Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Фантастика
Ломер Кит (Laumer Keith)
Миротворцы

1

- Джентльмены, - трагически возвестил Первый секретарь министра Внеземных Дел Громбах, - мы стоим на пороге войны.

- Что такое? Вы сказали "война"? - упитанный мужчина в простого покроя штатском костюме произнес эти слова, с трудом ворочая языком, словно человек, неожиданно вырванный из объятий приятного сна. Затем он хлопнул наманикюренной ладошкой по столу, за которым шло совещание, и добавил:

- Ну что же, самое время преподнести этим прохвостам хороший урок!

- Поспешность чревата неверными выводами, Полковник, - кисло сообщил Первый секретарь. - Отнюдь не мы намереваемся развязать военные действия...

- Разумеется, не вы, - произнес, поднимаясь, Военный Советник. - Да и не ваше это дело. Штатские штатскими, но пора и военным сказать свое слово. Прошу извинить меня, господин Секретарь, но я должен немедленно вернуться в свой полк...

- Сядьте, Генри, - устало сказал глава Гроачианского департамента. - Вы ничего не поняли. Земные вооруженные силы никаким боком к Юдорскому конфликту не причастны. Это дело полностью внеземное. - Очень здравая мысль, - одобрительно покивал Полковник. - С какой стати мы будем бросать на ветер жизни земных парней, когда имеется множество пригодных для этой цели туземцев? Под целью я имею в виду беззаветную защиту священных земных принципов. Кстати, какую сторону мы поддерживаем?

- Вы все же постарайтесь вникнуть в суть проблемы, Полковник, - ядовито порекомендовал Первый секретарь. - Мы придерживаемся в этом конфликте позиции нейтралитета.

- Конечно, конечно, но кому она на руку? То есть меня интересует, к чьим, собственно, позициям ближе находится наша...

- Ни к чьим! И мы намереваемся вести себя так и впредь.

- А-а, - Полковник поудобней устроился в кресле и опять погрузился в дремоту.

- Судя по всему, - продолжал Первый секретарь, - наши старинные приятели гроачи нос к носу столкнулись с фрайрами.

- А с какими именно фраерами, сэр? - тоном глубокой, хоть и деланной заинтересованности осведомился Исполняющий обязанности Помощника Заместителя Первого секретаря.

- Фрайры, Магнан, Ф-Р-А-Й-Р. Беспозвоночное хулиганье из звездной системы Фрайр - это в полдюжине световых лет отсюда по нашему рукаву Галактики. Похоже, они одновременно с гроачами объявили своей мандатной территорией Юдору, ни в чем особенном не замеченную планетку, обращающуюся вокруг небольшого солнца класса G и лежащую далеко в стороне от торговых путей.

- А собственно говоря, почему бы любому из них не прибрать себе под опеку какую-нибудь другую планету? - раздраженно спросил представитель Торгового отдела. - Их же целые кучи лежат в стороне от этих самых путей.

- Гроачи заявили, что Юдора находится в естественной сфере их интересов, - сказал Громбах. - А фрайры настаивают на том, что они первыми ее обнаружили.

- Ну так подбросили бы монету и дело с концом, - рявкнул представитель отдела Торговли. - Тогда и мы бы смогли, наконец, вернуться к более важным вопросам, например, к аномальным темпам увеличения темпов уменьшения распространения тенденции к уменьшению увеличения потребления тыквенных семечек среди внебрачных отцов в возрасте от девяти до девяноста лет в слаборазвитых мирах Никодеманской группы, - я как раз сегодня выявил этот тренд, применив усовершенствованный психостатистический метод.

- Господи-Боже, Честер, - вылез со своей репликой специалист по политическому прогнозированию, - и к каким предполагаемым эффектам приведет этот спад возрастания?

- Возрастание спада, - поправил его Честер, - если уж вы не можете обойтись без непрофессиональных оборотов. Ну-с, при сохранении теперешней тенденции, видимо, следует ожидать к девяносто седьмому финансовому году рекордного прироста числа внебрачных отцов.

- Так вот, джентльмены, если все же дать себе труд вернуться к неотложным делам, - с угрозой в голосе прервал их Громбах, - спорящие стороны направили к Юдоре по боевому флоту, и сейчас они в полной готовности стоят один против другого.

- Хм-м. Похоже, что выход из подобного противостояния только один, - пробормотал кто-то из сидящих вокруг стола.

- Будем надеяться, что нет! Вспышка военных действий у нас в Секторе серьезнейшим образом запятнает наши послужные списки, джентльмены! - Громбах смерил автора оскорбительного замечания пылающим взором и продолжил. - К сожалению, посол гроачей в личном порядке уведомил меня, что позиция его правительства изменению не подлежит. Как он мне объяснил, доктрина гроачей делает невозможным примирение с "гнусно-зловонными оппортунистами", - точное его выражение. В то же время представитель Фрайра заявил, что они и на вершок не отступят перед "пятиглазыми тварями, у которых все так и липнет к рукам", как он изволил аттестовать своего противника.

- Все это смахивает на серьезный политический просчет со стороны гроачей, - удовлетворенно заметил Магнан. - Приятно думать, что хотя бы на этот раз ДКЗ никак к нему не причастен.

- Вряд ли мы сможем говорить о своей непричастности, мистер Магнан, - сурово заметил Громбах, - если возьмем на себя роль посредника в настоящем конфликте.

- Нет. В этом случае, я полагаю, - нет. Но к чему быть столь пессимистичным? Не думаю, что отыщется идиот, которому встрянет в голову вынудить нас сунуть нос в этот мешок с пиявками.

- К вашему сведению, он уже отыскался, - сообщил Громбах голосом, более всего походившим на айсберг, сползающий в арктические воды. - И к вашему сведению, это я!

- Вы, сэр? - просипел Магнан. - Э-э-э, ну, что я могу на это сказать? Могу сказать, что сама по себе идея, - теперь, когда у меня отыcкалось время как следует обдумать ее, - представляется мне на редкость разумной.

- В конце концов, - тщедушного вида временный начальник отдела устремился на подмогу Первому секретарю, - наша обязанность, как дипломатов, - делать все возможное, чтобы межпланетная напряженность не опускалась ниже уровня, чреватого применением силы.

- Может быть, выкинем "не", Честер? - спросил, подняв карандаш, представитель Службы Информации. - На случай, если пресса станет цитировать вас вне контекста?

- Никаких репортеров, - распорядился Громбах. - Я содрогаюсь при мысли о том, во что могут превратить противники нашего Корпуса любой мелкий промах, допущенный в этом деле.

- Насколько я понимаю, вы собираетесь направить для урегулирования конфликта Примирительную команду в сопровождении ударной эскадры Защитников Мира, - сказал Магнан, узкое лице которого кривилось от напряженных мыслительных усилий.

- Ничуть, - отрезал, Громбах. - Здесь нужна тонкая работа, грубая дипломатия не годится. Самое разумное в ситуации подобного рода это предоставить ведение переговоров единственному посреднику - искусному, неустрашимому, невозмутимому и расторопному.

- Разумеется, сэр. Как глупо, что я сразу не подумал об этом. - Магнан в задумчивости поджал губы. - Естественно, для решения подобной задачи необходим человек, обладающий обширным опытом...

- Презрением к грозящей лично ему смертельной опасности, - встрял кто-то.

- Да, и предпочтительно не обременный семейством, - кивая, добавил Магнан.

- Жаль, но последнее сбрасывает меня со счетов, - живо отреагировал Заместитель Помощника Первого секретаря. - Я, как вам известно, являюсь единственной опорой двенадцати кошек, требующего постоянной заботы попугая и...

- Вас у меня и в мыслях не было, Генри, - суровым тоном объявил Громбах. - Я подразумевал дипломата куда более высокого ранга, человека, обладающего значительным коэффициентом умственного развития, неколебимыми принципами и безусловной способностью связно излагать свои мысли.

- Боже мой, сэр, - промямлил Магнан. - Я чрезвычайно тронут вашим доверием, но мои обязанности здесь... - К сожалению, - не обращая внимания на помеху, продолжал Громбах, - просмотр ваших личных дел убедил меня в отсутствии среди вас подобной жемчужины, и следовательно, мне остается лишь воспользоваться тем материалом, какой имеется под рукой.

- Ну и слава Богу! - еле слышно пробурчал Магнус, но тут же побледнел, ибо Громбах вперился в него повелительным взором.

- Надеюсь, с прививками у вас все в порядке? - холодно осведомился Первый секретарь.

- У меня, сэр? - произнес Магнан, отпихивая кресло и торопливо вставая. - Если сказать правду, срок прививки от сенной лихорадки истекает как раз через полчаса...

- Пока вы еще здесь, - радостно предложил Советник по Внеземным Делам, - советую попросить, чтобы вам вкатили антирадиационную сыворотку, да потребуйте дозу побольше. Ну, и разумеется, противостолбнячная тоже никому еще не повредила.

