Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Фантастика
Ломер Кит (Laumer Keith)
Разрушители планет

1

В своем убогом номере некогда шикарной гостиницы с громким названием "Гранд Отумква Палас" Джек Уоверли попытался расслабиться перед сном и с головой накрылся простыней.

Где-то скрипели половицы. В плохо пригнанное окно, грохоча стеклом в раме, бился ветер. Безостановочно шуршали шторы. Из номера наверху доносились шаги и лязганье цепей: три шага туда - лязганье, три шага обратно - лязганье.

"Чтоб этот тип провалился! - подумал Уоверли. - Давно пора угомониться, а не грохотать своими цепями!"

Уоверли поправил подушку консистенции спрессованных древесных опилок и повернулся на другой бок. За стеной кто-то насвистывал незнакомый нескладный мотив. В комнате было жарко. Накрахмаленная простыня раздражала спину. Из соседнего номера доносилось назойливое бормотание. В голове Уоверли всплыли слова "магма" и "Сан-Андреасовский разлом".

"Геология десятью минутами после полуночи?" - поинтересовался он мысленно у покрытых пятнами обоев. Наверху едва слышно скрипнули пружины кровати. Уоверли сел, неодобрительно глянул на потолок. "Вроде бы портье утверждал, что поселил меня на последний этаж", - сказал он обвиняюще и нащупал телефон на прикроватном столике. Дрожащий гудок раздался в трубке лишь через пять секунд, а затем с резким щелчком исчез.

- Алло? - сказал Уоверли. - Алло?

Телефонная трубка не подавала признаков жизни.

- О, если бы этот отель не был единственным в городе... - пробормотал Уоверли.

Он выбрался из постели, подошел к высокому окну, раздвинул шторы и взглянул на глухую стену дома на противоположной стороне узкого переулка. Свет, падавший из окон соседнего номера, нарисовал на кирпичной кладке странный рисунок.

В светлом квадрате двигались два силуэта. Один был высокий, худой, с длинными руками, похожий на гигантскую птицу с увенчанной гребнем головой и курьезной бородкой под острым клювом. Другой напоминал перевернутого полипа, колышущего дюжиной рук с массой пальцев, сжимавших несколько зажженных сигар.

- Обычная игра света, - твердо решил Уоверли.

Он закрыл глаза и, чтобы рассеять видение, помотал головой. Когда опять посмотрел на стену, окно было темным.

- Ну вот, видишь?

Джек поднял оконную раму и высунул голову наружу. Свет луны отражался от брусчатого тротуара далеко внизу. Слабая вспышка огня прочертила путь вверх к крыше. Высунувшись еще дальше, Уоверли сумел разглядеть окно наверху.

- Свет там не горит, - сообщил он сам себе. - Хмм...

Он услышал приглушенное звяканье металла, последовавшее за печальным вздохом.

- Конечно, это не твое дело, - заметил Уоверли, - но раз уж все равно не можешь уснуть... - Он залез на подоконник и выбрался из окна.

Когда Уоверли вскарабкался на следующий этаж, над его головой затрепетало что-то белое. Джек замер, затем увидел, что это всего-навсего занавеска, вздымающаяся из открытого окна. Внезапно из комнаты донеслись женские рыдания. Уоверли заглянул внутрь, пытаясь разглядеть в темноте хоть что-нибудь.

- Эй, что-то случилось? - с опаской спросил он. На некоторое время воцарилась тишина.

- Кто здесь? - наконец прошептал приятный женский голос.

- Уоверли, мадам. Джек Уоверли. Я могу чем-нибудь помочь?

- Ты из гостиничной обслуги?

- Я из МКСЗ, - ответил Уоверли. Он произнес это как одно слово - "миксиз". - Из Международной Ко...

- Слушай, Уиври, - напористо начала женщина. - Сколько бы он тебе ни заплатил, я заплачу вдвое больше! И услуги, которые мне нужны, не покажутся тебе обременительными и неприятными.

- Когда в беде женщина, мне не нужна никакая плата, - галантно ответил Уоверли. - Э-э, могу ли я войти?

- Конечно! И поторопитесь, пока никто из этих отвратительных глимпсов не вышел на прогулку из стены и не увидел тебя!

Уоверли быстро забрался в окно и попал на обыкновенный чердак с низким потолком. Никакой мебели, кроме едва различимой раскладушки у стены, не было. Темная фигура помахала оттуда тонкой рукой. Пристально всматриваясь в темноту, Уоверли направился к раскладушке.

- У тебя нет с собой молекулярного деструктора? - осведомился мелодичный голос. - У нас не так много времени на то, чтоб выбраться отсюда.

- Ох... нет. Боюсь, что нет. Я...

- Они собираются меня связать, запихнуть в мой собственный твифлер, установить варператоры на два с половиной бастера и запустить твифлер к Нептуну! - задыхаясь от негодования, сообщила женщина. - Можешь ли ты вообразить что-нибудь более жестокое?

Уоверли ощупью пробирался вперед.

- Сейчас, сейчас, моя дорогая. Не расстраивайтесь.

Когда Уоверли добрался до раскладушки, его рука натолкнулась на прочную цепь, делающую петлю вокруг ее нижней перекладины.

Он провел рукой по цепи и нащупал огромный висячий замок.

- Мой Бог! Я думал... На самом деле я не думал...

- Все правильно. Прикована к постели. - Голос слегка дрожал.

- Н-но... Это абсурд! Это преступление!

- Это всего-навсего показатель их безумия, Уиври! Они зашли так далеко, что никто, не доходя до крайних мер, не сможет их остановить!

- Пожалуй, без полиции тут не обойтись, - выпалил Уоверли. - Немедленно позвоню туда.

- Как? Ты не сможешь...

- Да, вы правы. Я забыл о телефоне.

- Да, и кроме того - я представитель полиции.

- Вы? Такая хрупкая девушка? - Рука Уоверли нащупала холодную поверхность, напоминавшую нейлоновую ковровую ткань.

- Я вешу триста семьдесят фунтов. Земных Экваториальных, - резко ответил ему голос. - И у нас, у ворплишерианцев, матриархальное общество!

Бледная фигура пошевелилась и поднялась с измятой постели. На голове размером с корыто появилась улыбка шириной около фута. Джек с некоторым смущением обнаружил, что улыбка находится над парой ясных карих глаз. Рука, снабженная по меньшей мере девятью пальцами, потянулась вверх, чтобы пригладить мягкую массу волокон, матово поблескивающих на вершине широкого лица. Потрясенный Уоверли смог лишь взвизгнуть.

2

- Фом Бердж, детектив третьего класса, к вашим услугам, - успокоило существо Уоверли. - Я не собиралась показываться в таком виде, но в данных обстоятельствах, пожалуй, это единственно правильное решение.

- С... счастлив! - Уоверли был ошарашен. - Прошу меня извинить. Я был несколько напуган вашей, ох, необычной внешностью.

- Понимаю. Отличная маскировка, правда? Я ее сама сделала.

Уоверли с некоторым трудом сглотнул.

- Маскировка?

- Конечно. Не думаешь ли ты, что это мой естественный облик, а?

Уоверли с облегчением рассмеялся.

- Должен признаться, поползав в темноте по стене, я был готов поверить во что угодно. - Он внимательно посмотрел на массивную фигуру. Теперь, когда глаза привыкли к темноте, Уоверли смог получше ее разглядеть. - Но могу ли я спросить, под кого же вы замаскировались?

