Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Современная проза
Агеева Вероника Андреевна
Освободить Училку!

Часть 1. Дозор четверых.

  

   Рита аккуратно подвела резкость бинокля. Белая свастика на красном флаге стала отчетливой. И хотя ее ломанные лучи шли в направлении, противоположном фашистскому знаку, все равно видеть это на российской территории было странным...Тем более, - подумала Рита, - что гитлеровский флаг тоже имел красный фон...Летний лагерь на противоположном, равнинном берегу реки сверху просматривался великолепно. Несколько больших полотняных палаток армейского образца, кострища, общий навес, дощатый туалет, флагшток с "контрсвастикой" на кумаче... И еще что-то вроде тотемного столба с грубо, топором, высеченными чертами человечьей головы и рук с чашей.

  

   Рита лежала на животе, скрытая стеблями травы, подстелив под себя плащ-накидку. Лежала совершенно голой: наблюдала и загорала одновременно. Впрочем, ее амуниция находилась рядом - кроссовки, просторные полотняные шорты и нагрузочный жилет со множеством карманов и подвесок. Оружия не было - запрещено приказом. Правда, Рита его "поднарушила", втихушку прихватив с городской базы надежный охотничий нож. Как выяснилось потом, так же поступили и ее сослуживицы. Длинная Настя "забыла выложить из вещей" узкий метательный стилет, у Светки Ангелочка "случайно оказался" кастет с шипами, а обстоятельная Юлька Рыжулька запаслась электрошоком, боласами и выкидухой. Правда, по сей день никаких боевых ситуаций не возникало...Просто четыре девушки из спецбригады "Алтай" национальной гвардии Сибири посменно вели наблюдение за лагерем странных туристок игр на российском берегу реки.

  

   "Ну вот, начались игрища богатырские!, - поняла Рита, когда увидела, как на вытоптанном пятачке у деревянного идола две рослых девахи сбросили через плечи полотняные рубахи до колен, в которых щеголяли все обитательницы лагеря. Еще человек пятнадцать встали вокруг них кольцом. Под рубахами раздевшихся не обнаружилось и намека на белье или купальники. Девушки стояли друг перед дружкой нагишом. Одна - рослая, белесая, похожая чем-то на Длинную Настю, но помассивней. Вторая - невысокая, коричневая от загара, по-змеиному гибкая... Они приняли борцовские стойки, резко прыгнули друг на дружку. Большая обхватила маленькую за плечи, притискивая к себе. Но смуглая малышка выскользнула вниз, пропустила ей руку между ног и взяла в захват за ягодицей...Здоровячка, не будь дура, обняла мелкую сверху, со стороны спины. Несколько секунд - и темненькая все-таки отрывает ноги противницы от земли. Есть! Босые пятки долговязой мелькают в воздухе, она рушится наземь, сверху падает мелкая... И на этом борьба кончается. Девушки встают, отряхиваются, затем целуются - лесбиянки, что ли? - кланяются в пояс друг другу и остальным.

  

   И так день за днем. Рита и ее подруги уже поминутно знали распорядок дня своего странного объекта. Рано утром, почти затемно - какая-то диковинная физзарядка и купание в реке, всегда нагишом. Затем - жрут из общего котла кашеобразную пакость деревянными ложками. Ну а после завтрака - задуряются по полной программе. Кто борется, как эти две, кто дерется на кулачках: то почти понарошку, то не по-детски... Другие цепляют на себя кольчуги и машутся деревянными мечами, тыкаются копьями. Обед тоже из общего котла, часов в пять дня. Ужина нет: вместо него девушки пьют какой-то отвар, потом водят хороводы и прыгают через костер. Такая вот древнерусская тоска. Ни мальчиков, ни музыки...

  

   ...Рита, она же Ритка Доцент, крайне удивилась, получив приказ заняться любительницами славянской старины. Но удивление быстро прошло. Мало того, что прыткие россиянки ловили рыбу неводами и били дичь не в сезон на сибирской стороне - главное то, что эти девчонки, судя по всему, украли человека. После того, как ряженые древнеруски были замечены в окрестностях села Тарадан, оттуда бесследно исчезла учительница физкультуры Орешина Ольга Федоровна, 24 лет, незамужем. Она вела до тошноты правильный образ жизни, была равнодушна к местным ухажерам и и самогону...и бесследно пропала в ночь с 13 на 14 июня. На причастность сопредельных девиц с мечами указывало одно свидетельское показание: местный рыбак видел, как к сибирскому берегу причаливала лодка с двумя девушками, а обратно отправилась с тремя, причем третья все время держала руки за спиной, словно связанная... Но никаких писем с требованием выкупа или еще чего, как бывает в подобных случаях, никто не получал. Пропала физкультурница - и все. А поскольку похищение женщины женщинами входило в компетенцию спецбригады "Алтай", Рита и три ее сослуживицы день за днем с крутояра рассматривали "древнерусский стан" в бинокли, надеясь найти хоть какие-то следы присутствия там Орешиной О.Ф. Увы и ах...

  

   ...Ритка Доцент работала в бригаде с того дня, когда Марк Мануйлов, он же Папа Марк, создатель сибирских спецслужб, двинул безумную инициативу - создать женское подразделение, специализированное на женских же оппонентах. Незамужняя преподавательница истории откровенно скучала в педакадемии, разгоняя тоску экстремальными походами, спортзалом и любовниками. Один из них, офицер республиканской безопасности, и сосватал Риту к Папе Марку. Первое же задание Рита выполнила с блеском - нейтрализовала Джессику Дулитл, работавшую на британскую МИ-6 под крышей культурной миссии. Схватка в душе была жестокой, но мощный удар в низ живота решил ее исход...Обыскав спортивную сумку скорчившейся британки, Рита нашла необходимые вещдоки и была такова. Через полгода ее спасла Света Ангелочек: миниатюрная девушка с кукольным личиком и голубыми глазками была на самом деле решительной и отважной в деле...На пару они брали томскую наркобаронессу мадам Люси в ее загородной резиденции и Рита была на волосок от смерти. Завалив в бассейн телохранительницу, она получила ногой в поддых от самой Люси, немедленно обнажившей нож...Но Ангелочек уже положила на травку другую бодигард и в короткой, но жестокой сшибке вырубила Люси и отобрала оружие.

  

   Света пришла в бригаду с полудохлой радиостанции "Голос Сибири", Длинная Настя - из рекламного агентства, а Юлька Рыжулька в прежней жизни вообще была скучающей богатой домохозяйкой. Ее спортивной формой и железной волей поначалу пренебрегали, пока Юлька в одиночку не выследила на казахской границе Волчицу Маншук, гнала ее, как зверя, трое суток без передыху и скрутила-таки у озера Аржанкуль...И вот теперь они все четверо загорают на высоком крутояре над рекой, часами рассматривая в бинокль становище новоявленных славянских воительниц и теряясь в догадках - где похищенная Ольга Орешина? Безвылазно содержится в палатке? Но тогда ее должны хотя бы по нужде выводить...Брошена в какую-нибудь яму, погреб? Но тогда должен быть какой-то лаз...Увезли вовсе - тогда куда и зачем? Настя предлагала рейд с захватом пленницы и последующим допросом на своем берегу, Юлька - просто перебраться в окрестности странного лагеря и наблюдать за ним с дистанции непосредственной близости...

  

   ...Оба-на! Рита протерла запотевшие стекла бинокля. Вот это интересно! Да они занялись судостроением, точно! Несколько "славянок" в своих патриархальных рубахах, моча подолы, сновали по прибрежному песку с бревнами и досками. Через час работы у них получилось уродливое сооружение, отдаленно напоминающее плот. Между тем солнце склонялось к горизонту. Риту пришла сменить Ангелочек, запасшись фляжкой с холодным кофе и галетами. Но Рита поручила ей дежурить только до заката солнца: "Я только немного отдохну от жары и перекушу. Как начнет смеркаться - вернусь на пару с Длинной. Кажется, к нам пожалуют гости!"

  

   Часть 2. Миномет и мечи

  

   База доблестной четверки являла собой заброшенный охотничий домик в полуверсте от берега, едва заметный среди зарослей малинника и неизбежной крапивы... Юлька Рыжулька с утра двинула в село Тарадан: прикупить кое-чего, а главное - еще раз побеседовать с людьми, мало-мальски знавшими пропавшую Ольгу Орешину. А Длинная Настя весь день провела в томительном безделье - сготовила котелок картошки с тушенкой, немного поупражнялась в метании стилета, а по большей части загорала, уткнувшись носом в сентиментальный роман "Розы для Колчака" местного разлива. Поэтому Настя просто изнемогала от бездействия. Она полностью соответствовала кличке - метр семьдесят пять и ноги от ушей, которые не терпелось пустить в ход в качестве укорота дебильным россиянкам, таскающим учительниц физкультуры, как курят! Настя предложила Рите незаметно спуститься с крутояра к урезу воды, дождаться, пока плот причалит - и тут же взять распрохреновых славянок в оборот! Оглушить, скрутить, допросить с пристрастием! Но Рита не оставила от настиной идеи камня на камне. Прежде всего, по юридическим соображениям: граждане Российской Федерации и Сибирской республики вправе пересекать административную границу хоть на плоту, хоть на ковре-самолете по тыще раз в день. И если они явно - прошу заметить! - не нарушают закон, то никто не вправе их задерживать, тем паче допрашивать. К тому же спрятаться на узкой полоске глины, между водой и яром, где нет ни кустика, да еще под полной луной - дохлый номер. "Обосремся мы, Настик..., - мрачно подытожила Рита, - по любой обосремся". Но на то она и была старшей, чтобы поставить задачу по-рабочему.

