Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

История
Ускенбай Канат Зулкарышулы
Политическая деятельность Урус-хана и его место в истории казахской государственности

Мухаммад-Урус-хан самый известный правитель Ак-Орды. В годы его правления это государство достигло наибольшего могущества. Политическая и военная деятельность Урус-хана получила сравнительно удовлетворительное освещение в средневековых источниках. В настоящем сообщении автор попытается коротко обрисовать основные этапы его деятельности с акцентом на дискуссионных моментах, а также обозначить роль и место этой политической фигуры в истории казахской государственности.

Происхождение Урус-хана. В истории изучения Ак-Орды периода правления Урус-хана важное место занимает вопрос происхождения правящей элиты этого государства и, прежде всего, самого Урус-хана. Объективное решение этого вопроса имеет важность не только для истории Ак-Орды, но и для истории казахской государственности. Именно Урус-хан является основателем династии казахских ханов. К нему восходят генеалогии обоих ветвей казахских династов. Первый казахский хан Керей являлся потомком Урус-хана по старшей линии, был сыном Болата и внуком Токтакии, старшего сына и преемника Урус-хана на троне Ак-Орды. Соправитель и верный сподвижник хана Керея казахский хан Абу Саид Жанибек происходил из младшей ветви потомков Урус-хана. Его отец Барак и дед Куйурчук [1], младший сын Урус-хана, оба являлись обладателями ханского титула.

Уже при жизни внуков Урус-хана в соседнем тимуридском Хорасане создаются первые историографические сочинения, посвященные жизнеописанию Тимура и его потомков. В 1414 г. при дворе Тимурида Искандера и его преемника Шахруха было создано историческое сочинение “Мунтахаб ат-таварих-и Му’ини” (“Муиновское сокращение историй”), введенное в научный оборот востоковедом В.В. Бартольдом и известное под названием “Аноним Искандера”. Автор этого персидского сочинения Му’ин ад-Дин Натанзи посвятил царствованию Урус-хана небольшой параграф, где называл его сыном Чимтая, хана Ак-Орды. Этим самым автор причислял Урус-хана через его отца к потомству хана Орды (Орду, Орда-Ежен, Иджан), старшего сына Джучи. Двенадцать лет спустя, в 1426 г., при дворе того же Шахруха и по его распоряжению было создано генеалогическое сочинение (“Насаб-наме”) под названием “Муизз ал-ансаб фи шаджарат салатин могул” (“Книга, прославляющая генеалогии  в родословном древе монгольских султанов”). У анонимного автора этого сочинения стояли другие цели, нежели у его предшественника Натанзи. Он изложил генеалогию Чингизидов и Тимуридов. Нас интересует небольшой фрагмент, где говорится о потомстве Тука-Тимура, тринадцатого сына Джучи. Среди многочисленных отпрысков этого Джучида автор “Муизз ал-ансаб” называет и нашего героя. Урус-хан здесь значится сыном Бадыка (Бадака).

Впоследствии появились еще несколько мусульманских сочинений в разных вариациях повторяющих одну из приведенных версий. Противоречия средневековых источников разделили мнения современных исследователей. Ряд историков считали основателя династии казахских ханов потомком Орды, другие — Тука-Тимура.

Автор настоящих строк после изучения этого вопроса пришел к убеждению, что мнение о тука-тимуридском происхождении Урус-хана не верно [2]. Примечательно то, что к такому же убеждению приходят и другие современные исследователи К.А. Пищулина [3], Т.И. Султанов [4], А.П. Григорьев [5], Зардыхан Кинаятулы [6] и др.