- Почему бы и нет? Под туземца, конечно. Так же, как и ты, глупыш.

- Как и я? Что я?..

- Замаскирован под туземца.

- Какого туземца?

- С этой планеты.

- Ах, ну да, конечно. - Уоверли попытался незаметно вернуться к окну. - С этой планеты... Туземец. А вы, значит, как я понимаю, с другой планеты?

Детектив залилась серебристым смехом.

- У тебя замечательное чувство юмора, Уиври. Как если бы ворплишерианцы были аборигенами этого клочка дикости.

- А те, кто заковал вас, они тоже с... э-э... Ворплиша? - поддержал разговор Уоверли.

- Не будь смешным. Они смесь богов, лимпиков, эрвальтов, глимпов и Пуд знает кого еще. - Фом Бердж позвенела наручниками и жестко добавила: - Нам лучше побыстрее что-нибудь сделать с этими цепями.

Когда Уоверли добрался до окна, снаружи возникло жуткое багряно-красное свечение, сопровождаемое пронзительной трелью. Джек поспешно отступил.

- Похоже, они пригнали мой твифлер, - нервно сообщила Фом Бердж. - У меня последняя модель, оборудованная новейшим антигравитационным приводом и ингестером элементарных частиц с вечной емкостью. Ты можешь себе представить, что это значит? Мой замерзший труп окажется в трех парсеках за орбитой Плутона задолго до того, как сигналы SOS будут расшифрованы на ближайшей ретрансляционной станции.

- Замерзший труп? Плутон? - пробормотал Уоверли.

- Я знаю, это звучит невероятно, но по сравнению с тем, что они планируют, избавиться от агента Службы для их операторов просто пустяк.

- Что они планируют? - с трудом выдавил из себя Уоверли.

- Ты не знаешь? Я думала, ты работаешь на Миксиза...

- Ну... Он не все мне рассказывает.

- Ммм. Этого про Миксиза я еще не знала. Хотя иногда я и задумывалась о том, насколько сложна игра, в которую он играет. Кстати, а где он сейчас?

- Его задержал плотный облачный покров над Ипсиланти, - сымпровизировал Уоверли. - Миксиз прибудет позднее. - Его глаза блуждали по комнате в поисках пути спасения. - Вы остановились на?.. - подсказал он, надеясь остановить дальнейшие расспросы.

- Они занимаются Галакуляром, - серьезно сообщила Фом Бердж.

- Э-э... Галакуляром?

- Теперь ты видишь, насколько они безумны. Открытое нарушение закона 697234686!

Наверху раздалась серия резких глухих ударов.

- Лучше поторопись с этим молекулярным деструктором, - сказала Фом Бердж.

- Что такое Галакуляр? - Уоверли был уже почти возле двери. Он замер - из коридора донесся какой-то скользящий звук.

- Многомерный триллер, - объяснила пленница. - Один из эпосов о разрушении планет.

- А разрушения какого рода? - Джек отскочил от двери - за ней раздался звук, похожий на тяжелое дыхание.

- Наводнения, землетрясения, тайфуны - ты знаешь эти эффекты. Зрители любят их, хотя все они запрещены законом. Первая сцена, которую будут снимать сегодня ночью, - столкновение полномасштабного метеора с местом, называемым Монтаной.

- Вы хотите сказать, что метеор настоящий?

- Согласно сведениям моего информатора, эти безумцы вцепились в кубическую милю - или около того - смеси никеля с железом, которая вращалась на подходящей орбите в нескольких миллионах миль отсюда, и подтолкнули ее в нужном направлении. Я бы, конечно, остановила метеорит еще там, но грубо ошиблась, и меня поймали. - Детектив тяжело вздохнула. - Это столкновение Произведет весьма эффектные брызги.

- Они собираются вызвать разрушения в центре штата только для э-э... постановки фильма? - Уоверли чуть не задохнулся.

- Я вижу, ты далек от безумства Галакуляра. Ничто менее эффективное, чем подлинная космическая катастрофа, не может быть одобрено настоящими ценителями многомерных постановок.

На крыше послышались тяжелые шаги - по ней топало что-то очень массивное.

Голос Фом Бердж был полон ледяного спокойствия.

- Ну а теперь, Уиври... Это, конечно, правда, что мы, ворплишерианцы, гордимся своим хладнокровием перед лицом опасности, но СНИМИ С МЕНЯ ЭТИ ПРОКЛЯТЫЕ ЦЕПИ. ПОКА НЕ СТАЛО СЛИШКОМ ПОЗДНО!

Уоверли бросился к окну.

- Не уходите, - крикнул он через плечо. - Я сейчас вернусь.

За сорок пять секунд Уоверли успел спуститься к себе в комнату, раскидать содержимое чемодана с образцами, поспешно осмотреть язык в зеркале и возвратиться на чердак.

Там он открыл чемодан с надписью "Международная Компания Сейфов и Замков", вытащил инструмент, формой напоминающий миниатюрную клюшку для крокета, и повернулся к замку.

- Хмм. Разновидность патента Катценбургера-Макилхени, - пробормотал Уоверли. - Детская забава... - Он насупил брови и осторожно ввел отмычку в широкую скважину для ключа.

- Быстрее, Уиври! - крикнула Фом Бердж.

Уоверли вытер выступившую на лбу испарину.

- Замок хитрее, чем кажется на первый взгляд, - оправдываясь, крикнул он в ответ. - Видимо, в нем используется двухоборотный кулачок.

Звук шагов уже переместился с крыши на лестницу. В коридоре за дверью послышалось хриплое бормотание. Затрещала щеколда. Уоверли схватил свой чемодан с образцами и начал в нем лихорадочно копаться. Достав какой-то цилиндр, он подбежал к двери и поспешно накинул цепочку. В этот момент кто-то начал осторожно поворачивать ручку. Дверь заскрипела и распахнулась лишь на пару дюймов - дальше ее не пустила цепочка. В образовавшуюся щель просунулся клювообразный нос, за ним последовала рука с пистолетом.

С трудом обнаружив над носом пару близко посаженных глаз, Уоверли спокойно прицелился и направил в них из баллончика струю ментолового крема для бритья. Раздался приглушенный вопль, голова дернулась назад, а пистолет со стуком упал на пол. Джек схватил его, сунул в карман пижамы и стремительно бросился обратно к раскладушке. Через пять секунд, громко щелкнув, замок открылся. Фом Бердж испустила писк удовлетворения и, сбросив цепи, отскочила в сторону. Громоздкая детективша не стала терять времени и с помощью грозди гибких конечностей поспешно проструилась к окну. Потрясенный этим зрелищем Уоверли с изумлением взирал на Фом Бердж. За непрерывно дергавшейся дверью слышались недоумевающее бормотание и рычание. Дверная ручка опять повернулась. Затем в дверь ударили чем-то тяжелым.

- На крышу! - Фом Бердж протекла сквозь окно и исчезла.

Дверь затряслась от громового удара. Уоверли подскочил к окну, взобрался на подоконник и посмотрел вниз. Там он обнаружил круглое бледное лицо с глазами, похожими на пузыри в кипящей смоле, которые немедленно уставились на него. Уоверли взвизгнул и стремительно рванулся вверх.