  

   Коротко стриженая, темноволосая, легко сложенная экс-педичка рассудила так. Пусть сначала приплывут - если плотик сготовлен для переправы, а не для какого-нибудь древлянского ритуала. А мы посмотрим... Пускай незваные гостьи, как умеют, вскарабкаются на десятиметровой высоты крутояр - а мы встретим...Но незаметно. И будем следить за ними, пока не узрим явного нарушения законов Сибирской Республики. Или приготовления к оным. Для чего берем - каждая, я сказала! - по цифровой камере со вспышкой. Если зафиксируем, Настик, что-то некошерное - тогда можно и разговаривать с ними по-другому...

  

   ...Ночи в июне теплые, короткие, а главное - светлые. Луна заливает приречные просторы колдовской сизой радиацией, льющейся, кажется, прямо из космоса, лишающей сна... Все отбрасывает тени и различается как днем. Поэтому Рита и Настя собрали на ночное дежурство столь же легкую амуницию, что и днем. Однако, бинокль поменяли с обычного на инфракрасный. Перед закатом на базу вернулась Юлька Рыжулька - как всегда, упругая, подтянутая, в темно-синих леггинсах, кроссовках и рваной майке. Ее бледное лицо нельзя было назвать ангельски красивым, но умные серые глаза и ироничный рот придавали Рыжульке чертовскую выразительность. Из рюкзака Юлька достала добычу: две пластиковые полуторки парного молока, пакет первой молодой картошки, целый кубометр зелени и шмат копченого сала. А вот новой информации про исчезнувшую Орешину О. Ф. - почти никакой. Училка была родом из соседнего района, закончила школу, ничем не отличившись, и отъехала учиться в пединститут. С дипломом вернулась в тараданскую среднюю школу имени Гайды, вела, кроме физкультуры, краеведение и археологический кружок. Жила одна, хозяйства не вела, приятельствовала к коллегами по школе. Из города привозила помногу книг и журналов. Всё...

  

   "Всё так всё!" - решительно выдохнула Рита и закинула за плечи рюкзак. "Щас к тебе Ангелочек вернется. Не скучайте, будьте на связи!" - и две фигурки быстро исчезли в душных зарослях травы.

  

   Солнце стрельнуло из-за далекой поймы ярко-фиолетовыми остриями и закатилось. Светка Ангелочек доложила, что на том берегу все как обычно. Корявый плотик стоит у воды метрах в двухстах выше по течению, "туристки" похороводились и вроде бы спать ложатся... Поправив светло-золотистые кудряшки, Светка пожелала Рите с Настей удачной охоты и уступила лёжку. Подстелив штормовки, пара дозорных легла в траву. Рита настроила бинокль, Настя положила рядом уоки-токи: мобильной связи решили не доверять. Сумерки сгустились, но луна уже занимала свое место на небесах. Речная рябь засеребрилась. Где-то под берегом, в омуте, бултыхнуло. "Щука, наверно", - шепнула Настя. Рита дернула ее за руку: "Зашевелились!" На том берегу несколько фигур суетились у плота, затаскивая на него какой-то громоздкий предмет, затем оттолкнули от берега утлое плавсредство с двумя девушками на борту. Обе интенсивно работали одноручными веслами, но плот сносило течением как раз к тому участку, где с высокого яра за ним следили две пары глаз...

  

   "Ёбтвоюмать!" - сиплым шепотом ругнулась Рита, не отрывая лица от бинокля. "Что там?!" - тревожно спросила Настя. "Ты не поверишь... - ритин голос звучал сухо, напряженно, - но похоже, эти сучки везут на наш берег миномет!" Плот был уже близко к берегу: уже без всякой оптики, кроме двух стройных фигур, на нем различалась нацеленная вверх труба, установленная на широкий круг. Предмет на самом деле очень походил на миномет. Девушки причалили к берегу. Рита и Настя подползли к самому краю обрыва, чтобы не прекращать наблюдения. Две головы почти незаметно появились над причалившими...Внезапно вниз покатился ком глины. "П...дец!"- слетело с губ Риты. Но древнеславянские минометчицы с хлюпаньем суетились вокруг плотика, шумно дыша - мягкий земляной звук они не услышали. Кое-как вытащив плот, одна из пришелиц - более высокая и плотная - выложила на край берега какие-то свертки. Вторая, помельче и погибче, вложила в минометную трубу непонятный с виду предмет... "Настя, прижмись!" - зашипела Рита, вдавила в дерн подругу, закрыла голову руками. Снизу раздался громкий хлопок и свист. Но вместо взрыва девушки услышали рядом с собой глухой стук. Рита убрала руки, открыла глаза. Оба-на! В край берега впился тройной крюк из нержавейки, вроде альпинистского. От него под обрыв уходила веревка, начавшая ходить ходуном. "Наверх полезли!" - азартно шепнула Настя. "Прячемся, быстро!" - и две стройных тени исчезли с залитого луной обрыва. Отбежав метров пятнадцать, Рита и Настя спрятались в густом сосновом подлеске. Через несколько минут они услышали сдавленное, частое дыхание. Затем на обрыв вскарабкалась девушка, подала руку своей спутнице. Яркий лунный свет позволял хорошо рассмотреть их внешность. Обеим было не больше 20-22 лет. Та, что влезла первой, была выше и крепче сложена. Круглое лицо, властный разрез губ, большие глаза. Светлые волосы были сплетены в косу, сложенную кольцом на голове. Вторая "альпинистка" была гораздо ниже ростом, тоньше, темнее кожей и волосами, которые были острижены совсем коротко, открывая длинную шею и уши со вдетыми в мочки массивными кольцами. Лицо темненькой было вытянутым, каким-то лисьим...

  

   ...Отдышавшись, ночные гостьи и в четыре руки вытащили веревку, на конце которой болтался увесистый тюк и какие-то чехлы, перевязанные шпагатом. И началось самое интересное! Оглянувшись по сторонам, девушки стащили через головы свои музейные рубахи. Оставшись нагишом, обе присели у тюка и достали оттуда совсем уже археологический антураж. Стриженая нацепила на свою птичью грудь что-то вроде кольчужного лифчика, Здоровячка - одела на плечи что-то вроде свободного топика длиной до пупа, тоже из мелких металлических колечек. Потом под лунным светом блеснули пряжки двух массивных, широких поясов. Наметанный глаз Риты определил, что они переделаны из атлетических, которыми страхуют спину при работе с весами. Правда, вместо застежек пояса крепились литыми фибулами, а снизу были прицеплены кожаные полоски, кое-как прикрывавшие пах и верхнюю часть бедер. Затем же Стриженая и Здоровячка развязали шпагаты на чехлах...И извлекли оттуда предметы, которые не могли быть ничем другим, кроме мечей в ножнах! Оружие Стриженой было короче и шире, а Здоровячка прицепила себе к поясу ножны более длинного клинка. Затем она достала его - полированный металл блеснул под луной. Девушка полюбовалась игрой света на лезвии и со свистом крутанула в воздухе восьмерку. "Ух ты!" - первый раз открыла рот Стриженая. Она тоже достала свой клинок и подбросила его на руке...

  

   ...И тут же обе воительницы зажмурились. Вспышка, вспышка, вспышка! затем целая очередь, как из пулемета! Мощнейшие криптоновые лампы многократно превосходили мягкий свет Луны. Рита и Настя снимали с двух камер сразу, фиксируя в руках россиянок (предположительно) холодное оружие (однозначно). После секундного замешательства обе девушки гортанно закричали "Эйе!" и занесли клинки над собой, готовые встретить врага страшными рубящими ударами. "Отстреляв" кадров по пятнадцать, Рита и Настя встали в полный рост: прятаться уже не было смысла. Пружиня шаг, сибирячки вышли на серебристую траву и остановились шагах в пяти от напрягшихся ряженых меченосиц.

  

   Если бы кто-то видел со стороны эту картину, то решил бы, что присутствует на съемках фильма про машину времени. Друг против друга стояли две пары девушек. Одни - босоногие, окольчуженные и опоясанные, воздевшие над собой сверкающие клинки... Еще две - в кроссовках, просторных шортах, камуфляжных майках и легких нагрузочных жилетах, к карманах которых уже скрылись зачехленные камеры...Но никто эту картину со стороны не видел.

  

   Часть 3. В лунном свете.

  

   Несколько секунд они молчали. Все четверо. Затем Рита подняла вверх-вперед обе ладони. Чуть склонив набок голову, иронично сказала:

  

  -- О-очень занятно...Ношение, значитца, холодного оружия-с...Кто с мечом к нам придет...Слыхали, красотки? Опустите-ка свои кладенцы и сообщите, кто такие и с чем пожаловали...

