Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Фантастика
Ломер Кит (Laumer Keith)
Механическое превосходство

1

- Двадцать тысяч лет назад, - сказал Культурный Атташе Долдоун, - здесь, если мои догадки верны, находилась столица цветущей чужеродной цивилизации.

Шестеро землян, членов Полевой Экспедиционной Команды, приписанной к Дипломатическому Корпусу Земли, стояли посреди узкой полоски бирюзовой травы, тянувшейся, виясь, между облицованными ноздреватым оранжевым плитняком каменными строениями, под ржавыми, покореженными шпилями с кое-где еще цеплявшимися за кровлю кусками цветной черепицы, среди таинственных курганов, со склонов которых кивали землянам чужеродные чашечки диких цветов, купающихся в свете хмурого оранжевого солнца.

- Вы только вообразите, - благоговейно говорил Консул Магнан, пока земляне, минуя осыпающуюся сводчатую галерею, неспешно выходили на занесенную песком площадь. - Мы еще ютились в пещерах, а эти существа уже додумались до автоматов и дорожных пробок. - Он вздохнул. - А теперь никого из них не осталось. Изыскатели говорят, что стрелка детектора разумной жизни даже не шелохнулась.

- Похоже, путь от неоновых трубок до ядерного самоистребления они прошли за рекордно короткий срок, - прибавил Второй Секретарь Ретиф. - Но мне сдается, что мы еще сохраняем приличные шансы улучшить их результат.

- Нет, вы подумайте, джентльмены, - воскликнул Долдоун, задерживаясь у подножия лишившегося капители пилона и потирая ладошки точь в точь с таким звуком, какой издает чистящая крылышки цикада. - Целый город в первозданном состоянии, да что там город, - континент, вся планета! Это же сбывшаяся мечта археолога! Вы представляете, какие сокровища можно здесь откопать? Каменные топоры и телевизоры, изделия из кости и пластиков, предметы домашнего, школьного и конторского обихода, цинковые банки, пивные бутылки, кости, - помилуй Бог, кости, джентльмены! После стольких столетий они явятся на свет и расскажут нам о жизни и смерти целой культуры!

- Если они сгинули двадцать тысячелетий назад, какой смысл копаться в оставленной ими помойке? - поинтересовался sotto voce Помощник Военного Атташе. - По-моему, лучше было потратить фонды Корпуса на попытки разнюхать, что там такое заваривается на Жупеле, или на присмотр за гроачами.

- Тсс, майор, - сказал Магнан. - Подобные замечания способны лишь укрепить распространенный стереотип, согласно которому каждый военный - непроходимый тупица.

- Что уж такого тупого в желании не отставать от противника? - рассердился майор. - Может быть, нам все же стоит для разнообразия или в порядке исключения разок нанести им первый удар, не дожидаясь, пока нас вколотят в землю?

- Сэр, - Магнан взялся за оплетенные иридиевой проволокой лацканы своего темно-каштанового неофициального полевого комбинезона, - неужели вы решитесь бросить вызов шестисотлетней традиции?

- Так вот, джентльмены, - Долдоун еще не закончил свой спич, - разумеется, мы прибыли сюда не для того, чтобы проводить полномасштабные раскопки, наше дело - предварительный осмотр. Тем не менее, я не вижу причин, по которым мы не могли бы попытать, так сказать, удачи. Вот вы, Магнан, почему бы вам не взять лопату и не покопать вон там? Только прошу вас, поосторожнее. Мы не можем позволить себе причинить невозместимый ущерб какому-нибудь уникальному произведению искусства.

- Бог ты мой, я бы с удовольствием, - сказал Магнан, глядя на лопату, которую протягивал ему начальник. - Но я, к несчастью, страдаю редким расстройством локтевого сустава, известным под названием "локоть вагоновожатого" и...

- Дипломат, неспособный согнуть руку в локте? - перебил его начальник. - Чушь!

И он вручил Магнану шанцевый инструмент.

- Свинство какое, - пробормотал Магнан, когда патрон, выбирая себе местечко, чтобы начать раскопки, отошел на достаточное расстояние. - Я-то думал, мы отправляемся на пикничок, еще и сам напросился вдобавок, - а теперь вот изволь рыться в земле.

- Вы столько лет рылись в досье, хранящихся в Центральном Архиве, сэр, что непременно должны были приобрести опыт, который вам теперь пригодится, - сказал Второй Секретарь Ретиф. - Давайте попробуем вообразить, что мы с вами отыскиваем доказательства политической прозорливости, проявить которую кандидат на повышение, стоящий в списке впереди вас, оказался решительно не способен.

- Вынужден с негодованием отвергнуть ваши намеки на то, что я будто бы не гнушаюсь подобной тактикой, - высокомерно парировал Магнан. - Да и в любом случае, только идиот способен допустить, чтобы в его досье попали какие-либо из сделанных им предположений. - Он искоса взглянул на Ретифа: - Полагаю, вы с подобными идиотами не знаетесь?

- Знался с одним, - ответил Ретиф. - Да только его недавно произвели в Послы.

- Ага! - радостно воскликнул Долдоун, обнаруживший тяжелую, засыпанную сором дверь с двумя лишенными стекол проемами по бокам. - Прекрасно сохранившееся строение, вполне вероятно - музей. А ну-ка, заглянем.

Дипломаты гуськом потянулись за своим предводителем, с энтузиазмом вскарабкавшимся по кучам мусора в лишенное потолка помещение с неровным, заляпанным сохлой грязью полом и голыми стенами, давно лишившимися штукатурки. Вдоль одной из них тянулось подобие плоского вала, на фут возвышающегося над полом. Долдоун поковырял пальцем какую-то торчавшую из вала кочку и выковырял комковатый предмет.

- Эврика! - воскликнул он, стряхивая с находки грязь. - Видите, джентльмены? Я уже обнаружил шедевр периода Позднего Украшательства!

- Простите, сэр, - обратился к начальнику экспедиции пухлый Третий Секретарь, - но ведь Медянка - необитаемая планета, а мы - первые, кто высадился здесь со времени ее обнаружения, как же вышло, что эта эра уже получила название?

- Очень просто, мой мальчик, - отрывисто произнес Долдоун, - я ее сам только что назвал.

- А знаете, сэр,- сказал, обращаясь к Долдоуну, ретивый сотрудник Службы Информации, все это время копавшийся в мелком песке, - мне кажется, вы ошиблись. Тут вовсе и не музей, а какая-то забегаловка. И найденный вами шедевр - просто тарелка с окаменелым картофельным пюре и мумифицированным горошком.

- Клянусь Богом, вы попали в самую точку, Ряскин, - сказал дородный служащий Административного Отдела. - Эта штука выглядит в точности как та пакость, которую подавали на обеде в честь Посла Гвоздуодера...

- Он прав, - объявил стоявший в некотором отдалении Магнан, - это гарнир из жаренного по-французски картофеля...

- Болваны! - рявкнул Долдоун. - Я не нуждаюсь в домыслах неучей, чтобы должным образом классифицировать бесценный антик. Будьте любезны оставить решение этих вопросов специалистам. И вообще, пойдемте отсюда. По-моему, в той стороне находится смежное помещение с уцелевшей крышей, - помещение, в которое никто не входил в течение двадцати столетий! Готов поспорить на что угодно, - там нас ждет умопомрачительное открытие!

Через стоявшую приоткрытой металлическую дверь подчиненные последовали за Долдоуном в темную комнату. В следующее мгновение ее залил желтоватый свет.

- Стоять, где стоите, - прошелестел за спиной делегации слабенький голос, с придыханием выговаривая слова чужого языка. - Поднять дигитальные члены над цефалическими наростами или испепелиться на месте!

2

Во тьме дверного проема обозначилось передвигающееся на хилых ножках существо в сверкающем боевом шлеме и усыпанных блестками наголенниках. Существо несло распылитель, небрежно направленный Магнану в колени.