Перевалив через парапет, Джек осмотрелся. В центре на трех паукообразных телескопических ногах легко возлежал предмет, по форме напоминающий супницу. Верхняя половина "супницы", сделанная из прозрачного пластика, была откинута на шарнирах, подобно раковине двухстворчатого моллюска. Фом Бердж почти добралась до твифлера, когда над его планширом появилась маленькая остроконечная голова. Обезьяноподобное лицо разломилось по вертикали, из образовавшейся щели вылетел резкий крик, и существо выскочило на крышу. Фом Бердж тяжело запрыгнула внутрь, и "супница" опасно закачалась. Не медля ни секунды, детектив развернулась, протянула длинную руку с двумя локтями к Уоверли и потащила его вверх. Невдалеке что-то хлопнуло, и едва купол успел закрыться, как над ним закружился бледный желто-зеленый газ. Детектив втиснулась в маленькое, обитое плюшем кресло и наклонилась над пультом управления. Уоверли слегка очухался и обнаружил, что находится в каком-то маленьком отсеке, очевидно, на полке для мелких пакетов.

- В какой стороне Монтана? - поинтересовалась детектив, пытаясь перекричать усиливающееся жужжание, которое возникло, когда она нажала кнопки на приборной панели.

- Прямо впереди, около тысячи миль, - сообщил Уоверли.

- Держись крепче! - крикнула Фом Бердж, и маленький экипаж прыгнул вверх. - По оптимальной траектории путешествие займет полчаса. Не знаю, успеем ли мы вовремя.

3

Поднявшись на высоту ста тысяч футов и разогнавшись примерно до 1850 миль в час, твифлер сменил громкое жужжание на тихий шепот, из-за которого он и получил свое название.

- Быстрее, - попросил Уоверли.

- Любое ускорение на этой высоте - и нас выкинет вон с планеты, - менторским тоном заметила Фом Бердж. - Расслабься, Уиври. Мы все делаем наилучшим образом.

- Как я могу расслабиться? - пожаловался Джек. - Габариты чересчур неадекватны.

- Ну, ты же должен знать, что машины Q-давления - чечевицеобразной формы и их радиус пропорционален четвертой степени мощности. Если сделать габариты такими, чтобы ты мог стоять, потребуется диаметр в половину светового года. Это будет уж слишком громоздко.

- Хммм. Я всегда удивлялся, почему у "летающих блюдец" такая форма. Мне и в голову не приходило...

- Да ты просто на удивление невежествен. - Спутница изучающе посмотрела на него одним глазом, в то время как другой не отрывался от приборной панели.

- Я, кажется, отметил некоторые недостатки в ваших одеждах перед тем, как все началось, - с кислой миной пробурчал в ответ Уоверли. Он разглядывал три пухлых корсета, стянутых вокруг луковицеобразного тела. - Большинство местных красоток посчитают два из них лишними, - добавил он.

- Ты не слишком хорошо знаешь этих местных. Они чрезвычайно ценят грудь. И если два данных органа привлекательны, то шесть - в три раза привлекательнее.

- И кого же ты собираешься привлекать?

- Никого. Но девушки любят производить впечатление.

- Ну, если уж говорить о впечатлениях, что вы собираетесь делать с этим метеоритом? Вы, кажется, сказали "кубическая миля"?

- Я надеялась дезинтегрировать его за внешним поясом астероидов, но, боюсь, мы прибудем слишком поздно.

- Метеорит такой величины... - Уоверли почувствовал, что у него на лбу выступила испарина, - превратит земную кору в пар на много миль от места столкновения!

- Страшно подумать, что произойдет с жизнью диких туземцев, - сказала Фом Бердж. - Их пищевые и семейные обычаи будут нарушены, хижины уничтожены... - Ее голос задрожал. - Ох, дорогой, боюсь, мы опоздаем.

Впереди высоко в небе показалась раскаленная точка. Она равномерно снижалась, становясь все более яркой. Уоверли напряг ноги, когда твифлер резко замедлил скорость, делая вираж. Вокруг ослепительной точки сияла зеленоватая аура.

- Метеорит милях в трехстах от нас, - прокомментировала Фом Бердж. - Это значит, что он столкнется с Землей секунд через тридцать.

Теперь за новой звездой тянулся ясно различимый слабый огненный хвост. Сквозь прозрачный пластиковый купол Уоверли увидел, как голубой луч вырвался из центра ослепительной точки, пронзая и испаряя низкие облака.

- Что это? - спросил Уоверли.

- Столб сжатых газов. Он выплавил в земле прекрасную могилу, в которой скоро будет покоится метеорит.

Далеко внизу от поверхности земли исходили багровое свечение и жар. Непереносимо сверкая, приближающийся метеорит, подобно полной луне, освещал облака под собой. Уоверли уже мог разглядеть твердое тело, несущееся впереди огненного хвоста. Внезапно метеорит раскололся на три куска, которые стремительно неслись к земле параллельно друг другу.

- Черт! - воскликнула Фом Бердж. - Он взорвался. Это означает, что даже полное распыление...

Три осколка мгновенно расширились, сформировав колоссальный, неправильной формы сияющий шар, который мчался вниз со скоростью мысли...

В небе развернулся огромный веер желтого света, даже ярче, чем солнце.

Широко раскрыв глаза, Уоверли следил за разворачивающимся далеко внизу натурным эпизодом грандиозного фильма. Удар метеорита породил раскаленные брызги, которые, как ракеты, взлетали в сопровождении шлейфа газов все выше и выше и исчезали из поля зрения. И все это происходило в полной тишине. Весь горизонт на западе был озарен огненными всполохами. Но постепенно ослепительное сияние стало меркнуть, тронутые серебром края облаков потускнели, и лишь огромное розовое пятно на земле оставалось единственным напоминанием о падении метеорита.

- Тьфу! - плюнула Фом Бердж. - Первый раунд выиграла оппозиция.

Уоверли и ворплишерианка, не отрываясь, смотрели вниз на раскаленную добела кипящую яму шириной в милю.

- Придется признать, что на этот раз мошенники отсняли замечательный кадр, - заметила Фом Бердж.

- Просто невероятно! - простонал Уоверли. - Ваши люди - да и вы тоже - прекрасно знали, что банда головорезов планирует совершить здесь это злодейство, и чтобы бороться с ними послали сюда одинокую женщину!

- Я категорически отвергаю шовинистические намеки твоего упрека, - сурово заметила Фом Бердж. - И хочу лишь напомнить тебе, что Служба весьма малочисленна и у нее мизерный бюджет.

- Даже если ваша драгоценная Служба - разновидность межпланетных полицейских сил, это еще не повод для такой грязной работы, - резко заявил Уоверли.

- Полицейские силы? Да ты бредишь! Я - частный детектив и работаю по контракту на службу Защиты Фауны и Живой Природы.

- Живой Природы... - начал было Уоверли, но спутница перебила его:

- Держись! Сюда идет ударная волна.

Твифлер сначала задрожал мелкой дрожью, затем неистово задергался из стороны в сторону и одновременно вверх-вниз. Издалека донесся металлический удар грома.

- Меня всю трясет, как подумаю, что бы с нами было, если бы не наше специальное защитное оборудование, - с трудом выдохнула детектив. - Ну а теперь, если мы хотим перехватить этих мерзавцев во время съемки следующего эпизода, нам нельзя попусту тратить время.

