Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Фантастика
Ломер Кит (Laumer Keith)
Лес на небеси

1

Космический бот приземлился на планету Цун, доставив сюда дипломатическую миссию с Земли. Первым в люке показался второй секретарь посольства Джеймс Ретиф. Он спрыгнул на лазоревого цвета высокий газон и сразу же увидел одного из обитателей этой планеты. Это было существо размером с кролика с длинной ангорской шерстью темно-синего и фиолетового оттенков. Оно показалось из-за большой плиты красного гранита. Зверек уселся на свои странно устроенные задние лапы в нескольких ярдах от пришельцев. Ретиф заметил, что при появлении из люка каждого нового представителя миссии голова зверька как-то мелко подергивается. Когда на землю ступил первый секретарь посольства Маньян, его узкое лицо тут же отразило какие-то опасения. Ретиф взглянул в ту сторону, куда он смотрел, и увидел, как из-за носовой части космического бота показалось второе существо. Оно было такое же мохнатое, как и первое, только шерсть на этот раз была цвета индиго. По форме это был идеальный шар, но настолько заросший шерстью, что не представлялось возможным определить, где у зверька мордочка, а где задняя часть тела. Передвигался он высокими прыжками.

- Как вы полагаете, они кусаются?

- Они, очевидно, травоядные, - уверенно сказал военный атташе посольства полковник Смартфингер. - Может, стоит приручить одного? Ну-ка, кис, кис, кис.

Он щелкнул пальцами и свистнул. Тут же из-за гранитной плиты показалось еще несколько кроликов.

- Послушайте, полковник, - тронул Смартфингера за рукав кителя атташе по сельскому хозяйству. - Если я не ошибаюсь, это молодые представители доминирующей на этой планете формы жизни?

- Что? - насторожился полковник. - Это зверьки?! Невозможно!

- Это ведь их снимали на фотопленку исследовательские группы. О, Господи, как их стало много!

- Вероятно, это для них что-то вроде игровой площадки. Нет, а мне нравятся эти сообразительные ребятишки... - С этими словами полковник пнул одного кролика, который за секунду до этого, открыв пасть, - у них были удивительно большие зубы, - намеревался укусить его за лодыжку.

- Чертова профессия! - ругнулся сотрудник экономического отдела, когда один из мохнатых зверьков размером с терьера молнией метнулся в его сторону и вцепился зубами в блестящую пластиковую пуговицу на розово-лиловом манжете его полуофициального костюма. - Никто заранее не знаешь, какой новый ад тебя ожидает в следующем месте работы.

- О, смотрите! - ткнул Ретифа в плечо Маньян, показывая на тяжело нагруженного чем-то техника, вылезавшего из люка последним. - Это секретные устройства, на которых посол сидел, ни разу не встав с того момента, когда мы вылетели из Центрального Сектора.

- Итак! - провозгласил выступивший вперед посол Олдтрик. Он приближался к технику и потирал довольно свои руки с аккуратно наманикюренными ногтями. Он нагнулся к груде предметов, сваленных у ног техника, взял один из них, напоминающий надувную спасательную куртку летчиков, и поднял ее так, чтобы было видно всем. - Итак, джентльмены, вы изволите видеть так сказать... мой личный вклад в дипломатические переговоры на... очень и очень высоком уровне! - Он горделиво улыбался и ласково гладил куртку пальцами. - Предназначена для эксплуатации одним человеком, автономна, оснащена устройствами для подъема человека в воздух, - громогласно объявлял он. - С этим приспособлением, господа, мы сумеем отыскать неуловимых цунеров и провести с ними переговоры так сказать на их территории!

- Но... по сообщению службы информации, цунеры - это что-то вроде одушевленных маленьких дирижаблей! - возразил сотрудник службы информации. - Визуально зафиксировать удалось лишь несколько особей, да и то на огромной высоте! Уверяю вас, нам до них не добраться!

- Вот тут-то вы и ошибаетесь, - подмигнул довольно Олдтрик, продолжая смирно стоять в куртке и ждать, пока техник крепко затянет все ремни на его узкой груди. - Прогресс - вещь неизбежная. И познание нового - тоже вещь неизбежная. Рано или поздно, но человек все равно встретился бы с разумом не ходящим по твердой земле, а летающим в небе, меж облаков. И теперь, когда время этой встречи отсчитывает последние минуты ожидания, мы, сотрудники Земного Дипломатического Корпуса, готовы к ней!

- Но, Ваше Превосходительство, - заговорил первый секретарь Маньян. - Не могли бы мы лучше устроить переговоры с этими... э-э... газообразными существами, так сказать, в традиционной для нас обстановке? На твердой земле?

- Это чепуха, Маньян! Упускать столь счастливо предоставленную возможность доказать способности тренированного земного дипломата адаптироваться к любой обстановке?! Ну раз уж эти существа предпочитают парить в небесах, меж облаков, чем еще мы могли бы доказать свою добрую волю, как не демонстрацией того, что мы можем подняться к ним и вести переговоры в удобных для них условиях?!

- Однако, - веско сказал тучный сотрудник политического отдела, - мы не можем поручиться за то, что найдем кого-нибудь на той верхотуре.

Он бросил прищуренный взгляд вверх, на кружевные массы коралловых облаков, плывших спокойно по цунианскому небу на высоте около семи тысяч футов.

- Вот туда-то мы и поднимемся с вами, обогнав тем самым хорошо вам всем известных увальней, - невозмутимо сказал посол Олдтрик. - Вон видите гору? Фотографии группы исследователей с неопровержимостью доказывают наличие на ее вершине чудного воздушного города. Представьте себе картину, джентльмены: земная миссия спустится на город с высоких синих эмпиреев и откроется эра цуно-земных отношений!

- Да... Потрясающая мизансцена. Ваше Превосходительство, - нервически поведя шеей, произнес экономист. - Но, что если что-нибудь не заладится с этим аппаратом? Скажем, рулевой механизм кажется мне несколько ненадежным...

- Эти устройства были разработаны и собраны под моим личным руководством и наблюдением. Честер, - холодно прервал экономиста посол Олдтрик. - С другой стороны, ты прав: никогда нельзя упускать возможность сказать о недостатке, если ты его заметил.

- О, это настоящее чудо техники, творение, бесспорно, большого таланта, если не гения, - торопливо заговорил экономист. - Я только хотел сказать...

- Честер хотел сказать, что, может, кому-то из нас следует подождать здесь, господин посол, - перебил экономиста военный атташе. - На случай поступления из Сектора каких-нибудь новых распоряжений. Несмотря на то, что я ненавижу отделяться от компании, на этот раз могу пожертвовать удовольствием и добровольно остать...

- Ничего, полковник, застегните обратно ваши ремни, - сказал Олдтрик, почти не разжимая своих тонких губ. - Я не прощу себе потом, что позволил вам принести такую жертву.

- Боже правый, Ретиф, - прерывающимся и хриплым шепотом заговорил Маньян, дергая своего коллегу за рукав. - Вы полагаете, что эти крохотные приспособления действительно сработают? И неужели он всерьез насчет... - Маньян стал медленно поднимать глаза к бездонной небесной чаше. Зрелище показалось ему настолько пугающим, что он даже не смог договорить фразу.

- Всерьез, - уверенно подтвердил Ретиф. - Что же касается изобретения Его Превосходительства, то в условиях планеты с большим диаметром, малым удельным весом, со стандартной массой 4,8 и ускорением силы тяжести у поверхности равным 0,72, плюс атмосферное давление 27,5 градусов ртутного столба и суперлегкий газ, - все возможно.

- Я этого и боюсь, - пробормотал Маньян. - Изобретение-то, положим, господина посла, но раз уж мы все вместе им воспользуемся и вдруг что-то не сработает...

- Правильно, - рассудительно заметил Ретиф. - Суду военного трибунала будут преданы все члены нашей миссии и еще неизвестно, кого назовут руководителем нашей преступной шайки.

- ...а теперь, - донесся до них пронзительный голос посла Олдтрика, который глубже насадил на затылок свой берет. - Если вы готовы, джентльмены, - надуйте ваши газовые мешки.