  

   Здоровячка пыхтела, как паровоз-астматик, но клинок опустила к земле. Стриженая последовала ее примеру. Но не более - убирать мечи в ножны девушки не стали. Здоровячка буравила Риту и Настю недобрым, оценивающим взглядом, а потом сказала нараспев:

  

  -- А вы, девы, как величаться будете? Сами собой ватажите али чью службу несете?

  

   "Ну и лексикончик у нее!" - про себя ухмыльнулась Рита. Но, как ни верти, закон требует представиться... "Маргарита Асеева, капитан специальных сил Сибирской Республики", - сухо отчеканила она. "Анастасия Куликова, лейтенант..." - эхом повторила Настя Длинная. В ответ носительницы псевдославянского языка оживились. "Так и мыслила я, Цветка! - обратилась Здоровячка к своей подруге, - Девы служилые, на нас облавою засланные!" Девочка-лисенок по имени Цвета азартно отозвалась, приплясывая на месте: "Так надо ж биться с ними, Ладо! Силой да удалью меряться!" Лейтенант Длинная язвительно отозвалась: "Конечно! Та еще удаль - у вас мясорубы вон какие, а мы с голыми руками!" Настины слова попали в цель: уязвили девиц, самозабвенно играющих в древних героинь. "А мы и с голыми руками вас одолеем!" - выкрикнула девочка-лисенок по кличке Цветка. Она решительно сунула меч в ножны, потом расстегнула пояс и, не стыдясь лохматого, не знавшего бритвы, лобка, положила амуницию на траву. Вторая, названная Ладой в мертвом звательном падеже, повторила действия подруги. Ухмыляясь, "славянки" обнажили и груди... "Девочки, что за стриптиз?" - язвительно спросила Рита. "Нам телешом драться не срамно, а по чести!" - гордо проокала Лада, - пускай супротивница всецеликом нас видит, да метит пускай, куда доведется - все равно наша сила вашу одолеет!" "То есть, - с ледком в голосе уточнила Длинная, - вы предлагаете нам драться голыми и без правил?" "Именно! Именно так!" - угрожающим тоном ответила Цвета. Она уже разминалась, приседая и делая выпады тощими загорелыми ногами...

  

   ...Настя красноречиво посмотрела на кармашек ритиного жилета, из которого виднелась обрезиненная антеннка уоки-токи. Рита едва заметно качнула головой: "Нет". Длинная в ответственные моменты не спорила с начальством. А начальство рассудило просто: если при этих сумасшедших вызвать подмогу, мало ли что они учудят? Вдруг с обрыва бросятся и шеи себе переломают - тогда еще отвечай за них... "Принято!, - бросила Рита в сторону Цветы и Лады, - погодите, мы тоже это...растелешимся". Сибирячки сложили в сторону жилеты, стянули майки и шорты. На стройном, долгом настином теле остались только малиновые стринги, а Рита решилась "растелешиться" полностью. На ее лобке была узкая струнка волосков, остальное - даже в прибрежной глуши! - старательно выбривалось "для самоощущения", как утверждала сама Рита Доцент. Сейчас она сняла с себя трусики не из кокетства: она знала не понаслышке, что иногда эта условная деталь туалета становится опасной - соперница может втянуть эластичную ниточку ткани в женское место или даже использовать для удушения, как гарроту...Но советовать Длинной поступить так же Рита не стала: каждая дерется прежде всего так, как ей привычней и комфортней.

  

   "Ну что же, красны девицы, - язвительно скривилась Рита, - начнем панкратион!?" "Чи-иво-ооо?" - совсем не по-былинному спросила Лада и тут же хрипло охнула, получив пяткой в центр живота. Но видать, славянские игрища ее кое-чему научили. Удар пришелся по напряженному прессу, а проворные руки Лады зацепили ритину лодыжку. Сибирячка упала, но успела сгруппироваться, а главное - ее щиколотка выскользнула из пальцев противницы. В эти же секунды многокилометровая нога Насти грациозно поразила Цвету носком кроссовка под лохматый лобок. Лисье личико перекосилось от боли и былинная воительница приняла обычную для такого оборота "позу купальщицы" - сделала ножки иксом, засунула ладошки в низок, скрючилась, и для полноты картины разинула ротик...Настя замахнулась кулаком, чтобы уложить Цвету отдохнуть, но сбоку вихрем налетела Лада и со всего размаха врезала Длинной в низ живота. "Сука" - мрачно охнула лейтенантша и согнулась. Удары под пупок ей не нравились по жизни: много долгой боли и воздух из груди вон...

  

   ...Но Рита уже вскочила на ноги. Не успев добавить скрючившейся Насте, рослая Лада попыталась встретить соперницу ударом кулака в грудь, но Рита ловко поднырнула здоровячке под руку и сама заехала ребром ладони в левый пах. "У-уййй, бля..." - взвизгнула не по-богатырски Лада. Ее коса размоталась и билась по плечам. Тут же воительница получила кулаком под дыхло. Теперь она не успела напрячь пресс и прием возымел действие: всхлипнув, ритина соперница дернулась и замерла полусогнувшись. Ее рот приоткрылся, глаза выкатились, а приятное круглое лицо приобрело глуповатое выражение. Отскочив назад, Рита с гортанным выдохом пнула Ладу в мясистую грудь, отчего та взмахнула руками и тяжело рухнула на спину. Добавив ей пару раз по почкам ногами же, Рита обернулась, ища Длинную.

  

   Вторая пара противниц топталась друг против дружки в одинаково комичных и беспомощных позах. Настя с перекошенным личиком по прежнему держалась за живот и не могла разогнуться. Увидев Риту, она процедила сквозь зубы: "Щас...Оклемаюсь...Под брюхо, как назло..." Цвета тем более на разжималась и скулила в никуда: "Нии-ина, Ни-иночка! О-ооой! Бо-ольно! О-ой, они между ног бьют, пидараски!" "Пора закрывать балаган", - строго сказала Рита. Шагнув к ноющей Цвете, она резко поразила ее двумя руками, "вилкой": левый кулак в болевое сплетение под пупком, правый - в солнечное. Всхлипнув, древнеславянка сложилась в запятую и упала на бок. "Настик, хватит страдать! Вяжи, она твоя!" - Рита резко развернулась и подскочила к поверженной Ладе по имени Нина. Подвывая и морщась, круглолицая девушка пыталась приподняться на локте, упиралась в дерн по-крестьянски большими ступнями... Рита встала над ней и строго рявкнула:

  

  -- Лежать смирно! Не дергаться! Хватит на сегодня, порезвились...

  

   Растрепанная Лада-Нина тихо выматерилась этажей на шесть. Рите Доценту это не понравилось. Она занесла ногу и угрожающе, смакуя звуки, прошипела:

  

  -- Лежать - и молчать! Будешь с-самовыраж-жаться - передок р-рраз-моз-зжу!

  

   Нина затихла. В это время Длинная нашла достойное применение своим эротичным стрингам. Проворно стянув с бедер полоску ткани, по прочности не уступающую буксирному тросу, она сноровисто связала за спиной руки худощавой девушки. Лисья мордочка Цветы была перекошена и заревана. Для иммобилизации крепкой неудачницы Лады был использован ее же собственный боевой ремень. Кольчужные бебехи и мечи-кладенцы были сфотографированы на месте правонарушения и уложены в объемистый настин рюкзак.

  

   Луна была в самом зените. На серебристой траве лежали со связанными руками две абсолютно голые девушки. Та, что звалась Цветой, хлюпала носом. Нина-Лада угрюмо молчала. Доблестный спецназ Сибирской Республики не спеша одевался. Насте пришлось нацепить шорты на голый зад. Рита критически оглядела свое тело, скользкое от пота и облепленное лесным сором - и тоже отказалась от белья, ограничившись шортами и жилетом наголо. Теперь пришло время оперативной связи. Вытащив из кармашка уоки-токи, Рита нажала на кнопочку:

  

  -- База, База, я Берег, прием...Ангелочек, там картошка с тушенкой осталась? Прием...А на четверых? Отлично. Нет, не волнуйся все штатно. Просто мы вернемся с гостями...Как слышно, прием...Да нет, милые в общем, девочки...Да, Светик, забыла, блин! Водку из НЗ тоже доставайте...Не припрятала, а запасла! Рыжулька знает, где...Всё, скоро будем. Конец связи!

  

   Часть 4. Маленькие разбойницы.

  

   Риту не напрасно звали Доцентом: по части психологической премудрости у нее все было ОК. Пока четверка возвращалась по лесной тропинке на базу, Нина-Лада хранила гордое молчание, а узкобедрая Цвета материлась сквозь зубы раз в две с половиной минуты, словно соблюдала какой-то ритм. Но гостей ожидала царская встреча. Поскольку на улице было тепло и светло, Ангелочек и Рыжулька накрыли самобранку прямо на траве: несколько свечей, котел картошки с тушенкой, пучки зелени и запотевшая, как в лучших кабаках Блистательного Новосиба, бутылка элитной водки "Евразия". Натюрморт взывал к примирению и сотрудничеству, да и хозяйки выглядели мирнее мирного: Рыжулька сменила леггинсы на просторный сарафан, маленькая Светка Ангелочек вообще оделась так, словно приехала к любимой бабушке пасти гусей и соблазнять трактористов: ситцевое мини-платьишко в комплекте с тряпошными кедами и кепка (абсолютно гражданская) набекрень.