- Что это значит? - треснувшим голосм произнес Долдоун. - Гроачи? Здесь?

- Именно так, мякотник, - подтвердил инопланетянин. - Немедленно выполнять мои указания или добавить ваши костные компоненты к тем, что уже валяются здесь!

Из ниш и из-за колонн выступили еще существа со стрелковым оружием и приблизились, угрожающе клацая роговыми жвалами.

- Послушайте, Капитан, - взвизгивающим, нервным голосом сказал Долдоун, обращаясь к высокому гроачу в усыпанных драгоценностями глазных фильтрах, не имеющему никакого оружия, кроме богато изукрашенного кортика. - Что означает это недопустимое вмешательство в работу мирной группы должным образом уполномоченных представителей Дипломатического Корпуса Земли?

- Оно означает, мистер Долдоун, - ответил офицер на безупречном землянском, - что вас опередили, обошли и обставили по всем статьям. - Офицер небрежно сунул наркотическую сигаретку в слоновой кости мундштук длиной в целый фут. - Вы посягнули на гроачианскую недвижимую собственность и нарушили право владения, - и заметьте, я из чистой деликатности не прибегаю к таким формулировкам, как "незаконное вторжение".

- Вторжение? Мы - ученые, ценители изящного, мы...

- Разумеется, - резко оборвал его капитан. - Но вам придется предаваться этим сладким грезам в каком-то другом месте. Мое правительство объявило Медянку, как планету необитаемую, своей собственностью. К сожалению, в настоящее время мы не имеем возможности выдавать любопытствующим туристские визы. Поэтому вам следует немедленно вернуться на свой корабль, выплатить суммарную плату за высадку, штраф за незаконную парковку, простоечные и подъемные, а затем выметаться отсюда подобру-поздорову...

- Это неслыханно, пятиглазый ты бандит! - выскочив вперед, заорал Помощник Военного Атташе. - Эту планету открыл разведывательный корабль Корпуса! Она принадлежит нам!

- Я не стану обращать внимания на ваш тон, майор, - ядовито прошипел гроач, - вызванный, вне всякого сомнения, завистью, которую вы испытываете к явно превосходящему ваше оптическому оснащению моей расы, я просто спрошу: зарегистрированны ли права, которые предъявляют земляне на эту планету, каким-либо полномочным трибуналом?

- Разумеется, нет, - резко ответил Долдоун. - Мы вовсе не хотим, чтобы каждый Дик, Том или Джерри, которому не терпится застолбить свободный участок в этом рукаве Галактики, ринулся сюда в поисках даровой добычи!

- Прискорбная непредусмотрительность, мистер Долдоун...

- Но корабль Изыскателей спустил на планету регистрационный маяк. Вы должны были его увидеть...

- Ах да, теперь, когда вы упомянули об этом, я, вроде, припоминаю, что мои ребята распылили какую-то электронную шумелку, мешавшую им слушать радио. Жаль, но от нее не осталось даже следа.

- Это грубейшее нарушение Межпланетных Законов!

- Правда? В спорных случаях закон стоит на стороне владельца имущества, мистер Долдоун. Но шутки в сторону, пора заняться дебиторскими счетами. Я уверен, что вы с удовольствием погасите вашу ерундовую задолженность и отправитесь предаваться вашим, несомненно законным, забавам в какое-нибудь иное место.

- Во... во что это нам обойдется? - спросил Долдоун.

- Если кто-либо из вас готов вручить мне двадцать две тысячи шестьсот четыре галактических кредита, - наличными, пожалуйста, мы чеков не принимаем, - тогда милости прошу, отправляйтесь на все четыре стороны.

- Двадцать две тысячи! - едва не подавился Долдоун. - Да это же грабеж на большой дороге!

- Плюс по тысяче штрафа за каждое оскорбление, - зловещим шепотком добавил капитан. - И разумеется, нет нужды напоминать вам, что сумма простоечных возрастает с каждой минутой.

- Тут даже говорить не о чем, - задыхаясь, произнес Долдоун. - У нас просто нет с собой таких денег. Мы - научная экспедиция, а не отряд банковских инкассаторов!

- Весьма сожалею, - прошептал капитан. - В таком случае...

Он сделал отрывистый жест, и солдаты шагнули вперед, поднимая оружие.

- Стойте! - возопил Магнан. - Нельзя же вот так хладнокровно расстреливать дипломатов!

- Поскольку высшие организмы, к коим я принадлежу, вообще лишены сосудистых жидкостей, на меня подобного рода ограничения не распространяются, - сообщил капитан. - Однако, вынужден признать, кое в чем вы безусловно правы, формальности следует соблюдать. А потому, я передаю этот вопрос на рассмотрение моего начальства.

Он шепнул несколько слов солдату, солдат закинул оружие на плечо и поспешил прочь. Капитан стал неторопливо прохаживаться взад-вперед, напевая под нос какую-то песенку.

- А ведь считалось, что Медянка - наиболее строго охраняемый секрет этого года, - сокрушенно пробормотал, обращаясь к Магнану, Долдоун. - Кто мог подумать, что гроачи опередят нас на целую голову?..

- Они не могли наткнуться на планету случайно, - хмуро произнес человек из Службы Информации. - Таких совпадений не бывает.

- Вы правы, Подлизинг, - сказал Долдоун, оглядывая подчиненных. - Джентльмены, кто-то проболтался!

- Господи-Боже, сэр, не надо на меня так смотреть, - собрав узкое лицо в гневную гримаску, сказал Магнан. - Я вообще ни слова никому не сказал, не считая нескольких высоко ценимых мною коллег.

- Коллег? - одна из блеклых бровей Долдоуна поползла вверх.

- Коллег-дипломатов, - это люди отменных качеств, сэр, - П\'Ням-Ням с Эля, Фустианский министр Убога и... и...

- И? - нетерпеливо спросил Долдоун.

- И Генеральный Консул Шлиз, - упавшим голосом закончил Магнан.

- Планетарный Директор Шлиз, если не возражаете, - сказал за их спинами чуждый земному слуху голос.

Солдаты, окружавшие землян, встрепенулись. Неторопливо приближавшийся к ним высокий гроач в короткой мантии со сложным полосатым узором, небрежно помахал щупальцем Магнану и кивнул Долдоуну.

- Ну что же, джентльмены, рад, что у вас отыскалось время для визита вежливости, - с ленцой произнес он.

- Господин Генеральный Консул, - тоном глубоко обиженного человека произнес Магнан, - я и представить не мог, что вы окажетесь настолько неучтивы, чтобы использовать мое доверие к вам мне же во вред.

Шлиз нахмурился, какового выражения он достигал, попарно скрещивая четыре глаза.

- Вот как? - удивленно спросил он. - А почему?

И немного подрожжав зобным мешком, словно человек, прочищающий горло, с деланной небрежностью поинтересовался:

- А кстати, Долдоун, скажите-ка, что именно вы надеялись здесь найти?

- И вы имеете черт знает какую наглость спрашивать меня об этом, стоя в самом центре сокровищницы? - гневно спросил Долдоун.

- Мои парни потратили лучшую часть последних десяти часов, без всякого толка роясь в этих развалинах, - прошелестел Шлиз, - и не обнаружили ничего, хоть на что-нибудь годного.

- Вы допустили, чтобы ваши солдафоны копали, где им в голову взбредет? - изумленно воскликнул Долдоун.

- Ага! - Шлиз с укором помахал щупальцем. - Сколь бы тонко вы ни лицедействовали, ваша реакция доказывает, что где-то в этой глуши и впрямь зарыто сокровище. - Тон его стал более резким. - Будьте добры точно указать мне, что именно мы здесь ищем, и я, быть может, - быть может, заметьте, - изыщу возможность уменьшить для вас пошлину, взимаемую за стоянку инопланетного корабля.

- Вы... вы вероломный негодяй! - возопил Долдоун. - Вы не имеете права даже ступать на эту священную землю!