- Вы хотите сказать, что они собираются повторить еще раз?

- Разумеется, нет. Следующая сцена - большое землетрясение в провинции под названием Калифорния. В качестве спускового устройства они собираются использовать облучение глубинных слоев мантии плотносфокусированным зондом космического корабля. Вся эта провинция находится в очень хрупком тектоническом равновесии, и все, что им придется сделать, - легко прикоснуться, чтобы начать кристаллическую перестройку, которая удовлетворит самых взыскательных знатоков.

- Сан-Андреасовский разлом, - простонал Уоверли. - Прощай, Сан-Франциско!

- Меня больше волнуют секвойи, - вздохнула Фом Бердж. - Удивительные растения, и заменить их будет не так легко, как жителей Сан-Франциско.

4

Твифлер промчался над Скалистыми горами на высоте восемьдесят тысяч футов и начал снижаться над северо-западом Невады. Непокоренная пустыня сверкала призрачной белизной в свете ущербной луны. Далеко впереди, почти на самом горизонте, виднелись огни Сан-Франциско.

- Теперь они пойдут на небольшую хитрость, - проинформировала Фом Бердж. - Записывающая группа будет находиться на субстратосферной орбите, фиксируя происходящее широкоспектровыми сканерами. А вот производственная группа расположится на земле, чтобы управлять ситуацией. Сначала в дело вступят они, потом - мы. И для того, чтобы захватить этих преступников с поличным, надо приземлиться и выйти из твифлера. Это значит, что мы выйдем из-под защиты силового поля.

- И что же мы сделаем, когда найдем их?

- Я предпочитаю просто, без затей, пустить в ход как можно больше парализующего газа и схватить их. Если негодяи предстанут перед судом, известность принесет нам большие премии и повышение по службе. Однако не исключаю, что придется их распылить.

Резко сбросив скорость, Фом Бердж опустила твифлер ближе к поверхности пустыни и стала внимательно изучать показания приборов.

- Эти мерзавцы удивительно хорошо экранируют свои силовые пузыри, - наконец сказала она. - Но, кажется, я их все-таки засекла. - Фом Бердж вытянула указующее щупальце. Уоверли с трудом разглядел бледную голубую искорку на крыше небоскреба у северной границы города.

- Хорошая позиция - обзор поражаемой зоны оттуда просто великолепный, - добавила Фом Бердж.

Твифлер резко устремился вниз, со свистом пролетев под какой-то аркой, и приземлился на темной крыше. Колпак откинулся, впустив внутрь прохладу ночного воздуха. Джек и Фом Бердж вылезли наружу и подошли к парапету. Бездонная черная пропасть шириной ярдов в сто отделяла их от голубого пятидесятифутового пузыря, мрачно сияющего на соседней крыше. Уоверли бросило в пот.

- Что будет, если они нас заметят? - шепотом спросил он и упал плашмя, когда возле его головы прошипел зеленый луч.

- Это может служить ответом на твой вопрос? - поинтересовалась детективша, спрятавшись за парапетом. - Ну что ж, тут уж ничего не поделаешь. Придется прибегнуть к суровым мерам...

Крыша под их ногами задрожала, и Фом Бердж умолкла. Затем дрожание перешло в неприятные толчки, крыша резко опустилась на фут, затем вернулась на место. Неожиданно раздался низкий гул. С соседних зданий стали падать кирпичи, с грохотом ударяясь о мостовую.

- Ой-ой, началось! - пронзительно закричала Фом Бердж. Цепляясь за крышу множеством ходильных конечностей, детектив расчехлила машинку, похожую на маленький огнетушитель, прицелилась и выпустила струю огня. Уоверли, трясшийся на крыше, как пассажир "Форде-Т", увидел желтое копье света, скользнувшее по поверхности силового пузыря и поднявшее при этом целый сноп искр.

- Отлично! - пропела Фом Бердж. - Еще пару раз и...

Холм, на котором стоял небоскреб, казалось, опрокинулся. Парапет накренился и упал вниз. Уоверли попытался ухватиться за телевизионную антенну и сумел это сделать, лишь когда его ноги оказались на краю крыши. Фом Бердж дико завопила и уцепилась сразу всеми конечностями за ограждение. Ее распылитель скользнул мимо Уоверли и упал с крыши.

- Слишком поздно! - крикнула детектив сквозь грохот, издаваемый трескающимся строительным раствором. - Но мы все-таки попытались, Уиври!..

- Смотрите! - провизжал Джек.

Силовой пузырь на соседней крыше внезапно из голубого превратился в фиолетовый, затем стал зеленым, желтым и резко уменьшился примерно до половины прежнего диаметра. Сквозь завесу поднявшейся пыли Уоверли сумел разглядеть контуры какой-то сложной аппаратуры, напоминающей рентгеновскую установку. Но не только эту аппаратуру оставил съежившийся пузырь без своей защиты: два существа - одно высокое и тонкое, другое полное, с четырьмя руками - в панике карабкались на его купол, пытаясь попасть внутрь. Вдруг одно поскользнулось и с печальным воем исчезло за краем. Другое же, оставив бесполезные попытки укрыться в безопасном месте, быстро пробежало по покосившейся крыше, перепрыгнуло на соседнюю и исчезло в облаке дыма и пыли.

- Ты видел? - крикнула Фом Бердж. - Им пришлось бросить свой грамплер! Мы победили!

- Да... но что вы скажете о землетрясении? - спросил в ответ Уоверли, когда антенна, за которую он цеплялся, на секунду перестала трястись, а затем резко подпрыгнула вверх.

- Нам остается лишь прогуляться по крыше и надеяться на лучшее...

Сквозь тучу пыли они следили за тем, как голубой пузырь дрогнул и заскользил в небо, оставив лучевое орудие одиноко торчать среди обломков и пыли.

- Пошли? - спросила Фом Бердж. - Земля перестает трястись, мы должны догнать этих негодяев.

Уоверли посмотрел на город, в котором мириады огоньков исполняли медленный грациозный "шимми". Внезапно район города размером в половину квадратной мили погрузился в темноту. Мгновение спустя там вновь появились мерцающие оранжевые огоньки, и скоро весь район осветился.

За городом, порождая гигантские пузыри, вздымался и кипел Тихий океан. А когда пузыри лопались, из них вытекала зеленая вода и вырывалось облако черного дыма, мгновенно исчезавшее в мутной, переливающейся огнями пелене водяной пыли. Свет луны отразился от гребня двадцатифутовой волны, когда та встретилась с берегом и, небрежно поглотив его, величественно помчалась в глубь суши, пенясь у подножий холмов, на которых был построен город. Длинный волнообразный пролет "Золотых Ворот", поизвивавшись вдосталь в медленном змееподобном танце, бесшумно опустился в залив, исчезнув в плотном тумане. В медленно погружающемся во тьму городе погасло множество огней, но взамен появилось множество языков пламени. Над уничтоженным городом стоял непрерывный грохот.

Вода, совершившая набег на сушу, теперь возвращалась обратно в океан, захватив с собой обломки досок, афиши, ресторанчики-поплавки и автомобили, зажженные фары которых туманно светили сквозь зеленые воды. Дым сформировал белесое покрывало над милями темных руин. То тут, то там желтые вспышки взрывов прорезали мрак.