  

   Рите достаточно было шевельнуть бровями - и "задержанных" развязали. "Милости прошу к нашему шалашу!" - улыбаясь, Юлька сделала неуклюжий книксен и "исполать" рукой. Перепачканные лесным сором Цвета и Лада нервно одергивали подолы своих былинных рубах, находясь в явном замешательстве. Тут пропел серебристый голос Ангелочка: "Их бы помыть сначала, Рит! Нельзя же к столу в таком виде...Мы тут и водицы вскипятили." "Ну что, героини? - стрельнула глазами Настя, - водные процедуры, или как?!" Цвета молча осклабилась, но Лада вдруг вспомнила о роли славянской богатырши во вражьем стане и стянула с плеч свое музейное одеяние: "Коли привечают нас по-людски, то и омыться не зазорно!" Настя, пользуясь ростом, полила ёжащихся пленниц из ковшика. Затем им дали простое, из запаски, бельишко, старые джинсы и майки. Только что под луной красовались какие-то киношные героини, и вот те на - девчонки как девчонки, вполне современные.

  

   Во время купания Рита рассматривала реквизированное "холодное оружие". Сталь качественная, заточка...если не заводская, то и не кустарная. Вдоль лезвий идут нехорошие кровостоки, рукояти обмотаны замшей...Интересно, - вдруг подумала Рита, а вдруг на этих клиночках по нескольку мертвяков, что тогда? А мы тут этих красавиц водочкой потчуем...Но общительная Рыжулька уже расплескала по первой. "Ну, за знакомство!" - усмехнулась она. "И за приключения!" - хихикнула, опускаясь на колени, Настя. Рита по-прежнему прохаживалась в отдалении, задумчиво рассматривая былинный клинок. Резко приблизилась. Сказала сухо:

  

  -- Если вы гражданки Эр-Фе, а не путешественницы во времени, то имейте в виду. Эти вот штучки и в России, и в Сибири, влекут пос-лед-стви-я. Пра-во-вые. Так что ешьте-пейте, но что к чему извольте разъяснить. Если неприятностей на свою жопу не хотите!

  

   Фишка была отработана: Рита, как старшая, всегда "злой следователь", а самая негламурная Юлька - "свой парень", добрая душа. Мягкие губы, нос уточкой, конопушки...Само добросердечие. Она даже приобняла Цвету за угловатое плечико и промурчала: "Вы не бойтесь, вы же ничего плохого не сделали. Посидим, поговорим, да потом вас отпустим подобру-поздорову..." Ангелочек расплескала по второй (при кукольной внешности она отличалась почти стопроцентной невосприимчивости к алкоголю). Круглые щеки Ланы порозовели, а Цвета, воровато покашливая...сшибла у Насти сигарету. Вот тебе и Русь Изначальная...

  

   ...Как и предполагала Рита, все пошло как по маслу. Стресс и алкоголь вкупе с ненавязчивым дружелюбием развязали язычки любительницам ролевых игр: в конце концов, это были просто-напросто две девчонки из российской глубинки, не видевшие в своей жизни ничего более увлекательного, чем жизнь в летнем лагере на приграничной реке. Юлька поглаживала и успокаивала, Рита в меру грозилась, Светка подливала, а Настя услужливо давала огоньку. Доцент нисколько не сомневалась, что в кармане у Длинной пульсирует и другой огонек - индикатор диктофона...Слово за слово, как говорится... К рассвету невнятные реплики, рваные фразы, похвальба и извинения, враки и исповеди создали единую, почти - да, да, почти! - без белых пятен картину жизни на том берегу.

  

   20-25 россиянок (еще вроде бы пара хохлушек и белоруска) в возрасте от 16 до 36 лет ежегодно устраивают сборы в летнем полевом лагере на берегу реки. И отрываются по части ролевых игрищ! Упоенно имитируют образ жизни неких древнеславянских дев-богатырш: вплоть до того, что питаются исключительно тогдашними яствами: горохом, просом, капустой, рыбой, квасом и травяными отварами... По праздникам (Иван Купала, Солнцеворот и еще какие-то совсем непонятные) допускается мясо, местные плоды и медовуха. Заводской алкоголь, любые консервы, картофель, чай, кофе и табак запрещены строго-настрого. А строгость в лагере - дело добровольное: балуешься кофейком - ступай вон из древнерусского стана. Правда, за добровольным соблюдением строгости все-таки присматривают. Прежде всего Яна Большуха - 36-летняя историня из Подмосковья, тетка, просто-таки чокнутая на древнеславянской старине и ее неподдельном воспроизведении в жизни. Яна издала несколько монографий и тьму-тьмущую популярных статей, в которых она доказывает: все беды, вся отсталость России - из-за чуждого образа жизни. Дескать, стоит всем вернуться к исконным гороху, меду и репе, отринув иноземщину - и россияне заткнут за пояс американцев, европейцев японцев, не говоря уже о жалких эпигонах-сибиряках... Особливо же Яна Большуха заботилась о возрождении древнеславянской физической культуры: никаких аэробик и закрытых бассейнов, анафема тренажерам и йоге! Правильное плавание - телешом в открытой воде, причем только с Купалы до Ярилы (бишь Ильина Дня), вместо зарядки-разминки должно учинять "игрища телесные", а исконно славянскими видами единоброств Яна признавала "поляничную борьбу" и "историческое фехтование". И то, и другое девушки обещали продемонстрировать поутру, хотя Рита продолжала хранить уверенность, что они смоются в предрассветном тумане.

  

   Путешественницы во времени, надо сказать, играли свои роли самозабвенно! Для той мрачной скучищи, которая воцарилась в России к 2007-му году, это была настоящая отдушина: с виду патриотично, а на деле романтично! Прибыв в лагерь, девушки закапывали в специальном месте все "мирское" - одежду, обувь, косметички, мобильники. Ходили только в посконных рубахах с орнаментом да в безрукавках, вместо драгоценностей носили "обереги". Называли друг дружку по-древнему: всякими там Славутами, Данами, Радутами да Людмилами (тут образованная Рита ухмыльнулась - последнее имечко, как известно, изобрел для своей героини поэт Жуковский). Кстати, Цвета действительно оказалась таковой, по паспорту Цветаной, а Нина уже подала заявление на смену имени - с детства ей не нравилось быть Ниной, будет теперь и "в миру" Ладой...

  

   Кроме обрядовых игр и "истинно славянского спорта" обитательницы становища проявляли "удаль поляничную". Ах, стресс и водочка, водочка и стресс, против вас детектор лжи - детская игрушка! С раскрасневшимися щечками и горящими глазами, вполне освоившись за дружеским угощением, Цвета и Лада стали наперебой хвастать своими похождениями. Ангелочек, трезвая как никто, зыркнула на Риту, но та и не выключала диктофона: у профессиональной машинки памяти хватило бы на несколько суток непрерывного трепа. "Девы удалые, отважные" на спор переплывали реку, ныряли до дна. На сибирском берегу сильно не шалили, но старались притащить с собой "трофеи" - от "ничейного" гуся-шатуна до верхней части купальника. Ибо одним-таки "настоящим поединком", уже ничего не стесняясь, похвасталась худышка Цвета. Дней десять назад она в чем мать родила пересекла реку и отдыхала в устье протоки, собирая кувшинки на венок ("У них точно крышка сдвинута", - не сдержавшись, едва слышно шепнула Настя Рыжульке). И тут ее идиллическое уединение нарушила какая-то фермерская дочка, в малоцензурной форме выразившая недоумение по поводу оккупации привычных мест досуга сельской молодежи обнаженными особами неведомо откуда...

  

   ...В описании Цветы фермерская дочка была эдаким гибридом Рыжей Сони и былинной Анастасии Микулишны: "Ох, и длинная! - ну, как ты, Настя, только еще выше! А здоровущая, не поверите! Плечи как у парня, ножищи - убить можно! Чес-слово, не вру - она первая на меня ка-а-ак кинется! И ка-ак въехала мне, паскуда - прямо по груди!" Цвета наслаждалась мирскими радостями - невесть какой по счету сигаретой и неславянским лексиконом. В ее патетическом изложении поединок происходил на мелководье, по щиколотки в воде, что сковывало Цвете быстроту движений, а "сучья здоровила" этим воспользовалась: "в бочину быцкнула, а потом, корова, сграбастала, да еще и коленку снизу подсунула... в это...Ну в это..." Но Цвета показала себя стойким бойцом - ребрами ладоней она обрушила на талию селянки настоящий шквал ударов: "почки пробила ей нах...по почкам главное часто-часто, подряд...чтобы дыхалку придавило!" Юлька и Настя понимающе переглянулись, Ангелочек же изобразила на лице почти щенячье восхищение. "Пробив почки" местной купальщице, Цвета освободилась от объятий, добавила пару раз "по сиськам и в пузо, на скрючку!", после чего эффектным ("ка-ааа-ак дала!!!") хуком свалила соперницу в ряску и те самые кувшинки. Вытащив побежденную из воды за волосы, Цвета водрузила ей на грудь измазанную тиной пятку. Экспроприировав на память верх от купальника (ибо больше взять было нечего), славянская героиня поспешно ретировалась.