- Тем не менее, я здесь, - нагло ответил Шлиз. - И не вижу в этих мусорных кучах ничего, способного возбудить интерес ДКЗ. - Он пошебуршил роговой конечностью груду глиняных черепков, колпачков от бутылок и ломанных грамофонных пластинок. - Ergo<$F следовательно (лат.)>, где-то здесь должен ожидать счастливого кладокопателя приз поизящней.

- Вы вандал, Шлиз! - в гневе выкрикнул Долдоун. - Неужели вы ни к чему не способны отнестись с уважением?

- Попробуйте золото, - кратко предложил Шлиз.

- Вы просто не в своем уме, филистимлянин вы этакий! Я уже говорил вам, что у меня нет с собой никаких денег!

- Значит, не желаете говорить? - и Шлиз повернулся к капитану. - Зиш, меня утомили оскорбления и вранье этого мякотника. Выведите его отсюда и ликвидируйте.

Стража вцепилась в Долдоуна, Долдоун завизжал.

- Ликвидировать? - пискнул Магнан. - Можно подумать, что вы просто вычеркиваете его из списка приглашенных на вечерний коктейль!

- Если вас интересует по преимуществу золото, - сказал Ретиф, - то Главное управление Сектора ДКЗ, разумеется, с готовностью выложит за возвращение шкуры мистера Долдоуна кругленькую сумму - при условии, что шкура останется неповрежденной.

- Замечательно сказано, - вступил в разговор сотрудник Торгового Отдела. - Я уверен, что выкуп, то есть штраф за стоянку, будет перечислен в тот самый миг, когда мы вернемся в Главное управление живыми и здоровыми.

- Правда? - скучающим тоном сказал Шлиз. - Хорошо, допустим, я вас выпущу, но какие же тогда у меня останутся гарантии, что мне выплатят положенную компенсацию?

- У вас останется слово дипломата, - быстро нашелся Магнан.

- Снимаю шлем перед вашим хладнокровием, Магнан, - слегка поклонившись, сказал Шлиз. - надо же, отпускать шуточки в такую минуту.

- По-видимому, единственно, что я могу сейчас сделать, это согласиться оставить вас всех здесь, - быстро-быстро моргая, сказал Долдоун. - Хоть я, разумеется, и предпочел бы сам превратиться в заложника, но мой ранг, несомненно, поможет ускорить оформление выплаты.

- Одного я, пожалуй, могу отпустить, - леденящим душу шепотом произнес Шлиз. - Вот этого.

И он указал на Ретифа. Зиш шагнул вперед, наставив на Ретифа аляповато разукрашенный пистолет.

- Повнимательней с ним, Капитан, - предостерег Шлиз. - У этого типа репутация дебошира, еще и поэтому предпочтительней сбыть его с рук...

Зиш, пристроившись поближе к Ретифу, махнул своей пушкой в сторону выхода, и в тот же миг Ретиф быстрым движением выдрал оружие из его лапы, шагнул к Шлизу, цапнул его за шею и прижал спиной к стене, притиснув дуло пистолета к его брюшному щитку.

- Посоветуйте вашим ребяткам не дергаться, - светским тоном сказал он тщетно извивающемуся и бьющемуся гроачианскому начальнику, - впрочем, ребятки и так выглядели парализованными. - Мои солдаты перестреляют вас, как куропаток, - прошипел Шлиз.

- В таком случае, мне придется нашпиговать вашу грудную клетку пулями в мягкой оболочке, - сказал Ретиф. - Я слышал, они лего пробивают экзоскелет, а после скачут, отражаясь рикошетом от его внутренней поверхности, пока не истратят всю энергию. Интересно проверить, так ли это на самом деле.

- Напоминаю вам, Долдоун, - Шлиз нацелил окуляры на так и не двинувшегося с места землянина, - рассеиватели моих парней весьма разрушительно действуют на хлипкие организмы вроде вашего. Разоружите своего одуревшего коллегу и избавьте тем самым ДКЗ от расходов на рытье братской могилы, тем более дорогостоящей, что идентифицировать ваши останки уже не удастся.

- Вы бы лучше шли отсюда, сэр, пока кто-либо из этих умников не придумал чего-нибудь новенького, - посоветовал начальству Ретиф.

- Но они... мы... я... - задыхаясь, начал Долдоун.

- Ни в коем случае, - успокоил его Ретиф. - Они слишком ценят Шлиза, чтобы смотреть, как его сервируют в виде горячего пудинга на останках его же панцыря.

Земляне с опаской начали бочком перемещаться к двери. Наконец, Долдоун прыжком выскочил наружу, за ним последовали остальные.

- Ретиф, - сказал шедший последним Магнан, - но как же вы-то выберетесь отсюда? Если хоть один из них сумеет зайти вам за спину...

- Идите садитесь в корабль, мистер Магнан, да побыстрее, - перебил его Ретиф. - Мне почему-то кажется, что мистер Долдоун не захочет тратить время на ожидание отставших.

- Но... но...

- Капитан Зиш, будьте столь любезны, проводите его, - сказал Ретиф, - просто на случай, что кто-то из ваших солдат снаружи поспешит с выводами.

Капитан явно не знал, как ему поступить, и Шлиз прошелестел на гроачианском:

- Подчиниться. Затем обрушить на негодяя кару за совершенные им преступления, обдумав ее подробно и без всякой поспешности.

Магнан, издавая булькающие звуки, вышел, за ним по пятам последовал Зиш. Солдаты стояли, как закоченелые, бдительно взирая на дверь. Прошло десять минут, ненадолго взревели двигатели земного корабля, потом звук их стал стихать, стихать и стих окончательно.

- И что дальше? - осведомился Шлиз. - Если вы намереваетесь соревноваться со мною в выносливости, то должен напомнить вам, что гроачи способны простоять на месте десять стандартных дней, даже не шевельнув мигательной перепонкой.

- Прикажите солдатам выйти, - сказал Ретиф.

Шлиз попротестовал немного, но подчинился. Мгновение спустя из-за двери послышался визгливый, но определенно человеческий голос. В проходе вновь появился Магнан, двое гроачей волокли его за руки, а третий целил ему рассеивателем в голову.

- Они... они меня не подождали, - подвывая, сообщил дипломат.

- Отпустите меня! - прошипел Шлиз. - Или вы предпочитаете подождать, пока мои парни снесут вашему начальнику голову?

- Его голова против вашей - это похоже на честную сделку, - сказал Ретиф.

Магнан разинул рот, но произнести ничего не сумел и только глотнул воздуху.

- Сколь ни тягостно будет мне видеть внутренности Планетарного Директора, нафаршированные пулями в столь живо описанной вами манере, - сказал из-за спины Магнан Зиш, - но заверяю вас, что я готов пожертвовать им ради защиты национальной чести гроачей.

- Он имеет в виду - ради собственного продвижения по службе, - прошипел Шлиз. - А если я при этом подохну, он горевать не станет.

Ретиф оттолкнул Шлиза в сторону и бросил пистолет на пол.

- Я сказал бы, что вы блефуете, Зиш, если бы не был уверен, что мы оба нужны вам живыми.

- Вот как? И на что же ты мне нужен живым, мякотник? - Зиш отобрал у одного из солдат рассеиватель и прицелился.

- Разумеется, эти жалкие отбросы генетики нам пока что нужны! - оборвал подчиненного Шлиз, потирая спину в том месте, где в нее упиралось пистолетное дуло. - По крайней мере до той поры, пока они не откроют нам тайну своих поисков!

Он повернулся к Ретифу:

- Ну что, займемся делом?

Ретиф извлек из нагрудного кармана сигару, раскурил ее и выдохнул пахучий дым, целя в обонятельные отверстия инопланетянина, плотно сжавшиеся, едва их коснулся аромат вирджинского табака.

- Почему бы и нет, Шлиз. Кто у нас теперь выставлен на продажу?

