Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Историческая проза
Бисенбаев Асылбек
Оружейник

Киноповесть

Эта история, как и многие другие, начиналась с радостных событий. Летом 1708 года грозный полководец и великий король Швеции Карл 12 объявило о начале войны с Россией. Стокгольм вновь наполнился сотнями обывателей, провожающих своих сынов в доблестную армию. Шведы уже привыкли к победам своей могучей армии, которая наводила страх на всю Европу. Но каждый поход вызывал чувство гордости за свою страну и своего короля. Пусть он еще молод, необуздан,  но его победы перекрывали все недостатки. А молодость пройдет и наступит степенность, позволяющая правильно и прибыльно распорядиться результатами военных успехов.

За всем этим столпотворением внимательно наблюдает пожилой, но еще крепкий мужчина. Он стоит у стрельчатого окна, за которым видны  проходящие войска. Славная армия Карла Двенадцатого собралась на этот раз окончательно укротить русского медведя. Россия – огромна страна, богатая ресурсами. Здесь есть чем поживиться торговым компаниям – лен, пенька, строевой лес, пушнина и многое другое ожидают новых владельцев. А пока цивилизация не пришла в эту страну. Молодой царь Петр только учит своих бояр брить бороды, носить парики и курить табак. А русская армия – это всего лишь потешные войска, которые с трудом поддаются дисциплине, да постоянно бунтующие стрельцы. Шведы уже учили восточных варваров военному искусству, но московиты не вняли урокам.

Богатый торговец, член городского магистрата господин Свенсен с удовлетворением наблюдает за войсками. Как хороши шведские  воины, как славно развеваются знамена! Как громко звенят колокола! Юные девушки бросают цветы,  старики и старушки благословляют своих сыновей на новую победу. И эта радость двойная. Война – это выгода, новые поставки, прибыль и богатство. Война решает и еще одну проблему. Юная дочь Свенсона влюблена в сына, хотя известного, но все же небогатого оружейника. Молодые слишком романтичны, слишком оторваны от действительности. Им свойственно склонять ум перед чувствами и принимать необдуманные решения. Но бремя старших в том и заключается, чтобы помочь молодым, даже вопреки их воле, преодолеть трудности и сделать правильный выбор.

По гулкому коридору большого дома идет молодой человек. В его глазах уверенность и надежда. Война принесет ему, сыну старого оружейника, офицерский чин и славу. Тогда он, Эрик, сможет гордо вернуться в этот дом и попросить руки дочери самого господина Свенсона. А пока его желанная Кристина, с грустью и восторгом смотрит на своего возлюбленного. Свенсон оказался добрым человеком, он обещал Эрику руку своей дочери после победы в войне. Нужно только подождать всего лишь год. Разве московиты смогут устоять против армии шведов? Победа близка. А значит,  Эрик вернется очень скоро.

Старый Свенсон с доброжелательной улыбкой встречает Эрика у окна, где наблюдает за проходящими войсками, и ободряюще хлопает молодого человека по плечу.

- Ты выбрал славный путь, мой мальчик. Победа уже встречает нас в этой варварской стране. Ты вернешься со славой, чином и богатством. Будь храбрым солдатом, и ты станешь мужем моей дочери.

- Спасибо, господин Свенсон. Я постараюсь быть не только храбрым солдатом, но и  хорошим зятем. До свидания, Кристина, я скоро вернусь.

Кристина идет вместе с молодым человеком к выходу.

Старик провожает взглядом молодого человека, который выходит из комнаты и шепотом произносит:

– Ты никогда не вернешься.

А затем говорит подошедшей жене:

- Через месяц-другой мы выдадим нашу дочь за достойного человека, который составит ее счастье, а нам даст покой.

- А как же наша дочь?

- Она его забудет.

Прощание с невестой состоялось. Теперь нужно идти в мастерскую отца. Отец Эрика – самый известный оружейный  мастер в Стокгольме. Даже сам король знает об искусстве семьи Биргенов, которая занимается своим ремеслом уже не одно десятилетие. Мастерская отца не самая большая в городе, но ее секреты привлекают многих. Здесь рядами  разложено оружие и снаряжение – шпаги, ружья, кирасы, шлемы. Эрик знает, что отец не одобряет сватовства к Свенсонам, а тем более против его  решения уйти в поход. Разговор предстоит тяжелый. Эрик подходит к пожилому мастеру, который огорчен происходящим.

- Прощай, отец. Я ухожу.

- Зачем тебе это нужно? Ты мой единственный сын…

- Так надо.

- Эрик, Эрик!  Ты молод. Будь прежде благоразумным, а потом храбрым. Ты должен вернуться.

- Я вернусь…

Шведские войска выступили в поход. Пройден долгий путь на кораблях, и, наконец, армия ступает на берег. Гордо идет Эрик, сжимая оружие в руках. Рядом с ним его новые друзья, такие же молодые солдаты, полные надежд на лучшее будущее. Впереди их ждут поля сражений, богатые трофеи, благодарность короля, офицерские чины, слава, - разве может быть иначе?

Ведь в самом начале нового века русский царь получил серьезный урок под Нарвой. В самую лютую зиму, когда бураны мешали солдатам видеть цель, шведы уничтожили русскую армию. И тогда великий король сказал: «Нет никакого удовольствия биться с русскими, – они не сопротивляются как другие, а бегут».

Развеваются знамена, грохочут барабаны, предвещая скорую победу. Солнце сияет в вышине и отражается на штыках солдат.

Как оказалось, Россия действительно огромная страна. Русские сжигают свои поля и деревни, перед тем как туда войдут шведы. Голод и холод косит ряды армии. Поистине, Россия варварская окраина мира. Вместо того чтобы вступить в честную схватку, русские уходят все дальше и дальше вглубь своей необъятной страны.

Пришлось пройти много миль, прежде чем шведы встретились с войсками Петра Первого. В апреле 1709 года русская и шведская армия встречаются у Полтавы. Именно сюда, в богатую и хлебную Украину, по наущению гетмана Мазепы, двинул свои войска Карл XXII.

После голодной и холодной зимы настроение шведских солдат неважное. К тому же русских почти вдвое больше, чем шведов. Плохие предчувствия терзают всю армию.

Оба полководца, Карл и Петр, приготовились к сражению. Раздается грохот орудий, который становится все громче и громче. Солнце оно заходит за дым и тучи, сгущается тьма.

Все тревожнее грохочут орудия, громче звучат взрывы и выстрелы. К ним прибавляются крики идущих в бой солдат, раздаются команды,  стоны раненых. И эти стоны постепенно заглушают остальные звуки. Клубы дыма закрывают поле битвы. Мы уже не знаем, кто победит, одно лишь ясно – война несет муки и страдания не только побежденным, но и победителям.

