Cайт является помещением библиотеки. Все тексты в библиотеке предназначены для ознакомительного чтения.

Копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск.

Карта сайта

Все книги

Случайная

Разделы

Авторы

Новинки

Подборки

По оценкам

По популярности

По авторам

Рейтинг@Mail.ru

Flag Counter

Мемуары
Шнеер Арон Ильич
Нас не поставить на колени

    Рано утром 16 августа 1998 г. мой друг Борис Иванов на своем "жигуленке" мчал меня в Лудзу. Мой город, в котором я был 8 лет назад, прощаясь с ним перед отъездом в Израиль.

       За стеклами машины по обе стороны дороги мелькали привычные латвийские картины: лес, еще не просохший от ночного дождя, мы специально сделали остановку на пару минут, чтобы вдохнуть этот неповторимый, увы, не привычный для Израиля, лесной запах грибов и ягод, которых в это дождливое даже для Латвии лето уродилось много.

       То справа, то слева от дороги мелькали недостроенные, заброшенные с начала 90-х годов, производственные корпуса, а то и жилые дома - свидетельство экономических трудностей независимой Латвии. И тут же доказательства капиталистической хватки и предприимчивости местных жителей - новые многочисленные, чего так не хватало в дороге в советское время, придорожные кафе, бары, под которые использованы ранее служившие складами каменные амбары, заброшенные старинные корчмы, мельницы. В этих традиционно по-латышски уютных кафеюшках, можно передохнуть за чашечкой кофе, а также и вкусно и дешево, особенно для западного туриста, поесть.

       О новой экономической ориентации Латвии свидетельствовали и современные бензозаправочные станции с различными названиями западных фирм.

       Гигантский каменный крест на развилке дорог указал, что мы проезжаем неподалеку от одной из самых почитаемых в Латвии католических святынь - Аглонского монастыря.

       И вновь, глядящие на дорогу выбитыми глазницами окон, брошенные строения - это бывшие казармы военного городка советской эпохи. Все это дорожные приметы нового трудного неоднозначно оцениваемого сегодняшнего дня независимой Латвии.

       Но нет настоящего без прошлого, без памяти о нем. Поэтому и стелится под колеса серый асфальт, мелькают за окнами оставшиеся навсегда в сердце латгальские леса и целые россыпи голубых блюдец озер. Наконец и сама Лудза катится мне навстречу тихими зелеными улицами, и встречают меня стены древнего замка и словно вчера, стоял я с удочкой и ловил в прибрежных камышах рыбу...

       Но сегодня не просто встреча с родными местами. Сегодня третье воскресенье августа. Уже более 30 лет съезжаются в этот скорбный день родные и близкие тех, кто страдал в лудзенском гетто, кто был расстрелян 17 августа 1941 года.

       Церемония памяти начинается в 10 часов утра у мемориального камня, на котором на трех языках: идиш, латышском и русском выбиты слова: "Здесь стонет земля еврейского гетто". Развеваются рядом латвийский красно-бело-красный и бело-голубой израильский флаги. Звучит траурная мелодия, люди возлагают цветы и колонна горожан и приехавших из разных мест Латвии и Израиля родственников погибших совершает марш скорби и памяти по улицам бывшего гетто.

       Вот проходим мимо синагоги, единственной уцелевшей из семи бывших до войны в Лудзе, одной из четырех сохранившихся сегодня в Латвии. Увы, некому ходить сейчас в синагогу. А еще в конце 70-х собирались евреи, молились, правда и тогда уже не было молодежи. Советская идеология, действительность, нарушили, разорвали связь времен и поколений. Уменьшилось число евреев, увеличилось количество рядов на кладбище. Ушли старики... Взывает синагога разбитыми стеклами, стонет провалившимися полами, пропадают в ней чудом уцелевшие в военное время и бережно собранные евреями, вернувшимися из эвакуации, старинные еврейские молитвенники и книги. Некому читать их сейчас в Лудзе.

       Ведет с места событий репортаж латвийское телевидение. Ничего подобного раньше и быть не могло. Исчезающие евреи интересуют всех. Новое время, независимая республика и уже стоят евреи перед камерой и не стесняясь собственной картавости говорят в микрофон о своей незатухающей боли. Но свое особенное восприятие и оценка результатов войны у евреев. Проявляется это в словах вырывающихся из самого сердца. "...Если бы мы не ушли, нашу семью расстреляли бы. ...Были в эмиграции, ой в эвакуации в Чебоксарах, а когда освободили Латвию в 1944 г. мы вернулись", - говорит Люба Прайс.

       "Эвакуация, эмиграция - все у евреев перепуталось. Прошлое, сегодняшнее, возможно будущее... "Освобождение" - для евреев разгром фашизма, освобождение Латвии от немецкой оккупации были спасением. А для латышей? И сегодня, увы, очень многие жители Латвии, включая некоторых политиков, испытывают пиетет к немецкой оккупации и воспринимают ее как время борьбы за независимость бок о бок с "героическими немецкими солдатами против России и жидо-большевиков". Не все так просто. Два народа живущие и сегодня рядом на одной земле диаметрально противоположно смотрят на военное прошлое.

       В 11 часов траурный митинг продолжается в 8 км. от города в лесу на месте убийства 800 мучеников-евреев. Аркадий Ковнатор замечательный музыкант-педагог, прививший не одной сотне местных ребятишек любовь к музыке, открывает церемонию. И выступают родные и земляки и говорят торжественно-горькие правильные слова...

       "... Не родились дети, не дожили старики... Мы должны дожить за них..

       ...Вечная святая память о наших мучениках... Не поставили и никогда не поставят на колени...

       ...Когда мы уйдем, наши дети придут сюда, чтобы почтить память погибших".

       Придут ли наши дети? Почти не осталось евреев в Лудзе. Стоит с еврейским флагом мой однокласник Бунчиков - ему за сорок. Он из молодых...

       Вот стоит Анна Захаровна Голубовская, ее муж был замечательный врач, его нет, стоят Яков и Дора Моисеевы, Братья Томшинские- всем за 70...

       Приехала из Израиля Ривкина с двумя сыновьями, но на пару недель...

       А вот спасибо землякам, что пришли. Многих уже не знаю, не помню. Но вот сосед, товарищ по детским играм, Григорьев.

       - Спасибо, Вовка, что пришел, честно не ожидал...

       "Слово от лудзенцев, проживающих в Израиле...

       Трудно сделать эти шаги, туда, где стоят две меноры, осилить четыре ступени к подножию обелиска на могиле павших...

       Я знаю своих погибших земляков по рассказам их родных и редким фотографиям. Я не знаю всех тех, кого мог бы знать, если бы не война. Я не знаю свою прабабушку Цилю и 16-летнюю красавицу тетю Башеву и ее подруг... Я не знаю своего дядю, имя которого я ношу. Я не знаю...

       Я знаю! Свидетельством тому книга, которую вы прочтете.

       "Мертвые нас не оставят в беде".

       "Живые, пойте о нас!"

Число просмотров текста: 3706; в день: 0.99

Средняя оценка: Хорошо
Голосовало: 6 человек

Оцените этот текст:

Разработка: © Творческая группа "Экватор", 2011-2014

Версия системы: 1.0

Связаться с разработчиками: libbabr@gmail.com

Генератор sitemap

0