- Будьте любезны сесть, Магнан, - рявкнул Громбах. - Итак, вы отправитесь туда на курьерском корабле с гражданскими опознавательными знаками. При подходе к боевым флотам рекомендую соблюдать осторожность, - фрайры, как говорят, не дураки пострелять, и еще большие, чем печально известные своей вспыльчивостью гроачи.

- И мне придется лезть в это осиное гнездо, сэр, - на лишенном вооружения судне?

- Я вооружу вас инструкциями, Магнан. Встряхнитесь, любезнейший! Сейчас не время для малодушия!

Магнан осел в кресло.

- Я что, - чуть слышно вымолвил он, - я, разумеется, с радостью. Я лишь подумал о ни в чем неповинных членах команды.

- Я тоже о них подумал, Магнан. Конечно, вы правы. Грех рисковать жизнями всего экипажа.

Магнан оживился.

- И потому на переднюю линию вас забросят с расстояния, несколько меньшего астрономической единицы, в скоростном одноместном поисковом катере.

- В одноместном? Но... - Магнан ненадолго замялся, а затем с облегчением продолжил. - Но я, к сожалению, не знаю, как им управлять.

- Это еще почему? - требовательно спросил Громбах.

- Правила, действующие в нашем Секторе, препятствуют приобретению подобных познаний, - твердо объявил Магнан. - Не далее, как в прошлом месяце, один молодой человек из моего отдела получил жуткий нагоняй за акробатические упражнения над озером Пробчинк...

- Ах вот как? Имя этого молодца?

- Ретиф, сэр. Впрочем, как я отметил, он уже получил выговор, так что особой необходимости в...

- Ретиф, - Громбах сделал пометку в своих бумагах. - Стало быть, пусть будет двухместный.

- Но...

- Никаких "но", Магнан! Речь идет о войне, - и она может стоить вам карьеры! Время дорого! Я рассчитываю на то, что вы и этот ваш Ретиф уже через час будете на пути к зоне военных действий.

- Но, сэр! Два дипломата против двух боевых флотов! - М-да. Конечно, если так формулировать, силы представляются отчасти неравными. Но с другой стороны, они же сами все это затеяли. Вот пускай теперь и расхлебывают!

2

Магнан, прикрученный ремнями к тесному сидению тридцатифутового челнока, стоящего в ожидании вылета в метательном отсеке приписанного к Корпусу транспортного судна, нервно посматривал на стартовые часы. - На самом-то деле, - рассказывал он, - Первый секретарь поначалу склонялся к решению послать с этой миссией одного человека, однако я настоял, и он согласился отправить со мною вас.

- А я-то гадал, кто это меня облагодетельствовал, - сказал Ретиф. - Приятно сознавать, что о тебе заботятся. - Ретиф, вы намекаете... - но голос Капитана, донесшийся из расположенного на панели управления динамика, помешал ему закончить. - Пятнадцать секунд, джентльмены. Надеюсь, вам политикам, хорошо платят, - судя по тому, что рассказывает мой переводчик о любезностях, которыми уже успели обменяться эти ребята, вы поспеете как раз к первому залпу.

- Чтоб его зашибло пусковым рычагом, - раздраженно сказал Магнан. - Если я и испытываю счастье, покидая эту старую колымагу, то лишь потому, что мне больше не придется слышать его злорадного голоса.

- Вас понял, - сказал Капитан. - Что с вами такое, чувство юмора отказывает?

- Напротив, у меня корчи от смеха, - сказал Магнан.

- Ну так расслабьтесь, - последовал быстрый совет. - Время. Счастливой посадки!

Послышались резкие щелчки реле, глухой удар, и пассажиров тряхнуло так, что они на долгий, головокружительный миг лишились способности что-либо видеть. Когда зрение их прояснилось, экраны уже заполнял черный космос, усеянный огненными точками. Транспортное судно у них за кормой развернулось и сгинуло. - Я их засек, - сказал Ретиф, щелкая рычажками настройки кругового экрана. - Наш отважный Капитан закинул нас практически в самую середину боевой зоны.

- Стрельба уже началась? - задохнулся Магнан.

- Пока нет, но судя по их построению, долго нам ждать не придется.

- Может быть, нам следует прямо отсюда передать им призыв к миру, - торопливо заговорил Магнан. - Что-нибудь красноречивое, взывающее к лучшим сторонам их натур, но в то же время с толикой скрытой угрозы.

- У меня такое ощущение, что этих ребят одним лишь блистательным красноречием не проймешь, - сказал Ретиф. - Всякий, кто обзаводится новехоньким линкором, лишь об одном и думает, - как бы увидеть его в деле, - это только естественно.

- Я вот подумал, - перебил его Магнан. - Вы ведь знаете, до какой степени ДКЗ не хватает опытного персонала, и поскольку мы с вами убедились в безнадежности возложенной на нас задачи, наш долг спасти от катастрофы хотя бы то, что мы можем спасти. Кроме того, когда Следственный отдел начнет разбираться в вопросе, как это мы допустили, чтобы прямо под нашими носами разразилась война, свидетельства очевидцев могут оказать Первому секретарю неоценимую услугу.

- Пока мне нечего вам возразить, мистер Магнан.

- Все складывается таким образом, - продолжал Магнан, - что если вы настоите на нашем отходе с поля битвы, то я вряд ли смогу вам помешать.

- Здесь командуете вы, мистер Магнан, - напомнил ему Ретиф. - Однако меня не покидает совершенно отчетливое чувство, что если при возвращении в Сектор мы не сможем предъявить им хотя бы нескольких подпалин от бластера на корпусе нашей посудины - в доказательство перенесенных нами невзгод, - то встреча нас будет ждать далеко не восторженная.

- Но Ретиф! - и Магнан ткнул в экран, на котором медленно вырастали протяженные, устрашающие очертания грукианского крейсера. - Посмотрите на это чудовище, оно же щетинится пушками от носа до кормы! При такой огневой мощи разве они способны вести разумные переговоры?

В этот миг со стороны экрана донесся треск, с каким разряжается статическое электричество, и из-под сверкающего боевого шлема на землян уставилась бледная, чужеродная образина с пятью глазами на стебельках.

- Незамедлительно сообщите, кто вы такие, опрометчивые проныры! - прошелестел с характерным для грукианского языка пришепетыванием слабенький голос. - И тотчас вон отсюда, или вам предстоит претерпеть ужасное!

- Батюшки, да это же Родоначальник Склиз! - воскликнул Магнан. - Ретиф, это Родоначальник Склиз! Помните Родоначальника Склиза из гроачианской торговой миссии на Лягвии IV?

- Это ты, Магнан? - проскрежетал гроач. - При нашей последней встрече ты имел наглость встрять в наши дела, и изображая беззаветного прогрессиста, подрывать нашу торговлю. В каком качестве ты ныне вторгся в гроачианские области космоса?

- Однако, Склиз, вам следует признать, что продавать платсмассовые сардельки несчастным, слаборазвитым любителям горячих сосисок, это все же немного слишком...

- Откуда нам было знать, что их внутренний метаболизм не приспособлен к усвоению полноценных полистеролов? - огрызнулся Склиз. - Но хватит болтать! Убирайтесь отсюда немедля или вам придется принять на себя всю ответственность за подстрекательство к прискорбному инциденту!

- Помилуйте, Родоначальник, к чему такая поспешность... - Можешь называть меня Великим Коммандором Флота Возмездия Склизом, если тебе так будет удобнее! Что до поспешности, я очень рекомендую вам обоим поупражняться в этой добродетели! Через шестьдесят секунд мои пушкари получат приказ открыть огонь!

- Я бы советовал вам, господин Коммандор, еще раз подумать, - сказал Ретиф. - После первого же вашего залпа фрайры начнут палить из всего, что у них есть, и вы получите пять снарядов в ответ на три ваших.

- Плевать! - прошипел Склиз. - Тем самым мерзавцы лишь пробудят в душе каждого гроача священную ярость!

- По приблизительным подсчетам у них тридцать один корабль против ваших двадцати четырех, - указал Ретиф, - так что по части ярости они вас, пожалуй, обставят.

- Но к чему вообще все эти разговоры насчет стрельбы, - весело воскликнул Магнан. - Чего, в конце концов, можно добиться стрельбой из пушек? - Для начала, - обладания несколькими приличными кусками недвижимой собственности, - прохрустел Склиз. - Плюс уничтожения кое-каких чужеродных червей.

Магнан задохнулся:

- Вы открыто признаете, что намерены силой захватить Юдору?

- Какое там... впрочем, землянским шпионам в эти дела соваться нечего! Моя миссия здесь состоит в том, чтобы не дать вероломным фрайрам вторгнуться на злополучную Юдору...

- Я все слышу, все! - донесся с дополнительного экрана скрежещущий, визгливый голос, сопровождаемый шипением помех. На экране возникли какие-то волнующиеся очертания, в конце концов застывшие, приняв вид лоснистого лиловато-красного черепа, узкого и продолговатого, с шишками, шпилями и с парой желтых глаз, венчающих подобия рожек, примерно на фут торчавших по обе стороны от него.

