располагали вольные греческие города и которые шли на городское благоустройство. Казалось, самая тень муниципальной самостоятельности греческих городов была уничтожена, так как не имелось более средств для поддержания местных учреждений и их деятельности. Однако, муниципалитеты не были упразднены, а церковь и духовенство старались облегчить бедственное состояние народа, питать в нем надежду на лучшие времена и поддерживать привязанность его к вековым общинным порядкам. Видимый конец античной образованности наступил при этом же императоре, когда он закрыл в Афинах школы риторики и философии, конфисковал городские капиталы, употреблявшиеся на содержание школ, и предоставил учителям академии, лицея и стои искать себе слушателей за пределами Римской империи. Но никакой гнет и никакие гонения не в силах были погубить исконные основы гражданской жизни в Г. и плоды древнегреческой образованности. Особенно этим последним предстояла еще великая цивилизующая роль в новой Европе.

Ф. Мищенко.

Грецкий орех,

волошский орех (Juglans L.) . - Род деревьев из семейства орехоносных (Juglandeae) . Сюда причисляется до 8 видов; самый известный у нас Juglans regia. Ствол его одет серой корой, ветви образуют чрезвычайно обширный шатер; листья сложные, непарноперистые, состоящие из 4, 6 и 8 пар удлиненнояйцевидных листочков; они бывают от 11/2, до 2 фт. длиною, распускаются вместе с цветами. Цветы однодомные, собраны висячими сережками. Плоды спеют толстую кожисто-волокнистую кожуру и крепкий деревянистый нутреплодник; со зрелостью кожура плода, высыхая, лопается на 2 части и сама собою отделяется; но деревянистый нутреплодник; хотя и состоит из двух створок, сам собою не раскрывается. В продаже эти плоды (Г. орехи) имеются именно в этом очищенном виде.

Дерево это достигает огромных размеров и глубокой старости. Так (по сообщению Г. Лихачева) при церкви грузинского седа Нехви (Горийский у. Тифлиской губ.) , в 12 в. от и. Цхинвал, есть вполне свежий Г. орех вышиною в 84 фт., а в обхвате 28 фт., в тени его могут укрыться до 200 всадников. Он дает ежегодно до 100 пд. плодов. Во многих местах Закавказского края имеются подобные же деревья. Культура Г. ореха началась с древнейших времен и он дал множество разновидностей; разнообразие замечается в числе листочков перистых листьев, которые иногда бывают даже цельными, в направлении ветвей, в степени хрупкости деревянистой части плода, и пр. Древесина его, как известно, представляет превосходный поделочный материал и высоко ценится. Семена, повсюду в изобилии употребляемые в пищу, содержат превосходное масло, которое однако же не долго сохраняется. Листва содержит горькие и ароматные вещества, испарения которых причиняют некоторым головную боль. Они употребляются за Кавказом для одурения рыбы (форелей) в горных речках. Кожура орехов содержит много дубильного вещества. Все эти качества Г. ореха причиною того, что его повсюду, где можно, усиленно разводят, но вместе с тем и истребляют. В диком состоянии Г. орех растет в Закавказье и не только в Талыше, но и в остальной его части, особенно в западной, хотя один знаток кавказской древесной растительности и утверждает противное Г. орех растет в сев. Китае, в сев. Индии, в Тянь-Шане, в Персии, в Малой Азии и Греции. В Западной Европе он считается одичалым, но разводится еще до широты 56? с. ш. По показаниям Шюбелера, в Норвегии и Швеции даже до 59?. Самым северным деревом этой породы на всей земле тот же автор считает дерево, находящееся в норвежском городке Форзунде, под 63? 35\' с. ш. Все это, однако же, отдельные экземпляры, за которыми тщательно ухаживают. У нас в Петербурге Г. орех не вымерзает вполне, но не подымается в виде настоящего дерева. Его разводят с надеждою получить зрелые плоды, что случается не ежегодно, еще до широты Воронежа; надежным образом до 52? с. ш. в западной России а уже с долготы Харькова предел этот сильно подается к Ю. В доисторические времена Г. орех в Зап. Европе был гораздо более распространен, хотя, может быть, то был близкий к настоящему, а не тот самый вид, кот. там столь распространен в настоящее время. Г. орех не любит тяжелых и сырых почв; удается особенно хорошо в долинах, орошенных текучими водами. Разводят его преимущественно семенами. Кроме описанного, в Приамурском крае есть еще 2 вида, севернее 50? не идущие: J. mandschurica Max. и J. stenocarpa Max. Семена их тоже употребляются в пищу. Американские виды: J. nigra и J. cinerea, идущие в Сев. Америке довольно далеко на С., удаются хорошо и у нас в Петербурге, особенно J. nigra, хотя плоды их зреют не каждый год. В горах деревья эти подымаются довольно высоко: на Кавказ в среднем до 4500 фт., местами и выше.

А. Бекетов.

