Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Сказки, мифы и эпосы
Трускиновская Далия
Сказка о кобыле

Жила-была, стало быть, гнедая кобылка, во лбу - звезда, что для лошадей дело обычное, три ноги в белых чулках, а это уже хороший знак - резвая.

Паслась себе с ровесницами на лугу и вдруг обнаружила, что куда-то они все подевались.

Луг был в низинке, а из-за взгорья постоянно доносился какой-то скрипучий шум. Поборов страх, взошла кобыла на зеленый горб, на самый гребень, и увидела, что по ту сторону - дорога, а по дороге множество таких же, как она сама, кобыл везет множество телег.

Спустившись, услышала кобыла от тех упряжных лошадей, что тащить телегу - дело достойное и похвальное. Задумалась она - а где бы и ей телегу заполучить?

Вдоль обочины имелись какие-то бесхозные, но совсем разбитые, разболтанные, так что и оглобли даже вверх не торчали. Валялись, кстати говоря, и дохлые кобылы - но этому она не придала значения.

И вдруг кобыла заприметила совсем справную телегу, торчавшую поперек пути самым жалким образом, ни туды и ни сюды. Телега прямо-таки взывала: "Эй, кто-нибудь, впрягитесь в меня и тащите меня в любом направлении!" Кобыла встала промеж оглобель, они моментально приросли к ее шее, и зашагала нага кобылка, сперва - с напрягом, потом - все увереннее.

Со всех сторон слышала она похвалу и одобрение других кобыл, так что преисполнилась гордости и даже то, что телега оказалась тяжелее и неповоротливее прочих, тоже ее радовало - ведь она была здоровой, сильной и не знала, куда ей эту свою силу девать.

Когда кобыл мучала жажда, они выпрягались ненадолго и пили из придорожной канавы, потом паслись на обочине - и впрягались снова, и волокли свои телеги, подбадривая друг друга, а куда и зачем - это для них не имело значения.

Наша кобыла точно так же выпряглась однажды, напилась, попаслась, а когда вернулась - то обнаружила, что другая кобыла, караковая, с проточиной во лбу, уже встала между родных оглобель и готовится обманом утащить телегу.

Пока наша кобыла недоумевала, как же быть, та, другая, впряглась и поволокла, а телеге-то что? Ей главное - чтобы тащили!

Осталась наша кобыла на обочине, и было ей тяжко, и негодовала она на телегу-изменщицу, и не знала, как же теперь быть. Ведь она привыкла к тяжести, она знала, что тащить тяжесть - долг и предназначение. И за что же ее теперь будут хвалить другие кобылы?..

И ей показалось, будто она понимает, откуда взялись на обочинах трупы кобыл. Очевидно, это были те, у кого обманом увели их ненаглядные телеги!

Тут за зелеными кустами послышался голос. Это был не тележный скрип, который однажды сманил кобылу и ее ровесниц с луга. Голос был звонкий, чистый и прекрасный.

Кобыла взобралась на холм и увидела вдали золотой силуэт.

И снова раздался голос.

Тот, кто стоял вдали, в ложбинке, посреди ромашкового луга, звал подругу.

Звал радостно, гордясь своей статью, своей летящей по ветру светлой гривой.

И тут стало ясно, что не телега-то на самом деле нужна кобыле. Ей нужен жеребец! Золотой, отчаянный, гордый!

Кобыла побежала вниз с холма. Сперва - как-то странно, ведь она отвыкла даже от рыси, а потом - все легче, легче, и перешла в галоп, и воздух наконец-то признал ее за свою, так что она легла животом на воздушный поток и поплыла, поплыла, все быстрее, все быстрее!

Они встретились, и их шеи переплелись, что у лошадей, как известно, заменяет поцелуй, а потом они вместе побежали в луга, вовсе не беспокоясь о том, что кто-то увидит их и упрекнет в неисполнении лошадиного долга...

И буланый, а на солнце - и вовсе золотой жеребец привел подругу к ручью, и она вспомнила вкус настоящей воды, и если бы мыслила возвышенно - то поклялась бы, что никогда больше не будет пить из придорожной канавы.

Но это была просто гнедая кобылка, во лбу - звезда, что для лошадей дело обычное, три ноги в белых чулках, а это уже хороший знак - резвая. И она, склоняясь над живым ручьем, уже не помнила ни дороги, ни телеги, ни когда-то желанной грязной воды...

Число просмотров текста: 2420; в день: 0.56

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 1 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0