- Я прогневан! Я не потерплю! Вам даваема одна минута Стандартного Восточного Времени для полного оставления всякой поблизости! Считаю! Девять, двенадцать, четыре, много...

- Ко... Кто это? - задохнулся Магнан, вперяясь в нового собеседника.

- Ага - мякотник стакнулся с фрайром! - с подвыванием вымолвил Склиз. - Теперь я все понимаю! Ты думал, обмениваясь со мною любезностями, отвлечь мое внимание, а тем временем эти пакостники, твои закадычные дружки, скрытно обойдут меня слева и подло ударят в спину!

- Я - Главный Генерал Оккийокк - закадычный друг этих уродов? - взвизгнул выразитель фрайрских интересов. - Мой родной язык не осилит такого негодования! Не хватало тебе угрожать скромному благоцветению Фрайрского Протектората, так ты еще оскорблять вдобавок! Силы небесные! Чтоб ты скукожился! И прочая непристойная брань по потребности!

- Пустословие тебе не поможет, предатель! - злобно прошептал Склиз. - У моих орудий готовы ответы на твою клевету. - Только неслыханная содержательность первоклассного фрайрского генерала в состоянии уцелеть твою костлявую шею от хруста! - завыл в ответ Оккийокк.

- Господа, господа, не стоит так горячиться, - голос Магнана покрыл сипение статических помех. - Я совершенно уверен, что существующие между вами противоречия могут быть разрешены с учетом справедливых... - Если эта злокачественная помеха осуществлению предначертанной гроачам судьбы сию же минуту не уберет отсюда свои мятые жестянки, я за последствия не отвечаю! - провозглазил Склиз.

- Моя в расстройстве! - взвыл Оккийокк и взмахнул парой передних конечностей, оснащенных сложными стригущими приспособлениями. - Боже, как жаждется мне дотянуться до пяти его глаз, заплести их в один сверхокуляр и выдрать с корнем эту похабную маргаритку!

- Потерпи еще чуть-чуть до той счастливой минуты, когда я приду хоронить тебя вниз головой в церемониальной песочнице, - сквитался Склиз.

- Ну что же, по крайней мере, они все еще беседуют друг с другом, - сказал, прикрываясь ладонью Магнан, меж тем как противники продолжали метать друг в друга громы и молнии. - И на том спасибо.

- Возможно, нам даже удастся убраться отсюда без всяких подпалин, - согласился Ретиф. - Оба блефуют, и похоже, до конца дня они так и будут перебрасываться словами вместо торпед. Предлагаю произвести стратегическое отступление, пока они проводят досуг, пополняя словарный запас друг друга.

- М-м-да. Но что выиграет на этом земная дипломатия? Я к тому, что наш долг требует, дабы мы сыграли в сближении их государств более продуктивную роль. - И Магнан приложил палец к своему узкому подбородку. - Так вот, если бы мне предложили выработать справедливое решение...

- Давайте не будем напоминать им, что мы еще здесь, мистер Магнан, - предложил ему Ретиф. - При их темпераментах достаточно легкого срыва, чтобы начать бить посуду, а из нас получится чрезвычайно удобная для этого чашка...

- Ерунда, они не осмелятся, - и Магнан, наклонившись к экранам, крикнул, перекрывая голосом шум сражения: - Господа! Я нашел безупречное решение! Поскольку каждому из вас, по всей видимости, недостает веры в благородство намерений противной стороны, я предлагаю объявить Юдору Протекторатом Земли!

Магнан закончил и лицо его расплылось в предвкушающей улыбке.

Мгновенно наступила полная тишина, ибо все органы чувств двух противников развернулись в сторону неожиданной помехи. Первым из оцепенения вышел Склиз.

- Что? Это выходит, гроачи посеяли, а земляне пожнут? Да никогда!

- Я содрогаюсь! - завопил Оккийокк. - Я озлобляюсь! Я пенюсь в полости рта! Какая наглость! Милость Божия! Святые Небеса! Et cetera! - Господа! - воскликнул Магнан. - Мы, земляне, останемся на Юдоре ровно столько времени, сколько потребуется аборигенам, чтобы должным порядком освоить современные приемы торговли и половой гигиены, после чего мы, разумеется, устранимся, предоставив им право на самоопределение.

- Это значит, поматросит и бросит! - прошипел Склиз. - Круто берешь, мякотник! Но меня ты не запугаешь! Генерал Оккийокк! Я предлагаю заключить перемирие на то время, пока нам придется плечом к плечу искоренять общего врага!

- Принято! Карамба! Я оскорбителен! Я смертельно обижен! Я даже рассержен! Сначала мы прикончим приставалу! Затем продолжим борение фрайров и гроачей!

- Подождите! - возопил Магнан. - Вы не поняли...

- Боюсь, они как раз поняли, - сказал Ретиф, хватаясь за рычаги управления. - Держитесь, мистер Магнан, выходим из-под удара.

Крохотный катерок что было мочи рванулся вперед, виляя то вправо, то влево. Блеснула ослепительная вспышка, экраны побелели и тут же погасли. Катер отчаянно взбрыкнул и перевернулся вверх ногами. От второго взрыва он полетел с подкруткой, словно плоский камушек по поверхности пруда.

- Ретиф! Остановитесь! Нас несет прямо на этих нелюдей! - на последнем дыхании крикнул Магнан, ибо один из экранов вдруг ожил, обнаружив прямо по курсу громадный линкор гроачей, грозно увеличивающийся в размерах.

- Попробуем нырнуть под их пушки, - отозвался Ретиф. - Удирать не имеет смысла, они накроют нас без особых трудов.

- Может быть, они позволят нам сдаться? - проблеял Магнан. - Давайте попробуем выбросить белый флаг!

- Боюсь, по белому флагу им будет легче целиться, - Ретиф дернул катерок в сторону, совсем рядом рвануло еще раз, и катер нырнул под корму огромного корабля.

- Осторожнее! - завизжал Магнан, увидев, как ползет по экрану необъятный, крапчатый, синевато-зеленый диск. - Мы врежемся в Юдору!

- Если повезет, врежемся, - согласился Ретиф. И после этого нарастающий визг раздираемой атмосферы сделал дальнейшие разговоры невозможными.

3

Если не считать шипения вытекающего откуда-то воздуха и резких щелчков, издаваемых остывающим металлом, единственными звуками, которые слышались в раздрызганном кокпите, были стоны Магнана, выползающего из-под останков своего кресла. Желтый солнечный свет, проходя через пробоину в корпусе, играл на дымящихся обломках панели управления, на скрученной и вспучившейся обшивке пола кабины и на пустом сиденье пилота.

- Рад видеть, что вы очнулись, - сказал Ретиф. Магнан повернул больную голову и обнаружил своего компаньона, заглянувшего в открытый спасательный люк. Компаньон, судя по всему, не пострадал, разве что на скуле у него появилась ссадина да на груди бледно-голубой фланелевой куртки, придававшей ему неофициальный и даже досужий вид, зияла обгоревшая по краям дыра.

- Атмосфера здесь немного разреженная, но кислорода, судя по всему, хватает. Как вы себя чувствуете?

- Омерзительно, - признался Магнан.

Неловкими пальцами он расстегнул страховочную упряжь, кое-как выполз из люка и изнуренно рухнул на короткую персикового цвета траву. Вокруг поднималась в бледное небо древовидная поросль с ребристыми красно-оранжевыми стволами и ноздреватой листвой мандаринового цвета. Купы желтых, янтарных и фуксиновых цветов светились в тени, словно мазки светящейся краски. - Как случилось, что мы еще живы? - потрясенно осведомился старший из двух дипломатов. - Последнее, что я запомнил, это бледно-розовый горный пик, вылезающий из облаков прямо на нас.

- По нему мы промахнулись, - успокоил начальство Ретиф. - Нашей брони как раз хватило на то, чтобы смягчить приземление. Она, вместе с пружинистой листвой, и спасла наши шеи.

- Где мы?

- На островке в северном полушарии, и похоже, что это - единственная на планете часть суши. Определиться точнее у меня, боюсь, не получится, - так что я взял на себя смелость назначить это место Северным Полюсом.

- Ну что же, - оглядываясь, вздохнул Магнан, - полюс так полюс. А эти где? Знаете, по мне так лучше сдаться на милость Склизу. Честно говоря, не доверяю я этому Окийокку. Мне кажется, в его рогатых глазах таится некоторое коварство.

- Боюсь, что сдаться прямо сейчас нам не удастся, - сказал Ретиф. - Поимщики еще не подоспели.

- Гмм. Не сомневаюсь, что они потратят на посадку больше времени, чем мы. Я полагаю, мы можем покамест устроиться здесь поудобнее.

- Да, но с другой стороны, - рассудительно сказал Ретиф, - С какой стати нам их дожидаться?

- А разве у нас имеется иная надежда на спасение?

- Ни тот, ни другой из наших противников как-то не вызвал во мне желания сдаваться ему в плен, - даже если предположить, что они вообще берут пленных.