Из сортов Г. ореха наиболее распространен в Крыму - твердоскорлупный, яглыджевюс (J. angulosa) , с твердокожими плодами средней величины, лучше других растущий в южной России. Выше его по качествам плодов тонкокожий сорт - сетчатый, джелтер-джевюс (J. tenera) ; затем следуют: карга-бурун с остроконечными плодами и каба-джевюс или бомба (J. maxima) , с весьма крупными плодами, но очень мелкими зернами или семенами, годными к употреблению только в свежем виде; это елочный орех идущий на украшение елок. Замечателен также сорт - поздний или орешник св. Иоанна (J. scrotina) , у которого поздно распускаются листья и появляются цветы, а потому менее страдающий, чем другие, от морозов, к влиянию которого Г. орех вообще очень чувствителен, а также плодоносный (J. praepar tariens) - малорослый, отличающийся ранним плодоношением - иногда в трех-четырех летнем возрасте. Очень плодоносными считаются также сорта: кистеватый (J. racemosa) , у которого по 10 - 13 орехов сидят вместе в виде кисти, и мелкоплодный (J. microcarpa) . Как декоративный сорт - разнолистный (J. heterophylla) и американские виды (J. cinerea, J. nigra и другие) . Плодоношение у Г. ореха начинается с 8 - 10-летнего возраста, но более обильно с 15 - 20 лет и продолжается до 150 - 200 лет и более позднего возраста. Сбор орехов достигает в Бесарабии до 15 - 20000 штук с дерева, в Подольской губ. - до 10 мер (15 пд.) , а иногда даже 5 четв., в Крыму же 26 - 40 летние деревья дают ежегодно 20 - 25000 орехов.

В. С.

Г. орех разводится почти исключительно от семян; впрочем, французу Трейву удалось найти надежный способ прививки ореха, в расщеп, к однолетним или двулетним сеянцам, высаживаемым вслед за прививкою в парник. На почву орех мало разборчив, хотя предпочитает глубокую и рыхлую песчанисто каменистую почву, не очень сухую, притом изобилующую известью. Так как ореховое дерево слишком затеняет другие деревья, то его надо сажать на краю сада.

На Кавказе существует целый промысел, основанный на срезании с орехового дерева наростов, высоко ценимых столярами. Обыкновенно наросты имеют фута 4 в длину и 20 - 40 пд. весу, но попадаются куски длиною в 7 фт. и весом в 80 - 100 пд. Вывозится за границу ежегодно ок. 100 тыс. пуд., на сумму свыше 250000 руб. Срезание наростов обыкновенно производится очень небрежно, так что ведет за собою смерть дерева, и лишь в некоторых местах имеется за деревьями известный уход, выражающийся в проведении от основания дерева до первых сучьев нескольких борозд в коре, с целью достигнуть утолщения ствола.

А. Р.