Десятки клапанов открылись, как по команде, и тут же по округе разнеслось громкое шипенье. Ярко раскрашенные пластиковые пузыри со свистящим звуком расправлялись, наполняясь газом, за плечами дипломатов с Земли. Господин посол выполнил прыжок на месте и взмыл в воздух высоко над головами своих коллег. На землю он уже не опустился, а остался висеть, поддерживаемый надувшимся за его спиной баллоном. Небольшие батарее реактивного движка, закрепленного на поясе, весело запыхтели. Полковник Смартфингер, широкий в кости человек, подскочил вверх вполсилы, стал падать обратно, но едва носки его ботинок коснулись травы, как его захлестнул порыв ветра и потащил по земле, как перекати-поле. Маньян, который был легче всех остальных по весу, несмело подпрыгнул и тут же оказался в воздухе рядом с руководителем миссии. Ретиф предусмотрительно ознакомился с выданным ему аппаратом, установил главный рычаг в среднем положении и легко взмыл в воздух, пока некоторые дипломаты еще возились с надуванием своих баллонов. Ретиф не хотел быть последним.

- Великолепно, джентльмены! - воскликнул Олдтрик, победно вскинув руки, когда увидел, что все члены миссии с Земли висят в воздухе на высоте пяти футов, привязанные друг к другу веревками, словно альпинисты. - Полагаю, все вы уже чувствуете то особое ощущение восторга, которое возникает, когда перед человеком открываются новые просторы для освоения!

- Лишь бы старые не закрылись, - пробормотал тихо Маньян, с ностальгией глядя вниз, на лужайку с выходящими то тут то там на поверхность скальными породами.

Их сносило ветром все дальше. Зеленый газон, на котором их высадил космический бот, резко уплывал к горизонту. Этот дымчато-зеленый ковер разрывался в некоторых местах скальными породами, будто водная гладь коралловыми рифами, будто Дэлиэскианская пустыня одинокими замками-крепостями.

- А теперь - вперед! К тому, что, как я надеюсь, скоро назовут "новым подъемом дипломатии"! - радостно вскрикнул Олдтрик.

Он передвинул контрольный рычаг своего движка на несколько делений и понесся ввысь, сопровождаемый нестройной стайкой своих подчиненных.

2

На высоте пятисот футов Маньяну наконец-то удалось схватить Ретифа за руку и занять свое место рядом с ним.

- Бот улетает! - Он указал в направлении противоположном тому, в котором они летели, и Ретиф увидел взбирающуюся к дальним облакам, искрящуюся на солнце стрекозу - космический корабль Корпуса, на котором они прибыли на эту планету. - Он покидает нас здесь!

- Это знак уверенности господина посла в том, что мы найдем здесь теплый прием и дружеское расположение со стороны цунеров, - высказал предположение Ретиф.

- Если честно, то мне до сих пор не совсем понятно, к чему Сектору понадобилось посылать в этот пустынный мир дипломатическую миссию, - крикнул Маньян, стараясь перекрыть своим голосом свистящий ветер, резко бьющий в грудь быстро летящим дипломатам. - Ретиф, у вас всегда имеется дополнительная информация по любому вопросу. Скажите, что может стоять за этим решением нашего начальства?

- Если верить нашим источникам информации, - ответил тот. - То на Цун покушаются пятиглазые гроасцы. Уже хотя бы поэтому. Корпус должен срочно заинтересоваться планетой и обойти гроасцев на первом же удобном повороте!

- Ага! - Маньян хитро прищурился. - Они знают что-то такое, чего мы не знаем об этой планете. Кстати, - он не мог понизить голос, потому что тогда Ретиф его не услышал бы, но подвинулся к нему ближе, - кто сказал вам об этом? Господин посол? Господин заместитель министра?

- Берите выше! Бармен в кафе нашего департамента.

- Ну что ж, полагаю, наших пятиглазых друзей постигнет большое удивление, когда они, заявившись на эту планету, найдут на ней нас, уже стоящих на короткой ноге с местными разумными. Какой бы чудаковатой не казалась нам техника господина посла Олдтрика, я считаю, что у нас не было другого способа добраться до цунеров, - сказал Маньян и, вытянув вперед шею, стал вглядываться в причудливую формацию скал, мимо которых они поднимались во все новые высоты. - Странно, что никто из них не выходит нас встречать.

Ретиф тоже туда посмотрел.

- Нам еще нужно пролететь шесть тысяч футов, - сказал он. - Надеюсь, на вершине горы нас уже ожидают с оркестром и местными экзотическими фруктами.

Спустя полчаса вся группа дипломатов с послом Олдтриком во главе поднялась над последним препятствием и получила возможность взглянуть вниз, на страну чудес из розового и фиолетового кораллов, на лабиринты улиц, шпили зданий, туннели, мосты, гроты, башни, пещеры. Все было так сложно и одновременно так хрупко, что походило на причудливый стеклянный узор.

- Теперь осторожнее, джентльмены, - распорядился Олдтрик, повернул контрольный рычаг и совершил плавную посадку на восхитительную арку, перекрывавшую расселину, наполненную живым мерцанием от света, проникавшего сквозь полупрозрачные коралловые скалы. Приземлились рядом с послом и остальные дипломаты. Все застыли в восторженном молчании и с восхищением оглядывались вокруг.

Посол первым пришел в себя. Он открыл клапан, чтобы выпустить газ из баллона, расстегнул ремни крепления, стягивавшие грудь и все больше хмурился, видя окружающую их всех мертвую тишину.

- Интересно, куда запропастились жители города? - спросил он и тут же все взгляды обернулись на него.

- Очевидно, джентльмены, аборигены немного пугливы, - заявил он. - Походите, погуляйте вокруг. Выражение на лицах - дружеское, приветливое. Постарайтесь избегать заходить в какие-либо священные или запрещенные места. Например, в храмы, усыпальницы и прочее.

Скинув сдутые газовые мешки в кучу рядом с местом своего приземления, земляне разбрелись по пещерам, кто-то пошел гулять по аллеям, стелющимся между коралловыми дворцами, которые были погружены в тишину. Ретиф проследовал узкой тропинкой, взбиравшейся на гребень горы, изгибающийся выше всех остальных точек. Маньян заспешил ему вслед, утирая лицо надушенным носовым платком.

- Очевидно, никого нет дома, - выдохнул он, добравшись до небольшой площадки, на которой стоял и обозревал раскинувшиеся внизу просторы Ретиф. - Это даже как-то смущает. Интересно, какие меры были ими приняты для того, чтобы накормить и приютить нас?

- Еще одна интересная вещь, - не отвечая на риторический вопрос Маньяна, проговорил Ретиф. Он был задумчив. - Ни тебе пустых пивных бутылок, ни консервных банок, ни фруктовой кожуры. Словом, вообще никаких признаков жилья.

- Да уж, подвели нас ребята, - раздраженно поговорил подошедший сзади сотрудник экономического отдела. - Какая наглость! И, главное, со стороны кого?! Со стороны одушевленных и маленьких дирижаблей-невидимок!

- Я так думаю, что город эвакуировался! - крикнул издали сотрудник политического отдела тоном аналитика, серьезно изучающего важную проблему. - Мы также можем уйти.

- Чепуха! - рявкнул Олдтрик. - Вы что же, предлагаете мне взять обратный курс на Сектор и заявить там, что не смог отыскать правительство, при котором я был аккредитован?!

- Батюшки! - воскликнул Маньян, заметив одинокую темную тучу, угрожающе быстро приближавшуюся к городу. Эта туча плыла гораздо ниже облачного слоя. - У меня какие-то нехорошие предчувствия! О, господин посол... - вскрикнул он вдруг и быстро побежал вниз по тропинке.

В ту же секунду из ближайшей пещеры до всех донесся дикий вопль. Все повернули туда головы и увидели появившегося у выхода из пещеры военного атташе, в руках которого находился какой-то небольшой предмет, походивший издали на кусочек просмоленного каната, обугленного на одном конце.

- Признаки жизни, Ваше Превосходительство! - объявил радостно полковник. - Я нашел окурок дурманной палочки! - Он на миг поднес свою находку к лицу и тут же добавил: - Курили совсем недавно!

- Дурманные палочки?! Невозможная чепуха! - воскликнул и отшатнулся от полковника, который совал свою находку ему прямо в лицо. - Я уверен, что цунеры слишком утонченны, чтобы предаваться таким примитивным порокам!