- Вы хотите сказать, - изумился Магнан, - что Склиз, наш коллега-бюрократ, существо, с которым я осушил немало пиршественных чаш, что он будет молча смотреть, как нас казнят?

- Может, конечно, и будет, - если не успеет прикончить нас первым.

- Господи, Ретиф, но что же нам тогда делать? Как по-вашему, далеко отсюда ближайшая деревня туземцев?

- Я что-то не заметил, пока мы спускались, никаких следов цивилизации, - ни городов, ни дорог, ни возделанных полей. Давайте пошарим на длинных волнах. Ретиф забрался внутрь искалеченного катера, осмотрел закрепленный в амортизирующих держателях радиоприемник, срастил несколько оборвавшихся проводков и покрутил ручку настройки. Ничего, кроме легких помех услышать не удалось. Тогда он переключился на частоту, отведенную для переговоров между судами.

- ...ни на что не годного двуглазого недотепу! - громко и отчетливо сказал голос Склиза. - Старая рухлядь, которую ты именуешь флагманом, находилась к ним ближе, чем мой великолепный знаменосец! Именно ты был обязан взорвать их к чертовой матери, чтобы и духу от них не осталось!

- Моя гневается! Моя ярится! Черт! Дьявол! Подобные обвинения и от кого - от пятиглазого прохиндея с маргариновыми перстами! Я в нестерпимости! Плохо дело!

- Довольно! - прошипел Склиз. - Руганью ничего не поправишь! Если мякотники живы, если они сообщат, что мы обстреляли Земное судно, целые орды их омерзительных Защитников Мира слетятся сюда, что твои жучихи на поспевших червей!

- Я умоляю! Моя хохочет! Ты есть олух! Живы, а! После такого крушения, вполне! Нет, невозможно, я повторяю! Au contraire<$F Напротив (фр.)>, я полагаю, моя сейчас возобновит наш диспут. На чем мы остановились? Ах да, - моя описывала твоих предков...

- Слушай, ты, безголовый! Подобно прочими низшим формам развития живой материи, мякотники с изощренным умением цепляются за жизнь. Мы должны убедиться в их гибели! А потому я сейчас спущусь на планету, дабы нанести coup de grace<$F "Удар милосердия", последний удар (фр.)> любому, кто смог уцелеть, ты же ободожди в сторонке, а еще того лучше - удались в ничейное пространство...

- Это чтобы ты мог беспрепятственно захапать планету? Моя веселится! Моя просто бьется в холерике! Бог-Господь! Моя сопровождает, вот так!

- Хорошо, - раз ты настаиваешь. Можешь сопровождать меня на борту моей личной канонерки. Я распоряжусь о скромном эскорте из миноносцев, он нас проводит до самой планеты.

- Фига. Спасибочки вам, но я предпочитаю собственный корабль. И еще моя возьмет с собой несколько крейсеров, чтоб в дороге не было так одиноко.

- Крейсеров? - проскрежетал Склиз. - В таком случае, я полагаю, парочка грукианских линейных кораблей будет вполне уместна, - просто для красоты построения, понимаешь?

- Комбинация получится однобокой, если в нее не включить и фрайрский линкор!

- В сущности говоря, - прошелестел Склиз, - не вижу, почему бы мне не взять с собой весь флот, - просто на случай, если в мое отсутствие тебе вдруг покажется привлекательной мысль поразить меня подлым ударом в спину.

- Моя согласная! Я тоже хочу! Так будет еще веселее! Милость небесная! Полный вперед! И горе тому, кто отстанет!

- Согласен! Роджера на мачту и ходу! - отрывисто скомандовал Склиз.

- Боже мой, Ретиф, - пробормотал Магнан, - эти безумцы готовы произвести полномасштабное вторжение, дишь бы не упускать друг друга из виду.

- Теперь уж никто не вправе обвинить нас в том, что мы не смогли повлиять на развитие грукиано-фрайрских отношений, - спокойно заметил Ретиф. - Ну, давайте сматываться. У нас осталось около часа до их появления.

Он сноровисто высвободил из держателей компактный приемник и вытащил из-под обломков ранец с аварийным рационом.

- В какую сторону пойдем? - встревоженно осведомился Магнан, озирая густо-оранжевый лес, расстилавшийся вокруг.

- Выбирайте сами, мистер Магнан, - сказал Ретиф, и продолжил, уазывая пальцем стороны света, - эники, беники, ели, вареники.

- М-мда. Я предпочел бы эники. Эта сторона как-то повеселее. Ну, может быть, чуток еще забрать в сторону беников.

- Ну, стало быть, эники-беники, - подытожил Ретиф и первым двинулся в сторону рощицы высоких деревьев.

4

- Ретиф, силы мои на исходе, - задыхаясь, промолвил Магнан, после того, как они за три четверти часа на три мили удалились от обломков катера.

- Мы пока еще не в безопасности, - сказал Ретиф. - Лучше уйти подальше, потом отдохнем.

- Мне уже все едино, - гроачи меня расстреляют или я помру от перегрева и перебоев в сердце, - Магнан опустился на податливую травку и лежал, большими глотками хватая воздух. - А как насчет команды свежевателей-фрайров? - поинтересовался Ретиф. - Насколько мне известно, они начинают со скальпа и понемногу спускаются вниз, как будто банан обдирают.

- Шутите-шутите, если вам так легче, - простонал Магнан. - Мне все равно.

Внезапно он резко сел, с подозрением уставившись на маленький, похожий на колокольчик цветок с лепестками, окрашенными в нежные тона красного коралла.

- Пчелы, - с отвращением вымолвил он. - При моей аллергии даже к земным насекомым, укус любой чужеродной твари наверняка прикончит меня прямо на месте.

- Ну что же, как вы сами указывали, одна погибель ничем не хуже другой, - утешил начальство Ретиф. - Если вы действительно углядели пчелу, так это первый представитель местного животного мира, какой попался нам на глаза.

- Я не видел ее, - но слышал совершенно отчетливо, - сварливо ответил Магнан. - Она жужжала у меня прямо над ухом.

- А странный, однако же, лес, - заметил Ретиф. - Всего одна разновидность деревьев, один вид травы и цветы мало того, что одинаковые, так они еще и рассортированы по размерам и расцветке. И ни тебе сорняков, ни паразитирующих вюьнков. Большие деревья не забивают маленьких, - нигде никакой чахлой поросли. Даже опавших листьев не видно.

- Гм-да, - прокряхтел Магнан. - Слушайте, Ретиф, предположим, нам все же удастся избегнуть плена, и что дальше? Где мы, никто не знает. Как вообще нас смогут спасти?

- Это интересный вопрос, мистер Магнан.

- Не то, чтобы это было так уж и важно, - мрачно продолжал Магнан. - Миссия моя закончилась провалом, хуже, того, - рухнула вся моя карьера!

И он застонал: - Вы отдаете себе отчет, что если бы не наше вмешательство, это вторжение могло никогда не состояться?

- Подобная мысль меня посещала, - признался Ретиф.

- Я уж не говорю о потере разведывательного катера. Если Первый секретарь возложит ответственность на меня, - на нас, следовало бы сказать, - то есть, в том случае, если он сочтет именно вас, Ретиф, лично ответственным, - Магнан даже повеселел, - слушайте, да вы же будете выплачивать ее стоимость долгие годы! Я, конечно, замолвлю за вас словечко. В конце концов, Склиз нас все-таки обстреливал.

- Было такое дело.

- Да и вообще, кто вправе утверждать, что именно моя дружественная попытка предложить им компромиссное решение послужила толчком к вторжению? Эти горячие головы, смею сказать, все равно попытались бы захватить планету.

- Возможно, - согласился Ретиф. - На самом-то деле, отвлекая их разговорами, я несомненно отсрочил неизбежное на... на определенное время.

- На несколько секунд, это самое малое.

- Нет, правда, Ретиф, принеся себя в жертву на алтарь космического содружества разумных существ, я, быть может, тем самым спас бессчетное множество жизней!

- Боюсь, несколько бактерий все же погибло при нашей поспешной посадке, - указал Ретиф.

- Вам бы только глумиться, - укорил его Магнан. - Но вот увидите, история меня оправдает! Да что там, не удивлюсь, если выбьют даже особую посмертную медаль и... - Он резко оборвал свою речь и кое-как поднялся на ноги. - Вот, опять! Совершенная озлившаяся оса! Откуда этот звук? Ретиф, прислушиваясь, склонил голову набок, и затем пригнулся к небольшому сообществу покачивающихся на длинных стебельках абрикосового оттенка цветов, рядом с которыми сидел Магнан.

- Нашли время цветочки нюхать! - завопил Магнан. - Я в опасности!

- А знаете, мистер Магнан? - с неуверенной интонацией отозвался Ретиф, - Похоже, никаких насекомых поблизости нет.

- Вот как? Но я же их совершенно отчетливо слышу! - неодобрительно парировал Магнан. - Звук в точности такой, какой издает, когда ее вешаешь на рычаг, трубка старомодного телефона с заводной ручкой, - помните их? - они все еще в ходу на Челюстине.