Гречиха

(Polygonum) : 1) обыкновенная, греча, гречка (малоросс.) гречуха, греческая пшеница (P. Fagopyrum esculentum Monch.) - хлебное и прекрасное медоносное растение, семена которого идут в пищу человека и отчасти животных - свиней, реже лошадей. Возделывается преимущественно в России, в 6-летие (1883 - 1889) средний ежегодный урожай Г. составлял 11596330 четвертей, занимая по величине пятое место (после ржи, овса, пшеницы и ячменя) , но достигая едва 3, 9 % от общего урожая хлебов (в Сев.-Америк. Штатах и еще меньше - 0, 4 %) . Вывоз Г. из России за границу незначителен: за 5 лет (1883 - 1888) он достигал всего 1895828 пуд., в том числе: в Германию - 46, 4 %, Голландию - 31, 3 % и АвстроВенгрию 15, 1%. В Англии Г. разводится для корма птиц (в особенности фазанов) , тоже во Франции и Германии) , почти повсеместно, кроме крайних северных и южных губерний, особенно же в Курской, Черниговской, Полтавской, Киевской, Казанской и Уфимской губ. Различают 8 разновидностей или форм . Отличается коротким периодом произрастания (12 - 16 недель) , и хотя семена ее могут прорастать при температуре 31/2 - 7? P., но заморозки в 2 - 3? совершенно уничтожают ее всходы. В общем более других хлебов страдает от неблагоприятных условий погоды. Г. крайне неприхотлива к почве. Но для вполне успешного своего развития она нуждается в рыхлой легкой почве и потому хорошо растет на чисто песчаных, не очень сухих почвах, хотя лучшие урожаи получаются на сильной плодородной почве - на свежевспаханных полях-новях, лесных чищобах, палах, пожогах, на выжженных торфяных болотах, на осушенных торфяниках, удобренных навозкою песка, и т. п. Однако, на свежеудобренных почвах у Г. обильно развивается солома вместо зерна, отчего она у нас и занимает в севообороте последнее место. При хорошем росте Г. не боится почв, засоренных сорными растениями (при плохом рост для Г. особенно опасны: полевая редька (Raphanus rapbanistrum) , торица пашенная (Spergula arvensia) и лебеда (Atriplex patula) ), так как она сильно ветвится и, оттеняя почву, убивает эти растения и очищает от них поле под следующие за нею хлеба, отчего рекомендуется для такого четырехпольного севооборота: удобренный пар, рожь, Г. и овес, ячмень или озимая рожь, а также; пар, озимь, Г. и озимь. Лучшее удобрение - зола. Почву под Г. следует вспахать с осени на зябь, затем перед самым посевом снова перепахать сохою или скоропашкой и после высева забороновать для покрытия зерен слоем земли в 1/2 - 1 врш. Выбор времени для посева Г. играет весьма важную роль при ее возделывании и время посева в различных губерниях колеблется в среднем между 10 апр. - 30 мая и 15 мая - 30 июня (по народному поверью, в великороссийских губ. нельзя сеять Г. раньше 13 июня - дня св. Акилины гречишницы или гречушницы) , причем средняя его продолжительность наименьшая на востоке: 10 (в Нижегородской губ.) и 11 дней (Владимирской, Казанской, Вятской и Пермской губ.) , и наибольшая на юге и юго-западе - 41 (Подольской) , 43 (Херсонской) и 51 день (Бессарабской) . В этих же видах обеспечения урожая Г. посев ее производится иногда в 2 - 3 различные срока. Семена высеваются во время росы - в тихий вечер, или раннее утро. Некоторые русские сельские хозяева убеждены, что для успеха посева Г. следует высевать не отборные, лучшие семена, а отбросы, получаемые при очистке семян - охвостья, ухвостья, озадки, рогатки, рудняк или рыжуху. Но, по исследованиям Н. И. Железнова (ср. его: "Несколько данных для монографии Г.", 1872) при таком посеве получаются малоценные легковесные зерна и много стеблей и листьев, что делает его вполне пригодным для зеленого удобрения скашивания Г. в цвету и запахивания ее, причем десятина может дать до 1250 пд. растительной массы. На десятину высевают среднее число мер в районах: степном - 4, Пинском полесье - 51/2, центральном черноземном, привислянском и приволжско-камском - 7 и центральн. нечерноземном 91/2. Если семена хороши, то достаточно, смотря по местности, 3 - 6 мер, чтобы на каждое растение приходилось не менее 10 кв. дюйм. площади. Величина урожая особенно зависит от состояния погоды в течение двух недель цветения - отсутствия сильной жары и ветров, а равно от не появления заморозков во весь период вегетации. Из врагов Г. грибок Phytophthora omnivora DBy изредка губит всходы, а из насекомых поедают: стебли и листья - гусеница пшеничной совки (Agrotis Tritici L.) , листья - гусеница бабочки Hadena (Trachea) atriplicis L. и корни - майский жук; из нематод микроскопическая ржаная угрица (Tyienchus devastator Kuhn) , проникая внутрь стебля, задерживает развитие всего растения, в особенности соцветий, и служит причиной болезни - червивости. Плоды Г. созревают очень неравномерно: нижние, созревши, легко обламываются и осыпаются, тогда как верхушка бывает еще покрыта цветами, а потому с уборкой следует спешить: смотря по местности, она начинается 1 - 10 августа и заканчивается к 15 - 25 числу того же месяца. Скошенная, редко сжатая, Г. остается для просушки в рядах или иногда вяжется в снопы и рыхло укладывается в козлы, кучи или шатры, а когда обсохнет, поскорее обмолачивается. Средний урожай на десятине составляет около 6 чет. (от 2 до 12) , но при благоприятных условиях достигает до 20, 25 и даже 36 чет. Солома Г. - от 65 до 150 пд. с дес. - совершенно не годится для корма молочного скота, но употребляется на топливо и доставляет при этом золу, очень богатую поташом (более 24%) . В малолесных местностях Курской, Орловской, Тамбовский, Пензенской и других юго-восточных губ. весьма распространенным топливом является paкуша или лузга - шелуха зерен Г., получаемая от обдирки их при приготовлении муки и крупы. Тепловой эффект ее втрое меньше (при равном весе) , чем антрацита. На гречанище, гречище, гречковке (Полт.) или гречишном жнивье остается до 105 - 110 пуд. органических остатков урожая (меньше чем, у люцерны в 41/2 раза и чем у ржи в 21/2) , богатых содержанием извести и бедных кали, магнезией, фосфорной и серной кислотами. - 2) Каемчатая (неправ.) , выемчатая или крылатая (по Железнову) , японская исполинская (P. emarginatum Roth.) отличается большим ростом, но дает мало семян. - 3) Татарская дикуша, кырлык (P. F. tataricum) дико растет в Сибири и встречается в двух формах обыкновенная и ржаная или ржевидная (F. tatar. G. var. stenocarpa) . Обе эти Г. мало чувствительны к заморозкам, не требовательны к обработке почвы и достигают высоты 11/2 - 2 арш., но имеют мелкие, толстокожие зерна и потому высеваются иногда лишь для получения зеленого корма (1000 - 2000 пд. травы с десят.) и для зеленого удобрения. - 4) . Красильная (P. tinctorium Willd.) - двухлетнее растение (многолетние Г. (P. F. cymosum) не имеет особенного хозяйственного значения) , дико произрастающее в Китае и у нас по берегам Каспийского моря и возделываемое (преимущественно в Китае) ради листьев, доставляющих красильное вещество - индиг. Не имеет значения для русских хозяев (о возделывании ее ср. И. А. Стебута: "Основы полевой культуры" т. 1, часть 1-я, 1882) . - 5) Горец (P. Bistorta) - хорошее луговое и пастбищное растение. Между Г. встречаются и вредные сорные растения: 6) Водяной перец (P. hydropiper) , на влажных почвах; уничтожается глубокой вспашкой и выборкой корней, преимущественно под сухую погоду. 7) Г.-вьюнок, гречишка-вьюнок, иногда березка (P. convol volus L.) особенно вреден, в мокрые годы, на супесчаной почве, для овса и ячменя, так как, обвиваясь вокруг них, заставляет их полегать; истребляется мелкой перепашкой жнивья. - 8) Почечуйная трава (P. persicaria L.) характеризует, подобно Г. земноводной (Р. amphibium L.) , почвы с избытком влаги; уничтожается известкованием, а появление ее в яровых хлебах и между прядильными растениями предупреждается окашиванием подорожных полевых меж до образования семян. - 9) Г.-птичья, Г.-спорыш (P. aviculare) - на суглинистых почвах; истребляется возможно скорой пожнивной вспашкой. Поедание этой Г. в зеленом виде, точно также как и обыкновенной, молочным рогатым скотом вызывает образование молока синего цвета. - 10) Г. развесистая (P. lopathifolium L.) - на глинистой почве особенно вредна для прядильных растений.