  

   Под конец возлияния - как и было предусмотрено сценарием - сослуживицы разжалобили Риту и умолили "до поры до времени" не составлять никаких протоколов. В конце концов, ролевые игры и на сибирской стороне практикуются: во время театрализованного шоу "Битва Кучума и Ермака на Ирмени" собираются сотни "татар" и "казаков" с такими же, как у девчонок, клинками - не протоколы же на них писать? Рита, при всех внешних признаках смягчения, тем не менее, подчеркнула, что у кучумовцев все оружие паспортизировано. И вопрос о протоколировании пользования незаконными мечами-кладенцами (со всеми вытекающими) лично для нее, Маргариты Асеевой, связан с другим вопросом: о вероятном похищении местной учительницы физвоспитания Орешиной Ольги Федоровны. Неужели вам таковая не встречалась? Посмотрите внимательно, вот ее фотографии...

  

   Увы и ах. За минувшие дни в лагере появилось сразу четверо новеньких., с которыми старожилки не успели толком познакомиться. И только одна из них отдаленно напомнила Ладе и Цвете пропавшую физручку: "Вроде как похожа...Да нет, не она...На фотке волос длинный, новенькая коротко стрижена...Ольга, говорите? Не, у нас Ольги нет. Хельга есть, а Ольги нет. Олка есть еще, но она совсем не такая, малышка совсем...Не, точно не скажем..." Рита пожала плечами - утро вечера мудренее. Восток розовел. Лунные тени перешли в недолгую предрассветную полутьму. Цвету и Ладу уложили на один спальник, сверху постелив простыню. Сверток с мечами Рита предусмотрительно положила себе под голову. "Утро вечера мудренее!" - еще раз повторила она вслух. И ровно через три минуты погрузилась в сон.

  

   Часть 5. Мудрёное утро.

  

   Когда настины вежды разверзлись от недолгого сна, Длинная оглядела интерьер избушки и беззлобно выругалась: "Блин, надо было с Доцентом на интерес поспорить! Например, на коньяк.". Ибо, противу ритиных подозрений, древнеславянки не исчезли в сыром тумане утра, а сладостно дрыхли в обнимочку. Полудетское посапыванье и улыбки на лицах... На запястье Цветы была плетеная из замши фенечка с несколькими янтариками, янтарное же солнышко висело и между крепнущих грудей Лады: талисман крепился не на цепочке, а на сыромятном ремешке. Облик юных богатырш венчали махонькие татушки, не замеченные в ночной передряге: левую щиколотку Лады украшал красный Конек-Горбунок, а на острой, как куриные крылышко, лопатке Цветы неприятно шла колесом та самая обратная свастика, что и на лагерном знамени...Настя предположила, что именно этот значок (а вовсе не нагота или нарушение купальной монополии) послужил для встретившей Цвету селянки сигналом боевой трубы...

  

   ...Подъем и туалет много времени не заняли. По хозяйству нынче дежурила не ахти какая домовитая Рыжулька, отчего завтрак состоял из натурального кофе, остатков домашнего молока и финских крекеров с алтайским вишневым повидлом. По выражению лиц Лады и Цветы Юля поняла, что ряд продуктов создают у гостей-пленниц подспудную проблему морального выбора. Но рыжулькино обаяние рушило и не такие бастионы! "Ешьте, девчонки! - Юлька показала большие кроличьи зубы, - Вы же у нас, а не в своем лагере. Отдохните от вашей диеты чуток... Вот вернетесь - и поститесь опять сколько влезет!" Крекеры и повидло "Сады Белокурихи" исчезли в здоровых юных организмах со спринтерской скоростью, равно как и пара кружек ароматного кофе на каждую из богатырш. Основательно облизнувшись, Лада спросила: "А-а...А, собственно, это...Когда мы это... К себе можем вернуться?" Над мирным завтраком сразу возникла орлиная тень Риты. Скрестив руки на груди, Доцент-Злой-Следователь с растяжкой произнесла:

  

  -- Во-первых, ми-лос-ти-вы-е су-да-ры-ни, вы обязаны показать нам ваши боевые чудеса...М-ммм...для оценки их социальной...м-ммм...опасности. Не возражаете? А потом, с вашего по-зво-ления, мы совместно совершим экс-курсию в ваш за-ме-чательный лагерь. И если решим наши задачи - заодно решим и ваши проблемы...

  

   Юлька перевела начальницу: "В общем, так. Если вы не деретесь, как наемные убийцы и если местная учителка у вас добровольно - то конец разборкам. Поняли?

   Лада и Цвета поняли. И сами предложили приступить к демонстрации боевой старины. Начать решили с "исторического фехтования", для чего вернули радушным хозяйкам их трусы и майки, а сами нацепили на голое тело посконные рубахи. Рита Доцент подметила, что эти чучельные, на первый взгляд, наряды скроены разумно: длина чуть выше колен, нигде не жмут, не стесняют движений... "Теперь дайте нам мечи" - чуть напрягшись, сказала Лада. Улыбнувшись краешком рта, Рита протянула девушкам свертки с клинками. Она не видела в этот момент свою команду, но была уверена, что у Длинной уже под рукой холщовая сумка со стилетом, без промаха поражающим в сердце за 25 метров, а запасливая Рыжулька незаметно теребит пальцами ремешки боласов - бесподобного изобретения аргентинских гаучо, гарантированно сбивающего с ног не только девушек с мечами, но и разъяренных быков.

  

   Обнажив клинки, Лада и Цвета отошли к зарослям малинника, где трава была вытоптана. "Мы будем драться понарошку" - успокоительно сказала Цвета. С опущенными к земле мечами девушки поприветствовали друг дружку поднятыми ладонями, затем обе взяли мечи двумя руками. "Ой-ееее! Бейся, дево!" - вдруг возопила Лада с мощью корабельной сирены. "Ой-йеее!!! Бьюся, дево!" - пронзительно рявкнула Цвета. Рита ожидала быстрого обмена ударами, но единожды скрестив мечи, девушки навалились на рукояти и замерли. "Ой, сила сильная!" - выла Лада, наваливаясь на более легкую соперницу. "Сила сильная, поляничная!" - визгливо рычала Цвета. Она подалась назад, отпрянула, но Лада дала ей снова сделать замах. Фигура танца повторилась снова. Опять скрестились лезвия, опять девушки выдали по старороусскому кличу, но теперь - то ли понарошку, то ли нет, уступила Лада. "Кино и немцы!" - прсынула Рыжулька. "Цирк"- согласно фыркнула Светка Ангелочек, - я бы такой дурью не болела". "Хочешь поучаствовать? Ну так давай!" - сразу разрешила ей Рита. Мало того, что страховка Юльки и Длинной была гарантирована, Доцент убедилась воочию, что "богатырский бой" по опасности для жизни и здоровья явно уступает армреслингу и борьбе в машинном масле.

  

   Для "поединка" Светка разделась до линялого синего бикини, перехватила светлые кудряшки ленточкой. "Я попробую с тобой, Цвета. Не возражаешь?" - голос-колокольчик Ангелочка звучал более чем мирно. Лада протянула ей свой меч. Светка сразу, не подбрасывая и не вертя в воздухе оружие, взяла его двумя руками и приняла аккуратную оборонительно-наступательную стойку: чуть пригнулась, ноги на ширине плеч, клинок вертикально, аметистовые глаза сканируют соперницу. Рита смотрела на нее с гордостью. Еще год назад Ангелочек редактировала рутинные "новости дня", а теперь...Каждый вздох, каждое движение в удивительной гармонии...Почему-то Рита вспомнила изречение, висящее в кабинете Папы Марка: "Помните! Ковчег построили дилетанты. Профессионалы построили "Титаник".

  

   "Ой-йеее! Бейся, дево!" - возопила Лада. "Давай, работай" - мягко ответила Светка. Лада сделала былинный медлительный замах из-за спины. Раз несколько Ангелочек могла уколоть ее в грудь, но терпеливо дождалась удара. Клинки с лязгом соприкоснулись, но Светка тут же отвела свой в сторону и сама скользнула вбок. С хриплым воем Лада пролетела в пустоту и едва не упала. Не меняя стойки, Ангелочек дождалась, пока соперница развернется. "Бейся же дево, бейся сильно!" - издала она очередной ритуальный вопль. Но Светка почему-то не горела желанием "биться сильно". Ложным ударом она заставила Ладу закрыть торс клинком, тут же отскочила назад. С хлюпом втянув воздух, "богатырша" снова сделала монументальный замах. Ангелочек опять приняла удар на лезвие и рукоять, но теперь поступила более прагматично. Крошечной босой пяточкой она брыкнула Ладу в живот. Та ахнула, отшатнулась назад, разбрасывая в стороны руки...Светка чуть припала на колено и приставила острие меча под грудь Лады. Пару секунд они были неподвижны: рослая русокосая девчонка с нелепо раскинутыми руками и вытаращенными глазами - и ее маленькая, упругая победительница.

