Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Фантастика
Абрамов Александр, Абрамов Сергей
Тень императора

Ты станешь самой точною наукою!

Ты станешь! Ты должна!

Мы так хотим.

Роберт Рождественский, "История"

1

Крис был не кельтом и не англосаксом, а чистейшим русаком из-под Брянска. И само имя его было исконно русское, правда, редкое, совсем забытое за последние полстолетия и даже не упомянутое в словаре русских имен, какой у нас обычно дарят молодоженам, - Хрисанф. Он так и объяснял, когда у него спрашивали, почему его зовут по-английски:

- А как же сократить? Хрис? Что-то вроде Христа получается. Ну и переделали дома на Крис. Так и пошло.

Обедал Крис на одиннадцатом этаже столовой Объединенных институтов истории. Одиннадцатый был прославлен Ситой, дегустатором мясной и рыбной синтетики. Уверяли, что ее вкусовая партитура острей и разнообразней, чем у самого шефа кулинарии с пятого этажа, где обедали только магистры и доктора наук. Вадим, работавший над кандидатской диссертацией в Институте истории театра, обедал на третьем, но, соблазненный слухами о волшебстве Ситы, перекочевал на одиннадцатый. Здесь он и познакомился с Крисом, присев как-то за его столик.

- Не берите камбалу в красном вине, - предупредил Крис. - Сита в командировке, а без нее здесь все жеваная вата. Закажите лучше овощи.

- Все одно химия, - сказал Вадим.

Крис обиженно замолчал. Потребовался пламенный панегирик искусству Ситы, чтобы заслужить его прощение. В конце концов Крис смилостивился и за сладким спросил у Вадима:

- У вас в институте нет грифонотеки. Куда же вы ходите послушать прошлое? В общий фонд? Там ни одной чистой записи нет - все захриплено.

- Кое-что есть у киношников, - робко заметил Вадим.

Крис усмехнулся: он знал, что есть у киношников.

- Мэри Пикфорд на приеме у старика Голдвина? Чаплин на банкете в лондонской "Олимпии"? Или что-нибудь попозже - скажем, ссора Софи Лорен с ее продюсером? Чепуха! Приходите ко мне. На прошлой неделе записал Рашель на гастролях в Москве. Куски из "Федры" очень чистые, почти без фона, а в антракте - песенку вполголоса подвыпившим баритоном. Должно быть, в буфете или у артистического подъезда. Что-то вроде: "Я видел, как богиню на небо вознесли... четыре офицера и пятый - генерал..." И все это в середине девятнадцатого века, учтите. А запись как в консерватории - чистота ангельская!

- Кто декодировал? - спросил Вадим. Он не очень доверял грифонозаписи.

- Квятковский, - сказал Крис.

Квятковский считался лучшим знатоком голосов прошлого. Он почти безошибочно разгадывал труднейшие загадки записей, от которых давно отказались специалисты. Такой загадкой долго была записанная кем-то лет десять назад уничтожающая характеристика Александра Второго. Грифонологи терялись в догадках, кому принадлежали этот низкий басовитый голос и эти убийственные слова. Называли Герцена, народовольцев, Нечаева. Но только Квятковский, прослушав и сопоставив тысячи записей, сумел точно декодировать автора. Им оказался узник Алексеевского равелина гвардейский поручик Бейдеман.

Авторитет Квятковского рассеял все сомнения Вадима - он поверил в грифонотеку Криса. Она принадлежала Институту истории нравов, но Крису разрешалось записывать все, что он найдет интересным. В результате у него имелись такие уникумы, как речь Цезаря в сенате или полемика между Гладстоном и Дизраэли в английской палате общин. В семье Объединенных институтов репутация Криса была высока и устойчива, но сам он говорить о себе не любил, на голубых экранах не позировал, а в разговорах с незнакомыми и малознакомыми людьми выдавал себя за архивариуса. Таким его знала и Сита, пока познакомившийся с нею Вадим не раскрыл инкогнито друга.

- А вы, оказывается, знаменитость, - сказала она, подсев к их столику во время обеда, - только так и не знаю в чем. Какая-то грифонозапись, грифонотека... Ничего не понимаю. А кого ни спросишь, без математики не могут объяснить.

- Недостаток нашего образования, - философски заметил Вадим. - Поэты все дальше уходят от математики, а математики от поэзии. Ты же универсален, Крис, поэтому и объясняй.

С девушками Крис был застенчив и косноязычен, а с Ситой в особенности. И вообще он ничего не умел рассказать толком - студенты бы его освистали. Так и сейчас, услышав вопрос Ситы, Крис беспомощно взглянул на Вадима. Тот внутренне усмехнулся: "Влюблен мальчик или накануне влюбленности? Пусть сам и выкручивается".

Крис вздохнул и, не дождавшись поддержки, отважно ринулся в страшный для него водоворот объяснений:

- Ну как вам сказать... В общем-то, просто. Сначала Гришин, потом Фонда... - Он растерянно оглянулся, как лектор в поисках кнопки кинопроектора. - В целом это теория незатухающих звуковых волн... если, скажем, подтянуть их уровень до тридцати децибелов...

Крис скучно жевал слова, пытаясь по-своему объяснить суть величайшего открытия века. Вадим сострил про себя, что Крис сейчас напоминает Сизифа, уныло созерцающего свой камень, мерно сбегающий под гору. "Но Сизиф Сизифом, - подумал он, - а Сита вот-вот уйдет. Надо спасать науку".

- Может быть, лучше математически, - промямлил Крис, - есть, понимаете ли, формула...

