Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Проза
Кулехов Михаил Евгеньевич
Баня как очищение души

Из всего необозримого наследия человеческой деятельности самым гениальным изобретением я считаю не компьютер, скажем, не самолет с «тремя махами» и не теорию относительности, а баню. Уже одним только этим человек оправдал свое существование на бренной земле…

Бани, понятное дело, бывают разными. Еще древние греки, а за ними и римляне строили бани, в которые пар – по нашим, северным понятиям, не шибко горячий – подавался от котлов по трубам. В Риме такие бани именовались термами, а сейчас они распространены в Европе как «турецкие бани».

У японцев, скажем, ихние бани – фуро – попроще. Строго говоря, в японской бане прежде надо помыться, и уж потом – сигать в эдакую бочку – фуро-кан, банный котел, по-нашему – заполненный кипятком, и там уже блаженствовать, отпариваться. Как кому, а мне такая схема не очень привлекательна.

Вот у индейцев Мексики баньки на наши чем-то похожи. Строятся они, правда, из камня (там у них с лесом напряженка). Но там устраивается настоящая каменка,  и парятся вениками, связанными из каких-то, только местным шаманам ведомых, пахучих трав. Конечно, можно посочувствовать несчастным обитателям тропиков – ни береза у них не растет, ни пихта. Ну да ладно, главное – что их стремление к подлинной цивилизации не может не вызвать удивления.

Наши, северные бани, как вы знаете, бывают двух родов. Самая северная – это финская сауна. Она самая горячая. Собственно, сауна тем и отличается от всех других бань – температура воздуха в протопленной сауне ни в коем случае не должна быть ниже ста градусов. И еще: в сауне обязательно должно быть сухо. Никаких там тазиков, в которых веники замачивают – все это есть прямое искажение самой сути сауны. Вода на каменку подается очень маленькими порциями, и вовсе не из опасения «залить» камни. Просто если плеснешь туда от души – сдует горячим паром как комара ветром.

Русская баня известна с древности, и бытовала она не только в Восточной Европе, но и у германцев. Для южан наши бани всегда были загадочны и непонятны. Например, святой апостол Андрей Первозванный, когда путешествовал по будущей Руси, проповедуя Слово Божие, сделал остановку в Новгороде. Там-то его и пригласили как почетного гостя в баню. Андрей описывал свое посещение бани с юмором: вот-де странные обычаи у этих лесовиков: печку истопят и розгами сами себя хлещут. Да, хоть и апостол он Господень – а тут духа банного, то есть Духа Божьего, не учуял...

Есть в старинных хрониках и еще один эпизод, связанный с разными подходами к банным делам на севере и юге. В XIII веке приехал из Рима в Прибалтику папский легат – инспектировать новоучрежденные монастыри Ливонского ордена. И в одной из монашеских обителей стал папский посланник свидетелем странного, по его пониманию, мероприятия: монахи в жарко истопленном помещении брызжут водою на камни, и, когда появляется жгучий пар, избивают друг друга березовыми прутьями. Сильно подивился тогда легат Святого Престола, отдал должное силе духа монахов и ходатайствовал перед папой о дополнительных льготах обитателям этого монастыря, ибо изобрели они новый способ умервщления плоти во имя Господне…

Позднее, правда, отцы святой церкви разобрались с банями – и, скажем прямо, прониклись к ним неприязнью. С банями боролись в Европе, а в России Петр I прямо запрещал дворянам посещать бани. Чуяли вожди, что баня такую силу духа человеку дает, что он уже представляет опасность для власть имущих. А уж коли по-Суворовски человек к бане отнесется – последнюю рубашку отдаст, но чарку водки выпьет – то и вовсе непобедим становится.

К счастью, усилия вождей духовных и светских в борьбе с банями пропали втуне. Для нашей страны, для нашего народа без бани – не выжить. И всяк при любой возможности стремится устроить свою собственную баню, которую сможет он обустраивать и топить по личному разумению.

Решили, было дело, мужики в тайге баню устроить. Сами ж понимаете, два-три месяца не мыться – эдак и завшиветь недолго, да и телу тяжко. Поскольку охотничьи угодья всех троих по соседству располагались, то и постановили: у Петра, который посередине, баню и ставим, а Алексей с Николаем по субботам будут к нему прибегать. Ну, дрова, понятно, совместно на баню готовить согласились. В общем, уговор мужицкий крепок, и летом сошлись они на Петровой заимке – лес валить, сруб ставить. Банька ведь – строение небольшое, и дело быстро спорится.

Ладно, место и топка бани – то Петра забота. Алексей припер из леспромхоза за десять верст железную бочку для воды. Выжег ее, песочком отскоблил, с мылом вымыл – чудо, а не бак получился. Николаю иная забота: каменку класть. Решили не мудрствовать, а каменку делать по-черному. Тем более, кто не знает, при топке по-черному банька получается не в пример жарче и жар держит дольше.

Николай печки клал и раньше, печки добротные, но… в деревне, из кирпича. Но в  тайгу же кирпич не потащишь. И отыскал он на речном бережку выход камня-плитняка. Наломал сколько надо, к поставленному уже срубу приволок. Глину нашел, песок, и за день каменку и сложил. Прожгли печку, и решили – надо, однако, баньку-то и опробовать.

Истопили – от души, дров не жаль: в лесу живем. Воды натаскали, дым выпустили, да и забрались в парную все втроем, в тесноте да не в обиде! «Ну давай, Николай, парку на свою каменку – как-то жар будет!» - кричит Алексей.

Тот пол-ковша зачерпнул – да на камни. И тут случилось нечто, чего мужики не то что не ожидали – не сразу и поняли.  

Если по вам стреляли уже из пулемета – вы, может, и поймете. Но здесь, в тайге, какой пулемет? Какой, я вас спрашиваю, пулемет в бане? А стрельба идет – как бой в Крыму, и по голым телам очень уж больно что-то колотит. Мужики из бани как ошпаренные, не заметили, как и из низенькой двери вылетели. А в бане стрельба продолжается.

Попарились, называется… Чернее тучи мужики сидят у злополучной бани, гадают: что ж такое приключилось. Как стрельба утихла – заглянули: батюшки-светы, каменка вся развалена. Нагнулся Петр, поднял камня осколок, на свет его вынес, да как закричит: «Эй, ты, горе-печник! Любуйся-ка на свою работу!»

Тут и Алексей подскочил, а Николай эдак обиженно – чего, мол, печки меня ставить учить будешь. Да только как взглянули мужики на осколок камня внимательно – всех хохот пробрал, даже и про боль в теле от стрельбы позабыли.

После Николай сокрушался: «И где глаза-то мои были!» Натаскал он, оказалось, камня песчаника – а у того такое свойство вредное: будучи нагрет и, после того, резко охлажден, он не просто трескается – мелкие осколки его летят во все стороны с большой скоростью. Понятно, что в тесной парилке мужикам так досталось по филейным частям, что и веника не надо…

Одного просил Николай у сотоварищей: вы уж, будьте людьми, в деревне не рассказывайте, как я опростоволосился. Держали все мужики в секрете года два. Да шило-то в мешке не утаишь…

Число просмотров текста: 3980; в день: 0.98

Средняя оценка: Отлично
Голосовало: 5 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками:

Генератор sitemap

1