  

   Рита, Настя и Рыжулька захлопали в ладоши. "Браво, Ангелочек! - усмехнулась Юлька, - тебе только в кино сниматься!". Настя с легкой укоризной сказала Цвете: "Неубедительно у вас получается. Кабы на Древней Руси на самом деле так сражались - звали бы тебя не Цветка, а, например, Зейтун-Кызы!" Итог подвела Рита: "Если и есть в этом боевом стиле что-то историческое - так это железяки. Все остальное туфта". Придя в себя Лада, как обиженная школьница, пыталась возразить: "Почему туфта? Мне Яна статью показывала, из журнала...С картинками...То есть с этими, блин, как их?" - "Реконструкциями" - подсказала Цвета. Длинная ответила мефистофелевским хохотом: "Реконструкция, милое дитя, была только что, на ваших глазах! Лада замахивалась на Светку, как дровосек, причем со скоростью эстонской улитки! Ангелочек с ней еще поиграла малость. А в настоящем бою - сразу укол под диафрагму. Смерть недолгая, но весьма мучительная." Цвета и Лада выглядели явно пристыженными. Как бы не изменилось за полсуток их отношение к четверым "девам засланным, служилым", они гордились своей причастностью к своеобразному клубу славянских амазонок, а Яна была для них непререкаемым авторитетом. И вот те на! Видя две по-детски скисшие мордочки, Рита милостиво разрешила Ладе и Цвете показать "древнерусскую борьбу" - правда, про тестирование на социальную опасность речи уже не было. Рите просто было интересно посмотреть на эту забаву не в бинокль, а вблизи.

  

   Как и в лагере, Лада и Цвета стащили через головы свои рубахи и остались нагишом. Сравнив стати девушек, Рита отметила, что соперницы находятся явно в разных весах: более рослая и плотная Лада едва ли на десять кило тяжелее щуплой Цветы. Но "богатырш" это нисколько не смущало, равно как и шмели, обслуживающие близлежащие кусты дикой малины и ежевики. Девушки пожали друг дружке руки и поцеловались в обе щеки. "Наверное, тоже "реконструкция" ихней тёти-гуру" - усмехнулась про себя Настя. Затем Лада и Цвета широко-широко расставили ноги, по-крабьи развели руки и начали кружить, сближаясь не быстрее, чем на сантиметр в минуту. "Борьба нанайских мальчиков" - в полной тишине буркнула Настя Длинная. Ей опять хотелось действовать, а вместо этого Доцент какой-то фестиваль народов мира устраивает! Но с начальством, опять-таки, не спорят. Солнце висело уже довольно высоко и припекало сквозь пелену высоких облаков. Тела девушек блестели от пота, но сближение соперниц шло не быстрее, чем сближение либеральной Сибири и державной России по вопросам прав человека. Наконец, словно услышав мольбы Длинной, Лада и Цвета одновременно ринулись друг на дружку и взаимно заграбастали, сцепляя кисти на уровне лопаток. Началась новая тягомотина - кто кого сильнее сдавит. Преуспевала в этом деле, как можно было догадаться, Лада. Она только сипела от натуги, а Цвета уже начинала постанывать...Но и узколицая лисичка не разжимала объятий. Более того, Цвета попыталась заподножить Ладу, заведя ей ногу под коленку и отчаянно дергая бедром. Увы и ах. Сдавленная сильной Ладой, она лишь кривилась, снова и снова цепляя ногой за коленку...

  

   "Все! Шабаш! Караул устал!" - твердо произнесла Рита. Но борющиеся девушки не реагировали. Тогда Рита подошла сзади к Ладе и похлопала ее по плечу: "Всем спасибо, диагноз ясен." Лада охнула и выпустила из объятий Цвету, отцепившуюся, наконец-то от ее ноги. "Что, опять плохо?" - спросила Лада Риту с унылой интонацией двоечницы... "Примитивно" - вынесла приговор Рита и добавила: "Давайте-ка, покажем как лучше. Пусть на цветином месте будет...будет Юлька. Сложение у нее подходящее. Покажи, Рыжулькин, как из такого захвата уйти!" Юля мягко улыбнулась и в один взмах скинула свой пасторальный сарафан, оставшись в сугубо городских облегающих "тангах". "Сходимся?" - спросила она Ладу, но Рита перебила: "Нет, сразу сцепитесь." Лада обхватила предплечья и грудную клетку стройной Юли точно так же, как держала Цвету...И тут же ойкнула от неожиданности. По-змеиному вильнув всем телом, Рыжулька высвободила обе руки. Тут же Лада замычала от боли и натуги: Юлька стала заламывать ее подбородок назад, заставляя прогибаться назад и всем телом тоже. Лада напрягла шею, но паритет был недолог. Юлька обеими ногами обвила ладины бедра, запрокинула голову соперницы еще дальше назад...И скульптурная группа с гулом повалилась на траву. Едва Лада рухнула на лопатки, Юля пустила в ход все свое упругое, мускулистое тело. Ногами она развела на предельную ширину бедра крупной соперницы, животом и грудью плотно прижала Ладу к дерну, а голову продолжала контролировать за подбородок. "Сдаешься?" Лада несколько секунд пыталась поелозить, пытаясь оторвать хотя бы зад, а потом неохотно процедила "Угу...".

  

   Лада и Цвета попытались устроить разбор полетов, но теперь Рита, утолив свой познавательный интерес, торопилась приступить ко второму пункту программы. "Позабавились и шабаш, - сухо сказал она, - пора нам, девоньки, совершить увлекательное путешествие..."

  

   "В страну, которой никогда не было." - закончила ее фразу Длинная Настя.

  

   Часть 6. Берег левый, берег правый...

  

   Летом, как известно, день год кормит. И большинство жителей привольного села Тарадан, трудясь в полях и копошась на огородах, были лишены возможности наблюдать редкое и примечательное зрелище. В обеденном часу к дебаркадеру, щегольски развернувшись, пришвартовался скоростной "Сапсан" Сибирской Пограничной Стражи. Дуло скорострельной пушки было зачехлено, но бело-зеленый вымпел выдавал отнюдь не рыболовецкую принадлежность катера. По скрипучему трапу на борт поднялось пятеро. Невысокая, стройная брюнетка с короткой стрижкой была одета в табачного цвета рубашку с короткими рукавами и погончиками, а также короткую юбку, пилоточку набекрень, прозрачные колготки и туфли без каблуков. Маргарита Асеева, она же Рита Доцент, являла собой лицо официальное и потому безо всякой охоты надела "парадку", которую соратницы звали "уродка". В лагере теперь осталась Света Ангелочек, а Рыжулька с Длинной явились к плавсредству в обычном обличии: просторные полотняные шорты, выгоревшие майки, кроссовки и нагрузочные жилеты...Необычной была только их роль - роль конвоиров. Поскольку еще две пассажирки, босые и облаченные в рубища, были сцеплены наручниками и дополняли картинку из серии "сельские партизанки в плену у карателей".

  

   На самом же деле Лада и Цвета сами попросили вернуть их в лагерь со скованными руками. Мало того, что полсуток невесть где обретались, мало того, что "славы поляничной" не снискали - девушкам как-то не улыбалось возвращение в обнимочку с представительницами сопредельного спецназа, являющегося на разборки...Поэтому для Яны Большухи и ее верных послушниц подготовили почти правдивую версию. Ночью на сибирском берегу Яна и Цвета якобы попали в засаду и не успели обнажить мечей: четверо противниц свалили путешественниц наземь и продержали в погребе. Эта байка вязалась с замыслом Доцента - попытаться обменять одну исчезнувшую училку (если она действительно содержится в "славянском лагере") на двоих полонянок... Хотя, не кривя душой, задерживать их у Риты со товарищи не было никаких оснований, кроме "хранения и ношения". Но Доцента вдохновляла на действия очередная цитата из Папы Марка: "Помни! Лучше дерьмовый план, чем дерьмо без плана!"

  

   "Сапсан" сыто хрюкнул турбиной, отвалил от дебаркадера и птицей понесся по речной глади. Капитан, точнее, подпоручик погранслужбы, стоял на руле - тощий, как черенок от грабель, просмоленный парень с бело-зеленым шевроном на берете и голый по пояс. Его команда состояла из троих мальчишек, с виду не завершивших и средней школы. Но не Риту было учить тому, насколько обманчива человеческая внешность... Подходя к российскому берегу, подпоручик врубил сирену. Цвета и Лада дернулись, побледнели, Длинная витиевато выматерилась, и лишь Рыжулька оптимистично заявила "Родить можно!". Выпустив из динамика последнюю порцию душераздирающего воя, "Сапсан" сбавил ход и мягко ткнулся носом в бережок, поросший луговыми травами. Несмотря на какофонию, на берегу никто не появился. Рита переглянулась с Ладой. Та поняла недоуменный взгляд своей "пленительницы" и постучала ногтем по стеклу ритиного наручного "ролекса" - "Три пополудни. Солярное радение идет". Доцент уже перестала удивляться терминологическому компоту, который изливали любительницы непорочной старины.

