Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Андеграунд
Аккерман Дмитрий
Мне нравится смотреть, что у них внутри...

Я – Маша.

Но только никаких Маш-растеряш. И никаких Маш и медведей.

Просто Маша. Девочка c бантиками двенадцати лет от роду.

О-о-о-чень симпатичная...

* * *

Всегда было интересно думать про смерть.

Странно, почему все боятся об этом говорить. Юльча даже заплакала, когда я ей рассказала, как она будет лежать в гробу, в красивом платье, как ее закроют крышкой, забьют большими гвоздями и закопают в землю. И она будет лежать и разлагаться, а по ней будут ползать черви...

Нет, я это не видела. Вообще не видела мертвецов. Просто читала.

Я вообще люблю читать. Люди странные – что-то пытаются спрашивать, объяснять. Зачем? Ведь все можно прочитать.

У мамы книжки неинтересные. Или формулы, или вязание, или готовка. Фу.

У папы интереснее. Папа врач, в его книжках разные картинки и рассказы. Только он засовывает их везде, чтобы на виду не болтались. Ладно, все равно найду.

Особенно нравится судебная медицина. Ой. Даже мурашки по коже. Больше всего интересно, когда люди вешаются. Как они долго дергаются, прежде чем умереть. Что же они чувствуют в это время? Думают о том, что зря это придумали, наверное. А фигушки – поздно, петля затянулась, и писаются и какаются прямо в штаны – в те, в которых повесились...

Соседу Пашке один раз показала – он, дурак, сразу полез в изнасилования. Глаза горят, руки трясутся. Идиот. Что там интересного. У папы есть книжка по сексопатологии – вот это интересно, только не все понятно. Но ее Пашке лучше даже не показывать.

Вот бы посмотреть, как кто-нибудь повесится. Обязательно же все время кто-нибудь вешается – главное, оказаться в это время в этом месте. Нет, не везет. Пробовала по парку гулять – там только целуются и еще кое-что в кустах. Тоже прикольно посмотреть, хотя все равно ничего не видно – только голые задницы и пыхтение.

Теперь, когда сижу и скучаю на уроках, все время представляю, как училка повесится. Выпучит глаза, высунет язык, будет дергать ногами, вцепится руками в петлю, стараясь растянуть... Смешно. Будет хрипеть и думать – вот бы достать ногами до табуретки... а не достать, табуретка отлетела далеко.

Может, Пашку повесить? Типа в шутку. Не, Пашку нельзя. Все же знают, что я у него бываю часто. Нас даже “жених и невеста” зовут. Хи. Мы даже не целовались ни разу.

А вот Светку можно. Я эту суку давно не люблю. Толстая, морда круглая, вся на понтах. Я, конечно, вида не подаю – типа дружба-сосиска. Не, Светку вешать неинтересно. Она толстая, даже дергаться не будет. Сразу задушится. Со Светкой надо придумать что-нибудь другое.

Лучше Игоря. Он длинный, будет смешно смотреть, как эта глиста дергается. Как бы к нему домой попасть... Может, пива ему предложить. А с чего это вдруг такая любовь? Хе, может правда любовь закрутить? Хотя какая там любовь с таким сопляком.

Эй, Игорешка, а что у тебя новенького из музыки есть? Ага! А дашь послушать? Ну и жадина. А можно хоть у тебя послушать? Предки-то на работе? Вот и чики, а я в долгу не останусь, пива принесу.

Ну вот и ладушки. Черт, а я волнуюсь.

Берем два пива – вот еще разорение неизвестно на кого, все равно ведь пропадет. И главное - никому ничего не говорим. А наоборот говорим, что болит голова и пошли домой баиньки. Главное чтобы этот длинный не разболтал.

Динь-динь. Дура, надо было стучать – вдруг какая бабка любопытная в глазок выглянет. А вот и я, принимайте гостей. На тебе пиво, показывай музыку. Еу, где же мы его повесим-то? Хата маленькая, размахнуться-то негде. Ой, какой клевый крючок. Хи-хи. Эй, мальчик, давай поиграем. А ты умеешь красивую петлю завязывать, как в кино, где негров вешали? Веревка есть какая-нибудь? Давай покажу. Вот смотри, так, так и так. Вот, сейчас привязываем на крючок, надеваем себе на голову. Бя-я-я-я-я. Вот так – пример не покажешь, ничего не добьешься от этих пацанов. Красивая, да, петелька? Черт, а как я буду табуретку-то из-под него вытаскивать, он же тяжеленный... А мы с размаху. Ногой. Ну-ка примерь, впору тебе воротничок будет или нет? Давай затянем. А фотик у тебя есть? Где? Щас, ты постой немного, я тебя сниму.