- Погоди, - перебил Вадим, - формула эта для Ситы все равно, что для нас ингредиенты вкусовой палитры. Ты отдохни, а я займусь переводом. В общем, все гораздо сложнее, чем пробурчал Крис. Слушайте и внимайте. Началось в конце прошлого века в заснеженных Альпах, в обвалившейся пещере, до тех пор неизвестной. Обнаружил ее спелеолог Бергонье, впопыхах спустился, ходил-бродил, умилялся сталактитам и вдруг увидел, что выхода нет.

- Как - нет? - заинтересовалась Сита.

- Вот так и нет. Завал. Тривиальный завал, Ситочка, гроза альпинистов и спелеологов. К счастью, у него был телесвязник и "луч" - портативный приборчик для определения толщины завала. Он включил его и услышал голоса. Очень слабые, едва различимые, они походили на шум зрительного зала в антракте. Пещера шушукалась и переговаривалась на сотни голосов мужских и женских. Сильно мешал фон - то гром, то выстрелы, то завывание автомобильной сирены, то колокольный звон, далекий и близкий. Пораженный спелеолог выключил прибор - и все смолкло. Снова включил, и голоса в пещере снова ответили. Бергонье не был мистиком, но материалистически объяснить этот феномен не мог. Забыв о телесвязи, о том, что его уже ищут, ученый начал экспериментировать. Через полчаса он уже знал, что дело не в приборе, а в его дочерней части - амплифере, повышающем частоту волн. Это он извлекал из великого безмолвия пещеры все странные звуки и голоса, усиливал их, позволяя даже различать слова: то французские, то английские, то на неизвестных Бергонье языках. Когда его наконец нашли, обнаружилось, что амплифер работал в необычных условиях - в зоне повышенной радиоактивности. Вот тут и выступает на сцену советский физик Николай Гришин, теоретически обосновавший эффект Бергонье. Экспериментируя в пещере и в лаборатории, он открыл, что звуковые волны в" атмосфере не затухают полностью, а движутся с постоянной амплитудой и частотой, приближающимися к нулю. Цепью обратной связи, поддерживающей жизнь этих звуковых колебаний, является сама атмосфера. Это как бы кашица из звуков, как планктон в океане. Все есть. И первые архейские катастрофы, и голоса юрских джунглей, и все автомобильные гудки, когда-либо прогудевшие, и все телефонные звонки, когда-либо прозвеневшие, и звон всех мечей, и шпаг, и столовых ножей, и грохот всех войн с сотворения мира, и все звуки человеческой речи на всех языках и диалектах. Даже не триллионы и не квинтильоны, а какие-то немыслимые количества звуковых волн, не сливающихся друг с другом. Потому что ни один звук не умирает, Ситочка. Закричал на охоте пещерный человек - до сих пор кричит; сказал речь Цицерон - и бежит она вокруг света второе тысячелетие. Давно истлели в гробах все великие актеры прошлого и все великие трибуны прошлого, а все когда-либо ими сказанное еще звучит, и наша с вами болтовня не умрет, а останется в эфире и может быть записана и воспроизведена через тысячу лет. И все это открыл нам амплифер Бергонье, поднявший уровень "вечных звуков" до порога слышимости, до испугавших вас тридцати децибелов.

На этот раз децибелы не испугали Ситу. Крис же внимал с нескрываемой завистью: так свободно он мог разговаривать только у себя в студии записи, да и то разве так! А Вадим, немножко рисуясь - еще бы, ведь он уже был знаком с интонационным богатством великих актеров прошлого, - кратко закончил рассказ. Он упомянул об англичанине Фонда, сконструировавшем прибор для записи неумирающих звуков, о том, как в поисках нового термина соединили два имени - Гришина и Фонда - и как это пополнило международный словарь. Раскройте его на букву "Г" и прочтите: грифон, грифонозапись, грифонограмма, грифонотека и даже грифонология. Так родилась наука, определяющая, кому принадлежит "пойманная" фраза, речь, обрывок разговора, совещания или спектакля.

- И учтите, - прибавил Вадим, - грифонотека - это не просто хранилище таких "пойманных" звуков. Это храм, где их извлекают из атмосферы и где священнодействует верховный жрец записи.

Крис поморщился: таких шуток он не любил.

- Не сердитесь, верховный жрец, - сказала Сита. - Я все поняла. И любопытство у меня не обывательское, а научное. Вы мне поможете.

- Как? - удивился Крис.

- Интересуюсь рецептами древних забытых блюд. Век семнадцатый или восемнадцатый. Кулинария французских монастырей в особенности. Рецептов тогда не записывали, они передавались изустно. А если звуки не умирают...

- Понятно, - сказал Крис.

- Можно конец девятнадцатого. Петербургский Донон или московский Эрмитаж. Или, допустим, любительские новации. Есть преинтересные, например "зубрик". Придумал его актер Малого театра Климов...

- Читал, - подтвердил Вадим. - В чьих-то мемуарах упоминается.

- А рецепт не упоминается. Попробуйте поймать. Трудно?

Крис задумался.

- Самое трудное угадать волну. Микрошкала допускает до двухсот проб в минуту. Можно и чаще, но надо прислушаться. А хотите, спросим у него самого? - прибавил он с непонятной многозначительностью. - Как вы сказали - Климов?

Сита и Вадим переглянулись: может быть, Крис оговорился? Но он уже встал.

- Я не знаю, когда смогу выполнить вашу просьбу, Сита. Но я обязательно ее выполню.

И ушел.

- Что он хотел сказать? - спросила Сита Вадима.

- Может быть, он имел в виду подборку высказываний?

- Какую подборку?

- Многократные пробы на одной волне. Я у него спрошу вечером.