  

   Пройдя метров сто по сочному лугу, процессия вошла в палаточный лагерь. Все его обитательницы расположились кольцом вокруг деревянного идола. Коленопреклоненные, присев на пятки, девушки воздевали руки к небу, в сторону солнца, и, завывая, повторяли слова статной зрелой женщины. "Это и есть Большуха?" - спросила Рита. Лада молча кивнула. Большуха, она же Яна, в отличие от других не сидела, а стояла в полный рост. На пришедших в лагерь людей она не обращала ни малейшего внимания. Большуха была одета в черную рубаху с орнаментом в виде все тех же неправильных свастик. Немного полноватая, но очень женственная, Яна хорошо поставленным, бархатистым голосом завывала каку-то непонятицу:

  

  -- Ой же Ярило, Ярило боже слынечной! - "Бо-о-оже слынечной", подтягивал хор девушек, - Ой же еси над нами, светоч глыдежный! Разощерь лучи теплодарные, разрасти же дива дивные, дива рясные!

   Ой же Ярило ты, Ярило....

  

   Многоголосье подхватывало имя языческого бога нескладно, но вдохновенно. Рите доводилось видеть людей в нехороших состояниях - сектантов в трансе, например. Но девушки вокруг стоеросового идолища смотрелись вполне здоровыми, более того - по-детски увлеченными действом. Судя по лицам и глазам, им просто нравилась эта игра, нравился диковинный язык обращения к божеству:

  

  -- Ой же Ярило, ярило горний! Еси над нами, девами опольными да женками вольными, лыбись и дыбись над миром, твори живо да являй диво...Сердца наши да во пелях возожги, да жито на сыть прорасти...

  

   Наконец, "солярное радение" завершилось. Именно тогда - и ни секундой раньше - васильковые глаза Яны с горних высей переключились на пришедших с берега людей. Смерив Риту взором от пилоточки до туфель, Яна совсем другим голосом и далеко не нараспев спросила:

  

  -- Кто такие?

  

   Рита сделала три шага вперед. Молодцевато откозыряло, сухо представилась по званию, назвала своих сослуживиц. Пауза была недолгой. Яна так же лапидарно задала вопрос номер два:

  

  -- Чего надо?

  

   Рите очень не нравилась такая манера общения. Но служба есть служба. Поджав губы, Доцент выдала суконную скороговорку: "Две гражданки РФ...задержаны в соответствии...по нашим сведениям...находится в вашем лагере...насильственным путем...Предлагаем совершить обмен... Чтобы впоследствие подобные инциденты не препятствовали..." Яна слушала терпеливо. Только облизывала, высовывая язык лопатой, красивого рисунка губы. Большуха была очень коротко, как Цвета, острижена, и тонкая шея контрастировала с ее широкими плечами и крепкими руками, скрещенными на довольно крупной груди. Когда Рита закончила свое официальное обращение, Большуха шагнула к ней навстречу. И долго-долго смотрела прямо в глаза, не отводя своих васильковых буравчиков от серо-зеленых хрусталиков Риты. "Горилла. Точно как горилла", - подумала Доцент. И услышала ответ - опять на путанном русско-древлянском наречии:

  

  -- Буде так, да не вовсе так. Не по-твоему, а по-моему. Аще одолею тебя силой, дева - уйдешь во позоре, а Цветку с Ладою раскуешь и подле нас восставишь... Аще же, что несбывно, ты меня осилишь - выкажу тебе с вашего берега молодицу, каковую ищете без чести...

  

   В этот момент Рита поняла, что ее уже начинает просто тошнить от череды наигранных поединков, турнирных обрядов, потешной речи и прочей бутафории. Доценту захотелось тривиальной и бухой кабацкой драки - с матами, визгом, звоном стекла, с хватанием за космы и с туфелькой под лобок. А ей, похоже, предстоит снова разыгрывать путешественницу в минувшее. Потому что производить силовую операцию ил тем паче использовать спецсредства на территории РФ, конечно, иногда можно...Но только не в этой, черт возьми, ситуации! Не в этом же скаутском детсаду травить газом и хреначить электрошоком, толком даже не зная, здесь ли томится ( и томится ли) искомая гражданка Орешина О.Ф... Единоборство же - дело добровольное. И Рита Доцент на янину тираду ответила лаконичным согласием:

  

  -- Хрен с тобой. Как драться-то хочешь?

  

   Подловато растянув краешки губ, Яна обрушила на Риту очередной поток своего фирменного староновояза: "под срам не дрыкать", "лики в целости хранить", "пельки не коряпать". Лада и Цвета, все еще в конфигурации сиамских близнецов, перевели условия так: рукопашный бой с минимумом правил, более-менее сберегающих женское здоровье и внешний вид. Ну и ладно, подумала Рита, по крайней мере, без старославянских закидонов. Правда, один закидон все же состоялся. Яна для боя разоблачилась, но не сама: две самые юные "туристки" со внешностью первокурсниц торжественно сняли со смуглого тела Большухи ее черный балахон со свастиками. В наготе Яна смотрелась еще более внушительно: широкие бедра и полная грудь сочеталась с точеными бедрами, лодыжками, мускулистыми руками. Ее живот был по-женски выпуклым, но вертикальная складка через пупок выдавала развитый пресс под покровом нежной бархатистой плоти... "Первокурсницы" подали Яне какой-то амулет на золотой цепочке: Большуха прижала его к сердцу, поцеловала, а потом уже водрузила между круглых грудей. В это время Рита, тихо ругаясь, избавилась от своей слегка пропотевшей синтетической "уродки". Не боясь явного комизма, Доцент стянула и колготки: слишком дорогие, чтобы рвать их в драке со свихнувшейся богатыршей...На подтянутом, сухощавом теле Доцента остались только темно-зеленые плавки. Рита, в отличие от своей соперницы, сняла с шеи медальон, отстегнула сережки и отдала Юльке: "Удачи, Доцент! - Буду стараться, Рыжулькина!"

  

   Гомонившая на голоса поляна угомонилась, когда Яна изготовилась к схватке. Она встала в такую же низко-раскоряченную позитуру, что и Цвета с Ладой поутру. Но девушки двигались напряженно, по-ученически. Большуха же шла на Риту плавно, с тигриной грацией, кралась, стелясь над вытоптанной травой... "Хороша, сука!" - оценила ее пластику Доцент. Через секунду то же самое слово само слетело с ее губ. Яна выстрелила правым кулаком, целясь в область сердца - Рита успела ответить лишь блоком, и то неудачно. "С-сука" - прошипела она, когда массивный кулак Большухи треснул ей по ребрам. Славянский выводок загомонил: "Любо! Любо! Сильно, Яно!" Доцент отскочила назад, стараясь незаметно отвести назад правую ногу: когда Большуха ринется в атаку, то получит в брюхо...Но не получила. Опередила Риту, как по волшебству оказавшись с ней лицом к лицу. От Яны пахло потом и полынью, сладкое и горькое. Рита успела встретить ее коленом в бедро, от чего соперница крякнула, покривилась, но тут же впечатала сибирячке правый кулак в поясницу. "Б-б-блядь!" - вырвалось из пересохшего горла Риты. Противная, тянущая боль, изнутри полившаяся в живот, ватная слабость в ноге... Вот же тварь, по самой почке попа...

  

   па...аааа...Х-хааа...Рот Риты застыл в беспомощном открытом "О". Ибо другой рукой Большуха на вдохе подцепила соперницу под ребра. На глазах теряя шансы повидаться с гражданкой СР Орешиной О.Ф., гражданка СР Асеева М.А. скрючилась в две с половинкой погибели, запоздало обжав себя руками выше пояса. "Гой же! Любо!" - восторгался хор яниных болельщиц. Им в гордом одиночестве отозвался поддерживающий возглас Длинной: "Доцент, держись! Дых держи! Подлавливай!". Последнего термина древнеславянки не понимали, а зря... Между тем их Большуха, вместо того, чтобы сразу свалить оцепеневшую Риту наземь, куражливо подбоченилась и возгласила: "Зрите ж, девы!". "Любо-любо-удало!" - ритмично закричали зрительницы, являя сходство с футбольными фанами. Маргарита, она же Доцент, использовала рекламную паузу со всей возможной неблагодарностью. Собравшись в загорелую пружинку, напрягая прежде всего бедра и низ спины, сибирячка резким, как выстрел, броском вперед ударила лбом под нижнюю челюсть Яны. И даже - если не показалось - услышала тихий хруст.