Ну... Маша, ты волнуешься? Конечно. А вдруг не получится. Ну и что? Маленькая девочка играла... А вдруг получится и кто-нибудь придет? Эй, повешенный, хватит рожи корчить – у тебя предки-то до скольки на работе? Ну вот и чудненько. Ну-ка, Маша, разбегаемся.

Ах. Ну и взгляд у него был в последний момент, когда он понял, что табуретка вылетает у него из-под ног. Он точно хотел удержаться. Ой, какая рожа. Красная. Глаза из орбит вылезли, что-то сказать хочет, а не может. Бедненький. Как рот-то раскрывает. Как рыба прямо. Вот же черт, веревка вытянулась, бедный ребенок пальчиками ног почти достает до пола. Да, похоже, понял, что пол близко – вон как тянется. Ух ты, а чего это у него такое торчит под штанами? Тоже от удушения, что ли, встал-то? Как смешно. Ну чего ты пыжишься, дурашка, за веревочку цепляешься. Фиг с два ты такой узел руками растянешь – Маша долго училась такие вязать. Вот же черт, достал все-таки пальцами ног до пола. Интересно, задохнется или нет. Или так и будет глаза пучить? Ой, задергался, глазки закатил. Вот его трясет-то, ужас просто. Может, сделать ему что, помочь как-то. Может, ножик ему воткнуть, чтобы не мучился. Хотя нет, пусть подергается, будет потом что вспомнить.

Все, что ли? Да уж, быстренько он. Выглядит действительно страшненько. Чего-то не воняет – не обкакался. Странно, а писали, что какается. И штаны не мокрые. Хотя нет, вон штучка торчит и там что-то мокрое. Посмотрим? Вау. Какая здоровая. И вся мокрая. Чего это, интересно, такое белое у него из штучки бежит? Ладно, застегнем обратно, неприлично все-таки.

Что же делать-то. Может, посмотреть, какие у него кишки. Хотя нет, что подумают-то. Ладно – повесился, но как сам себе живот-то разрезал.

Ну ладно, Маша. Посмотрела – и хватит. Так, пиво только одно открыто – пробочку в карман, бутылку допиваем и в пакет. Туда же вторую. Еще следы пребывания в квартире симпатичной девочки есть? Нету. К чему прикасались? Платочком все протираем, дверку открываем, слушаем. В подъезде никого. Вот и хорошо. Платочком держимся за ручку двери и аккуратно ее захлопываем. Бантики поправили, дебильную улыбку на мордочку натянули – и поскакали. Прыг-скок...

А хорошо получилось. Интересно. Ух. Долго уснуть не могла – все вспоминала, как он дергается.

Мамочки, а утром-то...

Училки все заплаканные, предки туда-сюда бегают, девки ревут... Чего реветь-то, этих пацанов в школе как тараканов. Вот потеря. Так, Маша, ну-ка дуру из себя изобрази – рожу депрессивную, слезы размажь, и типа тоже горем убитая.

Смешно. Красивый портрет в фойе. Мы тебя никогда не забудем. Нет, ребята, его надо было тогда фотографировать. Точно не забыли бы.

Ага. Они так и решили, что он сам. Все, кирдык. Сейчас месяц будут лекции читать о сложности переходного возраста. Типа половое созревание. Ну да, этот-то совсем созрел. Висел – не упал.

Хи-хи.

Да, вешаться – это занятно.

Что же мы со Светкой-то сделаем? Этот жиртрест давно напрашивается.

Давай-ка для начала мы с ней подружимся. Вот так, простенько, на уровне ее интеллекта. Поговорим о мальчиках, о девочках, о вчерашней дискотеке. Опаньки, осмысленное выражение на лице появилось – знакомые слова услышала. Ну-ка, а расскажи-ка нам о своих тряпках. Ага, понесло, как из фонтана. Это хорошо.