Объединение Восточного Дашт-и Кыпчака. Урус еще при жизни своего отца принимал активное участие в политической жизни страны, пытался оказать влияние на проводимую им внешнюю политику. Урус был сторонником расширения территории Ак-Орды за счет городов Нижнего Поволжья. Обстоятельства прихода Уруса к власти предположительно происходили следующим образом: осложнение внешнеполитической ситуации на рубеже 50—60 х гг. XIV в. привело к сужению в территориальном и политическом отношении влияния власти Чимтая в Восточном Дашт и Кыпчаке. Последовавшая затем его смерть вызвала еще больший всплеск децентрализма, обернувшийся впоследствии потерей давнего домена Ордаидов — присырдарьинских городов. Смерть хана заставила правящую верхушку, надо полагать, искать нового правителя, способного остановить этот процесс. Таковым стал Урус, еще при жизни отца зарекомендовавший себя способным политиком. В 1361 г. на просторах широкой Сарыарки он был поднят ханом Ак-Орды. Однако, объединение прежней ак-ордынской территории, возращение в присырдарьинские города и, прежде всего, в традиционную столицу Ак Орды г. Сыгнак, а также подавление существовавших децентралистских тенденций происходит лишь к концу 60 х гг. XIV в.

Ввиду актуализации вопросов вокруг даты прихода Урус-хана к власти в связи с идей об Ак-Орде как первом Казахском государстве, нам очевидно необходимо тезисно повторить основные наши выводы [7]. Во-первых, 1368 г. (есть много и других дат — 1366, 1369, 1371) как год прихода Уруса к власти не может считаться верным. Этим годом предположительно (sic!) датируется первая монета Уруса, выбитая в Сыгнаке. Пока у нас нет веских оснований отказываться от прежней даты, предложенной Му‘ин ад-Дином Натанзи — 1361. Хотя мы должны понимать, что и в этом случае она тоже в какой-то мере условна. Во-вторых, говоря об Ак-Орде, как первом казахском государстве [8] и Урус-хане, как о первом казахском хане, мы должны иметь ввиду, то справедливое обстоятельство что годы правления Урус-хана “отдалены от времени образования собственно Казахского ханства целым столетием” [9]. Поэтому вслед за А.И. Исиным [10] мы говорим лишь о прообразе (прототипе) национальной казахской государственности [11].

К концу 60 х гг. Урус-хан вернул в состав Ак-Орды Северное Приаралье и Западный Казахстан. Последним оплотом сопротивления распространению власти Урус-хана, стали владения Тука-Тимурида Туй-ходжа-оглана, отца Токтамыша, располагавшиеся на самом западе Восточного Дашт-и Кыпчака, в Мангышлаке. На предложение Урус-хана подчиниться Туй-ходжа ответил отказом и был предан казни.

Этим событием, по существу, завершился процесс объединения территории Восточного Дашт и Кыпчака под властью Урус-хана. Итогом его стало то, что на юге под юрисдикцию Ак-Орды вновь вернулись присырдарьинские города, на западе владения Урус-хана вплотную подошли к Золотой Орде, разделяла их давняя межкрыльевая граница — река Жайык (Яик).

Война на Западе. Внутриполитическая стабилизация и значительная централизация власти в Ак-Орде в конце 60 х — в начале 70 х гг. XIV в. позволила Урус-хану начать осуществление своих давних внешнеполитических планов. На повестку дня встал вопрос о завоевании золотоордынских городов Поволжья.

Выступив в 1372 г. из своих кочевий Урус-хан неспешным маршем лишь к 1374 г. достиг левобережья Волги. Во второй половине 775 г. х. (весна 1374 г.) армия Уруса пришла к Сарайчику. В городе находился Шибанид Елбек (Эльбек), который чеканил там свою монету. Овладев Сарайчиком, Урус-хан приступил к завоеванию единственной столицы западных Джучидов — Сарая. В 775 и 776 гг. х. Урус-хан полноправно владел и чаканил там свою монету. В 777 г. х. он ушел из Поволжья, оставив в Сарае военный гарнизон и своего наместника. Последний, к слову сказать, оставался там до прихода в Поволжье Токтамыша [12]. Здесь необходимо сказать, что уход самого Уруса из Поволжья был связан лишь с событиями в присырдарьинском регионе, где при поддержке эмира Тимура набирал силу юный Токтамыш.