Но ни в этот, ни в следующие дни спросить Криса не удалось. Он был недосягаем. В столовую он не заходил - обеды и ужины доставлялись ему по термоканалам. Когда Вадим звонил ему, автомат, подключенный к телефону, вежливо отвечал, что старший экспериментатор на записи и беспокоить его нельзя. Вадим попробовал зайти сам, но над дверью святилища Криса горел сигнал: "Тихо! Идет запись". Да и дверь не открылась, хотя обычно она открывалась автоматически, как только Вадим подходил к ней вплотную: в ее электронной памяти была его фотокарточка. Дома у Криса повторилось то же самое, а на записку, посланную по пневмопочте, он ответил, что откликнется, как только освободится. Пришлось ждать.

Недели через две Крис появился в столовой еще более похудевший и взлохмаченный; по его словам, он даже ночевал у себя в студии.

- Зубрика не поймал, но кое-что все-таки выловил, - сказал он, передавая королеве дегустаторов перфорированную по краям продолговатую карточку. - Это уникальный рецепт гурьевской каши. Не тот, что есть в поваренных книгах, а первозданный, изложенный самим автором на каком-то банкете. Кто сей Гурьев, вы, конечно, не знаете. Каша - это единственное, что спасло от забвения министра финансов императора Александра Первого.

Как выудил это Крис из многокилометровой толщи звукового океана, сколько тысяч проб сделал, чтобы найти ту единственную каплю, какая могла обрадовать Ситу? Этот вопрос все время задавал себе Вадим, но, когда Сита ушла, спросил совсем о другом:

- А поговорить с ним так и не удалось?

- С кем?

- Я просто вспомнил твое обещание Сите.

- Не удалось, - отрезал Крис и прибавил, ничего, в сущности, не объясняя: - Да и не стоило. Жалкая и ничтожная личность, как говорил Паниковский.

2

Объяснение Вадим услышал позже, когда зашел прослушать записанную Крисом Ермолову. Она играла вместе с Южиным и Лешковской в скрибовском "Стакане воды". Из театральных мемуаров Вадим знал, что спектакль этот шел в Малом театре почти сто лет и за эти годы в нем сменилось несколько сценических поколений. Записанный Крисом отрывок относился, по-видимому, к началу двадцатого века. То был поистине фейерверк актерского мастерства, блеск диалога, неподражаемых интонаций и пауз. Так уж давно не играли, и не только потому, что театр и кино сменили новые формы зрелищ, потребовавшие иной артистической техники, изменился самый язык, строй речи, ее компоненты и ее ритм. Но эти голоса из прошлого покоряли и силой звучания, и забытой красотой языка. Вадим слушал их как музыку.

- Интересная у тебя профессия, Крис, - сказал он не без зависти.

Крис вздохнул:

- Кому как. Мне уже нет.

- Кокетничаешь.

- С какой стати? Все исчерпано. Я уже о другом думаю.

- О чем?

Крис ответил не сразу, словно сомневался, сказать или не говорить.

- Как ты относишься к спиритизму? - вдруг спросил он.

Вадим даже не понял, шутит ли Крис или нет, настолько неожиданным и нелепым показался ему этот вопрос.

- Не моргай, - насмешливо уточнил Крис. - Именно к спиритизму. Ты не ослышался.

- Как Энгельс, - пожал плечами Вадим. - Могу процитировать.

- Не надо. Самое дикое из всех суеверий, помню. И многое другое помню. Шарлатанство, жульнические комбинации медиумов, даже промышленность для обмана доверчивых дурачков - надувные гости из загробного мира и вертящиеся блюдца. "Плоды просвещения" я тоже читал. Но задавал ли ты себе вопрос, почему спиритизмом увлекались и кое-какие серьезные люди? Крукс, например. В свое время крупный ученый-физик.

- Мало ли было деистов и мистиков в тогдашней науке? Ты еще средневековье вспомни.

- Крукс не средневековье. И Конан-Дойл не средневековье. Не крупный, но довольно рациональный писатель. А столы вертел. Почему?

- А ты не переутомился? - осторожно спросил Вадим. - От навязчивых идей избавляются сейчас легко и быстро. Один сеанс энцефалогена.

Крис не ответил, вернее, ответил чуть позже и не по существу. Он поиграл пальцами на пульте хранилища, набрал нужный индекс, и где-то в соседнем зале искомый кристаллик записи автоматически подключился к звуковоспроизводящей сети.

- Прослушай внимательно, - сказал Крис, - это запись спиритического сеанса у князя Вадбольского в Санкт-Петербурге в 1901 году. Кстати говоря, запись отличная, чистота ноль девять. А тебе, наверно, будет особенно интересно то, что среди участников несколько артистов императорских театров. Да и медиум тоже корифей, хотя и не из крупных, - актер Александринки Фибих. У спиритов он, между прочим, знаменитость да и вообще личность по тем временам примечательная. Лет пять до этого убил из ревности свою жену и был оправдан судом присяжных. А жена - артистка того же театра Карелина-Бельская. О ней что-то в истории есть. Помнишь, наверное. Да ты не кривись, все проверено. Сам декодировал.

Он включил звук, и в комнату словно издалека донеслись голоса и смех. Сначала едва слышные, почти неразличимые, они звучали все ближе и громче, как будто вместе с ними входили люди, смеясь и переговариваясь. Не прошло и полминуты, как Вадим уже отчетливо различал в этой разноголосице:

- Пожалуйста, пожалуйста, господа, располагайтесь.

- Ой, как много свечей! Даже семисвечник.

- Как в церкви.

И укоризненный шепот:

- Не надо таких сравнений, Люба.

Люди, должно быть, расходились по комнате: голоса звучали уже отовсюду.

- За этот стол, господа. Прошу.

- Я не вижу блюдечка, ваше сиятельство.

- Сегодня без блюдечка.

- Значит, что-нибудь особенное, да?

- Неужели общение душ?

- Ой!