Утречком надо еще разок по ушам проехать. И еще о тряпках. Ну вот, повелась. Мама как раз новый костюмчик купила. Ой, наверное такая прелесть, хочу посмотреть... Зашибись, договорились, после уроков. Только не говорим никому, а то понабегут всякие...

Хи-хи. Что бы с ней сделать? Ладно, на месте разберемся.

Привет, Светочка. Ой, какая на тебе кофточка. Ой, какая прелесть. А чего, где предки-то? А, работают. Во сколько приходят? Ну понятно, ладно, пошли смотреть твои обновки.

Ой, как тебе должно идти это платье. Ну-ка померяй. Фу, какие у нее мерзкие сиськи. И жирный живот. То ли дело у меня. Кажется я знаю что с ней сделать. Главное чтобы не орала. Ага, мы сейчас музычку поставим. Светочка, а музыка у тебя есть? Вот, хорошая музычка, включи, пусть поиграет. Мамочки, как ее не тошнит от такой попсни.

Погоди секунду, мне в туалет надо.

Так, что тут у нас есть. Лезвия. Нет, маленькие. В книжке написано, что ими очень трудно сразу зарезать. Надо в сонную артерию попасть – поди найди ее на такой толстой шее.

Так, ножницы. Концы тупые. Не, не пойдет. Жаль. Ножницами в глаз просто отлично. Хотя наверное я не смогу. Вот так, прямо в глаз.

А больше ничего и нет. Шваброй по башке ее ударить? Хи-хи. Представляю ее удивленную рожу.

Ладно, как бы между делом зайдем на кухню, водички попить. Ой, какая прелесть. Ножички. Красивые ножички, дорогие наверное. Вот этот в самый раз – длинный, узкий, красивый. Проткнет эту корову насквозь.

Так, где будем-то? Крови наверное будет – к соседям протечет. Нет, надо на кровати. Вот на этой, у родителей. Траходром три на три. Очень красиво будет – Светочка на родительской постели. Надо будет ее только правильно оформить.

Светочка, иди-ка сюда. Ой, ты уже костюмчик надела. Какой красивый костюмчик, просто высший класс. Дай поближе посмотрю.

Так, где там сердце-то в учебнике было нарисовано. Ой, чего-то я волнуюсь. Маша, спокойно. Если что - еще раз ткнешь. Чего, говоришь, у меня рука за спиной? Да так. Оп. На тебе. Вот так. Как хрустнуло-то. Черт, тяжело втыкается. Куда ты, родная, с ножиком-то в пузе? А, на спинку падаешь. Ну падай. Вот так, на кроватку. А я сверху на ножик приналягу. Надо же, чтобы он все-таки насквозь вышел. Чего ты там прошептала? Больно? Ну, немного больно. Если я не промазала – значит, в сердце попала. Ой, задергалась. Как смешно, лежит подо мной и ножками-ручками дергает. Ой, глазки закатила. Замерла, ротик открыла. Все, что ли? Быстро как-то. Смешно все-таки люди умирают. Хотя с Игорем смешнее было. И дольше.

А чего крови-то нету? В кино всегда кровь изо рта идет. Ну вот. Ладно, чего дальше-то делать будем. Надо как-то свеженький трупик оформить. Для начала ножик выдернем. Ой, черт, чего-то он обратно не идет. Ну-ка, посильнее. Ага, вылез. Ой, весь в крови. Не измазаться бы. И из раны кровь побежала. Вау, как бежит-то сильно.

Так, костюмчик надо снять. Вот же сука, тяжелая-то какая. Ворочайся теперь с ней. Надо было сначала раздеть ее, а уже потом. Ладно. В трусах ее оставить или тоже снять? Ладно, снимем. Фу, волос-то. Страшная какая.

Ну и чего дальше? Так ее голую на кровати и оставить? Может, ножичком потыкать? Не, неинтересно, чего ее просто так тыкать-то. А, меня же ее сиськи раздражали. Куда ей такие здоровые. Так, берем ножичек. Одну. Оп, как интересно все у человека устроено. Это жир такой белый, что ли? Я же говорю – жиртрест. Так, вторую. Рядышком кладем, по краям от головы. Натюрморт. Света с сиськами.