С.

Гривенник.

- Так называется монета в 10 коп. Первые Г. из серебра биты в 1726 г. на спб. монетном дворе. Они были первоначально 48, а затем 42 пробы (лигатура с содержанием мышьяка, так наз. меньшиковские гривны) , весом около 581/5 доли. Подобные же Г. выпущены и в следующем году. Затем Г. являются в 1731 г., 77 пробы, но того же веса. В 1741 г. проба монеты была понижена до 72-ой (не чеканились в 1736 38 гг.) . С 28-го марта 1746 г. проба их изменена на 77-ю, при весе в 55 долей. С 1758 г. по 1763 г. монета не чеканилась. Высочайшим указом 18-го декабря 1763 г. повелено чеканить Г. 72 пробы (весом в 54 доли) . Такая монета чеканилась На спб. монетном дворе с 1764 по 1796 г., и на моск. в 1764 1771, 1774 и 1775 г. Имп. Павел 28-го января 1797 г. повелел чеканить Г. 831/3 пробы, весом в 651/2 долей; но в октябре того же года вес их уменьшен до 48 долей. Подобные Г. чеканились в 1797 - 99, 1801 - 05 и 1808 - 10 г. С 1810 г. проба введена 72, при весе в 54 доли. С этого времени Г. чеканятся ежегодно. Проба их менялась: так в 1813 г. она введена 831/3, в 1860 - 72? и наконец с 1867 г. 48-ая (замененная в 1885 г. 500) . Средним числом, в последнее время выпускается в год Г. на 236500 руб. В 1845, 1854 и 1855 гг. чеканены на варшавском монетном дворе польско-русские Г. (20 грошей) , того же веса и пробы, что и спб. В 1764 г. чеканены пробные сибирские Г. 72 пробы, весом в 54 доли, двух типов лицевой стороны: 1) с портретом и 2) вензелем императрицы.

Медные Г. чеканились в первый раз для пробы в 1726 г., весом в 9 зол. 573/5 доли. В это же царствование биты и квадратные Г., весом в 38 зол. 382/5 доли, Затем медные Г. весом в 24 зол., чеканены в 1796 г. (императрицею Екатериною) ; переделаны в следующих годах в пятаки. С 1830 по 1839 чеканены и ассигнационные Г., весом в 10 зол. 64 доли. Они биты в СПб. в 1830, в Екатеринбурге с 1830 - 1839 и в Сузуне с 1831 по 1839 г. С 1763 по 1781 г. чеканены на сузунском монетном дворе сибирские Г., весом в 15 зол. 3414/25 доли (по 25 рублей в пуде) . В 1871 г. чеканены в Брюсселе начальником тамошнего монетного двора Алларом Г. из никкеля, присланные в СПб. как образец предлагаемой Алларом никкелевой монеты . На лицевой стороне у них помещено изображение имп. Александра I-го.

П. ф.-В.

Гривна

(гривенка) . - Гривною в древней Руси называлась единица ценности. Различаются три вида гривен: 1) кунная, 2) серебряная и 3) золотая. 1) Кунная Г. была очень низкого серебра, хотя в обращении она принималась как чистый металл. Из письменных памятников ХII-го столетия узнаем, что существовали Г. "старых кун" и Г. новые, равные по цене и весу 1/2 старых. Сопоставляя разные письменные памятники, можно определить цену Г., которая была 70 денаров для старой и 35 денаров для новой . По Русской Правде Г. кун делилась на 20 ногат или 50 кун . - 2) По Смоленской грамоте 1230 г. и по Русской Правде, Г. серебра соответствовала 4 Г. кун, причем вес определен в Смоленской грамоте: "точное серебро без 10 золотник", отсюда видим, что вес Г. кун не превышал 20 золотников чистого серебра. В XV-м в. новгородцы Г. серебра называли рублем . В это время у них употреблялась новая Г. в 42 деньги . Московская Г. считалась в 20 денег. -3) Вес золотой Г. почти равнялся половине веса серебряной, так как Г. золота приравнивалась 50 Г. кун, а 71/2 таких Г. составляли Г. серебра, причем последнее было в 12 раз дешевле золота. Золотая Г. весила не более 20-ти золотников. С 1699 по 1720 г. у нас чеканились серебряные монеты в 10 копеек из серебра 70 пробы, весом около 62 долей, называвшиеся Г. Впоследствии (с 1726 г.) подобные монеты получили название гривенников.

П. ф.-В.

Григ

(Edward Grieg) - известный норвежский композитор, род. в 1843 г.; учился в лейпцигской консерватории. Написал концерты для фортепиано, сонаты для фортепиано и скрипки, баллады, Lieder для альта, увертюры, симфонии, музыку к драматической поэме Ибсена "Peer Gynt". Некоторые отдельные номера этой музыки пользуются большим успехом.

Н. С.