- Вы сами, мой дражайший земляк, - зловеще произнес гроач. - Цена вашей жизни - исчерпывающее описание характера и местоположения скрытых на этой планете сокровищ.

Ретиф державшей сигару рукой обвел подтеки на стенах, грязь, набившуюся в углы, и обломки черепицы:

- Они перед вами.

- Вы, стало быть, не хотите лишать нас удовольствия помочь вам проникнуться духом сотрудничества, так? Прелестно. Иметь дело с существами, у которых сразу развязывается язык, - это такая скука.

- Вы не посмеете пытать нас, - тонким голосом сказал Магнан. - Наши коллеги знают, где мы находимся. Если мы не вернемся к ним в целости и сохранности, они отомстят вам и отомстят ужасно.

- Не иначе, как направят нашему Послу резкую ноту, - сказал Шлиз, насмешливо щелкнув жвалами. - Впрочем, помимо расчленения заживо, существуют и более тонкие методы убеждения. Скажем, мы, гроачи, чувствуем себя в замкнутом пространстве, как дома, что же до вас, земляков, то вы, по слухам, страдаете клаустрофобией, - утверждение, которое меня много раз подмывало проверить. Ныне у меня как раз имеется все необходимое для проведения эксперимента.

Он махнул щупальцем Зишу и тот, наставив на пленников оружие, провел их по широкому коридору к металлической двери. Двое солдат с трудом сдвинули в сторону тяжелую панель, за которой обнаружилась крошечная - не более шести футов в ширину - комнатка без окон и без мебели.

- Вот ваша камера, джентльмены. Возможно, тут несколько тесновато, но уж зато ни дождь, ни ветер вас беспокоить не будут, не так ли?

Ретиф и Магнан ступили внутрь. Двое солдат поднажали еще раз, и тяжелая дверь закрылась.

В полной темноте на стене камеры объявилось тусклое пятнышко света. Ретиф протянул руку и ткнул в него большим пальцем.

Заскрежетали древние редукторы, застонали престарелые тросы и лифт поехал вниз.

3

Магнан взвизгнул и попытался вскарабкаться на стену.

- Ретиф! Что происходит?

- Нет, нет, мистер Магнан, - сказал Ретиф. - Вам по роли полагается иная реплика: "Все идет именно так, как я запланировал". Иначе вам не создать репутации прозорливца.

- Шлиз был совершенно прав насчет клаустрофобии, - придушенно произнес Магнан. - Я чувствую, как стены смыкаются, собираясь меня раздавить!

- А вы закройте глаза и внушите себе, что сейчас вторник, утро, идет Совещание сотрудников, и облегчение, которое вы испытаете, обнаружив, что вы по-прежнему здесь, избавит вас от какой угодно клаустрофобии.

Лифт содрогнулся, лязгнул и встал.

- А что т-теперь? - тонким голосом спросил Магнан.

Ощупав дверь, Ретиф отыскал какой-то штырек, за который можно было ухватиться, вцепился в него и потянул. Дверь неохотно отползла, и перед землянами открылась огромная, полная колонн зала, слабо освещенная полосками тускло тлеющего вещества, еще уцелевшими на потолке и на стенах, украшенных фресками, на которых гротескные фигуры исполняли некий темный обряд.

- Это могильник, - приглушенно сказал Магнан, - видите росписи. Мы попали в катакомбы. Тут, наверное, костей видимо-невидимо, хотя я, в общем, не очень верю в проклятие мертвых королей и тому подобные вещи.

- Подозреваю, что проклятия живых Послов - штука куда более действенная, - сказал Ретиф и двинулся через залу к одному из множества уходящих из нее проходов. Древние стены их украшались рельефными, ярко раскрашенными изображениями еще более загадочных сцен. Многие из этих картин пересекались таинственными надписями на неведомом языке.

- Это, скорее всего, цитаты из местного варианта Книги Мертвых, - высказал догадку Магнан, когда на глаза ему попалось очень красочное изображение рослого инопланетянина, судя по всему угрожавшего другому инопланетянину, из ушей которого, завиваясь, валили клубы тумана.

- Вот эта картина, к примеру, - продолжал Магнан, - несомненно показывает нам Бога Загробного Мира, который предает душу усопшего суду и находит ее виновной.

- Либо это, либо извещение "КУРЯЩИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН", - согласился Ретиф.

Проход поворотил и разделился надвое. Тот, что уходил налево, перегораживала зловещего вида яма с поблескивающей черной жидкостью.

- Жертвенный колодец, - содрогаясь, сказал Магнан. - Готов поспорить, что дно его, - Бог весть еще, где оно, это дно, - покрывают останки юношей и дев, принесенных в жертву богам.

Ретиф потянул носом воздух:

- А пахнет в точности как масло, которое вытекло из картера.

Они перепрыгнули через бездну и вышли в просторное помещение, заполненное массивными, замысловатыми фигурами из заржавленного металла, ряды которых уходили в угрюмый сумрак.

- Вот и местные идолы, - прошептал Магнан. - Боже, сколько пугающей свирепости в их обличьях...

- Вот этот, - Ретиф указал на возвышающегося перед ним многорукого монстра, - больше всего похож на стогометатель.

- Следите за своим языком, Ретиф! - строго сказал Магнан. - Я, разумеется, далек от мысли, что они нас могут услышать, но к чему испытывать судьбу?

Послышался резкий щелчок, гудение, лязг, и массивные изваяния, наполнявшие мрачную комнату, вдруг разом зашевелились. Магнан, заверещав, отпрыгнул, поскольку прямо перед ним, скрипя, задвигалось, заворочалось и уставилось на него парой совершенно несомненных, тлеющих, словно уголья, глаз нечто, размером с грузоподъемник.

- Мы окружены, - обморочно пискнул Магнан. - А говорили еще, что планета необитаема.

- Она и необитаема, - сказал Ретиф, а между тем гигантские фигуры надвигались на них, скрежеща несмазанным металлом.

- А это тогда кто такие? - раздраженно спросил Магнан. - Привидения-переростки?

- Почти угадали, - сказал Ретиф. - Мы с вами находимся в бывшем городском депо, а это - роботы, выполнявшие разного рода технические работы.

- Ро-роботы?

- Должно быть, наше появление как-то активизировало их, и теперь они ожидают команды.

Земляне шли вдоль шеренги гигантских механизмов, каждый из которых был в изобилии снабжен конечностями, сенсорами и органами неизвестно чего.

- Но тогда... тогда они, вероятно, именно от нас ожидают команды, - сказал Магнан вновь обретшим уверенность голосом. - Ретиф! Вы понимаете, что это значит? Мы можем приказать им попрыгать в лифт, подняться наверх и напугать до икоты этого маленького подлипалу Шлиза и всю его армию, - то есть могли бы, - добавил он, - если бы они понимали землянский.

- Землянский понимали, - проскрежетал ржавый бас прямо над ухом Магнана. Магнан подскочил, стремительно обернулся и врезался голенью в какую-то железку.

- Ретиф! Они нас понимают! Мы спасены! Господь всемогущий, когда я только еще задумал наш с вами побег на лифте, я и помыслить не мог, что нам так повезет!

- Ну вот, это уже на что-то похоже, - любуясь им, произнес Ретиф. - Но почему бы вам не продемонстрировать еще толику savoir faire<$F умение доводить начатое до конца (фр.)>, сделав вид, что вы узнали обо всем - о роботах и прочем - из расшифрованных вами таинственных каракуль, которые вы углядели на панорамных снимках, полученных группой контакта?

- Какой вы грубый, Ретиф, - надменно ответил Магнан. - Разумеется, я не собираюсь выставлять себя единственным виновником нашего с вами успеха. Я определенно отмечу в рапорте, что вам хватило одного моего намека, чтобы сразу нажать кнопку лифта.