- О Бо-о-же! - простонал Уоверли, когда непрерывные толчки сначала перешли в мелкую дрожь, а потом и вовсе успокоились. - Что за ужасная катастрофа!

- Это еще ничего. Если бы производственная группа успела дать хороший толчок... - заметила Фом Бердж.

- Злодеи! Внизу были лучшие бары страны!

- Могло быть и хуже.

- Я тоже так думаю. По крайней мере, жители Сан-Франциско хоть привыкли к землетрясениям. Представляю, что могло бы натворить это цунами на Манхэттене!

- Спасибо за напоминание, - сказала Фом Бердж. - Следующая сцена должна сниматься именно там.

5

- Паника, которую мы посеяли, довольно ощутимо выбьет их из графика. А нам это может дать шанс, - сказала детектив, глядя в ночную даль. Тем временем твифлер мчался на восток.

- У них здесь только одна производственная группа. На эту съемку выделили мало денег, всего лишь сто миллиардов долларов.

Скорчившийся на "полке для мелких предметов" Уоверли выглянул, когда огни Чикаго показались впереди, промелькнули под машиной и исчезли.

- Что они собираются делать в Нью-Йорке? Еще одно землетрясение? Грандиозный пожар? Или, может быть, сверхтайфун? - спросил он.

- Эти мелкие пакостники не станут делать ни первого, ни второго, ни третьего, - поправила его Фом Бердж. - Это будет кульминационная сцена постановки. Они собираются разрушить огромную океаническую дайку магматического происхождения и позволить всему континентальному шельфу от Бостона до мыса Чарльза сползти в океан.

- Спаси и помилуй! - вскричал Уоверли.

- Если бы у них был бюджет класса А, вот тогда бы ты увидел, на что они способны. Местная луна смотрелась бы весьма впечатляюще, сталкиваясь с Землей.

- О Боже! Но вы рассуждаете так, словно оправдываете их жестокость!

- Вообще-то я привыкла по субботам ходить в театр, но теперь, достигнув зрелого возраста, понимаю, что опустошать планеты таким образом - безумие.

Сияние огней на горизонте с каждой минутой становилось все ярче и ярче. Это говорило о том, что побережье Атлантики уже недалеко.

- Они обосновались на барже в пяти милях от берега, - сообщила детектив, когда твифлер пронесся над Нью-Йорком. - У них небольшой агрегат полевого типа и, конечно же, одноразовый. - Фом Бердж указала вниз. - А вот уже и они!

Уоверли, открыв рот, уставился на океан, залитый огнями.

- Боже! - охнул он. - Этот агрегат с целое австралийское овцеводческое ранчо.

- Для размещения множества антенн необходимо некоторое пространство. Ведь они должны управлять ста миллиардами мегаватт в секунду. Ну а теперь остановимся милях в двадцати от них и выпустим в баржу несколько снарядов. Конечно, быть может, это немного грязновато - световая вспышка, ударная волна, радиоактивные осадки да еще штормы и цунами, но все-таки лучше, чем позволить этим негодяям убраться отсюда.

- Погодите! Ваше лекарство ничуть не лучше болезни! Мы ведь всего лишь в нескольких милях от густонаселенных районов страны! Вы уничтожите тысячи жителей!

- Ты и в самом деле помешан на охране природы, - сказала Фом Бердж. - Но, пойми, нельзя лечить щупальцевую плесень, не отрезав несколько щупальцев. Ведь речь идет...

- Нет! - Уоверли схватил длинную руку детектива в тот момент, когда она положила лопатовидный палец на большую фиолетовую кнопку. От неожиданности Фом Бердж отдернула руку и при этом ударила локтем по какому-то рычагу. Немедленно открылся фонарь кабины, и встречный поток воздуха, несущийся со скоростью ста миль в час, мгновенно оторвал его. Ледяной ветер, пронзительно завывая и не давая дышать, начал рвать пижаму Джека. Ухватившись за рычаги, Фом Бердж сражалась с брыкающимся твифлером, а тот вошел в "штопор", со свистом приближаясь к черной поверхности океана.

- Уиври! Я не могу его удержать! У меня кружится голова! Возьми управление... - сквозь шум ветра донеслось до Джека. Массивное тело женщины-детектива вдруг обмякло и сползло под приборную панель. Уоверли с трудом дотянулся до дико вибрирующего рычага и навалился на него всем телом, пытаясь вернуть в начальное положение. Твифлер наклонился, резко дернулся в сторону и сделал "бочку". Только ремень безопасности не дал Уоверли выпасть из открытой кабины. Джек крепче ухватился за рычаг, и твифлер, изящно перевернувшись, продолжил полет "вверх ногами". Уоверли посмотрел "вверх" и увидел обширное блестящее темное пространство, покрытое белыми барашками волн, которое медленно качалось над ним. Конвульсивно дернув рычаг, он бросил Атлантику вниз, под дно твифлера, и помчался в пятидесяти футах над водой. Уоверли облегченно смахнул с глаз слезы, вызванные ветром, увидел устремившиеся на него огни баржи и ударил по четырем наугад выбранным кнопкам.

Твифлер резко повернул вправо, издав звук, похожий на треск рвущегося холста, и остановился настолько внезапно, будто стал на якорь. Ремни безопасности затрещали и лопнули, Уоверли бросило вперед. Он ударился о флагшток, на котором развевался вымпел с розовым треугольником, упал вниз и заскользил по палубе баржи.

Некоторое время он лежал полуоглушенный, затем, шатаясь, встал. Футах в десяти над палубой баржи твифлер медленно дрейфовал прочь, за ним тянулись обрывки ремней безопасности. Уоверли, спотыкаясь, бросился следом, тщетно пытаясь поймать их, промахнулся и, поскользнувшись, запутался в леере. Оставалось лишь тоскливо наблюдать, как летательный аппарат растворяется в ночи.

Внезапно над палубой послышались чьи-то громкие хриплые голоса, затем зажегся малиновый прожектор, а вслед за ним - остальные. Уоверли с удивлением обнаружил, что палуба прямо-таки кишит существами самых разнообразных форм, расцветок и размеров. Луч прожектора ударил Джеку прямо в лицо, и, прикрыв глаза ладонью, он был вынужден укрыться в трехфутовом шпагате. Что-то твердое уперлось в бедро. Уоверли пошарил в кармане пижамы и, вытащив миниатюрный автоматический пистолет, не раздумывая, выстрелил в центр большого прожектора. Раздалось громкое "бух-х!", прожектор озарила вспышка зелено-голубого света, и он погас.

- Эй, - раздался чей-то язвительный голос. - Я думал, что вы, болваны, приклеили новые нити к номеру двенадцать!

- Забери отсюда лишний персонал, если не хочешь, чтобы я всех повыкидывал за борт, - пробасил другой голос.

- Ноль минус шесть мини-единиц, и считайте, - раздался крик сверху.

Злобно ворчащие голоса слышались все ближе и ближе. Уоверли стиснул пистолет, отполз туда, где была густая тень, вскочил и бросился к низкой палубной надстройке, видневшейся впереди. Обогнув ее, он чуть не столкнулся с призраком, у которого было множество голубых петушиных бородок, заплетенных в косички, двухдюймовые глаза бутылочного цвета, вертикально расположенный рот, открывавший тройной ряд медно-коричневых клыков. И все это было посажено на змеевидную шею, выраставшую из тела брикетированного буффало, завернутого в кожаные крылья. Привидение бросилось назад, обе руки его делали движения, как будто отталкивали Уоверли.