- Эй, господин посол, - окликнул Олдтрика Маньян. - Предлагаю всем сейчас же подыскать для нас сухую пещеру и укрыться там от непогоды...

- Пещеру?! Укрыться?! От непогоды?! Какой непогоды?! - возмущенно выговорил посол подошедшему к нему Маньяну. - Я прибыл сюда для того, чтобы устанавливать дипломатические отношения с открытой нами цивилизацией, а вовсе не для воскресного пикника!

- Вот, что я имел в виду, - упрямо сказал Маньян, указывая всем на гигантскую тучу, которая подплывала к ним все ближе и находилась на такой высоте, что через несколько минут могла поглотить своим нижним краем всю земную миссию до последнего человека.

- Да? О... - Олдтрик с изумлением, широко раскрыв глаза, глядел на приближающуюся угрозу. - Да, я и сам хотел предложить всем поискать подходящее убежище...

- А как же быть с окурком? - попробовал возобновить прерванную тему полковник. - Мы еще не разобрались с моим окурком, как тут же подскочил этот неугомонный Маньян с какой-то там тучей!

- "Какая-то там туча" - вещь неизмеримо более важная для нас в данную минуту, чем ваш, простите за выражение, окурок! - надменно отозвался первый секретарь. - Особенно в свете того, что господин посол уже выразил догадку о том, что подобные вещицы не могут принадлежать цунерам.

- Ха! Отлично! Если они не принадлежат цунерам, то кому же они тогда принадлежат?! - воскликнул офицер радостно, но улыбка тут же померкла на его лице, он внимательнее вгляделся в окурок, пожал плечами и дал его остальным по кругу.

3

Ретиф взял окурок, понюхал его и, немного подумав, сказал:

- Похоже, полковник, в данном конкретном случае мы имеем дело с гроасским товаром.

- Что?! - вскричал Олдтрик и треснул себя по лбу. - Немыслимо! Невозможно! Они не могут... Не могли попасть сюда, так как местоположение города держится в строжайшей тайне! Я сам едва смог узнать!

- Гм! - кашлянул Маньяк, поглядывая на свою тучу, которая теперь приблизилась настолько, что становилось не по себе. По форме она напоминала военный корабль и до землян ее разделяло расстояние всего в пару-тройку сотню футов. - И все же, господа. Не лучше ли было бы нам поторопиться с убежищем? Серьезно промокнем!

- Батюшки! - вскричал потрясенно сотрудник политического отдела, не отрывавший глаз от серо-черной массы, которая в ту секунду затмила бледное солнце. На планету свалились неурочные сумерки, и ветер внезапно резко усилился и похолодал. Туча была уже у дальней кромки вершины горы. Теперь все дипломаты, затаив дыхание, смотрели на нее.

Вдруг она резко снизилась, причем задела при этом невысокий каменный выступ. Раздался громкий скрежет и вниз по склону посыпался град из крохотных каменных обломков. Маньян отскочил назад, растерянно моргая.

- Вы видели... Вы видели... - шептал он потрясенно.

Туча снизилась еще и проплыла между двумя минаретами города, коснувшись одной узорчатой, со множеством архитектурных украшений башни. Послышался скрежещущий звук, где что-то тяжелое рухнуло на землю и тут же до дипломатов донесся какой-то истошный свист, который бывает, когда откуда-то резко выпускают воздух. Ветер усилился и донес до землян отчетливый запах какой-то прорезиненной ткани.

- О, боги! - вскричал военный атташе. - Это не туча! Это Троянский Конь! Закамуфлированный дирижабль! Обман!.. - Полковник запнулся и опрометью бросился прочь от надвигающейся беды.

Проколотый четырехакровый гигантский шар закачался, накренился под острым углом и с грохотом обрушился на город, обрушивая своды арок, валя на землю узорные решетки садов, кроша мосты, сметая тонкие изящные башни, накрывая ландшафт, будто обвалившийся купол цирка. На вершине этой темной тучи показалась маленькая подвижная фигурка в ярком шлеме и коротком плаще с лучевым автоматом в руках. Существо скатилось вниз по дряблым складкам гигантского шара на землю. За ним показались другие. Они быстро спускались на землю и занимали позиции с целью окружения опешивших землян.

- Гроасские штурмовики! - крикнул военный атташе. - Спасайтесь, кто может!

Он со всех ног бросился в поисках укрытия в глубокий овраг. Луч, посланный из гроасскго автомата поднял облако коралловой пыли позади него. Ретиф, находясь на своем наблюдательном пункте с подветренной стороны скалы, увидел, как с полдюжины землян были остановлены выстрелами еще до их попытки скрыться. Все они покорно подняли руки и ждали подбегавших к ним налетчиков, которые переговаривались между собой на шипящем гроасском наречии. Трое других землян попытались было улететь, но были пойманы почти сразу же и пинками и тычками сопровождены к своим ранее плененным товарищам. Спустя минуту из оврага донеслись какие-то хлесткие сочные звуки и раздалась отчаянная брань - это могло означать только одно: пленение полковника Смартфингера. Ретиф обошел кругом скалу, у которой стоял, чтобы оценить обстановку. Она не внушала оптимизма. Одним из последних землян был взят в плен сам господин посол Олдтрик. Ретиф своими собственными глазами видел, как его вытаскивали из-под кактусового куста, где он нашел было себе убежище.

- О, было забавно встретить вас здесь, Хуберт, - сказал вышедший вперед гроасец. Он был заметно уже в плечах своих соотечественников, зато лучше одет и держал в серебряных щипчиках дымившуюся дурманную палочку. - Очень сожалею, что вас пришлось повязать, как поросенка, которого везут продавать. Со стороны это, конечно, выглядело грубовато, но что поделаешь, если нарушают границы твоих владений?

- Нарушают границы?! Ваших владений?! Я нахожусь здесь в качестве земного посланника к цунерам! - вскричал возмущенный Олдтрик. - Слушайте меня, посол Шиш, это возмутительно! Я требую, чтобы вы приказали этим бандитам сию же минуту освободить меня и моих подчиненных!

- Зовите меня лучше фельдмаршалом Шишем, Хуберт, - прошипел гроасец. - А это вовсе не бандиты, как вы неосторожно изволили выразиться, а полиция, законные силы правопорядка. Если вы будете докучать мне, я просто распоряжусь, чтобы они применили по отношению к вам полную силу закона. Того самого, который вы столь нагло преступили.

- Какой закон?! Эти озверевшие койоты напали на мирных дипломатов, находящихся при исполнении своих обязанностей!

- Межпланетный закон, мой дорогой сэр, - прошипел Шиш. - Тот его раздел, в котором поднимаются проблемы территориальных притязаний на необитаемые миры.

- Но... Но ведь Цун населена цунерами!

- Разве? Тщательный поиск по всей поверхности планеты, проведенный нашей разведывательной службой, не дал никаких положительных результатов относительно нахождения здесь каких-либо признаков разумной жизни.

- При чем здесь поверхность планеты?! Цунеры живут не на поверхности...

- Совершенно правильно. Поэтому-то мы и оформили право на владение ею на себя. Ну, ладно, поговорим теперь об ущербе, нанесенном вами в результате вашего преступления, и репарациях, связанных с вашим освобождением. Мне думается, что миллиона будет как раз достаточно. Платить будете непосредственно мне, как общепланетному военному коменданту...

- Миллион?! - Олдтрик с трудом сглотнул. - Но... Но... Но послушайте! - Он вперил в Шиша отчаянный взгляд. - Зачем вам эта планета?! Вы же, гроасцы, предпочитаете сухую, песочную землю! Здесь вы ее не найдете. Кроме того, Цун не представляет собой ни большой экономической, ни стратегической ценности...

- Ммм... - Шиш на минуту задумался, отведя в сторону свой окурок дурманной палочки. - Ладно, вреда не будет, если я скажу вам. Мы собираемся собирать здесь урожай.

- Урожай? Здесь ничего не растет, кроме синей травы и кораллов!

- Вот тут-то вы и заблуждаетесь, Хуберт. Вот, что нас интересует... - С этими словами он показал на свой ворсистый плащ-накидку фиолетового цвета. - Роскошный мех, легкий, яркий, противоаллергический... - Он понизил голос и подмигнул тремя глазами. - Кроме всего прочего, говорят, будто он оказывает заметное возбуждающее воздействие. На поверхности Цуна сейчас прыгают и резвятся сотни миллионов живого дохода, вы сами, наверно, видели. Мы будем снимать урожаи мехом.