- Может быть, вам лучше пока не браться за этот рапорт, - сказал Ретиф, увидев, как стоявший прямо перед ними робот, скрежеща ржавыми опорами, передвинулся и напрочь перекрыл им дорогу. Сбоку на землян надвинулся еще кое-кто, а обернувшись, они обнаружили, что и путь к отступлению тоже отрезан.

- Боже мой, вы видите, Ретиф, как им не терпится услужить? - безмятежно спросил Магнан. - Ну, хорошо, хорошо, отойди-ка в сторонку, будь, э-э-э, умницей.

Но машина не шелохнулась.

Магнан, нахмурившись, попытался ее обойти, однако дорогу ему преградил механизм меньших размеров, - этот был примерно с торговый автомат для поджаривания колбасы и с таким же как у того набором лезвий, видневшихся в распахнутой металлической утробе.

- Ладно! Я вижу, они нуждаются в перепрограммировании, - отрывисто сообщил Магнан. - Ничего дурного в желании приласкаться я не нахожу, однако...

- Я вовсе не уверен, что они хотят приласкаться, - сказал Ретиф.

- Но тогда, что они, черт подери, делают?

- Землянский окружен, - произнес за спиной взятых в кольцо дипломатов голос, больше всего похожий на хруст битого стекла.

- Моя предает землянского суду, - заявил из задних рядов плохо смазанный тенор, - и находит ее виновной.

- Пугающие роботы-переростки будут попрыгать по вашим курящим останкам, - зазвенел, напоминая о слесарной пиле, третий голос.

- Нам не терпится испытывать грубый контакт, - прибавил Битое Стекло.

- Странная, однако, у них манера выражаться, - нервно заметил Магнан. - Мне кажется, я ощущаю почти угрожающий оттенок в присущем им удивительном выборе слов.

- По-моему, они заимствуют свой словарь у нас с вами, - сказал Ретиф.

- Послушайте, Ретиф, если бы это не было так глупо, я бы мог подумать, что они намереваются причинить нам телесные повреждения, - с натужной веселостью сказал Магнан, а между тем некое увесистое сочетание режущих кромок, громыхая, выступило вперед.

- Мы намереваемся нанести вам телесные повреждения, - подступая к ним слева, сказал Слесарная Пила.

- Но... но вы же не имеете права нападать на нас, - протестующе воскликнул Магнан. - Вы всего лишь машины! А мы - живые существа! Мы - ваши законные хозяева!

- Хозяева лучше роботов, - объявил Битое Стекло. - А вы не лучше нас. Вы не хозяева. Мы определенно причиним вам повреждения.

- Побегом не пахнет, - прибавило какое-то красноглазое чудище.

- Ретиф, я начинаю подозревать, что мы совершили промах, - дрожащим голосом произнес Магнан. - Лучше бы нам было положиться на кроткое милосердие гроачей!

- А в чем, собственно, дело, ребятки? - громко спросил Ретиф, стараясь перекричать лязг и треск, с которым смыкались вокруг землян механизмы.

- Эта планета не ваша. Мы программированы не причинять вам милосердия.

- Минутку-минутку, - запротестовал Магнан. - Мы же просто безобидные дипломаты, мы не делаем ничего дурного. Почему бы вам не наладить с нами дружеских отношений?

- Кто отдавал вам приказы? - спросил Ретиф.

- Наши хозяева, - ответил голос, явно приадлежащий забитой песком коробке передач.

- Так это ведь было очень давно, - сказал Ретиф. - Хозяева, бывает, меняются.

- Да, да, - подхватил Магнан. - Вы понимаете, хозяева ваши все перемерли, и теперь их обязанности исполняем мы, так что...

- Наши обязанности - сделать, чтобы вы перемерли, - загудел красноглазый, воздымая пару колунов длиною в ярд каждый.

- Помогите! - завопил Магнан.

- Мы, разумеется, не хотели бы препятствовать вам в выполнении вашего долга, - сказал Ретиф, глядя на задранные вверх резаки, - но попробуйте предположить, что мы все-таки окажемся вашими хозяевами. Вы же не испытываете желания по ошибке разрезать на куски своих законных владельцев?

- Понимаете, они пока что уехали, и все оставили нам, - торопливо заговорил Магнан. - Ну, и мы, вроде как присматриваем за их делами, исполняем в меру своего понимания их желания, прибираемся тут...

- Здесь нет ошибки, землянский. Вы не хозяева.

- Вы сказали, что хозяева лучше роботов, - напомнил машине Ретиф. - Если мы сможем доказать наше превосходство, вы нас признаете?

Наступило молчание, нарушаемое лишь гудением и жужжанием, сопровождающим процессы, присущие метаболизму роботов.

- Если вы сможете доказать это, мы определенно признаем в вас наших хозяев, - сказал Коробка Передач.

- Милость Господня, я так и думал! - Магнан оправил помятые лацканы. - Знаете, Ретиф, на мгновение я, признаюсь, ощутил отдаленное подобие испуга...

- Вы имеете одну минутку, чтобы доказать свое превосходство, - безжизненным тоном произнес Битое Стекло.

- Помилуйте, по-моему оно очевидно, - фыркнул Магнан. - Довольно только взглянуть на нас.

- Это мы уже сделали. Мы находим вас маленькими, глупыми, кроткими, испуганными и безобидными.

- Вы хотите сказать...

- Он хочет сказать, что нам следует придумать нечто впечатляющее, мистер Магнан, а не просто стоять на месте, пылая правым негодованием.

- Ну знаете, - засопев, произнес Магнан, - вот уж не думал, не гадал, что доживу до дня, когда мне придется доказывать совершенно очевидные преимущества, присущие дипломату в сравнении со вспомогательным двигателем.

- Мы ожидаем, - проскрежетал Слесарная Пила.

- Но, Боже мой, чего они от нас ждут? - возопил Магнан. - Они крупнее нас, сильнее, быстрее, дольше живут и содержание их дешевле обходится, все это верно, и, разумеется, они обладают огромными банками данных, способны мгновенно производить вычисления и прочие фокусы, но разве можно сравнить все это с присущими человеку уникальными способностями делать, э-э-э, ну, в общем, то, что делает человек?

Последние слова он уже произносил упавшим голосом. - А что вы делаете? - требовательно спросил Красноглазый.

- Ну как же, ну, мы... м-м-м... мы проявляем наше моральное превосходство, - наконец осенило Магнана.

- А Шлиз был прав, когда говорил о вашем чувстве юмора, - с обожанием глядя на Магнана, сказал Ретиф. - Однако, мне кажется, что нам лучше воздержаться от изящных шуток, покамест не выяснится, есть ли у нас право смеяться последними.

- Но ради всего святого, Ретиф, сделайте хоть что-нибудь, - зашептал Магнан, - они же вот-вот совершат непоправимую ошибку.

И он скосился на занесенное вверх, смахивающее на косу приспособление, готовое в любой миг пасть, рассекая занимаемое им, Магнаном, место в пространстве.

- Время вытекло, - сказал Битое Стекло.

Машины устремились вперед. Коса, описав пологую дугу, с лязгом врезалась в колуны в тот самый миг, как Ретиф с Магнаном отскочили, спасаясь от натиска гремящей низко опущенными ножами древокосилки. Древокосилка, свернув с дороги, налетела на здоровенный вырубной пресс, одна из поршнеобразных конечностей которого в результате продырявила бок тяжеловесной машины, предназначенной для разрушения каменной кладки. Последняя зашаталась, резко повернула направо и врубилась в бетонную стену, отчего та выгнулась, пошла трещинами, и высвободила конец тяжеленной потолочной балки, ухнувший вниз и едва-едва промазавший по Магнану, который как раз отпрыгивал, уворачиваясь от наскоков машины для измельчения мусора. Падающий бетонный брус с хрустом врезался аккурат в ее середину, пригвоздив злополучный агрегат к полу. Бедняга залязгал гусеницами, из под которых полетел в воздух целый дождь раздробленного бетона. Прочие машины, на миг позабыв о землянах, озабоченно столпились вокруг пострадавшей.