Посмотреть охота, как у нее внутри все устроено. Как бы ей живот-то разрезать? А, вот так, с ранки начнем. Ножичек в ранку засовываем и режем. Как плохо режется-то. Ножик, наверное, тупой. Ну вот, теперь она стала на лягушку из учебника похожа. Ой, кишки. Фу, как пахнет-то нехорошо. А вот это, красное, наверное сердце. Ага, не промазала – дырка как раз посредине. Молодец, Маша. Целкость повышенная.

Чего бы еще-то сделать? Кишки ей на шею намотать? Не, они некрасивые, да и руками браться неохота. Ножиком ей в письку потыкать? Да ну, я же не маньяк какой. Вот идея, уши ей отрезать. Чего они торчат. Ну-ка. Плохо режется. Ага, может, взять ухо на память? Высушить, будет сувенир. Точно, только помыть надо и в пакетик завернуть. А где сушить-то будем? Ага, вспомнила, мама грибы сушила в духовке. Так и сделаем.

Ладно, спасибо, Светочка, за гостеприимство, мне пора. Так, ножичек вытерли от пальчиков. Умные, книжки читаем. За что еще бралась? Так, кран, ручка двери. Все вроде. Ой, как плохо – дверь не захлопывается. Ну и не надо. Так, тихонько выходим в подъезд, дверку прикрываем. Бабок у подъезда не видно? Ну и не надо. Бегом домой, морду тяпкой, типа сразу после школы прибежала и обедать. Эх, аппетит-то разыгрался от нервов. Только надо сразу духовку включить, чтобы до маминого прихода подсох сувенирчик-то.

Ой, ужас какой. Ментов понабежало в школу. Всех расспрашивают – не видел ли кто чего. Маша, держи марку – ты воплощенная наивность и невинность. Ничего не вижу, ничего не знаю, ничего никому не скажу. Девки напугались – это понятно, каждая на себя прикидывает. Менты, сволочи, ничего не говорят, что случилось. Тут, главное, самое не сболтнуть – надо, чтобы кто-нибудь сначала сказал, а потом уже и обсуждать можно. Ага, вон училка рассказывает, что на Светочку напал маньяк. Изнасиловал и убил. Ага, изнасиловал. Чем, пальцем, что ли? Хи-хи.

Ладно, пусть будет маньяк. Ну-ка, Маша, делай круглые глаза, напугайся и чеши с девками новость обсуждать.

Маньяк. Хи-хи. Маньяк Маша.

А вообще-то надо было ей чего-нибудь туда засунуть. Думали бы точно что маньяк. Да уж. Даже прикольно. Надо попробовать в следующий раз.

В следующий? Наверное, это опасно. Хотя очень щекотит нервы. Даже сама мысль.

Надо пойти на похороны Светки. Посмотреть на ее рожу в последний раз.

Что-то менты не угомонятся – все спрашивают, кто уходил со Светкой из школы. Хорошо все-таки, что мы ушли не вместе. Вроде никто не видел. Но все-таки в другой раз надо не из школы...

В другой раз?

Черт. Мне опять хочется. Острых ощущений.

Не проспать бы похороны.

Елки-моталки, да тут вся школа собралась. К гробику не протиснуться. Ну-ка, давай поплачем. Типа подруга – не разлей вода. И к гробу пошустрее. Здорово все-таки на народ слезы действуют. А вот и Светка. Лежит, не шевелится. Да и чего бы ей шевелиться, с такой дырой в пузе. Наверное, зашили. А сиськи не видны – куда же их девали? И ухо, так кокетливо прикрыто платочком. Хи-хи. Вот смеху-то будет, если я сейчас платочек отодвину. Стоп, Маша, не увлекайся. И не смейся, а плачь. Все, поторчала около гроба – пусти других страдальцев.

Так, все по машинам. Поехали зарывать. Надо же, как жалобно оркестрик надрывается. Как раз в тему ко всеобщему плачу.

Далеко как кладбище. Все мозги вытрясут. Блин, обстановка торжественная, все молчат, хоть бы с девчонками поболтать, так нет, нельзя. Вон кто-то из родственников сидит, тетка, вся горем убитая. А сама небось про себя радуется, что пришили Светку, а не ее дочку.

Ну наконец-то, приехали. Оркестр уже тут как тут, затянул свою волынку. Вон и гроб потащили. Его открытым везли, чтобы близкие родственники могли напоследок полюбоваться Светкиной мордой. Ну и счастья им.