А из угла комнаты осторожным, откровенно насмешливым шепотком:

- Чудит его сиятельство. Ты веришь?

- Тес... все-таки меценат.

- А ужин будет?

Снова чей-то голос из-за стола:

- А где же Фибих? Аркадий Львович!

- Я здесь, господа.

- Вы остаетесь на том диване? Так далеко?

- Должна быть дистанция, господа. Между миром живым и миром загробным. - Бархатный голос модулировал, играл интонациями.

- А можно не тушить свечи? Я боюсь.

- Ни в коем случае. Оставьте только одну свечу. И где-нибудь в углу, подальше.

Барственный, хозяйский голос из-за стола:

- Ваше слово - закон, Аркадий Львович. Я сейчас позвоню дворецкому.

- Зачем, ваше сиятельство? Мы сами. Мигом.

- Туши, Родион.

Шаги по комнате. Стук каблучков. Визг.

- Ай! Палец обожгла.

- Сядьте, шалунья.

И снова модулирующие интонации избалованного вниманием гостя:

- Руки на стол, господа. Цепь. Не разомкните ее, пока я в трансе. И тишина. Я засыпаю быстро... минуту, две... Когда почувствуете чье-то присутствие в комнате, можете спрашивать. И еще: попрошу не шутить. Неверие нарушает трансцендентальную связь. Так к делу, господа... Начинаем.

В наступившей тишине слышалось чье-то покашливание, поскрипывали стулья, кто-то астматически тяжело дышал. С закрытыми глазами Вадим представлял себе хозяина с седой эспаньолкой и блудливым взглядом, его гостей - артистов со следами грима на лицах, не очень тщательно стертого после спектакля, и медиума с уже заметной синевой на впалых щеках и дергающимся ртом неврастеника. Он даже угадывал, где сидит этот великосветский плут и где стоит единственная непогашенная свеча.

- Не жмите так руку... больно, - услышал он подавленный женский шепот.

- Тише!

И вновь покашливающая, поскрипывающая тишина.

- Зачем тебе эта петрушка? - спросил Вадим.

- Погоди, - предупредил Крис. - Слушай.

И тотчас же вслед за ним как будто ничем не отделенная реплика князя:

- Я чувствую чье-то присутствие. Он среди нас.

- Кто, кто?

- Ой!

- Тише!

Сквозь тишину еще один голос, явно женский, но приглушенный, словно что-то его экранировало, тушило его:

- Где я?

- Вы у меня в гостях. Я князь Вадбольский.

Глуховатый женский голос отвечал в той же однотонной, мертвой манере:

- Мой князенька... такой добряк. Никогда не сердится... Прощает даже мое увлечение Зиги... А на рождение... подарил мне такой чудесный кулон... Агат с бриллиантами. И Аркадий даже не разгневался...

И сейчас же за столом чей-то взволнованный тихий шепот:

- Ей-богу, я ее знаю!

- Катрин!

- Она помнит вас, ваше сиятельство.

- Господи боже мой, как страшно...

- Екатерина Петровна, здесь все ваши друзья...

Снова глухой, однотонный голос:

- Разве у меня есть друзья? Меня все, все ненавидят... Все нашептывают Аркадию. Обо мне и о Зиги...

И опять шепот за столом:

- Кто это Зиги?

- Сигизмунд, не знаешь разве?

- Какой Сигизмунд?

- Корнет Вишневецкий, балда! Из-за него ее и зарезали.

- Кто, Аркадий?

- А кто же? Я, по-твоему?

- Тише! Она опять говорит. Слышите?

- ...вчера Аркадий нас видел на Невском. На лихаче. Зиги встал, чтобы поправить полость, и я узнала Аркадия... Он стоял у елисеевской витрины... Вы ему не говорите, о князе он не знает. И Зиги не знает... Он, глупенький, даже не догадывается, что мы с князем весной уезжаем в Виши...

Смятение за столом.

- Это неправда, господа.

- Души не лгут, ваше сиятельство.

- Мы вас не выдадим, князенька.

- И потом, он спит.

- Но это неправда, ей-богу, неправда! Я никогда никому...

- Екатерина Петровна!

Тишина.

- Вы здесь, Катрин?

Тишина. Потом звук отодвигаемого стула.

- Доктор, вы разомкнули цепь.

- Сомкните ее без меня. Я иду к нему.

- Не делайте этого, доктор. Вы ее спугнете!

- Все равно. Я должен проверить. Он не спит. Не верю.

Шаги, минутная тишина и удивленный голос издалека:

- Представьте себе, господа, спит. Пульс замедленный.

Крис щелкнул тумблером.

- Дальше разрывы. Фон. Я выключил.

Вадим молчал.

- Ну, что скажешь?

- Ничего.

- А все-таки?

- Балаган.

- И медиум?

- Подумаешь, загадка! Плут и чревовещатель.

- А доктор?

- Одна шайка-лейка.

- Так... А ты обратил внимание на то, что Фибих не знал об ее отношениях с князем? Тем более о поездке в Виши?

- Кто поверит, - сказал Вадим. - Древняя история.

Крис улыбнулся загадочно и лукаво.

- Тогда спросим у него самого.

"О чем он?" - подумал Вадим. Но Крис уже пояснил:

- Устроим сейчас еще один спиритический сеанс. Я за медиума. А ты спрашивай.

- Кого?

- Сейчас услышишь. Я только выключу свет, как полагается на каждом порядочном спиритическом сеансе.

Вадим насмешливо пожал плечами, но Крис уже не видел его. Комната погрузилась во мрак, только горели зеленые и красные огоньки индикаторов на панелях Криса. "Сумасшедший, - подумал опять Вадим, - определенно сумасшедший. Тут уже никакой энцефалоген не поможет".