  

   Большуха почему-то устояла на ногах. Но она неуклюже пошатнулась, высоко задрав голову и разбросав в сторону руки. "По-ихнему, - подумала, едва отдышавшись, Рита, - я тоже должна принимать горделивые позы и хвалиться. Но я поступлю по-своему". Доцент перехватила предплечья Яны, рванула ее вниз - на себя. Встречая немалый вес соперницы, резко вбила ей согнутое колено в центр живота. Три раза подряд. Четвертый не понадобился. Большуха всхлипнула и стала обмякать. Рита отпустила ее руки. Женщина грузно осела на траву, повалилась боком и медленно, будто нехотя, скорчилась. Ее искривленный рот был приоткрыт, глаза закатывались. Босой ступней Рита перевернула побежденную на спину. Ноги Яны оставались поджатыми к животу, зато стал хорошо виден амулет на склизкой от пота груди. Это была та же самая обратная свастика. Рита поймала себя на желании изо всей дури обрушить ногу на этого золоченого паучка...Но вместо этого обернулась к затихшим болельщицам:

  

  -- Эй, воды! Холодной! Быстро!

  

   Часть 7. Момент истины.

  

   Солнце закатывалось у них за спинами. Они сидели у самой воды на поваленном тополе. Вдвоем: Рита Доцент и Ольга Орешина. Сидели уже давно. На лугу трещали костры - приближался час ежевечернего травяного пойла, а также вдохновенных баек Лады и Цветы о ночном приключении и тяготах плена...Яна, скорее всего, все еще отлеживалась в своем шатре. На правах фельдшера божьей милостью Рыжулька осмотрела ее, умелым толчком ликвидировала подвывих нижней челюсти и "поставила" пострадавшей болевой стресс и ушиб области живота. Большуху отлили водой до сознательного вида и отдали на попечение девушке по имени Весняна. Лада и Цвета поклялись, что она не понарошку умеет лечить травками.

  

  -- Оль, коньяку будешь?

  

   Рита протянула Орешиной плоскую фляжку.

  

  -- Я же сказала вам, Маргарита, что я не пью...

  

  -- Хлебни чуток. Настоящий "Арарат".

  

  -- Я совсем не пью...

  

   Теперь Рита не удивлялась, что с противоположного берега, даже в бинокль, не могла опознать разыскиваемую. Она искала другое лицо. На цифровом снимке - подведенные брови и губы, пухловатые щеки и подбородок, чуть прищуренные глаза, длинные локоны модного иззелена-пепельного цвета... Теперь же перед ней - мягкое, по-своему милое лицо без краски и крошечная каштановая шапочка волос, выше висков... "Если женщина ищет женщину, - подумала Доцент, ей лучше пользоваться фотороботом".

  

   Коньяка Ольга Орешина так и не выпила. И обращения на "ты" не подхватила. Но о своем исчезновении рассказывала охотно, откровенно...Лишь иногда в голосе сельской училки проскальзывала тоскливо-исповедальная нотка:

  

  -- Знаете, Маргарита...Поймете ли вы меня...У вас жизнь интересная, приключения, погони...А я все-таки прозябала. Село - оно и есть село. Уроки да книжки, книжки да уроки... А вот здесь, теперь - я живу. Живу по-настоящему. Я здесь другая...Не Ольга, не Федоовна - здесь я Хельга! Сильная, свободная, уважаемая и любимая. Я раскрепощена, я естественна во всем, во всем, понимаете, от еды до упражнений...У меня смелые и верные подруги. Они не сплетничают, не предают, не гадят в душу. Мне здесь хорошо, Маргарита...

  

  -- Оля, но ведь ты понимаешь, что это все игра? Имитация, войнушка понарошку?!

  

  -- Конечно, понимаю. Но разве это так плохо - играть, если игра нравится?

  

   Рита чувствовала себя дура дурой. Вместо триумфального освобождения заложницы - душевные излияния сельской учителки. Не прерывая собеседницы, Доцент отхлебнула коньяку из горлышка. Она тоже не совсем отошла от сильных ударов Большухи. Но дело - даже такое кислое - надо доводить до конца. Цифровой памяти упрятанного в жилетку диктофона хватит до утра. Правда, Рита надеялась завершить интервью гораздо раньше.

  

  -- Мы все живем неправильно, Маргарита. Здесь, у Яны, я поняла это. Слушаем какие-то искусственные звуки, душимся искусственными ароматами, кушаем ненастоящие продукты...Оказывается, это так здорово - жить по законам предков! Вы не представляете, Маргарита, как можно измениться! Нет, сначала непривычно. Я вот по кофе и сникерсам скучала... А потом такой подъем пошел! Полет! Босиком - по росе, голенькой - в самую стремнину. Это жизнь, Маргарита, настоящая жизнь... И разве это преступление - какой-то месяц-полтора пожить так, как хочется жить, а не так, как обязана? Кому обязана, почему обязана...

  

   Ольгу несло. Рита понимала, почему. Все-таки ритуальное общение с "верными подругами" не могло не вызвать тоски по обычной речи - как по кофе и сникерсам. К тому же Ольга Орешина оказалась совестливой: ей было не по себе из-за переполоха, вызванного пропажей ее скромной персоны из села Тарадан на считанные дни. Историю своего исчезновения Ольга тоже излила наружу - как на духу, со всеми подробностями. Не обремененная домашним хозяйством и кругом общения, Ольга любила вечерние прогулки от села к реке. Просто гуляла, почти каждый день. Однажды припозднилась, смотря на воду. Вдруг ее окликнули. У берега стояли две странно одетые девушки. Их предложение было еще более странным. Без грубости, но настойчиво они предложили Ольге подраться с любой из них.

  

  -- Вы знаете, Маргарита...Извините, волнуюсь...Но вам можно...Можно такое... Видите ли, я еще в школе, еще в седьмом классе, с одной девочкой подралась... Как Вы догадались? Мальчик был, прямо говоря, так себе, но гордость, гордость! Разве унять гордость-то! И когда мы с Маринкой этой сцепились, я поняла, что просто кайфую! Нас быстро разняли, но я просто дрожала, трясло меня... И больше ни разу такого не было. А прямо-то говоря, хотелось снова. И тут эти две. Я повелась. Выбрала ту, что выше. Сошлись - я в чем была, она разделась догола. Дрались недолго: та девушка меня в грудь больно ударила, вот сюда прямо, потом повалила и сверху села. Смеялась надо мной, но незло. "А что, - говорит, - если мы тебя в плен возьмем? Посмотришь, как мы живем, как забавляемся по-древнерусски". Я же, хоть и физручка, древними временами тоже увлекаюсь...И тут они меня связывать стали. Сначала руки...Руки...

  

   Рита заметила, что темно-золотистое от постоянного солнца лицо Ольги Орешиной резко зарумянилось, голос стал сбиваться, глаза лихорадочно засверкали:

  

  -- Руки...Мне так связали руки...Ой, не знаю, говорить, нет...Это только Вам, Маргарита...Чтобы вы поняли и там...Ну не очень...В общем, когда мне руки связали, мне так здорово стало, так тепло...А потом ноги...Веревками...Как начали стягивать...Ой, Маргарита, вы не представляете! Что со мной случилось...В груди, внизу, везде...О-оххх...

  

   Доцент участливо обняла плечо Ольги, прижала к себе. А про себя подумала: "Вот же фетишистка распропересукина! Нет чтобы парня толкового завести - ходит, томится...От драки - кайф, от веревок - оргазм. А мы ее чуть не с вертолетов ищем..."

  

  -- Ну правда же, Маргарита, ничего страшного! В школе сейчас каникулы, ремонт. Учебные планы я только в августе сдаю, а уездная конференция уже прошла. Живность не держу... Разве что кошка приблудилась, так она у всех кормится. Комната моя заперта была, ключик вот он...Я и подумала - поживу здесь, как мне нравится...А к августу вернусь...Скажите, Маргарита, я что-то нарушила? Это серьезно, да?

  

   За поворотом реки заунывно взвыл "Сапсан". Рита пружинисто встала с бревна.

  

  -- Нет, не серьезно. Просто глупо. Глупо, девочка. Вот и все...

  


  

   Невиновных не наказали, непричастных не наградили. Ольга Орешина отделалась душевной беседой с околоточным инспектором по кличке Покемон и объяснительной запиской в его же адрес. Правда, после ее возвращения визиты воинственных девиц на сибирский берег прекратились.

  

   Папа Марк прочитал отчет Доцента, затем принял четверку у себя в кабинете. Поощрил устной благодарностью. Белый Крест, Медаль Свободы и денежные премии полагались за другие достижения. И поверьте мне, что таковые достижения, а также успехи, блистательные подвиги и захватывающие приключения в большом количестве и в ближайшее время выпали Рите Доценту, Насте Длинной, Юльке Рыжульке и Светке Ангелочку.

  

   Через две недели в ультраправой "Новой Сибири" появилась заметка "Русские амазонки показали нам...свастику" с подзаголовком "Провокационные игрища путинъюгенда на границе". Заметка была желчной и политизированной донельзя. А следующей весной в оргкомитет театрализованного исторического фестиваля "Битва Кучума и Ермака на Ирмени", проводимого под личным патронажем Президента Сибирской Республики, пришла заявка на участие из села Тарадан Сузунского уезда. За подписью "Председателя уездного Клуба Исторической Реконструкции" Орешиной О.Ф. На участие со стороны Ермака заявлялась команда из 10 казачек-богатырш в пешем строю.

  

   Заявку отклонили. Как исторически несостоятельную.

Число просмотров текста: 5708; в день: 1.54

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 6 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0