- Да вы шутите, что ли?! Сэр, это ведь...

Внезапно в том месте, где находились охраняемые гроасцами пленники, случилась какая-то маленькая заварушка. Из толпы выскочил один из землян и со всех ног бросился к ближайшим пещерам. Гроасские полицейские помчались вдогонку. Шиш издал какой-то сдавленный звук и побежал вслед за своими подчиненными для того, чтобы лично наблюдать за тем, как беглеца вновь возьмут в плен. Олдтрик, оставшийся без присмотра, скосил глаза на лежавшую в десяти футах от него кучу с летным снаряжением. Он тяжело вздохнул и кинулся искать свою куртку-самолет, нашел, стал надевать ее и застегивать ремни. Когда он обернулся, чтобы высмотреть подходящее убежище, издали раздался дикий вскрик: его попытка к побегу была разоблачена! Чувствуя отчаяние, руководитель земной миссии кинулся прочь от своих врагов, на бегу открыв клапан, расправив надувавшийся газовый баллон и включив реактивный движок на поясе. Он взмыл в воздух прямо перед носом у двух гроасцев, которые уже было догнали его. Они хотели в последнюю секунду схватить посла за ноги, но и это им не удалось. Олдтрик проплыл над головой Ретифа на высоте около двадцати футов, быстро сносимый в сторону посвежевшим ветром. Ретиф обернулся и увидел все тех же двух гроасцев, которые бежали по земле вслед за послом, очевидно, все еще надеясь поймать его. Ветер уже перетаскивал летящего дипломата через край горы, когда Ретиф увидел, что пятеро гроасцев целятся в Олдтрика из своих автоматов. Раздались выстрелы. До Ретифа донесся характерный свистящий звук, который бывает тогда, когда гвоздем протыкают воздушный шар: значит, луч попал в оболочку газового баллона! С отчаянным воплем господин посол скрылся из поля зрения Ретифа за гребнем горы.

Тогда молодой земной дипломат вскочил на ноги, выпрыгнул из своего укрытия, бросился к куче летного снаряжения, схватил две куртки, повернул в обратную сторону и помчался к гребню горы, за которым скрылся посол Олдтрик. Два гроасца, которые перестали преследовать земного посла, попытались было воспрепятствовать еще одному побегу, но были сметены Ретифом с пути в одну секунду. Откуда-то сбоку появился еще гроасец с автоматом в руках, пытавшийся перехватить Ретифа на полдороге. Землянину без особого труда удалось ухватиться за дуло и он сильно встряхнул автомат вместе с его владельцем, с испугу не отпустившего теперь уже бесполезного оружия. Затем Ретиф подхватил "наевшегося кексов" автоматчика и бросил его под ноги двум его соотечественникам, которые бежали за землянином. Смертоносные лучи сверкали совсем рядом с головой Ретифа, но он, не замедляя бега, достиг наконец гребня горы и прыгнул без колебаний в семитысячефутовую пропасть.

4

Дикий ветер хлестал Ретифа по лицу и уносился вверх, как настоящий ураган. Сунув одну летную куртку в зубы, он быстро надел другую на себя, - точно так же, как сделал бы это в нормальной обстановке у зеркала, - и стал затягивать нужные ремни на груди. Он глянул вниз, отчаянно морщась от неистово бьющего в лицо ветра. Господин посол с болтавшимся за его спиной сдутым газовым баллоном падал так же свободно, как и Ретиф, только двадцатью футами ниже. Ретиф резко выбросил вниз руки и сделал лягушачье движение ногами, совсем так, как делают ныряльщики, стремясь глубже погрузиться. Расстояние между двумя мужчинами сократилось. В опасной близости вверх пронесся пик тонкой скалы. Ретиф сделал еще несколько отчаянных телодвижений для того, чтобы сблизиться с послом, и наконец его рука смогла дотянуться до начальника и Ретиф схватил Олдтрика за ногу. Посол конвульсивно дернулся и устремил на подчиненного исполненный дикого ужаса взгляд. Все его лицо было в слезах - из выжал то ли ветер, то ли страх. Ретиф подтянулся совсем близко к послу, поймал его руку и сунул туда исправную летную куртку. Несколько секунд посол ничего не мог сообразить, но потом с помощью Ретифа избавился от своего сдутого баллона и надел новую куртку. Он повернул клапан, баллон стал быстро надуваться, падение Олдтрика резко замедлилось и он унесся вверх. В следующую секунду Ретиф и сам открыл клапан и через минуту уже мягко плыл в воздухе в сотне футов ниже посла Олдтрика.

- У вас оперативное мышление, мой мальчик... - слабо донесся до Ретифа голос Олдтрика. - Как только я вернусь на наш транспорт, я вышлю срочную депешу с требованием прислать усиленный контингент сил поддержания мира для того, чтобы они разобрались с этими негодяями! Мы сорвем их дикие планы вырезать несчастных и по-детски наивных цунеров, тем самым заслужим горячую любовь их! - Он стал опускаться быстрее для того, чтобы сравняться с Ретифом, а сделав это, продолжил: - Вы пойдете со мной. Я хочу, чтобы вы подкрепили мой запрос относительно необходимости прислать войска своими собственными наблюдениями за злодеяниями гроасцев. Кроме того...

- Прошу прощения, господин посол, - сказал Ретиф. - Боюсь, мне будет трудно последовать за вами. У меня случилось что-то со снаряжением. Как будто клапан заклинило...

- Вернитесь! - прокричал отчаянно Олдтрик, проскакивая вниз мимо Ретифа, который незаметно переставил контрольный рычаг в нужное ему положение. - Я настаиваю на том, чтобы вы сопровождали меня!..

- Боюсь, теперь это от меня уже не зависит, сэр, - откликнулся Ретиф сверху. - Советую вам держаться подальше от колонистов, которых вы можете обнаружить внизу. Боюсь, они уже получили сообщение о том, как надули на горе их полицейских и могут осерчать. Медленно спускающийся с неба дипломат будет представлять для них отличную мишень.

5

Через минуту налетел юго-западный ветер, подхватил Ретифа и понес с собой со скоростью двадцати миль в час. Он покрутил контрольный рычаг - бесполезно. Ландшафт - широкие просторы холмов цвета мягкого аквамарина - плыл внизу. С той высоты Ретиф мог рассмотреть огромные стада тех существ, покрытых красивым мехом - от голубого до темно-виноградного оттенков, - на которых намекал Шиш. Ретиф заметил, что все они направляются к одному месту, которое находилось невдалеке от подножия горы. Там было несколько черных точек - вероятно, пещеры или норы.

Через две-три минуты вид внизу затуманился, так как Ретиф вошел в полосу облаков. Поначалу мимо него пролетали лишь полупрозрачные струйки нижнего облачного слоя, но вскоре его окружила и обняла непроницаемая и влажная мгла. Было такое ощущение, что он попал в холодные турецкие бани.

В продолжение десяти минут он ничего не мог увидеть в футе от себя и плыл в неизвестном направлении, но, как он понял, вверх. Наконец сквозь густую облачную пелену проникло бледное солнце: сначала это был мягкий, отфильтрованный облачной массой, свет, затем он стал ярче, еще ярче и вдруг в глаза Ретифу брызнул такой яркий блеск, что он вынужден был зажмуриться. Он вылетел из облачного покрова в чистое голубое небо и быстро плыл между солнцем, бившим в глаза, и ослепительно белой твердью облаков.

Немного попривыкнув к яркому свету, но продолжая жмуриться, он осмотрелся вокруг. На расстоянии примерно в пять миль он заметил какой-то неопределенной формы туманность светло-зеленого цвета. Настроив соответствующим образом контрольный рычаг, он поплыл в ту сторону.