Из тьмы выплывают ряды бредущих солдат. Это шведские пленные. Они закованы попарно, а русские солдаты подгоняют их вперед. Победа была так близка, но проклятые московиты взяли верх. Лишь немногим удалось вынести с поля боя короля, который, бросив армию, бежал в Турцию. Впереди у пленников холодная Сибирь и страшная смерть.

Всадники в азиатской одежде с кривыми саблями, колчанами, круглыми щитами и длинными копьями кружат на своих лошадях вдоль колонны и кричат что-то на непонятном языке. Идущий рядом с Эриком шведский солдат шепчет – «Эти хуже всех. Это татары. Они едят лошадей и пленных». «Куда нас гонят?» - «На край света, на Урал. Оттуда не возвращаются».

Впереди грязь и слякоть. Тяжелый дождь размывает дорогу, уходящую в свинцовую темноту.

Пройден долгий путь. Многие в колонне пленных умерли от голода и лишений. Ноги стерты, а одежда превратилась в лохмотья. Вот и Урал. Здесь шведы попадают на оружейный завод.

Эрик попал в кузнечный цех. Тяжелый молот бьет по наковальне. Под его монотонные удары Эрик вспоминает отца, его мастерскую. В его памяти звучат слова отца - «Будь  благоразумным, а потом уже храбрым. Возвращайся».

Дни тяжелого труда тянутся бесконечно. Разнообразие лишь в том, что вместо очередного умершего появляется другой пленник. Но количество шведов уменьшается, а вместо них на заводе появляются новые лица. Напарник Эрика падает от изнеможения и его уносит стража. На место умершего приводят огромного азиата, который будет работать вместе с Эриком. Всем своим видом он внушает страх. Эрик помнит слова конвоира - «Это татары, они едят лошадей и  пленных». Азиат довольно  недружелюбно поглядывает на Эрика. Эрик, чтобы задобрить напарника,  отдает ему остатки своего хлеба. Керим, так зовут азиата,  сверкая белыми зубами, с жадностью проглатывает пищу.

День за днем проходят в изнурительном труде. Эрик и Керим пытаются общаться друг с другом. Азиат учит своего нового друга казахским словам. Медленно, но верно Эрик усваивает уроки.

Новый день начался с неожиданностей. На заводе идет лихорадочная подготовка к какому-то важному событию. Охрана словно сошла с ума, бьет заключенных по любому поводу. Вскоре становится ясна причина суматохи - на завод прибывает Большой чин. Он выходит из роскошной кареты, охраняемой казаками. Девушки в традиционной одежде подносят хлеб-соль и чарку водки. Перед ним заискивает охрана и местное начальство, стремясь как можно быстрее выполнить все пожелания высокого гостя.

Посреди заводского двора выстроены заключенные. Большой чин, прикрывая нос платком, чтобы не вдыхать  смердящий запах, идущий от заключенных, медленно шагает вдоль строя. Как только Большой чин тычет тростью в сторону пленного, стоящий рядом чиновник дает пояснения.

Ему нужны мастера для работы в военных крепостях, защищающих границы империи от набегов кочевников. Русские поселения постоянно теряют людей. Набеги стали постоянной угрозой. Пленников – мужчин, женщин и детей – ведут на рынки Бухары, Хивы и Коканда

Трость сановника показывает на Эрика. Его выдергивают из строя и толкают к небольшой кучке таких же несчастных. Среди них выделяется Керим, который улыбается Эрику как старому другу.

Конвой строит колонну заключенных.

Вновь дорога. Но это уже летняя дорога среди лесов, которые скоро кончаются. Взору открывается ровное пространство, уходящее в рыже-голубую даль. Каторжане и охрана бредут среди степных просторов.  Керим оживляется. Вдыхая запах и оглядывая округу, он бормочет на казахском языке: «Аул рядом. Бежать…». Свист нагайки, это казак: «Что бусурман, почуял дом! Молись своему аллаху,  может быть он поможет тебе!».

Молитва Керима оказалась не напрасной. Из неприметного оврага вдруг выскакивают вооруженные всадники. Раздается истошный крик конвойных – «Кайсаки! Кайсаки». Солдаты пытаются оказать сопротивление. Но слишком быстро скачут лошади кочевников. Несколько выстрелов, удары сабель, головы, расколотые дубинками, и все кончено. Спутник Эрика кричит: «Джигиты, родные! Я свой, из аула Касыма. Помогите». Кочевники расковывают своего соплеменника. Эрик стоит, держа в руках цепь. Великан хватает его за плечи и ведет к предводителю отряда – «Это мой друг».

Аул. Идет пир. Керим, в халате и с платком на голове, с жадностью поедает мясо. Он уже выглядит щеголем. Новый халат, широкие замшевые штаны, перехваченные кожаным поясом. Волосы заплетены  на висках в косички.

Он чувствует себя отлично и хочет оказать услугу своему собрату по прежнему несчастью. «Ты – мой друг. Аллах свел нас вместе на этом проклятом заводе. Я знаю, ты хороший мастер и хороший человек. Ты будешь жить с нами» - говорит он Эрику.

Эрик, в таком же азиатском халате, глядя в темноту и указывая на кучку людей в цепях, спрашивает: «А что будем с ними?»

Это бывшие заключенные, а рядом с ними прежние конвоиры, но уже связанные и безоружные.

Керим думал недолго и ответил просто - «Их продадут в Хиву или Бухару. Там много таких. А если им повезет, то их перекупят купцы из Индии или Аравии. Говорят, что это богатые страны. Там рабы могут стать господами. Если повезет. Старики говорят, что один наш кыпчак стал в Египте ханом. Но это было очень давно. А правда это или нет, один аллах знает».

Дни идут один за другим. Эрик уже привыкает  степной жизни. Постепенно он оправился  и восстановил свои силы. Он уже понимает речь кочевников и может принимать участие в вечерних беседах, когда аул заканчивает все дела и вкушает горячую пищу.

Иногда Эрик идет на стоящий рядом с аулом холм и долго смотрит на заходящее солнце.

Керим встречает его около аула.

- Где твой дом?

- Там - машет рукой в сторону Запада Эрик. - Очень далеко.

- Не скучай. Мы найдем тебе хорошую жену, будешь моим братом.

- Спасибо, брат мой. Но разве не вы, казахи, говорите, что лучше быть рабом на родине, чем ханом на чужбине?