Война с Юге. Оставив золотоордынское Поволжье наместникам, Урус-хан возвращается в свои основные кочевья — Улытау и присырдарьинский регион. Причиной столь поспешного возвращения Урус-хана в свой основной домен, как отмечалось выше, стали действия мангышлакского царевича Токтамыша, сына казненного Урус-ханом Туй-ходжа-оглана. Беспокойство ак-ордынского правителя вызвал, конечно же, не сам Токтамыш, а претензии, стоявшего за его спиной, барласского эмира Тимура, на Восточный Дашт и Кыпчак, его стремление посадить в Ак-Орде своего ставленника.

До этого времени дороги двух великих современников не пересекались. Каждый был занят своим делом. Однако стремление правителя Мавараннахра к гегемонии в регионе рано или поздно должно было столкнуться с интересами Урус-хана. Урус-хан же здесь не преследовал каких-либо завоевательных целей. Южные пределы державы Урус-хана в период его правления включали в себя все основные города Присырдарьинского региона (условно их можно очертить дугой от Сыгнака, через Сауран, Яссы, Отрар до Сайрама и вверх к Таразу) и начинать военные действия в этом направлении не было необходимости. Дальнейшие перипетии борьбы Токтамыша и его шефа известны. Отметим только, что тимуридская историография исказила ход противостояния Уруса и Тимура. При детальном знакомстве с этими сочинениями, и сочинениями более позднего времени можно заметить, что ход военных действий происходил зачастую не в пользу войска “чагатайцев”. Тимур, в принципе, избегал открытого военного столкновения с ак-ордынским ханом. Борьба с Урус-ханом сопровождалась для Тимура тяжелыми и неоднократными военными поражениями сначала терпели поражение его отряды, возглавляемые Токтамышем, а затем сам Тимур и его полководцы терпели “страшные поражения” (по словам источника XVII в.) от Урус-хана [13].

Смерть Урус-хана. Согласно показаниям наших основных источников “Зафар-наме” Шами, “Зафар-наме” Али Йазди, “Мунтахаб ат-таварих” Натанзи смерть ак-ордынского хана Уруса приходится на первую половину 1377 г. Эта же дата называется в двух обширных компиляциях по всемирной истории “Нусах-и Джахан-ара” Гаффари и “Тарих” Хайдара Рази. Причем содержание интересующих нас сведений в этих двух последних сочинениях заставляет предполагать иной, кроме “Мунтахаб ат-таварих”, источник информации. На это обращал внимание автор предисловий к отрывкам переводов этих сочинений С. Л. Волин.

Однако, это сообщение восточных персоязычных авторов, хорошо осведомленных в делах отношений между Тимуром и Урус-ханом, находится в противоречии с нумизматическим материалом, который пока еще не рассмотрен специалистами детально. Джучидская нумизматика этого периода (вторая половина XIV в.) еще ждет, как справедливо отмечала Е. А. Давидович [14], своего специального рассмотрения. Предварительно, автор настоящего сообщения принимает мнение Т. И. Султанова о том, что после смерти Урус-хана в 1377 г. его преемники, занятые постоянными воинами, продолжали чеканить монеты старого образца [15]. В работе А. И. Исина приведенная выше дата смерти Урус-хана ставится под сомнение. Историк склонен к предположению, что этот правитель умер в 1378 или 1379 г. [16]. Надо полагать, проблема поставлена и остается открытой.

Еще один важный момент в связи с затрагиваемой проблемой — обстоятельства и место смерти Урус-хана. В некоторых поздних тюркоязычных сочинениях высказываются разноречивые сведения об этом. Изучение источников и исследовательской литературы позволяет предположить, что смерть застала Урус-хана в одном из многочисленных стационарных городищ кочевников Кыштаме — холодной зимой или в начале ранней весны 1377 г. Возможно причиной его смерти стала болезнь. Отвергнуты мнения о его насильственной смерти.