Прошло пятнадцать минут и он подлетел уже настолько близко, что смог различить толстые, глянцево-желтые опоры, поддерживающие массы листвы оттенка шартрез. Подлетев еще ближе, Ретиф смог различить уже детали: огромные кусты с листьями размером с обеденную скатерть и большими цветами алых и розовых тонов. Солнце, стоявшее в зените, с трудом пробивалось сквозь плотную лиственную массу и его лучи меняли здесь цвет с ослепительно белого до мягкого зеленого. Ретиф направил себя к одной ветви, которая была толстой и производила впечатление крепкой. В самый последний момент он увидел острые шипы, торчащие из кустов. Каждый из шипов имел длину не меньше ярда. Ретиф дернулся в воздухе и попытался уклониться от этих угрожающе больших игл, но ему это сделать не удалось: раздался хруст прорываемой ткани, свист выходящего из баллона газа и сам баллон в несколько секунд обмяк и растерял всю свою подъемную силу. Ретифа, внезапно вновь обретшего вес, с силой бросило грудью на толстую, - в ногу человека, - шершавую ветвь. Он ухватился за нее руками и ногами и только тогда увидел, что дерево-то рогатое и что всего в нескольких дюймах от его лица из ветви торчал один из таких роговых отростков с острием как у кинжала.

6

Вокруг кипела жизнь!

Уши Ретифа улавливали невероятное число разных звуков: и жужжание, и гудение, и шипение, и треск ветвей, и шелест густой листвы. Над головой и, как ни странно, под ногами носились мохнатые шарики самых ярких расцветок - местные птицы; с ветки на ветку резво прыгали маленькие зверьки, похожие на земных хорьков; шелестели крыльями золотистые четырехкрылые бабочки. Вдали раздался какой-то крик, на секунду хор лесных голосов смолк, но тут же возобновился.

Ретиф глянул вниз, но он мог увидеть лишь нескончаемые уровни листвы и ветвей. Где-то в двухстах футах внизу лес затмевался облачным покровом. До земли, по условным подсчетам Ретифа, было не меньше мили-полутора. М-да, нелегкий отсюда спуск. С другой стороны, похоже было, что другого выбора у него нет. Ретиф избавился от порванного баллона вместе с ненужной уже летной курткой и стал осторожно, переступая с ветки на ветку, спускаться вниз.

Он преодолел не более пятидесяти футов вниз, как вдруг уловил боковым зрением какое-то странное движение в листве. Он остановился и стал смотреть в ту сторону. Прошла минута и налетевшим порывом ветра откинуло в сторону листву, и Ретиф увидел перед собой грузное и бледное, как привидение, существо с телом, покрытым короткой белесой щетиной и головой в форме ровного сфероида. Существо отчаянно молотило своими членистыми черно-блестящими конечностями по паутине шелковых и алых нитей, причудливо сплетающихся между собой в спиральном рисунке. Рядом с попавшимся в ловушку существом покачивалась плоская сумка на ремне. Паутина, как заметил Ретиф, была сплетена на концах двух длинных сучьев и изогнулась дугой под тяжестью жертвы...

Заглянув в тень листвы, Ретиф увидел лапу длиной в фут, которая будто ножницы садовника зависла в двух футах от плененного существа. Эта лапа резко переходила в шестифутовую гладкую, словно труба, конечность, которая в свою очередь исходила из тела, заключенного в серебристые пластины-латы и почти полностью скрытого в тени листвы.

Пока Ретиф с любопытством наблюдал за этой картиной, признаки жизни подавала только жертва, не перестававшая предпринимать попытки к своему освобождению. Но вдруг зашевелился и агрессор. Его лапа внезапно сделала выпад в сторону жертвы, пробила лиственный тент и вырвала из шкуры несчастного существа клок белесой шерсти. Неизвестно еще, чем закончилась бы эта атака, если бы в самое последнее мгновенье жертва не сделала спасительного нырка в сторону. Агрессор сам не мог дальше продвигаться к своей цели, так как это грозило обрывом паутины. Но все равно пленник уже никуда не мог деться и его жестокое убийство было лишь вопросом времени.

Ретиф порылся к себя в карманах и достал оттуда перочинный нож с лезвием длиной в два дюйма: им удобно было обрезать горгенсенские сигары. Этим ножом он перерезал виноградную лозу, которая нависала над его головой. Полученную таким образом веревку он смотрел в жиденькую бухту и вновь начал подниматься наверх.

Забравшись на ветку несколько выше того места, где была паутина, Ретиф глянул вниз и увидел двадцатифутовое чудовище, прильнувшее головой вниз к стволу толщиной в шесть-семь дюймов. Хищник вытягивался изо всех сил во всю длину своего огромного тела в попытках все-таки достать запутавшуюся в клейких нитях паутины жертву.

Ретиф, выгнув спину, бесшумно заскользил вниз, чтобы быть как можно ближе к задней ноге монстра. В следующую минуту он бросил свой аркан, наскоро сделанный из куска гибкой виноградной лозы, и когда тот зацепился за голеностопный сустав монстра, землянин ловким рывком затянул петлю, которая от последующего натяжения должна была превратиться в настоящий тугой узел. Другой конец аркана он привязал к крепкому стволу за своей спиной, да так, что веревка была почти натянута. Чудовище даже не заметило, как его связали. Впрочем, Ретиф заранее знал о пониженной чувствительности задних конечностей у больших животных.

Затем Ретиф скользнул вниз по стволу на свое прежнее место наблюдения. В руке он держал вторую сделанную им веревку, один которой был привязан к крепкому суку.

Попавшая в ловушку жертва все больше запутывалась в клейкие нити паутины и все меньше имела свободы двигаться. Она вдруг увидела Ретифа и инстинктивно дернулась, что вызвало еще одну атаку со стороны чудовища, которая, однако, и на этот раз оказалась неудачной.

- Так держать, - тихо проговорил Ретиф. - Я попытаюсь отвлечь его внимание.

С этими словами он выступил на тонкую ветвь, которая прогнулась под его тяжестью, но выдержала. Держа в свободной руке конец веревки он медленно пошел по этой ветви и наконец остановился в каких-то десяти футах от паутины.

Сверху послышался шорох: чудовище с клешневидной лапой заметило постороннее движение, насторожилось и, скосив блестящий глаз, стало изучать Ретифа с дистанции в пять ярдов. Ретиф увидел, что лапа несколько отклонилась от прежнего направления и теперь нерешительно пошатывалась из стороны в сторону, как бы еще не знаю, куда ударить сначала.

В нескольких дюймах от лица Ретифа с какой-то ветки свешивался плод величиной примерно с бейсбольный мяч. Ретиф сорвал его, тщательно прицелился и запустил прямо чудовищу в глаз. Цель была поражена, - благо, глаз был гигантский, - а сам плод треснул и забрызгал листву вокруг какой-то клейкой ярко-желтой мякотью, обладавшей запахом перезревшей дыни. Лапа с клешней будто молния ударила в то место, где стоял Ретиф, но поздно... его там уже не было. В последнее мгновенье он ухватился за конец веревки и спрыгнул с ветки на которой стоял. Совершив длинный прыжок-перелет в стиле Тарзана, он приземлился на небольшой площадке в тридцати футах от паутины. Разозленный неудачей хищник прыгнул вслед за Ретифом... Раздался ужасный треск молодой виноградной лозы, которая скрепляла лапу хищника с деревом. Ствол накренился, но он был слишком мощен для того, чтобы его можно было вот так просто сломать. Лоза также выдержала. И блистающее серебристыми пластинами на своем гладком, будто ствол орудия, теле чудовище вдруг на какой-то почти неуловимый миг повисло неподвижно в воздухе в начале своего прыжка. Ретиф, стоявший в безопасности на своей площадке, успел поймать как в мгновенном фотоснимке оскаленную несколькими рядами острых здоровенных зубов пасть чудовища... Затем хищник полетел назад, виноградная лоза, зацепившись за какой-то шип, порвалась и чудовище всей своей массой рухнуло вниз. Некоторое время еще были слышны хруст ломающихся ветвей, сыплющейся листвы, ударов о стволы, но потом все звуки потонули в бездонных глубинах пропасти.

7

Ощетинившийся цунер тяжело раскачивался в сети, глядя настороженно на Ретифа, - глаза у этого существа располагались в ряд и напоминали блестящие розовые пуговки на рубашке, - прорубавшегося через крепкие нити паутины с помощью своего перочинного ножа. Получив свободу, цунер тут же потянулся к своей сумке своей четырехпалой рукой в перчатке, украшенной декоративными когтями в дюйм длиной, достал из нее маленький цилиндр и насадил его на свой средний глаз.

- Хрр-и-кк, - сказал он с легким придыханием.