- Кто меня ждет, господа? - прозвучал из темноты знакомый голос.

Вадим только что слышал его - бархатный, интонационно играющий голос избалованного любимца сцены. Но каким образом? Новая запись?

- Отвечай, к тебе обращаются, - шепнул Крис.

- Медиумы не разговаривают, - огрызнулся Вадим.

Он обращался к Крису, но ответил тот же голос из темноты:

- Сейчас я не в трансе. Просто думаю. Я всегда думаю о ней, когда один.

Вадим даже отшатнулся: "Кто же из нас сошел с ума? А если я все-таки спрошу его? Ответит или нет?"

И спросил:

- За что вы убили ее?

- Лживая, - сказал голос со вздохом. - Измучила меня с этим корнетом.

Вадим подумал и спросил еще:

- А вы знали об ее отношениях с князем?

- О кулоне? Конечно.

- Не только о кулоне. Например, о поездке в Виши.

- О чем?

- Они же собирались ехать за границу. Во Францию.

- Болтовня.

- Но вы знали об этом?

- В первый раз слышу.

- Странно, - сказал Вадим, - вы же говорили об этом на спиритическом сеансе.

- Где?

- У князя Вадбольского.

Голос засмеялся совсем как человек, сидевший напротив.

- На сеансах я почти не разговариваю. Трансцендентальная связь требует молчаливой сосредоточенности перед трансом.

- А во время транса?

- Я, естественно, сплю.

"Удобно или неудобно сказать ему, что считаю его обманщиком? Черт с ним, скажу. К тому же это, наверное, какой-нибудь фокус Криса", - подумал Вадим и сказал вслух:

- О поездке в Виши говорил якобы дух вашей жены, но, уж извините, я в духов не верю.

- Многие не верят, - равнодушно отозвался голос. - "Биржевка" даже статейку тиснула. Почему это я на сеансах вызываю только дух своей бывшей жены? Потому, мол, что меня до сих пор мучает совесть. И дух, дескать, не дух, а я сам с собой разговариваю. Только все это неправда: я никого не обманываю. О Кате я действительно думаю: имел ли я право ее убить? У меня бессонница, не сплю по ночам... Лежу и думаю, думаю... И разговариваю с ней. Не с духом, конечно, а с воображаемым собеседником. А на сеансах сплю. И когда мне говорят потом, что слышали голос покойницы, даже говорили с ней о том-то и о том-то, я только плечами пожимаю: спал, не слышал, не помню. И действительно, не помню. Я пробовал подражать голосу Кати, но только наедине и, по-моему, неудачно. А на сеансах - зачем? Я не чревовещатель да и денег за это не беру...

Крис в темноте подтолкнул Вадима:

- Ну что?

- Врет, наверно. Или ты врешь. Или кто-то еще врет! - Давно накопившееся раздражение прорвалось у Вадима.

- Я устал, господа, - сказал голос.

Что-то щелкнуло в темноте: вероятно, Крис выключил звук. Потом вспыхнул свет.

- Все, - сказал Крис, - сеанс окончен. Дух покинул земные пределы.

Вадим в первый момент даже не нашел что ответить - так он был ошеломлен происшедшим. Да и в освещенной теперь комнате ничто не свидетельствовало о материальном происхождении голоса. Он тщетно искал глазами что-нибудь новое, ранее здесь не присутствовавшее, - какой-нибудь новый аппарат, экран, пульт или динамик. Может быть, говорящий робот? Нет, все оставалось по-прежнему: ничего не прибавилось, ничто не переменило места. Видимо, передача из хранилища. Но в хранилище только кристаллы грифонозаписи. Где же тогда звучал голос, - в записи? Странная запись. Монтаж разговорных фраз со специально рассчитанными паузами, с подстроенными ответами на заранее подготовленные вопросы? Но ведь вопросы Вадим задавал по своему выбору! В нем уже нарастал нетерпеливый протест человека, не признающего необъяснимых явлений.

- Что это было? - спросил он.

- Общение душ.

- Не валяй дурака. Новая запись?

- С записью не разговаривают. Ее прослушивают.

- Все равно не верю. Это какой-то механический фокус.

- Робот-чревовещатель, - засмеялся Крис.

- Не остри. Это ты говорил, да?

- А вдруг? Допусти, что я медиум. Ведь это был настоящий спиритический сеанс.

- Спиритический розыгрыш! - закричал Вадим. - Мистифицируй лаборанток, а я уже стар для этого.

Он встал, злой и обиженный. Объяснить происшедшее ему так и не удалось.

- Садись. - Крис дружески подтолкнул его в кресло. - Из всего, что ты тут набурчал, верно только одно слово - механический. Но это не фокус и не жульничество. Это наука. Не грифонология - другая. Мы стоим у порога новой науки, старик.

Вадим молча открыл и закрыл рот. Он уже понимал, что Крис не шутит.

- Может быть, я сошел с ума или просто кретин, - наконец проговорил он, - но, каюсь, я ничего не понял.

- Ты не сошел с ума, и, скорее всего, ты не кретин. - Крис говорил без улыбки. - У этой науки еще нет названия, и состоявшаяся здесь беседа с твоим участием - ее первый публичный эксперимент. До сих пор я экспериментировал в одиночку.

- Как?

