Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Проза
Кулехов Михаил Евгеньевич
Все умел мой пес - не умел болтать, да и если бы мог – не стал...

Булат появился в нашем доме в возрасте уже зрелом, трех лет от роду. Для собаки это время самого расцвета сил и творческой энергии. Булат же, выросший в самом сердце верхоленской тайги – в Казачинско-Ленском районе, в селе Край Луга, обладал вполне основательным опытом в главной своей           собачей специальности – охоте на крупного и пушного зверя. Надо было видеть, как он мастерски «ставил» сохатого – останавливал это рогатое чудище в лесу, не давая ему и шагу ступить, и особым, отработанным лаем звал хозяина-охотника: мол, я свое дело сделал, подходи скорей, бери добычу. А когда Булат преследовал соболя, можно было быть уверенным в одном: сдохнет сам, тебя уморит, но следа не потеряет, ни минуты лесному хищнику, в шкуру которого так любят рядиться дамы высшего света, передохнуть не даст. Был случай – он (а за ним и мы) гнал соболя семнадцать часов, без передыху, без сбоя – и таки нагнал его. Зверек забился в старую колодину, и когда мы, на последнем уже издыхании, подбежали, пес наш эту колодину уже наполовину сгрыз. Так что соболь, кажется, был уже рад, что принял свою погибель – после эдакой гонки по всей тайге смерть уже, наверное, была ему избавлением…

Многие, кстати, удивлялись, когда узнавали: вот этого пса зовут Булат. Как же так, говорили они, ведь Булат, по определению, должен быть черным. А тут – альбинос, ни единого пятнышка на совершенно белой шерсти, глаза голубые, даже нос не как у всех нормальных собак, черный, а – розовый. Но, видимо, когда в ранней юности Булат получал свое имя, что-то первому его хозяину подсказало: тут надо иметь в виду не только и не столько окраску, сколько силу и стойкость. И действительно, в собачьих сварах никогда не было Булату равных.

Раз пошли мы с ним гулять. Я веду его на длинном поводке, чтобы дать ему возможность размяться, побегать в пределах возможного. И тут из-за кустов выскакивают две молодые овчарки и резко налетают на Булата. Думали, видать, зеленые и наивные, что уж вдвоем-то они, козырные, этому, небольшого росточка песику, бока-то наломают влет… Не успел я Булата подтянуть к себе поближе, как дело уже свершилось: один из нападавших, поджав хвост аки жалкая дворняга, с визгом суетнулся в сторону, а второго мой пес уже аккуратненько так положил наземь и примеряется ему горлышко молодое, нежное, половчее перекусить. Тут, как чертик из шкатулки, вылетает ихний хозяин (наверное, поначалу ждал, как его псы чужого раздерут – тут-то он бы порадовался): «Убирай своего крокодила!». Я Булата за хвост, отвечаю: ты-де за своими гляди, а коли сами полезли драться – так драку и получили по полной программе…

Одна была беда с Булатом, неисправимый его порок – впрочем, порок относительный… Все же смолоду жил он в таежной деревне, где не предусмотрено таких примет цивилизации, как замки на дверях и поводки для собак. Ежели удалось Булату вырваться на свободу – пока всем окрестным собакам визиты не нанесет, со всеми потенциальными конкурентами отношения не выяснит, домой не вернется. Потом, конечно, придет – но в городе не как в деревне, там-то с собакой никто ничего сделать не осмелится, там собака – это святое. И не скроешь ничего: все друг друга знают. А в городе – иное: то ли пес под машину попадет, то ли подманят и на поводок подцепят… Дело еще и в том, что Булат, как всякий профессиональный охотник, совершенно был доверчив ко всяким людям, не ожидая в принципе от человека какого-либо зла. Для него в принципе не было такого, чтобы на человека лапу поднять, то есть зубы оскалить. Ребятишки соседские – так те вообще что только с ним не вытворяли. Стоит мне с ним на поводке во двор выйти, так вся окрестная ребятня сбегается: «Булат!!!». Кто на него верхом садится, кто за уши тянет, кто за хвост… Тут я на них рычать начинаю: дескать, завязывайте над собакой изгаляться, видите же – парню больно! А Булат – хоть бы раз на них рыкнул. Нет, стоит тихонько, глаза зажмурил и стоически все эти издевательства терпит…

В основном Булат, когда не в лесу, жил в специально для него выстроенной стайке на лодочной станции. Но время от времени переводили его жить в квартиру – например, когда морозы уж больно лютые, или так, побаловать пса маленько. В квартире неукротимый дух его моментально успокаивался, и Булат был тише воды, ниже травы. Сидел он в основном по столом в зале, напротив телевизора. Этот «ящик», как ни странно, был его главной – после охоты и собачьих разборок, разумеется – страстью. Любимая передача, сами понимаете, «В мире животных». Как-то раз Булат на полном серьезе облаял сохатого на экране – работа, понимаете, есть работа… А при виде волков он начинал рычать. Но чаще всего показывали каких-нибудь зверей тропических, экзотических – а что для Булата слон или кенгуру? Это не его специфика, но все равно интересно. И лежит мой пес под столом, на экран таращится внимательно – гляди-ка, мол, чего только не навыдумывают…

И очень он любил музыкальные передачи. Помните, может, был такой мультик жил-был пес? Когда волк, наевшись до отвалу, заявил своему приятелю-псу: «Ну, сейчас спою!». Так и Булат – слушает концерт и тихонечко так, вполголоса, из-под стола напевает. Первый раз мы услыхали – не поняли, что это с нашим псом творится? А после ясно стало: просто парень он впечатлительный, может и слухом обладал – ну и охота ему тоже по мере сил помузицировать.

Прожил наш Булат достойную и трудовую жизнь – а погиб нелепо… Выскочил в тайге, преследуя соболишку, на лесовозную дорогу – а тут машина. Водитель увидал собаку, соболя – и соблазнился ценной шкуркой, остановился, ружье достал – а стрелком оказался самодельным: не в соболя попал, а в собаку. Когда мы добежали, Булат уже последнее доживал, а водила незадачливый стоит рядом чуть не плача: извините, мол, мужики… Присел я рядом с верным нашим помощником и трудягой: эх, бедолага, из скольких передряг ты нас выручал, и на тебе – так глупо помереть! А Булат глядит на меня голубыми своими глазами: да, дескать, не повезло…

Так и помер – молча.

Число просмотров текста: 2438; в день: 0.61

Средняя оценка: Никак
Голосовало: 2 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0