Рот его скривился в каком-то диком несоответствии с произнесенным звуком. Средний глаз цунера осветился ярким зеленым цветом, от которого Ретифу пришлось почти зажмуриться. Чужак снял цилиндр и кинул его обратно в сумку, но через мгновенье его рука появилась оттуда уже с другим предметом, напоминающим небольшую в фут длиной губную гармонику. Цунер приладил этот предмет куда-то к своей шее. Тут же из него донесся какой-то хрип, свист, шипенье. Цунер молчал. Выждав паузу, Ретиф сказал:

- Если я не ошибаюсь, это гроасский электронный транслятор. Полезная вещь, тут уж не поспоришь.

- Правильно, - перевело маленькое устройство слова цунера, сказанные тоненьким голоском. - А что, работает! Ей-богу, работает!

- Гроасцы не имеют себе равных, когда речь заходит о микроэлектронике и приобретении недвижимого имущества, - подтвердил Ретиф.

- Недвижимое имущество? - спросил цунер с изменившимся тембром голоса.

- Я имею в виду сейчас поверхность вашей планеты, - объяснил Ретиф.

- Ах, это! Да. Я слышал, они решили поселиться под нами. Идиоты. Чтобы принять такое решение, надо в детстве с коляски свалиться. Но, впрочем, всяк по-своему накладывает на себя руки, как очень тонко подметил Церд, прежде чем покончил с собой, надышавшись азотной кислоты, - сказал цунер и вдруг как-то оценивающе посмотрел на Ретифа. - А ты, как я погляжу, к своей смерти подходишь изобретательно.

- В каком смысле?

- Я имею в виду твою тарзанку из виноградной лозы, - пояснил цунер. - Это опасно, знаешь ли. Клешня могла перерезать эти твои качели, как травинку. И полет мог закончиться в самой середине, а это... Ты понимаешь, чем это тебе грозило.

- Да, но у меня создалось впечатление, что хищник был занят в основном вами, - возразил Ретиф.

- О, да, он был занят мной. Почти поймал. Но его труд все равно не окупился бы: у меня невкусное мясо. - Цунер проверил работу транслятора, внимательно взглянул на землянина и спросил: - Должен ли я понимать твои действия так, что ты намеренно спасал меня?

Ретиф кивнул в знак подтверждения этой мысли цунера.

- Чего ради?

- По идее разумный всегда должен приходить на помощь разумному, особенно когда его хотят съесть живьем. Такова традиция.

- Ммм... Интересная концепция... Ага, а теперь ты, стало быть, рассчитываешь на то, что я верну тебе этот свой долг, да?

- Если это вас не затруднит, - невозмутимо ответил Ретиф.

- Но ты выглядишь таким съедобным, таким аппетитным... - вдруг заговорил цунер. Без всякого предупреждения одна из черных - будто ствол эбенового дерева - конечностей цунера взметнулась в сторону землянина, а когти на ней вытянулись на полную длину. Это был быстрый удар, но Ретиф оказался быстрее. Молниеносным выпадом он ударил носком своего ботинка в голень другой ноги цунера изо всех сил. Цунер завопил от боли и повалился вниз. Он успел подставить руки, чтобы не удариться лицом, но Ретиф не проявил милости: он врезал сначала по одной руке, потом по другой. В следующую секунду дуло маленького пистолета уперлось в щетинистый живот цунера.

- Эта штучка называется пистолетом. Мы, земляне, также умеем делать хорошие вещи, - сказал он спокойно. - Вы поймете это, когда я выстрелю.

- ...но внешний вид может быть таким обманчивым, - закончил прерванную фразу цунер, потирая отбитые конечности.

- Ничего, это традиционная ошибка, - сказал Ретиф мирно. - Надеюсь, вы больше не будете рассматривать меня как кусок съедобного мяса? Кстати, именно так рассматривал вас тот хищник. Я тоже невкусен, поверьте: так, нестройный набор химических элементов.

- Да. Ну, хорошо, в таком случае, я, пожалуй, пойду, - сказал цунер и тут же повернулся от Ретифа в сторону.

- Прежде чем вы уйдете, - остановил его голос землянина, - необходимо, на мой взгляд, обсудить кое-какие вопросы. К нашей общей выгоде.

- О? Какие, например?

- Вторжение на Цун, это во-первых. И способы возвращения вашего племени на цунианскую твердыню, это во-вторых.

- Ты способен заставить. Знаешь, что я тебе скажу? Это своего рода невроз. Ни у того хищника, ни у моей скромной персоны нет дела до других, мы можем жить себе спокойно. Вмешиваться в чужие дела - тяжкий путь.

- Боюсь, в вашем трансляторе надо подрегулировать настройку, - сказал Ретиф. - Вы стали неясно излагать свои мысли.

- А мне вот тоже сдается, что ты что-то крутишь-вертишь, но прямо не говоришь, - признался цунер. - Я вижу, что ты пытаешься мне что-то объяснить, но, клянусь своей жизнью, не могу понять: что именно? Давай-ка прогуляемся ко мне домой. Примем аперитив и попробуем просветить друг друга. Кстати, меня зовут Кой Готовый Укусить.

- А меня Ретиф Иногда Уходящий в Запои, - ответил с улыбкой землянин. - Показывайте дорогу, Кой, а я сделаю все, чтобы от вас не отстать.

8

Это было захватывающее дух путешествие почти по верхушкам деревьев, длившееся около получаса. Цунер передвигался красивыми и удивительно длинными прыжками, после каждого из которых он несколько секунд отдыхал там, где приземлялся. Ретиф отчаянно пытался не потерять цунера из своего поля зрения. Он использовал для своего движения толстые ветви деревьев, виноградные лозы и старался не думать о той дикой пропасти, которая ожидает его, если он сделает хоть одно неверное движение.

Эта гонка закончилась у стофутового сферического пространства, которое было очищено от растительности и представляло собой что-то вроде тенистой, освещенной мягким зеленым светом пещеры. По ее окружности тянулись заросшие зеленью беседки и балкончики; маленькие, хрупкие на вид террасы были подвешены в тени ветвей и листьев гигантских местных папоротников. В поле зрения находилось несколько десятков цунеров, одни из которых отдыхали на удобно устроенных площадках, а другие развалились в креслах, сплетенных из крепких стеблей и мягко раскачивающихся под легким ветерком. Некоторые, казалось, бесцельно слонялись из одного насеста в другой. Наконец две-три особи висели, зацепившись конечностями за ветви винограда, и, видимо, спали.

- Придется тебя представить, - сказал Ретифу цунер. - Иначе ребята попробуют взять тебя на зуб, как я, и пострадают также, как пострадал я. Я против этого, потому что раненый цунер - не такая уж приятная компания. - Он выключил на минуту транслятор и издал резкий тонкий крик. Головы цунеров повернулись в сторону своего собрата и землянина. Кой произнес короткую речь, все время показывая рукой на Ретифа, который вежливо, но с достоинством кланялся. Цунеры очень быстро потеряли всякий интерес к землянину и вернулись к своим прерванным делам.

Кой указал Ретифу на маленький стол, поставленный на высоком брусе, вокруг которого симметрично располагались три сиденья. Ретиф занял свое место, Кой сел напротив него. Было немного непривычно, так как креслица качались и сильно прогибались под тяжестью Ретифа. Кой коротко и пронзительно свистнул, и тут же к столу прыжками приблизилось серое в черных крапинах существо. Кой отдал какое-то распоряжение, существо ускакало и через минуту вернулось с двумя флягами, из горлышек которых исходил приятный аромат.

- Ахх! - с наслаждением выдохнул Кой и откинулся на спинку своего кресла, скрестив под столом ноги. - Удобное кресло, фляга с аперитивом - это ли не Нирвана?! - Он поднял свою фляжку и, сунув горлышко в раскрытый рот меж рядами зубов, которые по своей остроте могли поспорить с зубами того хищника, и сделал большой глоток.

- Интересное местечко у вас тут, - сказал Ретиф, осторожно принюхиваясь к напитку. Затем он попробовал немного. Жидкость мгновенно растаяла у него на языке, оставив во рту мягкий и удивительно приятный аромат.

- Да, здесь неплохо, - согласился Кой. - Но было бы еще лучше, если бы не обстоятельства.

- Какие обстоятельства?