- Вызывал духов. Не злись, это просто разрядка перенапряжения. У этой науки еще и названия нет - не придумал. А в основе ее - спиритизм. Не делай больших глаз - я не шучу. Не спиритизм как явление, с которым связаны сто лет дури, обмана и мошенничества, а, если хочешь, как толчок к идее, вроде ньютонова яблока. Ты только не перебивай меня, а то я собьюсь с фарватера и запутаюсь в отступлениях. Так вот, по роду занятий я часто сам декодирую записи, роюсь в старых архивах. Набрел как-то на "Ребус", журнал не то московских, не то петербургских спиритов, потом из любопытства перелистал английский "Спиритуалистик джернал". И обратил внимание на одно обстоятельство. Оказывается, не все, а только немногие медиумы пытались связывать своих клиентов с загробным миром, и были случаи, когда так называемые духи великих покойников вещали на сеансах довольно грамотно и толково с учетом примет их профессии, звания и времени. Никого, кроме адептов спиритизма, эти сообщения не заинтересовали: наука закономерно прошла мимо. Но я задал себе вопрос: "А что, если в этих сообщениях есть хоть крупица правды, когда медиумы никого не обманывали, а находились, скажем, в телепатическом трансе, принимая своеобразные пси-посылки из прошлого?"

- Ну и допущеньице, - сказал Вадим, - совсем для папы римского.

- Неважно для кого, но я его сделал. До сих пор, Горацио, не устарела реплика Гамлета насчет неведомого науке. До сих пор наука не реабилитировала ни Сен-Жермена, ни Калиостро, а кое-что в их деятельности никак не объяснишь только гипнозом и шарлатанством. Если в бездонной реке Времени не гаснут звуки человеческой речи, может быть, не гаснут и мысли? Ведь и звук - волна, и мысль - волна. Одну создают механические колебания, другую - импульсы наших мозговых клеток. И если закон Гришина о незатухающих звуковых волнах применим к телепатии, значит, можно создать прибор для записи таких пси-посылок из прошлого.

- Но ведь человек мыслит и образами, - усомнился Вадим. - Как же их запишешь?

- Никак. Но мысль, выраженную в словах, записать можно. И представь себе, не так уж гигантски сложно: тот же принцип амплифера. При этом прибор оказался особенно чувствительным к перенапряженной мозговой деятельности, создающей порой огромные скопления мыслей - ну как бы тебе сказать? - какие-то своеобразные психогалактики. Не улыбайся, я не поэт. Это понятие из другого ряда здесь очень уместно. Именно галактики, звездные системы в мире информации, которой пользовалось и обменивалось человечество на протяжении всей его сознательной жизни. Такие "галактики" образуются в процессах интенсивной творческой деятельности, в периоды одиночества, заключения или болезни, обрекающей человека на длительную изоляцию. Представь себе мысленную "галактику" слепого Мильтона или глухого Бетховена, гениев вынужденного одиночества. Я не нащупал их: еще ненадежен для записи сам прибор, еще сложнее настройка. Но все же мне удалось записать какого-то безвестного узника в римском замке Святого Ангела, потом я открыл Фибиха и последние полгода - Наполеона. Вот послушай...

Вадим всегда любовался столом Криса с перемежающимися панелями из металла и пластика разных цветов и форм. Каких только знаков не было на этих панелях - римские и арабские цифры, латинский и греческий алфавит, математические символы! На этот раз выдвинулась миниатюрная панель с золотистым отливом и дисковой системой набора.

- Не удивляйся смысловой бессвязности записи, - сказал Крис. - Это еще не речь. Мысль часто хаотична, ассоциативна, причем ассоциации подчас понятны только мыслящему. И обрати внимание на паузы: это зрительный образ вторгается в ассоциативную цепь.

Он включил запись.

- ...конечно же, виноват Груши... не сумел догнать пруссаков... одного Веллингтона я бы раздавил, как козявку... на правом фланге замок Угумон... слева Сен Жан, чем левее - тем выше, а в тылу лес Суаньи - вообще отступать некуда... и Ней так удачно начал атаку... а Груши ждал приказа... идиот... это писец из префектуры кланяется приказам, а военачальник думает... только дурак не мог сообразить, что повторяется ситуация при Маренго... ему бы дерзость Дезе, тот сообразил, пришел вовремя... а Бурмон просто падаль... почему так больно в желудке... Что я ел?.. Да-да, Бурмон... под Неем убивают пятую лошадь, а этот шакал продает императора... а потом смеялись, что я мог спать под канонаду... а меня неудержимо клонило ко сну, как вчера у камней... спать, спать - а тут принимай исторические решения...

- Явная гипотония, - сказал Крис, воспользовавшись паузой. - Одна таблетка ксеногина, и кто знает, чем бы окончилась битва при Ватерлоо. Выключить? - спросил он и, не дожидаясь ответа, нажал кнопку. - Дальше муть, все перепутано.

- А при чем здесь битва при Ватерлоо? - спросил Вадим.

- Он же о ней вспоминает. Генерал Дезе выручил его при Маренго: подоспел вовремя. А Груши при Ватерлоо не спешил. Ждал приказа. Тактический просчет. А Наполеон был уже болен и не может забыть об этом. Таких записей у меня тысячи. Вру: десятки тысяч. А это миллионы импульсов нервных клеток. Одного лишь Бонапарта. - Крис вздохнул. - Только зачем? Чтобы помочь какому-то чудаку уточнить биографию великого императора?

Что-то в тоне Криса насторожило Вадима. "Он и сам, кажется, не понимает, как это гениально. Даже одна только запись мышления. А Фибих? - вдруг вспомнил он. - Как же можно разговаривать с записью?"

Он повторил это вслух.

- Нельзя, конечно, - согласился Крис. - Общения не было да и не могло быть.

- А у медиумов?

- Тоже не было. Даже у самых честных. Мозг работал односторонне, как амплифер. Принимал телепатические посылки и переводил на речевой механизм. Вот и все! Остальное домысливалось, по-актерски доигрывалось. Сочетание самовнушения с жульничеством.

- Пример: Фибих, - усмехнулся Вадим. - Только я все-таки не понимаю, как ты заставил его разговаривать. Ведь это же не запись.