- А вот это уже ближе к истине, мистер Магнан, - сказал Ретиф и склонился, приложив ухо к похожему на раструб горна цветку. - Ну наконец-то, а то я уж решил, что вы так ничегошеньки мне и не скажете! - явственно прозвучал в его ухе тоненький голос.

5

- И жужжащие-то цветы - это полная фантастика, - в изумлении произнес Магнан, - но чтобы тюльпаны еще и разговаривали! Кто бы в это поверил?

- ...кого-то, с кем можно поговорить, - продолжал кузнечиковый голос. - Смерть, как охота узнать все новости. Ну, расскажите же мне о себе: о ваших надеждах, о мечтах, о том, как вы здесь очутились - все-все!

Ретиф поднес цветок к губам, словно тот и впрямь был микрофоном:

- Я Ретиф, а это мой коллега, мистер Магнан. С кем имеем честь беседовать?

- Ну вот, очень приятно познакомиться с вами, Ретиф. И с Мистером Магнаном тоже. Можно я буду для краткости называть вас "Мистером"? Когда обращаешься друг к другу по имени, это как-то сближает. Меня зовут Росток. Но это, конечно, прозвище, не более. На самом деле, имени у меня нет. Во всяком случае, не было, пока здесь не появился милейший Ренфру. Вы и не представляете, сколь уединенную жизнь вел я до той поры. Нет, право, знаете, до чего я додумался? Я решил, будто бы я - единственное в Галактике наделенное чувствами разумное существо.

- Но кто... кто вы? - выдавил Магнан. - Где вы? И к чему этот камуфляж - микрофон в виде растения?

- Камуфляж? Помилуйте, какой камуфляж, мистер? Вы видите меня именно таким, каков я есть.

- Но... я вообще вас не вижу! - опасливо озираясь, пожаловался Магнан. - Где вы прячетесь?

- В данный миг вы сжимаете меня в руке, - сказал Росток.

- Вы хотите сказать... - Магнан вытянул руку с зажатым в кулаке, издающим легкий аромат цветком, и уставился на него. - Вы хотите сказать, что я... вы... мы...

- Ну вот вы и поняли, - ободряюще произнес голосок.

- Говорящие цветы - здесь, в Богом забытом месте, - да еще говорящие на языке Земли? Видимо, у меня галлюцинации! Тяжкие испытания сокрушили мой разум!

- Не думаю, мистер Магнан, - успокоительно произнес Ретиф. - Я ведь тоже слышу его.

- Если я сумел вообразить, что слышу голоса, исходящие от цветочков, так что мне стоит вообразить, будто и вы их слышите? - ядовито парировал Магнан.

- Да нет же, я вполне реален, - урезонивал его голосок. - Почему вы не верите мне? - А кто научил вас разговаривать по-нашему? - недоверчиво спросил Ретиф.

- Ренфру. Я очень многому у него научился. Занятно, но до того, как он появился, я совершенно не чувствовал одиночества...

- Какой такой Ренфру?

- Это мой друг. Очень близкий.

- Ретиф, это фантастика! - зашептал Магнан. - А здесь... здесь много таких, как вы? - поинтересовался он у цветка.

- Нет, только я один. В конце концов, здесь не так уж и много места, вы понимаете...

- Какое совпадение! - воскликнул Магнан. - Один-единственный говорящий цветок на всю планету, и мы спотыкаемся об него в первый же час! Я начинаю думать, что удача еще не покинула нас!

- Так расскажите же, если вы не против моих расспросов, откуда вы? - осведомился цветок.

- Мы земляне, - сказал Магнан. - И я уверен, э-э, Росток, что мы с вами, очень подружимся.

- Но... я так понял, что Землей называлась родная планета Ренфру? - Именно так. Дивное место, вам бы там очень понравилось, тем более теперь, когда все джунгли повывели и заменили парковками для автомобилей... - впрочем, тут Магнан спохватился и поспешно добавил. - Виноват, вовсе не хотел вас обидеть. Собственно говоря, среди моих лучших друзей немало растений.

- Силы небесные, - и вы все трое с одной планеты? Не диво, что вы оттуда сбежали! Такая густота населения!

- Да... так вот, мистер Росток, - не могли бы вы просто сказать нам, как бы тут попроще пройти к ближайшему туземному поселению...

- Вы имеете в виду дома, улицы, космопорты и прочее в этом роде?

- Да! И хорошо бы обойтись без этих, знаете, унылых провинициальных городишек. Какая-нибудь скромных размеров метрополия - нас бы вполне устроила...

- Простите, но здесь таких нет, - хотя Ренфру, конечно, рассказывал мне о них.

Магнан застонал.

- Совсем нет городов? Но тогда...

- Только джунгли.

- Если у этого Ренфру есть корабль, он мог бы нас подбросить. Скажите - мы не могли бы с ним повидаться?

- Повидаться? Повидаться с ним вы, я думаю, можете, мистер. Он как раз тут, неподалеку...

- Так он, стало быть, еще на планете?

- Да, конечно.

- Спасены, - облегченно выдохнул Магнан. - Вы не расскажете нам, как до него добраться, Росток?

- Разумеется. Сначала пойдете в сторону эники, потом, как перейдете ручей, возьмите немного к беники, а у озера сразу поворачивайте на вареники. Там его и увидите.

Магнан глядел на цветок в полном ошеломлении.

- Откуда вы все это знаете? - Он озадаченно уставился на Ретифа. - Мне казалось, что это мы присвоили тутошним сторонам света такие названия...

- Ну, разумеется, - произнес Росток, - Я просто воспользовался принятой вами номенклатурой.

- Однако, у вас фантастический слух, - зачарованно молвил Магнан. - Мы с ним обсуждали эти названия в нескольких милях отсюда.

- От меня утаиться довольно трудно, - с некоторым самодовольством сказал Росток.

- Для такого скромного цветочка он замечательно развит, - заметил Магнан, когда они тронулись в путь.

- Я подозреваю, что большая часть Ростка скрыта под землей, мистер Магнан, - ответил Ретиф. - В той его части, какую мы видели, просто нет места для речевого центра.

- Бог ты мой! - подпочвенный мозг, вроде гигантской картофелины? - боязливо промолвил легко шагающий Магнан. - Жутковатая мысль, Ретиф.

После двадцати минут быстрой ходьбы земляне вышли на берег бурливого ручейка, над которым величавой аркой свисала листва. Тут они повернули вправо и прошли вдоль берега еще с четверть мили, пока не вышли к безмятежному озеру шириною в полмили, в которое, образуя маленький янтарный водопад, с плеском спадал ручек.

- Пока все, вроде, идет нормально, - неуверенно сказал Магнан. - Я, правда, не вижу никаких признаков жизни, тут даже хижины нет, не то, что корабля... Ретиф обогнул Магнана и двинулся в сторону густых зарослей, ломавших ровную линию деревьев, которые стояли вдоль берега озера. Он раздвинул широкие медяные листья и обнаружил изъеденную ржавчиной металлическую поверхность, уходившую, изгибаясь, во мрак.

- "Чумазая Энн II", - прочитал он полуосыпавшуюся металлическую надпись, приваренную к крошащейся обшивке корпуса. - Похоже, мы с вами нашли корабль Ренфру.

Он отвел низкую ветвь:

- А вот и сам Ренфру.

- Превосходно! - Магнан поспешил подойти поближе, но замер и в ужасе уставился на кучку присыпанных землею костей, увенчанных осклабившимся черепом, на котором еще уцелела щегольская кепчонка яхтсмена.

- Это... Ренфру? - дрожащим голосом спросил он.

- Именно так, - ответил откуда-то сверху глубокий голос. - И поверьте мне на слово, мистер, - немало утекло одинокого времени с той поры, как он здесь присел.

6

- Двести лет плюс минус два десятка, - сказал Ретиф, выбираясь из покосившегося бокового иллюминатора заброшенного корабля и отряхивая с ладоней пыль и чешуйки ржавчины. - Гоночная машина, зарегистрированная на Конкордиате и переделанная для дальних круизов. Судя по тому, что осталось от кают экипажа, ее приспособили для управления одним человеком.

- Верно, - согласился гулкий баритон, исходивший, как определили земляне, из крупного, похожего на орхидею цветка, распустившегося среди листвы футах в двадцати над их головами. - Один Ренфру и никого больше. Он обитал в маленьком мире, но, казалось, был им доволен. Не то, чтобы он был неприветлив, нет, конечно. Он был любезен, как только мог, - пока не возникли затруднения с отлетом.

- И какого рода, э-э, затруднения? - осведомился Магнан.

- Он явно очень расстроился, когда его корабль отказался работать. Я изо всех сил утешал его, потчуя разного рода историями и стихами, пел веселые песни...

- Интересно откуда вы-то их знали? - резко спросил Магнан. - Насколько я понял, Ренфру первым из землян навестил эту планету.

- Ну, разумеется, от него я их и узнал.

