Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Современная проза
Негелева Кристина
Закон чужой страны

Мои мечты сейчас похожи на цветочный горшок, который роняли на пол с высокого подоконника не раз. Роняли, заклеивали скотчем и снова роняли. Осколки становились все мельче. Под ногами земля - зыбучий песок. Мысли новые, словно холодная лава, застывшая на поверхности воды.

Описать разочарование невозможно. Попытки многих талантливых людей заканчивались потопом. Никто не мог понять, кто утонул: весь мир или тот человек, который хотел описать невозможное.

Во рту железный привкус крови напоминал о неизбежности. Руки судорожно царапали кожу лица, рук и головы. И всякая попытка пресечь это лишь начало нового цикла. Мне надоело писать всякую чушь. Каждый день я набираю текст и перечитываю его снова и снова, словно я чужая себе. И каждый раз я нажимаю на «delete». Мне надоело писать то, что никто не понимает. И я сама, читая то, что написала, мечтаю жить другой жизнью. Мечтаю пить дорогой кофе и не знать русского языка. И в поисках виновного столь бесплодной жизни, я находила много вариантов, но у всех были алиби. Лишь я одна из всех подозреваемых не имела алиби. Но осудить себя я не могла, поскольку в моем мире судьей была сама. Такой вот парадокс открылся в моем мире. Он не давал дышать, править, исполнять. Законы в своем мире писала я сама. Сама их исполняла, контролировала их исполнение, сама же нарушала и обвиняла тоже я.

Всем встать. Суд идет. Услышала знакомые слова. Однако в этот раз нарушен самый важный закон. Он принят 19 января 1984 года, с рождением моего мира. «Внутренний закон о смысле жизни» гласил, что всякая жизнь в моем мире должна иметь смысл.

4 декабря 2004 года моя совесть предъявила иск за нарушение главного «Внутреннего закона моего мира» и запросила у суда с громким именем Вина наказание ценою в жизнь.

Из темного угла суда, прозвучал голос Обвинителя: «Что Вы делали 4 декабря 2004 года в 11 утра?»

От страха перед грозящим наказанием, у меня свело скулы. Но говорить все равно пришлось: «Я ждала».

«Кого?»

«Ждала когда взойдет луна, я смерть ждала, ей встреча в этот день назначена была»

«Она пришла?»

Хотелось громко рассмеяться, но уважение к суду, и тем законам, что сама я написала, не позволили мне это сделать.

«Нет, не пришла, хоть слово всегда держит. Быть может на нее подать мне в Суд?» И тут же осеклась - у смерти гражданство другой страны, она судима по иным законам.

«В чем смысл твоей жизни?» продолжил Обвинитель. Я знала, что это тот вопрос, ответ на который я склеивала скотчем, но под ногами растаял лед, была вода. И до конца суда на ней мне нужно удержаться.

«Я ищу»

«Кто ищет, тот найдет, кто стучит, тому отворят. Не ищешь ты. И потеряла смысл в жизни. Ждала «подругу-смерть». Но разве можно доверять кому-то из чужих? Все 20 лет, тебе давали время, искать, подумать, знать, ценить, но приговоры суда ты кидала в мусорное ведро и предупреждения не заучивала наизусть. Есть время радоваться, есть грустить, есть время обнимать, и время уклоняться от объятий, есть время дружить, и время готовиться к войне, время судить, и время быть судимой».

Тогда, закончив фразу, он посмотрел на судью, который подал знак, что, вынес приговор. Сердце замерло, дрожало. Руки, облитые жидким азотом, сцепились друг в друга.

«Достойна смерти»

Хочется заглянуть в свои мечты – но там пусто. Пора рвать волосы на голове, но руки крепко связаны сзади тряпкой, на которой написан закон. Разве я могу убежать от себя? Неужели нужны эти меры, чтобы дойти до места смерти. Некуда бежать, за каждой дверью - комната исполнения приговора. В глазах – закон, который я сама писала, чтобы от него же умереть. Зыбучие пески зовут меня туда, где уметь дышать не нужно. Но это явно лишь единственное преимущество. Наверное, зря я скрыла, что тоже не имею я гражданства здесь. Законы я писала, писала я, но диктовали мне их вплоть до запятой.

«Хотите сказать последнее слово?» услышала голос суда.

«Хочу. Законы для ваших, а я не из вас. Не в вашей стране я была рождена. Не ваша любовь мне свободу дала. Не вы меня в детстве кормили молоком, показывали прямые пути. Не вам меня судить». И руки связанные сзади, набрались сил. Стояла я перед судом, огромным троном, которому казалось весь мир был подчинен. Но суд бессилен был передо мной, хотя по виду я бессильна.

Песок зыбучий – камнем стал.

Число просмотров текста: 1859; в день: 0.52

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0