- Да. Ты прав. Поедем к султану. Он подскажет, как быть.

Друзья не стали откладывать дело в долгий ящик. Быстро собравшись, Керим и Эрик двинулись к ставке султана. Это аул, посреди которого расположена большая белая юрта. Керима встречают родичи и сопровождают гостей в юрту. После традиционного угощения оба гостя спешат к управляющему ставкой. После приветствий и получения подарков, сановник разрешает обратиться с просьбой. Керим горячо убеждает о чем-то  управляющего и непрерывно показывает на Эрика. В ответ тот лишь отрицательно машет головой. Эрик уже понял, что к султану не допустят безродного чужеземца. Уговоры продолжается. Но, похоже, Кериму вряд ли удастся уговорить сановника допустить его к султану.

Эрик понимает, что никогда уже не вернется домой.

Склонив голову, он бредет по аулу. Вдруг слышит унылые удары молота по наковальне и бредет туда, на край аула, где находится кузница. Старый мастер работает один, пытаясь успеть нагнетать меха и обработать раскаленную полосу железа. Но видно, что у него ничего не получается. Эрик сбрасывает верхнюю одежду и забирает у старика молот. Знаками показывает, что нужно  делать.

Молот уверенно падает на наковальню. Удары разительно отличаются от прежних, они уверенны и сильны. Старик едва успевает раздувать меха.

Проходит время, вместо раскаленного металла  на наковальне уже отчетливо видна огненная полоса – это заготовка сабли. Увлеченный работой, Эрик не замечает, что у  мастерской собрался любопытный народ. Наконец полотно опущено в воду и с шипением остывает. Эрик, обмотав рукоять полотна куском ткани, взмахивает заготовкой  и рассекает со свистом воздух. Толпа восхищено смотри на мастера, раздаются одобрительные возгласы. «Устаз-Мастер» - вот общее мнение кочевников. Женщина подает Эрику огромную пиалу кумыса.  

В это время человек в богато украшенном халате, с которым горячо спорил Керим, выхватывает заготовку из рук Эрика и бежит к султанской юрте.

Керим идет рядом с Эриком, которого ведут два нукера, и торопливо говорит:

«Когда войдешь, встань на одно колено, склони голову и поздоровайся. Называй его «Таксыр». Не перечь ему. Перечить султану – не сносить головы». Керима отгоняют и Эрика вводят в юрту.

Султан Барак - человек средних лет. Проницательный взгляд, властное лицо. В руках у него заготовка. Видно, что работа вызвала одобрение.

«Я знаю, что ты хочешь домой. Но идти на запад тебе нельзя. Ты бежал от русских и не сможешь пройти через их землю. Тебя схватят, и ты уже никогда не попадешь домой».

Эрик поднимает голову и бросает немой взгляд-вопрос на султана Барака.

«Тебе нужно подождать еще год. К нам придут купцы из южных стран. Они всегда приходят в одно и то же время. С их караваном ты дойдешь до Индии. А там, я слышал, бывают купцы из западных стран. Они довезут тебя домой. Путь не близкий и опасный. Но ты смелый джигит, и очень умелый. Кто тебя учил ремеслу кузнеца?».

«Отец» - отвечает Эрик. И вновь шепот «Будь благоразумным».

«Чему еще он тебя научил?»

«Я умею делать наконечники для копий, плуги, и ружья».

Султан, при последних словах, снова отрывает свой взгляд от заготовки, смотрит на Эрика. Затем делает взмах рукой, указывая на что-то за спиной Эрика.

Нукер-охранник  подает Бараку ружье восточной работы.

«А такое сможешь сделать?».

«Смогу. Но у нас уже не делают такие. Это фитильное ружье. К тому же они медленно заряжаются, и стрелять из них трудно. Можно сделать другие, лучше».

Султан возвращает заготовку Эрику: «Ну что же. Времени у тебя много, а сидеть без дела такому умелому джигиту грех. Сделай ружье, все что нужно – тебе дадут».

Проходит время. Вот уже возникла мастерская, которая очень похожа на ту, которой владел отец Эрика. Молодые люди усердно работают. И вновь в большой юрте расставлены десятки ружей, копий, щитов. Эрик работает в мастерской. Подмастерья чередой выносят готовое оружие.

В ауле идут сборы. Керим и другие джигиты проверяют оружие. Эрик тоже собирается в путь. На нем казахская одежда и только светлые волосы выдают в нем иноземца. Керим объясняет Эрику, что султан Барак собрался на поклонение к могиле святого в Туркестане.

К Кериму и Эрику подходит пожилая женщина. Она надевает на них амулеты - тумары.  «Пусть хранит вас Аллах и духи предков всегда и везде». Получив благословение матери, оба вскакивают на лошадей и присоединяются к отряду.

Отряд выезжает из аула. За каждым  всадником на поводу идет вторая лошадь. Несколько джигитов сопровождают вьючных животных и двигаются позади отряда. Впереди степь. Путники едут уже несколько дней. Навстречу им скачет разведчик. Он подъезжает к султану и показывает на горизонт. Там, вдалеке, клубы дыма устремляются к голубому небу. Барак пришпоривает коня, и все устремляются за ним.

Впереди виден сожженный аул. Догорают юрты. Женщины, дети, старики – вот кто стал жертвой нападения. Отряд молча взирает на убитых. Картина слишком страшна. Видно, что враг уничтожал людей просто так, из собственной прихоти. А смерть для погибших была избавлением от мук.

Из груды трупов выбирается окровавленный ребенок. Увидев всадников, он дико кричит в испуге и пытается бежать. Сделав несколько шагов падает замертво.

К отряду приближаются немногие, оставшиеся в живых.

Эрик нарушает тишину: «Кто это сделал?»

Керим отвечает: «Джунгары. Наша  война идет уже сто лет…».

Разведчик докладывает султану: «Их было немного, около полусотни. Они ушли совсем недавно. Если таксыр захочет, то мы можем их догнать».

Султан молча садится на коня, бьет стременами по бокам своего коня и несется вперед. Начинается погоня. Вдали уже виден джунгарский отряд. Он пытается уйти от преследователей. Но казахи на ходу пересаживаются на запасных лошадей и ускоряют движение. Султан отдает команду, а затем указывает на Эрика. Вокруг Эрика несколько джигитов, которые сгоняют оставшихся лошадей в табун.

Эрик и оставшиеся джигиты подходят к  своим лошадям и начинают расчехлять оружие.