- Конечно, нет. Просто следующий шаг. Моделирование психологии мышления. Записав миллионы нейроимпульсов и проанализировав на их основании исследуемую психологию мышления, не так уж трудно было найти принципы устройства, ее моделирующего. Ты говорил не с духом, а с электронным агрегатом типа "Нил" из серии вероятностных машин, изготовляемых каирским комбинатом. Я не слишком, доволен: Фибих малость ограничен - не хватило записей. Но с императором получилось удачнее. Это почти уникальная модель искомого мышления. Удалось передать даже эмоции, правда, определенной окраски - все записи относятся к последним шести годам его жизни на острове Святой Елены. Ты можешь разговаривать с ним, как с человеком, только беседа будет носить, как мы говорим, когитационный характер. Живой человек может быть с тобой искренним или неискренним, откровенным или неоткровенным, может о чем-то умалчивать, что-то недоговаривать или просто лгать, говорить не то, что думает. Здесь же тебе отвечает чистая мысль, не отягощенная никакими изменяющими ее побуждениями. И еще: обладая какими-то заложенными в ней эмоциями, модель лишена способности удивляться. Ты можешь говорить с ней, как человек из будущего, не маскируясь под современника. Только не забывай, что узник Святой Елены, хотя и бывший, но все-таки император.

- Он уже здесь? - спросил Вадим.

- Конечно, - сказал Крис.

3

Прошла минута или две, а может быть, больше - ни один из них не глядел на часы. Ничто не изменилось в комнате. Не скрипнула таинственно дверь, не погас свет, не переместилась ни одна панель, и не мигнул ни один световой индикатор. Все было, как и минуту назад, - тихо, пусто, обыкновенно. Крис сидел рядом и загадочно улыбался.

- Что же ты молчишь? - спросил он. - Начинай.

Вадим еще раз неуверенно оглядел комнату.

- Не вертись. Модель в аппаратной. Звук включен. Говори.

- Не знаю, с чего начать, - замялся Вадим.

- Представь себе, что ты в императорском дворце в Тюильри. Или, нет-нет, на острове Святой Елены на вилле Лонгвуд. Это его резиденция в ссылке... Ты входишь в кабинет и у камина в кресле видишь великого человека в лосинах и треуголке.

- Тоже мне историк - в треуголке! Это у камина? И в кресле?

- Ну, без треуголки. Ты робко кланяешься и почтительнейше произносишь что-нибудь, добавляя при этом "ваше величество".

- Обязательно?

- Обязательно: этикет.

- А где этот чертов камин локально?

- Перед вами, шевалье.

Перед Вадимом ничего не было. Но он невольно приподнялся с кресла и, буквально выдавливая из себя слова, спросил по-французски:

- Мы вам не помешали, ваше величество?

В ответ послышался властный мужской голос, не ослабленный и не усиленный механической записью, - живой голос человека, находившегося в двух шагах от вас. Он говорил не спеша, без неприязни, но и без особой симпатии к собеседнику, однотонно, скорее задумчиво, чем равнодушно, как говорят обычно пожилые, много видевшие и усталые люди.

- Кто может мне помешать здесь, когда я один и берег впереди пуст, а на рейде три английских фрегата? Да еще справа за пиком береговые артиллерийские батареи, а слева в лесу лагерь шотландской пехоты... Нет, я не принимаю здесь, господа. Обратитесь к гофмаршалу Бертрану.

- Вы у себя в кабинете, ваше величество, и мы уже говорили с гофмаршалом, - без тени улыбки произнес Крис.

Все это показалось бы Вадиму смешной детской игрой, если бы не этот голос, продолжавший в той же задумчивой интонации:

- Это моя единственная привилегия, господа. Двадцать лет воевать со всей Европой и добиться в конце концов только права не принимать без доклада...

- Кого?

Это спрашивал опять Крис, а Вадим все еще молчал, - только сейчас дошла до него угнетающая особенность этого разговора, в котором им отвечала пустая комната, ярко освещенное ничто, воздух, игра света и тени на мерцающих стенах.

- Кого, ваше величество? - поправился Крис.

- Не люблю, когда забывают об этикете, - сказал голос, - и совершенно не выношу узаконенного здесь обращения "мой генерал".

- Кем узаконенного, ваше величество?

- Шефом моих тюремщиков, сэром Гудзоном Лоу. Был у Веллингтона болван с графским титулом, для которого не нашлось места в свите. Чтобы унизить меня, его и прислали сюда комиссаром. Что же мне остается, господа? Выдерживать его по часу в приемной и забывать, что он "сэр Гудзон", если он забывает, что я "его величество". "Хотя вы и кавалерийский полковник, мосье Лоу, - сказал я ему, - но у меня в кавалерии Мюрат разжаловал бы вас в конюшие". Он раздулся, как пудинг: "Вы оскорбляете меня, мой генерал". - "Разве? - удивился я. - Так это не я, а Мюрат. Я бы попросту вас не заметил". В отместку он запретил мне ездить верхом по берегу. На это я предложил ему к трем фрегатам на рейде добавить еще один. Он затребовал два и убавил мой двор на одного человека...

- У вас здесь свой двор, ваше величество? - спросил наконец Вадим.

- Двор из пяти глупцов, поехавших со мной в ссылку. И дворня. К сожалению, у богов нет друзей. Так было и в Тюильри. Хочешь управлять людьми - ищи пороки, а не добродетели.

- Но вас выдвинула революция, ваше величество, - осуждающе сказал Крис.

В ответ послышался совсем человеческий смешок.

- Я участвовал в шестидесяти великих сражениях, Какое вы считаете моей самой большой победой?

- Аустерлиц... - назвал Вадим и прибавил не очень уверенно: - Маренго? Итальянский поход?