После Урус-хана. Завершая рассмотрение вопроса, необходимо отметить следующее: деятельность Урус-хана сыграла определяющую роль в военно-политической истории Восточного Дашт-и Кыпчака, ее результаты оказали существенное влияние на процесс формирования этнополитической территории Ак-Орды. В период правления Урус-хана происходит объединение в рамках единых территориальных границ его государства, по существу, сложившегося этноса казахов. Ак-Орда Урус-хана охватила, за исключением Жетысу, большую часть этнической территории казахов.

К середине 70 х гг. XIV в. границы ак-ордынской державы Урус-хана охватывали огромные степные просторы Восточного Дашт и Кыпчака. Пределы подвластной ему территории можно обозначить лишь предположительно — от левобережья Ертиса на северо-востоке и востоке, через Жайсан и Аякоз, по северному побережью Балкаша, до Шу-Талаского междуречья и средней Сырдарии на юго-востоке и юге, при этом самыми южными городами в регионе являлись Тараз, Сайрам и Отрар. В состав владений Ак-Орды также периодически включались города, расположенные на южном берегу Сырдарии — Узгенд, Барчанлыгкент и Дженд. Юго-западные и западные владения — весь Арало-Каспийский регион, Мангышлак на юге и Волго-Яикское междуречье до левобережья Волги включительно на западе. Затруднено определение северной границы Ак-Орды. Степи Западной Сибири находились под властью Шибанидов.

Обозначенные политические границы Ак-Орды, в принципе совпадают с границами этническими. Характерная особенность государственности Восточного Дашт и Кыпчака заключалась в единстве ее этнополитической общности. Иными словами для Ак-Орды этого периода в этническом отношении была, более чем в других улусах Чингизидов, характерна однородность ее населения.

Изучение военно-политической истории Ак-Орды 60 70 х гг. XIV вв. свидетельствует о стремлении династии Ордаидов объединить под своей властью единый этнический коллектив Восточного Дашт-и Кыпчака. В целом, эта политическая доктрина получила свою практическую реализацию в военной деятельности Урус-хана, когда рубежи его государства были четко обозначены важнейшими речными артериями региона — Ертис и Волга (Едил), Сырдария и Тобол, Есиль, центром владений здесь выступают  Торгай и Сарысу с комплексом гор Улытау.

Таким образом, можно совершенно определенно говорить о том, что держава Урус-хана явилась прообразом казахской национальной государственности. В ее рамках произошло объединение во многом уже единого этнического коллектива — казахской народности. Однако, внутриполитическая борьба среди потомков разных линий Джучидов, начавшаяся после смерти Уруса, и крупномасштабная агрессия Тимура затормозили естественный процесс становления и укрепления национальной государственности казахов в Восточном Дашт-и Кыпчаке.

Примечания

[1] В представлении А. П. Григорьева традиционное мнение о том, что Куйурчук был самым младшим сыном Уруса “кажется невероятным”. В установленном им, на основании нового прочтения генеалогического  сочинения “Муизз ал-ансаб…”, порядке расположения имен в списке сыновей Уруса Куйурчук занимает первое место, т.е. является старшим сыном Уруса (См.: Григорьев А.П. “Му‘изз ал-ансаб” о потомках Токтамыша // Востоковедение: Филологические исследования. Вып. 25. Межвуз. сб./ Ответ. ред. В.Б. Касевич. СПб: Изд-во СПбГУ, 2004, с. 120). Это противоречит известным обстоятельствам политической истории Ак-Орды XIV в. и нуждается в дальнейшей проверке материалами других источников.

[2] Ускенбай К.З. М. Тынышпаев о некоторых спорных вопросах казахского средневековья и современная историография // Отан тарихы, 2000, № 1—2, с. 119—123.

[3] Пищулина К.А. Казахское ханство в ХV в. // История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Т. 2. А., 1997, с. 312—361; Мингулов Н. Н., Пищулина К. А. Ак-Орда в XIV веке // Там же, с. 103—116.

[4] Султанов Т.И. Правители Первого Казахского государства (1470—1718). Астана, 1993, с. 24; Султанов Т. И. Поднятые на белой кошме. Потомки Чингиз-хана. А., 2001, с. 144.