- Недостаточно пищи. Слишком много хищников. Таких, как тот, которого ты отправил на землю. Ограниченность жилого пространства - некуда пойти прогуляться. И, конечно, необходимо учитывать еще тот факт, что мы отрезаны от минерального сырья, полезных ископаемых. Это лишает нас перспектив технологического развития. Давай смотреть правде в глаза, Ретиф: мы сидим на дереве и этим все сказано.

Ретиф скосил глаза на одного грузного цунера, который на его глазах совершил один из тех удивительно длинных и легких прыжков, которые были характерны для этого племени.

- Кстати, о технологии, - сказал землянин. - Как вам удается этот номер?

- Какой?

- Вы весите, должно быть, не меньше трех сотен фунтов, но когда захотите, можете плыть в воздухе не хуже пылинок одуванчика.

- Ах, это. Вы называете это, видимо, чем-нибудь вроде врожденного умения. Это свойство присуще даже нашим стручкам со спорами, иначе они погибали бы при соприкосновении с землей. - Органическая антигравитация, - восхищенно проговорил Ретиф. - А, впрочем... Лучше бы это назвать телепортацией.

- Железы воспринимают мысленные импульсы, - сказал Кой. - К счастью, у нашего потомства вообще не приходится говорить о каком бы то ни было мышлении, поэтому они не могут подняться с земли. Иначе, боюсь, мы бы не имели возможности жить так спокойно, как ты видишь.

Он вновь опрокинул горлышком вниз свою фляжку и сделал еще один большой глоток, откинувшись на спинку кресла. Вдруг оно поплыло мягко в воздухе вокруг стола, а кресло, в котором сидел Ретиф, также сдвинулось с места и поползло в противоположную сторону. Наконец, Кой остановился на прежнем месте Ретифа, а Ретиф - на прежнем месте Коя. Цунер даже не изменился в лице от этого внезапного перемещения, зато Ретифу пришлось на секунду зажмурить глаза и смахнуть капли пота, выступившего на лбу.

- Странно, но я не могу понять, почему у вас тут не видно детей? - спросил Ретиф, приходя постепенно в себя.

- Что?! - Кой резко вскинулся в своем кресле, от чего оно заходило под ним ходуном и кинул встревоженный взгляд в сторону входа в свою беседку. - О, проклятье! Не надо со мной так шутить, Ретиф! Маленькие монстры живут на поверхности планеты, которая им принадлежит!

- Без всякого присмотра?!

Кой передернул плечами.

- Я думаю, что нам следует что-то предпринять в этом смысле, но... очень опасно.

Ретиф очень удивился, но ничего не спросил, ожидая, что цунер расскажет сам.

- Эти маленькие демоны сдерут почвенный слой со всей планеты, если им не будет позволено утолять свой голод и свою жестокость...

- Каким способом они это делают?

- Да поедают друг друга!

- Значит, по этой причине вы и не живете на поверхности планеты?

- Да. Если бы наши предки не забрались на деревья, сейчас бы нашей расы вообще не было. Нас бы сожрал наш собственный молодняк.

- И, похоже, ваше равнодушие к вторжению гроасцев имеет под собой те же корни.

- Сезон активного питания на поверхности только-только начинается, - тут же сказал цунер. - Когда он наберет силу, эти ребята не продержатся и суток. Правда, в них мало мяса и соку... По крайней мере в том, которого я встретил...

- Вы имеете в виду бывшего владельца этой кожаной сумки и транслятора?

- Именно. Интересный попался парнишка. Он крутился на каком-то странном небольшом приспособлении с винтом на верхушке. Да вот зацепился за виноградную лозу, которую я протянул... - проговорил цунер, отпивая из фляжки.

- Да, гроасцы не производят впечатление отважных существ, - согласился Ретиф. - Но в их распоряжении имеется современное оружие, включая и субядерное. И, похоже, они всерьез хотят разобраться с вашим агрессивным потомством.

- Ну так что? Может, им и удастся очистить планету от этих маленьких дьяволов. Тогда даже лучше. Мы сможем вернуться на землю и зажить по-людски.

- А как же тогда быть с продолжением рода?

- А черт с ним, - беззаботно отозвался Кой. - Нас интересует только наша жизнь.

- И все же, - проговорил Ретиф задумчиво. - Вы сами когда-то были молодым...

- Если ты решил давить на меня, землянин, - раздраженно проговорил цунер, - можешь идти отсюда!

- Хорошо, - ответил невозмутимо Ретиф. - Но прежде не согласитесь ли вы описать мне ваших ужасных детишек?

- Внешне-то они не совсем похожи на взрослых. По размеру бывают вот от таких... - Кой сдвинул вместе два своих когтистых пальца в дюйм толщиной каждый, - до таких... - Он показал руками полтора ярда. - И, разумеется, детская шерстка. Длиной в фут, очень густая и бледно-голубого цвета.

- Вы сказали... голубая?!

- Голубая.

Ретиф задумчиво кивнул.

- Знаете что. Кой... Я думаю, у нас есть база для сотрудничества в одном дельце. Если вы уделите мне еще пяток минут, я выложу вам все, что у меня на уме...

9

Находясь между Коем и другим цунером по имени Орнкс Жадно Поедающий, Ретиф просверлил своим телом толстый облачный покров. Тихо жужжал реактивный движок, снятый с проколотого летного снаряжения.

- Вон туда, прямо по курсу, - крикнул он, перекрывая шум свежего ветра и показывая на возвышающуюся гору, казавшуюся с такого расстояния бледно-розовой.

- Ух ты! - восторженно воскликнул Кой, не отставая от Ретифа. - Вот это идея, землянин! Знаешь, я никогда даже представить себе не мог, что от полета можно получать такое удовольствие! Постоянно вертишься меж ветвей, да ждешь пока тебя слопает какой-нибудь местный монстр... Смысла во всем этом ни капли... А с этими крохотными бродягами мы теперь живем! Ведь открываются совершенно новые перспективы! Ты знаешь, во мне уже чувствуется заметное уменьшение моей ненависти к детям!

- Не позволяйте своим необузданным эмоциям забираться к вам в голову и хозяйничать там. Кой, - предостерег цунера Ретиф. - Посмотрим, как себя чувствуют наши друзья-гроасцы. В этими ребятами надо вести себя осторожно. Вы повесите в сторонке, пока я разведаю обстановку.

Спустя несколько минут они подлетели к вершине коралловой горы и Ретиф пронесся над тем местом, где его коллег брали в плен. Поблизости не видно было ни одного гроасца, зато Ретиф заметил нескольких землян, бесцельно бродивших по своей открытой всем ветрам высокогорной тюрьме. Едва завидев приземлявшегося Ретифа, они все как один издали вопль радости и со всех ног бросились к нему навстречу.

- Ах, мой мальчик, мой мальчик! - орал полковник Смартфингер, отчаянно тряся руку Ретифа. - Я знал, что вы не оставите нас прозябать здесь! Эти негодные гроасцы экспроприировали наши летные куртки и теперь...

- Но где же военное подкрепление?! - нетерпеливо и возмущенно возопил сотрудник политического отдела, заглядывая Ретифу за спину. - Где наш корабль? Где Его Превосходительство? И что это за существа?! - Он указал на цунеров, подыскивавших место для посадки. - Где вы были, Ретиф? - Вдруг он ошалело оглядел своего молодого коллегу с ног до головы, обошел его кругом и потрясение спросил: - А где же ваша летная куртка?

- Позже все объясню, - сказал Ретиф и указал дипломатам на сдутый гроасский газовый мешок, складками покрывавший скалы неподалеку. - Сейчас нет времени для пустой болтовни. Цепляйтесь все за этот воздушный шарик и побыстрее!

- Но ведь он проколотый! - запротестовал полковник Смартфингер. - Он не полетит!

- Полетит, когда наши новые союзники закончат свою работу, - заверил землянин Ретиф.

Цунеры уже вовсю суетились, набивая эрзац-облако полными пригоршнями стручков с летучими спорами. Угол гроасского Троанского Коня округлился и, лениво зашевелившись, поднялся в воздух. Прошло несколько минут и воздушный шар был готов. Земляне, затаив дыхание, смотрели на это чудо-превращение.

- Вы знаете, что нужно делать, - крикнул Ретиф Кою. - Не теряйте времени и нагоняйте меня внизу.