- Хасрач опи ирикик! - прогудело существо. - Кемъ вы есть? Вы испугали меня твоим прыжком, я чуть не задохнулся. Човы хтите?

- Меня послал Миксиз, - сымпровизировал Уоверли.

- О, тогда ты хтите видеть босса.

- Ах, да, разумеется. Конечно же, я хочу видеть босса.

- Вам нужен босс по питанию, босс по команде, босс по досугу, босс по связям с общественностью, босс по наследствам или босс по принуждению? - Монстр откусил кончик толстой голубой сигары и выплюнул его за леер.

- Э-э... босс боссов!

- Бальвоватс внутри переписывает сцену два. Ты слышал, что случилось на побережье?

- Если говорить по существу, я только что прибыл из Батте...

- А как понравился трюк с болидом?

- Очень впечатляюще. Да, кстати, сколько времени до начала съемок?

- Минут пять.

- Спасибо.

Уоверли бочком миновал ходячий кошмар и направился к освещенному дверному проему. Наверху кто-то невидимый из-за сияющих прожекторов пронзительно тараторил что-то непонятное. Когда Уоверли добрался до двери, из нее появились два существа. Одно было похоже на бронированного трехфутового голубого краба, семенящего на шести ногах. Другое представляло собой семифутовую колонну полупрозрачного желтого желе.

- Эй, вам сюда входить нельзя! - рявкнул "крабик". - Ик урикик опсрок, вы ведь знаете!

- Погоди, Сол, - пробормотал "желатинообразный" дрожащим голосом, похожим на запись на старой магнитофонной ленте. - Ты разве не видишь, что он только что с натурных съемок? Посмотри на его костюм.

- Паршивая работа. Ни один дурак на этот маскарад не клюнет.

- Что ты тянешь, Мак? Пропусти его быстрее. Бальвоватс готов свернуть их группу.

- Ип орикип слаик, - отчаянно сказал Уоверли.

- Я не кумекаю по-глимпски. Лучше говори на местном, в стиле босса.

- Это ест пьяноватый мятеж, - рявкнул Уоверли. - С дороги, пока не поздно!

- Придется поговорить с Мелом об этих посыльных. По-моему, они несколько высокомерны, - уловил Джек, когда "крабик" и "колонна" обменялись быстрыми взглядами и отошли от двери.

Яркий свет и бурная деятельность обитателей комнаты буквально ошеломили Уоверли. Напротив входа стояла пятидесятифутовая стена, сверкавшая движущимися огоньками. За ней, сидя на высоких табуретках, полдюжины оранжевых пушистых существ длинными руками со множеством локтей ловко манипулировали какими-то рукоятками. Слева от них на высокой платформе восседало круглое создание с четырьмя головами, которое с помощью четырех мегафонов выкрикивало команды во всех направлениях сразу.

- Отлично! - услышал Джек. - На первом, третьем и на четвертом - все готовы! Что случилось со вторым и пятым?

- Эй, ты! - Существо с экстравагантной женской стрижкой, неожиданно подошедшее к Уоверли, сунуло ему в руки пачку бумаг. - Отнеси их Бальвоватсу - он наверху, в Центральной Микшерской. Если ему это подойдет, то он просто пустоголовый болван.

Из-за шума, стоящего в комнате, в голове звенело, и Джек мог лишь тупо смотреть вслед существу, которое повернулось и пошло прочь. Все с ускорением неслось к кульминации, и если он быстро что-нибудь сделает...

- Стойте! - завопил Уоверли изо всех сил. - Вы не должны этого делать!

- Ты разочарован, не так ли, малыш? - прочирикало в левое ухо совершенно ошарашенного человека какое-то разбухшее создание. - Если бы этим фиаско руководил я, то для большего эффекта обязательно взорвал бы ледяные шапки на полюсах. Впрочем, и сейчас постановка вроде бы ничего. Специально для тебя - наводнения, штормы...

- Эй, отнеси это Бальвоватсу! - Уоверли сунул бумаги проходящему мимо существу, которое напоминало опавший пудинг. Существо заморгало на него мигательной перепонкой, фыркнуло и сказало: "Хорошо, хорошо, я иду, разве не я?" - и пошло, насильно завербованное. Уоверли на некотором расстоянии последовал за ним.

6

Комната, в которую его привел весьма странный посыльный, оказалось круглой ареной, заполненной экранами, циферблатами, рычагами, вспыхивающими лампочками, и над всем этим царила какофония жужжания и гудения электроники. В центре арены находился подиум, на котором громоздился красно-белый полосатый, как зебра, вращающийся стул, настолько широкий, что на нем могли спокойно уместиться три человека.

- Где Бальвоватс? - "Опавший пудинг" схватил за воротник дрожащий организм, у которого под полосатой спортивной рубашкой торчал пучок голубых ног, усеянных множеством шипов и колючек.

- Он поднялся в Эстетическую редакцию, чтобы дать последние указания, - отрывисто пропищало существо. - А теперь отпусти мою рубашку, а то позову стюарда!

- Передай ему это! - "Пудинг" бесцеремонно вручил бумаги и удалился. Уоверли замер за подиумом, с опаской огляделся и поставил ногу на круг...

- Две минуты! - прозвучал голос. - Всем записывающим отделам на станции.

- Эй, ты, возвращайся на Уровень Семь. Ты же слышал сигнал двухминутной готовности!

Уоверли посмотрел вниз на существо, едва на фут возвышавшееся над полом. Это была композиция из многоцветных бородавок, водруженная на две ноги, походившие на покрытые мхом проволочные кронштейны.

- Следите за своим тоном, дорогой, - резко ответил Уоверли. - Меня послал Бальвоватс. Я замещаю его. Энергия... э-э?.. подключена?

- Вот те на! Разве сейчас время для проверки? Хорошо, сэр, будет лучше, если ты залезете наверх. До начала около минуты с половиной.

Уоверли вскарабкался на подиум, скользнул на стул, осмотрел сверху множество рычагов, педалей, насадок, переключателей и спаренных кнопок с многоцветными лампочками.

- Не дурачьтесь за пультом, все подключено, - заскулил "бородавочник" под локтем. - Я лично отрегулировал.

- Действительно, - ответил Уовели. - На все сразу нажимать не стоит. Вы сказали, что эта маленькая зеленая кнопка?..

- Если ты начнете трогать, то тебе придется уйти до того, как ты пришли сюда. Лучше пристегнитесь и ждите. Тебе осталось только пятьдесят одну секунду, и ты будете в воздухе.

- А как насчет большой голубой кнопки?

- Тебе что, нужно больше света на палубе? Тогда парни выплачут все свои глаза.

- А как эта желтая?..

- Экраны уже и так готовы, разве ты не видите? Парень, придурки пошлют за меня...

- Я понял: этот огромный черный рычаг...

- Тебе не ест нужны световые фильтры ради Пуда! Сейчас ест ночь!

Уоверли почесал в затылке обеими руками, а затем стал по очереди указывать на различные рычаги:

- Икете, микете, цокото, мэ...

- Не трогайте то, что ты назвали "цокото", - предостерег инструктор. - Ты тронете это и подадите нагрузку на левый стабилизаторный комплекс...