Григорий Богослов Haзиaнcкий,

св. род. в 328 г. в Kaппaдоки, близ Назианза. Благочестию научен был своей матерью Нонною. Светским наукам учился сначала на родине, у дяди своего, учителя красноречия Амфилохия, а потом в Кесарии Каппадокийской, Кесарии Палестинской, Адександрии в Афинах, где жил вместе со своим знаменитым другом, Василием Великим. По возвращении на родину он крестился и уединился в пустыне. Своим отцом, еп. Haзиaнзa, он, против воли, был посвящен в пресвитера. Когда отец его, по простоте, подписал полуарианский символ и тем возбудил против себя православную паству, Г. явился примирителем ее с епископом. Между тем Василий Великий посвятил его епископом в городок Самим. Чтобы поддержать престарелого отца в его пастырских работах, Г. остался при нем в Назианзе и после его смерти некоторое время управлял церковью назианзскою, предоставив власть в Сасиме другому епископу. Оставив Назианз, он удалился в Селевкию, откуда был вызван православными в Константинополь, для укрепления гонимого арианами православия (379) . Импер. Феодосий назначил его епископом столицы; второй вселенский собор утвердил это назначение. Возникшие несогласия заставили его оставить Константинополь; он удалился на родину, где и ум. в 390 г. Сочинения его состоят из 243 писем, 507 стихотворений и 45 речей, между которыми самые важные - пять слов о богословии, в защиту никейского православия против ариан. См. Carl Ullmann, "Gregorius von Nazianz, der Theologe" (Дармштадт, 1825) ; Benoit, "Saint Gregoire de Nazianze" (2 изд. 1885) . Все сочинения св. Г. переведены на русский яз. в "Творениях св. Отцев", изд. моск. дух. акд.

П. В.

Григорий I

- свят., носит, по своему значению историческому, титул Великого; у нас обыкновенно называется: Двоеслов или Бecловник, "красных ради его бесед", как определяет происхождение такого названия наша Минея. Родился в Риме около 540 г., в богатой и знатной благочестием: мать и святою жизнью, отец посвящение в дракона; или четвертый был в гражданскую службу, Григорий был возведен императором Юстином в звание римского претора (574) . На богатое наследство, полученное от родителей, он основал в Сицилии шесть монастырей в седьмой в Риме, на Целийском холме, в своем родовом доме; в этом последнем монастыре, св. ап. Андрея, он поселился сам и предался строгой подвижнической жизни, которую и продолжал до конца дней своих, не смотря на частые и тяжкие болезни. Папа Пасхалис II посвятил Г., не смотря на его нежелание, в сан диакона, в 577 г., и послал его в следующем году в Константинополь своим апокрисиарием. В 585 г. он возвратился в Рим и был избран настоятелем основанного им монастыря, а папа занимал его различными поручениями и не соглашался на отъезд его из Рима, не смотря на его особенное желание отправиться, для проповеди христианства, в Британию. В 590 г. римским сенатом, клиром и народом Г. единогласно избран был на папскую кафедру. Г. всячески хотел избежать этого высокого назначения, но письмо его к императору Маврикию, чтобы тот не утверждал его выбор, было перехвачено римлянами, а место, куда он скрылся, было открыто разыскивавшим его. Г. вступил на кафедру в трудное время: Италия страдала от лонгобардского нашествия; народ бедствовал от врагов, голода, моровой язвы. Духовный и иерархические отношения на западе и на востоке были до крайности перепутаны. Административный талант Г. был не ниже обстоятельств времени. Он был домовитым хозяином и попечительным помещиком. Богатства кафедры дали ему возможность проявить обширную благотворительную деятельность, которая велась по определенному и целесообразному плану. Когда бедного человека находили мертвым на улице, он на некоторое время воздерживался от совершения евхаристии, как бы считая себя виновником его смерти. Он старался доставить своему духовенству образовано, не высокое в литературном отношении, но возможное по обстоятельствам времени и необходимое для пастырского служения; трудился над исправлением богослужебных чинов и придал чинопоследованию литургии такую форму, которая в существенных чертах удерживается доселе; учредил певческую школу и установил способ пения, который получил от него свое наименование; усердно проповедовал народу и побуждал к тому же духовенство. Главным поприщем миссионерской его деятельности была Британия. Заботливость его не ограничивалась римскою церковью или Италией; он сознавал себя и стремился стать главным епископом и духовным руководителем всего Запада; избранные им доверенные лица наставляли и руководили епископов Запада и собирали на соборы епископов целой провинции. Г. ревниво следил за развитием власти восточных патриархов, особенно константинопольского; это проявилось, напр., когда константинопольский патриарх принял титул "вселенского". Г. сильно протестовал против такого титула, и, чтобы нагляднее показать его неуместность, именовал себя "раб рабов божьих", как некогда называл себя блаж. Августин. Г. и при жизни пользовался, и по смерти пользуется особенным почтением на Западе. Средневековые агиографы приводят множество рассказов о чудесах, совершенных им при жизни и после смерти; рассказы о нем служили темой для религиозных поэм (одна из них Гартмана фон-Ауэ) . И церковь восточная чтит св. Г., празднуя память его 12 марта; многие сказания о нем помещены в нашем Прологе. Житие св. Г. в половине IX в. составлено было римским диаконом Иоанном, на основании древних свидетельств.