- Боже всемилостивый, - вы только представьте, как ваш собственный гроб без конца повторяет все, что вы когда-либо говорили, - прошептал, прикрывшись ладонью, Магнан. - А вам никогда не приходилось рассказывать Послу анекдот? - спросил Ретиф.

- Тоже верно, - согласился Магнан. - Но послы по крайности меняют два-три слова и, как правило, именно те, в которых содержится самая соль.

- Как случилось, что Ренфру свалился к вам на планету? - поинтересовался Ретиф.

- Почему же свалился, он-то как раз сел весьма аккуратно.

- Тогда почему же он не сумел снова взлететь? - требовательно спросил Магнан. - По-моему, он что-то такое говорил о присутствии чужеродной материи в обмотках полевых деформаторов, - туманно ответил голос. - Но к чему углубляться в прошлое? Настоящее куда интересней! Такого оживления здесь не бывало со времени последнего ледникового периода!

- Ретиф, вам не кажется, что вся эта ситуация дурно пахнет? - негромко спросил Магнан. - Я как-то не доверяю этой говорливой гардении. Росток утверждал, что он - единственное на планете существо подобного рода, и тем не менее, перед нами еще один общительный овощь.

- Да нет же, - проворно вмешался голос сверху, - это совершенная правда. Подумайте сами, зачем я стану вам лгать?

- Будьте столь любезны, не подслушивайте, - холодно сказал Магнан. - То, о чем мы беседуем, касается только нас.

- Если это касается только вас, - с некоторым вызовом ответила орхидея, - не надо называть меня картофельным мозгом.

- Боже мой, я надеюсь, вы не станете обращать внимания на безответственные сплетни, - с достоинством ответил Магнан. - Неужели я похож на человека, способного прибегнуть к подобному эпитету?

Он приблизил губы к уху Ретифа:

- Этот вьюн заткнет за пояс любого, с кем мне когда-либо доводилось встречаться, включая сюда и дипломатические приемы!

- Что-то я такое хотел... - задумчиво произнес голос вверху. - Ах да, вы упомянули нечто, именуемое автомобильной парковкой. Мне хотелось бы узнать о ней побольше, и кроме того...

- Видимо, и об этом вам тоже сказал Росток! - гневно оборвал его Магнан. - Знай я, что имею дело с таким болтуном, я бы ему ни за что не доверился! Пойдемте, Ретиф, - поищем место, где можно хоть как-то уединиться.

- Боюсь, мистер Магнан, что... - начал Ретиф.

- Не здесь, - перебил его Магнан.

Он отвел Ретифа футов на сто вдоль берега и остановился под какой-то развесистой веткой.

- Я теперь понял, что этот Росток не только весьма подозрителен в качестве источника надежной инофрмации, но он еще и сплетник самого дурного пошиба. Единственный представитель расы, хорошенькое дело! Помилуйте, я начинаю подозревать, что тут каждый кустик способен балабонить без устали!

- Вполне вероятно, - согласился Ретиф.

- Совершенно очевидно, - продолжал Магнан, - что нам остается только одно: выбрать какое-нибудь достаточно честное с виду растение и начать все сначала, а именно, - очаровать его нашей искренностью и благородством наших намерений, а затем, когда мы вотремся ему в доверие, воспользоваться этим доверием к собственной выгоде. Как вам это?

- Знакомо, - ответил Ретиф. - Прошу прощения... - Магнан, услышав голосок, пропищавший эти слова чуть ли не в самое его ухо, подпрыгнул на целый фут. - А что означает в данном контексте слово "искренность"?

- Весьма немногое, - сказал Ретиф, обращаясь к горстке маленьких коричневатых бутонов, почти незаметных в сероватой листве, свисавшей над головами землян.

- Да есть ли в этой проклятой глуши хоть одно местечко, где можно побыть наедине с собой? - с дрожью в голосе вопросил Магнан.

- Боюсь, что нет, - пискнул крохотный голосок. - Я ведь уже говорил вам некоторое время назад, что от меня утаиться трудно.

- Некоторое время назад? - повторил Магнан еще более дребезжащим голосом. - Да мы же только сию минуту встретились!

- Я вас что-то не понимаю, Мистер. Я - Росток. Мы ведь уже знакомились с вами!

- Чушь! Росток был совсем маленький и рос под деревом, стоящим в миле отсюда!

- Разумеется! Я тут везде расту, как же иначе? В конце концов, это ведь мой остров, верно? Хотя я, разумеется, рад разделить его с несколькими друзьями.

- Ну, полная же чушь! - брызгая слюной, заорал Магнан. - Мне следовало сразу сообразить, что картофелина не способна последовательно мыслить!

- Росток говорит правду, - сказал Ретиф. - Все это одно-единственное растение: деревья, травы - все. Вроде баньяна, только побольше.

Он внимательно пригляделся к одному из цветков: - У него барабанного типа мембрана, работающая одновременно и как микрофон, и как репродуктор. Весьма изобретательно со стороны матушки-природы.

- В таком случае... они... или оно...

- Он, - поправил Ретиф.

- Он слышал каждое слово, сказанное нами с момента приземления, - и Магнан обратился непосредственно к цветку: - Послушайте, Росток, вам известно, что мы попавшее в трудное положение дипломаты, заброшенные сюда несчастным стечением обстоятельств...

- Мне казалось, что тут виноваты скорее Склиз и этот, второй, - Оккийокк, - поправил его Росток. - По-моему, они ужасные спорщики. И слишком громко кричат.

- Совершенно справедливо. Так вот, вы осведомлены об их враждебных намерениях в отношении мистера Ретифа и меня...

- О, Господи, - перебил его Росток, - похоже, они осерчали. Ну и выражения!

- Да. Ну-с, как я уже говорил... - Магнан вдруг замер. - То есть, что вы имеете в виду под "выражениями"?

- Я имею в виду чрезвычайно образную хулу, изрыгаемую Великим Коммандором Склизом, - пояснил Росток. - Я, разумеется, не хочу, сказать, что Генерал Оккийокк отличается особенной сдержанностью. Надо признать, мой словарь обогащается очень быстро!

- Вы говорите так, словно слышите их прямо сейчас, - озадаченно прокомментировал Магнан.

- Угу. На волне их передатчиков.

- Но... у вас же нет радио, не так ли?

- Чего нет?

- Раз у него имеются органы для регистрации звука, - сказал Ретиф, - так почему бы ему не иметь и органов для регистрации коротких радиоволн?

- Так ведь это же замечательно! - воскликнул Магнан. - Вы говорите, короткие волны? Да, но пожалуй, надеяться на то, что он способен и вести передачу - это несколько слишком..?

- Почему же, я, наверное, могу и передавать, была бы необходимость.

- Ретиф, мы спасены! - взвился Магнан. - Росток, немедленно отправьте следующее сообщение: "Э-э... Особый приоритет-Z, Сигнал о помощи, Главное управление Сектора ДКЗ, Особая Опасность. ДКЗ 87903 подвергся неспровоцированному нападению... нет, пусть будет - противозаконному нападению, - имевшему результатом вынужденное падение на планету..."

- Нет, мистер, извините, - перебил его Росток, - но я этого посылать не стану.

- Но... но почему? - Помилуйте, если я отправлю подобное сообщение, прилетит какой-нибудь проныра и заберет вас отсюда.

- От души надеюсь на это!

- Я прождал хоть какого ни на есть собеседника двести стандартных лет, - обиженным тоном сказал Росток. - А у вас только и разговоров о том, как бы сбежать. Так вот, я этого делать не буду.

- Послать SOS - это единственная наша надежда! - вскричал Магнан. - Неужели вы станете препятствовать нашему спасению?

- Пожалуйста, мистер, успокойтесь. Посмотрите на Ретифа, - он же сцен не закатывает. Вы просто смиритесь с мыслью о том, что проведете здесь остаток своей жизни, - и мы с вами славно поладим, совсем как ладили с Ренфру, - вплоть до последних нескольких дней.

- Остаток жизней? - задохнулся Магнан. - Но... но это немыслимо! Мы, может, еще полсотни лет проживем!

- Если Склиз доберется до нас, то навряд ли, - сказал Ретиф. - Где они сейчас, Росток?

- Я как раз собирался сказать, - начал Росток, - что они того и гляди появятся...

Голос растения утонул в усиливающемся басовом гудении, быстро разросшемся до похожего на мычание рева. Поблескивающий, тупоносый, словно акула, корабль пронесся над их головами, за ним последовал второй такой же, третий, а там и целая эскадрилья. Громовый рокот прошел по джунглям, украсив мирные воды озера узором поднятой ударными волнами ряби. Два боевых флота промчались на небольшой высоте, хлыща кильватерными струями по верхушкам деревьев, сократились в зримых размерах и сгинули.

- Видали? - таким голосом, словно ему перехватило дыхание, спросил в еще погромыхивающий эхом тишине Росток. - Если третий, как говорится, лишний, то что же можно сказать о подобной ораве?