Стукнула дверь. Уоверли взглянул на вошедшего. Громадное, одетое в белое существо с руками, похожими на свернутых боа-констрикторов, ворвалось в комнату и вытаращило глаза, похожие на очищенные помидоры на стебельках.

- Эй, слезь оттуда, ты! - промычал вновь прибывший. Змеевидные руки потянулись к Уоверли, и тот, уклоняясь, ухватился за запретный рычаг и дернул его до отказа.

Через стул, на котором сидел Уоверли, прошла волна дрожи, затем пол вздыбился, подобно грузовику, резко повернувшему на девяносто градусов. "Бородавочник" подскочил и схватился с большим рычагом в жарком поединке. Раздался громкий скрежет. Уоверли откатился в сторону, увидел огромных размеров пистолет Бальвоватса и сделал карамболь с управляющего подиума. Змеевидные члены убийственно молотили по палубе, но ни один удар не попадал по человеку. Все лампы в комнате вспыхнули. Сирена разрывалась в бешеном, усиливающемся вое. Звенели гонги. Лежа на полу, Уоверли цеплялся за опору приборной панели. Панель с треском раскрылась, извергнув какой-то довольно крупный блок. "Семь бед - один ответ", - пробормотал Уоверли, схватил горсть запутанных цветных проводов и оборвал их.

Результатом явился каскад искр, заставивший самого диверсанта отползти назад. Именно в этот момент щупальце, похожее на толстую бейсбольную биту, хлестнуло по месту, которое только что занимал Уоверли. Раздалось тупое "буммм!", и палуба задрожала. Из разбитой электрической схемы повалил дым. Джек, пошатываясь, поднялся и увидел, как Бальвоватс спокойно обхватил колонну щупальцем и устанавливает свое тело в вертикальное положение.

- Ты! - проревел гигант и бросился к Уоверли. Он, подпрыгивая, пролетел через всю Микшерскую и проскочил в дверь. Съемочная группа, толпой примчавшаяся к Микшерской, столкнулась с разгневанным директором. Уоверли, стоя на четвереньках, с трудом подтянул себя по наклонной палубе к двери и выбрался вон.

В коридоре гонги и сирены гремели вдвое сильнее. Под ударами молотящих его техников Уоверли вертелся, толкался, пихался, всячески стараясь пробиться наружу. В конце концов ему удалось выбраться на палубу. Что там творилось! Все незакрепленные предметы скользили, уносимые ветром, вниз под тридцатиградусным уклоном. Уоверли бросился на пол, едва успев увернуться от удара кабеля, и пополз к высокому краю баржи.

- Он там! - как бык проревел кто-то у Джека за спиной. Он дернулся, увидев невдалеке Бальвоватса, пытавшегося устоять на скользкой скособоченной палубе. Гибкое щупальце хлопнуло по палубе менее чем в дюйме от ног Уоверли. Тот потянулся за пистолетом - и не нашел его. Впереди у края баржи неясно вырисовывалась надстройка, похожая на миниатюрную Эйфелеву башню. Джек с неимоверным трудом пробрался к ней, ухватился за перекладину и быстро полез к дальней стороне. Яростно извивавшееся щупальце Бальвоватса поймало лишь воздух за спиной Уоверли. Уцепившись руками и ногами, Джек освободил стопор барабана с кабелем, в котором немедленно застряло настойчивое щупальце, и округа огласилась диким воплем. Палубные прожекторы погасли, остался лишь слабый свет цветных такелажных огней. Кто-то стукнул Джека по голове. Тот поспешно вскарабкался выше.

Прожектор вернули к жизни. Дымный луч устремился вверх, нашел ногу Уоверли, подпрыгнул еще выше, пришпилив его к балке на высоте пятидесяти футов над палубой.

- Крупная премия тому, кто его схватит, - яростно прогрохотал Бальвоватс. В тот же миг снизу донеслись шипящие звуки, сопровождаемые вспышками лилового света. Уоверли опять полез вверх. Луч прожектора последовал за ним. С противоположной стороны палубы распахнулась дверь, повалил дым, показались языки пламени. Беглец почувствовал, что башня начала трястись, и увидел огонь, извергающийся сквозь искореженную палубу.

- Мы тонем! - запричитал кто-то внизу.

- Взять его! - проревел Бальвоватс.

Уоверли посмотрел вниз и увидел белые гребешки волн, пенящиеся вокруг подножия насеста. В лучах навигационных огней полдюжины небольших существ мельтешили по палубе, готовя ажурную сеть для ловли диверсанта. Что-то стукнуло Уоверли сзади. Он отклонился в сторону, но последовал еще один удар - Джек нагнулся вперед и почувствовал, как нечто твердое упирается в спину. Это был пистолет, запутавшийся в его пижаме. "Вовремя же я оттуда смылся", - пробормотал Уоверли, обнаружив оружие. Что-то ударилось рядом с ним в перекладину и с противным воем отскочило в темноту. Уоверли оглянулся и увидел, что пижама на плече порвана. Красноглазый шар со слипшимся мехом прицеливался в Уоверли с расстояния десяти футов. Джек поднял пистолет и выстрелил, а потом еще раз - во второго преследователя, который был чуть ниже первого. Оба противника упали в воду, и из темноты донесся двойной всплеск.

- Палуба уже покрыта водой, - сказал сам себе Уоверли. - Dulce et decorum est pro patria, et cetera [сладостно и почетно за родину и т.д. (лат.) - Уоверли благоразумно опускает слово "умереть"].

Второй взрыв сотряс полуразрушенную палубу, надстройка закачалась. Пуля провыла мимо лица.

- Возьмите его! Возьмите этого Хибурбле-бурбле... - прогрохотал Бальвоватс, но ярость в его голосе заметно поубавилась.

Горячая кочерга задела голень - Уоверли вздрогнул, заметил какое-то движение, выстрелил и увидел темное тело, упавшее вниз с тонким блеянием. Столб огня, поднявшийся над люком в высокой части баржи, осветил белую плотную пену, доходившую почти до лееров, которые были густо облеплены спасающимися. Пистолет внизу громко рыгнул, покрыв бедро Уоверли капельками краски. Тот изменил позицию, наклонился далеко вперед и выстрелил меж парой налезающих друг на друга белых глаз. Их владелец полетел вниз с отчаянным воплем.

По палубе прокатилась волна, и прожекторы погасли. Уоверли почувствовал, как затряслась надстройка, когда волна запенилась вокруг ее основания всего в нескольких футах под ним. Теперь навигационные огни на рубке баржи мерцали сквозь зеленоватую воду.

Сверху донесся тихий звук. Уоверли вцепился в перекладину еще крепче и посмотрел в небо.

- Фом Бердж! - завопил он.

Темный яйцевидный объект опускался к нему сквозь ночную тьму. Уоверли увидел вишневый отблеск бегущих огней - мерцающих отражений от фонаря кабины.

- Но... наш фонарь унесло... - запнулся он.

Твифлер закачался футах в шести над Джеком, и из него высунулось лицо, похожее на тарелку спагетти с паприкой. Извивающиеся руки, державшие зловещий прибор с длинным стволом, протянулись к Уоверли и схватили его. Неожиданно возникло странное жужжание. Уоверли поднял пистолет, нажал на спусковой крючок...

Раздался тихий щелчок.