Св. Григорий знаменит и как писатель. Древние латинские писатели сравнивают его в этом отношении с великими учителями христианского Востока и с мудрецами. Ильдефонс Толедский говорит, например, что он превосходил св. Киприана красноречием блаж. Августина - ученостью. С такими восторженными отзывами зап. писателей нельзя согласиться. Наш ученый патролог, покойный арх. черниговский Филарет, отзывается о Г. так: "и сочинения, и собственные отзывы римского пастыря показывают) что он не отличался ни любовью к образованности, ни высокою образованностью". Замечательнейшее его сочинение "Regula pastoralis" каков должен быть пастырь и как должен исполнять свои обязанности. Это сочинение еще при жизни автора было переведено на греческий яз. и на З. считается книгою, необходимою для всякого священника и епископа. "Собеседования о жизни и чудесах итальянских отцов", имели особенное значение в средневековой латинской литературе. Оба сочинения имеются в русском переводе. Последнее послужило предметом специального исследования профессора А. Пономарева: "Собеседования св. Г. Великого о загробной жизни, в их церковном и историко-литературном значении" (СПб., 1886) . Письма св. Г. около 850 г., важны для характеристики его личности и деятельности и дают богатый материал для изучения церковных и политических обстоятельств времени. Издания сочинений: конгрегации мавринцев (1705) ; оно же повторено у Миня, с многими дополнениями "Patrologiae latinae" (т. LXXV LXXIX) . Критическое изд. "Gregorii I рарае registrum epistolarum" для "Monumenta Germaniae" приготовлено Павлом Эвальдом (1887) ; "Vita Gregorii I" находится в "Liber pontificalis". Cp. Lau, "Gr. d. Gr." (1845) ; Pingaud, "La politique de Saint Gregoire le Grand" (1872) ; Wolzsgruber, "Die vorpapstliche Lebensperiode Gr. d. Grossen" (1886) ; Clausier, "Saint Gregoire le Grand" (1887) .

П. Васильев.

Григорович

(Дмитрий Васильевич) - известный писатель. Род. 19 марта 1822 г. в Симбирске. Отец его был помещик, отставной гусар; мать француженка, дочь погибшего на гильотине во время террора роялиста де-Вармона. Г. рано лишился отца, устроившего семью в Каширском у. Тульской губ., и вырос на руках матери и бабушки, которые дали ему чисто французское воспитание. 8 лет его отвезли в Москву, где он пробыл около 8 лет во французском же пансионе Монигетти, а в середине 80-х гг. поступил в спб. инженерное училище. Его товарищами были здесь Достоевский, Тотлебен, Радецкий. К точным наукам, составлявшим главный предмет преподавания, Г. не имел ни малейшего призвания. Его влекло к себе искусство, и, кроме рисовании, к которому у него был талант, он мало чем занимался в училище. Случай помог ему убедить мать позволить ему оставить учебное заведение, столь мало соответствовавшее всему складу его способностей. Гуляя раз по улице, он не заметил проезжавшего мимо вел. кн. Михаила Павловича и не отдал ему чести. Это повлекло за собою ряд трагикомических последствий, весьма забавно рассказанных в "Воспоминаниях" Г. Рассеянного кадета посадили на неопределенное время в карцер и только по болезни перевели на некоторое время в лазарет. Испуганная такими строгостями мать Г. поддалась, после этого, настояниям сына, и он променял инжен. уч. на акд.-худож. Но и тут Г. оставался очень короткое время, потому что серьезного художественного дарования у него не было. К тому же его сильно начинала привлекать к себе литература. Еще будучи "кондуктором" инж. учил., он около 1841 г. познакомился с Некрасовым, в то время издававшим разные юмористические сборники: "Первое апреля", "Физиология Петербурга" и др. В них появились пробы пера молодого писателя - "Штука полотна" и "Петербургские шарманщики". Кроме того, он переводил разные книжки для Плюшара, писал небольшие очерки в "Литературной Газете" и театральные фельетоны в "Северной Пчеле". В конце 1846 г. была напечатана (в "Отеч. Зап.") "Деревня", сразу давшая Г. литературное имя, а в 1847 г., в "Современнике" - знаменитый "Антон Горемыка". За ним последовал ряд небольших повестей из петерб. жизни - "Капельмейстер Сусликов" (1848) , "Похождения Накатова" (1849) , "Свистулькин", "Школа гостеприимства" и др.; романы "Проселочные дороги" (1862) и "Два генерала" (1864) , два романа из народной жизни - "Рыбаки" (1852) и "Переселенцы" (1855) и мн. др. В 1858 - 59 г. Г., по поручению морского м-ва, совершил путешествие кругом Европы и описал его в ряде очерков, носящих общее заглавие: "Корабль Ретвизан". В начали 60-х годов литературная деятельность Г. почти прекращается и он, в качестве секретаря общ. поощрения художеств, всецело отдает себя делу споспешествования русскому искусству. Благодаря его энергии, прекрасно организована при обществе рисовальная школа, в которой получают первоначальное художественное образование многие сотни учеников; его же стараниями устроен замечательный художественный музей при обществе, мастерские, библиотека и наконец пожалован обществу бывший дом градоначальника на Б. Морской. За долголетние труды по общ. Г. был пожалован чин ДСС. и пожизненная пенсия. Со средины 80-х гг. Г. снова берется за перо и пишет повести: "Гутаперчевый мальчик", "Акробаты благотворительности" и "Воспоминания" (1893) . Кроме отдельных произведений, полные собр. соч. Г. были издаваемы в 1859 г., в 1872 г. и в 1890 г. (Н. Г. Мартыновым, в 10 т.) .