Ретиф повернул ручку висящего у него на поясе приемника.

- ...накнокал нашу дичь! - заголосил с придыханием Склиз. - Пусть ваши части, Генерал, обложат южный берег острова, а я замкну окружение с севера.

- Похоже, они нас заметили, - сказал Ретиф. - Видимо, оптическое и инфракрасное оснащение Склиза лучше, чем я полагал.

Далекий корабль, производя за озером разворот, блеснул на солнце и скрылся за густой листвой леса. Справа и слева от них, и сзади тоже, показались еще корабли.

- Бегать по острову бессмыслено, - задумчиво сказал Ретиф. - Мы окружены.

- Что же нам теперь делать? - простонал Магнан. - Нельзя же просто стоять и ждать!

- У-ух! - внезапно сказал Росток. - Ох! Ах!

- Что такое! - испуганно подскочил Магнан и огляделся по сторонам.

- Господи, больно-то как! - сердито воскликнул Росток.

- Это форсажные струи, - Ретиф указал на поднимающиеся с разных сторон клубы дыма. - гроачи все еще используют для маневрирования в атмосфере старозаветные реактивные двигатели. Ростку, надо думать, приходится жарко.

Магнан гневно задышал:

- Видите, какие это бессовестные бандиты? - возмущенно спросил он. - Неужето вы и теперь не передумаете, Росток, и не поможете нам...

- И пожну в изобилии новые ожоги третьей степени, когда тут появятся ваши друзья? Нет уж, спасибо! Тут и разговаривать не о чем!

Что-то громко и все усиливаясь зафырчало в воздухе.

- Вертолет, - сказал Ретиф. - А они не теряют времени.

Укрывшись под деревом, двое землян следили за тем, как приближается маленькая скоростная машина. Ероша воду, она прошла над озером и повисла в воздухе на высоте в двадцать футов. - ВНИМАНИЕ, ЗЕМЛЯНСКИЕ ШПИОНЫ! - грохнул из нее усиленный электронным устройством голос. - СДАВАЙТЕСЬ НЕМЕДЛЕННО ИЛИ ВАС ОЖИДАЕТ НЕИЗЪЯСНИМО СТРАШНАЯ УЧАСТЬ!

- Послушайте, Росток, стоит нам попасть этим варварам в лапы, и никакой пользы от нас, как от собеседников, больше не будет, - настоятельно произнес Магнан.

- ВЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНЫ! - проревел громкоговоритель. - ВЫХОДИТЕ БЕЗ ПРОВОЛОЧЕК, С ПУСТЫМИ РУКАМИ!

- Может быть, если Росток станет сообщать нам об их перемещениях, мы сможем отсидеться в этих зарослях, - сказал Магнан. - Тогда нам удалось бы избегнуть пленения до того как придет помощь.

Вертолет подобрался поближе.

- ТРИДЦАТЬ СЕКУНД, - взревел громовый голос. - ЕСЛИ ПО ИСТЕЧЕНИИ ЭТОГО СРОКА ВЫ НЕ ВВЕРИТЕ СЕБЯ ПРАВОСУДИЮ ГРУКОВ, ВЕСЬ ОСТРОВ СГИНЕТ В ОГНЕ!

- Изжарить нас заживо? - запыхтел Магнан. - Они не посмеют!

- Ретиф... мистер... - встревоженно спросил Росток, - Он это всерьез?

- Боюсь, что так, Росток, - ответил Ретиф. - Но ты не волнуйся. До этого мы доводить не станем. Ну что, мистер Магнан, пошли?

Магнан с трудом сглонул стоящий у него в горле комок.

- Полагаю, лучше быть уютно удушенным в снабженной всеми удобствами цивилизации камере, чем свариться заживо, - сдавленным голосом произнес он, когда оба землянина вышли из тени на залитый оранжевым солнцем берег.

7

- Мудрое решение, мякотники, - прошептал Склиз. - В награду за такую сговорчивость обещаю вам, что ваши останки будут отправлены вашим близким в соответствующей упаковке и с сочувственным рассказом о том, как вы столкнулись с бдительной грукианской аппаратурой, предназначенной для отлова шпионов, и были ликвидированы ею еще до моего личного вмешательства, каковое могло бы спасти вас от справедливой кары за совершенные вами преступления.

- Что ж, вы весьма любезны, Великий Коммандор, - признес Магнан, ухитряясь соорудить подобие улыбки. - Но не позволите ли мне предложить одну маленькую поправку? Почему бы вам не вмешаться немного раньше и не возвратить нас близким живыми-здоровыми, - это стало бы волнующим проявлением междупланетной дружбы...

- Мои наблюдения над природой землян показывают, - перебил его Склиз, соединяя глаза башенкой, - что вовсе не произвело на пленников успокоительного воздействия, - что ваши сородичи наиболее щедры к тем, кто придерживается политики несговорчивой враждебности. Данное проявление решительной натуры гроачей, вне всяких сомнений, значительно увеличит субсидирование Землей Программы обеспечения поголовной полуграмотности гроачей, - каковые средства, разумеется, будут втихую потрачены на давно назревшую модернизацию нашего флота.

- Но почему? - вопросил Магнан и безутешно звякнул цепями. - Почему все мы не можем быть просто добрыми друзьями?

- Увы, - сказал Склиз. - Помимо того обстоятельства, что мы, гроачи, находим вас, мякотников, на редкость отвратительными для любого из девяти наших чувств, отчего пребывание в одном обществе с вами становится для нас неудобным, помимо того, также, что амбиции землян в отношении галактической экспансии находятся в противоречии с судьбой, предначертанной гроачам, - плюс еще тот факт, что я должен как-то вознаградить себя за все неприятности, которые именно ты причинил мне, злонамеренно саботируя мои меркантильные устремления на Лягвии II, - помимо всех этих небезинтересных материй, говорю я, - существует еще необходимость заткнуть вам обоим рот именно сейчас. - За-заткнуть рот? - спросил Магнан. - Господи, Коммандор Склиз, если вы имеете в виду небольшое взаимонепонимание, приведшее к нашей незапланированной высадке на Юдору, так тут и говорить больше не о чем! Помилуйте, я о нем уж и думать забыл! На самом-то деле, причиной высадки явилась, скорее всего, ошибка, совершенная при пилотировании моим коллегой, мистером Ретифом...

- Он имеет в виду вовсе не это, мистер Магнан, - сказал Ретиф. - Он имеет в виду свою попытку использовать Юдору в качестве дымовой завесы, позволяющей гроачам скрытно обрушиться на Империю Фрайров.

- Умолкни, ты, многоречивый! - прошипел Склиз, но в разговор уже встрял Оккийокк, чье изображение на расположенном за спиной у Склиза переговорном экране мирно усаживалось в замысловатое кресло:

- Кто такое! Моя в изумлении! Боже! Поговори еще!

- Идиот! - Склиз вскочил на ноги и нацелил на Ретифа вибрирующий зобный мешок.- Твои беспочвенные инсинуации лишают тебя последних сладостных мгновений жизни! - Он сделал знак страже. - Начинайте казнь, немедля!

- Не поспешай, Пятиглазый! - пророкотал Оккийок. - Поговори со мной, земляк, моя интересуется, о да! Высказывай!

- Не суйся в это, Оккийокк! - прошипел Склиз, между тем как стража с готовностью рванулась вперед.

- Моя слушает! - возопил Оккийокк. - Ты позабыла, Склиз, - мои орудия взяли тебя на пушку! Моя поболтает с этим земляком, - а тебя разнесет на куски, иначе!

- Вы бы лучше его успокоили, Склиз, - сказал Ретиф. - С учетом того, что ваш флот состоит из закамуфлированных барок с муляжными пушками, слишком пугать его не в ваших интересах.

Склиз в ответ только забулькал.

- Пушек нет? - фыркнул Оккийокк. - Добрая весть! Скажи еще чего-нибудь, земляк!

- Все очень просто, - сказал Ретиф. - Склиз заманил вас сюда, чтобы ваши боевые корабли не путались у него под ногами. Это позволит ему напасть на ваши обитаемые планеты, встречая лишь минимальное сопротивление. Бомбардировка, надо полагать, теперь уже в полном разгаре.

- Ложь! - Склиз наконец овладел своим сиплым голосом. - Оккийокк, не слушай гнусных наветов предателя! Он желает поссорить нас друг с другом.

- Я благодарен тебе до краев, земляк! - не обращая никакого внимания на призывы Склиза, проскрежетал Командующий фрайров голосом, каким кричит, когда ее режут, стальная балка. - А ты изготовься к кончине, грукианский пупырь! Притворимся, что мы сильно воюем, да? - так твоя говорила? Всех одурачим, да? А после соединимся и вторгнемся на Землю? Пироги и пышки! Ты меня и на волос не обманул никогда! Держитесь за шляпы, ребятки...

- Не стреляй! - взвизгнул Склиз. - мякотник лжет, и я могу доказать это самым драматическим способом, распылив твою злокачественную рухлядь на составляющие ее атомы!