С этими словами Ретиф высоко подпрыгнул, врубил контрольный рычаг реактивного движка на полную и на приличной скорости перевалил через гребень коралловой горы.

10

Ретиф уже преодолел около двух третей всего пути вниз вдоль отвесной стены коралловой горы, как вдруг заметил маленькую фигурку, взгромоздившуюся на уступе одной скалы и размахивающую руками. Землянин подлетел поближе и вскоре смог уже различить журавлиные ноги и пятиглазое лицо гроасца. Одежда на бедняге, - красивая по покрою и, несомненно, очень дорогая, - была просто в плачевном состоянии.

- Так как же, фельдмаршал Шиш, - весело крикнул Ретиф. - Внизу, насколько я понял, вам не так чтобы уж очень понравилось, не так ли?

- Зовите меня лучше послом Шишем, - печально откликнулся несчастный со своего неудобного насеста. - Если вы решили лишний раз поиздеваться надо мной, то лучше летите себе с богом отсюда - я и так настрадался!

- Не совсем, - возразил Ретиф. - Но, впрочем, еще не все потеряно. Насколько я понял, ваши доблестные воины столкнулись на поверхности планеты с какими-то непредвиденными сложностями?

- Их была целая туча! Они набросились на нас, когда я вкушал отдохновение в своей ванне! - прерывающимся шепотом заговорил гроасец. - Они покончили с десятком моих солдат прежде, чем я успел выскочить из моей ванны с горячим песком, где я благодушествовал! До сих пор не могу понять, как это мне повезло унести оттуда ноги! А потом вдруг эта ваша земная халтурная летная куртка отказала и сбросила меня сюда. Увы! Прощай надежды на дальнейшую карьеру!

- Может, вам и рано с ними прощаться, - сказал Ретиф. Он совершил ловкий маневр и сблизился с гроасцем так, что смог протянуть ему руку. - Могу предложить вам свой хребет и объяснить обстановку. Возможно, вам еще удастся спасти что-нибудь из-под обломков.

- Хребет?!. - Все пять глаз гроасца едва не выкатились из орбит. - Вы в своем уме, Ретиф? Я и так-то не пойму, за счет чего вам удается держаться в воздухе, неужели вы думаете, что выдержите еще и меня?!

- Мое дело предложить - ваше дело отказаться, - безразличным тоном сказал Ретиф. - У меня очень загруженный график и я не собираюсь терять здесь с вами время на пустые разговоры. Короче, я полетел.

- Я согласен! - вскричал отчаянно Шиш.

Он ухватился руками за шею Ретифа, осторожно слез со своей скалы и взгромоздился землянину на спину. При этом четыре из его пяти глаз были плотно закрыты.

- Никогда еще не размышлял о самоубийстве и вот на тебе - дождался, когда уже и не требуется моих размышлений!

11

Прошло пять минут тяжкого полета и Ретиф вдруг услышал оклик. Он оглядел внимательно стену горы в этом месте, ухмыльнулся и через минуту уже приземлился на узком уступе рядом с послом Олдтриком. Высокопоставленный дипломат где-то успел потерять свой роскошный берет, а на левой щеке у него была приличная ссадина. Его летная куртка со сдувшимся газовым мешком лежали тут же.

- Что это?! - вскричал потрясение Олдтрик. - Кто кого пленил?! Ретиф, вы... А он...

- Все нормально, Ваше Превосходительство, - успокоил начальника Ретиф. - Я сейчас оставлю ненадолго с вами Его Гроасское Превосходительство, если не возражаете? Я имел с ним небольшой разговор и теперь, думаю, у него есть о чем побеседовать с вами. Остальные наши коллеги прибудут с минуты на минуту.

- Нет! Вы не можете... - закричал отчаянно Олдтрик, но вдруг оборвался на полуслове, увидев приближающуюся огромную черную тень. - Проклятье! Это замаскированное облако опять летит на нас!

- Ничего, все нормально, - успокоил его Ретиф, снова взлетая, - теперь оно на нашей стороне.

12

Маньян толкнул локтем Ретифа.

- Честно говоря, - пробормотал он, - я страшно удивился не столько перемене позиции посла Шиша, сколько самому его появлению на том скальном уступе, когда наше облако доставило нас туда.

Разговор происходил за длинным столом в главной столовой на борту тяжелого транспорта Корпуса, который был срочно выслан на Цун с целью репатриировать группу гроасцев, застрявших здесь из-за того, что местные детишки цунеров сожрали их корабль вместе со всем оборудованием, палаточным городком и продовольственными запасами.

- Полагаю, все дело в том, что он испытал неслабые душевные потрясения на поверхности планеты, - ответил Ретиф. - Это на многое раскрыло ему глаза.

- По-моему, наши послы согласились на вполне справедливом разделе сфер влияния, - продолжал Маньян. - По-моему, гроасцы с величайшим удовольствием согласились собственными силами огородить барьерами ту половину планеты, которая заселена этими бесчинствующими детьми цунеров, и осуществлять за ними надзор в ответ на сохранение им права собирать свою шерсть в сезоны линьки.

- Причем они стащили несколько шкурок уже сейчас, и я этому ни в малой степени не удивляюсь, - подключился к разговору полковник Смартфингер. - Впрочем, цунеры вроде бы и не возражают особенно, а, Орнкс? - Он подмигнул своему соседу за столом.

- Нет проблем, - беззаботно отозвался цунер. - Мы готовы закрывать глаза на мелкие нарушения в благодарность за то, что нам вернули счастье ходить по твердой земле.

Во главе стола раздался какой-то дребезжащий звук. Все взоры обратились туда. Оказалось, что это посол Олдтрик постукивает по своему стакану вилкой с целью привлечения внимания присутствующих. Увидев, что он добился нужного результата, господин посол торжественно поднялся.

- Джентльмены и... - он немного смешался, скосив глаза на гроасцев и цунеров, сидевших за столом рядом с землянами, - словом, господа! Счастлив сообщить вам о подписании цуно-земного соглашения, в соответствии с которым нам, землянам, передаются все права на коралловую гору. Отныне мы имеем возможность распоряжаться ею по нашему усмотрению, и мы построим на ее вершине наше представительство и канцелярию. Тем самым мы обезопасим себя от тех отвратительных малявок... э-э... То есть я хотел сказать, от тех простодушных... э-э... игривых... - Голос посла потух, а сам он едва не задымился под яростными взглядами нескольких десятков розовых глаз.

- Если он хоть один еще раз употребит в своей речи подобные эпитеты в отношении наших детей, я ухожу! - во всеуслышание объявил Кой.

- Так, выходит, нас снова загонят на верхушку того мрачного небоскреба?! - простонал Маньян. - И каждое утро придется заново натягивать на себя эту чертову летную куртку?!

- Вот! - торжествующе воскликнул Олдтрик, радуясь перемене темы разговора. - Я не мог не слышать вашу реплику, любезнейший Маньян. И рад сообщить, что сегодня днем я в значительной степени... Да что там, в значительной степени!.. Коренным образом усовершенствовал мое летное снаряжение! Смотрите все!

Все взоры обратились на посла землян, который вдруг мягко оторвался ногами от пола и повис в воздухе на высоте шести футов, слегка побалтывая ногами.

- Не могу не вспомнить о том, что некоторую помощь в отдельных э-э... технических вопросах мне оказал господин Ретиф, - проговорил он, глядя, как под ним быстро собирается толпа дипломатов, оспаривающих право первого поздравления с удачным изобретением.

- Батюшки! Смотрите, у него нет за спиной баллона с газом! - воскликнул Маньян, присоединяясь к группе почитателей технического гения посла Олдтрика. - Как это у него получается?!

- Очень просто, - хмыкнул Кой. - У него полные карманы цунерских спор в стручках. Отличного качества!

Позади раздалось раздраженное шипение посла Шиша. - У меня такое впечатление, что нас, гроасцев, опять обскакали!

С этими словами Шиш покинул залу.

- Он получил то, чего хотел, не так ли? - хмыкнул довольно Маньян.

- Да, - подтвердил Ретиф. - Несчастный! Он принадлежит к той категории дипломатов, которые всегда хотят не то, что надо.

Пер. - В.Смирнов.

Число просмотров текста: 2284; в день: 0.57

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0