[5] Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам: Источниковедческий анализ золотоордынских документов. СПб., 2004, с. 162.

[6] Зардыхан Кинаятулы. Казак мемелекети жане Жошы хан. (тарихи-сараптамалык зерттеу). Астана, 2004, с.227-231.

[7] См.: Ускенбай К. Некоторые моменты политической биографии Урус-хана (средневековая и современная историография) // Отан тарихы. 1999, №3, с. 103—109; Его же. Преемственность внешнеполитических приоритетов: от Ак-Орды Урус-хана до Казахского ханства // Отан тарихы. 2001, №3, с. 129—134.

[8] Впервые о существовании такой точки зрения в 1969 г. говорил Г.Ф. Дахшлейгер: “… Ак-орда по своему этническому составу  была преимущественно казахской, но самоназвание народа определилось и вошло в источники позднее…” (Дахшлейгер Г.Ф. Историография Советского Казахстана (очерк). А.: Наука, 1969, с. 99). Более детально в те же 60-е, а затем и в 70—80-е гг. 20 в. этот вопрос исследовала К. А. Пищулина (Тема Могулистана и зарождения казахской государственности в отечественной историографии 1970-х годов (О монографии К. А. Пищулиной “Юго-Восточный Казахстан в середине XIV — начале XVI в.”, Алма-Ата, 1979 г.) // “Туган олке. Тарих. Олкетану. Мурагат". (“Родной край”. Историко-краеведческий и архивный журнал). 2004. № 2, 3 (4—5), с. 51—62.). Лишь после долгих и кропотливых источниковедческих и исторических исследований она смогла более уверено заявить, что “Ак-Орда должна быть признана Казахским государством” (Пищулина К.А. Казахское ханство в ХV в., с. 331). См.: также мои тезисы об этом: Ак Орда — прообраз первого Казахского государства // Казахстан на пути к государственной независимости: история и современность. Материалы Межд. конф. 11—13 апреля 2001 г. Семипалатинск, 200, с. 181-183.

[9] Султанов Т. И. К истории Казахстана 70-х годов ХIV в. // Изв. АН КазССР. Серия общ. наук, 1976, N 5, с. 52.

[10] Исин А.И. Трактовка политической истории Кок-Орды // Вестник Университета “Семей”, 1997, №1, с. 102.

[11] Зардыхан Кинаятулы. Казак мемелекети жане Жошы хан. (тарихи-сараптамалык зерттеу). Астана, 2004, с.240; Ускенбай К. Жошы Улысынын курылыу // Абай, 2002, №1, с.14.

[12] Кайдарова А.А.-А., Ускенбай К.З. Ибн Халдун о пребывании Урус-хана в золотоордынском Поволжье в 70 е гг. XIV века // Вопросы истории Казахстана. Вып.V / Научные редакторы: К.С. Алдажуманов, Э.Ж. Валиханов. А., 2004, с. 74—84; Ускенбай К. Золотоордынский поход Урус-хана 1372—1375 годов // Взаимодействие Казахстана с сопредельными странами в XVIII — начале XX вв.: современный взгляд на проблему. Актобе, 2004, с. 95—98.

[13] Ускенбай К. Восточный Дашт и Кыпчак в XIII — первой трети XV вв. Из истории Ак Орды // Вопросы истории Казахстана. Часть III. А., 2002, с. 32—33.

[14] Давидович Е.А. О достоверности дат на монетах с арабографическими надписями (трудности и методы оценки) // Восточное историческое источниковедение и специальные исторические дисциплины: Сборник статей. Вып. 1. М.: Наука, 1989, с. 194—218.

[15] Султанов Т. И. К истории Казахстана, с. 50.

[16] Исин А. И. Амир Темирге карсы турган кахармандар (ХІV гасыр сонындагы дулат, жалайыр, кыпшак, аргын, керейіт котерілістері) // Абай, 1999, № 1, 34—42 б.

Число просмотров текста: 3795; в день: 0.95

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 3 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0