Основная часть отряда продолжает преследование. Они обстреливают джунгар и стрелы сокращают число врагов. Командир джунгарского отряда понимает, что бой неизбежен. Джунгары поворачивают обратно и движутся на казахов. Два отряда разворачиваются в лаву. В руках воинов уже не луки, а копья, дубины, сабли.

Схватка была короткой и жестокой. Ярость от гибели аула и его жителей прорывается наружу. Жестокая смерть стала уделом врага. В ярости воины рубят джунгар, даже упавшие и молящие о пощаде предаются смерти.

Небольшая часть врагов прорывается к табуну. Они видят, что табун охраняет всего несколько человек. Враг подгоняет своих уставших лошадей в надежде сменить животных, а затем уйти от погони.

Барак напряженно наблюдает за боем. Он видит, как Эрик отдает команду, и джигиты выстраиваются в линию, примкнув штыки. Их меньше десятка. Что могут они сделать против воинов на скакунах? Кажется, еще немного и их сметут.

Но Эрик и джигиты нацелили новенькие ружья. Залп, - и треть джунгар  уничтожена. Ружья быстро перезаряжены, и вновь раздается залп. Ошалевший предводитель джунгарского отряда останавливает своего скакуна и растерянно оглядывает павших товарищей. Часть их лежит на земле. Часть волокут за собой кони. Несколько всадников все-таки прорывается к отряду Эрика, но и они пали, сраженные  пулями и штыковыми ударами. Все это происходит в очень короткий промежуток времени. Предводителя джунгар берут в плен подоспевшие казахские всадники и тащат к султану.

Султан не скрывает удовлетворения. По его знаку совершается казнь. Джигиты стягивают веревочную петлю на шее джунгара, затем привязывают  его к лошадям, которые стремительно волокут его за собой по степи. А степь покрыта трупами врагов.

Выучка джигитов Эрика произвела на Барака должное впечатление. Он вызывает своего помощника. «За него»- показывая на Эрика – ты отвечаешь головой».

Туркестан. Город Святого. Голубые купола его гробницы видны издалека. Многочисленные пешие и всадники перемещаются по городу. Торговые ряды заполнены купцами из разных стран. Приказчики расхваливают свой товар. Покупатели и торговцы ведут горячие споры. Купцы неумеренно восхваляют свой товар и повышают цену. Не менее опытные покупатели кивают на соседние ряды и говорят о том, что там цены дешевле. Горячие споры могут идти часами. И дело не в том, что обе стороны стремятся получить свою выгоду. Без споров нет торговли, также как без соли любая пища безвкусна. Тот, кто покупает, не торгуясь, оскорбляет купца и мастера, изготовившего товар. Пройдет время, и покупатель, и купец, придут к согласию. Но оба будут рады тому, что смогли обсудить все новости, показать свое красноречие, а то и обменяться крамольными мыслями. Базар на Востоке, это и партии, и парламент, и клубы. Здесь идет торговля, здесь делается политика. И здесь самые свежие новости.

Весело вьется дымок над чайханами. Через городские ворота в город входит отряд степного султана. Он медленно движется по городу и заканчивает свой путь у караван-сарая.

Керим и Эрик идут по городу. Керим на ходу дает объяснения. В давние времена здесь жил святой – ходжа Ахмед. Его святость была так велика, что люди шли к нему со всего света.  Этот мавзолей построил для него великий завоеватель Темирлан. Те, кто не могут поехать в Мекку, едут сюда. Друзья обходят мавзолей и заходят внутрь. Совершив молитву, Керим выходит из мавзолея и, отрезав одну из своих многочисленных косичек, привязывает ее к ветке дерева. Эрик украшает ее куском белой ткани. Дерево выглядит празднично, оно все покрыто цветными лоскутами, бусами и другими украшениями.

Рядом совершают вращение дервиши в цветных широких халатах и остроконечных шапках. Слегка наклонившись, подняв вверх одну руку,  они вращаются все быстрее и быстрее, выкрикивают при этом арабские молитвы.

Рядом скачут дуана и баксы, одетые еще более экзотично. Некоторые из них бьют в бубны.

Усердные муллы сидят на своих ковриках и читают молитвы по заказам людей. А рядом стоят чаши, в которые просители кладут монеты.

На улице встречается разный люд. Но бросаются в глаза изможденные степняки, которые стараются продать хоть что-нибудь.

«Это беженцы. Джунгары прогнали их из родных степей. Их становится все больше и больше. Надо что-то делать, а наши ханы и султаны никак не хотят помогать друг другу. Каждый хочет быть главным и воюет сам по себе. Так беда дойдет и до нас» - дает пояснения Керим.

Девушка стоит у глинобитной стены и держит в вытянутых руках свои украшения. Это все что у нее осталось. Стражник гонит ее прочь. Она не хочет уходить и ждет хоть какой-то помощи. Но все безучастны. Люди видели слишком много горя, и еще одна беда не затрагивает их сердца. Девушка устремляет свой взгляд на Эрика. Он останавливается и идет к ней. «Как тебя зовут» - «Жибек». «Где твои родичи» - «Они там, за стеной. Ждут, когда мы что-нибудь продадим и сможем купить хлеб». Эрик вынимает из сумки несколько серебряных монет – подарок султана - и отдает их девушке. Для степняка – это целое состояние. Девушка протягивает ему свои украшения. Но Эрик выбирает лишь одно кольцо и прикрепляет его к своему тумару, а все остальное возвращает обратно.

Девушка благодарит Эрика: «Прощай, чужеземец. Может быть, мы еще встретимся».

Огромный и украшенный сад рядом с хаусом - бассейном. Здесь собрались вожди казахских племен. Они степенно переговариваются между собой, потягивая кумыс. Слуги приносят огромные блюда с мясом. Самый пожилой аксакал, прочитав краткую молитву и благословив пищу,  предлагает всем приступить к трапезе. Вожди степенно закатывают рукава одежд и приступают к еде.

Наконец, трапеза окончена. Слуги подливают в чаши кумыс и  уходят. Начинается самое главное.  Султан Барак, обращаясь к вождям, говорит, и видно, что уже не верит в то, что его слова будут восприняты. «Мы должны избрать единого хана, который объединит все племена, соберет войско и выгонит джунгар с нашей земли. Они уже заняли все земли Старшего жуза. Джунгары приближаются к Туркестану и Ташкенту. Мы бежим как зайцы, от своры собак. Но от них не уйти. Так мы станем рабами, и мир забудет имя казахов».

Его прерывают самые нетерпеливые.

«И кто же будет нашим ханом?».

«Старший жуз потому и называется старшим, что хан должен быть оттуда».

«Они все захвачены бурутами, остается только Средний жуз».