- Восемнадцатое брюмера! - торжественно отчеканил голос. - День, когда я сломал хребет революции.

- Вы бы могли ее возглавить, ваше величество.

- Зачем? - последовал равнодушный ответ. - Я ее ненавидел. Даже после Ватерлоо я мог бы опять подняться на ее гребне. Любой нищий Жак охотно пойдет с топором на богатых. Но я не хотел быть королем жакерии...

Вадим внутренне усмехнулся абсурдной необычайности ситуации. Он задает давно истлевшему узнику Святой Елены тот же вопрос, который когда-то был задан ему самому на экзамене по истории: почему Наполеон не возглавил революционные силы Франции?

- А если это была ошибка, ваше величество?

- Нет. Были ошибки - другие. Непоправимые.

- Россия?

Послышался вздох и тут же шепот Криса:

- Ты слышишь оттенки? Ирония, горечь... и этот вздох? Между прочим, звук синтетический.

Вадим не ответил - он ждал.

- Россия? - повторил голос. - Я мог бы спасти империю и после катастрофы в России. Бросить пол-Европы союзникам, примириться с границей на Рейне. Для реванша мне нужна была диктатура, деспотия, цезаризм - называйте как хотите, только не повторяйте вслед за Фуше: я не разделяю вашего мнения, сир.

Снова звякнул смешок, и голос прибавил с досадой:

- Вот моя роковая ошибка: Талейран и Фуше. Почему я не расстрелял обоих, когда вернулся из Испании? В особенности Фуше.

Вадим слушал с закрытыми глазами - так было легче. Когда он подымал веки, в комнату вместе с голосом входило повернутое вспять время. Оно казалось дном колодца, налитого тьмой, которую из высокого-высокого далека пронзал тоненький лучик света. Он освещал не эпоху, не события, даже не тайну последних дней императора, а его душу.

- А ведь Фуше был полезен вам, ваше величество, - сказал Крис. - Ведь это не вы, а он заложил основы полицейского государства.

Голос засмеялся опять тихо и коротко.

- Я уже обучился этой науке - создал свою полицию против министра полиции. Если б не тяжкое бремя полководца, я связал бы ею народы... Через головы королей и парламентов. Как-то я сказал Меттерниху: "Такому человеку, как я, наплевать на миллионы жизней". Смешно! Я не моргнув глазом уничтожил бы десять миллионов, если бы шла речь о судьбе династии. А оставшиеся в живых кричали бы: "Да здравствует император!"

- Не прошло и полутораста лет, как у вашего величества объявился последователь, - снова оборвал паузу Крис. - Он тоже душил Европу и плевал на миллионы жизней.

- Кто-нибудь из королей Франции? Неужели Бурбон?

- Немецкий ефрейтор, ваше величество.

Снова смешок.

- Мельчают великие...

- Выключай, - рванулся Вадим. - Довольно!

4

Они долго молчали, медля начать разговор.

- Злишься? - спросил Крис.

- Злюсь. Гений в предбаннике. Скинул все до рубахи, а под ней горилла.

- Поправка к истории, - сказал Крис.

Но Вадим уже думал о другом: "А вдруг в открытии Криса окажется соблазнительным само моделирование? Что получится?"

- Ерунда получится, - ответил он сам себе. - Электронный пантеон или загробный паноптикум. Командированные и школьники задают вопросы вне очереди: "Что вы сделали с яблоком, сэр Исаак?" - "С каким яблоком?" - "А которое вам помогло открыть закон тяготения".

- Не остри. Не будет такого паноптикума. Гении умирают вместе с веком. И спрашивать у них некому и не о чем. Сейчас любой грамотный физик-лаборант знает больше Резерфорда... А в общем, ты прав, - вздохнул Крис, - ерунда получается. Хочется взять молоток и разнести вдребезги эту модель!..

- Ты тоже умрешь вместе с веком, а модель, мой милый, останется, - зло оборвал Вадим: его уже начинала раздражать стратегическая глухота Криса, упрямо не слышавшего победной поступи своего открытия. - Оно для истории, глухарь! С его помощью мы как лазером высветим все ее глубины, самые далекие, самые сокровенные... Может быть, еще при жизни мы узнаем наконец тайну Железной маски, секрет Дмитрия Самозванца и убийцу Кеннеди. Чуешь? История станет самой точной наукой. - Вадим говорил уже с привычной увлеченностью лектора. - Мы очистим ее от всех искажений и выдумок, исправим все заблуждения и домыслы, оправдаем оклеветанных и заклеймим виноватых...

- Погоди, - остановил его Крис.

Он набрал индекс на панели хранилища.

- Только запись некачественная, - предупредил он, - и кто - не знаю. Не декодировал. Поэт, должно быть.

Сквозь оглушительный скрежет и визг в комнату прорвался низкий, чуть заикающийся, глуховатый голос:

- ...как ты зависела от вкусов мелочных... от суеты, от тупости души... Как ты боялась властелинов, мерящих... тебя на свой, придуманный аршин... Тобой клянясь, народы одурманивали... Тобою прикрываясь, земли грабили... Тебя подпудривали и подрумянивали... и перекрашивали... и перекраивали... Ты наполнялась криками истошными... и в великаны возводила хилых... История! Гулящая история! К чему тогда... вся пыль твоих архивов?! Довольно врать!! Сожми сухие пальцы...

И снова фон, как вой глушителя, смазал слова. Крис выключил звук.

А Вадиму вдруг показалось, что по белой блестящей дверной панели скользнула к выходу какая-то тень. Он понимал, что это только шутка света, отраженно играющего на полированных поверхностях комнаты, но тень определенно походила на человека в старинной треуголке и длинном, до икр, сюртуке.

Число просмотров текста: 2480; в день: 0.68

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0