Ух ты, могилка какая глубокая. Ага, закапывать пока подождем – будем речи говорить. Ну, это понятно – какая Светка была хорошая, добрая, все дела. Дура она была и стерва. Пойти сказать, что ли? Ладно, промолчим, мы скромные.

Ну все, угомонились. Очередь выстроилась Светку в лобик целовать. Тоже пойду, поцелую. Блин, на коленки надо вставать. Привет, Светка. И пока. До встречи. Ты только, блин, глазенки свои не открывай сейчас, а то я испугаюсь. Ну вот и ладненько. Какой лоб-то холодный, надо же.

Ага, это мамашка ее завыла, на гроб кидается. Красиво, как в кино. Ничего, мамаша, отодвинься, не мешай заколачивать. Представляю, если Светка не умерла, а прикидывается. Очнулась – и в гробу. Деваться-то некуда, хоть кричи, хоть колотись. Так и умрет. Второй раз. Да уж, как интересно-то. Как бы такое с кем-нибудь попробовать. Вот так заколотить и посмотреть.

Да, метра два глубина. Хорошо закапывают, чтобы не откопалась. Ну вот и все - могильный холмик, пирамидка, Светкина фотография. Где же они такую красивую откопали, Светка так в жизни не выглядела.

Уф, что-то устала я от этих проводов в дальнюю дорогу. Пора домой.

Ну вот, опять. Какая скука. Школа, дом. Дом, школа. Школа, дом. Чего бы еще учудить. И, главное, с кем.

Из школы точно не надо. И так все на ушах до сих пор стоят. Кстати, про уши. Хорошо высох сувенирчик. Правда, скукожился – даже на ухо не похож. Но все равно забавно иногда вытащить и посмотреть. Со Светкой, так сказать, пообщаться.

Может, пойти приключений на попочку поискать? Вон Настя поздно вечером с дискотеки возвращалась – нашла себе по полной программе. И напоили, и трахнули. Найти такого резвого мужичка, и ножичком ему. В сердце, а лучше – в печенку. Чтобы помучился часок-другой. А чего маме сказать? На какую такую дискотеку может пойти примерная отличница Маша?

Опс, придумала. Надо с мальчиком познакомиться. Типа дружба-любовь. Где его взять только? Погулять по набережной? Хм. Еще неизвестно, кто пристанет. От трех-четырех даже с ножом не отобьешься.

У девчонок поспрашивать? Не, нельзя. Это засветка, да и начнут потом хихикать.

Опа. Газета. Там есть раздел знакомств, я видела.

Ну-ка, читаем.

Он ищет его. Фу, гадость какая.

Он ищет ее. Ну да, для встреч на ее территории. И за ее счет. Козел.

Она ищет его. Конечно. У нее ребенок, ей нужна опора в жизни. Дура.

Во. Познакомлюсь с девчонкой до 16. Сколько нам? М-да. Наверное, для 18-летнего парня маловата.

Еще. Хочу дружить с девочкой. Мне 14 лет.

Ну-ка. Живет-то где. Ага, Зеленый городок. Блин, как туда ехать-то.

Ну ладно, попробуем. Какие там у него интересы к малолетним девочкам. А то может и правда подружимся. Нет, из дома звонить не будем. Читали. Звонить надо из такого места, откуда не найдут номер. Например, из телефонной будки.

Алле. Вася? Охренеть какое оригинальное имя. Это типа Ксюша. Я типа твое объявление прочитала, и ты меня заинтересовал.

Ага, симпатичная. Ага, парня нету. Ну можно и встретиться. Ой, блин, чего это я. Надо же поломаться.

Не, сегодня не могу. Завтра? Ну вообще-то у меня завтра встреча... Нет, не с мальчиком, с девочкой. Но я могу ее отложить, если ты чего-нибудь интересное предложишь.

В кино? Ужас как оригинально. Ну давай в кино.

Черт, в кино-то можно было бы и сегодня – все равно делать нечего.

Ладно, проживем еще один день. Надо было тогда у Игоря письку отрезать и тоже высушить. Интересно, она бы такая прямая и осталась?