«Да, это так. Но там уже нет тех, кто мог бы нас возглавить».

При этих словах Барак слегка морщится.

«Но есть Абулхаир, он разбил калмыков и башкир. Его любит народ» - раздается голос одного из султанов.

«Этого никогда не будет. Мы не подчинимся худородному хану. Младший жуз никогда не встанет над нами» - вступает в разговор еще один султан. Начинается перепалка между степными владетелями. Каждый из них лелеет надежду на избрание, и каждый из них стремиться очернить другого претендента.

Барак заключает: «Если мы ничего  решим сейчас, то за нас все решит черная кость».

Султан встает из-за дастархана и выходит в сад.

К нему приближаются люди. Это бии и батыры.

Одни из них говорит султану Бараку: «Если вы, белая кость, забыли о народе, то мы напомним вам о ваших обязанностях. Народ не может быть без хана, тем более в столь трудный час. Но хана избирает народ. Так повелел Шынгыс – хан, так записано в его Жасаке.  Мы соберемся в Ордабасы. А будете ли вы там, или нет, дело ваше. Но если народ примет решение, то вы его выполните».

Люди уходят, а Барак задумчиво смотрит им вслед. Затем возвращается назад, к султанам.

По степи двигаются навстречу друг другу несколько небольших отрядов. Наконец, они сходятся. Джигиты быстро ставят юрту, в которую заходят ханы и султаны. Их не больше десятка. Это самые влиятельные султаны степи. Они садятся полукругом. Заносят кумыс, блюда с мясом. Но видно, что люди собрались не за этим. Едят они неохотно, больше тянут кумыс. Молчание прерывает один из  султанов.

«Что будем делать уважаемые? Если мы не изберем хана, то это сделает черный люд. Да и не все султаны с нами».

«Мы терпим поражение за поражением. Старший и Средний жузы бегут от врага. Слава наших предков ушла в прошлое. Аруахи отвернулись от нас. Бии и батыры, черная кость, взяли слишком много власти. Если дело пойдет также, то нам не будет места под солнцем. А ведь именно мы должны быть во главе народа».

«Родичи. Эта чернь не изберет никого из нас ханом всех казахов. Нужно что-то придумать!»

«Есть Абулхаир…»

«Худородный хан над всем нами, такого позора степь еще не видела».

В разговор вмешивается Барак: «А это вовсе не обязательно. Мы можем не избирать хана…»

«Но что тогда?»

«В суровое время, когда идет война и страдает народ,  никто не должен думать о власти. Мы изберем Абулхаира сардаром – главнокомандующим казахского ополчения, тогда будут довольны бии, будет доволен народ. Можно пообещать этому худородному избрать его общим ханом после победы над врагами. Он будет доволен и этим. А потом посмотрим».

«Ты, как всегда, мудр. Да будет так. У нас есть еще время, чтобы подготовиться».

Утро. Разъезжаются в разные стороны отряды. Гаснущие костры устремляют остатки дыма в небо.

Эрик стоит перед султаном. Барак обращается к Эрику: «Скоро начнется настоящая война. Соберется казахское ополчение. Нам будет нужно много оружия. Ты должен вернуться в аул. Собери всех, кто тебе нужен и сделайте как можно больше ружей. Научи джигитов строю. Мы победим – и это будет твоя победа. Потом ты сможешь вернуться домой. Слово султана нерушимо».

«Слушаюсь, таксыр».

От отряда отделяется небольшая группа людей и скачет в другом направлении. Это Эрик и Керим в сопровождении охраны спешат к родному аулу.

Ордабасы. Здесь собрались все казахские жузы. На фоне голубого неба большое белое  знамя, украшенное бунчуками. Это главное знамя всех казахов. Ниже знамени – море людей, обступивших холм. Все с напряжением смотрят на огромную юрту, стоящую на холме.

Над толпой возвышаются знамена племен, бунчуки и  пики, воины взмахиваю мечам, дубинами, звучат боевые барабаны.  

Воины кричат родовые ураны. Но постепенно нарастает общеказахский клич: «Ала-а-а-аш». Он становится общим и неистово выкрикивается всем скоплением народа.

Из белой юрты выходят предводители степи. Гул смолкает. Звучат карнаи, извещая о выходе вождей. Впереди идет Абулхаир-хан. За ним – три бия. Глашатай громко выкрикивают решение совета трех жузов: «Абухаир-хан по воле Аллаха и собранием всех трех жузов избран великим сардаром казахского ополчения».

Народ ликует. Ликуют и султаны.

Аксакалы читают молитвы, а потом приносят жертву.

Мастерская Эрика.

Кипящий свинец заливаются формы для пуль. Порох раскладывается в мешки. Отдельная группа мастерит небольшие, в пол-человеческого роста ежи с металлическими наконечниками.

Отряд джигитов стреляет по мишеням.

Эрик отдает команды джигитам, которые заряжают оружие и изготавливаются к стрельбе.

Мишени - чучела из камыша. Они стоят неподвижно.

Время идет и с каждым выстрелом стрельба становиться все более и более точной.

Часть джигитов занимается штыковым боем и на бегу колет те же мишени из камыша.

К лагерю движется небольшая группа. Это беженцы. Измученные лошади, остатки имущества, сами люди представляют собой жалкое зрелище. Навстречу им бегут жители аула и оказывают помощь.

Вечером султан допрашивает одного из беженцев – израненного воина.

- Давно ли вы в пути?

-    Да. Уже несколько месяцев. Мы бежали к Туркестану, но враг дошел и туда. Наши сородичи, у которых мы хотели найти пристанище бежали. Мы хоти добраться до Жаика, говорят, что там хан Абулхаир может дать отпор врагу.

- Как джунгары?

- Их много. Они похожи на стаю волков, которая сметает все на своем пути.

- Вы останетесь здесь. Все мужчины станут воинами моего ополчения. А остальные найдут приют в моих аулах. Можешь идти. Вызовите предсказателя - баксы.

В юрту входит одетый в длинное рубище человек. В руках у него бубен. На одежду нашиты многочисленные бубенцы и колокольчики. Голову украшает остроконечная шапка, из-под которой падают на плечи длинные волосы.

- Мы выступаем в поход. Я хочу знать, что нас ждет впереди? – обращается к нему султан.

Баксы начинает медленно бить в бубен и вращаться волчком. Вращение и удары нарастают. От света факелов огромная тень падает на стены юрты. Движения баксы постепенно переходят в прыжки и падения на землю, сопровождаются невнятными и резкими возгласами. Он зовет аруахов – духов предков. Иногда баксы словно прислушивается  к голосу земли, иногда,  словно птица, хочет вылететь через шанырак в небо. Кружится шанырак, сквозь который видны огромные звезды. Кажется, что они разговаривают с предсказателем.