Литературная деятельность Григоровича служит удивительно яркою иллюстрацией того почти стихийного влияния, которое оказывают на всякого писателя основные течения эпохи формирования его духовно-нравственного существа. Если мы, в самом деле, обратимся к недавно вышедшим "Воспоминаниям" Г., в которых он очень подробно знакомить нас с душевной жизнью первой половины своей деятельности, мы не преминем убедиться, что трудно было бы придумать человека, менее подходящего к тому, чтобы стать отцом русской "мужицкой" беллетристики. Полуфранцуз не только по крови, но и по воспитанию, Г. в ранней молодости настолько неудовлетворительно владел русскими языком, что даже долго говорил с французским акцентом. Когда, двадцати трех лет от роду, он начал свою первую большую повесть "Деревня", ему страшно трудно было справиться с самым процессом подбора подходящих слов и выражений. Не менее любопытным фактом биографии Г. является и то, что он, в сущности, весьма мало знал деревню и народ. Отрочество и юность он провел в Москве и Петербурге, а наезды в деревню были и очень редки, и очень непродолжительны. Но самое главное - по всему складу своих вкусов и наклонностей Г. весьма мало подходил для роли выразителя той пламенной заботы о благе народа, которою характеризуется миросозерцание эпохи Белинского. Из тех же "Воспоминаний" видно, что всю свою жизнь он был типичнейшим "эстетиком", поклонником "чистой красоты" и т. д. Чтение его ограничивалось исключительно романами и повестями, не увлекался он, подобно большинству своих литературных сверстников, ни Гегелем, ни Фурье, ни французским движением, подготовившим 1848 г., ни вообще какими бы то ни было теоретическими вопросами. Но таково неотразимое действие идей, составляющих сущность эпохи, что они как бы носятся в воздухе и впитываются молодою душою почти инстинктивно. Достаточно было Г. сойтись с кружком братьев Бекетовых (химика и ботаника) , где собиралось много хорошей молодежи, чтобы почувствовать, по собственному его выражению, все "легкомыслие" своего прежнего умственного строя, когда его "общественные вопросы нисколько не занимали". Ему стало больно "за отсталость", его охватило неудержимое желание написать что-нибудь серьезное - и он одно за другим пишет "Деревню" и "Антона Горемыку".

Этими двумя повестями определяется положение Г. в истории русской литературы. Значение первой из них - в том, что здесь "натуральная школа" впервые направила свое творчество на изображение народа в тесном смысле слова. До того литературная молодежь довольствовалась возбуждением симпатии к мелкому мещанству и бедному чиновничеству. Ниже она еще не опускалась. Г. первый посвятил целую повесть ежедневному быту самого серого простонародья - не того, говорящего всегда шутками, да прибаутками простонародья, которое фигурирует в повестях Даля, и не того "народа", который является в "Вечерах на хуторе близ Диканьки" окутанным в поэтическую дымку легенд и поверий, а народа во всей неприглядности его ежедневной обстановки. Жизненность, с которою в "Деревни" обрисован народный быт, была так необычна для того времени, что славянофилы, любившие народ только в проявлениях его величавости, усмотрели в повести Г. унижение народа. Но если "Деревня" имеет выдающееся значение, как первая попытка новой русской литературы возбудить интерес к реальному народному быту, то еще несравненно большую важность имел "Антон Горемыках, где интерес перешел в самую горячую симпатию и где так рельефно обрисовано тягостное и бесправное положение крепостного крестьянина. "По прочтении этой трогательной повести", говорил Белинский, "в голову читателя поневоле теснятся мысли грустные и важные". Сколько-нибудь определеннее великий критик и пламенный демократ не мог выразиться, но в те времена умели читать между строк, и "важные" мысли о крепостном праве действительно теснились в голове всякого читателя "Антона Горемыки", хотя прямого протеста в нем нет и быть не могло по цензурным условиям. Сам автор, правда, закончил повесть тем, что выведенные из терпения крестьяне поджигают дом ненавистного управляющего и его самого бросают в огонь. Но просвещеннейший из цензоров 40-х годов, Никитенко, переделал конец и совершенно несообразно с общим складом характера главного героя заставил его пристать к конокрадам и потом каяться миру, перед отправлением в Сибирь. Скомканный и неестественный конец повести нимало, однако, не ослабил общего смысла повести, которая производила потрясающее впечатление. Историческое значение "Антона Горемыки", вообще, не меньше, чем "Записок Охотника". Уступая им в художественных достоинствах и в глубине народной психологии, "Антон Горемыка" яснее и непосредственнее обрисовывал ужасы крепостного права. Если возводить 19-ое февраля к его литературному генезису, то слезы, пролитые над "Антоном Горемыкой", занимают в нем такое же почетное место, как чувство глубокого уважения к народу, которое читателя "Записок Охотника" приводило к убеждению, что народ достоин свободы.

В "Деревне" и "Антоне Горемыке" Г. сразу достиг кульминационного пункта своего творчества. Талант, по художественным достоинствам своим, второстепенный, Г. только потому создал эти две перворазрядные по своему историческому значению вещи, что в них ему удалось уловить "момент" и заставить биться, согласно с собственным сердцем, сердца всего что было в русском обществе хорошего и честного. Но стоило пройти "моменту", стоило общественному сознанию вступить в дальнейший фазис своего поступательного движения - и Г., ничуть не утратив основных свойств своего дарования, уже не мог идти в первых рядах. Все остальные, многочисленные произведения Г. из народной жизни написаны с не ослабевшей симпатией к народу; но уже не было надобности возбуждать эту симпатию в читателе. Семена, брошенные "Антоном Горемыкой", взошли пышным цветом, и потому "Рыбаки", "Переселенцы" и др. уже мало кого волновали. Следует прибавить, впрочем, что и в чисто художественном отношении пространные народные романы Г. уступают первым его повестям. Правда, язык в них по-прежнему прост и естественен, прекрасные описания природы соответствуют действительности, фабула интересна, но в общем романы растянуты и страдают мелодраматизмом и искусственными эффектами. Упреки в "пейзанстве", т. е. в том, что российским незамысловатым мужичкам приданы Г. совершенно несвойственные им французскоромантические качества, в известной степени справедливы по отношению к большим его народным романам. Идеализации в них действительно не мало. Вне изображения народной жизни, произведения Г. не представляют собою литературного интереса. Его "петербургские" повести, в которых обыкновенно фигурируют мелкие франты и люди, неудачно лезущие в знать, его натянуто юмористические очерка и даже описание путешествия - все это, говоря кудреватым выражением Белинского, ничего не прибавило к "тоталитету" известности Г. Некоторое исключение составляет только позднейшая повесть Г. "Акробаты благотворительности", где верно схвачены типичные черты петербургской карьеристской филантропии.