- Чщщ! Ретиф! - сценическим шепотом позвал Магнан. - Мы получили шанс произвести стратегическое отступление! Если бы нам удалось вернуться к лифту...

- То мы повстречались бы с ожидающим нас наверху Шлизом, - сказал Ретиф. - Знаете, мистер Магнан, вы бы пока посидели за каким-нибудь упаковочным ящиком. Я еще не вполне созрел для того, чтобы уйти отсюда.

- Вы с ума сошли? Эти кровожадные чемоданы с болтами размажут нас по полу.

- В данную минуту они, вроде бы, поглощены другой проблемой, - отметил Ретиф, указывая кивком на машину для рытья ям под столбы, которая тщетно пыталась отпихнуть конец балки, придавившей ее коллегу. Робот, вооруженный косой, столь же старательно и столь же безрезультатно скреб тяжелую балку. Машины расступились, пропуская вперед сверхмощный аппарат для сдирания краски, но и он зазря клацал своими скребками по неподатливому материалу балки. Все это время придавленная машина, безуспешно пытаясь освободиться, испускала скорбные стоны, сучила гусеницами, и из распределительной коробки ее сыпались искры.

Ретиф шагнул вперед; Красноглазый поворотился к нему, воздымая здоровенную колотушку, предназначенную, судя по всему, для вбивания тяжелых свай в жесткий грунт.

- Прежде чем вы обрушите на меня свои аргументы, - сказал Ретиф, - я хотел бы сделать одно предложение.

- Какое предложение?

- Вам, похоже, не удается высвободить вашего коллегу из-под балки. Допустим, я попытаюсь...

- Одну минутку, я подниму балку, - пророкотал чей-то глубокий бас. Крепко сбитый робот-погрузчик выкатился вперед, поманеврировал, выбирая позицию, вцепился в бетонный брус единственной своей огромной лапой, напрягся. На долю секунды все застыло, затем раздалось громкое "дзынь!", и из кованного стального бицепса погрузчика стрельнул обломок дюралевой реактивной штанги.

- Не повезло, старина, - сказал Ретиф. - Теперь моя очередь.

- Святые небеса, Ретиф, если этот чугунный Геракл ничего не смог сделать, на что же вы-то надеетесь? - пропищал из своего угла Магнан.

- Ты способен спасти нашего коллегу? - спросил Битое Стекло. - Если я это сделаю, вы станете выполнять мои приказания?

- Если ты сможешь сделать то, чего мы не можем, твое превосходство будет доказано.

- В таком случае, сделай одолжение, вытяни мне вон тот стержень, - Ретиф указал на стальную штангу в четыре дюйма диаметром и в двадцать футов длиной, вмонтированную в какую-то конструкцию на катках, по всей видимости, использовавшуюся некогда для выполнения погрузочных операций. Стогометатель обхватил штангу, рванул и выдрал ее из крепежных гнезд.

- Теперь будь умницей, затолкай один ее конец под край балки, - сказал Ретиф. - Теперь ты, перфоратор, сунь под штангу вон ту наковальню, ладно?

Машины быстро и толково выполняли все его распоряжения, сооружая рычаг с точкой опоры, расположенной сколь возможно ближе к балке, которую предстояло поднять.

- Ретиф, если вы даже эту железку не в состоянии стронуть с места, как же вы собираетесь... - Магнан умолк, увидев, как Ретиф, забравшийся на крыло пескоструйной машины, поставил ногу на трочащее вверх длинное плечо сооруженного на скорую руку рычага. Утвердившись поудобнее, он перенес весь свой вес на стальную штангу, и та с готовностью пошла вниз, на целых полдюйма приподняв многотонную балку над вмятиной, оставленной ею в корпусе измельчителя. Последний залязгал, попытался сдвинуться, выбросил каскад электрических искр и затих.

- Надорвался, бедняга! - вздохнул Магнан. - Ну что же, мы сделали все, что могли.

Несколько машин откатилось в сторону, уступая дорогу приземистому грузотранспортеру, который задним ходом подъехал к несчастной жертве, но, сколько ни старался, все же не смог обвязать ее своим буксировочным тросом. Следующую попытку совершил бульдозер, оснащенный широким ножом, но и он не сумел подобраться к беспомощной машине ближе, чем на шесть футов. Не больше этих повезло и всем остальным.

- Мистер Магнан, - позвал Ретиф, - отыщите-ка трос подлинее.

Магнан, порывшись в куче мусора, извлек из нее моток оплетенного проволочного троса.

- У кого из роботов есть пальцы, привяжите один конец троса к пациенту, - сказал Ретиф, - а другой к чему-нибудь, что не подастся.

Две минуты спустя, натянутый, словно струна, трос был пропущен между двумя близко стоящими парными колоннами и соединил бедного калеку с массивной опорой.

- Теперь необходимо приложить поперечное усилие в середине троса, - распорядился Ретиф.

- Они не могут, - жалобно сообщил Магнан. - Им места не хватает.

- В таком случае, мистер Магнан, придется вам этим заняться.

- Мне? - брови Магнана поползли вверх. - Вы, наверное, забыли про мой "локоть вагоновожатого"?

- Тяните другой рукой.

- Вы полагаете, что я смогу одной рукой сдвинуть с места эту десятитонную тушу?

- Вы бы лучше поторопились, сэр, а то у меня нога соскальзывает.

- Это безумие, - воскликнул Магнан, но подошел к тросу, взялся за него посередке и потянул. Поврежденный механизм с металлическим скрежетом сдвинулся на полдюйма.

- Батюшки-светы, - да этого просто быть не может, - с радостным изумлением произнес Магнан.

- Натяните трос и повторите еще раз! - быстро сказал Ретиф.

Роботы поспешно выбрали слабину. Магнан, с лица которого так и не сошло изумление, потянул еще раз. Раненный сдвинулся еще на сантиметр. После трех таких попыток транспортер сумел подцепить своего товарища и выволочь его наружу. Ретиф спрыгнул вниз, и освобожденная им штанга с громким "бумм!" рухнула на содрогнувшийся пол.

- Святые небеса! - к Магнану, наконец, вернулся дар речи. - Вот уж не думал, что я такой силач! Все-таки, жизнь дипломата, сами знаете, все больше сидячая...

И согнув руку, он принялся ощупывать ее, отыскивая мышцу.

- Борьба с собственной совестью - упражнение весьма укрепляющее, - сказал Ретиф. - Ну и кроме того, вам в свое время приходилось выдерживать груз довольно тяжелых переговоров.

- Язвите-язвите, - холодно сказал Магнан. - Все же вы не станете отрицать, что именно я освободил это чудище - э-э-э - вернее, эту машину.

- Вы освободили нашего коллегу, - сказал, обращаясь к Магнану, Коробка Передач, - мы ожидаем ваших приказов, Хозяин.

- Да уж разумеется, - Магнан сложил домиком кончики пальцев и поджал губы. - В лифт вам не поместиться, - рассудительно произнес он, озирая своих новых подчиненных. - Другая дорога наверх тут есть?

- Да уж разумеется, Хозяин.

- Превосходно. Я хочу, чтобы вы все разом поднялись на поверхность, окружили гроачей, разоружили их и посадили под замок. Только смотрите не раздавите при этом одного из них, по имени Шлиз. Я желаю полюбоваться на его физиономию.

4

Магнан, Ретиф и Шлиз сидели на только что раскопанной террасе под романтически крошащейся стеной, сложенной из красного кирпича. Физиономия Шлиза выражала глубокое уныние, свидетельством коего было как дрожание передних жвал, так и обвислость глазных стебельков. Его роскошная официальная мантия куда-то пропала, а на отполированном некогда брюшном щитке виднелись пятна колесной мази.