Наконец, баксы падает на землю и замирает. Тишина. Все заворожено смотрят на вытянувшегося на ковре предсказателя и ждут. Наконец, он садиться и закатив глаза, раскачиваясь из стороны в сторону,  начинает вещать:

«Тот, кто пришел, даст нам победу. Мы победим, но ты проиграешь. Пройдет время и желтый дракон съест волка и его потомство. Племя волка исчезнет с лица земли. Но белое знамя раздерут на куски. Пройдет много трудных лет, и эти куски снова сошьют в одно целое».

Воины хватают баксы под руки и выносят из юрты.

Вновь ввысь устремлено белое знамя, украшенное конскими хвостами. Восходящее солнце придает ему кровавый оттенок.  Под ним – казахское ополчение. Воины сосредоточенны и мрачны. На возвышении сардар Абулхаир. Давно уже не собиралась вся степь, чтобы дать отпор врагу. Абулхаир садиться на коня и скачет перед войском. Его приветствуют взмахами оружия и криками. Он останавливается «Казахи! Сто лет длится эта война. В степи должен остаться кто-то один. Или мы, или буруты. Лучше смерть в бою, чем ярмо на шее. Сегодня мы должны победить».

Он вновь поднимается на холм.

От джунгарского войска отделяется огромный всадник. В его руках копье, которое вращается над головой. Всадника подбадривает вся джунгарская армия. Всадник скачет вдоль казахского ополчения и кричит: «Эй, трусливые бабы, называющие себя казахами! Вы рождены рабами и будете рабами! Выходи, кто еще может умереть как мужчина!».

Враг ужасен своим огромным ростом. Шлем венчает косматую голову. На щите изображение огненного дракона. Это опытный и жестокий воин.

Казахи смотрят на него с ненавистью и страхом. Шепот: «Неужели и вправду у нас не осталось батыров?»

Из рядов ополчения стремительно выдвигается всадник. Это Керим.

Джунгарский воин – «Кто, ты последний  казахский храбрец? Назови свое имя, и я прочту молитву, прежде чем отправлю тебя к духам предков».

Керим: «Я – алаш, который выпустит из тебя жир!».

Всадники разъезжаются, а затем, выставив копья и прикрывшись щитами, скачут навстречу друг другу. Удар – обломки копий летят в разные стороны.

Над полем битвы проносится общий вздох. Джунгары, уверенные в быстрой победе, разочарованы. Казахи, устрашенные могучим видом врага, приободрились от первого успеха.

В руках всадников кривые сабли. Удары следуют один за другим. И вот Керим падает с коня, который тут же убегает в степь. Враг, сбив его с коня, стремительно проносится мимо. Казахский воин стоит посреди поля. На него несется джунгарский богатырь, вращая своей саблей. Вопль ужаса и восторженный крик перемежаются на поле.

Взмах – но Керим ловко уходит от удара. За всадником летит аркан, который сдергивает джунгара на землю. Падение слишком болезненно и богатырь лежит, потеряв сознание, раскинув руки и ноги. Керим подбегает и, сделав пару взмахов кинжалом, поднимает над собой косматую голову врага и бежит к своим.

Ополчение беснуется от победы. Грохот барабанов и визг карнаев перемежается выкриками «Алаш! Алаш! Алаш!».

Сотники поворачиваются и кричат ополченцам – «Это хороший знак. Духи предков помогут нам победить!»

Мрачно застыли джунгары. Их флаги с драконами поникли.

Раздается сигнал к наступлению. Барабаны и флейты подбадривают воинов. Всадники вначале медленно, а затем все быстрее скачут друг на друга. Битва началась. Над полем боя летят стрелы, взмахи сабель и дубин так часты, что кажется будто вращаются колеса. Крики и стоны, победный рев бойцов и грохот барабанов сопровождают битву.

Солнце уже в зените. Войска устали. Раздаются сигналы труб, и оба войска начинает отходить на исходные позиции.

На поле остаются трупы, брошенное оружие, мечутся кони без всадников.

Ставка казахского ополчения. Перед Абулахиром карта сражения. Сардар говорит своим военачальникам: «Мы выдержали первый удар. Джунгары вновь ударят в центр. Наши войска должны отступить в ущелье. Не бегите сразу. Нужно держаться до тех пор, пока джунгары не бросят в прорыв все свои силы. Фланги будут отходить в стороны, но держать строй. Пусть все их войско вступит в ущелье. Затем вы должны сомкнутся, и перекрыть им обратный путь.

По моему сигналу резервная тысяча и моя гвардия пойдут в атаку на ставку джунгар».

Он поворачивается к султану Бараку и говорит: «Теперь все зависит от тебя».

Вновь вперед устремляется джунгарская конница. Огненные драконы несутся на казахское ополчение. Удар врага страшен, и казахи начинают отступать. Торжествующий крик несется над степью.

Джунгарский хунтайджи повелительно взмахивает саблей. Раздается грохот барабанов. Это сигнал резерву вступить в бой. Свежий тумен несется на поле битвы. Казахи бегут, а торжествующий крик превращается в рев. Сражающиеся войска втягиваются в ущелье, покрытое с разных сторон кустарником.

Часть казахского ополчения уходит в одно из ответвлений между горами. От джунгар отделяется крупный отряд и начинает их преследование. Над кустарником появляются пешие воины. Это легкая добыча для всадников. Но раздается команда – и грохочет залп ружей. Джунгары падают на землю. Новая группа воинов встает над кустарником, очередной залп. В это время первая шеренга перезаряжает оружие.  Смена позиций и новый залп. От джунгар остаются немногие. Конные казахи поворачивают лошадей и устремляются в атаку на врага. Бегство сменяется атакой, во время которой уничтожаются остатки врагов.

Тем временем преследование основной части ополчения продолжается. Едва проскакала отступающая казахская конница, из кустов выбегают пешие воины и быстро расставляют ежи. Остро заточенные наконечники устремлены в сторону приближающегося врага. На некотором расстоянии за ежами выстраиваются пехотинцы. Они стоят уступами на возвышении. Первая шеренга на коленях.

Набравшая скорость джунгарская лава уже не может остановиться, и, ничего не понимая, продолжает преследование. Она выскакивает из-за холма прямо на казахских пехотинцев. Но впереди ежи, на которые натыкаются кони и падающие всадники. Крики отчаяния заполняют ущелье.