С. Венгеров.

Григорьев

(Аполлон Александрович) - один из выдающихся русских критиков. Род. в 1822 г. в Москве, где отец его был секретарем городского магистрата. Получив хорошее домашнее воспитание, он окончил московский университет первым кандидатом юридического факультета и тотчас же получил место секретаря университетского правления. Не такова, однако, была натура Г., чтобы прочно осесть где бы то ни было. Потерпев неудачу в любви, он внезапно уехал в Петербург. пробовал устроиться и в Управе Благочиния, и в Сенате, но, по вполне артистическому отношению к службе, быстро терял ее. Около 1845 г. он завязывает сношения с "Отеч. Зап.", где помещает несколько стихотворений, и с "Репертуаром и Пантеоном". В последнем журнале он написал ряд мало чем замечательных статей во всевозможных литературных родах: стихи, критические статьи, театральные отчеты, переводы и т. д. В 1846 году Г. издал отдельною книжкою свои стихотворения, встреченные критикою не более как снисходительно. Впоследствии Г. не много уже писал оригинальных стихов, но много переводил: из Шекспира ("Сон в летнюю ночь", "Венециан. купца", "Ромео и Джульету") из Байрона ("Паризину", отрывки из "Чайльд Гарольда" и др.) , Мольера, Делавиня. Образ жизни Г. за все время пребывания в Петербурге был самый бурный, и злосчастная русская "слабость", привитая студенческим разгулом, все более и более его захватывала. В 1847 т. он переселяется обратно в Москву, становится учителем законоведения в 1-й моск. гимназии, деятельно сотрудничает в "Моск. Город. Листке" и пробует остепениться. Женитьба на Л. Ф. Корш, сестре известных литераторов, не надолго сделала его человеком правильного образа жизни. В 1850 г. Г. устраивается в "Москвитянине" и становится во главе замечательного кружка, известного под именем "молодой редакции Москвитянина". Без всяких усилий со стороны представителей "старой редакции" - Погодина и Шевырева, как-то сам собою вокруг их журнала собрался, по выражению Г., "молодой, смелый, пьяный, но честный и блестящий дарованиями" дружеский кружок, в состав которого входили: Островский, Писемские, Алмазов, А. Потехин, Печерский-Мельников, Эдельсон, Мей, Ник. Берг, Горбунов и др. Никто из них не был славянофилом правоверного толка, но всех их "Москвитянин" привлекал тем, что здесь они могли свободно обосновывать свое общественно-политическое миросозерцание на фундаменте русской действительности. Г. был главным теоретиком кружка и знаменосцем его. В завязавшейся борьбе с петербургскими журналами оружие противников всего чаще направлялось именно против него. Борьба эта Г. велась на принципиальной почве, но ему обыкновенно отвечали на почве насмешек, как потому, что петербургская критика, в промежуток между Белинским и Чернышевским, не могла выставить людей способных к идейному спору, так и потому, что Г. своими преувеличениями и странностями сам давал повод к насмешкам. Особенные глумления вызывали его ни с чем несообразные восторги Островским, который был для него не простой талантливый писатель, а "глашатай правды новой" и которого он комментировал не только статьями, но и стихами, и при том очень плохими - напр, "элегией-одой-сатирой": "Искусство и правда" (1854) , вызванною представлением комедии "Бедность не порок". Любим Торцов не на шутку провозглашался здесь представителем "русской чистой души" и ставился в укор "Европе старой" и "Америке беззубо-молодой, собачьей старостью больной". Десять лет спустя сам Г. с ужасом вспоминал о своей выходки и единственное ей оправдание находил в "искренности чувства". Такого рода бестактные и крайне вредные для престижа идей, им защищаемых, выходки Г. были одним из характерных явлений всей его литературной деятельности и одною из причин малой его популярности. И чем больше писал Г., тем больше росла его непопулярность. В 60-х годах она достигла своего апогея. Со своими туманнейшими и запутаннейшими рассуждениями об "органическом" методе и разных других абстракциях, он до такой степени был не ко двору в эпоху "соблазнительной ясности: " задач и стремлений, что уже над ним и смеяться перестали, перестала даже и читать его. Большой поклонник таланта Г. и редактор "Времени", Достоевский, с негодованием заметивший, что статьи Г. прямо не разрезаются, дружески предложил ему раз подписаться псевдонимом и хоть таким контрабандным путем привлечь внимание к своим статьям.

В "Москвитянине" Г. писал до его прекращения в 1856 г., после чего работал в "Русской Беседе", "Библиотеке для Чтения", первон