- Вы надули меня самым подлым образом, Магнан, - говорил гроач, одышливый голос которого звучал теперь совсем слабо. - Меня уже поставили в очередь на Орден Резинового Кронциркуля Второй Степени, это еще самое малое, а вы с вашей самоходной рухлядью все испортили. Кто мог подумать, что вам достанет коварства тайком припрятать здесь целое войско боевых машин? Я подозреваю, что вы сделали это лишь для того, чтобы поставить меня в дурацкое положение.

- Ну, вообще говоря, - начал было, но ненадолго замялся Магнан. - Вообще-то говоря, эта моя уловка, раз уж вы о ней упомянули, была не лишена остроумия.

- На мой вкус, вы все-таки перемудрили с камуфляжем, - ядовито признес Шлиз, когда мимо сидящей троицы пронесся, обдав ее пылью, уличный подметала. - Эти чертовы дурищи, похоже, так и не поняли, что победа осталась за ними. Ишь, как стараются.

- А я люблю, чтобы мои парни были при деле, - быстро нашелся Магнан и величаво покивал откатчику, который волок по недавно расчищенной улице очередную кипу выкорчеванных кустов. - Это помогает держать их в форме на случай, если вдруг возникнут какие-нибудь беспорядки.

- Тут вам бояться нечего. Я внушил Зишу, что он ненадолго переживет любую угрозу моему благополучию.

- К нам гости, - произнес Ретиф, указывая на яркую, словно солнце, голубую точку, спускавшуюся с неба. Они подождали, пока корабль приземлится в полумиле от них, затем поднялись и пошли встречать выходящих из него пассажиров.

- Ба, да это же мистер Долдоун, - сказал Магнан. - Я знал, что он вернется, чтобы спасти нас. Йо-хо-хо, мистер Долдоун...

- Господин Посол, к вашему сведению, - резко одернул его Долдоун. - Будьте любезны, отойдите в сторонку. Я должен немедленно приступить к проведению сложных переговоров, вы мне мешаете.

Коротышка протопал мимо Ретифа, коего он не удостоил и взглядом, и застыл перед Шлизом, изобразив на лице широкую улыбку и протянув вперед вялую ладонь. Шлиз изучил ладонь, осторожно перевернул ее, осмотрел с другой стороны и, разжав щупальцы, выронил. - Печеночные звездочки, - сказал он. - Как неэстетично.

- Итак, Планетарный Директор Шлиз, мы готовы предложить вам весьма приличное вознаграждение в обмен на право производства на Медянке исследовательских работ, - сказал Долдоун, с некоторым усилием восстанавливая улыбку. - Разумеется, каждая наша находка будет незамедлительно передаваться вам, так что...

- Э-э... я... господин Посол, - отважился вмешаться Магнан.

- Мы, гроачи, - кисло поведал Шлиз, - не подвержены подобным расстройствам пигментации. Мы постоянно сохраняем ровный, успокаивающий красно-коричневый цвет.

- Сэр, - пропищал Магнан, - я хотел бы...

- Естественно, мы готовы поставить свою подпись под обширной программой развития планеты, которая должна помочь вашему народу обосноваться здесь, - торопливо продолжил Долдоун. - Я полагаю, полумиллиарда для начала будет достаточно... - он сделал паузу, чтобы уяснить себе реакцию Шлиза, и сочтя его вялость дурным знаком, поспешно добавил: - в год, разумеется, плюс, натурально, дополнительное финансирование специальных проектов. Что касается штата моих сотрудников, то я предполагаю на первом этапе обойтись двумя сотнями человек...

- Послушайте, Долдоун, у меня жутко болит верхний нарост, - прошипел Шлиз. - Шли бы вы с вашими проектами к ближайшему лифту и там прыгнули в шахту.

Он неумело изобразил зевок и поплелся прочь.

- Да, видать, придется мне с ним повозиться, - сказал Долдоун, таращась в спину удаляющегося инопланетянина. - тот хват, похоже, будет настаивать на двух миллиардах.

- Господин Посол, у меня есть для вас хорошая новость, - торопливо сказал Магнан. - Мы можем оставить эти миллиарды в карманах налогоплательщиков. Медянка принадлежит мне!

- Слушайте, Магнан, вы что, от голода лишились последних крох вашего худосочного разума? Как это вы успели всего-то за семьдесят два часа?

- Но, сэр... нет никакой необходимости обещать этому Шлизу луну с неба...

- А! Так вот чего он хочет! Ну что же, не вижу причин, по которым переговоры должны застопориться, споткнувшись о какой-то спутник, - и Долдоун развернулся, намереваясь бежать вдогонку за Шлизом.

- Нет-нет, вы не совсем так меня поняли, - заверещал Магнан, хватая старшего по званию за рукав.

- Руки прочь, Магнан! - взревел Долдоун. - Я позабочусь о вашей отставке, как только решу иные, более неотложные вопросы. Тем временем, предлагаю вам подать персоналу Посольства добрый пример, поставив рекордное количество латок на сапоги, - или для какого еще важного дела вас сюда прислали...

- Хозяин, эта персона вам досаждает? - поинтересовался скрежещущий металлический голос.

Магнан с Долдоуном, вздрогнув, обернулись и увидели, что над ними навис, держа наготове четырехфутовые резаки, подстригальщик живых изгородей.

- Нет-нет, Альберт, все в порядке, - ядовито сказал Магнан. - Я просто обожаю, когда на меня орут.

- Вы совершенно уверены, что вам не хочется, чтобы я укоротил его до положенной высоты?

- Нет... мне всего лишь хочется, чтобы он меня выслушал.

Альберт с душераздирающим звуком клацнул огромными ножницами.

- Я... я с радостью выслушаю вас, мой дорогой Магнан, - торопясь, пролепетал Долдоун.

Магнан коротко рассказал о том, как он завладел планетой.

- Магнан! - взревел Долдоун, но, покосившись на Альберта, понизил голос до шепота. - Вы понимаете, что это значит? Как только я доложил, что гроачи нас обскакали, меня тут же назначили Чрезвычайным Послом и Полномочным Министром Земли на эту Богом проклятую планету! Но если планета принадлежит нам, что тогда остается от моего назначения? Пшик!

- Всемогущие небеса! - побледнел при таком известии Магнан. - Но сэр, я и понятия не имел...

- Послушайте, как по-вашему, мы не могли бы всучить им ее обратно?

- Чтобы я остался здесь в окружении этих самоходных монстров? - прошипел неслышно вернувшийся Шлиз. - Да никогда! Требую репатриации!

Пока Долдоун успокаивал гроача, Ретиф подмигнул Магнану.

- Что такое, Ретиф? Вы разве не видите, - моей карьере угрожает опасность!

- У меня есть предложение,- сказал Ретиф.

Когда Магнан присоединился к Долдоуну, Шлиз все еще шипел, осыпая землян проклятиями.

- Хозяин, может, мне малость обкарнать этого малого? - предложил Альберт. - Что-то он многовато глаз отрастил..

- Обкарнай, но только в том случае, если он вякнет еще хоть слово, - разрешил Магнан и с затуманенным мыслью челом повернулся к Долдоуну. - Послушайте, сэр, допустим я предложу вам схему, которая заложит под ваше назначение твердые основания и которая в то же самое время послужит к утверждению благоприятного для нас образа землян, - ну, вы сами знаете: добрые, самоотверженные, всегда готовые прийти на помощь и прочее в этом роде...

- Да-да?

- Я смею предположить, что когда вы здесь обоснуетесь, вам понадобятся сотрудники, обладающие обширным опытом в решении местных проблем...

- Естественно. Множество весьма надежных людей, осваивают в настоящее время технику раскопок, роясь в подземных библиотеках Сектора. Но переходите же к делу, Магнан.

- Я хочу быть Советником, - кратко поведал Магнан.

- Вы хотите стать вторым человеком в Посольстве? Это просто смешно! Вы что же, ожидаете, что я потащу вас наверх через головы людей, съевших не одну собаку на дипломатической службе?!