Эрик, взмахивая саблей, кричит «Алаш». Это сигнал. Двойной залп первых шеренг и они уходят между товарищами назад. За ними такое же двойное построение. Новый залп и смена позиций.

Джунгары падают на землю. Но их слишком много. Они продолжают нестись навстречу смерти. Те, кто ушел от пуль, находит ее на ежах, которые прокалывают лошадей и всадников, задерживают движение лавы.

Новые залпы. Клубы дыма закрывают поле битвы. Казахские всадники вновь разворачивают лошадей и идут на подмогу стрелкам. И вовремя – часть джугар прорвалась через ежи, ушла от пуль и устремляется на пехоту. Эрик вновь отдает команду. Стрелки быстро перестраиваются в небольшие каре и выставляют штыки. Из задних рядов продолжается стрельба. Джунгары мечутся около стрелков, но они бессильны. Мечи и дубины, копья не достают пехоту. Подоспевшие казахские всадники начинают жатву смерти. Это разгром основного войска джунгар.

Эрик в центре каре взмахивает копьем, к которому привязан сигнальный флажок.

Стоящий на холме джигит, увидев движение Эрика, также поднимает сигнальный флажок и размахивает им из стороны в сторону.

Ставка Абулхаира на холме. Ее окружает охранная сотня. Между ней и джугарской ставкой пустое поле после битвы. У ставки хунтайджи такая же картина. Абулхаир напряжено смотрит в сторону холма. Увидев сигнал, он облегченно вздыхает и отдает команду «Алга - Вперед».

Казахский гвардеец также начинает махать сигнальным  флагом.

Из-за ставки вперед выдвигается скрытая до сих пор резервная тысяча. Она несется на ставку джунгарского хунтайджи, которую охраняет едва ли сотня всадников.

Хунтайджи в изумлении смотрит на наступающий казахский отряд. В ярости он бьет камчой своих приближенных.

Видно, как падает вражеское знамя, устремляются вдаль от погони джунгары.

Это победа.

Усталые воины обтирают сабли, жадно пьют воду и кумыс, которые им приносят подростки. Керим и Эрик сидят рядом. На траве их оружие. Они  поочередно пьют из кожаной фляги. Опустошение и усталость обрушились на победителей.

Керим становится на колени и читает молитву. Смерть царит над полем битвы. Уже летают над ним стервятники, ожидающие ухода живых, чтобы заняться мертвыми.

Вновь построено войско. Сардар и ханы, султаны и старшины объезжают ополченцев. Войско приветствует своих военачальников.

Они останавливаются. По знаку сардара к ним подъезжают Керим и Эрик. Оба в новой одежде. Армия приветствует их криками одобрения. Оба спешиваются и с поклоном становятся перед Абулхаиром.

Сардар «Благодаря храбрости одного и мастерству другого мы одержали победу. Оба они – батыры».

Туленгуты надевают на Эрика  и Керима почетные халаты и опоясывают богато украшенными саблями.

Праздник по случаю победы. Той казахского войска. Туши варятся в огромных котлах. Пиалы с кумысом ходят по кругу.

На большом ковре идет борьба.

Всадники подгоняют своих коней, чтобы победить в великой байге.

Шатер сардара. Ханы и султаны, бии  и батыры степенно празднуют победу.

Один из приближенных Абулхаира осторожно говорит: «Такая победа дается не каждому. Великая победа – победа нашего торе, достойного занять трон хана трех жузов».

Абулхаир внимательно оглядывает гостей. Он замечает равнодушие одних, недовольство других и одобрение немногих.

Ханы и султаны переглядываются. Так же осторожно одни из них отвечает: «Враг еще не разбит, джунгары сильны. Они могут вновь собрать войско. Можем ли мы тратить время на выборы хана?».

Раздаются одобрительные возгласы.

Абулхаир: «Если нет хана, нет белой кости, если нет белой кости, нет народа, если нет народа – нет государства. Хан – всему основа, хан - основа государства».

Один из султанов «Надо выбрать достойного. Нельзя править народом, сидя в седле. Править государством и возглавлять войско – это не одно и то же».

Один из султанов: «Надо выбрать мудрого правителя. А сардар у нас уже есть».

Бий: «Мы разбили джунгар, но не их страну. Они сильны, потому что едины. А мы вновь хотим поделить нашу общую победу и разбрестись по степи. Нужно уйти от старых обычаев и выбрать достойного, того, кто вел нас к победе».

Одни из султанов: «Бий как всегда мудрее многих. Это – достойные слова».

Снова лагерь. Керим с Эриком сидят у костра. Эрик: «Вот мы и победили. Теперь султан поможет мне вернуться домой. А тебе он даст награду. Ведь ты его прославил».

Керим: «Наши вожди снова смотрят в разные стороны. Абулхаир-хана не хотят избирать главным ханом. Он обижен неблагодарностью султанов и собирается уходить к себе, в Младший жуз. Наш султан метит на место хана Среднего жуза. Теперь он может забыть о своем обещании и оставить тебя в степи.  Мы разбили джунгар, но они снова соберут свое войско и придут».

- Что же мне делать?

- Не спеши, всему свое время.

Утро. Огромный лагерь растекается в разные стороны. Уходят войска Абулхаира. Уходят султаны и батыры. Нет единства, а значит,  армия казахов распалась на отдельные отряды. Море разбивается на реки, а реки на ручьи. Так огромный водный поток, который сметает все на своем пути, разбиваясь на отдельные ручьи, уходит в песок и теряется в пустыне.

Отряд султана Барака неторопливо движется по степи. Радость победы уступила место горечи разлада.  Молча едут всадники. Они знают, что впереди новые сражения, но нет плеча друга.

Отряд приближается к аулу. Его встречают степенные аксакалы. Они поздравляют султана с победой. Весь большой аул радостно встречает победителей.

На огромном ковре сидит султан и его приближенные. Идет пир по случаю возвращения домой.

Султан одаривает своих приближенных подарками. Это трофеи, добытые в бою. Среди  них вещи из разных стран, произведения разных народов. Подарки вызывают восторг.

Султан вызывает Керима и Эрика. Они приходят в нарядных одеяниях, полученных за мужество в  битве.

Султан: «Вот воины, которые прославили наше имя среди казахов, воины, имена которых будут помнить, и проклинать наши враги. Я хочу отблагодарить Вас. Просите что хотите, коней, стада, женщин – все будет ваше».

Керим, отдав поклон султану и его приближенным: «Мы бились не за славу и богатство, а за наш народ, за наш эль. Аксакалы дали нам мужество, матери нас благословили, а султаны нас возглавили».