- Ретиф, скажите же что-нибудь! - взвыл Магнан. - Если они откроют огонь...

- Тогда вы умрете, мякотники! - прошипел Склиз. - Если победа достанется им, вы погибнете вместе с моим флагманом, но если я их одолею, - о, тогда вы еще долго протянете под ножами моих виртуозов!

- Кого это ты одолеешь - с поддельными-то пушками? - осторожно осведомился Оккийокк.

- Ретиф! - воскликнул Склиз. - Признайся здесь, перед ним, что ты солгал, - иначе я прикажу и украшеньем твоей кончины станут пытки, доселе неведомые!

- Вы бы лучше открыли огонь побыстрее, если, конечно, можете, - ответил Ретиф. - Что же до вас, Генерал, - обратился он к экрану, - то хочу вам напомнить: первый кус всегда слаще...

- Что вы такое говорите, Ретиф? - взвизгнул Магнан. - Зачем вы сводите их с ума? Кто бы из них ни победил, мы-то с вами останемся в накладе!

- Моя запуталась! - объявил Оккийокк. - Великолепная мысль - перестрелять безоружных пятиглазых, - а если земляк соврал?

- Не позволяйте ему первым наброситься на вас, Склиз, - посоветовал Ретиф.

- Старший Пушкарь! - прошипел Коммандор гроачей, агония коего разрешилась внезапным решением. - Всем батареям - залповый огонь!

Отклик оказался мгновенным, внутренняя связь донесла до присутствующих череду гулких щелкающих звуков.Следом послышался голос ошалелого Старшего Пушкаря:

- Ваша Возвышенность, с прискорбием доношу...

- Саботаж! - взвыл Склиз. Оккийокк застыл на экране, не донеся одну из перстовидных конечностей до большой красной кнопки. - Чего, не взрывается? Пушечки поломались, как и информировал землячок? Великолепно! - предводитель фрайров помахал глазными отростками. - Настало время истребить тебя безо всякой спешки! Орудийный Мастер, приказываю пробить в флагмане пятиглазых окошко пошире, чтобы Коммандор Склиз мог с удобством наблюдать за происходящим!

Склиз зашипел и метнулся к дверям, в которых ему пришлось немного подраться со стражниками, поспевшим к выходу раньше него. Магнан закрыл руками уши и зажмурился.

- Кого? - донесся со стороны экрана озадаченный голос Оккийокка. - Какого? Неисправность огненной части, в такое время? Моя в нестерпимости! Карамба! О, дьявол!

- Господа, советую вам обоим расслабиться, - Ретиф слегка возвысил голос, перекрывая беспорядочный гвалт. - Стрелять больше никому не придется.

- А-а-а... так твои шпионы проникли на мой флагман! - зашипел Склиз. - Мало пользы будет тебе от этого, Ретиф! Дай только выйти в космос, и я приложу все силы моего творческого разума, чтобы достойно наградить твоих дрожащих от ужаса споспешественников! - Он порылся в своем одеянии и извлек командирский микрофон. - Главный инженер! На взлет! Аварийная процедура!

- Боюсь, Склиз, вас ожидает новое разочарование, - произнес Ретиф после недолгой паузы, во время которой никаких толчков не случилось. - Росток чрезвычайно чувствителен к ракетным выхлопам, - мягко пояснил он, - ergo - никаких взлетов.

- Росток? - взвизгнул Склиз, размахивая глазами, с которых во время свалки в дверях посшибали украшенные драгоценностями фильтры. - Росток?

- Росток, - пробормотал Оккийокк. - Какой Росток, который?

- Росток! - задохнулся Магнан. - Но... но...

- Я погиб? - прошептал Склиз. - Пойман в ловушку предательством вероломных мякотников? Но торжество твое будет недолгим, о мой Ретиф! - и выхватив затейливо изукрашенный револьвер из висевшей у него на костлявом боку отделанной под крокодилову кожу пластиковой кобуры, гроач прицелился... - Куда ни кинь, все клин, - сказал Ретиф, пока окостеленелый Склиз, выкатив все пятеро глаз, таращился на кораллового оттенка цветочек, выросший в дуле его оружия. - Росток слишком ценит беседы со мной, чтбы позволить вам понаделать во мне дырок. Верно, Росток?

- Совершенно верно, Ретиф, - прострекотал грациозный цветочек голоском небольшого сверчка.

- Моя смывается, кланяюсь всем святым! - долетел с экрана голос Оккийокка. - Навигатор - полный вперед!

- Бессмысленно, Генерал, - сказал Ретиф. - Вы уже вросли в землю. Боюсь, что у вас вместо полевых обмоток - сплошные вьюнки.

- Так вот почему Ренфру не смог взлететь! - ахнул Магнан. - Впрочем, я, разумеется, знал это с самого начала.

- Что это значит? - прошептал Склиз.

- Это значит, что местное население, состоящее всего из одного живого существа, одолело вас без посторонней помощи, - сказал Ретиф, обращаясь к обоим вражеским предводителям. - А теперь, господа, - если вы готовы к переговорам, - Росток с удовольствием обсудит с вами условия вашей капитуляции.

8

- Бог ты мой, Ретиф, - сказал Магнан, оправляя перекрывающиеся красно-коричневые отвороты своей сверхофициальной утренней визитки перед сверкающим золотой рамой зеркалом, установленным рядом с красного дерева дверьми кабинета Первого секретаря министра Внеземных Дел. - Если бы мы не улучили минуту и не отправили по передатчику Склиза сигнала бедствия, пока Росток принимал их капитуляцию, мы бы до сих пор помирали от скуки на этом унылом острове.

- Сомневаюсь, - заметил Ретиф, - чтобы мы так уж скучали в обществе нескольких сот выброшенных на берег матросов, которые рыщут по лесам, обвиняя нас во всех своих бедах.

- А жуткое, все-таки, ощущение, когда каждый кустик или сучок тараторит на разговорном фрайрском и безупречном грукианском, с увлечением ведя двенадцать сотен переплетающихся разговоров одновременно!

- Думаю, со временем Росток освоит приемы, необходимые для отделения одного разговора от другого, - сказал Ретиф. - Даже если судить по исследованиям, проведенным на небольшом фрагменте, изъятом из его четырехмильного мозга, он должен обучаться быстро.

- Методы продуктивных переговоров он безусловно освоил с рекордной скоростью, - согласился Магнан. - Знаете, мне даже немного жаль этих бедняг, Склиза с Оккийокком, - кораблям их так и предстоит валяться на земле, а сами они будут теперь до бесконечности поставлять своему победителю сменные команды собеседников.

Ретиф и Магнан обернулись, услышав, как за их спинами открылась дверь лифта. Из лифта вышел курьер, толкающий перед собой сервировочную тележку, на которой лежал красивый тиковый тубус, содержащий высокое, смахивающее на лилию растение, украшенное шестидюймовым изжелта-розовым цветком.

- А, джентльмены, - сочным тенором приветствовал их цветок, - рад сообщить, что новизна обстановки, влияет на меня животворно, - по крайней мере на этот мой фрагмент!

Магнан чуть заметно содрогнулся. - Представляете себе бюрократа, произрастающего из кусочка лобной доли? - прикрывшись ладонью, прошептал он. - У меня голова начинает раскалываться при одной только мысли об этом.

Из кабинета Секретаря высунулся тощий человечек в толстых очках.

- Секретарь примет вас сию же минуту, - обявил он и придержал дверь, чтобы курьер мог вкатить тележку.

- Господин Секретарь, - величественно произнес Магнан, - я имею честь представить вам Его Превосходительство Растительного Посла.

- Чрезвычайно польщен знакомством с вами, сэр или мадам, - зарокотал Громбах, грациозно склоняя голову к цветку, который закивал в ответ. - А теперь расскажите мне в подробностях, как вам удалось в одиночку захватить два боевых флота в полном вооружении...

Ретиф с Магнаном удалились, оставив Первого секретаря внимательно слушать рассказ своего гостя о беспримерной победе.

- Похоже, Ростку лоботомия не повредила, - довольно заметил Магнан. - Ну что же, Ретиф, я должен спешить. Я тут разжился небольшим черенком, хочу подсадить его в клумбу под окнами посла гроачей.

И он торопливо удалился.

- Те-те-те, - донесся из красной бутоньерки, украшающей лацкан Ретифова сюртука, тоненький голосок, - ту мою часть, что осталась с Первым секретарем, угощают довольно рискованным анекдотом о перекрестном опылении бледных бегоний...

- Подслушивание частных разговоров, Росток, считается неприличным, - указал ему Ретиф.

- А что я могу поделать? - запротестовал цветок. - В конце концов, разговор-то ведется со мной! -

- Просто не повторяй того, что услышишь. Если конечно, - прибавил Ретиф, сворачивая к бару для служащих, - ты не услышишь чего-либо такого, о чем мне по твоему мнению следует знать...

Сергей Ильин (isb@glas.apc.org), перевод с английского

Число просмотров текста: 2190; в день: 0.54

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 1 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0