- На этой планете они бы оголодали, - надменно парировал Магнан. - Во всяком случае, либо я получаю пост Советника, либо вы не получаете моей схемы.

- Это что же, шантаж? - задохнулся Долдоун.

- Он самый, - ответил Магнан.

Долдоун открыл было рот, чтобы испустить протестующий вопль, но, не испустив, закрыл и кивнул, соглашаясь.

- По-видимому, вы владеете дипломатической техникой в гораздо большей мере, чем я до сей пор полагал. Я принимаю ваши условия. Итак, что вы хотели мне предложить?..

5

- Все это несколько необычно, - сказал Посол Долдоун, задумчиво глядя в окно своего только что очищенного от ржавчины кабинета, расположенного на верхнем этаже недавно отрытой башни из зеленого анодированного алюминия, в которой помещалась теперь Канцелярия ДКЗ, - но с другой стороны, сама необычность происходящего бросает определенный вызов нашим профессиональным качествам.

- Что да, то да - согласился Советник Магнан. - Подумать только, вы первый посол Земли, которому предстоит вручить вверительные грамоты механическому Главе Государства.

- Не знаю, не знаю, - мрачно сказал Военный Атташе. - Дав свободу этим неодушевленным предметам и позволив им самостоятельно управляться со своими делами, мы, быть может, создаем опасный прецедент. Что будет, к примеру, когда наши боевые кибернетические машины наберутся новых идей относительно пенсионного обеспечения и продвижения по службе?

- А конторское оборудование? - тоскливо осведомился глава Бюджетно-фискального Отдела. - Если моим бухгалтерским компьютерам втемяшится в транзисторы мысль о борьбе за гражданские права, я и представить себе не могу, когда и как мы с вами будем получать нашу зарплату.

- У меня в гараже уже начались осложнения из-за разных либеральных поветрий, - сказал глава Административного Отдела. - Пришлось ввести правила, строжайшим образом запрещающие братание с туземцами.

Из стоящего на столе экрана послышался мелодичный звон. На экране возникла прямоугольная сенсорная панель Президента Планеты, которым совсем недавно стал Альберт Коробка Передач.

- Привет, Долдоун, - произнес механический Глава Государства тоном, исполненным всей задушевности, на какую были способны его громкоговорители. - Так и думал, что вы здесь. Вот решил позвонить, поинтересоваться, не захотите ли нынче после обеда сгонять со мной в баллистический гольф?

- Простите, господин Президент, - отрывисто произнес землянин, - но, боюсь, игра, в которой требуется выбить восемь лунок из десяти, болтаясь в семи милях от них, не совсем по моей части.

- Ах да, конечно. Я все забываю, что вы не оборудованы телескопическим зрением. Жаль. - Послышался скрежет раздираемой жести: Президент вздохнул. - Трудно было освоиться с мыслью о превосходстве тех, кого ты считал ниже себя, но обращаться с ними, как с равными, и того труднее, - я, разумеется, не хочу никого обидеть.

- Господин Президент, а кто это там сидит рядом с вами? - резко спросил Долдоун.

- А, простите, не представил. Это Особый Торговый Уполномоченный Шлиз, с Гроача. Он прислан сюда своим правительством, чтобы помочь нам наладить экономику Медянки.

- И давно он у вас там сидит?

- Достаточно давно, чтобы продемонстрировать мою незаменимость, - Шлиз наклонился вперед и ухмыльнулся в лица землянам. - Я уже заключил на нескольких рынках торговые соглашения, обещающие принести немало твердой валюты. Будем экспортировать Медянские древности...

- Вы не посмеете! - ахнул Долдоун.

- Да вы не пугайтесь, они не настоящие, - Шлиз помахал одим глазом Магнану, сделавшему вид, что не замечает этого. - Хоть мы и пустили слушок, что все это - якобы вывезенное контрабандой национальное достояние.

- А, понимаю, - буркнул Долдоун. - Репродукции. Стало быть, никаких невосполнимых objects d\'art вы с планеты не вывозите?

- Не вывозим. Они нам требуются здесь в качестве исходных образцов для дубликаторов.

- Как это?

- Туземцы выкапывают их из земли целыми грузовиками, сортируют, ненужное выбрасывают - разные там битые горшки и прочее, - затем оттирают то, что сохранилось получше, и отправляют в центры дублирования. У нас уже дюжина фабрик работает на полную мощность. Керамические дверные ручки нашей выделки пользуются сенсационным успехом у образованной публики. Через год Медянку будут знать по всему Восточному Рукаву как столицу древностей.

- Дубликаторы материи? Вы намереваетесь наводнить Галактику поддельными древностями?

- Ничего себе, поддельными! Они совпадают с настоящими вплоть до последней молекулы.

- Ха! Настоящие древности представляют собой уникальные шедевры Медянского искусства, а ваши копии - попросту ничего не стоящий хлам!

- Но дорогой мой Долдоун, если никто не в силах отличить шедевра от хлама...

- Мне для этого хватило бы одного взгляда!

- Ну-ка, ну-ка, - сказал гроач, извлекая откуда-то два совершенно одинаковых с виду комка покрытой синей глазурью глины, отдаленно напоминающих размерами и формой зачахшую в раннем возрасте брюкву.

- ...жаль вот только в глаз что-то попало, - сбавив тон, сказал Долдоун, ковыряя пальцем в отказавшем органе.

- Действительно, жаль. Я было понадеялся, что выпадет случай порадоваться на работу истинного знатока, - проворковал Шлиз.

- Ну, джентльмены, это уже предел всему, - сказал, обращась к своим сотрудникам, Посол, когда экран опустел. - После всех моих изощренных маневров, имевших целью обеспечить возможность самоопределения для этих несчастных реликтов древних времен и отеческое влияние ДКЗ на их возрождающуюся нацию, чертовы гроачи опять нас обштопали. Поддельные древности, это ж додуматься надо!

- Боже мой, господин Посол, как я вас понимаю, - с сочувствием произнес Магнан. - И как мы сами до этого не додумались?

Десять минут спустя, в коридоре Канцелярии Магнан, отдуваясь, вытирал цветастым носовым платком тонкую шею.

- Благие небеса, кто мог подумать, что его так разберет? - жаловался он Ретифу. - В конце-то концов, какими такими достоинствами обладают эти комки грязи?

- Ну, не знаю, - ответил Ретиф. - Какими-то, наверное, обладают. Все-таки, туземцам пришлось наладить их массовое производство да еще зарывать ночами в землю, стараясь, чтобы никто не увидел.

- Ретиф! - Магнан замер. - Вы хотите сказать?..

- Мне показалось, что невредно будет отвлечь гроачей от настоящих древностей, - пояснил Ретиф. - Просто на случай, если они имеют некую сентиментальную ценность.

- Подделка подделок, - пробормотал Магнан. - Этой концепции присуще определенное благозвучие.

Они задержались перед двойными стеклянными дверьми, выходящими на открытый балкон, двумястами футами ниже которого лежал свежеотдраенный город. Едва лишь двое землян ступили на балкон, как маленький вертолетик, с седлом и рулем, будто у велосипеда, пронесся над парком и повис прямо над балюстрадой.

- Прыгай, Ретиф, и так уж опаздываем, - веселым баритоном позвала машина.

- Куда это вы собрались, Ретиф? - гаркнул Магнан, увидев как его подчиненный перемахнул через ограждение. - Вам же надлежит составлять квартальный обзор обзоров избыточности, я уж не говорю о самих этих обзорах!..

- Я по служебной надобности, мистер Магнан, - успокоил его Ретиф. - Лечу играть в небесное поло с двумя членами Кабинета Министров.

Он помахал Магнану рукой, пришпорил своего скакуна, и тот стрелой прянул в просторное зеленое небо.

Сергей Ильин (isb@glas.apc.org), перевод с английского

Число просмотров текста: 2585; в день: 0.64

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0