Ну, отучились – пошли в кино. Надеюсь, он маму с собой не приведет. Так, у меня опознавательный знак – белые банты, у него – синий дипломат. Черт, зря белые банты надела – если что, очень уж приметные. Ладно, сразу после встречи сниму.

Ну-ка, для начала посмотрим из-за угла. Ага, вон он торчит, потеет от волнения. Дипломатик к себе прижимает, боится, что опознавательный знак отберут. А ничего парнишка, симпатичный. Волосики такие прямые и длинные. Наверное, рокер. Не вломили бы гопники под запарку и мне, и этому рокеру. Ладно, пошли сдаваться.

Приветик, не меня ждем? Меня? Ну давай знакомиться. Ути-пути, какие руки потные. Волнуется. Ты не волнуйся, мы тебя не больно зарежем. Ладно, чего тут светиться – пошли уже.

Ага, предпоследний ряд. Или денег нет совсем, или решил, что я с ним целоваться буду. Хотя... Я же уже решила, что с ним сделаю. Почему бы и не поцеловаться. Даже интересно. Целоваться с человеком, про которого точно знаешь, что завтра он будет мертвым и холодным. Смотреть на него как на ходячий труп. Хи-хи.

Про что кино-то? Ага, ну конечно. Компьютерные штучки, хакеры. Наверное, сам такой же. Вот и тема напроситься к нему в гости. Ну-ка, Маша, напряги извилины, что ты там знаешь про компьютеры.

Ну вот, руку на спинку кресла положил. Хочет обнять и не решается. Ладно, поможем, все равно в зале никого знакомых не видно. Пусть порадуется перед смертью. Положу голову на плечо мальчику. Ой, аж подпрыгнул от радости. Во, и руку на плечо сразу положил. Ну, давай, смелее. Сильно много я тебе не разрешу, конечно, но кое-что...

Сопит в ухо. Волнуется типа. Ну-ну, давай. Ой, куда это вторая рука-то полезла. Эй, мы так не договаривались. Ну-ка на место. Вот так.

Ой, в щечку целует. Щекотно. Хотя прикольно.

Блин, ну не фиг мне ноги гладить. Не для тебя они.

М-да. Какой уж тут кино. А парнишка шустрый попался. Может, задружить с ним? Вместо того чтобы...

Ладно, посмотрим на его поведение. Надо, чтобы он мне на завтра встречу назначил. У себя дома.

Ну что, Вася, пойдем девушку провожать. Заодно и про компьютеры поговорим. Ну-да, точно, игровой маньяк. Ну-ка, задвинь девушке про новые игрушки. Ужас, какая тоска. Встретиться? Завтра? А чего делать, по улице гулять, что ли? Я бы лучше на компьютере поиграла. У тебя поиграть? А родители дома? Не, без родителей я не пойду, мало ли что ты со мной сделаешь...

Ну, парень, давай, поуговаривай. А я поломаюсь. Вот так, молодец. Ладно, не переборщить бы. Ну, я подумаю. Давай адрес. Часа в два жди, короче.

Хи-хи.

Интересно, что он там себе представлять будет сегодня ночью?

Так, в школе продолжают убиваться по Свете. Ну-ну. Скажите спасибо, что мальчик Вася не из этой школы. Вот менты бы озадачились.

Так, после школы надо забежать домой и надеть такое, чтобы на себя похожа не была. Немного подкраситься. Ресницы, тени, помада. Я и так на четырнадцать выгляжу, а если накраситься – на все шестнадцать потянет. Так, сапоги, которые я никогда не надеваю. Мамину кофточку. Кепочку. Ути-пути, не девочка Маша, а проститутка какая-то. Ладно, для того и делалось. Возьму-ка я с собой сапожное шило. Вдруг мальчик и правда решит поприставать.

Динь-динь. Ну надо же, в шортиках и футболке. Пионер Вася. Ну, показывай, Вася, где у тебя компьютер, где кровать. Упс, руки убери, мы же в компьютер играть пришли. Не, надо с ним побыстрее, а то точно трахнет ненароком.

Так, ну-ка, Маша, соображай, чего с ним сделать. Старый прием – в туалет, потом как бы случайно на кухню, типа водички хлебнуть. Ага, больших ножей нету. Зато куча маленьких и острых. Чего же они так, таким маленьким и до сердца не достать. Ладно, начали, пока не наследили. Ножичек, вот этот, за резинку трусиков. Хи-хи. Надеюсь, шаловливые ручонки до туда не достанут. Ну а теперь пойдем.