- Великолепно! - воскликнуло существо, протянув еще одну длинную цепкую руку к Уоверли. - Какая впечатляющая первобытная свирепость! Мой мальчик, какой великолепный съемочный материал! Ну а теперь залезай сюда, и мы сможем спокойно обсудить детали контракта!

7

- Боюсь, я не совсем понял, мистер Миксиз, - ошеломленно проговорил Уоверли, пытаясь не смотреть слишком пристально на кожистую массу, задрапированную в шотландку цветов клана Стюартов. А если еще учесть и и спорран [шотландская кожаная сумка мехом наружу], то существо выглядело совсем как настоящий Тэм О\'Шентер [шотландский фермер, герой множества анекдотов, персонаж одноименной повести в стихах Роберта Бернса].

- Только что я качался на вершине тонущей башни со скопищем яростных злодеев, висящих у меня на пятках, а десять минут спустя... - Уоверли удивленно осмотрел роскошно меблированную гостиную.

- Я оставил яхту здесь, в двухстах тысячах футов от планеты, и спустился вниз пошпионить за Бальвоватсом, - объяснил антрепренер. - Должен признаться, я даже был готов спуститься, чтобы похитить часть отснятого материала. Затем я увидел вас, сэр, в действии presto! Я уловил Новую Волну в кино в момент ее зарождения. Конечно, отснято всего лишь около трех минут настоящего материала. Этого, разумеется, мало - нам потребуется не меньше сотни часов таких записей. Я всегда могу снять продолжение, в котором вас будут преследовать плотоядные динозавры, и ради спасения вы заберетесь на растение-людоеда, а потом на вас нападет сотня летучих вампиров. Вы будете прыгать через пропасть с пылающими углеводородами и, запрыгнув в свой твифлер, почувствуете себя в безопасности как раз в тот момент, когда твифлер столкнется с вершиной горы!

- Ох... Я высоко ценю предложение, - вставил Уоверли, - но, боюсь, у меня маловато актерского таланта.

- О, это не имеет значения. - Миксиз передал Уоверли тонкий стакан с бледной жидкостью и уселся напротив гостя. - Нет, в самом деле! Смею заверить, что сначала мы производим запись дикой природы, а потом с помощью рир-проекции снимаем сцены со страшными опасностями. Мне придется позаботиться лишь о том, чтобы страхи были достаточно реальными, иначе будет трудно вдохновить вас на высочайшие усилия.

- Нет. - Уоверли осушил свой стакан и икнул. - Я высоко ценю риск и все такое, но вынужден вернуться к своей работе.

- Какое жалованье вы получаете сейчас? - требовательно спросил Миксиз.

- Пять сотен.

- Ха! Я удвою его. Одна тысяча Универсальных Кредитов!

- И сколько это будет в долларах?

- Вы имеете в виду местную валюту? - Миксиз вытащил блокнот из споррана и стал листать. - Кокосы... вампупы... морские раковины... зеленые бумажки... ага! Это они! Доллары. Один Уникредит равен двенадцати сотням шестидесяти пяти долларам и двадцати трем центам. - Он захлопнул блокнот. - Цент - это что-то типа коровы, я полагаю. Их всегда включают в местные сделки для умиротворения Вишну или кого-то, ему подобного.

- Это... это немногим больше миллиона долларов в месяц!

- Минутку, - поправил Миксиз. - За свою следующую картину вы, разумеется, получите больше.

- Ваше предложение очень заманчиво. Но, боюсь, я не смогу достаточно долго спасаться, чтобы потратить свои деньги, - рассудительно заметил Уоверли.

- Что касается этого, если вы будете играть супергероев, вам действительно потребуются суперсилы. Я снаряжу вас полным СС-экзоскелетом. Не могу же я позволить своей "звезде" получать травмы!

- СС-экзоскелет?

- Самосохранение. Разработан в моей собственной лаборатории Космических изделий. Он намного лучше, чем армейские модели. Настоящие полистальные мускулы, неуязвимый панцирь, инфракрасный и ультрафиолетовый обзор, покров невидимости, хотя последним вам будет разрешено пользоваться только при настоящей опасности.

- Это звучит... - Уоверли сглотнул, - достаточно ошеломляюще.

- Подождите, - раздался слабый голос. Уоверли и Миксиз повернулись к раскладушке, с которой пыталась встать Фом Бердж.

- Ты не должен... падать так низко... твой договор... с этими вандалами...

- Вандалы! - фыркнул Миксиз. - Осмелюсь напомнить, мадам, что я взял на буксир ваш брошенный твифлер, когда он стремительно уносился на трансплутонианскую орбиту.

- Лучше аннигиляция, чем помощь... от такого, как вы!..

- Я, э-э, думаю, что у вас ошибочное представление о мистере Миксизе, - вставил Уоверли. - Он не производит здесь Галакуляры, а собирается снимать прекрасное семейного типа представление, благодаря которому фильмы о разрушении планет просто уйдут с экранов.

- Дни Галакуляра сочтены! - уверенно заявил антрепренер. - Что такое разломанный континент по сравнению с одиноким героем, борющимся за свою жизнь? Когда я поставлю свой эпос о схватке одинокого бойца, сражающегося с бесстыдным бестиарием беснующихся берсеркеров, будет нажито состояние!

- О, действительно. - Выслушав наметки возможного воздействия на зрителей, Фом Бердж представила себе обывателей в новых Миникулярах. - Пожалуй, Уиври... ты решил проблему! - признала она наконец. - Я и правда... не представляла... - Она перекатила огромные глаза на Айзека Миксиза. - А как насчет того, чтобы пригласить меня на главную женскую роль?

- Ну... Я не знаю, - попытался увильнуть Миксиз. - В аудитории семейного типа могут появиться обвинения в смешении рас...

- Чушь! Уиври, сними маскировку.

- Если быть абсолютно честным, я ее не ношу, - с достоинством ответил Уоверли.

- Ты хочешь сказать... - Фом Бердж уставилась на него. Затем с ее широких губ сорвалось хихиканье. Она выпрямилась, пошарила у себя на шее и, резко дернув руку вниз, расколола свое туловище пополам, вывернув его, как банановую кожуру. Тонкая рука стянула широкий костюм с округлых плеч. Показалось миленькое личико со вздернутым носиком, за ним последовала великолепная грудь. А над всем этим возвышалась копна морковно-рыжих волос.

- А я-то думала, что должна скрывать от тебя свою настоящую внешность! - сказала Фом Бердж, выскользнув их съежившегося костюма ворплишерианки. - А все это время ты действительно был борудианцем!

- Борудианцем? - Уоверли потрясенно улыбнулся изящной фигурке, скромно одетой в обтягивающий лоскуток марли.

- Как и я, - сказала Фом Бердж. - Меня бы никогда не взяли на эту работу, если б я осталась в естественном облике. Да и ты тоже достаточно похож на земных туземцев.

- Эй, - прервал ее антрепренер. - Если вы двое относитесь к одному и тому же виду, почему у нее есть эти формы, а у вас нет?

- Это часть красоты существ вида... м-м... борудиан, - сказал Уоверли, взяв в ладони сильную руку женщины-детектива и глядя в ее сияющие зеленые глаза. - Вперед, мистер Миксиз, давайте контракты. Вы сами напросились на эту сделку!

Пер. - И.Павловский.

Число просмотров текста: 2469; в день: 0.6

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками:

Генератор sitemap

0