Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Современная проза
Негелева Кристина
Умираем

Тысяча противоречий. Задумчивые мысли. Было темно, когда мы вышли из поезда. Никто не знал дорогу. Слева гора, справа обрыв. Мы на рельсах. На спине у каждого рюкзак. Луна предательски укрыта облаками, спит. А мы идем вперед по темным рельсам, прислушиваясь к тишине.

- Давайте заночуем здесь. Ночь теплая. Палатки не будем ставить, просто в спальники ляжем.

- Да, хорошая идея. Иначе, мы вообще заблудимся. Утром найдем ориентиры, и пойдем дальше.

Мы достали спальники и легли прямо в двух метрах от путей. Лежали ровно в ряд. Все предпочли головой упираться в скалу, нежели на рельсы.

Какое-то время я еще смотрела на звезды, которые кое-где выбирались из облаков, потом уснула. Ветра не было. Было тихо и забвенно.

Утром пронеслась вагонетка. Было страшно проснуться на рельсах. Именно так всем и показалось. Нас разбудил страх смерти. Тогда мне было лет 11. Я впервые услышала смерть. На этот раз она была громкой вагонеткой. Пронеслись мысли и воспоминания рассказов, что какой-то мужчина покончил жизнь самоубийством под поездом. Через мгновение встал (по рассказам) без головы и тут же рухнул на камни. Дрожь пробежала по всему телу. Ушла быстро. Пели песни у костра, как его убили, а она отравилась. Я была похожа на сборник песен. И начала постигать игру на гитаре. Просила показать что-нибудь. Первое, наверное как у многих, был «В траве сидел кузнечик». Получалось до отвращения ужасно, но была влюблена в каждый звук. Порою меня выгоняли отовсюду, а я отходила далеко. Смотрела в небо, пыталась угадать ноты той песенки, что оно поет. Хотелось друзей подруг и тупого одиночества. Хотелось любви, но пела о ненависти. Хотела жить, но часто думала о смерти.

- А как ты думаешь, куда попадают люди после смерти?

- Есть ад и рай, есть Бог, есть дьявол. Плохие люди попадают в ад, хорошие в рай.

- А сколько нужно сделать хороших дел, чтобы попасть в рай.

- Не знаю.

Трехдневный поход кончился. Пройдено не мало километров. Ночи с гитарой уже давно кончились. Теплоход уже приближался к пристани. Наполненная эмоциями, я выбежала на асфальт.

- Круто было.

Я впервые ездила на поезде и теплоходе. Научилась играть на гитаре (с гордостью думала я о «Кузнечике») и еще столько всего.

- А тебе сколько лет?

- Тринадцать.

- Да? А мама знает?

- Нет, конечно, дурак что ли?

- А ты давно куришь?

- Нет, только недавно начала.

- Бросай. Зачем тебе это надо.

- Не могу.

Конечно, начала две недели назад, курить сигареты, не могу бросить, почему? Ну, когда я буду беременная, я обязательно брошу.

- Будешь курить?

- Ты чё. Я без фильтра не курю.

- Дура, ты дура. Это анаша.

- Наркотики?

- Ну, типа того.

- Вставай напротив, я буду дуть, а ты принимай.

Кашель продолжался пару минут. Тогда я подумала: «какая гадость». Потом голова стала значительно легче. От смеха на любую тему, сводило скулы.

Прошло время. Оно научила меня любить грусть. Много произошло. И много чего не произошло.

- Мне нравится когда от травы кидает в груз.

- Знаешь чё, у тебя глаза светлые, зрак сразу широкий-широкий становится, а глаза очень краснеют и как будто стекленеют.

- Ого.

Она узнала. Не знаю. Трава вообще-то хорошо запакованная лежала в диване. Она что обыскивает мои вещи?

- Мы с Наташкой шли по дороге, у нее было два пакета и у меня было два пакета конопли. Она была зимняя – сухая. Пыль.

- А ты умеешь делать план?

Время безжалостно хлестало каждую из нас по щекам.

Она умерла. А что с ней? Передозировка.

- А ты не видел Олесю?

- Ей больно, она хочет набрать в шприц водки и пустить по вене. Сожжет же, дура.

- А толстый?

- Он в больнице. Была передозировка, кровоизлияние в мозг. Он лишился памяти.

- Грустно.

- А как ты сюда попала?

- Кажется, я была тут всегда.

- А что трава?

- Я знаю, где она. Знаю, какого она качества. Вижу её издалека. Не спутаю от другой зелени. Знаю, что можно с ней сделать. Столько рецептов. Знаю, где купить её. Знаю, где купить страшное. Но плачу, когда вижу в подъезде пластиковую бутылку с отверстием для папиросы. Что после очередного собрания молодежи еще одна попробовала смерть.

- Тебе-то что до нее?

- Не знаю. Ненавижу зиму. Зимой я умирала. Ненавижу холод.

Дом, в котором торговали анашой, давно пустует. Он сожжен до тла. И судьба людей (людей ли?), живущих в нем мне не известна. Деревяшки либо сгорели, либо обратились в каменные замки с видео наблюдением. Умираем. Потихоньку. По очереди встаем на путь вагонетки. Умираем.

Число просмотров текста: 1632; в день: 0.46

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0