Ну вот, опять обниматься. Ну-ка, поддайся ему слегка. И к кровати давай поближе. Я уже знаю, что я сделаю и в какой позе. Нет, малыш, совсем не то, что ты подумал.

Опс. Увидела бы мама, как я лежу с мальчиком на кровати. Эй-эй, вот под юбку не надо, а то тебя потом не остановишь. Ляг лучше на спинку, так ты красивее смотришься. А я тебе в глаза посмотрю. Пристально. Чтобы запомнить. Какие у нас красивые глаза. Маша, не забудь – надо сильно и резко. Раз! Ножом поперек горла. Как в кино. Вау, как интересно. Надо же, как хрипит. И кровь пузырится. И изо рта бежит. И ужас в глазах. А ты как думал – все так просто, что ли. Нефиг было к малолетками приставать. За все надо платить. Губы шевелятся – а сказать ничего не может. Забавно. Ой, как вцепился-то в меня, синяки останутся. Ну-ка, давай еще разок, поглубже. Где-то у тебя там сонная артерия должна быть. А, вот она, сбоку. Или не резать, пусть подергается, прикольно же. Ладно, режем, а то сейчас опять вцепится. Ого, какая струя. Ну вот, глазки закатил, сейчас пару раз дернется и затихнет. Это мы уже проходили.

Ни фига мы тут кровью-то все уделали. Не испачкаться бы.

Да, симпатичная картинка.

Чего с ним делать будем? Жалко, ножичек маленький, так бы голову ему отрезать и на сервант поставить. Хи-хи. Ну-ка, попробуем этим. Да уж, как интересно все тут устроено, сосуды какие-то. Не, дальше не идет, кость. Ладно, и так хорошо.

Ухо отрезать на память? Не, ухо у меня уже есть. Давай-ка с мальчика штанишки снимем. Ой, какая штучка. Здоровая какая. И волосатая. Эй, мальчик, тебе правда четырнадцать годков? Ладно, газеты потом точно скажут. Ну-ка, давай-ка мы тебе эту штучку укоротим. Черт, руками, что ли, за нее браться. Противно. Нет, надо на кухне пакетик поискать, заодно и упакуем. Опс. Ну вот, и не торчит ничего. Совсем как девочка стал. А прикольная у них штучка. Высохла бы нормально. Ужас, кровищи-то с нее...

Животик будем резать? Надо бы. Вдруг у него все по другому, чем у Светки. Или вообще инопланетянин. Маше тогда медаль дадут. Хи-хи. Геройская девочка убила злобного инопланетянина.

Какой ножичек острый. Наверное, папа у нас крутой мужик, раз такие ножички острые в доме. А давай накрест, чтобы все видно было. Сверху вниз и справа налево. Красивый животик, кстати, весь в мышцах. Да, это не Светка, тут жира совсем нету. Нет, не инопланетянин – кишки такие же, вон сердце, а вот это, наверное, печенка. Говорят, сердце у человека с кулак. Посмотреть, может. Не, не надо. А то вся измажусь.

Все, хватит на сегодня приключений. Ножичек в мойку, с мылом – пусть голову поломают, чем это его. Пальчики везде вытерли, пипиську в пакетике в сумочку положили. Чего бы изобразить такое? Может, деньги поискать? А что, давай поищем. Выворачиваем все с полок, из шкафов. Только не греметь, а то какая-нибудь бабка с нижнего этажа примчится. Придется тогда и бабку.

Она, а вот и деньги. Прямо в шкафу, под бельем. А еще чего тут? Презервативы. Фу. Может, на голову ему натянуть?

Ладно, Маша, не балуйся. Все, деньги в сумочку, еще раз подумай – все ли нормально. Вроде все.

Смотрим в глазок. Выглядываем за дверь. Аккуратно захлопываем. Тихонько вниз. И быстренько в автобус. Села в уголке, скромная девовчка, никому в глаза не смотрит.

Уф. Вот это приключение. Клево. Как мне все-таки это нравится. И как я люблю смотреть, что у них внутри...

Контакт с автором: babr-ru@yandex.ru

Число просмотров текста: 10362; в день: 2.34

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 60 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

0