Одобрительные возгласы и довольная улыбка султана.

Ободренный Керим продолжил: «Каждый народ и каждый человек ценит свободу. Каждый хочет быть рядом с близкими. О, таксыр! Прошу тебя, отпусти Эрика!».

Султан Барака сгоняет со своего лица недовольство и, улыбаясь, дает знак подать воинам кумыс: «Завтра мы будем говорить с вами. А сейчас  - веселитесь».

Пир продолжается. К Эрику подходит девушка. Это Жибек: «Здравствуй, воин! Ты вернулся из битвы невредимым, и я рада».

Эрик снимает с тумара привязанное кольцо и надевает ей на руку. Девушка ведет Эрика к дастархану, за которым сидят ее родичи. Они радостно встречают своего гостя, который известен на всю степь. Девушка объясняет сородичам, что благодаря Эрику они выжили во время голода. Снова возгласы одобрения. Эрика усаживают на почетном месте,  пир продолжается.

Утро. У стоящих серых юрт, где уже начинается жизнь. Женщины занимаются хозяйством. Мужчины садятся на коней и спешат к табунам.

Керим говорит Эрику: «Может быть, ты останешься здесь. У моей матери будет еще один сын».

Эрик отвечает: «У меня нет матери, но мой отец ждет меня».

К ним подходит туленгут: «Султан поедет к  Жангыс-тобе и караван купцов подойдет туда же. Там нет воды. Вы должны вырыть колодец и ждать там купцов и султана. А потом с караваном Эрик уйдет в южные страны. Султан благословит его в дальний путь».

Керим и Эрик радостно собираются в путь. Сборы недолги и вот уже три всадника пускаются в путь. Они едут  по степи, а вдали появляются контуры старого мавзолея. Все трое спешиваются и идут к старинному строению. Туленгут и Керим читают молитву и обходят вокруг мавзолея.

Затем собирают небольшой дастархан.

Вечер. Горит небольшой костер. Друзья расположились вокруг него. Керим: «Здесь похоронен родоначальник наших султанов и ханов – Жочи-хан. Это был старший сын великого Шынгыс-хана, который завоевал весь мир. Аксакалы говорят, что Жочи-хану понравился наш народ, и он не захотел возвращаться к своему отцу, в коренной улус. Отец его убил, но дети навсегда остались в нашей степи и стали нашими ханами. А другие говорят, что его убил кулан во время охоты, тогда и появилась наша домбра. Об том есть кюй».

Керим начинает играть на домбре «Аксак-кулан».

Эрик закрывает глаза и словно устремляется ввысь. Вот он летит над степью. Степь сменяется морем, а вдали, на берегу видны очертания города. Отец в кожаном фартуке отрывается от своей работы и смотрит в небо, прикрыв глаза рукой. Стоит в распахнутом окне девушка, и также смотри вдаль. Широкое море и ветер раздувает паруса судов. Голубая даль кружится и наступает сон.

Всадники прибывают в лощину. Рядом сопка – Жангыс-тобе. Пустынное место, нет и следа пребывания людей.

Туленгут указывает на вбитый в землю кол с повязанным на конце красным платком: «Баксы сказал, что копать нужно здесь».

Сняв поклажу и инструменты с лошадей, джигиты начинают рыть колодец. Туленгут уезжает и возвращается,  волоча на аркане срубленные деревья. Эрик и Керим укрепляют им стенки колодца, который становится все глубже и глубже. И вот уже колодец настолько глубок, что туленгут с трудом вытягивает землю в кожаном мешке.

Керим кричит: «Эй, спускай веревку. Пора отдохнуть и поесть».

Вниз спускается аркан. Эрик привязывает инструменты и дергает за веревку. Она поднимается вверх.

Сверху летит бурдюк с водой и несколько лепешек. Появляется голова туленгута: «Больше рыть не надо. Зиндан получился хороший. Таксыр решит вашу судьбу».

На отверстие колодца опускается деревянная решетка.

Друзья сделали несколько попыток выбраться из колодца, но, не достигнув и середины, снова падают на дно. Туленгут просовывает сквозь решетку копье и угрожает Кериму и Эрику, если они поднимаются слишком высоко.

Прошло несколько дней. Уже кончилась еда, а Керим пытается вытрясти из бурдюка остатки воды на лицо лежащего без сознания Эрика.

Луна висит над отверстием колодца. Внезапно решетка отходит в сторону и  на дно колодца падает веревка. Женский голос шепчет: «Быстрее поднимайтесь, если вы живы».

Керим будит Эрика и начинается трудный подъем. Жибек в мужской одежде встречает их наверху. Туленгут  со связанными  за спиной руками лежит на земле. Рядом с ним два коня и притороченным хурджунами и оружием.

Жибек: «Таксыр  будет здесь сегодня. Он хочет продать Вас в рабство. Мы собрали для вас припасы и оружие. Есть и серебро. Бегите, иначе вас догонят».

Эрик спрашивает, указывая на связанного туленгута: «Как тебе удалось справиться с ним?».

Девушка показывает на скачущих в сторону аула двух всадников – «Мои братья! Они помогли мне».

Вот уже все трое скачут по степи. Восходящее солнце застает их на вершине холма. Каменный балбал как древний страж степи, всматривается вдаль, сжимая в руках каменную чашу.

Пришла пора прощаться. Эрик, обнимая своего друга, говорит с грустью: «Прощай, Керим. Ты был моим братом. Я буду молиться за тебя».

Керим улыбаясь, отвечает: «Назад мне дороги нет. Султан хотел сделать из тебя своего ружейника и навечно оставить здесь. А меня он не простит. Я пойдут с тобой. Куда ты без меня? Пропадешь…  Мы пристанем к каравану и пойдем в Индию. Там есть мусульмане, наши родичи. Провожу тебя, а там посмотрим».

Эрик поворачивается к Жибек: «Прощай, я всегда буду помнить тебя».

Жибек отвечает: «Я уже не могу вернуться. Я помогла вам бежать, а значит, если об этом узнают, я стану рабыней султана, а мои родичи будут платить кун – штраф. Я уйду с вами».

Они еще раз оглядывают родную степь, такую прекрасную в лучах восходящего солнца, вскакивают на коней и мчатся вперед. Бесконечная даль простирается перед ними. Впереди еще целая жизнь, но она будет другой, чем та, что была раньше.

Жибек затягивает прощальную песню.

«Елим-ай» звучит над родным краем.

Это прощание с Родиной.

КОНЕЦ

Число просмотров текста: 4739; в день: 1.26

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 15 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0